СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Дубль W

Виталий Рева: "У кого-то есть талант, а я "пахал" и трудолюбием достигал успехов"

Говорим об украинском футболе, жизни, и о том, что происходит вокруг Украины.

\

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Віктор Вацко:

- Віталій, прийнято вважати, що діти, які походять із матеріально забезпечених сімей не мають достатньо стимулів, достатньо мотивації для хорошої професійної кар’єри. Твій приклад спростовує цю думку, цю тенденцію, скажімо так.

Віталій Рева:

- Ну, если Вы так считаете, что я с достаточно обеспеченной материально семьи. Наверное… Это такой многогранный вопрос. Почему? Сейчас объясню. Родился я очень давно, в прошлом веке. И таких материальных благ, как сейчас, не было. И все были более менее равны. Поэтому, если я вам расскажу, куда меня принесли из роддома и где я спал – это будет чуть смешно. На самом деле, я не считаю, что я из сильно обеспеченной семьи. Да, она достаточно не бедная. Но мотивация?.. Все-таки, я считаю, все зависит от того, когда человек родился, что ему заложено, что ему дал Господь. И, допустим, даже если у него достаточно в семье условий каких-то или возможностей, все равно есть его какое-то положение в обществе, и он движется. Если взять конкретно меня, то мы возьмем моего отца. Я родился – не помню, кем он там был капитаном?.. Но майором точно не был. Поэтому это была обычная советская семья. Я не могу сказать, что у меня было много игрушек. Да, был мяч футбольный. Я ходил во двор, и играл, как и все ребята.

Поэтому, для того чтобы задавать этот вопрос Вам надо знать о моем детстве, к примеру, что там у меня все было, и я задумывался о том, что надо чего-то достичь. Как бы это было чуть по другому, потому что я вырос в нормальной советской семье, ходил в школу, как и все, занимался футболом на, еще тогда были резиновые поля футбольные – «резинка» назывались. Меня отец отдал на футбол. Просто с течением времени так совпало, что я попал в Киев, отец попал в Киев. Мы параллельно с ним двигались. И, наверное, материальное состояние улучшалось и у меня и у него. Поэтому, если брать в целом, конечно дети из семей, которые меньше обеспечены больше хотят играть в футбол – может быть. Но тут вопрос – очень обширный. И, если взять на моем примере, я так не считаю, что я был из обеспеченной семьи, и у меня все было. У меня были нормальные условия, в принципе. Ну, может быть, у отца была зарплата лучше, потому что он, все-таки, работал в системе МВД, охранял секретный на то время завод ЮМЗ, и, наверное, что-то мог себе позволить. Но сказать, чтобы все это было просто так?.. Поверьте, и моя мама работала очень много, и отец. И они пытались сделать все, чтобы дети росли,… нельзя сказать – в достатке, но, чтобы все у них было. Советская система отличалась от сегодняшних дней. И те же дети, которые ездят везде в школу на машинах. А Виталик Рева вставал утром, садился на трамвай или шел пешком, или садился в автобус и ехал полтора-два часа на тренировку. Не было: «Отвези-привези», «Купи форму, перчатки!». А я Вам скажу, что перчатки были по 9 рублей. И не возможно было где-то взять перчатки «Адидас», «Ульшпорт». С течением времени, конечно, все менялось: Украина стала независимой, я попал, кстати – в 1991-ом году, в дубль «Днепра». Тогда, я помню, мне впервые подарили перчатки «Пума». Они отличались от девятирублевых, и, как бы… Если отвечать так честно на Ваш вопрос, наверное, все таки, я думаю, все зависит от личности. Не зависимо в какой семье она росла. Конечно, более состоятельная семья может дать больше какого-то образования. Но, на самом деле, доброта человека, я имею в виду – родителей, передается не только в семьях, где есть благосостояние. Это, все-таки, зависит от родителей.

Віктор Вацко:

- Просто – кажуть. Це не моя думка.

Віталій Рева:

Да-да.

