СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

На пике событий

Антон Литвин: "В "пятую колонну" меня записали, и я с удовольствием в нее влился"

Продолжаем цикл передач "Люди Праги". Сегодня в гостях у Матвея Ганапольского - современный российский художник, организатор перформансов Антон Литвин. Его фестиваль актуальной российской культуры Kulturus, который проводится в Праге, в этом году был посвящен Украине и открылся фильмом Сергея Лозницы "Майдан". Творческий взгляд на происходящее в России, "баранки и самовары", цензуру, художественную жизнь Чехии и многое другое. 

 

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. В эфире программа "На пике событий", у микрофона Матвей Ганапольский. Это продолжение нашего цикла, который называется "Люди Праги". Я записываю эту передачу в Праге и собираю у микрофона самых интересных персон, которые сейчас находятся в Праге. Но это люди интересные не сами по себе, это люди, которые могут вам интересно рассказать и о своей судьбе, и о городе, который стал значимым в их жизни, и о связи с Россией, и с Украиной, их жизни нынешней теперь; но самое главное – рассказать об этом удивительном городе, о Праге. Ну уж если я тут, как не попросить их это сделать. Сегодня очень интересный человек у нас здесь. Вот кого я не спрашивал, мне говорили: "А вы знаете Антона Литвина? А знаете Антона Литвина?" А я же как бывший советский человек, я задаю вопрос: "Не знаю Антона Литвина, а чего он здесь делает?" И вот тут начиналась сложность: люди разводили руками и говорили: "Ну, он многое-чего здесь делает". Я говорю: "А он тут живет?" – "Ну да, он тут живет, но кроме этого он еще живет и…" – и начинали мне перечислять разные места, где живет Антон Литвин. И вот наконец художник Антон Литвин у нас перед микрофоном. Здравствуйте, Антон.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Добрый день.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, давайте раскроем секрет: как вам удалось построить свою жизнь, и как так получилось, что Прага стала частью вашей жизни? Ведь вы здесь живете не постоянно, правильно?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Я живу здесь не постоянно, где-то 50 на 50 вместе с Москвой. И я думаю, что Матвей мне польстил, сказав, что я проживаю одновременно в разных местах. В реальности я бываю в разных городах, но проживаю постоянно в Москве и в Праге на данный момент.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну в Москве и Праге. Вот давайте о совмещении этом поговорим. Каким образом вы здесь оказались, вообще чуть-чуть расскажите о себе.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: С Прагой меня связывает довольно много всего и до переезда даже. И естественно, что, во-первых, детство прошло под впечатлением 68 года: я родился в 67-м…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду, пражских событий?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Конечно, да, тут это очевидная дата, которая сразу всем понятна. Несмотря на юность или незрелость, безусловно, было всё время после 68-го года августа ощущение, что совершил что-то непоправимое, что жизнь пошла каким-то другим путем, и только в юношестве, в зрелости стала в общем понятна вся трагедия. И более того, когда мне 2 года назад посчастливилось познакомиться с Натальей Горбаневской…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Известной правозащитницей диссидентки…

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Которая вышла в 68 году в августе на Красную Площадь, за что потом вместе с остальными 7-ю получила – кто срок, кто лагеря, то я был безмерно счастлив, потому что… даже счастлив – не совсем то слово. Я был, с одной стороны, да, безмерно горд этому знакомству; с другой стороны, я понял как раз ужас российской жизни, потому что жизнь фактически за 50 лет (мне скоро будет) – она, в общем, вернулась почти в ту точку, откуда, получается, для меня и началась. И в этом есть определенное, конечно, разочарование, в том числе и своими собственными действиями, потому что 50 лет жизни в СССР и в России, получается, они ни к чему не привели, и все иллюзии свободы, демократии, либерализма и прочие юношеские, а потом опять же взрослые надежды – они, получается, в общем не реализовались. И может быть, отчасти этим и объясняется, что я нахожусь время от времени в Праге. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но вот когда мне говорили о вас, то сказали, что вы не просто человек – художник в широком понимании значения этого слова, но в общем, например, вас видели на протестных акциях, вы даже с трибуны что-то говорили. Вот каким образом человек свободной профессии вдруг оказывается на трибуне рядом с Алексеем Навальным? Вот как такое происходит?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Такое происходит, конечно, со всеми по-разному, и я вовсе... да, я, конечно, горд опять же оказаться случайно иногда рядом с Алексеем; но у меня всё началось довольно случайно. Хотя индивидуально как художник, я всё время делал работы, так скажем, которые можно было бы назвать сопротивленческими. То есть вот для примера, первую работу антипутинскую, против цензуры, я сделал в 2000-м году.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А что это было?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Это работа – ее можно найти в Интернете, она называется "Путн Путаут" и заключалась в том, что я взял лист газеты "Коммерсант", рубрика "Происшествия", и белой замазкой закрасил все буквы во всех статьях и заголовках, оставив только последовательно П, У, Т и Н. То есть получилось, что с одной стороны, все тексты, все заголовки замазаны; с другой стороны, остались только буквы, из которых складывается…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ясно, кто главный в стране.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Да, да, и я знаю, как он пишется – и ясно, что да. И я просто скажу, что я не в смысле того, что я такой прозорливый или умный, но эта работа 2000 года – она сейчас находится в Швейцарии в частной коллекции и мне, конечно, всё это льстит. Потому что, с одной стороны, я оказался действительно провидцем, и это подтверждает, что художники – они все-таки не совсем обычные люди: не то что они лучше или хуже других, но, так скажем, немножко другие. Но, опять же, это разочаровывает, потому что, получается, что человек, придя к власти из силовой структуры КГБ, для кого-то было очевидно, к чему всё это приведет. Может быть, с определенными допущениями, но вся страна оказалась, конечно, в этой ловушке - и это очень все грустно. Да, но я не ответил на ваш вопрос.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да, собственно хотелось бы узнать.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Так вот, и у меня были индивидуальные проекты: я делал действительно разные произведения, в том числе там видео, фото вот на тему конфронтации и несотрудничества с властью, на тему взаимоотношения государства и личности. И меня в какой-то момент пригласили курировать выставку-процесс, второй процесс Ходорковского. Это была довольно мощная история. В большом заброшенном цеху с 15-метровыми потолками мы сделали с редакцией журнала "Ежедневный журнал", который возглавляет Рыклин, мы сделали очень большую мощную экспозицию. В общем, туда пришли Немцов, Каспаров, многие оппозиционные деятели. Это был соответственно 2000… не 4-й, конечно, - какой был? – конец двухтысячных. И в общем, таким образом как-то меня заметили и вроде бы в хорошую сторону: стали приглашать на разные мероприятия. Потом мы делали выставки про Болотную площадь; потом меня пригласили войти в комитет протестных действий: я участвовал в организации…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В общем-то готовый…

