СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Культ Дорошенко

"Одержимость". Джаз и насилие

О чем фильм Дэмьена Шазеля, попавший в списки лучших фильмов 2014 года по версии The Guardian, Sight & Sound, Rolling Stone и получивший 5 номинаций на "Оскар"?

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы слушаете Вести - радио новостей и мнений. В эфире программа "Культ Дорошенко". В ближайший час мы будем говорить о джазе и кино. О джазе и насилии, об "Одержимости". Потому что фильм с таким названием, фильм "Одержимость" вышел на украинские экраны. На сегодняшний день это фильм уже номинирован пять раз в различных номинациях на премию "Оскар". И о нем очень много разговоров. Фильм, в общем, если говорить очень просто, посвящен, скажем так, воспитания таланта джазового музыканта. В том, почему тема джаза актуализирована сейчас американским кинематографом - означает ли это, что, таким образом, в Америке пытаются вернуть интерес к классическому проявлению американской культуры, о котором многие говорят, что оно уже как бы ушло в прошлое. И что этот жанр мертвый. Насколько это так, и, вообще, что это за фильм, насколько непреувеличенные восторженные отклики от критиков о нем - поговорим сегодня с Алексеем Тарасовым, теле и радиоведущим, который работает сейчас на "Громадском ТВ" и радио "Аристократы". Также он известен как кинокритик, потому что он много лет писал в журнале "Афиша" о кино и в других изданиях украинских. И с Галиной Любчич, руководителем проектов издательства Laurus, однако в данном случае она нам интересна не этим, а тем, что она большой ценитель джаза. И как журналист писала о джазовых фестивалях, в частности, о Львовском джазовом фестивале. Добрый вечер, господа.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Добрый вечер.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Добрый вечер.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Итак, все мы с вами этот фильм смотрели. Многие наши слушатели, я думаю, это сделают. Мы не будем, раскрывать, поэтому, сюжет. Однако...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Ну, да, никаких спойлеров.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, однако, все же, что можно сказать об этом фильме? Алексей, давайте начнем с вас. Для вас там значим, был, собственно, джаз как таковой. О чем для вас это кино?

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Мне кажется, там как раз пунктику, режиссеру непосредственно, это уже второй его фильм про джаз, про музыку. Я чуть-чуть почитал про режиссера, я не видел предыдущий фильм, скажем прямо. Он хотел быть как раз джазовым барабанщиком. И следующий фильм - это тоже связано с джазом. Поэтому я не думаю, что эта история про то, что мы, ну, кто-то пытается актуализировать тему джаза в американском киноискусстве. Да, есть примеры, например, фильм "Рэй". Если вы помните, несколько лет назад, да, Господи, как зовут этого актера, Джейми Фокс получил "Оскара" за лучшую мужскую роль. Играл он Рэя Чарльза, вот. Конкретно это фильм, скажем, тут есть такие упущенные возможности. Это мог бы быть фильм о том, что, о том, как трудно признать себя бездарностью, да, например, вот. Вот сейчас на "Оскар" номинируется Дж.К. Симмонс, который играет вторую, в смысле, который играет второстепенную мужскую роль в этом кино. Он играет такого маньяка.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И, да, кстати, он "Золотой глобус" уже успел получить за эту роль.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Ну, "Золотой глобус" ничего не решает, да. Он получил много других таких отраслевых премий, есть такое Screen Actors Guild Awards, в общем, короче говоря, он фаворит в этой категории. Так вот, он снимался братьев Коэнов. И у братьев Коэнов, буквально два года назад, был великий недооцененный фильм, он назывался "Внутри Льюина Дэвиса". По-моему, его даже не показывали в Украине. Он был как раз о том музыканте, который играл "кантри". И как раз главная мысль была в том, как сложно признаться в том, что ты долго занимаешься, например, музыкой или каким-то творческим делом, но на самом деле, ты не гений. Вот, ты, ты, вот, может быть, какой-то крепкий середнячок, но ты не гений. И конкретно, вот, в фильме "Одержимость", мне кажется, вот эта тема, ну, режиссеру не хватило смелости или, может быть, режиссеру не хватило достаточно опыта, потому что он достаточно молодой человек, да, вывести эту тему на первый план. А там же получилась такая, ну, все говорят, что спортивная драма. В смысле, что... Или как говорила певица Мадонна, да, что успех, это, там, что, пять процентов таланта и девяносто пять процентов тяжелой работы, вот. Это, вот, про тяжелую работу, какие-то перипетии драматические. Ну, в общем, мне не хватило глубины в этом фильме. Но, с другой стороны, это мы с жиру бесимся. Ну, то есть, фильм действительно хороший, его просто очень много хвалили. И конкретно из-за того, что хвалили так много, мы смотрим на него немножко свысока, да. Вот, так снисходительно. То есть...