Віктор Вацко:

- Це багато хто говорить, що діти із забезпечених сімей не мають стимулу долати труднощі. А от професійний спорт – це дуже важка робота. Коли багато в чому потрібно відмовляти собі, потрібно переступати через себе: коли ти їздиш на тренування, твої друзі сидять в кафе чи гуляють з дівчатами (такий період наступає)…

Віталій Рева:

- Я понял. Если взять мой пример, к примеру. Город Днепропетровск, еще Советский Союз. Я где-то до 15-16 лет не попадал в основной состав команды «Днепр-75». Я был третьим вратарем, потому что у меня был не высокий рост. Но я пахал, поверьте мне, больше, чем все остальные. У нас была команда. Она чемпион Советского Союза. Я даже не попадал в эту команду. Она выиграла возраст 14 лет первенства Советского Союза. Из- нее, из этой команды, я вам могу сказать, только один человек, который достиг чего-то в футболе – это Гена Мороз. Все остальные, на тот период (14-15 лет) были намного одареннее меня, а семьи может быть не так, как Вы говорите – благосостоятельнее, чем моя, но почему-то они все затерялись. Поэтому, я считаю, все зависит от интеллекта, от семьи. От семьи, в принципе, полной, где мать, отец, где доброжелательная обстановка, где детей приучают к труду с детства. Это уже сегодня время поменялось, и уже есть быстрые машины, бутсы разные и так далее, и так далее. И, наверное, родители, которые не реализовались в футболе или в чем-то, но реализовались в бизнесе, они хотят, чтобы их дети были успешными. Но, поверьте, на каком-то этапе футбол все отфильтровывает. Мое мнение – все зависит от интеллекта полноценного человека, который стремится к чему-то. Поэтому … – сложный вопрос. Я, понимаете, все примеряю на себя и поэтому так отвечаю откровенно. Возможно, Вы правы, но везде есть исключения и везде есть какие-то другие ньюансы.

Віктор Вацко:

- Добре, якщо ось знову ж таки приміряти на себе. Зріст – 183 сантиметри.

Віталій Рева:

- Ну, это я дописал. Примерно – 180 с половиной – 181.

Віктор Вацко:

- Кажуть, і тоді казали, під час твоєї ігрової кар’єри, я прекрасно пам’ятаю цей час, що не можливо стати Топ-воротарем із таким зростом. За рахунок чого вдалося спростувати це твердження?

Віталій Рева:

- Мое мнение – за счет психологической стабильности какой-то или психологических качеств. Мне сложно, ведь я говорю от себя. Я считаю себя трудолюбивым. В спорте я старался пахать и добиваться всего. Ну, как говорят, у кого-то есть талант, а я трудолюбием достигал каких-то успехов. Что касается роста то да, это действительно так. Топ-вратарем, наверное – сложно. Но бывают какие-то исключения. Я не считаю себя топ-вратарем.

Віктор Вацко:

- За українськими мірками це так. Це не те, що я хочу комплімент зробити. Просто є статистика.

Віталій Рева:

- Я – понимаю. Я компенсировал, наверное, выбором позиции, ловлей мяча, психологической стабильностью, какими-то качествами другими. Сейчас, когда у меня есть какие-то знания (в институте в Барселоне, я изучал тренерское искусство вратарей, обучал нас УЕФА), я могу уже анализировать. В то время надо было работать, анализировать ситуацию: почему и что не получается, и, грубо говоря, пахать. Других не вижу способов.

Віктор Вацко:

- Віталіку, який найбільш пам’ятний момент у твоїй кар’єрі? Якщо я скажу, що це матч за ЦСКА із донецьким «Шахтарем» у 2001-му році, який закінчився 0:0, я буду правий чи ні?

