СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Диалоги

Рыбчинский: "Что может быть выше, чем отдать жизнь за независимость родины"

В гостях у Радио Вести — знаменитый драматург и поэт Юрий Рыбчинский. Говорим о гражданской позиции деятелей культуры, влиянии искусства на сознание и о понятии добра и зла, а также о многом другом.

Повтор программы.

 

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Вы слушаете Радио Вести. Это программа "Диалоги". Для меня большое наслаждение и удовольствие, и честь, конечно же, вести сегодняшний диалог с известным украинским драматургом, поэтом, сценаристом - Юрий Евгеньевич Рыбчинский у нас в гостях. Здравствуйте.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Добрый день.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не первая это наша встреча, но всякий раз я понимаю, что я ничего не знаю про вас. Вы как линия горизонта - я приближаюсь, а вы все время отдаляетесь. И, наверно, в этом и состоит мастерство, какого-то, я не знаю, поэтический гений ваш. Разгадать это невозможно.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я вам отвечу тем же. Когда вы будете отдаляться, я буду приближаться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, Юрий Евгеньевич, но, вот мы сегодня, я очень надеюсь, что вы прочитаете нам что-нибудь из своих работ. Напомнить, напомнить нашим слушателям, как же хорошо вы, вот, передаете ощущение времени, героев современности. Но вспомнилась мне другая строчка. Вот, пока я готовилась к этой программе, может быть, вы знаете, чье это произведение: "В ушную раковину Бога, закрытую для шума дня, шепни всего четыре слога - прости меня".