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Вообще в пятую колонну меня записали, да. А я с удовольствием в нее влился, потому что, конечно, это очень приятно – оказаться в кругу таких достойных и прекраснейших людей, быть с ними рядом и слушать их, смотреть на них и, в общем, чувствовать в каких-то процессах, которые, дай Бог, помогут России.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У вас есть какие-то сейчас контакты с Алексеем Навальным, у которого непростая судьба, как мы знаем? То пытаются садить…

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Прямых нет в такой степени: я не входил и не вхожу в его ближайший круг, потому что я все-таки человек непартийный, независимый художник. Да, но я просто участвую в тех проектах, которые в данный момент действительно являются самыми болезненными для власти, я бы так сказал, и поскольку Навальный является сейчас главной занозой, то, конечно, мы обязаны быть вокруг него.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я напоминаю, что у нас у микрофона художник Антон Литвин, человек, который существует между двумя странами. И собственно об этом мы сейчас поговорим, потому что интересно исследовать, каким образом люди Москвы становятся людьми Праги. Вот был какой-то ваш первый шаг, как вы тут оказались, почему вы теперь человек Праги, какая технология этого? Для чего вам это нужно оказалось?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Меня всё время спрашивают, почему Прага. Но отчасти действительно Прага была всё время с детства; с другой стороны, я как художник участвовал в начале 2000-х в первой пражской биеннале. Потом вторая моя профессия - реклама, я снимал здесь много рекламы для пива в Чехии. И в общем, так или иначе, было много контактов. Потом, в России много чехов плюс здесь, конечно, живет великий художник Виктор Пивоваров; здесь живет эмигрант Авдей Тер-Оганьян; здесь Томаш Гланц, очень авторитетный искусствовед и куратор. И в общем, скорее первое моё здесь появление – оно было завязано на художественно активности: я думал здесь делать выставку, посвященную годовщине, по-моему, 45 лет (в 13-м году было вторжение танков). И я собственно прорабатывал такую кураторскую как раз идею, искал площадки, знакомился с разными людьми. Но ситуация в России развивалась с такой непостижимой скоростью и логикой репрессивной, что мне стало понятно, что одним искусством не отделаться и надо привозить сюда не художников, а людей гораздо более широкого, что называется, профиля: деятелей культуры разных областей; может быть, активистов плюс политиков ну в меньшей степени, конечно, - то есть людей, которые могли бы рассказать о России, каждый со своей, что называется, колокольни; но чтобы у местных жителей и эмигрантов сложилось (у Европы, так скажем) все-таки более-менее цельное представление о культурной ситуации в России, в том числе о цензуре, о блокировке сайтов, о журналистике, о положении искусства, о ЛГБТ и прочих меньшинств.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну вот я вас прерву, у нас украинская аудитория, и она собственно живет украинским, не только украинским, но в основном естественно украинскими интересами, интересами своей страны. А что, художникам тоже мешает? Вот скажите мне несколько слов: в чем проблема между властью и художественном сообществом в широком смысле в России?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Как раз ужас в том, что никакой проблемы нету, к сожалению, потому что художники не представляют сейчас никакой реальной силы ни интеллектуальной, ни визуальной, ни организационной. И как раз отчасти этим выражалось мое нежелание привозить сюда художественные выставки. Потому что художники заняли и даже не конформистскую как раз позицию, а как раз они заняли крайне пассивную и довольно вялую по отношению как к зрителю, так и к государству. И даже разные инсинуации со стороны Министра культуры не сподвигли их ни на какие решительные шаги, бойкоты и прочие активные действия, поэтому…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы художники, мы занимаемся творчеством.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Ну казалось бы, художники все-таки, которые тем более занимаются современным искусством, которые должны быть в авангарде и как-то опережать время, в общем-то, так получается, что либо нет таких художников, либо они…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Они не хотят ни в чем участвовать.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Либо не хотят, либо чувствуют себя комфортно, либо не видят перспектив – ну в общем, это для меня удивительная загадка.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы сейчас сделаем небольшую паузу и продолжим нашу беседу с художником Антоном Литвиным.
У микрофона Матвей Ганапольский. Мы продолжаем программу "На пике событий". Пражские люди, "Люди Праги", - я встречаюсь с интересными персонажами пражской жизни. Это удивительные люди, которые не просто сидят в своей стране, в данном случае наш сегодняшний гость – художник Антон Литвин. Они не просто сидят в своей стране, они ищут какие-то другие страны для самореализации и не только своей самореализации, но и реализации каких-то своих идей. Я хотел бы, Антон, чтобы мы продолжили вот как: все-таки почему вы решили тут закрепиться и сложно ли тут закрепиться? Знаете, многие сейчас рассуждают и в России, и в Украине ну в разных странах по разным причинам, почему бы нам отсюда не уехать? Вот я не знаю, нужно покидать свою страну, не нужно покидать, вообще какой здесь должен быть подход?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Ну, вы же понимаете, что никто, я думаю, не вправе давать никому советов и более того, даже своим членам семьи довольно сложно настаивать на каком-то одном решении, потому что у детей свое видение жизни и свои друзья; у взрослых членов семьи – другое…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну вы знаете, опросы общественного мнения как в любой стране вот постсоветской говорят, что где-то за 80 процентов теоретически готовы уехать. Но дальше начинается: ой, а кто меня примет, а зачем я там нужен? Как вы для себя определяли, что вы тут в Чехии нужны?