Віталій Рева:

Наверное есть 3-4 матча, которые самые запоминающиеся. Этот матч, который Вы назвали. Потом был мат на стадионе «Олимпийском» еще до реконострукции. Возглавлял ЦСКА Фоменко. 0:0 мы сыграли с «Динамо». Был матч памятный в Лиге чемпионов, хотя он может не так врезался в память – матч на «Динамо» с «Левски», когда мы прошли в групповой раунд, и на последних минутах удалось отбить пенальти. В принципе – матч за сборную с поляками (первый мой матч за сборную). Хотя если начинать тщательнее рассматривать мою карьеру, то, наверное, мне больше всплывет на память таких матчей. Но основные –обозначил.

Віктор Вацко:

- Скажіть таку річ: Ваше ставлення до В’ячеслава Вікторовича Грозного? Він звинуватив Вас у здачі матчу. Це на моїй пам’яті перший і останній раз. Хоча Ви знаєте, що футбольний світ тісний і багато…

Віталій Рева:

- Будем так говорить, я его простил.

Віктор Вацко:

- Ви розмовляли з ним?

Віталій Рева:

- Нет. Я его простил. Это нормальное явление. Поверьте, до меня доходили еще различные слухи. Если сейчас Вам начну рассказывать – они очень интересны, нов 20013 году меня не брали (Онищенко был президентом) в «Арсенал» после того, как я отыграл полгода. Я пытался понять причину. Причины были разные: Сирота, допустим там, менеджер, я слабый и старый. И дошли до меня слухи, что якобы в разговоре Коломойского с Онищенко Коломойский сказал: «Так Рева ж сдает игры». Я не хочу как бы никому ничего не доказывать. Но мне было смешно, что люди там наверху, не занимаются своими делами (у них там миллиарды в голова), опускаются до того, что Рева сдает матчи. Мне просто это было интересно. На самом деле я потом нашел подтверждение: мне некоторые руководители «Арсенала», которые присутствовали на этой встрече, подтвердили, что такой разговор был. Люди там, ну, руководители наши, владельцы, вот им кто-то сказал, что кто-то сдает матчи и это крутится у них в голове: сдает матчи, не сдает. Может это придумали. Но, по крайней мере, такой разговор был.

Віктор Вацко:

- Віталіку, це ж така ситуація. Розумієте, що тоді було інтерв’ю після матчу з «Таврією». Грозний тоді сказав, що команда його «плавила», що Ви здали гру, пропустили скільки – 5 чи 6 м’ячів, я вже не пам’ятаю.

Віталій Рева:

- Я и Закарлюка покойный…

Віктор Вацко:

- Це все в Інтернеті було написано. Всі ж читають Інтеренет.

Віталій Рева:

- Вить, ну я его простил. У меня совесть чиста? Но я ему руку не подал (была у нас встреча в профсоюзах). Это его жизнь. Он делает сам себе…

Віктор Вацко:

- Як відмитись від цього? От людина сказала, людина просто сказала…

Віталій Рева:

- Витя, ну сейчас большой поток информации. Сей час говорять много нехорошего, плохого. Сегодня говорят одно, завтра – третье. Я честен перед собой, мне спокойно жить, я сплю хорошо. Все, достаточно. Если я буду на все реагировать, тогда  моя психологическая стабильность будет нарушена. Поверь, я живу комфортно. За тот матч мне не стыдно. Есть такие случаи, я расскажу, с течением времени, через десятилетия я узнавал, что я в этой игре относился нормально, а какие-то игроки вели себя не корректно. Были такие случаи. Но это – их вопросы. Мне комфортно жить. У меня есть комфортная уверенность в том, что я эту игру не сдавал. То, что вытворяет этот человек, которого Вы назвали, это его судьба. Может он так себя оправдывает. Я не знаю. Это его вопросы. Меня они не касаются.

Віктор Вацко:

- Ким ви бачите себе? Ви вже визначилися із своїм пост футбольним життям чи ще футбольним?

Віталій Рева:

- Давайте так, откровенно. Я ж пока не говорил, что закончил с футболом. Мне нравится, что за меня решают, пишут. Я пока не говорил. Может я вернусь в футбол. ну, это, конечно, смешно звучит.

Віктор Вацко:

- А чому?