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот, интересная, интересный поворот разговора. Мне приятно, в самом деле, это было услышать, потому что большинство рецензий пишет об этом фильме как раз о том, как воспитать гения. Как человек, почему я вынес в название программы слово "насилие". Как некий ментор, преподаватель, кто угодно, правильное сравнение со спортом, там, тренер из человека выбивает талант. Заставляет его этот талант проявить. В итоге вытаскивает его наружу. Должен вам сказать, что я беседовал об этом фильме также с кинокритиком, которому я доверяю, с Александрой Кравченко, которая считает, что как раз фильм о человеке не талантливом.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Так и есть, конечно.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: И как раз фильм о том, не о том, как вытащить талант, а о том, что если таланта нет, то чтобы ты с собой не делал, там много ярких, очень впечатляющих, красивых моментов, собственно, насилия. Когда человек тренируется, играя на барабанах. У него руки в крови, кровь на барабанах, все это... Он в конце, безусловно, достигает успеха. Но, вот, есть ли там талант - вопрос. Галина, а на ваш взгляд?

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Поскольку я не являюсь экспертом, а ни в кинематографе, не в джазе. Я только слушатель и зритель, я бы сказала, что это личностная борьба, а не борьба педагога за талант. Вопрос не в таланте, а в победе над личностными характеристиками. Для меня персонаж фильма, юный, как для человека немолодого, скажем, нескольких предыдущих поколений, застрявшем в классическом джазе.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Вы очень хорошо выглядите. Что вы начинаете?

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Спасибо. Но такой юный человек, играющий джаз, он вызывает во мне подозрение. Хотя на том же джазфесте, о котором упоминал Константин, Аду Деннис, наш киевлянин, молодой музыкант, достаточно соединен, да, с джазом. То есть, бывают прорывы, и я видела молодых музыкантов, которые блестяще это делают. Но, все-таки, во мне есть внутреннее сомнение, что человек, который разговаривает со мной языком джаза, прожил такую короткую жизнь, он не может еще мне рассказать достаточно много, что было бы мне интересно. И вот эта борьба, которая прописана в фильме, делает этот юный персонаж интересным мне. Потому что он переживает такое, что этот опыт становится уже интересным и мне. Ему девятнадцать лет, по фильму, я не думаю, что я раскрыла какие-то страшные сюжетные секреты, но он становится мне интересным. То, что ему приходится пережить - это не опыт рядового гражданина любой страны. И вообще, обычного человека. Этот опыт уже становится интересным.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не зря, собственно, фильм критики называют музыкальным триллером. Там действительно много моментов, либо пугающих, либо, действительно, демонстрирующих насилие. Я не говорил бы здесь о жестокости, здесь как раз демонстрация насилия: кровь, раны, психологическое давление. С внешностью героя, который изображает преподавателя, это, скорее, даже можно назвать наездами. Собственно, достаточно ярко он их демонстрирует. Не зря у братьев Коэнов учился. Но я хотел бы вам сказать, что, вот, Майлз Теллер, человек, который играет ученика, собственно, музыканта, он тоже имеет прошлое, связанное с музыкой. Он учился в консерватории как, кстати, и режиссер этого фильма. И он, даже, вот, в этом фильме частично свои партии играл сам. То есть, фактически иногда без каскадеров обходился музыкант.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: То есть, все изгоняют своих демонов в этом, фильме, да. Исполнитель главной роли. Я думаю, что слушателям нужно чуть-чуть рассказать о сюжете. Там простая история, есть студент музыкальной школы, очень престижной в Нью-Йорке. Он хочет попасть в труппу к преподавателю, вернее...

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: В оркестр.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: В оркестр к преподавателю легендарному, которого все боятся, который выбирает только лучших из лучших. Он туда попадает, а дальше начинается такая военная муштра в стиле художественного фильма "Взвод", да. Или еще что-то такое. И, в общем, он переживает много всяких удивительных приключений в своей жизни. Мне кажется, вот, насчет того, что с жиру бесимся, когда мы так немного морщимся по поводу этого фильма. Все немножко, ну, ну, как бы принято же характеризовать фильм "Одержимость" как фильм независимый. А фильм независимый он просто потому, что это за ним не стояла какая-то крупная голливудская студия. Они нашли, ну, у них был ограниченный бюджет. Они снимали на, скажем так, ну, на недорогих, в общем, локациях этого же Нью-Йорка особенно не видно, да. И, по-моему, они не снимали, вот. И это независимое кино, но это не значит, что это кино должно быть какое-то, вот. У нас часто все называют арт-фильмом, все, что не голливудское. То есть, все, что не голливудское - это арт-фильм. Но это нормальный, крепкий, действительно, триллер. По-настоящему зрительский. Потому что, вот, ну, скажем прямо, да - до того, как он вышел в прокат, в декабре его слили в Интернет, и многие люди нелегально его скачали. И потом у себя в фейсбуках писали о том, что десять из десяти, лучший фильм года. И ты думаешь, черт подери, уже смотришь, морщишься.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Прервемся ненадолго, продолжим после вестей.

