СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

"Мужчина и Женщина"

"Конфликт может продолжаться годами и даже десятилетиями"

Говорим о текущей ситуации в стране, об отношениях Украины и России, о форуме в Давосе. Также обсуждаем реформы в МВД.

Эфир ведут Юлия Литвиненко и Сакен Аймурзаев.

 

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Девятнадцать часов четыре минуты в украинской столице. Здравствуйте, это новый проект на Радио Вести. Называется «Мужчина и Женщина», где мы призваны рассказать два, показать вам, продемонстрировать, высказать две точки зрения, два мнения на текущие события. Как вы помните, на прошлой неделе в это время в студии оказался журналист Валерий Калныш и я Юлия Литвиненко, но сегодня больше повезло моему коллеге Сакену Аймурзаеву. С минуты на минуту он должен появиться в этой студии. И, конечно же, будет сегодня много гостей, много других женщин и мужчин, которые будут с нами говорить, и с вами говорить, уважаемые радиослушатели. И, конечно же, у вас будет возможность присоединиться к нашему вечернему эфиру. По телефону триста девяносто сто четыре шесть. Я, пока у нас на связи Москва, мы пытаемся сейчас дозвониться. Есть у нас уже возможность, будем говорить с известным журналистом о активизации войск РФ. Вот интересно очень нам, что думает обо всем происходящем между нашими державами. На связи у нас из Москвы Павел Евгеньевич Фельгенгауэр. Здравствуйте, Павел Евгеньевич.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Здравствуйте.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как находите все происходящее сегодня?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Ну, как находить, эскалация идет. Можно конкретнее вопрос задать?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Можно, конкретнее я бы хотела, чтобы Вы конкретизировали все, что происходит, потому что Вы ведь один из немногих, кто еще в августе, по-моему, на своем блоге писал, все это быстро должно закончиться. Не получилось.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Нет, я не говорил, что это должно закончиться быстро. Это никак не может закончиться быстро.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А когда?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Это может продолжаться годами, даже, в принципе, подобные конфликты продолжаются и десятилетиями, это, так называемый, «типо прокси». Война это термин времен холодной войны, когда, так сказать, воюют по представительству, то есть типо война во Вьетнаме. А по сути, это война между разными блоками, или война в Афганистане, а там участвуют в этом отдаленные силы. А сейчас как бы идет, полем боя является Донбасс, но не Донбасс является источником сил и средств, для ведения боевых действий. Пока есть силы и средства притекают на Донбасс, то воевать там можно практически до бесконечности.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, до бесконечности, Павел Евгеньевич, это невозможно, учитывая состояние дел в экономике, кстати, как в российской, так и в украинской.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Ну, это другой вопрос, вообще на войну всегда деньги находятся, это тоже такой известный факт, что даже у самых бедных и разоренных стран. Вот вроде бы ни на что денег нет, а на войну находят.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это, как в старой русской поговорке: «было бы желание». Ну вот, давайте, как говорят юристы, кому выгодно, в чем вообще какой-то цивилизационный прорыв, вот в этом противостоянии? Зачем он нужен? Вы дали себе ответ на этот вопрос?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Ну, Украина воюет за свою, как бы независимость, это национально-освободительное движение. С начала революции в Украине пытается сформироваться новая нация. Как это выглядит, и насколько успешно, зависит, прежде всего, от самих украинцев.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А за что?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: А для России сейчас основная цель - это не допустить образование в Украине национального государства, которое могло бы само определять свое будущее. Поэтому цель России - сменить режим в Киеве. То есть, собственно Москву не интересует ни Мариуполь, ни Славянск, и вообще там какие-то куски Донбасса вообще никакого значения не имеют, как и вообще весь Донбасс, критического значения в нем серьезного нет, ну, в отличие от Крыма. Конечно, у ответственных там каких-то ополченцев боевиков, у них есть свои интересы, они местные. А у Москвы нет, и поэтому Москва использует различные способы давления на Украину, на Киев, чтобы в Киеве сменился режим. А экономические, финансовые и военные. То есть, либо тут надеяться, что в результате всех трудностей в Украине, финансовый кризиса, экономического. Там вот развалится в коалиции, например, и появится другое правительство. Либо, если не получится, будем подталкивать, чем дальше, тем сильнее. Вот сейчас там на фронтах, подталкивают, то есть нет цели начать масштабное наступление. Там нет пока ни сил, ни средств для масштабного наступления, но есть возможность дискредитировать нынешнюю власть, что в общем-то и происходит. И порождать конфликты в Киеве. Уже объявлено, что в Киеве есть партия войны, это вот Народный фронт Яценюка, Турчинов. Они - партия войны, их надо устранить из коалиции, считают в Москве. А потом надо вести переговоры с Захарченко и заключить какие-то изменения внести в Конституцию, чтобы Украина никогда не могла вступить в НАТО, потому что, скажем, у Захарченко, и, скажем, у Донбасса, будет право Вето или что-то в этом духе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Смешно как-то в двадцать первом веке такими категориями рассуждать. Нет, Вам не кажется это смешным? Такая политика?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Ну, во-первых, там война идет, че смеяться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Действительно. Давайте поговорим о такой инициативе канцлера Германии. Сегодня Меркель предложила Путину обменять мир в Украине на зону свободной торговли от Лиссабона до Владивостока. Известно ли Вам об этой инициативе и что Вы думаете? Согласится ли Путин?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Если так, это как бы заявлено, то это просто в общем, это публичное заявление, не более того.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А думаете, если это сделано публично, это решено.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: В смысле публичное, пиар?