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Нет, я не знаю, чьи это стихи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Иосиф Бродский это.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Бродский?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но я, вот, почему когда эти строчки...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я таких стихов у Бродского не знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, я когда, вот, их вспомнила, мне кажется, что всегда люди творческие, от них как-то... Мало того, что сегодня требуют этого ответа на вопрос "С кем вы, деятели культуры?". На них лежит какая-то ответственность за все происходящее. Вы вот эту ответственность чувствуете?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Гложет это вас, гнетет?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, почему гнетет. Это тот крест, без которого, так сказать, не бывает настоящего, так сказать, творца. Ты все время несешь что-то, что является очень приятной тяжестью, потому что ты понимаешь, что это за то, что тебе Господь дал то, чего не дал другим. Дар. Сказать, Боже предполагает, что ты будешь делать что-то больше, чем, может, один человек. Ты должен высказать то, что другие, как говорится, как говорил Маяковский: "Улица корчится безъязыкая". Вот, ты должен стать языком или улицы, или площади, понимаете. Поэтому, сказать, это неизбежно с самого начала. Ты понимаешь, что...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Даже, несмотря на то, что поэт в России больше, чем поэт, но, вот, ваши коллеги и вы могли как-то на ход истории повлиять?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Не только, я думаю, в России. Мы можем найти примеры, когда поэт становился больше, чем поэт. Тот же Мицкевич для Польши, это больше, чем поэт. Тот же Пушкин, там, для России, я имею в виду Мицкевич для Польши, а Пушкин для России. Тот же Пабло Неруда для Чили, Назым Хикмет для Турции. Это фигуры, Шевченко для Украины. Это, конечно, сказать, фигуры, которые не замыкаются только на поэтическом творчестве. Они, так сказать, являются и пророками, и совестью одновременно той или иной нации. Это тоже, так сказать, крест, который не всем поэтам дается, так сказать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как думаете, что должно произойти между российским и украинским народом. Возможно ли какое-либо примирение, с нашей стороны прощение? Я не знаю, покаяние. Или история прервана этих двух народов?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Понимаете, так сказать, в течение сотен лет еще с дореволюционных времен в русском народе, так сказать, были посеяны зерна имперского мышления. Даже крепостной какой-то мог сказать иноверцу: "Я русский", а ты, там, какой-то чурка или, там, хохол, или прочее, прочее сказать. Вот, две ипостаси, которые, сказать, не изжили себя россияне, это, первое, это. И что, для того, чтобы они стали на уровне, скажем, англичан, которые избавились от империи и не перестали быть англичанами. Стали больше. Это имперское мышление, вот, и кроме этого, сказать, не состоялся суд над чудовищной историей, связанной с Октябрьским переворотом, и последовавшими событиями, когда вся Российская Империя, бывшая, была превращена в один большой концлагерь, вот. В России это колоссальная ностальгия по Сталину, по сильной руке. Если сегодня-завтра, там, снова будет восстановлен архипелаг ГУЛАГ, уже, по сути дела, начали его восстанавливать, большинство населения даже протестовать не будет, скажет так им и надо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушайте, так это, значит, будет...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Не пережил.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По капле надо было выдавливать из себя рабов?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Они хотят быть... Понимаете, это только раба надо выдавить из себя. Надо выдавить из себя и доносчика, и вертухая, так сказать, надсмотрщика и прочее, прочее. Вот это чувство, что мы уже от рождения, поскольку мы русские, мы стоим ближе к Богу, чем, там, грузины, русские и все другие народы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но это философия.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это ошибочная, понимаешь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это философия какой-то такой дикости. Ну, хорошо, когда мы говорим...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это комплекс.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кстати, да. Когда мы говорим, поэт в России больше, чем поэт, мы возлагаем миссию морально-нравственных авторитетов на творческих людей. И смотрим, что происходит с конфликтами вокруг Ани Лорак, я не знаю, кто там под ударом еще из украинских исполнителей.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, Ани Лорак, Таисия Повалий, Потап и Настя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А, вот, нужно, действительно, творческим людям занять какую-то позицию и продемонстрировать какую-то гражданскую позицию. Как вы думаете?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Во-первых, я считаю, так сказать, в данном случае нужна определенность, одна манера поведения, которой можно аплодировать или осуждать, может быть, если объявлена война, если действительно скажут, что мы с Россией находимся в состоянии войны. Россия, да, тогда становится врагом. Когда нет дипломатических отношений, когда понятна страна, которая против нас воюет. Когда объявлена непонятная такая формулировка как антитеррористическая операция, то террористы, это, получается, наши жители, наши граждане. Они внутри нашей страны. Россияне им, как бы сказать, помогают. Мы тоже помогали чеченцам, мы тоже помогали, в каких-то участвовали конфликтах, которые за рубежом были. И это не осуждалось, вот. И, в таком случае, в таком случае, вот эта, вот, непонятная ситуация - мы с Россией не находимся в состоянии войны, если мы осуждать будем людей, которые в культуре приезжают и работают в России, дают концерты, выступают, будем считать, что это зло, и оно будет наказуемо. Тогда нужно объявить им всех гастарбайтеров, которые работают, жители Украины, это миллионы людей в России, тоже нужно объявить, так сказать. Они же работают на Россию. Тогда нужно объявить и, в таком случае, злом, то, что у нашего Президента фабрика, которая кормит россиян конфетами. То есть, двойных стандартов не должно быть. Поэтому здесь очень легко взять пропиарится и думать, что ты большой патриот от того, что будешь кричать "Враги Украины - Повалий, Ани Лорак" и прочее, прочее. С моей точки зрения, те люди, которые в их адрес бросают камни, должны хотя бы сделать десятую часть того, что эти люди сделали для культуры Украины. И запомнить одно, что в этой ситуации для нас очень важно, мне кажется, чтобы наоборот, как можно большее количество исполнителей выступало в России. И несли украинскую культуру, и пытались создать тот мост, который должен быть между нашими народами. Нам же жить веками рядом, и никуда мы, как две льдины, мы не разойдемся. Поэтому я занимаю, как раз, позицию, когда нужно немножко пафос, вот этот, винительный, намного уменьшить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, вы против строительства стены, правильно я понимаю?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Между Россией и Украиной?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: А ее невозможно построить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это смешно, построить. Каким образом можно...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, я вот что вам скажу...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Китайскую стену мы не построим, потому что, во-первых, мы не китайцы. А кроме этого, между Россией и Украиной не может быть, как говориться, Китайской или Берлинской стены. Потому что огромное количество украинцев живет в России, огромное количество русских живет в Украине. Невозможно убрать то, что нас объединят.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Евгеньевич, вы ведь много колесили по Украине, в том числе вы знаете...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: И по России, и по Украине, и по всему Советскому Союзу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как думаете, почему, если бы не было этого влияния извне, вот этих вооруженных людей в камуфляже, "вежливых людей" как позже скажет Президент Путин. На самом деле, люди в Донецкой и Луганской области не готовы были, вот, к этой войне, на самом деле, будем называть вещи своими именами. Как думаете, почему?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Они не были готовы к войне, но, в принципе, если, вот, если наше население, живущее в Центральной Украине и Западной Украине, были готовы к Майдану, то точно также к такому же Майдану против нас, против какой-то нашей идеи они всегда были готовы. Потому что они никогда не воспринимали, что они часть Украины и украинского пространства.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как так можно, жить в Украине... Ну, как это возможно?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: А это очень просто. В этом виноваты не Россия, и не они виноваты. В этом виноваты мы, потому что за двадцать три года мы все эфирное пространство, все медийное пространство, мы, по сути дела, отдали России. У нас большинство медиахолдингов существует на российские деньги, оно существует как часть продолжения России. Понимаете?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот, что должно было произойти в медиапространстве, и почему до сих пор здесь каких-то существенных изменений не произошло, давайте мы сразу после небольшой паузы. Напомню, что сегодня диалог мы ведем с украинским поэтом. Юрий Рыбчинский у нас в гостях. Вернемся через пару мгновений и продолжим разговор.