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Ну естественно изначально ты понимаешь прекрасно, что ты никому не нужен, не говоря о том, что ты не знаешь языка; но с другой стороны, совершенно очевидно, что если ты имеешь оригинальные идеи, проекты и это адекватно времени и духу места, то это интересно будет…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну прежде всего быть такой креативной фигурой.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Ты должен что-то создавать, то, что никогда не было до тебя, и это интересно этому месту, где ты оказываешься. И поскольку так сложилось, вот мы говорили в предыдущей части, что с Чехией меня связывает чуть больше, чем с другими странами: я себе с трудом представляю себя в Испании, в Италии или во Франции (в Америке, в Англии, в Германии, наверное, проще), - но так получилось, что это и поближе чуть-чуть территориально, и опять же, я 68-го года, что называется "пепел берцев", да, и чувство вины – оно до сих пор живо. Поэтому так получилось, что получилось; но тем не менее всё равно это не говорит о том, что близость там языка и общих культур и вообще каких-то друзей, а о том, что кроме туристической поездки здесь возможны какие-то другие варианты. Потому что действительно понятно: ты не знаешь ничего, ты не знаешь языка, ты не ориентируешься в ситуации, не говоря о чешской, ты даже не ориентируешься в сложных хитросплетениях русской эмиграции, которое представляет собой "осиное гнездо" естественно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А она действительно есть, русская эмиграция?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: И очень много разных типов, да, разных много типов. Я как раз всем напоминаю фильм "Корона российской империи", потому что там, как ни странно, это в общем, в юмористической форме, но тем не менее это до сих пор существует. Ну не такие одиозные персонажи, но в общем странноватые люди со странноватыми рассуждениями, особенно Россия. Хотя, казалось бы, логично – да? – человек, который уезжает из России, он уезжает именно от этого, чтобы жить европейской жизнью; либо если он уезжает, то он должен сохранить какой-то критический настрой. А если он уезжает…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но "совок" привозит с собой.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Но когда да, люди уезжают и здесь продолжают как-то там, не знаю, пить с баранками час из самоваров… Ну нет, на этом кто-то делает, конечно, определенную карьеру и бизнес, - это нормально; но да, но просто всему есть предел – да? – и соответственно ты в какой-то момент понимаешь, что с такими людьми тебе, наверное, не очень комфортно. И я-то изначально вообще ориентировался на чешскую среду, другое дело, что это был русисты, которые знали русский язык, поэтому общаться было легко; но на тот момент русских, которые бы мне были интересны здесь было очень мало. Фестивалей пока я не проводил и, в общем, так был, как эстафетная палочка, передаваемая чехами с рук на руки, да, которые меня…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А, познакомьтесь, это талантливый художник, да?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: …которые меня рекомендовали друг другу, - таким образом я…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну это тоже неплохо.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Это очень хорошо, потому что это, конечно, говорит о том, что репутация в наше время – это один из главных капиталов и который тебе дает возможность выхода в те круги, в которых ты нужен, в которых тебя действительно уважают. Вот и уже потом, после того как я познакомился со многими действительно важными чехами, которые здесь, что называется, "держат поляну" – извините за такой зэковский жаргон, но чтобы было понятно. Потому что есть же определенные – есть политические круги, есть коммерческие, есть…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду чисто чешские.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Да, а есть, условно, правозащитные, либеральные, левые, студенческие, интересующиеся культурой, интересующиеся современным искусством, политикой, сопротивлением, правами человека, правами меньшинств. И соответсвтенно да, поскольку вроде бы как последние несколько лет именно в России я этим и занимался, то было в общем довольно легко в эту среду войти. Хорошо, что они – люди все говорят по-русски, потому что действительно очаг напряженности в России, и ясно, что люди, которые занимаются этими проблемами, их взгляд устремлен на Россию. Таким образом, я познакомился с площадками, познакомился с людьми, и мне пришла в голову идея, что надо привести из России деятелей культуры, которые смогли бы рассказать здесь о том, что происходит безо всяких ограничений, безо всяких опасений. И в этом смысле как раз да, чешская комьюнити – она меня поддержала, всем было безумно интересно. На первом фестивале…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Именно чехи поддержали.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Чехи, да. Я еще раз говорю, что мало знаком и сам-то не проявляю никакого интереса к эмиграции. Скорее уже теперь ко мне люди сами приходят знакомиться и как-то расширяют этот круг; но об этом в предыдущем интервью Саша Морозов, я думаю, много рассказывал…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да, да.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: …поэтому я не буду повторяться. Так вот, и первый, собственно говоря, фестиваль, который я придумал, я придумал название "Культурус". 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть вы с чистого места…