Віталій Рева:

- Ну, не знаю. Потому что в якобы сорок с чем-то лет уже сложно и так деле.

Віктор Вацко:

- А Габор Кіраї[V1]  на чемпіонаті Європи?

Віталій Рева:

- Ну, у Габора Кираи не было перерыва большого. Понимаешь. Он все время играет в футбол, там Лаштувка играет в футбол, Шовковский играет в футбол, все играют в футбол. а ты, когда отошел от футбола, посмотрел на это все, плюс еще творится такая ситуация. Я думаю, что мы уже дошли до дна в футболе, оттолкнулись и пошли наверх, наверное. Не знаю. Поэтому, понимаете, всю жизнь провел в футболе и говорить, что… Ну, я интересуюсь другими вещами. Поверьте, у меня интересная жизнь. Да, но мне хотелось бы какую-то пользу приносить футболу. Мое образование – менеджмент футбола. Я прошел курсы тренеров вратарей. Сейчас одновременно и обучаюсь, и читаю лекции по лицензированию тренеров вратарей. Это такой процесс – ты всю жизнь учишься: ты передаешь знания, тебе передают знания. Когда я был вратарем, мне Михайлов, Краковский передавали свои знания. Я впитывал. Наверное, своим поведением, своим отношением они учились у меня. На сегодняшний момент – так же само. Это же не одностороннее движение. Если я что то знаю, я должен кому то передавать. Кому я передаю, я на них смотрю, они мне дают ответную реакцию. И поэтому на сегодняшний момент я не могу сказать, что вот я в чем-то определился и у меня есть какое-то направление. Да, мне интересно я сейчас работал, допустим, Александр Головко пригласил меня в сборную U-20. я попробовал себя тренером вратарей. Хотя я долго отказывался. Потому что я видел себя наверное в чем то другом. Это жизнь. Надо уметь интересоваться всем. И для меня это определенный опыт. То, допустим, те знания, которые я получил на курсах УЕФА о последних тенденциях вратарской теории и практики, надо кому то передавать. А передавать теоретически – это одно, а практически, когда ты выходишь с вратарем на футбольное поле и начинаешь давать упражнения – это другое. И поэтому нельзя, как бы зацикливаться. Я говорил, что я не буду тренером. Но я не вижу себя главным тренером. Хотя многие там: «Может попробовать?». Ну, тренер вратарей мне близко почему? Потому что 21 год я ловил мячи, анализировал ситуацию, пытался улучшить игру. И поэтому на сегодняшний момент – накопился какой-то опыт, который я могу передать. Но сказать, что во мне умер футболист, как многие думают, я не вижу пока этого. Хотелось бы, чтобы, наверное – уже возраст, все-таки определиться и чем-то заниматься. На сегодняшний день нет такой четкой уверенности, что это мне нравится. Да, я думал менеджмент – это интересно. Интересно только в какой стране? В нашей – специфический менеджмент, поверьте. То, что нас обучали в Барселоне и давали какие-то знания – не работает. И поэтому это нормальный процесс. Мы живем в другом сообществе, у нас другие законы. Деньги в футбол вкладывают определенные люди. К сожалению, их стало меньше. Поэтому сказать, что если завтра у меня будет хорошее предложение?.. Наверное это смешно звучит, но если потренироваться там месяцок – можно и вернуться. Но, как правило, должна быть мотивация – ради чего?

Віктор Вацко:

- Зараз нам підказують, що у нас хвилина залишилась до чергової перерви, після якої ми передаємо слово нашим вболівальникам, я мушу поставити одне запитання в продовження теми, яку Ви зачепили, – різнобічності. І питання, до речі, не від мене. У Вас, як для мене, дуже несподіване і серйозне хобі – астрономія.

Віталій Рева:

- Давай так – это не астрономия, а это джьотиш. Потому что люди, которые называют астрология, астрономия – это чуть другое.

Віктор Вацко:

- Так, стоп! Зараз це був нокаут!