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет-нет, вообще-то Меркель напомнила, что создание широкой зоны свободной торговли от Лиссабона до Владивостока когда-то подавал сам президент РФ, немецкое правительство и ЕС.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Ну, это все понятно, все это звучит прекрасно. Это предложение, которое по определению не будет принято. Это тоже часто происходило во времена Холодной войны, когда делали широкие заявления, которые, по большому счету, рассчитаны только на пиар. То есть, это публичные заявления, так сказать, чтобы показать, что мы хорошие. Предлагаемого они не возьмут. Потому что для Москвы сейчас недопустимо дальнейшее смещение Украины за запад. И мы сделаем все, чтобы этого не допустить, и будем наращивать все усилия. Пока у власти в Кремле находится нынешний режим, вот такие предложения никто даже рассматривать не будет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Павел Евгеньевич, а скажите, а у этого нынешнего режима, который пользуется, как мы понимаем, популярностью среди мирного населения, мы говорим мирного, в надежде, что люди в России не лишены здравого смысла. Как думаете, какое политическое будущее?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Ну, это опять же зависит, в том числе, и от граждан России. Пока им объясняют, что надо подтянуть пояса, там есть меньше, работать больше потому, что кругом враги. Хотят отнять у нас Путина. Насколько такая пропаганда будет действенна, ну посмотрим, и насколько она долго будет действенна. По настоящему серьезные проблемы, связанные с экономическим кризисом, только начинаются, до этого был финансовый коллапс такой определенный. А в экономический кризис это только сейчас переходит. И в ближайшем месяце вот посмотрим, как будет реагировать на это российское население. Плюс конечно и обострение ситуации на Украине, хотя я надеюсь, что большой эскалации, то есть настоящей большой войны, не будет или во всяком случае не сейчас. Вероятность войны будет ближе к лету. Все-таки сейчас время года мало подходящее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, ближе к лету Вы полагаете, география военных действий расширится.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Нет, ну если начинать всерьез, то конечно нужно на широком фронте от белорусской границы до моря, и авиация должна действовать. Но сейчас авиация, так сказать, ее эффективность будет очень не высокая потому, что очень короткий световой день, часто туман, низкие облака. А так вот, вообще без авиации, только с помощью артиллерии. Ну это какой-то, это почти Вторая мировая война, это скорее Первая. Там много не навоюешь. Но если цель дискредитировать нынешние украинские власти, как Донецкий аэропорт, он никакой военной ценности не представлял.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, стоял себе и стоял, по-моему тут задача.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Нет, там защищавшие его «киборги», они стали символом украинского сопротивления, вот надо было их унизить, чтобы вызвать в Киеве политический кризис?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А Вам не кажется, что не удалось унизить, а дискредитировать российская власть саму себя смогла? Нет у Вас такого ощущения?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, журналист: Ну, это опять же, не мне из Москвы решать, а Вам вот там.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, значит Павел Евгеньевич Фельгенгауэр был с нами на связи, российский журналист, как Вы поняли, независимый военный обозреватель. Спасибо за Вашу точку зрения, мы продолжим наш эфир. Сакен Аймурзаев появился в этой студии. А, всевидящее, недремлющее око Валерия Калныша. Коллега очень своеобразно отреагировал, написав мне: «Вот видите, коллега, незаменимых мужчин нет». Продолжим эту тему сразу после небольшой паузы. Это Вести. Вы сегодня услышите два разные мнения на одни и те же события.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер всем, кто слушает Радио Вести. Сакен Аймурзаев и Юлия Литвиненко сегодня в студии. Приветствую.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Поговорим о проблемах брачной жизни и о любви, наверное.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О, как Вы загнули. Да, поговорим.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Очень томная у Вас, оказывается, заставка с Валерой. Я этого не подозревал даже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хватит завидовать. Сразу в первых строках Вашего обращения зависть. Я хотела, чтобы мы поставили точку в предыдущей части. Вы слышали внимательно Вашего коллегу. Не кажется ли Вам, что на самом деле в своем желании унизить «киборгов» Путин просто унизил самого себя?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Смотря для кого, да? Мы сейчас понимаем, что мир немного полярный, а много измерений слишком появилось сейчас в этом мире, то что для того мира, в котором мы с Вами существуем, унижение, то что для нашего мира выставление себя в дурном свете и вообще дурной тон. В том мире становится благодатью, каким-то плюсом, выгодой, поэтому, собственно, я сегодня весь день думаю о каких-то там боях, и о том, что там происходит, и о том, что там по-разному реагировали украинская сторона, российская на историю с аэропортом. И, как на всякой войне, одни герои, а другие для этих героев для других преступники. Тут смотря для кого он себя и как дискредитировал. Тут вопрос о том, что это вообще война, тут сейчас сложно говорить об этих недавних событиях прошедшей недели, как о событиях даже десяти, двадцати, тридцати летней давности. Я думаю, только со временем мы поймем истинное значение героизма тех ребят, которые пали в донецком аэропорту, тех, кто его защищали, тех, кто его сейчас, как я понимаю, частично покинули, изменив свое местоположение в окрестностях. И более того, если сейчас вопрос о том, а нужно было ли тратить столько украинских отважных жизней? Нужно ли было так фанатично защищать его? Если этот вопрос сейчас вызывает раздражение, обиду и желание послать к Путину немедленно. То через несколько лет, я надеюсь, мы сможем честно и открыто друг с другом об этом говорить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, как на русских реагировали в Давосе? У нас есть возможность задать этот вопрос нашему корреспонденту. Я так сказала «нашему», ну, можно и так сказать, ну да, наш человек в Давосе побывал ( журналист Дмитрий Анопченко, сейчас с нами на прямой связи. Дим, что удалось тебе увидеть, и не слишком ли много политики было в этом году на бизнес форуме в Давосе?