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: С чистого листа…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: …будучи приезжим, решили сделать здесь фестиваль.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Да, я его назвал "Фестиваль актуальной русской культуры". Мне было очевидно, что Европе необходим такой голос, причем голос именно не из России физически, а из все-таки места, приближенного к центру Европы. При этом место должно тоже иметь какой-то политический градус, и в этом смысле Прага прекрасно подходила, плюс я решил ориентироваться на тех людей, с которыми я хорошо знаком, которым я доверяю. И приехало в первый раз общество "Мемориал", приехал Лев Рубинштейн, приехал театр "Док", было много всего…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Театр "Док", я объясню радиослушателям, - это презираемый и преследуемый российскими властями такой театр, где актеры прямо показывают документы: они показывают события, то есть разыгрывается документ, можем так сказать.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Ну например, смерть Магницкого – как это всё произошло в тюрьме – да? – или, там, суд над Pussy Riot, или вот сейчас была последняя пьеса Олега Сенцова. Вот да, просто после этого, ну не после фестиваля, а просто против театра в том числе была развязана компания: они лишились своего помещения, - ну это вам Матвей может рассказать в отдельной передаче и пригласить кого-то, там, Угарова. Так вот, я к чему клоню? – тема первого фестиваля, как я назвал его, фестиваль актуальной культуры, и название для него я придумал "Культурус", я хотел, чтобы это было типа эсперанто, понятное на всех языках, и там была бы очевидна аннотация к России и культуре, поэтому "Культурус". Приехали, значит, люди; было несколько площадок, было в общем довольно интересно. И тема того момента – это была, безусловно, Болотная, суды над "болотниками", и со Львом Рубинштейном мы делали здесь презентацию, в том числе как раз доклада о столкновении на Болотной, о том, что это всё было спровоцировано властями и всё это дело очевидно, не просто "шито белыми нитками", а полнейшая провокация. После этого была проведена работа над ошибками, всё в общем было хорошо. И когда настало время проводить второй фестиваль, было очевидно, что темой его должна стать Украина. Я долго думал над составом участников, потому что, с одной стороны, фестиваль действительно озаглавлен как фестиваль русской культуры; с другой стороны, что более важно сейчас для русской культуры, как Крым и война? Поэтому я в общем так сохранил паритет. Со стороны Украины я пригласил Сергея Лозницу с фильмом "Майдан" и Влада Юрашка, украинского художника, который живет в Москве, но, тем не менее, с его серией тоже "Майдан". И, кстати говоря сказать, почему это всё вокруг Майдана закрутилось, потому что в Праге летом или скорее весной был образован Евромайдан, и я в общем так познакомился. Причем первый раз была акция, как раз связанная с падением Боинга, с катастрофой. Я пришел на акцию, никого не зная, как обычно, вот к русскому посольству: помог ребятам что-то монтировать, как-то что, познакомился с активистами, после чего они стали меня приглашать. У них стоит палатка и сбор подписей против войны, - это, конечно, звучит странно, но тем не менее…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, против войны, - так оно и называется.

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Да, стоит постоянная палатка на одной из главных площадей Праги, и более того, активисты Чехии и украинцы, к сожалению, мало русских, правда, что естественно, собирают вещи, собирают деньги на обмундирование, какие-то защитные плетут сетки – в общем, люди очень, каждые выходные они стоят там, мерзнут или на жаре наоборот, в общем, делают всё, что возможно. И я с ними познакомился, да, и было всё прекрасно, действительно мы нашли общий язык. И когда я вот как раз привез… Во-первых, фестиваль начался именно с "Майдана", с фильма, что для меня тоже было принципиально – сразу дать понять, о чем будет главный вот этот нерв. Фестиваль начался с фильма "Майдан"; было там много украинцев, и это было очень (хотел сказать, трогательно), но это было гораздо более точное слово – это было просто до слёз, нервно, да. Когда фильм начинается с гимна, который поют на Майдане, весь зал встал и в общем стал петь вместе с фильмом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здесь?