Это "Диалоги" на Радио Вести. Юрий Евгеньевич Рыбчинский наш гость сегодня, украинский поэт, драматург, сценарист. Вот, когда я говорю, в надежде, что эти запреты на фильмы, на сериалы, с участием, скажем Ивана Охлобыстина...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Давайте, так сказать, разберемся, с чего все начиналось. С моей точки зрения, все события, которые произошли и в две тысячи пятом, ну, в меньшей мере, особенно в две тысячи четырнадцатом году, они были заложены с самого начала в девяносто первом году. Когда Россия, став самостоятельным государством, первое, что сделал Ельцин, он создал льготные условия для книгоиздания, для кинематографа российского и прочее, прочее. То есть, огромные деньги, миллиарды, были потрачены на то, чтобы создать, на создание имиджа России не только на бывшем пространстве СНГ, но и в Европе, и в мире. Мы же в данном случае, мы не потратили ни одной копейки, мы этим не занимались. Мы не занимались распространением пропаганды украинской культуры. И вообще, украинского фольклора, кинематографа и прочее, прочее. Мы только, у нас все разрушали. Маємо що маємо. Поэтому винить кого-то, это очень просто. Надо вину найти для того, чтобы что-то исправить. Нужно вину найти в себе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, давайте, пороемся сейчас. Вот, вы вспомнили Британию, и вы знаете эту культуру мюзиклов, которая прижилась там. По-разному к этому можно относиться, я знаю, что такое считается для среднего британского развлечения мюзиклы. Но, тем не менее, со всего мира люди едут, и годами, там, десятилетиями идут мюзиклы, и наверняка вы были свидетелем очень многих постановок. Вот, мне тоже посчастливилось увидеть. И я подумала, ведь вот эта популярность у нас рок-опер, к которым вы, кстати, были причастны. Вот, означает ли это, что сейчас будет новый виток развития, в украинской культуре в том числе. И вот такая, возможно, новая форма, возможно новая форма. Или подзабытая немного старая. Вот, эти рок-оперы, которые появлялись. Ну, в России это было "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты", "Юнона и Авось".