Дмитрий АНОПЧЕНКО, журналист: Добрый вечер. Ну, на самом деле не совсем ваш человек в Давосе, но рад быть у вас в эфире. Я представляю здесь телеканал «Интер» эксклюзивно. Вот по поводу русских в Давосе. Забавное заявление, но на самом деле здесь в составе российской делегации в Давосе многие были кто поражен, кто шокирован, кто удивлен. Приехали люди из санкционного списка ЕС. Вот первые лица, те кто возглавляет компании из этого пресловутого черного списка. Более того, они абсолютно не стеснялись, они закатили грандиозную вечеринку в роскошном давосском отеле. Леонид Агутин пел, по-моему. Многие не пришли, не пришли демонстративно только потому, что веселиться с теми, кого они там еще не так давно внесли в черный список, европейцы посчитали все-таки неправильным и некрасивым. Далее, если говорить о Давосе, ты действительно правильно сказала, что в этот раз форум то всемирно экономический. Но в этот раз очень много говорили о политике, я пытался понять почему. Ну не только же из-за войны. И те бизнесмены, с которыми я говорил. А в основном здесь бизнес представлен, и ним есть возможность пообщаться в кулуарах, на секциях. Они говорят об одной очень простой вещи, о том, что в принципе главная задача Давоса, каждый год, я здесь уже седьмой год. Это стабильность международной системы. Стабильность, которая позволяет их компаниям, банкам, корпорациям, работать в разных странах. И вот сейчас они говорят, что глобально экономическая обстановка похоже стала более стабильной. А вот политическая от Греции до России и Украины. Она выглядит все тревожнее. И вот даже светлые умы, гуру Давоса, они, к сожалению, не могут предсказать о том, что будет дальше. Они даже говорят о том, ну вот приславутый всемирный глобально-экономический кризис, все-таки как-то можно было предсказать, понять, как будет развиваться, когда закончится. То, что происходит сейчас в том числе и в Украине они предсказать не могут. Это их откровенно пугает, именно поэтому в Давосе на экономическом форуме все-таки очень много говорили о политике.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте, меня Сакен зовут. Я тут тоже вместе с Юлей сижу.