Антон ЛИТВИН, современный российский художник: Здесь, здесь, в Праге.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я прошу прощения, просто я слежу за временем. Дорогие друзья, мы беседуем с художником Антоном Литвиным и сейчас продолжим рассказ про вот эту акцию проукраинскую, которую Антон Литвин сделал здесь, в Праге, только это будет после паузы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Матвей Ганапольский у микрофона. Программа «На пике событий». Специальный выпуск «Люди Праги». Здесь, в Праге, мы беседуем с художником Антоном Литвиным. Вы уже понимаете, уважаемые радиослушатели, что просто ограничить рассказ об Антоне, назвав его просто художником, как-то неправильно и узко. Акционист, только не путать с аукционистом. Аукцион – это одно. Вот акции – это совсем другое. Не бизнес-акция, а это акции, такие перформансы, которые Антон Литвин стал делать здесь, в Праге. Вот в прошлой нашей части Вы рассказали, закончили прошлую часть на том, что был показан фильм, заиграл гимн Украины, люди встали и дальше?

Антон ЛИТВИН, художник: Дальше пошел фильм, мы пошли дальше делать беседу с Лозницей на телевиденье. Я просто хотел к тому сказать, что это было очень важно, в первую очередь для Украины - показать этот фильм. Хотя мне казалось, что те, кто хотел, его видели. Нельзя сказать, что однозначный. Довольно провокационный, конечно. Но это хорошо, потому что искусство таким должно быть. Я сделал небольшой, может, ни к селу, ни к городу, реверанс, потому что как раз в отличие от Лозницы, фильм «Левиафан» Звягинцева сейчас все обсуждают живо. На мой взгляд, он, конечно, совершенно как раз не провокационен, а просто даже то, что вижу, то и показываю. Как справедливо сказано, приз в Каннах за сценарий, он, конечно, очень странен, потому что сценарист как раз в этом фильме самая слабая, на мой взгляд, вещь.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Зрители сходят. 

Антон ЛИТВИН, художник: Мы не будем удаляться, я так к слову просто про фильм, потому что фильм всегда, в общем, конечно, должен заставлять думать, а потом, наверное, даже как-то действовать, а не просто говорить о том, как всё похоже на нашу действительность. По-моему, тогда уже не фильмы, непонятно что. Короче говоря, второй фестиваль был, очевидно, посвящен Украине, было для меня неоспоримо, хотя русские, в том числе эмигранты, и прочие тут местные, имею в виду русские местные, они, конечно, мне писали самое мягкое: «Литвин, убейся об стену. Почему фестиваль начинается с «Майдана»? Вообще причем здесь украинцы, если это фестиваль русской культуры? Почему вы не привозите самовары и так далее? Кому нужен Шендерович?» Естественно, что отвечать всем, и вступать в такие бессмысленные дискуссии не было возможности и сил. Наверное, никому, и они не ждали ответа те, кто задавал эти вопросы. Поэтому скажу, в том числе, что Шендерович прошел с гигантским аншлагом. Все мероприятия были очень разные. Это были и дискуссии на тему культурной политики, потому мы всё-таки культурный фестиваль и хотим говорить о культуре, которая должна каким-то образом воздействовать, воспитывать людей, воспитывать поколения и помогать сохранять людям человеческое достоинство. Был даже показан фильм Константина Акиньша и Анатолия Голубовского «Музей «Революция»», который был посвящен как раз участию художников в Майдане. Было показано, как раскрашивались каски, как раскрашивались щиты, как потом люди приехали в Межигорье, что там было. Вся эта история крутилась вокруг такой новой визуальности, которая была рождена на Майдане. Представьте себе моё удивление, когда после этого фильма на следующий день я иду по такой пражской привычке на «Евромайдан». Как бы это не звучало смешно, но, тем не менее, первое, что я вижу на «Евромайдане», как подъезжают машины, из них начинают вынимать счеты и раскрашенные каски, которые мы вчера видели в этом фильме. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это откуда?

Антон ЛИТВИН, художник: Я просто глазам своим не верю, примерно такой же вопрос задаю. Выясняется, что это передвижная экспозиция, которая ездит по большим городам Европы, и показывает вот эти артефакты революции. Конечно, я тоже понял, что я делаю какое-то правильное дело, потому что вчера мы только смотрели про это кино, обсуждали, дискутировали и рукоплескали украинцам. Сегодня я, собственно говоря, держу эти каски, держу этот щит, чувствую, как это всё материализовалось. Вот эта культура, вот эти все разговоры, они всё-таки имеют способность материализоваться, и важно только уловить вот эту материю, дать ей возможность стать либо предметом, либо действием, либо какой-то активностью. Сейчас идет речь о третьем фестивале, который традиционно проходит в октябре. Меня местные власти Чехии спрашивают: «Пожалуйста, дайте нам заранее знать, какая будет тема, кто приедет». Я говорю: «К сожалению, мы живем в ситуации, в российской ситуации, когда всё меняется настолько быстро, что сказать, что будет в октябре Молдавия, Беларусь, Прибалтика или что-то ещё, ведь невозможно». Поэтому я оставляю право. Если мы хотим оставить фестиваль актуальным, то он, конечно, должен реагировать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Он должен быть посвящен какой-то актуальной политической ситуации. 