Віталій Рева:

- Джьотиш – другая наука. Это не астрология. Ну, как бы люди в западном мире думают, что это, примерно, одно и то же, но это чуть-чуть другое. Я тебе скажу больше. У меня есть хобби – гольф. Да, но последний год я не играю. Пляжный футбол – это тоже хобби, потому что он отличается от футбола даже мини.

Віктор Вацко:

- Але це несподівано. Астрологія, а точніше – джьотіш – слово, яке я вперше в житті почув. Що я хочу запитати. Якщо так складеться і Ви виберете для себе кар’єру менеджера Ви будете гравців в команду підбирати за астрологією, за цими принципами?

Віталій Рева:

- Вы знаете, уже был в нашем футболе, он есть, специалист, который пытался говорить с футболистами на этом языке.

Віктор Вацко:

- Це був Семен Альтман.

Віталій Рева:

- Конечно, я его очень уважаю. Он написал определенную книгу. Но все-таки они больше к астрологии это относят. Понимаете, как бы, надо говорить на одном языке. Ну, нельзя футболисту мое мнение объяснять, что вот у тебя планета там в таком-то месте, в таком то доме у тебя будет вопрос. Конечно, в своей работе я могу это использовать, как дополнительный пласт знаний. Но, для того, чтобы это использовать, это надо очень хорошо изучить. Для этого надо большую практику. Понятно, что какие-то моменты мне открылись: вижу перспективы футболиста, на чем ему надо сосредоточиться, какие проблемы у него в гороскопе. Конечно, садиться и, если недостаточный интеллект у футболиста, объяснять ему это – не надо. Жизнь – многогранна. Есть много знаний. И дополнительно использовать их тоже возможно. Звучит, как бы чуть-чуть странно. Но поверьте, это работает. И, сталкиваясь с гороскопами великих спортсменов, меня интересовал Майкл Джордан. Потому что в детстве я рос, смотрел баскетбол – очень великий. Или, допустим, Тайгер Вудс. Очень тоже знаменитый парень, который добился спортивных вершин. Есть определенные закономерности. Но эти знания открываются не всем. Это надо много учиться, чуть-чуть посмотреть на мир не с этой стороны, а с другой.

Слава Варда:

- Ну, и конечно, тот, кому ты их ретранслируешь, должен быть готов понять и принять то, что ты говоришь?

Віталій Рева:

- Да, во-первых – футболисты они более зациклены на своей работе. Я помню, там много сил отдаешь тренировкам, переезды, задача – восстановиться, подготовиться к матчу, плюс еще надо проанализировать соперника разобрать… Все таки, я считаю, посвящать их не надо. В работе менеджмента понимать, чего ждать от этого человека

Кстати, один из знаменитых корреспондентов подсказывал мне, что тот же парень из «Атлетико» – главный тренер, вроде бы на вид и не скажешь, но он, вроде бы, делает астрологическую карту.

Віктор Вацко:

- Сімеоне?

Віталій Рева:

- Да. Я так слышал. Не читал лично. Но знаменитый корреспондент один рассказывал мне об этом, что он просматривает ситуацию. Просто – насколько глубоки твои познания в этой науке, понимаете? Если люди в этой теме, они понимают. Семен Иосифович Альтман меня поймет, что это использовать можно. Просто насколько – это уже другой момент.

Слава Варда:

- Ну что же. У нас момент для наших слушателей и зрителей, которые писали в Фейсбуке свои вопросы. Мы уже закончили принимать их и читаем те, что есть. Виталлий Григорьевич, пожалуйста:

- Насколько сильно давил на Вас факт того, что большую часть карьеры Вы провели за спиной Александра Шовковского?

Віталій Рева:

- Давайте посчитаем. Если я начал в 1991-м году, а приостановил свои выступления в 2013-м. в «Динамо» я провел с 2001-го, ну будем говорить так, с перерывом на «Таврию» – по 2007-й год. Это 5 лет. А получается карьера с1991-го по 2013 – чуть больше 20 лет. Пять лет из двадцати двух…

Слава Варда:

- Это то, о чем мы говорим, то, что людям больше запоминается.