Дмитрий АНОПЧЕНКО, журналист: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хотел, Дмитрий, спросить у Вас. А вот Вы объясните нашим слушателям. Вот Вы так сказали, да? Люди под санкциями гуляют по Швейцарии, устраивают там, значит, пир во время чумы, в отношении своей страны это выглядит так, в России не все хорошо. А как они туда вообще попали? Вот как они туда физически попали? То есть, они купили приглашения, их пригласили там не надо приглашений? И любой человек может туда приехать и ходить среди приличных белых людей? Это как?

Дмитрий АНОПЧЕНКО, журналист: Так, значит давайте по порядку разбираться. Во-первых, под санкциями все-таки не они, а их компании, поэтому в принципе, по большому счету топ-менеджеров шенгенских виз никто не лишал. Российская делегация, когда формировала свой состав, я не знаю это принципиально, не принципиально это было сделано. Но, действительно, очень много людей из санкционного списка. У них была возможность приехать, поговорить, возможно, какие-то бизнес вопросы решить. Но вот здесь я просто с местными журналистами разговаривал, никто не ожидал, что российская делегация не то что бы скромно, но по крайней мере вот так показушно себя вести. Вот эта роскошная вечеринка, вот эта водка и шампанское, которые лились рекой, ну что же поступили, как поступили, об этом много говорили в Давосе.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, то есть брезгливость, то есть хоть какая-то? Или как? Или они там ходят спокойно, и все улыбаются и делают вид, что ничего не случилось?

Дмитрий АНОПЧЕНКО, журналист: Я не говорил бы о брезгливости, все-таки немножко не то слово, не тот термин, была принципиальная позиция многих европейских политиков.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет и все.