Вы слушаете Вести - радио новостей и мнений. В эфире программа "Культ Дорошенко", тема которой сегодня — "Одержимость". Джаз и насилие". Обсуждаем фильм, которому прочат большое количество оскаровских наград. Фильм, который называется одержимость. Фильм, который посвящен обучению молодого джазового музыканта. Амбициозного, может быть, в чем-то сумасшедшего. Но, вот, как оказалось, большинству присутствующих в студии, сочли его как раз на талантливым. Вот, такого музыканта, который нечто преодолевая, все-таки, в результате, наверно, станет звездой. Станет или нет - рассказывать не будем. Алексей Тарасов, теле- и радиоведущий, кинокритик в студии. А также Галина Любчич, журналист, руководитель проектов издательства Laurus. И, вот, господин Тарасов очень интересно сравнил фильм, что это больше похоже на фильм не про музыку, а на фильм "Взвод", на фильм, вот, с какой-то такой непонятной муштрой. Мы сегодня затронем еще тему того, почему можно считать, что джаз жив. Или, может быть, нет. Что такое джазовые стандарты. И я себе позволю определенную вкусовщину, потому что в джазе каждый имеет право любить то, что нравится ему. Мне, вот, нравятся достаточно специфические обработки джазовых стандартов, одну из которых в исполнении британского певца Джимми Самервилла я хочу поставить вам. Там, в клипе, тоже, кстати, речь идет о некой муштре, о некой военной подготовке. А вообще, это одна из арий "Порги и Бесс", из такой, ну, суперклассики джаза Джорджа Гершвина.

Звучит аудиофрагмент.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это необязательно так, собственно, название этой арии в переводе. И, несмотря на то, что "Порги и Бесс" - это вещь, в которой много как раз религиозный аллюзий всяких, Джимми Самервилл, как человек ироничный, он использовал это, скорее, в такой мягкой антирелигиозной трактовке. Вот, в этой песне много упоминается библейских... В этой арии, скажем так, много библейских героев. Голиаф, Иона. Но есть там фраза, что то, что ты можешь прочесть в Библии - это не обязательно так. Собственно, о том, что все трактовать можно и нужно, включая собственный разум. И мы пытаемся таким образом трактовать проблему фильма "Одержимость" и джаза. Галина, вопрос к вам - понятно, джаз вы любите. На джазовых фестивалях вы бываете часто. Но, откровенно говоря, насколько, собственно, любовь к джазу сегодня, это то, что может считаться частью актуальной культуры? Насколько джаз не превратился в, ну, какое-то гетто эстетское, скажем так?

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Мне сложно судить обо все населении всей планеты по поводу того, как они относятся к джазу. Но если вернуть к фильму еще на одну секунду, если вы позволите, этот фильм, все-таки, после нескольких дней после его просмотра, я считаю, что фильм о музыке. Можно сказать, что это фильм о музыке, о музыкантах. Потому что в этом фильме главная линия, которая весь фильм навязана зрителю, это отношение к музыке. Все остальное: любовь, дружба, отношения с родителями - все вторично. Вот так, мне кажется, должно происходить с музыкантом. Это по аналогии "Можете не писать - не пишите. Можете не играть - не играйте. Можете не слушать джаз - не слушайте". Вопрос в том, насколько этот язык тебе близок. И насколько этот язык является для тебя вдохновляющим. Язык искусства, как изобразительного, как и театра, как мне кажется, не имеет значения, какой язык тебе ближе. Рождаются ли люди, для которых являются язык джаза самым близким, духовным, не знаю, эмоциональным. Ну, найдите какие-нибудь другие синонимы. Мне кажется, рождаются. Они все время появляются на свет. И они будут продолжать легион меня, то есть, слушателей джаза. И так, что будут рождаться музыканты, которые будут работать в этом жанре. Когда джаз начинался, сколько течений в джазе было? Сейчас, если открыть любое радио джаз, немецкое, французское, там есть выбор для слушателя по жанрам. Их такое количество, что я боюсь, я даже не знаю всех жанровых течений уже в джазе, чтобы разобраться, почему их, там, столько. По мне, их все еще должно быть около пятнадцати и гораздо больше. Джаз - растущее дерево. Оно развивается, оно порождает. Еще живы люди, которые произвели революцию в джазе. Они бывают на Альфа джазфесте. Это те, которые, когда меняли какое-то звучание и зарождали какие-то новые течения, которые уже становятся стандартными, которые уже играют все. Которые привычны для нашего уха. Эти люди еще живут на этой планете. Это очень быстро растущий организм, это мое субъективное мнение, не навязываю его слушателям. И не призываю все бежать и радоваться синкопам или импровизациям, которые вы слышите. Это музыка, которая рождается здесь и сейчас, на этой сцене. Если ты сидишь в зале, ты свидетель зарождения музыки. Этого не происходит в оперном театре, этого не происходит на выступлениях других коллективов, где все отрепетировано и выстроено. Пусть это будет блестяще, но это рождается здесь и сейчас. Не все импровизации блестящи, во время концерта джазового, но драйв, который ты получаешь, слушая... Когда ты совпадаешь с музыкантами, когда ты попадаешь в одну струю с ними. Вот, состояние джазового концерта, когда здесь был Гонзалесс, в мастер-классе, концерта, который проводит Алексей Коган. Он играл с Арком Овруцким, нашем. И, вот, это состояние, когда музыканты шутят с помощью музыки друг с другом, и зал понимает этот язык и хохочет с ними - я не знаю, в каком еще жанре я могла бы находиться в этом эмоциональном состоянии. Поэтому я люблю джаз.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Скажите, Галина, то, как представлены, собственно, джазовые музыканты в этом фильме. Достаточно убедительны? Вы можете поверить в то, что это действительно джазовые музыканты?