Віталій Рева:

- Да, людям запоминается. Ну, как давил? Понимаете, Александр играет сегодня и это легенда команды, которая называется «Динамо». Поэтому может в каком-то моменте что-то и давило, но тут вопрос – как проанализировать ситуацию. Откровенно скажу с высоты сегодняшних дней: оно как бы не давило. В тот момент, там 2001-й, 2002-й, 2003-й год в каком-то периоде жизни я вышел на тот уровень, когда на меня это не давило. Есть определенные принципы, определенные знания, поэтому я расслабился и на меня это не давило. Может оно давило на людей, которые были рядом со мной, – на других. Но есть такие моменты, что надо расслабиться, и получать удовольствие. А жизнь – она все расставляет на свои места.

Слава Варда:

- Витя, ты хотел…

Віктор Вацко:

- Так, я хотів трохи розвинути тему.

- Вже от з позиції Вашої, як людини, яка має знання, матеріал і досвід цього. Як Ви поясните феномен Шовковського? Чому людина у 40+ є першим номером…

Віталій Рева:

- А как Вам объяснить с позиции джьотиш или с позиции…?

У Саши хороший второй дом. Ну ладно, давайте не будем. Это секретная информация. Потому что на самом деле у меня есть его гороскоп.

Саша с течением времени приобретал определенный опыт. У него было достаточно травм. Его жизнь закаляла и у него есть определенная цель. Он видит себя в футболе, и ему достаточно комфортно в нем находиться. И, наверное, физические и антропометрические данные плюс его психологическая уверенность, которую мы сейчас наблюдаем (она же не возникла, допустим, в 95-м-96-м году), это все было постепенно. Психологическая стабильность вратаря с течением времени увеличивается. Это происходит у кого-то к 28-ми годам, у кого-то к 30-ти. И весь этот опыт, который накопился: положительный, отрицательный, – он закалил его. И на сегодняшний момент он выполняет свою работу достаточно качественно, уверенно. Он затрачивает меньше ненужных движений. Потом уже в этом возрасте развивается такое качество, как предугадывание на достаточно высоком уровне. Есть такой вратарский термин как предугадывание и так далее, и так далее. Оно достаточно выработалось. Когда ты на тренировках делаешь определенные вещи очень много, много, много раз, ты можешь предугадать ситуацию по замаху футболиста, по его разбегу, если он, конечно, держит себя в хорошей физической форме. Это его работа тоже над собой. Плюс так сложилась его карьера, что он в одном клубе, с одним практически тренером вратарей, который нашел с ним взаимопонимание, который чувствует, который знает когда ему что давать. Это немаловажно. Не каждому так повезло в жизни, чтобы с тобой работал грамотный специалист, который смог бы проанализировать, который знает, допустим, где-то у Саши там какие-то вопросы. Он ему над этим элементом пытается развивать, работать. Мы не умаляем успехов Александра. Он, конечно, сам много работает. Но плюс, я думаю, – окружение: все-таки родной клуб, ему комфортно. Но поверьте, без трудолюбия его это бы было невозможно. Понятно – хорошие антропометрические данные. Но поверьте, Саша пашет очень много.

Слава Варда:

- Вопрос, связанный с еще одной легендой. Ваши, Виталий, воспоминания о периоде учебы в институте Йохана Кройфа.