Дмитрий АНОПЧЕНКО, журналист: Была принципиальная позиция многих, кому пришли приглашения на российскую вечеринку, и они просто не пришли.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте к практической стороне вопроса, все-таки каждый год, Дим, ты говоришь уже седьмой год подряд, все мы ожидаем каких-то интересных контрактов, разговоров о каких-то инновациях. Вот у Порошенко теперь говорят, мировые компании готовы инвестировать в Украину, шутка ли полтора миллиарда, несмотря на эту нестабильную политическую ситуацию. Компании, причем с мировым именем, готовы инвестировать в Украину. В ближайшее время, как утверждают в окружении Порошенко. Поскольку видят действительно перспективы развития. Вот об этом шла речь? Как реагировали гости и участники форума на делегацию из Украины?

Дмитрий АНОПЧЕНКО, журналист: По поводу того, как реагировали, на самом деле, у меня была возможность сравнить, я не так давно был в американском конгрессе, когда там впервые выступал Петр Порошенко. Я был на балконе для прессы и видел, как действительно, это не преувеличение, не комплимент Президенту, я не собираюсь их делать. Но, правда, когда зал вставал, аплодировал, и когда в американских конгрессах категорически запрещено проносить, ну просто под страхом смертной казни, какую-то агитацию наглядную, там лозунги, плакаты. Кто-то был на балконе напротив меня, кто принес украинский флаг. То есть это все было. Говоря о Давосе, тут не было таких восторженных аплодисментов, как в Америке, но в принципе Президента приняли очень тепло, приняли с аплодисментами, с пониманием. Действительно, сколько я говорил с нашей делегацией, есть эти договоренности о тех деньгах, которые должны выделить бизнесмены, что важно. Состоялись переговоры с главой МВФ. На которых вот сегодня у меня тоже была возможность поговорить с министром финансов. Во время украинского завтрака. Она подтвердила, что практически мы уже на финишной прямой для того, чтобы начать новую программу сотрудничества с МВФ, а вот эта программа, как только она стартует. Речь, по словам госпожи Яресько, идет о том, что мы потом можем в конце февраля-начале марта, получить первый транш уже по новой программе. И вот, как сказала мне министр финансов, что эта программа, как только мы получим первые деньги МВФ. Откроют для нас ну просто огромный поток денег. Я вот просто посмотрю, зачитаю. Да, она мне сказала. Кредитные гарантии США на два миллиарда долларов, один и восемь миллиарда евро от ЕС, деньги от Германии от Польши, Японии. То есть, в общем-то, Давос был таким для украинской делегации не столько даже имиджевым шагом, он был прорывом. Прорывом в том, что вот, как мне показалось, знаете, может быть нашим слушателям как-то странно это будет слышать. Но мы-то понимаем, что идет война, что это не только наша война. И в мире, и в Европе, и США, я там пять лет проработал и вот сейчас в Давосе, очень у многих до последней секунды было понимание, была иллюзия, что вот может быть это все-таки не их война. И вот сегодня, когда я допустим, держу в руках «Форд» свежий, который вышел, который многие здесь на форуме читают, которому доверяют. И вот заголовок о том, что сейчас идет война Украины и России. То есть, когда об этом пишут, когда об этом говорят, многие начинают понимать, что между Украиной и Россией война. Москва этого не признает, но Россия воюет с Украиной. И когда многие это читают, многие услышали Президента, украинских министров, которые, слава Богу, впервые говорят на хорошем английском. То у многих пропала иллюзия, что это не их война. И готовы поддерживать, ну если не военными средствами, то хотя бы деньгами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, Дим, напомним, что Дмитрий Анопченко был с нами на прямой телефонной связи, вот увидел он в Давосе все, о чем рассказал нам. Мы вернемся в студию, продолжим наш разговор, сразу через буквально несколько минут. Свежие вести на очереди, а потом продолжим разговор.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы слушаете Радио Вести и мы сегодня представляем два взгляда на одни и те же события. Мне кажется, что мужчины более эмоциональны и обращают внимание на то, что женщины бы никогда не обратили внимание.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Почему это?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну не знаю, мы про деньги.