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Легко.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И можете поверить в то, что они могут играть ту музыку, которая там звучит?

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Я не специалист в кинематографе, но я уверена, что оркестр, который задействован в съемках этого фильма - это реальный какой-нибудь нью-йоркский оркестр. Это живые музыканты, которые действительно играют. То, как они берут мундштук, то, как они держат в руках инструменты - я просто уверена, что это настоящие музыканты, хотя, опять же, это мое субъективное мнение. Но я могу спорить с кем-нибудь.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Я бы хотел тоже сказать про джаз, извините. Я исключительно не эксперт и мало чего в этом понимаю, да. Но у меня ощущение сложилось, да, когда мы говорим про некий актуальный жанр, да, у которого есть чувство времени, да. Который, там, "Zeitgeist". Что, к сожалению, наверно, в джазе это исчезло, да. Ну, что из джаза это исчезло, потому что он в какой-то момент, я тоже не знаю, почему, и, опять же, возможно я ошибаюсь. В какой-то момент он попал в такое некое буржуазное гетто, то есть, вот, музыка, которая играет в лифтах, в холлах дорогих отелей. Ну, вот, как-то так. Потому что, если когда мы говорим про новые имена. Ну, например, я, вот, немножко слежу за музыкой, да. Хотя бы за тем, что появляется новое, какие-то, вот, яркие новые вспышки, да. И, вот, в джазе я не скажу, что мы что-то такое видели. Моим, например, последним открытием - это был эфиопский джаз. Ну, это, там, Мулату Астатке, есть такой. Джим Джармуш его популяризировал, звучал в фильме "Сломанные цветы" с Биллом Мюрреем, вот. После этого как-то все узнали, что вообще такой эфиопский джаз существует. А вот мне показалось, что в итоге, знаете, вот, например, да, наши украинские музыканты, в том числе это часто делают. Что некие джазовые версии их песен, это то же самое, как они с оркестром выступают. Да, это, вот, такой, значит, жир, жир. Масло масляное. В смысле, очень жирная какая-то версия для пузатых дядек, которые сидят, значит, в зале и так в такт покачивают головами. Вот, у меня такое впечатление, возможно, я ошибаюсь. Давайте об этом спорить.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, это очень здорово, что мы выходим на конфликт восприятия, действительно. И джаз, в самом деле, во в самом джазе, в любви к нему, достаточно много, действительно, снобизма. Каких-то снобистских маркеров. Мы сейчас снова должны прерваться ненадолго, а потом эту дискуссию продолжим, надеюсь, жестко.

С вами Вести - радио новостей и мнений, программа "Культ Дорошенко", посвященная музыкальному триллеру "Одержимость" режиссера Дэмьена Шезела, который сейчас активно обсуждается во всем мире, который выдвинут на "Окар". И для нас, кроме прочего, это тема поговорить о джазе, которому этот фильм посвящен, о джазе совсем не таком милом как в классических фильмах о нем, о джазе, как о каком-то просто достаточно зверском вообще взаимоотношении музыкантов и друг с другом, и собственно, с этой музыкой как с вызовом, но вот теле и радиоведущий Алексей Тарасов, и кинокритик, Галине Любчич, журналисту, которая пишет о джазе и руководитель проектов издательства Laurus, как любителю джаза, сделал такой как бы пас, заявление, обвинение, что джаз, к сожалению, превратился в некое гетто. Гетто совсем не всегда может обозначать что-нибудь несчастное и нищебродское, а в гетто, как раз наоборот золотое, дорогое, для буржуазной публики. Перед тем, как вы ответите, я хочу напомнить вам, между прочим, ваше же интервью, которое вы брали на "Альфа Фесте" во Львове. И с кем вы там общались, ну, например, банкир Роман Шпек, который поддерживал всячески этот фестиваль джазовый, который когда-то был министром экономики Украины, а потом он был советником Президента Януковича. Он тогда вам в интервью говорил о временах до тридцать девятого года, когда джаз был частью городской жизни Львова, как говорят, в городе было много джазовых площадок, джаз играли во всех ресторанах Львова. И хотя с тех пор прошло много времени, но в городе по-прежнему много хороших музыкантов. Также и Шпек, и, между прочим, Петр Порошенко, который был тогда посетителем этого джазового фестиваля, а это как раз был...

