СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Диалоги

Бардин: "Несвобода порождает тот психический патриотизм, который развился в России"

Знаменитый аниматор - об искусстве и своей гражданской позиции. Гарри Бардин рассказывает, как он пришел в мультипликацию, и почему не надо бояться быть "белой вороной". Как можно научить ребенка в современном мире чувствовать и ощущать?

Повтор программы. 

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер, вы слушаете Радио Вести. И какое же это счастье видеть в этой студии напротив Гарри Бардина. Я бы сказала, это классик и это кумир для очень многих взрослых...

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И я в это время надуваю щеки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И детей, да.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да. Можно я поздороваюсь тоже?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Конечно же, здравствуйте.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Добрый вечер.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну что я скажу, я скажу, что это наш любимый режиссер, сценарист. Из всех ваших наград, что вы считаете самым-самым, о чем стоило вспомнить? Сколько "Ник" было у вас?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Пять.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пять "Ник". "Золотая пальмовая ветвь" Каннского фестиваля, масса других престижных призов, собранных где-то...

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: У меня где-то, я бросил считать, более восьмидесяти Международных.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, на восьмидесяти вы сказали, ну в принципе хватит.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Хватит. Последний в Братиславе был такой фестиваль "Биеннале", Гран-при которого называлась смешно - "Жизнь удалась". Я сказал: " ребята, здесь нужны годы жизни и смерти, и в принципе, эта эпитафия большая, жизнь удалась.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я скажу вам, Гарри Яковлевич, что, наверное, нет человека, который не знает ваших работ. Обычно мы готовим справку о герое, но сегодня, я думаю, было бы куда уместнее некоторые цитаты, из наиболее наших любимых, ваших популярных работ. Вот мы себе позволим небольшой...

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Хозяин - барин.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И продолжим наш разговор.

Фрагмент записи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот. И автор всех этих изумительнейших работ, Гарри Яковлевич Бардин, сегодня у нас в гостях. Так случилось, что из-за всего этого противостояния, в которое втянуты и Россия, и Украина, мы вынуждены не о каком-то светлом говорить сегодня, а о том историческом контексте, который собственно говоря, мы с вами переживаем. И, странное дело, ведь вы могли сказать: "ребят, я тут мультфильмы создаю и нечего мне", а вы заняли очень чуткую гражданскую позицию. Каково это? Это вообще, дорогого стоит, я думаю, что для ваших соотечественников и, уж тем более, для нас, здесь в Украине. Но почему вы не остались в стороне?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Потому что Украина для меня не пустой звук. Если бы не война, я б родился в Киеве, и только война помешала родиться мне в Киеве.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В Оренбурге вы родились.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Нет, ну конечно, мы эвакуировались из Киева в Магнитогорск. В Оренбурге в Чкалово бывшем, я снял маму с поезда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В сорок первом.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: В сорок первом. И родился в Чкалове, нынешнем Оренбурге. Но для меня Киев - это всегда было, как бы все то, что было, это было временным проживанием, а главным был всегда Киев. Поэтому на летние каникулы к бабушке, на Красноармейскую семь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ух ты.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Мы жили там.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы могли бы быть соседями.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Серьезно?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Потом, когда папу, под миллион двести он попал, сокращение при Хрущеве, то из Лиепая, где папа служил, ему дали квартиру в Киеве на Чоколовке, Першотравневом массиве. И я там жил. И я работал на точприборе слесарем-инструментальщиком, не Бог весть каким, но это не мое было просто. Я отсюда ушел в армию и уже не вернулся. Поэтому для меня как бы, первое, что я просыпаюсь, бросаюсь к радио Эхо Москвы и слушаю, что там, в Киеве, что там на Украине.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Гарри Яковлевич, ну ведь наших-то много в России. И неоднозначную позицию заняли они. Куда ни кинь - наши. Спеваков, мама в Одессе родилась, да?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юра Башмет. Отец, не знаю, жив ли, давно не общались с ним.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Юра Рост, Сережа Маковецкий, Борис Краснов, художник. Это все... Клара Новикова, лона училась в одном классе с моей двоюродной сестрой. Ну как, Леня Каневский. Это все киевляне. Да и просто по жизни, когда муж отсюда, жена оттуда, и все это.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как же случилось так, что теперь мы в двадцать первом веке, оказались перед таким губительным для нас всех выбором, потому что надо как-то определяться, и это ужасно. С кем вы, деятели культуры? Это извечный ужас. 