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы про деньги сразу, а я про честь и совесть, вы хотите сказать. Да, действительно, у меня есть вопросы и по чести, и по совести. Сейчас смотрю много, что показывают из Давоса. Там ведь не только чужие хулиганы, там и наши хулиганы ходят. Например, Глава администрации Сергей Левочкин, вот у него никаких проблем нет с законом, и он спокойно живет в Киеве. Но какие-то моральные вопросы к человеку, который столько лет работал с Януковичем? Просто, как они общаются там? «А не стыдно тебе, Сергей Владимирович» говорят так, или нет? Не знаю, потому что никогда не был в Давосе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот как реагируют слушатели. Есть мнения. Харьков и Днепропетровск. «Вот вам и санкции, и черные списки», из Харькова. «Никто не видит движения к реформам, даже те, кто был задержан, отпускаются под залог, нечисть остается повсеместно на своих местах. Это дискредитирует и наши власти». Наши власти что? Наши власти борются за свое реноме, и помогают им в этом люди.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и потом, наши власти, наше правительство, наши силы земные – это тоже не один человек, это разные люди с разными интересами, с очень длинной историей отношений. Это все не монолитно, и у каждого свои амбиции, хитрость, лукавство, свои грехи. Вот я думал сам, вчера Президент заседал, сегодня Премьер-министр выступил. Ну вот и все. Заседали, выступили, заявили, показали, сообщили, дали задание, озаботились. Дальше что?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что бы вам хотелось дальше?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, мне бы не хотелось, ибо каких-то пиар заявлений и демонстративных селекторных совещаний, и псевдо-ночных, до утра, штабных советов на фоне того, что мы не знаем полной информации, что там происходит, мы не знаем, когда это закончится. Мы не знаем, какие планы. Нам говорят: «война, война, война, война, война». Ок, «война, война». А там в Давосе они ходят с россиянами по соседним павильонам, пьют воду и кофе за соседними столами, и все-все принимают.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, во-первых, они ходят на нейтральной территории. А потом, Вы же понимаете, что любая война рано или поздно закончится.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, она просто ещe не началась, с точки зрения властей. Вот в чем вопрос.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос ещe в том, мы выигрываем или мы проигрываем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Если бы я был государственным человеком, я бы должен был притворяться и говорить, это не война, это все террористы, мы с ними боремся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, власти так и делают. Вы просто говорите, как человек из власти.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, но я не человек из власти. Мы все так накручены, на самом деле, всем происходящим, что следующая наша тема: «Полицейская реформа». Давай голосование объявим. Вот вообще сейчас время для этой полицейской реформой? Или Бог с ней, с этой полицией и реформой, давайте как-то добежим до мира, до какого-то покоя, а там уже начнем и с милицией, разбираться, полицией, простите. Реформа полиции нужна сейчас, своевременна? Если «да» - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если «нет» - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы можем выслушать ваше мнение по телефону. Телефон прямого эфира: триста девяносто сто четыре и шесть. Можете позвонить. Кстати, вы проходите возрастной ценз, может быть, вы тоже попробуете свои силы в новой украинской полиции?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Если бы у меня было гражданство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А, видите, как вы заговорили. А у нас в Украине, это не проблема.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, это проблема. Все должны получить гражданство. А гражданство с легкостью получают те, кто выбран Президентом для работы, либо бойцы. Командир, вот мы рассказывали, Сегей Коротких "Малюта", он с легкостью получил паспорт. Не всем так везет. Я ничего пока говорить об этом не буду. О, в полицию я точно не пойду.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не моe. А вы бы пошли в полицию? Юля, заместитель министра.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Леди на такие вопросы не отвечают, потому что джентльмены их не задают. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Меня зовут Ярослав, я из Киева. По поводу темы «Нужна ли реформа полиции или не нужна» однозначно говорю «да».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, своевременна ли она? Понятно, что она нужна. Ну, условно говоря, у меня дом, но там крыша не очень хорошая. Может быть нужно еe починить, но сейчас дом горит, и его потушить нужно, странно будет заниматься сейчас крышей.