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Первый.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Первый, да. Первый "Альфа Фест" - джазовый фестиваль во Львове. Петр Порошенко тоже тогда был не настолько занят на государственных должностях, потому что он как раз уже перестал быть Министром иностранных дел в правительстве Юлии Тимошенко, и еще не успел стать Министром экономического развития торговли в правительстве Азарова. В то время он занимал должность председателя совета Национального банка Украины, и в общем, он пытается, приехал на этот фестиваль во Львове. Кстати, вам же на вопрос что его туда привело, он сказал первое - меня привела любовь к Альфабанку. Дальше уже потом пошла любовь к джазу и так далее. Но вот что важно, Петр Порошенко тогда тоже, между прочим, делал акцент, собственно, о джазе как о каком-то маркере цивилизованного буржуазного европейского общества. Все, что мы видим вокруг - это возвращение нас к европейскости, он тогда сказал о фестивале, о джазе. Он фестиваль хвалил достаточно хорошо, может быть. У нас будет еще время это процитировать, но вот ответьте на самом деле, что это джаз, для кого он? Банкирам положено его любить - понятно. Он действительно сопровождает нас в дорогих отелях и ресторанах. Может быть, он уже превратился, действительно" в маркер какой-то буржуазности, а не в живое искусство. 

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Я позволю себе возразить. Известному ведущему. А вы, Константин, меня простите, но мне кажется, мы занимаемся подменой понятия. Мы говорим о той джазовой музыке, которая является составляющей салонной музыки. Салонная музыка должна звучать в дорогих отелях, в дорогих ресторанах, и это не делает вещь джаз салонной музыкой. То есть, часть классической музыки лайт. Знаете, есть такие диски, там классика для детей. Когда грудничкам или беременные женщины...

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Полет шмеля и прочие прелести.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: И прочие прелести.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Романтик колекшн еще те.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Ну вот что-нибудь в этом роде. Это тоже салонная музыка, она звучит в дорогих... потому что сейчас богатые люди, они должны быть образованными людьми, это некий стандат. Элита любого общества, мы предполагаем, рядовые люди, что наша элита она хорошо образована. Она знает языки, читает книги, ходит в оперу, и заодно слушаете джаз.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Мы бы хотели надеяться на это.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Ну мы в это верим. Мы же переходим дорогу на зеленый, в надежде, что машины остановятся на свой красный. Также я и верь в то, что элита нашего общества рано или поздно будет образованной, в том смысле, что ей это действительно будет нравится, а не нужно ходить в оперу или на "Джаз Фест". Судя по реакции, кстати, Порошенка, мне кажется, он реагировал достаточно адекватно, Вокарчук был на сейшенах, мои контраргументы: на первом "Джаз Фесте", котором упоинал Константин, был Уинтон Марсалис, персона мне известная и приятная. Он трубач и очень часто после его выступлений на концертах, мамаши приводят своих детей, заставляют его прослушать детей, что он и делает. И, по словам Когана, который привез Марсалиса накануне фестиваля, и он давал мастер-класс для Львовских, внимание, а не понаехавших со всей Украины музыкантов. Их там было так много, то есть, во Львове оказалось совершенно немыслимое количество молодых людей, которые полагают себя трубачами. Ну, сопоставимо с персонажем фильма, который, надеюсь, слушатели Радио Вести посмотрят после этого разговора о нем. И, как выразился Коган, эти молодые люди в коме просто после того, как они пообщались с Марсалисом. То есть, желающих играть джаз, а мы говорим только о трубачах, потому что Марсалис не учил их играть на контрабасе, не показывал мастер-класс по пиано или гитаре. Только трубачей было настолько много, что мастер-класс был затянут. В прошлом году или в позапрошлом, да, уже календарный следующий, Ди Меола давал мастер-класс. Люди висели на каких-то сооружениях металлических. Висели. Я не шучу. Можно найти в интернете фотографии и слушатели могут прямо сейчас это сделать, посмотреть мастер-класс "Альфа Джаз Фест" Ди Меола, они просто висели на неких металлических конструкциях и делающих послушать, что этот человек скажет о мастерстве игры, было невероятное количество. То есть, желающих играть джаз, а я говорю о молодых людях. Сколько туда приезжает молодых людей, которые еще не заняли какую-то нишу, они играют в какой-то команде, они играют на улицах. Весь "Джаз Фест"...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: А, может быть, они просто хотят играть джаз потому, что хотят устроится в такой небольшой оркестрик в дорогом отеле где-то в Альпах? 

