СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

"Деньги Блинова"

Экономические последствия BrExit и формула "Роттердам плюс затраты"

Какими экономическими последствиями обернётся BrExit

В Великобритании проходит референдум, на котором решается вопрос о членстве страны в Европейском союзе. Противники и сторонники Brexitа голосуют в 382 избирательных округах, которые будут работать до 11 вечера по местному времени.

Алексей Плотников считает, что по итогам Великобритания все-таки не выйдет из ЕС, однако итоги голосования подойдут "впритык" к этому варианту.

"Когда ЕС формировался, то предполагалось, что страны могут свободно присоединяться и свободно выходить. Но если механизм вступления уже прописан, то насчет выхода не было прецедентов, и такого механизма нет. Поэтому если страна проголосует о выходе, мгновенно начнет лихорадить фунтовый рынок, начнутся проблемы и с евро. Это, в свою очередь, скажется на наших расчетах с Еврозоной", - рассказал Плотников. Объем торговли Украины и ЕС, скорее всего, и в этом случае не изменится, добавил эксперт.

"Роттердам плюс затраты"

Что несёт с собой формула "Роттердам плюс затраты" для экономики Украины.

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Андрей Блинов: Добрый вечер! В студии Иван Плачков - президент Всеукраинской энергетической ассамблеи, бывший министр топлива и энергетики, руководитель Киевэнерго. А также Андрей Герус, который сегодня является руководителем инвесткомпании «Конкорд капитал», а также в течение года, 14-начало 15 года, был членом комиссии НКРЭКУ.

Собственно, вам основной вопрос: согласны ли вы с тем, что необходимо осуществлять какую-то привязку оптовой цены на электроэнергию для промышленности? Потому что господин Вовк, глава комиссии, говорит о том, что она до сих пор определялась фактически из воздуха. Ее не существовало на рыночной основе.

Иван Плачков: Давайте начнем с того, что это не есть решением, на сегодня это намерения. Сегодня де-факто цена на уголь в тарифах заложена где-то 1200 и не привязывается к (формулам) "Амстердам, Ротердам +транспорт", это первое. Но я бы рассматривал вопросы в топливно-энергетическом комплексе комплексно, нельзя отдельно один вопрос рассматривать. И сегодня уже лето, оно скоро закончится, мы подходим к предстоящему осенне-зимнему максимуму, и я бы хотел, чтобы и в экспертной среде, в правительстве, в НКРЭ исходили из того, чтобы мы не допустили того, что происходило в отопительном сезоне 14-15 год, 15-16 год

Андрей Блинов: а что происходило, импорт электроэнергии, вы имеете в виду?

Иван Плачков: Импорт электроэнергии,

Андрей Блинов: Веерное отключение?

Иван Плачков: Это были бессистемные отключения, веерные - это когда упорядочено, а были бессистемные, на определенный срок, отключения потребителей. Вы знаете, у меня есть такое подозрение, что у нас есть все предпосылки к тому, что осенне-зимний максимум 16-17 год мы будем переживать так, как Крым переживал осенне-зимний максимум прошлого года.

Иван Плачков: Не припугнул. Я пугал, но никто не верил, и мы пришли к тому, что мы покупали почти целый год электроэнергию в России.

Андрей Блинов: Давайте я буду соблюдать баланс.

Иван Плачков: Я просто хотел вернуться к этой формуле…

Андрей Герус: Давайте, щоб у нас була передача, де звучить дві точки зору, я поясню. По-перше формула вже існує, сама методологія була прийнята в березні, а формула запущена 28 квітня. Тому якщо вона прийнята НКРЕКП, вона не може не працювати.

Андрей Блинов: вы согласны, что она действует, потому что вы сказали, что она не действует?

Иван Плачков: сегодня цена, заложенная в тарифах, она не есть де-факто ценой по углю.

Андрей Герус: Якщо ви мені дасте півтори хвилини, я завершу свою думку. Значить, формула діє и працює,  в чому сенс тоді був в запровадженні і прийнятті якихось рішень? Не може бути, що рішення прийняте і воно не працює.