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Или как в театре говорят: "Вы против кого дружите?". Вы знаете, поневоле определяться нужно, потому что не надо впадать в какую-то, стремиться в большинство, не бояться быть белой вороной. Не бояться. И иметь свое суждение, не должно сметь свое суждение иметь, как говорит Фамусов, в "Горе от ума", должно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но ведь за вами многие-многие наши соотечественники, оправдывая факт подписания неких писем, о которых мы с вами знаем, говорили: "Ну за мной коллектив, это не единоличное решение, я должен сохранить жизнь, работу этим людям, чтобы им было за что купить кусок хлеба". А за вами-то, тоже много народу?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Не много, но за мной я, в первую очередь. И я как бы стараюсь не делать того, чтоб потом мне не было за это стыдно. Не потому, что я предстану перед Господом, я человек неверующий, я просто предстану перед самим собой, предстану беспомощным с больной совестью. Вот этого боюсь. Потому что ну как, как вести себя? Не поддаться соблазну быть с большинством в такой патриотической эйфории, в которой пребывает это большинство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ваши работы - это больше, чем мультфильмы, это больше чем кино, сказала бы я так. 

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Спасибо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И вам удается с помощью, казалось бы, нехитрых приемов, перевернуть сознание. Я вот, пока к этой программе готовилась, нашла мнение зрительницы, которая после просмотра вашего "Адажио", такое сообщение оставила: "Великолепный психоделический фильм Гарри Бардина о том, как легко манипулировать людьми, когда они не способны идти дальше своей первой реакции. Неспособны объективно оценивать и себя, и ситуацию. Это гениальный фильм".

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Спасибо. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как долго вы над ним работали?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я работал, как ни странно, это была такая передышка. Потому что я снимал "Чучу" вторую, и у меня не поступили деньги на запись музыки, там музыка Дунаевского во второй "Чуче", надо было чем-то занять людей, чем-то недорогим, но...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но очень проникновенным. Вот я после увиденного, сказала бы.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да, но все кончилось тем, что три пачки бумаги нужно было для этого фильма, ну и оплатить запись Караяна, другого я не мысли себе, другой записи не мыслил никакой.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему, как легко вы согласились? Что сподвигло вас? Музыка? Тот, кто не видел, друзья, не прослывите невеждами, мы сейчас на рекламу сейчас уйдем, да? Мы через минуту уйдем на рекламу, но мы позволим себе еще одну вольность, фрагмент мы сейчас... ну еще буквально несколько секунд. Сколько мастерили-то вы бумажных героев?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: За восемь месяцев мы сняли этот фильм. И как бы он родился сначала тяжело, я даже не поверил, что это возможно, потому что первый опыт, когда пошла толпа, первые кадры, она не шла. И я позволил себе надругаться над моими мультипликаторами, они сняли последнюю сцену четыре раза. И когда четвертый раз я подключил музыку на монтажном столе, стал смотреть эту сцену, и побежали мурашки по спине, я понял, что фильм в кармане.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это потрясающе, я даже опешила, я смотрела, я потом только, когда уже титры пошли, я поняла, что это же бумажные герои. Ты смотришь, как будто это живые персонажи. И просто не будь это Гарри Бардин, чтоб он не добился вот такого эффекта, просто музыка и бумага. Маленький фрагмент, чтобы у вас появилось желание посмотреть эту работу. Одна из наилучших работ Гарри Бардина. Небольшой музыкальный фрагмент, саундтрек, как можно сейчас говорить, с этого фильма, и потом после вестей мы вернемся в студию.