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, последнюю рок-оперу в России создали мы с Игорем Димариным, бывшим нашим композитором украинским. Который там живет, и который до сих пор идет - это рок-опера "Парфюмер" по роману Зюскинда, да. Здесь, в Киеве, у меня с девяносто первого года и по сегодняшний день идет рок-опера "Белая ворона", о Жанне Д’Арк. Уже во второй постановке. Идет мюзикл "Эдит Пиаф", в театре имени Франка.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, этого маловато будет, Юрий Евгеньевич. Вот, что касается кино, когда говорят, что давайте мы сейчас запретим фильмы с участием Ивана Охлобыстина, мне кажется, что это, ну, попробуйте, запретите это в двадцать первом веке. Это невозможно. Давайте мы будем думать, что мы сделали.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, сделал Пореченков какую-то гадость по отношению к украинцам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Глупость, будем говорить так.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: И что, из-за этого целый фильм...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: "Ликвидацию" вы имеете в виду?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: "Ликвидацию" запрещать и не смотреть?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, ну, означает ли это, что актер и гражданин, это, все-таки, как говорят у нас в Одессе, две большие разницы. И нужно ли требовать гражданской позиции от творческих людей.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это добровольно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Знаете, Юрий Евгеньевич, мы сегодня имеем дело с, если хотите, грехом особого уровня. Вот, влияние на сознание, вот, разрушение сознания, это ведь страшный грех, на самом деле. Знаете, гореть будут в аду телевизионные менеджеры, которые...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Нет эпохи в истории человеческой, когда, если даже взять, когда было всего двое, Адам и Ева, все равно некий Змий, не знаю, что, это его образ такой. Все равно он воздействовал он на сознание, и вся история человечества пошла по совершенно другому пути, чем она могла пойти. Если бы его не было. Поэтому это всегда было и всегда будет. Это отменить нельзя. А что такое любовь? Встречается два человека, если я не буду воздействовать на ваше сознание, и не постараюсь, чтобы вы меня полюбили, вы меня никогда не полюбите. И наоборот. Любой, в правой или в левой, это все равно воздействие на сознание человека. Мы же не отметим радиостанции, мы не отменим телевидение, не отменим газеты. А что это такое? Это тоже воздействие на сознание. Просто в двадцать первом веке, В информационном веке, должен возникнуть новый тип человека, который имеет иммунитет против информации, которая на него обрушивается. И может из этой информации извлечь все самое положительное. Пока что такого иммунитета нигде, по-моему, нет. Потому что та информация, которая обрушалась на человека двадцать первого века в два-три раза сильнее, чем это было в двадцатом веке, скажем, в середине, во всяком случае.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажите, песня воздействует сильно? Вы помните, этот лозунг всем известный "Нам песня строить и жить помогает"? А сегодня, вот сила воздействия искусств, ее переоцениваю сегодня.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Искусство - одно из самых сильных средств на воздействие на сознание человека, если бы не было так, то ни одна бы религия не привлекала так живопись на свою сторону. Так сказать, Микеланджело, Леонардо да Винчи, не украшали бы соборы, не играла органная музыка. Не было бы хоров. Самое мощное на сегодняшний день и последнее столетие, воздействие на человека - это все равно религиозное зомбирование больших масс, собственно. Для этого, наверно, и существует религия в мире, чтобы можно было манипулировать сознанием огромных масс населения. А любая религия привлекает искусство. Искусство - это большая составляющая информационно-эмоционального воздействия на человека.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, вы когда составляли тексты к песням. Вы руководствовались задачами какао-го мессии. Вот, я хочу повлиять. Вот это же вы творили по наитию.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это иногда происходит подсознательно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А я, вот, прочитаю, я кстати...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Подсознательно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот у вас такие строчки, на вашем сайте нашла. Это как бы дает понять, как именно создает Юрий Рыбчинский свою поэзию. "Мало в жизни мне спалось, много виделось, что сбыло и не сбылось, в песню вылилось".

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это я давно написал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько нужно, действительно, настрадаться. И сколько исторической правды должно быть в песнях, и сколько этой правды есть в вашем творчестве?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Понимаете, у каждого, каждый автор создает какие-то свои законы, по которым он работает. Когда я выхожу из пространства, там, просто поэзии. Или, там, другого творчества, и занимаюсь песнями. Я стараюсь, писать песни только о том, что в данный момент волнует зрительный зал, а не меня лично. То есть, меня может это волновать, может не волновать, но, в первую, для меня важно, чтобы это тема была в зрительном зале и она еще была не высказана.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, угадать вы хотите интерес?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Иногда угадать, иногда точно знать. Ну, вот я, например, написал больше десяти лет тому назад, с тем же Игорем Демариным песню о Чеченской войне, которая сегодня, очень, я считаю актуальной. Это песня, там такой припев "свищет в утреннем тумане, пуля, словно соловей, мамы, мамы, мамы, мамы, не рожайте сыновей". "В этом мире", я не помню точно, "в мире шатком, деток мало тишины, сыновей вы не рожайте, чтобы не было войны", вот, это была песня, которой мы сделали клип и прочая, прочая. Она только на "Дожде" осталась, в Москве. Потому что она была запрещена, она была антипутинской, античеченской, там, в клипе русский солдат влюбляется в девушку. И она в него. Чеченку. Кончается тем, что чеченцы его убивают, потом эта девушка-чеченка приезжает в семью русского солдата. То есть, это страшная антивоенная такая песня. Вот, но она сегодня тоже, "убери", у меня не было слова, там, "Чечня" и прочее. Просто была антивоенная песня. Война - это... Страшнее войны ничего не бывает, вот. Так бывает, напишешь что-то. Я сегодня сам удивляюсь, что когда было мирное время, что я написал, ну, минимум пятнадцать стихотворений, которые некоторые стали песнями, предчувствовая войну. У меня даже была песня "И много лет назад", одна из первых наших песен с Покладом, который пел богатенько, который "ты ушел на третью мировую, я ушла неведомо куда". И тогда, я помню, на радио мне говорили: "Юрий Евгеньевич", это были семидесятые годы, "О какой третьей мировой вы говорите?". Я говорю: "Ну, это сон, это сон". Ну, вот это предчувствие.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Предчувствовать, предугадывать какие-то события, и опережать историю - это, я вам скажу, что дано не каждому поэту. Юрий Рыбчинский сегодня у нас в гостях, мы ведем наш диалог. Вернемся через пару мгновений.

