СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
Блог Снежаны Старовицкой
Ведущая Радио Вести, парфюмерный критик

Грешники предпочитают ладан. С Новым годом!

Вот и наступило то самое завтра. Боялись, ждали? Встречайте тот самый Новый год, каждый год новый, самый ароматный праздник. О запахах пасхальных, ханукальных, восьмимартовских или, положим, профессиональных, таких, как День дипломатического работника или День Музыки парфюмерами спето крайне мало душистых арий, ораторий и баллад. Но праздник Рождества и последующие даты!

Можем начать с Nuit de Noel Caron, воспетого нашим земляком, киевлянином Александром Вертинским, но мы рискуем так никогда и не закончить. Ведь не исчерпывается его тема смесью для глинтвейна, пудингом, крепким алкоголем, унаследованной дубовой мебелью и мастикой для паркета, которую достают в преддверии торжеств, чтобы гости, с мороза, снимая с задубевших пальцев кожаные перчатки, напитавшиеся костельным ладаном, скользили в главную комнату с елкой-красавицей.  Это всего лишь вопрос выбора – с чем идти в будущее. Кто-то тянет тяжеленный шкаф со скелетами бывших любовей и также первых оргазмов, овеянных EllipsebyJaquesFath, SikkimLancomeetc, кто-то верен своим signatureperfume, выбранным раз и навсегда железной рукой, другим подавай веселое, зимнее, чтобы с вином, песнями, танцами, загаданными желаниями! Иные в противовес морозам и празднику могут выбрать запах ландыша или засахаренного июньского дягиля.

Грешники предпочитают ладан всюду и везде. У них свой разговор с миром духов. Ставьте ударение, где хотите – оба варианта верны.

Но чтобы нова радість стала, нужно выбрать новое и только новое. Забыв все нелепые попытки уцепиться за чужие мечты и образы.

Передо мной длинная вереница миниатюр с парфюмами итальянского Дома TizianaTerenzi (ТТ) и VCanto, расставленная в шахматном порядке. Создавал духи один и тот же Нос.

Итальянская парфюмерия очень земная. В этом можно убедиться в интерактивном музее Колизея, где представлены духи, которыми пользовались патриціанки. Ученым и парфюмерам удалось воссоздать несколько ароматов по найденным во время раскоппок рецептам. Терзаний ни о чем, холодных интеллектуальных высот,  запредельного лаконизма японцев – не ждать. Это все о соблазнении, отдыхе, карнавалах и пирах, реже – о томном одиночестве, шуршащих и иссушенных солнцем белых простынях и флердоранже в церкви, разумеется, католической. Любую драму можно запить спритц аперолем и закусить оливкой.

Первым я вытащила из фигуральной шляпы XIXMarchTT. Никаких кошачьих завываний на луну – это несладкая конфетка с апельсиновой цедрой и розмарином.  Ближе к концу на моей холодной коже осталась лаванда.

Потом я взяла коробочку из белого ряда – Cassiopea. Это парфюм из «космической» серии. Вообще очень правильно именно сейчас создавать духи в честь созвездий, комет, астронавтов, NASA, Илона Маска, аппарата «Розетта», Барбареллы, Джордано Бруно и бог знает чего еще. Космос стал модным, как когда-то в 60-е годы прошлого века, а до этого – в 20-е, после выхода «Аэлиты».  Духи оказались очаровательными, с нотой зелени, кожурой цитруса, намеком на цветы смородины и розы, но нестойкими. Вряд ли это большой недостаток ныне: вторгаться в чужой приват не принято даже ароматом.

WhiteFireТТ приятен как Бузинная Матушка из сказки Андерсена, только эта матушка – жасминная. Напоминает что-то из детства, но лишь мельком, как обрывок светлого сна, не откатываясь в прошлое. На коробочке указаны следующие ноты: green leaves, fresh ice, oxugen, Chinese jasmine, fern, white amber, sandalwood, amber, musk. Очень мало сладости, но много белых цветов – прекрасно сработанная композиция. Сама нежность. «Это Ло. А это мои лилии… - Они дивные, дивные, дивные!». Название? И вы и я даже буквы читаем по-разному, толку говорить об именах?

И опять ход белых. Andromeda, дочь Кассиопеи, как мы помним из древнегреческих мифов. Мне их читали вместо сказок перед сном. Но о ночных видениях в другой раз, ведь эта история о Belledejour. Той, кто до меня примерил невероятное бело-синее полосатое платье Dior. Зеркала в примерочной отражают ослепительный парусник. Вокруг волны мускуса и амбры, и чья-то рука в порыве шалости выдернула и  разбросала из букета цветки иланг-иланга. Любителям золоченых жестянок от Montaleстоило бы обратить внимание: этот парфюм волшебным образом действует на противоположный пол, а я ненавижу делать подобные заявления, хотя это – самый частый запрос.  Платье упаковано, хрустальные туфли к черту, яхта скоро отчалит. Шлейф останется древесно-фруктовым и мускусным. Вас найдут по этому следу.

Теперь ходят черные - Ecstasy. Исходя из пирамиды аромата – pine, spruce, stonepowder, incense, patchouli, rose, violet, sandalwood, amber, cistrose, tonkabean, forestland, ancientwood – хотелось броситься к флакончику и облиться им первым. Что-то остановило: оттягивание удовольствия? Аромат заметный, плотный, один из самых стойких в линейке. Ладанные басы не умолкают. Но им вторят клавиши из драгоценных пород древесины. И второе ненавистное мне заявление: те, кто стремится пахнуть «дорого» - не прогадают. Но согласны ли вы нести груз эпохи барокко в печали и радости, пока смерть не разлучит вас?