Гарри Бардин - человек, который завоевал признание, успех, используя в своих фильмах разную технику: спички, веревки, проволока, оригами, но музыка, музыка, которую использует Гарри Бардин, вот "Адажио", которое мы слышим.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Что касается "Адажио", возвращаясь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, Гарри Яковлевич.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: У меня на студии была ночная охрана, женщина, ну как бы с ментальностью ребенка, пожилая женщина, и я на ней проверял.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: "Адажио"?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: "Адажио". Вот она села, посмотрела фильм, встала и со слезами говорит: "Чтоб я плакала с какой-то скомканной бумажки?", - говорила Лидия Михайловна, покойная.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Невероятно.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И понял, что попал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сила, вот сила. Гарри Яковлевич, вот в принципе же, есть вещи, это трудно мастера спрашивать о том, а как вы делаете. Вот так прийти в цирк и спросить у фокусника, а как вы делаете свои фокусы - это нелепый вопрос. Но и нелепость его в том, что есть какие-то вещи, которые очень трудно объяснить. Вот можно ли научить сегодня, в современном мире чувствовать, ощущать? Вот вы с помощью нехитрых, как я уже сказала, приемов: бумага, пластилин, и ты оказываешься совершенно в нереальном мире.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну я думаю, что детям наиболее близко это. Потому что я всегда апеллирую на уровне простых вещей, и в простых вещах говорю о сложных. Потому что ребенок, он берет две щепки и изображает два крейсера в луже, и у него фантазия уже работает, дальше уже вопрос, как далеко она его...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И не убить. Задача взрослых не убить.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да. И не убить. И как далеко она его заведет. Ну меня она завела в мультипликацию. В принципе, ребенок где-то может остановиться и стать бухгалтером.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как вы определились вот с выбором? Потому что вы тоже долго шли к выбору профессии.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: В этом году ровно сорок лет, как я пришел в мультипликацию. А пришел я через микрофон. Я актер, по первому образованию, и мне так понравилось озвучивать. Я озвучивал много, и пел. И потом мне пришло в голову, а я ведь могу и придумать сценарий. Но я никому не признался, только себе и в подушку. Потом я придумал один, второй. А потом первый поставили, а второй лежал, а я к этому времени уже написал с Василием Ливановым пьесу "Дон Жуан", и уже меня Образцов пригласил в качестве режиссера-постановщика, он первый во мне увидел режиссера. И я с ним работал, когда мне предложили по второму сценарию поставить самому. В мультипликации я был ни ухо, ни рыло, я не учился. Когда меня спрашивали: "А где вы учились?", я в таких случаях говорю скромно: " Я самородок".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что есть, то есть, Гарри Яковлевич, да.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И я думал, что я азартный человек, и я подумал, а почему нет, почему не попробовать это. И я не ведая страха, нет, страх я ведал, конечно, ну вот, тем не менее, я пошел в это, поставил свой первый мультфильм, и мне так понравилось, что это оказался мой причал. И дальше я развивался вот так.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Любимая есть у вас работа? Что вам дорого наибольшим образом?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я в таких случаях говорю, бежать, у меня студия называется "Стайер" - это бегун на длинные дистанции. Бежать вперед с повернутой назад головой невозможно, поэтому мне всегда интересно то, что впереди. Вот то, чем я сейчас беременен, вот это для меня самое дорогое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что вынашиваете вы сейчас?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Это фильм, на который я собираю деньги в данный момент, будет называться "Слушая Бетховена". Вот такая неопределенная... это о свободе, что у меня сегодня ценно, что меня волнует, вот об этом я буду делать фильм.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Видите ли, мы ведь в разный период своей жизни по-разному воспринимаем понятие свобода. Вот, что, для вас, понятие свобода сегодня?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Для меня свобода – это, прежде всего, желание людей быть свободными, во-первых. Потому что не свобода порождает вот это вот психический патриотизм, который сейчас развился у России. Это не свобода, это подверженность зомбированию, подверженность несамостоятельности мышления. А свобода - это человек с прямой спиной, с чувством собственного достоинства, с чувством веры в себя, доверия себе, то, что он верит, прежде всего, себе, а не пропаганде. У нас сейчас в России происходит, что человек не верит своим глазам, там взрывается в метро, еще что-то, происходит то, другое, третье, где-то кого-то убивают, а он как мантру повторяет - стабильность.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Знаете, это отсутствие умения критически мыслить, иронично смотреть, может быть, на какие-то...