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Может быть, у них такая цель, но их такое количество, что Альпы можно заполонить на каждом перекрестке, мне кажется. В любой европейской стране можно усадить украинского музыканта, если видеть сколько людей на улицах готовы играть, учиться, приходить на эти... приезжают туда ребята, живут в каких-то там хостелах за копейки, но посещают "Джаз Фест". Но с "Джаз Фестом" хорошая история - там сцена Эдди Рознера, которая дорогая и билеты на нее стоят дорого, за пределами этой сцены висят огромные экраны и люди просто располагаются на пенках, вот классические туристическая, можно слушать его бесплатно. Плюс работают сцены бесплатные, где стоят зрительские места, кафешки вокруг, занимают люди - это ничего не стоит приехавшим. То есть, ты можешь несколько суток слушать джаз. Но успеть послушать все невозможно, потому что одновременно на нескольких площадках играют очень хорошие музыканты, просто можно разорваться на несколько частей, чтобы успевать на все мероприятия "Джаз Феста". Тут уже приходится, конечно, выбирать по стилю, предпочтению к музыкантам и так далее. Что касается слушателей. Когда я бронировала квартиру во Львове на первый "Джаз Фест", хозяйка спросила, зачем так заранее. Я сказала, поверьте, давайте мы с вами договоримся, что квартира будет всегда моя, а через три года вы поблагодарите меня, что я вас предупредила о том, что в это время во Львове, также как во время "Книжного Форума", там, в этих рождественских новогодних праздников, квартиры будут востребованы невероятно. Она действительно меня поблагодарила и даже не поднимает мне цену, благодаря...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Да, сейчас это важное событие, конечно. Львовский "Джаз Фест" очень важное событие.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Хотя на первый "Джаз Фест" никто из львовян еще не верил и не понимал, что будет такое. А вот эти генделыки, распивочные, на площе рынок, в которых в меню, ну там не знаю, были сухарики, чипсы и какие-то там четыре напитка, сейчас они со скатертями, у них там дорогой виски, сигары и восемнадцать блюд. Каким образом они раскрутились? Что там...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: То есть, мы вернулись к виски и сигарам, все-таки, к вот этому такому золотому где-то.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Как может быть джаз без всех этих вещей? Кто-то сидит на пенке и пьет пиво, кто-то потягивая виски, но я уверяю вас, что эта публика одновременно набивается на джем-сейшены, которые происходят ночью после концертов, и разницы уже между ними нет никакой. Рядом с тобой может тусить какой-нибудь известный из телевизора тебе человек, и ты вплотную стоишь, как в биточном советстком трамвае, ты ничего не можешь поделать, потому что такое количество людей приходит на джем-сейшны, ну концерты могут потягаться по количеству. Ну, а поскольку они происходят в кафешках, просто битки. Люди стоят до трех ночи слушают джаз. Значит, желание послушать вот этот свободный импровизационное общение, потому что концерты все-таки концерты, на сейшене музыканты меняют друг друга. Особенно когда они меняют инструменты, уступая их друг другу, и играют. Только что барабанщик берет трубу, там, и так далее. То есть, это шоу, которое... это не шоу отрепетированное красивое шоу, но это музыканты, они получают такое удовольствие от этого, что его хватает на весь зал, который вместе с ними.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Мне кажется, это нормально, когда жанры, да, они обуржуазиваются, да. То есть, это происходит. То есть, если мы говорим, там, об истоках джаза, я опять же, я не джазовый историк, мягко говоря, но если мы говорим об истоках, когда вот эти чернокожие музыканты начинали где-то там совсем в небольших, я не знаю, подвалах, да, американских или, не знаю, новоорлеанских, если так...

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Новоорлеанских.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Вот. Ну, все нормально, когда музыка обуржуазивается и буржуазно - это не значит плохо, да, просто исчезает, как мне кажется, я могу ошибаться, да, исчезает эффект новизны. Но вот когда мы говорим, в принципе, про джаз, мы все равно, как или иначе, имеем в виду джазовые стандарты. То есть, мы не говорим о какой-то новой классике, которая появилась, там, за последние десять лет. Мы, наверное, не назовем какого-то произведения такого, чтобы... ну, или не знаю, или артиста, который бы, да, играл что-то такое. Мы все говорим про "Порги и Бесс"...

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Я думаю, мы не назовем...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Мы говорим про, там...

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Но мы могли бы пригласить, не мы, конечно, а Радио Вести могли бы пригласить в студию музыкальных обозревателей или людей, которые в Украине занимаются джазом, я думаю, они бы засыпали нас новыми именами, и новыми течениями. Но, мне кажется, что есть вещи, которые уходят наверх и они становятся вот "салонными", условно говоря, это в кавычках. А есть вещи, которые остаются для всех.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Продолжим после небольшого перерыва.

На волне Вестей - радио новостей и мнений продолжается программа "Культ Дорошенко", посвященная "Одержимости", одержимости джазом. "Одержимость" - это фильм, который вышел на экраны Украины и мира, о котором очень много говорят, который посвящен формированию джазового музыканта. И спор зашел у нас о том, для кого и для чего, в общем-то, существует джаз. В студии также мой гость сегодня Алексей Тарасов, теле- и радиоведущий, кинокритик, и Галина Любчич, журналист, руководитель проектов издательства Laurus. Я бы хотел немножко, знаете, хотя разговор очень импульсивный интересный, немножко подумать еще, собственно, о чем, собственно, этот фильм, кроме джаза. Какие образы он нам вообще предлагает. Вот кто таков этот герой учитель, который вот выдвинут сейчас на "Оскар" за лучшую мужскую роль второго плана - это артист Джей Кей Симмонс. Он играет очень жесткого джаз-гуру, который фактически посредством унижений, посредством издевательств пытается добиваться некого результата. Что это за трансформация образа вот такого патерналистского? Откуда он снова появляется в современном кинематографе? Если взять вообще архетип, то периодически на тех или иных этапах кинематографа, популярного кинематографа, здесь я с господином Тарасовым соглашусь, что фильм этот - это популярный кинематограф, а не арт-кино, как многим хотелось бы о нем говорить. Давайте вспомним одного из капитанов "Стартрека" Патрика Стюарта, тоже такого лысого, бритого наголо человека, который олицетворял в свое время, на определенном этапе развития поп-культуры, такой патерналистский образ человека, который руководит кораблем, плавающим, бороздящим океаны космоса, и в общем, отцом, который за всех решает, за всех берет ответственность, в чем-то жестким, но, конечно, ужасно обаятельным. Тот образ Патрика Сюарта, то был образ некой такой корпоративного лидера на самом деле. Он очень отвечал и диалоги нелиберальны, и диалоги, которые в Америке времен Картера, времен Рейгана, была важна, создание образа человека, который глава корпорации и отец. Строгий, но, как правило, милый для всех вот тех людей, винтиков капиталистического общества, которое в этой корпорации живут и процветают.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: У нас очень сектантский разговор. Просто я не уверен, что Стартрек уж так много людей следили за тем, что там происходило и опознают всех героев.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У нас очень образованная публика, Алексей.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Я хотел сказать вот что...