Дорогая Chimaera, да вы – лимонад!  Но не будем спешить, ведь в спешке есть что-то неугомонно-пролетарское. А парфюмер предлагает нам, оказывается, богатейший букет из черного перца, лимона, шафрана, красной земли (!), белой кожи, водорода (я в замешательстве – Авт.), толу бальзама, чабреца, лавра, - и это только начало, - ирис, пьемонтский красный перец, цветы гвоздики, пион, нечто под названием Perfectflower, мед, черная магнолия, шалфей, ладан, - а шлейф состоит из нот пачули, кашмирового дерева, лабданума, бензоина,карамели, агарового дерева, трубочного табака, капаиба бальзама, кожи и древесины сосны. Я соглашусь с целым лесом деревьев всех мастей, что их так полюбили парфюмеры 21-го века, и даже с бальзамами и чабрецом соглашусь, но я не слышу ни единого цветка… Табак, мед и пряности проявятся ближе к концу. Но и тут вас поджидает… лимонад! Если химера кроется в этом или природа химер на самом деле такова, что сквозь илиаду и одиссею пряностей пробьется веселая шипучка, то впервые в жизни меня рассмешила формула аромата.

Следующий парфюм посвящен тосканской местности Maremma. Мужчинам здесь делать нечего: аромат очень кокетлив, игрив и по-хорошему сух и сладок. Обычно такие предлагают наносить на натуральный мех и кожу и вообще пользоваться ими зимой, но это ошибка. В тепле Maremma раскрывается лучше. Мои поиски заявленных в пирамиде аромата лотосов и лотосового дерева оказались напрасными. А я помню, что у дерева этого маленькие овальные кожистые листья, у основания которых по паре колючек. И что в Библии оно упомянуто в Иове 40:21, 22, где сказано, что в тени его ложится бегемот. В Палестине лотосовое дерево, которое по виду скорее кустарник, растет в сухих местах. Но может речь о другом дереве? Если уж в некоторых духах заявлен водород и красная почва, то почему бы парфюмеру не упомянуть в составе парфюма Сидрат аль-мунтаха, что в переводе с арабского обозначает «лотос крайнего предела» или мистическое лотосовое мировое дерево на седьмом небе возле престола Аллаха? В суре Корана говорится о нем: на ветвях Сидрат аль-мунтаха столько листьев, сколько людей на Земле и на каждом написано имя человека. А раз в году дерево сотрясается, и опадают листья с именами тех, кто умрет в течение следующего года. Что же, наверное, я слишком далеко зашла! Ведь это всего лишь аромат и всего лишь пачули, какао, смолка лабданума и кристаллы амбры в конце…

Lillipur такой же теплый, как и предшественник. Мягкий, но не пасторальный парфюм с отчетливой нотой стружки ливанского кедра, шри-ланкийской корицы, а не той ерунды, которую везде продают под видом этой благородной пряности, аниса и бензоина. Совсем другая композиция, но с той же идеей сухой сладости.

GoldRoseOud – и я снова улыбаюсь: первые секунды раскрытия аромата напомнили отдушку помады, которой пользовалась моя школьная подружка в конце 90-х, может быть даже RubyRose. Милые призраки рассеиваются, и остается очерченная  горьковато-медовой нотой роза, герань и уд. Парфюмер верен себе и заявляет в пирамиде аромата песок. Очередная попытка европейца если не осмыслить, то понять Ближний Восток. Нет, нет, и еще раз нет. Оставьте пустыню с ее жестокими горячими ветрами и колючими цветами тем, кто там родился и живет. Лично для меня духи с нотой уда абсолютно не suitable, даже в жару. Я пыталась принять и полюбить настоящие аттары – и они были добры ко мне и моей холодной бледной коже, но сердце молчало. Те же, кто хочет поиграть в восточных принцев и принцесс, добро пожаловать, заверните два и не забудьте во-от ту прозрачную паранджу, как раз для иностранок.

О чем споет нам Arethusa? Апельсин, имбирь , слива, фиги, розовый грейпфрут и шалфей создают иллюзию округлого, полнотелого аромата. Это если бы из шалфея и ветивера можно было сплести корзины и уложить весь вышеперечисленный урожай плодов в них и, присыпав морской солью, направить паруса на Сицилию. Странно, но это самый итальянский аромат из линейки.

Богемный LaudanoNero уносит нас подальше от аппенинского сапожка. Старт аромата – коньяк из самой лучшей дубовой бочки. После коньяка многие джентльмены предпочитают сигару – и табак здесь тоже есть, причем, как уверяет парфюмер, из Латакии. На название обращать внимание не стоит , ведь ладана здесь совсем немного и скорее ряд нот – мирт, черная амбра, розмарин, красная роза, тот же табак, кедр, ирис, агаровое дерево и камфара – призван создать впечатление трагического раскаяния в исповедальне, после которого, конечно, следует добрая рюмка спиртного. Ведь мы же помним, что в Италии все трагедии можно запить вкусно и сладко. 


Поделиться:
Читать все
Читать все