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Вот Чаадаев учил любить страну с открытыми глазами. С открытыми, не закрытыми, не то, что тебе в уши надуло.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А я иногда думаю, бородинских мультфильмов, что ли это поколение не смотрело. Вот ваша "Красная шапочка", я помню, вы просто свернули в трубочку сознание моих одноклассников и мое в том числе, я помню, как мы мчались на этот мультфильм, мы в программке, раньше подчеркивали, в это время, когда публиковались программы в газете, мы подчеркивали красным карандашом, чтобы ни в коем случае не пропустить. Сейчас вот такой доступ.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Вы мне говорите, я в школе, не помню, я много езжу по России, в каком-то я городе был, кажется, в Ельце, и там мы брали после вечера, брали у меня автограф, и старик стоял с тремя внуками, и я дал три автографа, он говорит: "А мне".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И как я его понимаю.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: "Я воспитывался на ваших фильмах". Я думаю, Боже, какой же я старый.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы вот как, кстати, ощущаете, боитесь старости вообще?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну вот знаете, я определяю как мерками, мне хочется сказать, дай мне, Бог, еще, еще фильм, еще пару фильмов снять. Мне понравилось как, у меня недавно был день рождения, и мой сын, который пользуется фейсбуком, как Маша и Дубровский пользовались дуплом, он мог бы мне просто лично позвонить и сказать все эти слова, но он предпочел фейсбук.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Связь через дупло.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Семьдесят три - он написал. Патриарх, время такого пожилого мужа. Спасибо тебе, папа, что ты молодой, острый и легкий. Жду твоих новых выкрутасов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ух ты.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Вот получить такое от сына, это дорого стоит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну ваши выкрутасы тут трудно... А вот вы помните реакцию сына на ваши работы? Вы каким-то образом культивировали любовь к своим фильмам?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну как вам сказать, он первый, кому я рассказываю, мы коллеги, он тоже режиссер...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, да, да, сейчас расскажем об этом слушателям.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я рассказываю сюжет. И вот когда я делал "Три мелодии", это предыдущая работа, а мне пришла уже идея в голову сделать "Слушая Бетховена", я еще не знал, что так будет называться, но тема уже была ясна. Он мне сказал: "Останавливая "Три мелодии", надо обязательно снять это". Я говорю: "Всему свое время, не торопись". Но когда я ему показал "Адажио", он меня убил, он посмотрел, а я показывал на звукомонтажном столе, он повернулся ко мне: "Отец, лучше этого ты ничего не снимешь".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ух ты. Приговор, звучит как приговор.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я говорю: "Сынок, так хотелось бы еще пожить". Ну он говорит: "Ну вот лучше этого ничего не снимешь".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это да, это сильная работа.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И после этого я что-то снимаю. Я помню, я его позвал на "Чучу" третью, то что я снял по "Кармен-сюите" Бизе Щедрина, я показываю, а сам смотрю на его затылок, и вижу, как в черепной коробке извилины визжат, он думает, что он сформулирует сейчас. Закончилось кино, он говорит мне, уже спустя годы: "Когда я имел в виду, что лучше ты не снимешь, я имел в виду, в плане философской притчи. А в плане музыкального фильма, ничего лучше этого, ты уже не снимешь".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот видите, никогда не говори никогда.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И мне пришлось снимать "Гадкого утенка".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А мог ваш сын другую профессию выбрать?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: не знаю, судя по его мышлению, думаю, что нет. Он, ну как бы, он от меня взял, во-первых, социальную заточенность, он заточен, он чувствует, он гражданин, он гражданин и патриот по настоящему. Потому что патриот не тот, кто рвет рубашку на груди, а тот, кто живет в своей стране, страдает за нее, кому бывает порой совестно за нее, стыдно, вот это, я считаю, и есть патриотизм.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Гарри Яковлевич Бардин - один из великих мастеров анимационного кино, сказала бы я так, на радио Вести. Мы вернемся через мгновение, будьте с нами. Это Радио Вести, мы возвращаемся в студию, где я с огромным наслаждением говорю с Гарри Яковлевичем Бардиным, а вы, надеюсь, с не меньшим удовольствием слушаете нас, потому что вы редкий гость в Киеве, что сейчас вас привело? Расскажите.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я оказался, неожиданно для самого себя, Президентом фестиваля Linoleum. Странно само название Linoleum. Шутка допустима у вас в эфире?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Еще бы.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я когда узнал, что меня просят быть Президентом, я, естественно, дал согласие, но вспомнилась байка про Москонцерт. В Москонцерте работал замечательный чтец Александр Грач, народный артист СССР. И вот как-то он выступает в колонном зале Дома Союза, и конферансье, который в этот момент занимался ремонтом квартиры, жутко нервничает, как объявить его, лауреат каких-то премий, народный артист СССР, он крутится, кружит вокруг Александра Грача и говорит: "А можно я представлю вас просто - народный артист СССР Александр Грач?". Он говорит: "Да ради Бога, пожалуйста". Он еще нарезал пару кругов и говорит: "А можно просто - выступает чтец Александр Грач?". "Ну давайте просто так, Александр Грач". Тогда он выходит на сцену и говорит: " Выступает Альфред линолеум". Вот я не знаю, имеет ли это отношение к фестивалю Linoleum.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А организаторы вам как объяснили?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Никак. Ну это аудиовизуальное искусство и анимация, что для меня как бы понятно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Видите, я готовилась больше к встрече с вами, а не рассказу о фестивале, но аббревиатура возможно это? Да. Да, вот я вижу, ваша ближайшая соратница... Гарри Яковлевич, а вы ведь всегда в окружении красивых женщин. 