Тепер стосовно тарифу: звичайно, це все має найбільше значення - тариф, який отримує певний вид бізнесу - теплова генерація,  і тариф, який платять споживачі. Так ось, тариф теплової генерації весною 2015 року був 80 копійок, те, що вони отримували, тепер їхній тариф весною 2016 року в середньому 1 грн 10, це плюс 40%. На 40 відсотків весною 2016 року у них тариф більше, аніж весною 2015. Звичайно, ми можемо говорити в комплексі, у нас є багато проблем, про стратегіі, про комплекси. Але уже сьогодні споживачі у нас платять більше, і бізнес у нас певний отримує більше. Тому поки ми говоримо про комплекс і про стратегію, ідуть конкретні фінансові розрахунки, кожен день і кожен місяць. Тому нам потрібно говорити і про стратегію, і нам потрібно говорити про конкретні рішення, і про конкретні тарифи, які у нас є вже сьогодні і які вони можуть бути вже завтра. Тепер стосовно того, що у нас взагалі відбувається в енергетиці. Окрім тих страшних речей, про які нам Іван Васильйович розповів, є ще деякі речі.

Андрей Блинов: А ви з ними згодні?

Андрей Герус: Я з ними згоден… це напівправда, як завжди буває. Значить, є ще другий факт, який не звучав зараз. Він полягає в тому, що після відключення Криму, у нас виник профіцит енергії, особливо в південних регіонах, де були навіть зупинені атомні блоки. Далі, у нас виник надлишок дефіциту вугілля у зв’язку з тим шо ми зменшили експорт…

Андрей Блинов: Надлишок дефіциту вугілля?

Андрей Герус: Надлишок вугілля марки «Г» такий, що у нас у квітні великі шахти зупинялися на 15 днів, вони його просто не видобували, бо не мали куди дівати, тому якщо у нас 80% ринку вугілля займає одна компанія і 70% спалення цього вугілля контролює також одна і та сама компанія, то вона може зробити склади і низьки, і високі.

Андрей Блинов: вы про компанию ДТЭК говорите?

Андрей Герус: я про компанію ДТЕК кажу, це є факт. Тут важливо, щоб нас не лякали страшилками, тому що тими страшилками нас лякали рік назад, коли тариф був 80 копійок, були всі ті самі аргументи. 1 грн 10 - знову всі ті самі аргументи. Ті самі аргументи можна наводити і при тарифі 1 грн 50, тому тут треба бути акуратними

Андрей Блинов: Напоминаю, мы говорим аргументы «за» и аргументы «против» так называемой «методики Ротердам плюс», системы определения прогнозной оптовой рыночной цены на электроэнергию. Согласно некоторым предположениям, есть определенный риск, что цена для промышленных потребителей вырастет. Давайте, чтобы мы не уходили во все-все-всевопросы энергетики. Я прекрасно понимаю, что вы разбираетесь в огромном пласте аспектов, и каждый из вас может 4-часовую лекцию прочитать, но все-таки будем конкретные вопросы обсуждать. Господин Герус назвал цену, что она повысилась для промышленности, на товар, на электроэнергию где-то с 80 копеек до 1 грн 10 в среднем. Как это соотносится с ценой в соседних странах: Россия, Польша, Словакия, Румыния?

Иван Плачков: Для тепловой генерации?

Андрей Блинов: вообще ценой на электроэнергию.

Иван Плачков: Так мы говорим ценой для тепловой генерации на рынке или ценой для электроэнергии, для потребителей?

Андрей Герус: Ми говоримо про оптову ціну.

Иван Плачков: Что такое оптовая цена… Это один из элементов небольших или элементов в целом тарифной политики. Я абсолютно заявляю ответственно о том, что сегодня алгоритм формирования тарифов алогичный для потребителей как на электроэнергию, так на тепло, так на газ и на все остальное.

Андрей Блинов: Я вам дам одну минуту, и вы четко нарисуете схему, в которой объясните, что нужно сделать, чтобы он не был алогичен.