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А здесь появляется снова бритый наголо мужик, который тоже вот такой патрон, но который уже совсем не настолько обаятелен, а ведет себя просто как какой-то садист, маньяк и самодур. И что это предлагается нам за образ?

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Это история про антигероев. Мода на них появилась, наверное, лет десять назад. Началась, там, с "Доктора Хауса", с вот, если посмотреть, да, вот лет десять назад, наверное, началось, там, не знаю, третья волна, третий золотой век американского телевидения, да. И этот золотой век, американское телевидение, собственно, предложило антигероев. То есть, в главной роли, там, я не знаю, маньяк Декстер, который разрезает своих жертв на куски и пакует в целлофан. Тот же Доктор Хаус, который... ну, все эти люди как бы оправдывают свои чудовищные, свой чудовищный характер тем, что они вообще-то гении. Ну вот тут та же история. Да, мы ничего не знаем вообще-то о бэкграунде героя Джей Кей Симмонса, да, но как-то сами по себе подразумеваем, судя по тому, как все трясутся и все так хотят к нему попасть, значит, что он какой-то настоящий гений. Хотя, по-моему, в фильме доказательства этого нет. Вот, Галина, вы как считаете?

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Вы знаете, я, к сожалению, должна воздержаться от комментариев, потому что в отличии от вас, людей экспертных, я боюсь навязать свое мнение. Я скажу страшную вещь, я ужасно не люблю экранизации, поскольку мне нравится мое личное прочтение любой литературы, а не то, что думает по этому поводу любой режиссер. Сейчас, если я выскажу свое мнение, любой зритель, который будет смотреть это впервые, мне не удастся это сделать так оптекаемо как вам. Я буду навязывать свое впечатление.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Давайте навязывайте. Конечно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Для этого мы вас и пригласили, собственно.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Правда что ли?

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Ну да. 

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Мне кажется, что пунктирно прописанный персонаж лысый старый человек, который почему-то имеет право, а это очевидно по сюжету, что он имеет право так себя вести. И то, как реагирует на его поведение музыканты, дает нам представление о том, что он делает что-то такое для них в итоге, что они прощают ему такую линию поведения. То, как легко он увольняет людей из оркестра, то как он с ними разговаривает плохо. Они почему-то позволяют ему так себя вести. Это предполагает для обычного зрителя, как для меня, что вопрос не в том, вырастил ли он Чарли Паркера, хотя он говорит, что ему не попался его Чарли Паркер. Вопрос не в том, может ли он дать им возможность зарабатывать деньги, участвовать в каких-то других проектах или дать какой-то рост - непонятно. И это непонятность мне очень нравится в этом фильме, что непонятно чем он так ценен для тех музыкантов. Но то, что они позволяют ему так себя вести, делает его некой значимой фигурой. Это, видимо, то, о чем Константин говорил в самом начале. Вот это вытаскивание личности до уровня музыканта, который, ну, если речь идет о музыкантах, который может... не знаю, быть революционером, делать что-то такое, нарушать там какие-то каноны, отказываться от чего-то, спорить с родителями, отказываться от любви, не знаю, делать что-то такое, что сделает его участие в музыкальном процессе для него самым главным и главное будут приносить ему настоящее удовольствие. То, что сделает его счастливым. Все эти несчастья в итоге, видимо, делают их счастливыми. Это мое впечатление. 