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да? Вы это заметили? На радио?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, по жизни. Я заметила это по жизни. Вот расскажите мне, что нужно вам для вдохновения, вот в присутствии женщин. Это разрушительная сила или созидательная для вас?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну, конечно, созидательная. Ну как, я не понимаю мужика, который не отметит красоту изгиба шеи, или как женщина поправляет волосы, это же поэзия, это потрясающе, жест. Для меня жест - это пластика, и не видеть этого, ну как я могу залепить себе глаза, нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А скажите, это ведь большое искусство...

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Иногда это называют бабник, а я называю это жизнелюб.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я с огромным умилением обнаружила факт вашего некоторого сотрудничества с Валерией Заклунной.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну, сотрудничество. Это моя первая жена.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот хотела, чтоб вы это сказали.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Это правда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как вы познакомились?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну она училась в студии МХАТ.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну земляки же вы в некотором роде.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну да. На два года она раньше закончила школу-студию МХАТ. Это была моя первая любовь. Но потом все это разрушилось, к сожалению.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Гарри Яковлевич, ну быстро разрушилось. Сколько вы в браке прожили?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Полтора года, кажется. Правда она где-то написала, что полтора месяца, но это со зла, мне кажется. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Женщины коварны, вам ли не знать, Гарри Яковлевич. А что вот причиной, могу спросить? Вот почему, почему случается так? Мы ведь когда влюбляемся, думаем, что навеки вечные.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: На всю жизнь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну это невозможно объяснить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А можно научить человека любить? Или это какое-то, я не знаю, на все воля Божья?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я думаю, что научить этому нельзя. Нельзя научить режиссуре, это я понял, нельзя научить. Ремеслу, да, но режиссуре в высоком смысле, научить невозможно. Это или есть, или нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот в современном мире, быстро же мы живем сегодня, все быстро, ко всему относимся так, все можно сменить, купить, достать, мне кажется, что и к жизни, и к людям мы так относимся, ну не этот, так следующий. Есть опасность такая?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Опасность есть, потому что клиповость мышления, клиповость монтажа.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Стремительная смена картинок.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Стремительная смена картинок, требования уже от зрителя сменить картинку, но я иногда иду поперек. Я поперек, я хочу посадить его на свой крючок внимания, чтобы вот заставить его, вот остановиться и вместе со мной рассмотреть какое-то явление, которое мне кажется важным. И я иду поперек вот этого клипового сознания и цепляю его, иногда это удается. И даже дети, которые смотрят мои мультфильмы, я видел их реакцию, когда они говорят, нет, это так нельзя. Можно. Потому что, я не знаю, когда я смотрю "Ностальгия", у Тарковского, когда идет Олег Янковский со свечой, длинный план, казалось бы сегодня смотреть при клиповом монтаже, это невозможно. Возможно. У тебя дух замирает от того, что поставлено на карту все, может быть жизнь, от этого дрожащего пламени свечи. И сердце замирает. Значит, возможно, все в нашей власти.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы вот с коллегами часто спорим, о так называемых трендах, популярных идеях, которые будут востребованы в ближайшем десятилетии. Потому что я, например, считаю себя счастливым человеком по части того, что в детстве мне можно было включить телевизор и родители не боялись меня оставить дома наедине с телевизором. Сегодня, вы знаете, это очень большой риск и опасность. Да?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Потому что это чревато. Я помню, и это для меня большое открытие, эти театральные постановки телеспектакли. И про "Маленького принца" я так узнала, и прочих персонажей литературных я так открывала для себя.