Віталій Рева:

- Да, в жизни, так сказать, повезло, не повезло, но, на выпускном, мы ездили с семьей (супруга и дочка) в Барселону, и нам вручал дипломы тогда еще живой Йохан Кройф. Конечно же это легенда. Но, честно скажу, уже было заметно, что у него проблемы со здоровьем были. О чем это говорит. Я просто хотел чуть так эту тему затронуть. Очень интеллектуальный был человек. В принципе, мы видим того же Гвардиолу. Они все учились у него знаниям футбола, знаниям жизни. Он построил этот институт, который находится во многих городах. Там есть определенная платформа. Но он понимал, что футболист, закончив спортивную карьеру, должен чем-то заниматься. Если ты интеллектуал, ты должен учиться, ты должен учиться всегда. Потому что футбол, это такой вид спорта, где нет мелочей. И поэтому он создал такой институт. И футболисты, которые готовы после окончания учиться, которые хотят узнать, что такое менеджмент, ну не просто менеджмент – куда-то отправили в какой-то там университет в Лондоне, все обучение было построено на примерах футбола: «Реала» Мадрид, «Порту», «Барселоны». Были жизненные примеры. Я считаю, что очень он много сделал для поднятия интеллекта футболистов.

Слава Варда:

- Если бы Вы Виталий писали книгу своей автобиографии, какое название дали бы своей книге?

Віталій Рева:

- Никогда еще не задумывался об этом. Наверное – не пришло время. Честно – вопрос очень интересный. Сложно. Не могу ответить. Буду думать теперь с этого момента над названием книги.

Слава Варда:

- Главная заповедь вратаря и главная заповедь футбольного функционера.

Віталій Рева:

- Никогда не сдаваться. – Как бы так звучит. Простовато, но на самом деле!.. мое мнение – вратарь – это психологическая уверенность команды. Вся его неуверенность, если он не спокойный, все передается команде. И поэтому, я считаю, что для вратаря главный постулат – это уверенность. Что касается функционера? Сложный такой вопрос. Почему сложный? Я не могу себя причислить к функционерам. Хотя какой-то промежуток времени исполняю какие-то обязанности. Ну, наверное, для функционера – это справедливость. Но для всех, наверное, справедливость разная. Почему? Потому что мы сидим на разных стульях, и каждый видит ситуацию по-своему. Поэтому максимально справедливо, по крайней мере – честно справедливо – для функционера.

Слава Варда:

- Если бы Вы, Виталий Григорьевич, могли вернуться в прошлое  на одни сутки, какой бы Вы день выбрали для этого?

Віталій Рева:

- Вы знаете, жизнь предписана. Поэтому возвращаться, чтобы… Наверное все, что случилось со мной, все, что я сделал – так надо было в жизни. И я чему-то научился. Поэтому, мы не будем возвращаться.

Слава Варда:

- Що в теперішньому Вашому житті приносить Вам найбільше задоволення, Віталію?

Віталій Рева:

- Честно? – Знания которые я получаю. Они приносят мне большое удовлетворение. А мои отношения с супругой, с дочерью, семья – это как бы выше всего этого. Но реально, когда я вижу, как это работает, мы сейчас говорим за джьотиш, и когда я беру все эти новые знания, или мне их передают, то, честно, многое становится понятным. И потому, наверное, все-таки от этих знаний, от учебы я получаю все-таки большое удовольствие.

Слава Варда:

- Робота в КДК – дуже невдячна. Чи не думали Ви втекти з КДК?

Віталій Рева:

- Нет. Согласен. Работа не благодарная. Объясню почему. У каждого есть свое мнение, каждый думает, что он прав. Но есть ситуация. Даже недавно была, очень длинная. Поэтому моя задача в КДК – донести ребятам-юристам, которые достаточно грамотные, ощущение футболистов на поле: что они чувствуют, что они делают. Ну, как бы я не могу сказать, что я представляю интересы футболистов. Мне, все прожитое мной в футболе, достаточно понятно, и я могу проанализировать и донести. Понятно, что не всегда решения для людей кажется понятными и объективными. Но, к сожалению есть определенные дисциплинарные санкции. Да. Есть много нюансов, которые понятны футболистам, которые играют в футбол. Я тоже был на их месте и тоже возмущался, не понимал многих решений, и то же самое – критика со стороны футбольных тренеров и так далее, – это все нормально. Но есть такое понятие у нас, как комфортная уверенность. Вот когда у меня ее не будет, вот тогда можно будет уйти. Когда она есть, да может быть случались там к5акие-то моменты на протяжении там 3-4 месяцев, когда не было вот этой комфортной уверенности. Но, по крайней мере, мне не в чем себя винить или предъявлять себе какие-то претензии. Поверьте, в глубине души я анализирую ситуацию и каждый случай, не будем говорить – когда бросают файера, что касается футболистов: карточки красные, желтые (просто футболисты иногда обманывают сами себя, или футбольный клуб создает такую тенденцию, что вот наш… Это нормально. Каждый футбольный клуб защищает своего футболиста: получил он карточку, сделал он плохой поступок, говорит он плохие слова. Это нормальное явление). Но поверьте, я могу отличить, где правда, а где нет. Может быть где-то я могу ошибаться. Но в целом, есть моменты, где я считаю, что я повлиял на какие-то решения, а есть, где это технически невозможно.

