СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
Ведущий экономических программ, обозреватель Радио Вести

Давид и Голиаф наоборот, или Ик хуид нит ван е

Шестого апреля жители Нидерландов (именно так следует называть эту страну, ведь лишь две провинции из дюжины в этом королевстве именуются Голландией) не смогли нам сказать «я тебя люблю». По-голландски это, кстати, звучит как «ик хуид нит ван е» (Ik hou niet van je).

В нидерландско-украинских отношениях, на первый взгляд, именно наша страна должна быть ведущим партнёром. Голиафом. Территория ведь в 14 раз больше, а население — в два с половиной.

Однако всё не так. Для Нидерландов восточноевропейская Украина — очень далёкая и периферийная страна. Надо быть реалистами.

Скажем, на украинский рынок приходится лишь 0,11% экспортируемых из Нидерландов товаров. Да и роль наших товаров на полках магазинов Амстердама, Роттердама, Гааги, Утрехта и других тамошних населённых пунктов малозначительна. Причём она куда меньше, чем 0,24% — именно столько составляет удельный вес украинского импорта в совокупном ввозе товаров в это североморское королевство.

Вы собьётесь с ног, чтобы отыскать в каком-нибудь тамошнем магазине вещицу с кодом «482». Зерно и полуфабрикат чёрных металлов не продаётся ведь в магазинах — а именно эта продукция составляет 54% того, что Украина продаёт в Королевство Нидерланды. Также мы вывозим жиры и масла, семена и плоды масличных, мясо и съедобные субпродукты, отходы пищевой промышленности, древесину. Удельный вес мебели, готовых продуктов питания, готовых металлических изделий микроскопичен. Разве что до последнего времени всё было в порядке с поставкой электромашин и котлов.

В свою очередь, код Нидерландов на этикетках в украинских магазинах отыскать несложно. В любом нашем хозяйственном супермаркете наверняка найдутся пластмассы и полимеры с лейблой «Made in Netherlands». А еще — автомобили, какаопродукты, лекарства, бумага и картон. И даже драгоценности, как искусственные, так и природные. За исключением пластмасс ни одна другая группа товаров, которая поступает в Украину из Нидерландов, не имеет даже 10-процентного удельного веса. Иными словами, спектр потребительских товаров, поступающий из королевства, очень широк. Будете в магазине — присмотритесь к изделиям со штирих-кодом «87».

И это снова почти полная противоположность тому, что экспортирует Украина.

Ещё несколько лет назад наша страна была в три раза более важным рынком сбыта для голландцев, нежели сейчас. Скажем, в 2012 году у нас было продано нидерландского товара на $1122 млн, а в 2015-м — лишь на $453 млн.

По инвестициям аналогичное восприятие. Это для нас Нидерланды — страна номер два (после Кипра) по размеру прямых иностранных инвестиций. А для тамошнего бизнеса $5,6 млрд, вложенных за последнюю четверть века в Украну, есть капля в море на фоне триллионов, проинвестированных в другие уголки земного шара. К тому же есть подозрения, что значительная часть вложений голландцев — это офшорные деньги отнюдь не местного бизнеса (островные территории Королевства Нидерланды и отдельные населённые пункты этой страны являются низконалоговыми юрисдикциями).

Стало быть, у референдума по украинскому вопросу было очень много шансов остаться незамеченным. Мы не являемся заметным поставщиков мигрантов в Бенилюкс, торговые связи минимальны, а о нашем восточноевропейском «крае Земли» тамошние жители вспоминают лишь в случае каких-то происшествий, будь-то Майдан, катастрофа MH17 или спортивные баталии.

Однако вместо ставки на провал референдума, украинские активисты и чиновники внезапно принялись бороться с апатией. Внимание привлекли, явка перевалила за 30%. Возможно, позитивные мессиджи и приуменьшили желание жителей Нидерландов сказать «Nee» Киеву, но теперь дальнейшая евроинтеграция Украины переходит в разряд броуновских колебаний, которые дипломатам будет очень сложно качнуть по вектору. В Нидерландах через 11 месяцев парламентские выборы, и у премьер-министра Рютте есть веские основания поскорее забыть, что он призывал сказать «Ja».

Вдвойне обидно будет, если выяснится, что украинское правительство потратило народные средства на «голландскую кампанию».

Пока официально известно, что потратился Сорос. На сайте его фонда «Відродження» есть сведения о четырёх грантовых программах на общую сумму 3 886 073 гривни, или около Є130 тыс. Две третьих средств ушло проправительственному «Украинскому кризисному медиацентру» (руководитель проекта — Василий Мирошниченко) на коммуникационную кампанию. Общественная организация «Институт мировой политики» (руководитель проекта — Сергей Солодкий) получила 579 тыс. гривен на проект «Yes-campaign в Нидерландах».  Ещё почти полмиллиона получил Богдан Глоба из Всеукраинской благотворительной организации «Точка опоры» на «Культурный диалог Украина-Нидерланды через ЛГБТ-сообщество». Меньше всего досталось творческим людям: выставка «Искусство Майдана» потребовала  181,5 тыс. гривен (организатор — благотворительный фонд «Лига выпускников Института Кеннана», Екатерина Смаглий).

Все деньги были выделены в феврале-марте 2016 года. Что является доказательством пожарного характера кампании. Равно как и назначение бизнес-форума на 30 марта в небольшом городке Нутдорп.


Поделиться:
Читать все