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: А в моем детстве был театр "Микрофон".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Театр у микрофона. У вас радио, да. Я немного тоже застала эти проекты. А потом как-то все это было неудел, что ли, все эти форматы, так называемые. Не кажется ли вам, что это некоторая эпоха возрождения, хорошего добротного формата, должна сейчас произойти? Или это какая-то такая моя эйфория и заблуждение?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Нет, я тоже целиком с вами согласен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Насытились может мы уже вот этими новыми формами?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Если это будет талантливо, то это обязательно будет востребовано. Дело в том, что я смотрю, есть флешмобы, я как-то посмотрел и думаю. Чем же мы отличаемся по ментальности от этих людей в Европе? Когда они сидят в кафе и их разыгрывают. Их разыгрывает официантка, которая протирает бокалы и вдруг замечательным оперным голосом она поет арию Виолетты, и все отрываются, жуя, с раскрытыми ртами, но сияющими глазами. Они настроены на удивление, на радость, мы...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как мы реагируем как?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да. Мы реагируем как? Мы реагируем, мы ждем черного, и когда дожидаемся черного, мы радуемся тому, что наш прогноз сбылся. Мы говорим: "А! А что я говорил!", с радостью, что плох. Вот этот мазохизм, вот для меня непостижимая вещь. Ну нас так приучили, нас все время как бы ставят перед тем, что да, вы считали что будет плохо, будет еще хуже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как научить детей радоваться жизни? Ладно, мы-то уже, что уж, но, Слава Богу, что мы умеем посмотреть на себя со стороны и улыбнуться. Дай Бог, не растерять этого умения. А ведь есть целое поколение, которое этому не научили. Есть? Встерчали вы таких людей?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да, конечно. Ну не знаю, ребенку нужно делать праздник, надо делать праздники и стремиться к тому, чтобы его окружал праздник, потому что все это менторское покачивание указательным пальцем перед носом, ну да, ну ты научишь его правильно держать вилку, а радоваться первому подснежнику, а радоваться грибу, который нашел под листочком, а радоваться первому лучу весеннего солнца. Я говорю своему внуку: "Не надо бежать, куда ты торопишься? Есть такое понятие - созерцание". Он говорит: "Дедуля, что такое созерцание?". Я говорю: "Вот мы с тобой плывем на катере, смотри, как бежит водичка, вот как бежит волна, как прохаживаются, видишь, с коляской идет, какого цвета коляска?". Он говорит: "Красного". Я говорю: "Если бы ты пробежал сейчас, ты бы не заметил". Созерцание и получение от этого удовольствия.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А кого сложнее воспитывать, детей или внуков?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я думаю, что детей. Потому что за внука отвечают другие, а ты его только направляешь и просто получаешь огромное удовольствие от того, что оно твое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Наказывали сына своего?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну как вам сказать, молчанием...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Протест. Вы выражали протест.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Но так, чтобы наказывать, нет. На горох ставить, в угол, нет, ремнем, нет, это нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как представляете будущее своего внука? Продолжит деда...

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Он сказал: "Дедуля, я буду архитектором, но таким же великим, как ты, чтобы у меня как у тебя, брали автограф".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот они ценностные ориентиры. Мы продолжим буквально через несколько мгновений. Гарри Яковлевич Бардин сегодня на Радио Вести, мы вернемся для того, чтобы вы продолжили наслаждение и прикоснулись к этой анимационной мудрости, которую дарит нам каждый раз этот талантливый человек. Мы возвращаемся в нашу студию, это Радио Вести. Меня, по-прежнему, зовут Юлия Литвиненко. Я напомню, что сегодня для меня большая честь задавать вопросы Гарри Яковлевичу Бардину. Гарри Бардин - как это созвучно, как мелодично, и как здорово, что я могу сказать, что я встретила сегодня давнего друга, потому что, мне кажется, что это имя Гарри Бардин, с тех пор, как я научилась читать титры в ваших мультфильмах, мне казалось, какая-то магия из этого имени исходит. Расскажите нам про свое имя. 