Иван Плачков: Для этого нужно сделать энергетический баланс страны, чтоб мы знали, сколько мы потребляем энергоресурсов. Мы не знаем, никакой орган не скажет, сколько Украина потребляет первичных, вторичных энергоресурсов. И сколько у нас есть, для того чтобы определить дефицит и тогда формировать тарифную политику, чтобы была сбалансированность. Сегодня тарифы, которые устанавливала, устанавливает и будет устанавливать НКРЭ, они не сбалансированы от производителей до потребителей, там дисбаланс 100 млрд. Это первое, второе по углю, возвращаемся, мы говорили о ДТЭК, "одна компания", и.т.д. Сегодня на станции «Донбасэнерго» Славянской не больше 6 тыс. тонн угля суточное сжигание, работают с колес. Блок этот, который маневренный, завтра он может остановиться. Не так много угля и на станциях «Центрэнерго». И что касается этой формулы, значит давайте мы вспомним, был дефицит угля, и «Центрэнерго» заключили договор на покупку южноафриканского угля по цене не то 2000, не то 1800.

Андрей Блинов: 80 с чем-то долларов там было

Иван Плачков: да. Что сделали с этим руководителем? Маски-шоу, абсолютно людей посадили в СИЗО, руководителей компании безвинных, уголь горит, уголь не горит. Теперь, я вам скажу, это ориентир, при дефиците и когда надо покупать уголь в Южной Африке, предположим, то руководитель компании, я бы хотел, чтобы Андрей на какую-то минуту гипотетически стал на его место, должен подписывать контракт. На какую цену этот глава правления той же государственной компании будет ориентироваться? Так вот, это будет цена, которая сориентирована Национальной комиссией, дай бог, чтобы они ее внедрили.

Андрей Блинов: Мы услышали ваши аргументы и предложения, давайте вашему оппоненту дадим сказать.

Иван Плачков: Секунду. Обвинять Национальную комиссию в любви к тепловой генерации, когда два года в «Донбассэнерго» не платили им деньги, через суды там миллиард, и.т.д. или в лояльности к ДТЭКу, даже к «Центрэнерго»… Я думаю, что такого не было и не будет. Особенно сегодняшний состав Национальной комиссии.

Андрей Герус: Значить, відповідаючи на питання «Що б я робив  якби був керівником державної компаніі типо «Центренерго», перше, що я зробив - я би провів прозорий конкурентний тендер.

Андрей Блинов: Тендер на що?

Андрей Герус: На вугілля. Я би запросив різні компанії, так як, власне, був тендер по трансформаторах, де теж хотіли закласти трансформатори по завищеній ціні, майже в півтора млрд. гривень, і вдалося зекономити майже 1.5 млрд гривень за рахунок чесного конкурентного тендеру. Тому ціна вугілля має бути чесна, конкурентна. Декілька днів назад «Наші гроші» випустили розслідування, як державне «Центренерго» закуповує вугілля з державної шахти через прокладку-пустишку.

Андрей Блинов: Чи правильно я розумію, ви фактично погоджуєтесь з тим, що повинна бути якась біржа, тільки це повинен бути не Ротердам, а десь в Україні? Оскільки вугілля українське…

Андрей Герус: Перше - це зробити тендер, чого наші керівники не роблять, і тому їх арештовують. Не тому, що вони поставили підпис, взяли на себе відповідальність, а тому, шо вони проводять тендери і хімічать, де йдуть заробітки наліво. Це перше.

Друге, стосовно ціни вугілля. В нас ціна вугілля, ціна трансформаторів, ціна всього іншого має бути справедливою. Тоді в нас і тариф буде справедливий кінцевий, якщо не буде завищень. На сьогоднішній день в нас оптова ціна електроенергії вища, аніж в сусідніх країнах, аніж в Польщі, аніж в Угорщині. І вища вона тому, що тариф дійсно алогічний, тому що там багато завищень є, є алогічний там податок, акциз. Туда включені різні речі, які не мають бути включені.

Андрей Блинов: Він став вищий після Ротердаму чи він був вищий в принципі останні місяці?

Андрей Герус: Як результат Ротердаму, його відразу підняли на 5%, оптову ціну, і підняли ії так само з 1 квітня, 1 липня, і підняли так само з 1 жовтня.

Андрей Блинов: В ващій дорожній карті ще є пункти якісь. От ви говорили, що б ви робили на позиціі керівника «Центренерго» и.т.д. Тобто дві основні позиції ви назвали.

Андрей Герус: Шо би я робив якби я був  в НКРЕ? Я би подивився, по-перше, звідки це вугілля їде, чи воно їде з Ротердаму чи не їде з Ротердаму.

Андрей Блинов: Панове, ви знаєте відповідь на це питання.

Андрей Герус: До нас не їде вугілля з Ротердаму.

