СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
Ведущий экономических программ, обозреватель Радио Вести

У реформ не стало лица

Уходящая неделя наглядно показала, насколько замедлился в стране темп реформирования. Речь уже не идёт о фактических преобразованиях. Даже с бумажно-декларативными реформами стало тоскливо.

После «красной карточки», показанной правительству 16 февраля, к нынешнему составу Кабмина никто не относится серьёзно. Политики и политологи сутки напролёт жонглируют именами тех, кто войдёт в правительство. То есть сменят тех, кто вообще-то ещё никуда не ушёл. Аналогии с «хромой уткой» (у нас это приобрело лозунг «беги, кролик!») напрашиваются. Пусть в данном случае речь и не идёт о президенте.

Крайне важно то, что доверие исполнительной власти (а именно она, прежде всего, ответственна за реформы) со стороны общества рекордно низкое за всё послемайданное время. Так, опрос, проведённый с 23 февраля по 8 марта Киевским международным институтом социологии, показал, что граждане десакрализировали нынешний Кабмин. Почти 50% респондентов полагают, что выйти из политического кризиса поможет отставка нынешнего правительства и формирование нового состава Кабмина. Вручить мандат правительству Яценюка на дальнейшее проведение реформаций готово только 17% сограждан. Каждый третий житель Украины уверен, что ответственность за ухудшение социально-экономического положения несёт лично руководитель Кабинета министров. Войну, к слову, в этом винит только 6,8% населения, а режим Януковича — и вовсе 4,5%.

В этой ситуации молодые чиновники из правительственной команды — как бы ни хотели они очевидных преобразований и напрашивающихся решений — не могут их протолкнуть как через сито Кабмина, так и через горнило парламента, который молекула за молекулой склоняется к досрочным выборам. Следует признать, что пробивная сила реформ исчезла, символом чего является хронический недостаток 226 голосов на информационном табло в Раде при голосовании важных законопроектов.

Три недели паузы в парламентских заседаниях не помогли.

У реформ должен быть харизматичный лидер. Это опыт Грузии и Малайзии, Сингапура и Словакии, США и Великобритании. С некоторой натяжкой до последнего времени такими лицами были Порошенко и Яценюк, Турчинов и Аваков, Яресько и Розенко, Абромавичус и Пивоварский. Им доверяют управлять изменениями? Или их всё больше проклинают?

Тут нет ничего личного. Везде, где шли радикальные реформы, на их основную фазу у отцов-основателей было полтора-два года. Дальше накапливалась усталость общества, рос пессимизм, естественный запрос на смену основных персонажей. Спросите у Бальцеровича и Миклоша, они хорошо знают о том, какова продолжительность «окна реформ» и каковы заголовки даже вполне респектабельных газет, когда это окно захлопывается.

Энергия первой ступени после Майдана закончилась ещё осенью 2014-го. Второе правительство Яценюка худо-бедно выступило в роли второй ступени. Наступает очередь третьей. Всё это прекрасно понимают в Вашингтоне. Международный валютный фонд не случайно не выделяет Украине транши по программе EFF с августа 2015-го. Автоматически заморожены и программы Мирового банка, ЕБРР, других кредиторов. Все улыбаются, жмут руки, но обещанные средства не высылают. Ждут.

На этой неделе назвать вещи своими именами взяла на себя смелость Виктория Нуланд. Помощник госсекретаря Соединённых Штатов на заседании Комитета Сената по международным отношениям прямо заявила, что «Международный валютный фонд, наряду с правительством США, не может обеспечить финансовую помощь Украине из-за политической нестабильности в стране». Кроме того, она пообещала, что денег не будет, пока Украина не решит проблемы, связанные с коррупцией и теневой политикой.

Что из этого следует? Во-первых, то, что пауза в кредитовании Киева международными финансовыми организациями затянется ещё на много месяцев. Кто рассказывает иное (в духе «вот сейчас дадут, миссия может даже не приезжать»), попросту неоткровенен с вами.

А вот что будет «во-вторых», зависит от того, с какой программой придёт новое правительство. Да, оно может использовать своей кредит доверия (он есть у каждого нового Кабмина) на перезапуск прежней программы МВФ, а может удариться в дикий популизм, требуя от Нацбанка льготных кредитов отечественной промышленности и населению. Есть и третий путь — сделать акцент не на макрофинансовой помощи, идущей в «общую тумбочку бюджета», а на стимулировании инвестиций.

Инвестиции помогут решить главную задачу, в невыполнении которой обвиняют Арсения Яценюка, — возобновить экономический рост. Ведь прибавку ВВП уже можно мазать на бутерброд социальных выплат, тогда это только стимулирует дальнейшее развитие экономики. Здесь мне наиболее привлекательной кажется идея направлять значительную часть западной помощи  на компенсацию процентной ставки по кредитам. Это одновременно решает задачи как по восстановлению экономического роста, так и наращиванию конкуренции на рынке.

Принцип софинансирования, ориентированность на расширение числа рабочих мест, наличие органа, ответственного за привлечение инвестиций в страну, прозрачность такого финансирования, вливание в существующие цепочки транснациональных корпораций, строгое наказание за воровство, прозрачность управления — это то, что приводило к успеху в последние четверть века страны (Next 11), которые встали на путь быстрого экономического развития. Строго по Шевченко: «Учітесь, читайте, і чужому научайтесь, й свого не цурайтесь».


Поделиться:
Номинанты Конкурса определяются мониторинговой компанией с помощью отслеживания рейтинговых СМИ, а UBR уже который год подряд занимает лидирующие...
Читать все