Украинский поэт, драматург, сценарист, заслуженный деятель искусств, Народный артист Украины сегодня у нас в гостях. Мы ведем диалог с Юрием Рыбчинским. Внукам своим вы читаете свою поэзию?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как реагируют они?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, вот Даня, мой второй внук по старшинству, он очень любил, чтобы я перед сном всегда читал ему стихи. Причем стихи были не детские. Я детских стихов почти никогда не писал. Вот, может быть, кроме одного стихотворения. Вот, и он выслушивал и говорил: "Красиво".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А детей ведь не обманешь. Четверо внуков у вас.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Четверо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И все мальчишки?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Все мальчишки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, счастливый вы какой дед.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это у нас исторически, это уже шестое поколение, когда одни мальчики рождаются.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А, правда, что вы вообще фаталист, что эти все разговоры, что предсказали вам судьбу вашу? Было такое дело?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, было.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что, расскажите эту историю.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, это студенческие годы, это не предсказали, это просто у одной преподавательницы были гороскопы, которые составил Крафт для, ну, он был астрологом Гитлера, потом Гитлером же и окружением был уничтожен. Когда предсказал поражение на Волге, да. Он до две тысячи тринадцатого года составил гороскопы. Ну, профессиональный был гороскопист, это не шарлатан, вот. И когда я услышал то, что предназначалось человеку, рожденного двадцать второго мая сорок пятого года, то есть мне, всю жизнь. Там была фраза " Человек, рожденный двадцать второго мая сорок пятого года, всю сознательную жизнь будет заниматься музыкой". Ну, для меня это было тогда очень смешно. Потому что я тогда песен не писал, к музыке не имел никакого отношения. А потом, через неделю, меня познакомили с композитором Игорем Покладом. И вот, хочу я или не хочу я, а настолько занимаясь поэзией, связанной с музыкой: мюзиклы, песни, что многие даже меня композитором считают. И все сбывается.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что считаете, вот, вашим программным манифестом? Какую песню вы считаете свою?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я никогда не ставил задачу программную. Ну, не знаю, "Берега", наверно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько лет этой песне?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, больше десяти.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Больше десяти?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Да, нет. Даже больше пятнадцати, наверно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, когда говорят, что, вот, вспоминают про Рыбчинского, абсолютно все вспоминают песню "Виват, король". А не обидно вам?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: А чего обидно?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, я не знаю, вы "Берега" называете, а "Виват, король" чем хуже-то?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Нет, они все разные. Дело в том, что так, я очень много написал разных песен. Я, наверно, отличаюсь от других авторов, ну, топ авторов, которые были в Советском Союзе, тем, что трудно представить себе, что один и тот же человек написал «Ой, летіли дикі гуси» и "Виват, король", «Чарівну скрипку» и "Берега". Вот, "Крик птицы", с Мулявиным рок, первую советскую рок-композицю, и "Дивчину весну".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И один единственный человек у нас в студии сидит.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: У меня все перевоплощения и разнообразие того, что я дела, намного больше, чем, скажем, там. То есть, это я не говорю, что я лучше. Просто у меня амплуа больше, чем у остальных.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, смотрите, вы сейчас перечисляете песни, которые живут в народе. И много из наших слушателей даже не знают, что это работы вашего авторства.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, это недостаток уже постсоветских средств массовой информации, которые не объявляют, кто автор музыки, кто автор слов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Смотрите, что происходит сегодня. Сегодня мы живем в удивительное время, когда есть отличный способ и необходимость упорядочить и систематизировать собственный багаж, потому что это, что называется, сокровище нации. Без ложного пафоса я так говорю, потому что это так и есть. Почему русские возносят, вот, в культ какие-то свои, свое творчество?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Да, или делают программу, например, "Достояние республики".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, а мы как-то так, то ли как-то нам неловко, то ли как-то мы застенчиво относимся к своей сокровищнице. Случится ли так сегодня, что, в конце концов, изменится наше сознание.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я вам отвечу на этот вопрос. Это очень давно началось и продолжается по сегодняшний день. Понимаете, есть большая разница между патриотизмом и национализмом. Патриотизм - это любовь к своему народу, а национализм - это нелюбовь ко всем народам, к чужому. Ксенофобия, что мы называем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То, что Шевченко сказал: "Чужому навчайтесь, свого не цурайтесь".