Иван Плачков: Это ориентир, как цена на газ, как формируется цена на газ. Цена на газ формируется по формуле.

Андрей Герус: Можна я завершу свою думку? В нас ще було питання, яке підіймалося стосовно складів. Вугілля із зони АТО сьогодні не їде, тому що є логістичні проблеми, і там залізничники і залізниця з тої сторони просто зупинили обслуговування залізниці. В мене питання: як тариф впливає на поставки із зони АТО? Це шо, ми платим більший тариф, тоді ті гроші падають туди, тим командирам, Захарченкам і на ту залізницю, і тоді вони починають пропускати вагони? Який це має зв’язок з тарифом?

Далі: у березні, квітні і травні тариф теплової генерації був високий, вони могли купувати вугілля по ціні, яка була, наприклад, в портах Туреччини…нуль вугілля було імпортовано, нуль. Все вугілля їхало тільки з зони АТО. Тому компанії хочуть отримувати високий тариф для імпортного вугілля, але купувати дешеве українське вугілля. Ось в чому суть і ось чому у нас пусті склади. Вугілля де-факто ніхто не імпортує. Чому ви тоді не імпортували, у вас був високий тариф весною?

Андрей Блинов: Тогда у меня вопрос. Если вы говорите о том, что это идут деньги полевым командирам, и.т.д, если представить, что уголь, который поступает с территории, не контролируемой центральным правительством Луганской и Донецкой областей, так называемых ЛНР и ДНР, он не является украинским, тогда получается, что у нас дефицит угля на внутреннем рынке или все равно дефицита нет без этих территорий?

Андрей Герус: Тоді має бути імпорт, але імпорт чомусь не іде.

Иван Плачков: Сегодня этот уголь, с неконтролируемой территории, каждый вагон контролируется, учитывается Службой безопасности, прокуратурой, и.т.д., и все деньги платятся предприятию-резиденту Украины. И это контролируется государством. Никакой самодеятельности нет, никакой вагон не прошел по самодеятельности генерирующей компании, и.т.д. Это государство приняло такое решение.

Андрей Блинов: Тобто це наше, українське вугілля?

Иван Плачков: Да,конечно, украинское.

Андрей Блинов: Собеседники, мне нужно успеть поставить вам еще один вопрос, который задают сейчас все. Цена для промышленности: Наши слушатели уже поняли, что есть ее движение вверх и есть риск, что она будет расти. Все сразу начинают спрашивать: что будет с тарифом для населения?

Иван Плачков: Так для промышленности всегда рос тариф. Андрей, все эти вопросы, о которых ты говоришь, должен контролировать орган, который имеет колоссальные полномочия -Национальная комиссия по регулированию в электроэнергетике, в которой ты имел честь проработать полтора года. Скажите мне, пожалуйста, этот орган категорически не справляется с этими обязанности, он коррумпирован, он не профессионален или и.т.д. Вот взгляд изнутри. Ты сам их знаешь всех, и они остались работать. Почему так происходит? Два года назад они занимали принципиальную позицию, а сейчас их купили, и они купились…

Андрей Блинов: Можете коротко ответить?

Андрей Герус: Я можу коротко відповісти. Я там працював, я бачив, що там відбувається, і тому попросив мене звільнити з цієї посади.

Иван Плачков: Що відбувається?

Андрей Герус: Ті рішення, які там приймаються, вони нелогічні, і буквально сьогодні прийнято нове рішення комісією: дати близько 30 млрд. гривень додатково для обленерго. Це означає, що тарифи для населення будуть також рости. Будуть рости додатково, нажаль

Андрей Блинов: Я благодарю господина Андрея Геруса и Ивана Плачкова за дискуссию по электроэнергетике. Судя по всему, нам нужно делать более масштабный формат в дискуссии. Провел программу Андрей Блинов, спасибо что слушали. До свидания.

Гости программы и спикеры:
Алексей Плотников
Заместитель председателя партии "Социалисты", заслуженный экономист Украины, народный депутат V-VI созывов, профессор, д.э.н.
Иван Плачков
Председатель Всеукраинской энергетической ассамблеи, экс-министр топлива и энергетики, винодел
Андрей Герус
Член правления бизнес-совета "Цена государства", экс-член НКРЭКУ

Поделиться:
Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все