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Мне кажется, что да, это такая, вот что вот этот деспотичный преподаватель, что это, наверное, такая метафора того, что вот путь музыканта он тернистый, сложный и что вот ему в самом начале пути, да, творческого сразу даются самые какие-то тяжелые препятствия, да, когда он должен решить для себя, продолжает ли он этот путь дальше, потому что дальше, видимо, мы можем там себе предполагать, когда смотрим этот фильм, что ему будет еще хуже, в смысле там есть, чтобы не спойлерить, да, ну есть персонаж, который трагически заканчивает свою жизнь, потому что он не состоялся. И вероятно, это вот как раз такой проводник в ад. То есть, вот он тот самый проводник в ад, я имею в виду герой Джей Кей Симмонс, преподаватель тиран, который прямо показывает, что, слушайте, легко не будет, если вы думаете, что вы просто будете играть стучать на барабанах, или дудеть играть на саксофоне, то в общем, это не так.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А давайте немножко отвлечемся, собственно, от ужаса, несмотря на то, что фильм называется музыкальным триллером. У меня вот какой вопрос к вам, Галина, вы в свое время общались Грегори Дейвисом, это арт-директор одного из крупнейших в Америке джазовых фестивалей и, может быть, крупнейшего New Orleans Jazz & Heritage Festival. И вот он, несмотря на то, что он трубач, по-моему, он вам тогда в интервью рассказал, что он решил сперва играть на барабанах, а когда пришел в музыкальный класс, то увидел, что там двадцать человек еще, которые имеют тоже намерения играть на барабанах. Вот как-то барабанщик относительно джаза, согласитесь, это абсолютно невоспетая, абсолютно ну какая-то не такая волшебная, загадочная профессия, чарующая, как... она не превратилась в поп-символ некий, как...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Обычно саксофонист, да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, человек с саксофоном, там.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Лиза Симпсон с саксофоном из "Симпсонов", конечно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот. Человек с саксофоном, там...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Билл Клинтон.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Человек с трубой, там, как этот ну Армстронг разумеется. В крайнем случае, какая-нибудь выразительная дама за фортепиано, за клавишами. А тут барабан. Вот насколько действительно это значимо для джаза и насколько и почему вот Дейвис тогда попал в конкуренцию двадцати людей на то, чтобы учиться играть на барабанах именно.

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Мне трудно судить о том, почему барабанщики не являются. Я, например, с удовольствием смотрю фестивали барабанщиков. Команды, которые состоят только из барабанщиков и барабанные импровизации не менее интересны, чем все остальные во время джазовых концертов. То есть, для меня они такие же лидеры, как и все остальные музыканты любой группы. Грегори Дейвис просто говорил о том, что там было всего две барабанные установки и двадцать желающих на них играть. И они должны были играть на такие, ну как бы имитаторы барабанов, да, когда ты стучишь палочками по некоему нечто похожее на коврик для мышки, и это звучит как барабан. Ему это не понравилось. То что он сказал дальше, я считаю, нашим слушателям стоит, вашим слушателям стоит услышать, потому что этот выбор был прекрасен. Он решил играть на другом инструменте, и преподаватель спросил, хочет ли он играть на контрабасе или на чем-то, и он выбирал инструмент по совершенно прекрасному принципу. Мне кажется, было понятно, что он будет хорошим музыкантом только поэтому. Поскольку он был школьников в это время и он должен был на автобусе ездить в музыкальную школу. Он представлял себе как он заходит с футляром для контрабаса в автобус и едет с ним в школу, или с чем-то другим. И он ходил, смотрел на музыкальные инструменты, пока не увидел такой аккуратный чемоданчик, он не знал что внутри, но он сказал, что он будет играть на этом инструменте. Это оказалась труба. Я считаю, это блестящий выбор. Вот это эстетство внутреннее, да, которое в нем уже школьником было, привело его к руководителю брасс-бэнда, организатору джазового фестиваля, и так далее. Мне кажется, что вот такие внутренние черты, которые уже находятся в человеке, они что-то порождают другое. Вот совершенно другая история, да, когда не было никакого насилия, ничего. просто брат старший играл, ему тоже захотелось, и какие-то набор случайностей на первый взгляд, да, которые привели человека к такому весовому участию в потоке джазовой музыки на сегодняшний день. Вообще, он человек веселый, радостный, очень приветливый. Я хочу заметить, что на сегодняшний день музыканты - это история, наркотики, выпивка, умер молодым - это тоже достаточно в прошлом.

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Тренд здоровья, конечно. Все ходят в спортзал.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Дело даже не в здоровье. дело в том, что время изменилось, этот жанр не отвоевывает себе право на какое-то существование, он существует...

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Наркотики, кстати, испортились, все хуже и хуже, в смысле качества. Просто выгодно наркотики для того, чтобы продавать их больше, выгодно их бадяжить...

Галина ЛЮБЧИЧ, руководитель проектов издательства Laurus, журналист: Делать хуже?

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Да, ну чем больше произвести, продавать по той же самой цене, а наоборот она на самом деле растет, поэтому...

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это тема уже немножко другого разговора, который тоже может длиться не один час, но нам, к сожалению, пора заканчивать. В общем, от эстетства до одержимости - такой спектр предлагает нам сегодня, насколько я понял Галину Любчич. Джаз - как музыка. У нас вместе с Алексеем Тарасовым мы и с Галиной Любчич обсуждали фильм "Одержимость", который, пожалуй, не знаю, захотите ли вы после такого разговора посмотреть?

Алексей ТАРАСОВ, теле- и радиоведущий, кинокритик: Да нет, посмотрите. Хорошее кино.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Спасибо. До встречи.

Гости программы и спикеры:
Алексей Тарасов
Главный редактор Buro 24/7
Галина Любчич
Руководитель проектов издательства Laurus, журналист

Поделиться:
Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все