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Дело в том, что если мы, патриоты хотим, чтобы во всем мире знали, что украинская культура является мировой культурой. Ну, таких мировых культур не так много. Английская культура, французская культура, Испанская, Русская культура. Ну, и подбирается сейчас американская. В эту систем мы войдем автоматически. Если мы признаем правду, то, что существует, во всем мире, что мы исказили. Наша культура, украинская, то есть, то, что возникла на территории Украины, она как минимум двукрылая. А, в принципе, трехкрылая. Что я имею в виду: мы отдали бесплатно и помогли российской культуре стать великой. Отдали Гоголя, Короленко, Булгакова, Бабеля, уже достаточно. Огромное количество поэтом, только потому, что они писали на русском языке. Но русский язык, дело в том, что имеет такое же отношение к Украине, как и украинский язык. Из старославянского языка, здесь, на территории Украины, это явление, которое во многих странах существует. В Испании есть каталонский и испанский язык. В Бельгии тоже два языка. В Канаде. Так, вот, если мы патриоты, если патриоты, сюда нужно добавить "Салам Алейкум", который писал здесь. Неважно, на каком языке, в каком доме, в какой стране. Яна Парандовского, поляка, замечательного писателя. Ярослава Ивашкевича, который был потом председателем союза польских писателей. Здесь огромное количество поляков жило на территории Украины, и писали на польском языке. Вот, если все, что создано на Украине, забрать себе, и Врубеля, художника великого.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что весьма справедливо, кстати.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Да, и сказать что это все - украинская культура.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Абсолютно.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: С одной стороны Пушкин, то есть, с одной стороны Шевченко, Франко, Леся Украинка - это одно крыло. А с другой стороны, там, Гоголь, Короленко и все остальные. Мы сразу входим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Интегрируемся в мировую культуру.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Мы мировая культура тогда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что касается языка, так я вам скажу, что русский и восточно-украинский, как я говорю, потому что это, знаете, как Английский и американский английский. Разница очевидна. Даже мы сейчас с вами говори мне на русском, а мы говорим на восточно-украинском. Мне так кажется.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Нет, это разные вещи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет? Ну, почему нет?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Дело в том, что ни один историк не назовет дату, когда на Украине не было русского языка и когда его сюда внедрили. Дело в том, что русский язык, раньше тот язык, который одна из ветвей старославянского. Он возник на территории Киевской Руси. И потом Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский причваганів к угро-финским народам, которые жили на территории нынешней России.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Евгеньевич, ну, вы же прекрасно знаете, что слушая нас в Москве, сказали бы "О, это люди из Киева, это украинская радиостанция". Вы же понимаете.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Пусть говорят, ну и что.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Разница очевидна.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну и что, я в данном случае то, что я говорю, я не оскорбляю их национального чувства.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А правда заключается в том...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Они должны знать, что монополии на русский язык у России нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, о чем они должны знать.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Они же пользуются приемами, которые смехотворны в мире. Пишущий на английском языке Марк Твен или Джек Лондон не является английским писателем. Он американский писатель. А Джеймс Олдридж, который писал на английском языке, писатель австралийский. А Рабиндранат Тагор, который писал на английском языке часть своего творчества, он индус. Не по языку. Что делает Россия: "А, ты пишешь не русском языке", значит, ты принадлежишь России. Ну, это смешно, если бы так поступала Англия, то она...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это дикость, да. Ну, видите, тут важно русским понять, что на самом деле границы мира шире, чем границы русского мира.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Так поступал только Гитлер, когда он говорил, что все люди, которые живут в Европе и говорят на немецком языке, я их должен объединить в одно государство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот, очень хочется верить, что те изменения, которые сейчас происходят, заставят нас думать по-другому. Быть другими.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Но эти события, сейчас показали, что в чем благотворное влияние, считая до этого бунта, который произошел на площади Независимости в четырнадцатом году, да, которого годовщину мы сейчас отмечали, в том, что возникла другая нация. На территории Украины, политическая нация. Идея не является приоритетом, на каком ты языке ты говоришь. Когда погибли первыми армянин, потом белорус. И когда огромное количество русскоговорящих воюет сейчас в АТО, мы понимаем, что разделять друг друга по языковому признаку, это нам не то, что не выгодно, это даже дико. Дико, и мы из-за этого можем проиграть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Рыбчинский сегодня высказывает свою точку зрения в эфире Радио Вести. Это программа "Диалоги", мы вернемся через пару мгновений.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Евгеньевич Рыбчинский сегодня ведет с нами "Диалог" на Радио Вести. Вот один из блогеров написал на своей странице в Фейсбуке: "Ни один отец, ни одна мать уже не отпустит свое чадо на Майдан. И не потому, что народ превратился в трусов - потому что ни одна героическая смерть не стоит страны, которая не меняется". Вот как ощущение у вас есть? Вот предчувствие...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я считаю, что это не правильная мысль.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я объясню. Потому, что ни один народ никогда не ценил, и не будет ценить свободы, независимости, если за эту свободу, за эту независимость, хотя бы одна капля крови не пролита. Дело в том, что нам недостаток наш, нашей страны, я об этом говорил до событий на Майдане, за много лет до этого - состоит в том, что нам подарили независимость. Такого не бывает в истории. За независимость боролся Костюшко в Польше, поляки боролись, боролся, проливали кровь карбонарии, гарибальдийцы, чтобы возникло такое государство как Италия. Американские штаты воевали за независимость с огромным государством таким, как Англия. Нету примеров. Мы получили это бесплатно, эту борьбу за независимость у нас просто отложили. Это все могло произойти в девяносто первом году. Поэтому, я считаю, что за независимость вот сейчас началась настоящая борьба за независимость. Как ее можно получить не пролив ни капли крови? Это невозможно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это очень высокая цена. Человеческая жизнь - это невероятная цена.