Антон ЛИТВИН, художник: Да. При всём притом, безусловно, конечно, не хочется уходить в чистую политику. Наверное, такие всё-таки фигуры, как Навальный, Немцов, Касьянов и так далее, они, наверное, вряд ли появятся на фестивале, потому что для них существует, есть такой «Форум две тысячи», который проводится именно с точки зрения политического развития стран вокруг Чехии. Мы хотели бы слышать о событиях и рассказывать Европе о событиях современной России из уст именно деятелей культуры. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Я хотел немножко после таких бурных суждений…

Антон ЛИТВИН, художник: Попроще?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Хотел бы, чтобы Вы рассказали, что собой представляет художественная жизнь Чехии, Праги, вообще здесь что-то происходит? Насколько она богата? Если она богата, то чем? Если сравнивать её с московской или киевской жизнью? Вроде, в Москве всё есть и тут всё есть, в чём отличие?

Антон ЛИТВИН, художник: Всё зависит от этапа и периода, потому что московская жизнь разная совершенно, там девяностые, нулевые или сейчас. Киевскую жизнь я знаю хуже, я бывал в Киеве, выставлялся и дружил с Васей Цаголовым. Знаю прекрасно Жанну Кадырову, Никиту Кадана. Но я не большой специалист по текущей жизни Киева, и не так часто приезжал в последнее время. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Цель этой серии передач, чтобы люди увидели Прагу и почувствовали через разных людей, которые о ней рассказывают.

Антон ЛИТВИН, художник: Есть здесь и институциональные мероприятия, типа «Арт-Прага», то, что было раньше «Арт-Москва» и некие коммерческие ярмарки, которые, конечно, не представляют серьезного интереса для профессионалов. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это художественные какие-то биеннале?

Антон ЛИТВИН, художник: Да. Как раз не биеннале. Биеннале как раз тут были пражские два в середине двухтысячных. Сейчас они прекратились, может быть, вроде идёт речь, чтобы начаться. Биеннале - всё-таки международная история. Ярмарки – это такая локальная. Чешская, где участвуют галереи, но это не очень интересно. Здесь проживают два довольно известных и очень важных для истории русского искусства художника: Виктор Пивоваров, Юрий Григорян. У обоих здесь периодически проходят выставки как групповые, так и персональные, на которые я стараюсь попадать. Но в силу того, что последнее время я занимаюсь искусством сопротивления, куда входит, безусловно, и левый дискурс, то я посещаю в основном такие мероприятия и такие галереи. Сказать, что я большой специалист по всей жизни художественной Праги и Чехии, я не могу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но вообще она разнообразна?

Антон ЛИТВИН, художник: Вообще она очень разнообразна. Мне всё время присылают приглашения, я стараюсь бывать. Ещё раз говорю, в основном, конечно, в тех местах, которые критически настроены.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Европейские художники, я имею в виду не вас и не российских художников, в чём критический настрой чехов? Вы смотрите на их работу, тут тишь да гладь, да Божья благодать или нет?

Антон ЛИТВИН, художник: Конечно, нет. Огромное количество проблем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: О чём они рисуют? О чём их работа?

Антон ЛИТВИН, художник: Левые рисуют о борьбе с капиталом, безработицей, правах эмигрантов. Сейчас, конечно, главная тема – это Земан и красные карточки Земана.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Просто поясните?

Антон ЛИТВИН, художник: Я, конечно, как человек российский, я, конечно, не лезу в чешскую политику, и ни в коем случае не имею никакого права не то, что там критиковать президента Чехии, а более того, даже, наверное, комментировать его действия. Я могу комментировать только то, что происходит на улицах, и то, что я вижу, и делают мои друзья и их коллеги. Вижу я следующее, что осенью, когда было празднование юбилея Бархатной революции, то в местах особо жестоких столкновений как раз студентов демонстрантов и полиции, выступал президент Чехии Земан. И была подготовлена очень мощная акция, которая так называемая «Красная карточка», когда тысячи людей достали красные карточки и предъявили её, как по футбольным законам, подняв над головой такие небольшие красные листы – это было завораживающе. Кто хочет в Интернете очень легко найти – это была гигантская совершенно акция, посвященная тому, что чехов не устраивает в первую очередь внешнеполитическая деятельность Земана. То, что его одиозные высказывания про «Pussy Riot» и Ходорковского, конечно, они были не замеченными.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он такой пророссийский? Вернее, не пророссийский, а пропутинский, да?

Антон ЛИТВИН, художник: Я бы не хотел на него…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Они считают, чехи считают, что как-то он себя ведет в этом смысле правильно?

Антон ЛИТВИН, художник: Чехи считают, что он недостоин быть президентом Чехии, я бы так сказал. У этого есть много, он там иногда появляется пьяным, он ругается матом на телевиденье, он действительно отпускает какие-то непонятные шуточки про «Pussy Riot». Чехам, кажется, что это неприлично в двадцать первом веке так себя вести. Более того, его действительно симпатии к российской политике, к олигархам, они, в общем, тоже вызывают вопросы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы сейчас сделаем паузу. Такое художественное решение высказать своё недовольство президенту Чехии?