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ой, имя это смешно, потому что я пал жертвой киношной любви моей тетки к какому-то американскому актеру. То ли Гарри Поле, то ли Гарри Литке, вот я не знаю кто. Какой-то Гарри, которого она очень любила. И она настолько настояла, чтоб в эвакуации, черт знает где, в Чкалове, в сорок первом году дали мне имя Гарри. И я с этим именем мучился, пока не привык. Я как тот дворник, которому подарили в "Двенадцати стульях" пенсне. У дворника зрение было хорошее, но к пенсне привык и носил с удовольствием. Но когда я мучился в школе, "Как, как?" - говорил новый классная руководительница, я говорил терпеливо: "Гарри. Два Р". И произошло следующее, и она с русским именем Александра жила в Америке, а я американским именем Гарри остался с умом и талантом в России.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, как ни крути тут. Но я склонна думать, что ваша тетка опередила время. Вот появление "Гарри Поттера" как вы восприняли?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Нормально.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я когда посмотрела, я стыду своему признаюсь, я прежде посмотрела фильм о Гарри Поттере. И я подумала, Боже мой, как много украдено. И значит, из "Мойдодыра", и из русских сказок. Как вы объясните успех Гарри Поттера? Мне не понравилось катастрофически. Я не понимаю, как. Я себе объяснила так, потому что, как старая русская поговорка "На безрыбье и рак рыба", была какая-то абсолютно незаполненная ниша, ничего не происходило с детской литературой, кино для детей не снималось, очень мало было, все, крах всего. И я не знаю, тот, кто с детства любил ваши мультфильмы, стал показывать эти работы своим детям, потому что не было никакого особого. Телевидение я исключила, детские часы так называемые. Вот, Гарри Поттер.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я вам скажу, буквально несколько дней назад внук был у меня дома, нам его дали на выходные, и Гарри Поттер и "Потаенная комната" он смотрел. В какой-то момент, он сделал решетку из пальцев на глазах. Спрятался. А потом сказал: "Дедуля, давай, переключи, ведь скоро спать ложиться".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понял пагубное воздействие.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да. И он сказал абсолютно взрослую фразу, он испугался, что это все приснится. Поэтому, зачем нужно ради коммерческого успеха травмировать психику, я этого не понимаю. Ну, должен быть свет в конце туннеля. А тем более, в детском туннеле.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто, поправьте меня, если ошибусь, Маршак сказал, что для детей нужно писать точно так же как для взрослых, только лучше.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Только лучше, да. Не помню, кто сказал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я вот о чем подумала, ведь ваши фильмы, я даже не могу сказать, что они для детей, да?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И я не могу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот вы как своего зрителя представляете, когда создаете свои работы?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Я представляю, как моего собеседника, вне возраста. Он должен быть умный, интеллигентный, с юмором. Все. А сколько ему лет, мне уже не важно. В конце концов, у детей есть такое мерзкое качество - они вырастают.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, это недостаток, да.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Так что, если он придет, когда-нибудь к моему фильму и пересмотрит его, он поймет то, чего не понял раньше.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как нужно, помогите нам родителям, в современном мире, как нам детей воспитывать сегодня нужно? Так как требует сегодняшнее время или так, как надо?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Вы знаете, должны быть какие-то ориентиры.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Например?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Вот формула успеха, к примеру.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не существует.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Она вот шкала, ценность, она должна быть своя, семейная. Потому что если она будет жлобско-олигархическая, это как бы очень связано у нас, во всяком случае, в России. Я редко могу встретить олигарха, который отягощен большим культурным слоем. Как правило, это вырвался из комсомола, а что в комсомоле? Уж очень они были удручены культурой? Нет. И когда вот эта формула успеха зиждется на чем? Или у газовой трубы, или еще что-то, или в администрации Президента, это все возможность или воровать, или вот жить красивой жизнью. А прожить честную жизнь, прожить жизнь красивую, любить свою семью, ну какие-то элементарные вещи. Чтобы стоилась жизнь не по канонам того, что сколько длина твоей яхты, или какая загородная вилла, другая кала ценностей, вот это должно быть, это в семье должно быть. Потому что, к сожалению, весь гламур, который лезет с экрана телевизора, он ориентирует идею девочек на принцев на белых конях, они ориентированы как бы не верно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вам не кажется, что да, семья играет важную роль, но не кажется вам, что это по сути, это формирования этих ценностных ориентиров, это как-то, коль угодно уж, часть государственной политики?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Потому что это наша безопасность, если хотите, образованный человек. Или не очень образованный. 