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я понимаю. А по-другому не может быть. Ну так что, во Второй мировой войне тоже, сказать, и в Отечественной войне там, или как ее будем называть, погибали люди. А если бы не погибали, мы бы жили, так сказать, в фашистском рабстве, там и прочее, прочее. А как же! А как? По-другому не бывает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У вас ведь был опыт жизни в России?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: А потом, скажи мне, что может быть выше, чем отдать жизнь за независимость своей Родины? Кто не хочет - это его личное дело.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но знаете что я...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Но о каком гражданском сознании мы можем говорить, если в каждом человеке, я имею в виду, так сказать, мужчин и женщин, не живет вот этото сознание, которое существовало у Жанны Д’Арк - что за Родину нужно воевать и...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но мне очень хотелось бы, чтобы мы жили...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это сейчас очень хорошо внедряют. Я понимаю. Абсолютная ФСБшная мысль о том, чтобы внедрить наши знания украинские, матерей, что не стоит там проливать кровь и прочее, прочее. Это выгодно не нам. Стоит проливать кровь. Стоит становиться героями, так сказать, и отдать жизнь за Украину. Это лучше, чем отдать жизнь какому-нибудь Маньке, который потом будет портить тебе все жизнь, так сказать. О чем ты говоришь? Ну как это за мать родную, так сказать, что может быть роднее, чем твоя Родина?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вы знаете, это как...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Даже мамы - это часть...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Евгеньевич, это знаете, как говорил один литературный персонаж, получается, что зло победить нельзя, потому что борьба добра со злом есть сама жизнь?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Почему зло победить нельзя?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а как по-другому?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну если бы зло нельзя было победить, мы вообще б давно уже все человечество, так сказать, погрязли во зле. История человеческая как раз и доказывает, что иногда бывает поражение, но, в целом, добро всегда побеждает. Ну вот, так называемый гениальный полководец Суворов, да? Чем отмечен в истории? Он подавил восстание в Польше - за раз освободить. Он подавил.. Помните картина в Альпах? Что делал Суворов в Альпах? А он помогал австрийцам подавить движение за Италию, за свободную Италию, гарибальдийцы. Потом он подавил восстание в Венгрии. Это великий, называется "Великий". Это зло было. Но сегодня Италия существует? Польша существует? Венгрия существует? Может быть, у добра может быть только временные поражения.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Евгеньевич, у вас был опыт жизни в России, и вы сбежали оттуда, и вот все свою жизнь...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я не сбежал оттуда, я уехал оттуда просто.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все свою жизнь живете...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Не всю. Я только три года проработал в Москве. очень хорошие условия мне создали. Я не смог стать россиянин, и не смог стать москвичом. Москвичом, а иначе, так сказать, если биологическая твоя формула не поменяется, и ты не станешь частью этого большого, целого. Какой смысл там быть, существовать. Я уехал, но в данном случае я могу... Той, та Россия того времени, в той Москве того времени, сказать только "спасибо", потому что мне делали только добро. Но это был мой выбор, так сказать, вернуться обратно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы говорим с вами практически накануне Нового года. Вот следующий Новый год, как вы думаете, к чему нужно быть готовым нам здесь в Украине? И вот в следующем году чего бы вы пожелали себе, своей семье? О чем вы будете говорить в канун Нового года, Рождества, своему сыну, своим внукам?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ты понимаешь, естественно, хочется, чтобы в следующем году наступил мир на Украине. Долгожданный, как говорится мир, хотя, так сказать, один год - это не так долго, но уже надоело многим, так сказать. а с другой стороны, я понимаю, что опять же, и Майдан не закончился, и война не закончится в следующем году. Почему Майдан не закончился? Потому что Майдан - это не количество людей, который собрались на какой-то площади. Это количество требований народа, которым надоела власть, которая ворует, грабит, обманывает. И в любой момент, если не решены те проблемы, которые на Майдане решены, нам собраться не так тяжело. Для этого не нужен обязательно агент. Может, так сказать, быть другая фигура, которая скажет: "Ребята, может быть, хватит? Мы снова выйдем на Майдан, эта не решена задача. Поэтому я бы в следующем году пожелал бы людям, не верить власти о том, что идет антитеррористическая операция, понимать, что идет война, приготовиться к еще большим боевым действиям. В случае, готовиться к самому худшему сценарию, быть готовым, чем заниматься самообманом. В таком положении находится, например, в течение уже ровного количества времени, десятилетия, - государство Израиля. оно все время в предчувствии, что завтра может быть война. А мы не готовы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Завтра была война, ад.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Мы не готовы, да. Кто-то воюет на Востоке, здесь люди каждый день могут там пьянствовать и веселиться в ресторанах, как будто вообще ничего не происходит, ездить на Майбах, на Лексусах, и прочее, прочее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как живется поэту в такое время? Вот пишется вам теперь?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Почему нет? В любое время должно писаться. Естественно, переживаю, так сказать, я на что-то рефлексия происходит, хочется разбить телевизор, иногда сказать хочется плюнуть кому-то в рожу, сказать: "Вот!". Ну это же моя жизнь, это интересно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А какая тема у нас была?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Это интересная...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какая тема превалирует вот сейчас, в вашем творчестве?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: А?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот что? Что, о чем вы пишите сегодня? Прочтете нам, чтобы мы поняли, что...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну, я... ты же не сказала, чтобы я с собой что-то взял. Ну, тема, основная тема моего творчества - это любовь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так.