Антон ЛИТВИН, художник: Да. Есть такое. Показать ему красную карточку. Более того, сейчас введен отсчет, сколько до выборов. Сколько осталось Земану? Обратный отсчет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Считают?

Антон ЛИТВИН, художник: Да. Есть такой специальный сайт. Запущен счетчик. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Давайте поговорим о Ваших планах. Вас вполне устраивает такая жизнь между Прагой и Москвой?

Антон ЛИТВИН, художник: Во-первых, она меня, конечно, устраивает. Потому что у меня в Москве есть куча проектов, раз. Во-вторых, в Москве, я надеюсь, что я нужен в качестве участника сопротивленческого движения, если можно так сказать. В Москве, конечно, есть много дела, есть, чем заняться. В Москве у меня семья. К сожалению, в Москве сейчас нет художественных проектов, я действительно не представляю себе сейчас, какое искусство я мог делать, потому что, на мой взгляд, сейчас жизнь требует несколько иных действий, нежели создание и показ произведений искусства в художественной галерее. Не могу сказать, что это прямые акции на улице для кого-то, но скорее то, что организация неких больших европейских или хотя бы восточно-европейских ивентов для того, чтобы показать, что не все в России смотрят телевизор, и выступает так, как те, кому есть доступ на телевизор.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы считаете, что не все? Реально считаете, что не все?

Антон ЛИТВИН, художник: Я считаю, что, конечно, не восемьдесят четыре там, а девяносто девять, но, тем не менее, пока есть мои друзья, которым я решил сказать другое. Я вижу свою, раз у меня есть такие возможности, то я вижу свой долг в том, чтобы обеспечить им площадку и аудиторию. Раз это невозможно сделать в России, то я приглашаю их в Прагу. Моя задача здесь: находить партнеров, спонсоров, площадки, договариваться с рекламой, с пиаром для того, чтобы это было всем интересно. Сейчас задача стоит, конечно: обязательный синхронный перевод, чтобы было больше европейцев и чехов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То, что показывается?

Антон ЛИТВИН, художник: То, что обсуждается, показывается. Дальше в планах, безусловно, расширение, выход за пределы этого дуализма Россия - Чехия, и вот с примкнувшей теперь Украиной – это, конечно, обязательно Беларусь. Поскольку здесь белорусского много, белорусское комьюнити, я так понимаю, что белорусская позиция, в общем, тоже, конечно, имеет, что сказать. Но имеет, что сказать не в Белоруссии, к сожалению, а здесь. Здесь есть, с кем им поговорить. Плюс мне очень важно, кажется, попытаться поднять вопросы выживания. Вообще, для людей культуры в посткоммунистическую эпоху, для чего я хочу объединить как раз словаков, поляков, чехов, которые поделились опытом таких восьмидесятых, семидесятых. Если в то время был самиздат или другие возможности для выживания, то есть понятно, что социальные сети - там цензура не дремлет. В общем, мой главный вопрос, например, главная дискуссия будет, что делать журналистам в эпоху цензуры? То есть вообще говорит о том, что его аудитория сжимается, его лишают площадки, и какие, собственно говоря, для этого есть варианты: уходить на улицу, становиться пророком или писать в стол, или уезжать за границу, или переходить на западные голоса… Есть реальные люди, у которых есть реальные проблемы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И реальный опыт, скажем так.

Антон ЛИТВИН, художник: Да. У других есть реальный опыт, мне кажется, что поговорить о вот этих посткоммунистических обществах преодоления синдрома, потому что не факт, что Россия его когда-то сможет преодолеть. Хотя бы за круглым столом можно помечтать и поставить себя на место, чтобы мы могли сделать для того, чтобы выйти из этого замкнутого круга. Поэтому я сейчас был в Словакии, сейчас я веду переписку большую с поляками. Мы пытаемся сформировать круг вопросов, круг людей, кто приедет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На это же всё нужны деньги? Должны быть спонсоры какие-то, оплатить билеты и прочее. Как Вы это решаете? Наверное, самый болезненный вопрос?

Антон ЛИТВИН, художник: Вопрос не такой болезненный, сколько для меня важнее контент. Потому что если хочешь сделать мероприятие, важно, и я ставлю себе сверхзадачу, чтобы оно было историческим, в смысле важности жизни России, то, конечно, важно, кто приедет, и о чём будет говорить. Безусловно, под этих людей я ищу разные варианты обеспечения их приезда. То есть кто-то готов приехать за свои деньги, для кого-то я нахожу спонсоров: авиакомпания готова дать билеты, какие-то партнерские отели могут приютить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю.

Антон ЛИТВИН, художник: Для каждого это индивидуально.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Остаток времени я бы хотел поговорить ещё раз о Праге. Вы как художник, как Вы воспринимаете этот город? Чем он Вас привлекает с точки зрения его архитектуры? И люди здесь, Вы тоже общаетесь с чехами, какие они? В чём разница между ними, например, россиянами или украинцами?