Слава Варда:

- Как Вы относитесь к рекламе известными спортсменами не здоровой пищи?

Віталій Рева:

- Отрицательно. Я, по крайней мере, не рекламировал алкоголь, табак и так далее, и так далее.

Слава Варда:

- Виталий, Вы много внимания уделяете интеллектуальному развитию футболиста, считаете положительным читать книги, ходить в театры и так далее. А какую книгу посоветовали бы прочесть, и какая у Вас самая любимая книга?

Віталій Рева:

- Что касается футболистов и интеллекта. Да, я советую читать книги. Но, по моему, у нас был случай, помните – с футболистами сборной, когда они себя некорректно повели в матче «Шахтер» – «Динамо». И один из футболистов «Шахтера» (мне очень понравилось), фамилия его Степаненко, сказал, что возьмет на базу книги, и будет читать с Ярмоленко, по-моему. Не помнишь такой разговор, Витя?

Віктор Вацко:

- Він про Гармаша говорив.

Віталій Рева:

- А, про Гармаша. Вот это очень хорошо, очень замечательно, когда люди и футболисты интеллектуально задумываются. Конечно, я бы посоветовал ходить в театр, читать книги, слушать лекции, знакомиться с интересными людьми. Но, наверное, не у всех хватает времени.

По книге? Честно, я бы не советовал. Потому, что то, что читаю я сейчас – это не совсем корректно. Сейчас я буду называть названиия – не правильно это. Читайте то, что созвучно на сегодняшний день вам. Могу посоветовать там – Годецкий, Хакимов – ребята очень достойные. Не знаю, кому-то нравится, может быть, Торсунов. Но это все такое – чуть-чуть ведические знания. Далее, на самом деле, каждый человек вправе выбирать. И я думаю, что в какой-то момент найдется созвучная какая-то книга. Главное – хотеть читать. Но может кому-то – не очень интересно.

Слава Варда:

- Вспомните самый обидный гол, пропущенный Вами и сейв, о которых будете рассказывать своим внукам?

Віталій Рева:

- Сложно. Наверное я много обидных голов пропускал. Я могу сказать о поражении, которое очень сильно повлияло на меня, это поражение от «Ювентуса» – 1:2 в Киеве, когда я играл за «Динамо». Ну, мы тогда не вышли в полураунд. Хотя там, я не помню, вроде бы не было моих ошибок сильных. Может я уже запамятовал. Но это поражение я так воспринял близко к сердцу. А потом тоже были поражения такие нехорошие – от Румынии – 1:4. Но как-то быстро выходил. Там Валерий Васильевич помог какими-то хорошими словами. А допустим поражение 0:6 – от «Карпат» («Карпаты» – «Кривбасс». Я за «Кривбасс» играл) я был уже психологически уверенным в себе и готовым с этим справиться. Конечно, неприятно в таком возрасте – 36 лет или 37, – я не помню, сколько было, – это все-таки очень неприятно. И еще неприятно, когда вратарь забивает, это тоже один из обиднейших голов.

Гости программы и спикеры:
Виталий Рева
Украинский футболист, вратарь

Поделиться:
Читать все
Читать все