Слушатель: Но, если нам нужно тушить, то нам нужна хорошая пожарная машина. Мы за этим лесом, за войной, деревьев не видим, к сожалению.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, спасибо. Это, кстати, очень хорошая пословица: за лесом деревьев не видишь.

Слушатель: И хочу Вам сказать, я сам из системы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Из какой системы?

Слушатель: Из правоохранительной. Служил в свое время в полицейских подразделениях в Косово, и знаю, как работает полиция по-настоящему.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, так Вы теперь из слушателя плавно превратились в эксперта. Напросились буквально, Ярослав. Расскажите, что надо сделать? Вы вообще знакомы с планами по поводу украинской полицейской реформы?

Слушатель: То, что делает на сегодняшний день замминистра из Грузии, эти шаги полностью оправданы и правильны. Все зависит от личного состава. Но, главная задача - это правила игры. Если полицейский не будет думать, как заправить машину, где взять бумагу, ручку, если полицейского оснастят современными видами ай-пи техники, компьютеры, как весь мир работает сегодня, тогда мы можем сказать, что полицейская реформа на сегодняшний день будет идти в правильном направлении. Если же мы сменим вывеску на шевронах и на одежде, на райотделах, ничего с этого не будет. Спасибо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тоже, кстати, весьма символично, что реформой МВД занимается женщина. Не находите, коллега?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, это, наверное, действительно символично. Но, Эка Згуладзе и в Грузии занималась какими-то реформами. Наверное, тут главное, не то, что она женщина, а хотя, в программе, в такой программе гендерный вопрос должен быть решен. Но для меня важно, что как слушатель сказал, не превратилось в условность. «У меня для вас есть интересные сведения из Донецка». Если есть сведения из Донецка, надо писать или звонить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть некоторые звонки, давайте выслушаем мнение наших слушателей. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Василий, Киев. Я хотел поддержать Сакена, который абсолютно резонно говорит, что не время заниматься этими всеми делами. В Грузии нашли безработных, пристроили сюда. В стране все должно быть подчинено одному. Семьсот километров границы Украины с Россией открыто. Наши сидят в блиндажах. Армия потихонечку спивается. И все это дело кажется каким-то странным миражом. В то время, как люди должны быть на полигонах, должны обучаться военному делу, освоению новой техники, а Президент должен с челобитной сидеть в Соединенных Штатах Америки, и выпрашивать новые системы вооружений, потому что мы с Россией несоразмерны по вооружениям, а мы занимаемся полицейскими делами, делаем реформы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам за поддержку. Но я не совсем то имел в виду. Не хотелось бы имитации. По поводу своевременности-несвоевременности, это потому, что такая повестка недели была. Мы подводим итог недели и любая тема преломляется. Даже кончина Короля Саудовского Абдалы, она тоже преломляется в нашей жизни. Меняется цена на нефть, и мы понимаем, что меняется потенция Путина, в этом смысле, экономическая и военная.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте ещe звонок примем. Здравствуйте. Откуда звоните?

Слушатель: Здравствуйте. Я из этой системы, условно город не назову. Город Н.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как давно вы служите?