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Я считаю, что какая бы война не шла с... все равно, что не удалось убить во всем человечестве...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это способность любить?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Способность любюить. Пока эта способность существует, мир еще имеет надежду на то, что, так сказать... заповедь Христа, очень простая заповедь, основная, я считаю, заповедь - возлюби ближнего, как самого себя. Только единственное, самое сложное - это понять, а что такое я у самого себя. Потому что это не самолюбие, не себялюбие, а нечто другое. Поэтому все равно, о любви пишу. Пишу в мюзикл сейчас с Викторией Васалати. Уже заканчиваю, так сказать, записывать номера на, может быть, самой любимой женщины двадцатого века, которую везде мы видим до сих пор, как будто она не умерла. А Мэрилин Монро... ну, пишу песни о любви, о войне.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Прочтете что-то? Или послушаем песню, фрагмент?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Ну давай песню послушаем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да? Ну, а одна из ваших самых популярных песен - это песня "Виват король". Вот это и есть ваш программный манифест, потому что...

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Наверное.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да?

Юрий РЫБЧИНСКИЙ, драматург, поэт, сценарист: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И мне все время кажется, что она и есть про вас эта песня.

Звучит песня.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Евгеньевич Рыбчинский сегодня был у нас в гостях - народный артист Украины.

Гости программы и спикеры:
Юрий Рыбчинский
Драматург, поэт, сценарист

Поделиться:
Читать все
Читать все