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Это завтрашний день. Вот какая будет страна. Я восхищен, когда произошел майдан, если говорить о моем отношении. Для меня когда-то спорили насчет национальной идеи наши, и я говорил, что национальные идеи - это чувства собственного достоинства, вот к чему надо стремиться, чего в России никогда не было. Не в крепостничество, ни потом в советскую эпоху, человеческая жизнь стремилась к нулю, ничего не стоила. А уж единственная человеческая жизнь, что государство должно заботиться о каждом, о каждом рядовом Райане, вот как "Спасти рядового Райана", да? То есть, чувство человеческого достоинства не должно покидать тебя, не от рождения в роддоме, где нет тараканов, где радуются и акушеры, и сестры твоему рождению, и далее, в яслях тебя любят, в детском саду тебя любят, в школе тебя обожают, в институте, на работе, тебя любят, тебя ждут. Для тебя все это сделано государством, тогда человек вполне может положить руку на левое сердце, на левую сторону груди...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И спеть гимн.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И спеть гимн, даже с хреновыми словами Михалкова, но благодарны за то, что нигде не нарушалось его человеческое достоинство, от роддома и до кладбища.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нам только предстоит еще, наверное, пройти этот...

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну, вы вышли на Майдан. Это произошло народное самосознание, национальное самосознание не выдержало того, что было нарушено чувством собственного достоинства. И вы вышли на Майдан. Вот так я вижу эту ситуацию.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну что, в ближайшие дни вам предстоит быть судьей.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Да. Не суди, и не судим будешь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но придется определиться с выбором. Вот что может тронуть вас сегодня по-настоящему? Чему будете отдавать предпочтение во время судейства на фестивале?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Ну как вам сказать, я люблю умные фильмы. Когда я в интернете читаю, ну такие, девчоночьи отзывы. "Ты видел такой-то фильм? - Нет. - Посмотри, такая ржака". Я вот не сторонник этого, я люблю, когда после мультипликации, после любого фильма остается послевкусие, когда я ношу в себе это и боюсь это потревожить в себе. Что у меня остается послевкусие, я за такие фильмы, которые и для души, и для головы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда доводится вам общаться с детьми современными, современными школьниками, испытываете разочарование?

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Нет. Мне приходится выступать перед разными аудиториями, я вспоминаю, во Франции, где к кинообразованию относятся очень трепетно. В подножье Монблана кинотеатр, показывают "Гадкого утенка", там человек четыреста, и там есть момент в фильме, когда у него, он обрел крылья, но взлететь еще не может, и тут я, а я сидел впереди, я слышу какой-то шорох, я поворачиваюсь, и все четыреста детей машут руками...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Помогают.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: И помогая ему взлететь. И в этом я увидел... ну это лучше всякого приза. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Гарри Бардин - человек, который с детства учит нас летать, мы вернемся буквально через несколько мгновений, это Вести. Это прощание? Так быстро? Как несправедливо. Я искренне благодарна за ваше умение научить нас летать, потому что именно вот это чувство полета, это то, чему мы обязаны вам.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Вы знаете, я заметил, в каждом моем фильме, есть что-то желающее лететь, как водяной - а мне летать охота, или летающее буквально, или прежде были птицами, где тоже с полетом. Я это вдруг обнаружил, неожиданно для самого себя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я знаю, что есть профессии, которым нельзя научить, есть люди, вот как сегодня мы имеем дело, скажем, со сценаристом, с режиссером, милостью Божией. Вот такой человек был у нас в студии - Гарри Яковлевич Бардин. Спасибо.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Спасибо за добрые слова. Доброе слово и кошке приятно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Очень надеюсь, что не в последний раз повидались с вами здесь в Киеве.

Гарри БАРДИН, российский мультипликатор: Всего доброго.

Гости программы и спикеры:
Гарри Бардин
Российский мультипликатор, особенно известен работами в жанрах пластилиновой и кукольной анимации

Поделиться:
Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все