Антон ЛИТВИН, художник: Про украинцев я могу сказать только местных и только в восторженных тонах, безусловно. Хотя я понимаю, что те двадцать, тридцать, пятьдесят человек, которых я знаю, наверное, они не могут быть лицом всей нации. Наверное, есть люди разные. Говорить про чехов… Очень легко сбиться на банальности, и тем более говорить про русских, которых, наверное…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Говорим про чехов.

Антон ЛИТВИН, художник: Давайте лучше скажем про архитектуру, потому что архитектура, на мой взгляд, определяющая в смысле поведенческих стандартов. Дело в том, что, конечно, после Москвы… Я вообще москвич во многих поколениях урожденный. На востоке России дальше Екатеринбурга не бывал, в Екатеринбурге бывал два часа. Поэтому я человек прозападный, и это должно сразу быть понятно из всех моих рассуждений. Поэтому я принимаю упреки, что я не знаю Россию, нигде не бывал, там, наверное, везде красиво и живут прекрасные люди, в чём я не сомневаюсь. Но мне не довелось это всё увидеть своими глазами, поэтому я буду говорить, скорее про Запад. На Западе у меня в первую очередь отдыхают глаза, потому что после безумного строительства, разрушения и нового строительства, и ремонтов в России, когда на каждом шагу либо что-то строится, либо что-то ломается, либо что-то завешено или заставлено лесами… Опять же, может быть, я особо чувствительный или какой-то ненормальный, но я нахожусь всё время в состоянии стресса именно визуального. Тут дело даже не в каких-то рекламных счетах, которые сняли или в перетяжках по Тверской, которые сняли. Меня беспокоит очень именно настроечная и это даже не эклектика, даже не вандализм, а просто такой бандитизм, который присущий всем и другим областям жизни России. Бандитизм есть в бизнесе, в торговле. В данном случае мы говорим про политический, потому что решения политические все и строительные, мне там очень тяжело находиться визуально. Хотя я прекрасно понимаю, что какой ремонт не сделай, и одновременно вдруг представить себе, что Москва вся отремонтировалась и покрашена, поскольку всё делается всегда тяп-ляп, то тут же где-то что-то прорвет, тут же что-то сломается и начнутся бесконечные переделки. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Про Москву понятно. Про Прагу скажите?

Антон ЛИТВИН, художник: Прага выглядит очень цельным, очень гармоничным городом, где всё, собственно говоря, служит отдыху глаз. То есть ты можешь смотреть, наслаждаться, изучать архитектуру, но если у тебя нет такой задачи конкретно, то ты просто гуляешь или идешь по делу, то это становится прекрасным фоном, который тебя не грузит, не раздражает и не дает лишней информации, он очень гармонично вокруг тебя располагается. И это, мне кажется, очень важно, потому что дает возможность человеку самому выбирать в какой ситуации находиться: в ситуации исследователя или интроверта, или экстраверта, в состоянии либо ты город узнаешь, либо ты наоборот узнаешь себя. Здесь есть эта возможность. В Москве, конечно, такой возможности нет. Поэтому здесь, конечно, мне намного легче и проще, но там, к сожалению, борьба.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему здесь всё так ухожено? Почему здесь нет строительных лесов? Они есть, но мы их практически не заметили, почему дома все покрашены, в каком-то для меня идеальном состоянии. Что они какие-то особые, чехи?

Антон ЛИТВИН, художник: Во-первых, конечно, много решает климат, что не говори. Во-вторых, мы понимаем, что все переделки и покраски, и доделки в Москве, они завязаны на деньги. Один и тот же дом может перекрашиваться хоть каждые полгода. Если, например, местному, префектуре нужны деньги, и при этом есть прекрасная куча книг, расследований, документов, роман «Немцы», собственно, об этом… Если нужно купить новую машину, пожалуйста, иди объяви капитальный ремонт дома, получи себе деньги на откате на машину, и остальное что-то там кто-то покрасит. На мой взгляд, вся политика, к сожалению, в России завязана на обогащении людей во власти, и те, кто находятся на разных уровнях этой власти, они пользуются теми возможностями, какие у них есть. Те, кто на самом верху, они зарабатывают на политике и на недрах. Те, кто пониже, они пытаются заработать на каких-то ремонтах, переремонтах и прочих вещах. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вещах?

Антон ЛИТВИН, художник: Да. Здесь, конечно, более прозрачно всё.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое, Антон. Я могу пожелать Вам успехов. Хочу обратить Ваше внимание, например, на такую очень интересную художественную жизнь, которая сейчас происходит во Львове. Во Львове различные выставки, вот ровно такого направления, которым Вы занимаетесь. Я смело могу рекомендовать Вам, если Вам будет нужно, Вы скажите мне, я обращусь туда. Собственно, там очень активно ребята устраивают художественные выставки такого социального протестного направления. Может, Вам очень интересно. Это целый мир, на который стоит обратить внимание. Я Вам хочу в свою очередь пожелать успеха, потому что Вы делаете удивительное дело. Всё-таки тут мы сейчас пойдем смотреть Карлов мост, впервые в жизни пойдем, но Вы строите свой мост, который крайне важно… Спасибо большое Вам. Была программа «Люди Праги», часть программы «На пике событий». Вел её Матвей Ганапольский. До свидания.

Гости программы и спикеры:
Антон Литвин
Современный российский художник

Поделиться:
Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все