Слушатель: Я заканчивал этот ВУЗ. У меня был вариант работать в одном из РОВД, там у меня работал друг, а я пошел немного по другой стезе, но систему знаю изнутри. И что касается изменений, то катастрофа как раз и состоит в том, что они должны были происходить именно сейчас, потому что другого шанса в мирное время таких радикальных изменений не проведешь. Но, главное то, что она должна быть неформальной. И неформальность состоит из двух вещей: первое это несовершенство существующего уголовного кодекса, который был принят, а самое главное - это на уровне предварительного следствия. Например, в Штатах нельзя задерживать более, чем на два часа, если это не сверхтяжелое преступление. А у нас можно. И даже если мы наберем замечательных людей, у них остается этот соблазн, и это будет продолжаться и дальше. Второе: сами реформы нужно проводить сейчас, потому что на это мы будем иметь право, но проводить их нужно через детектор, естественно, это должна быть постепенная ротация. Представьте, у нас что-то произойдет, например, в Харькове или в Полтаве, в сочувствующих районах, там тоже милиция разделена. Произойдет то, что мы получим неротированных милиционеров, а они перейдут на нежелательную нам сторону. Это в общих чертах, потому что тема очень серьезная. Но, маленький итог. Это нужно производить именно сейчас, и никогда позже, и трагедия в том, что не делалось ничего год. У нас идет мобилизация, по подсчетам афганцев, они бы могли выстоять срочно штурмовые роты фактически до пяти-шести, десяти тысяч человек. И мы имеем сейчас «Укртелеком», который Янукович приватизировал, там освободятся акции, эти акции можно было бы передать этим людям. Передать непроизводственные фонды, землю с гарантированной страховкой, чтобы эти люди шли в бой зная, создать буквально отдельный банк, где бы все это контролировалось, выделялось и финансировалось. Мы бы набрали десять тысяч штурмовиков, а дальше уже шли те люди, которые в результате мобилизации. Мы бы получили десять тысяч высокоозроенных ...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: …штыков. Спасибо. Понятна ваша точка зрения. «Абсолютно согласна с товарищем по поводу детектора и ротации», пишет нам Иванна.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Объяснил нам человек, почему именно сейчас нужно сделать эту реформу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы пару месяцев назад похожий опрос делали. Результат был такой же, просто Сакен видит результаты.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не меняется. Но все равно хотят люди изменений. Мы пока просто не давим цифрой, а так тенденцию описали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну и конечно же приветствуют слушатели реформу. «Если у вас получится, пишет нам слушатель из России, это будет отличный шаг к жизнеспособности государства». И не оглядывались бы, наверное, на то, как дела у соседа, если бы не судьба некоторых наших граждан, которые все еще пребывают в Росси.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, о Надежде Савченко пойдет речь уже в моей программе. После восьми часов Вера Савченко, сестра Надежды у меня будет в гостях, целый час будем говорить о Надежде, пожалуйста, можете приготовить свои вопросы. Ну что, подведем итоги голосования. Не будем томить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так звучал вопрос: вовремя ли полицейская реформа сейчас? Конечно же, почти восемьдесят два процента сказали «да», восемнадцать «нет». Примерно такой же результат мы получили пару месяцев назад, когда мы спрашивали: «Нужно ли на фоне антитеррористической операции делать реформу?». Конечно, нужно. Это исторический шанс. Сложное время переживаем все мы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А Вы спрашивали именно про эту реформу?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, вообще про реформы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, покойный Каха Бендукидзе, помнишь, бил тревогу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говорил, времени-то у вас нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ушел он, относительно конечно, но чуть-чуть спокойней было. Было ощущение, что вся история близиться к какому-то прорыву в сторону мира. У нас есть несколько минут?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Практически нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Раз нет, то нет. А что вот, Юля, раз так уж мы с тобою, Валеры нет, и мы с тобой как мужчина и женщина: а что тебя впечатлило больше всего за эту неделю? Какое событие, какой может быть человек?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, меня впечатлило то, что вопреки всем прогнозам, и звучащим, кстати, в этой студии, события развиваются быстрее, чем мы себе предполагали. Мы и наши высоколобые эксперты в студии. Битва за Мариуполь, предполагали многие в этой студии, что это наверняка произойдет, возможно март, апрель.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: О границах в том числе. Быстро все развивается. Но для меня самое страшное, что в другую сторону. Совсем не в ту сторону, которая не то, что мне хочется, или кажется, что хорошо, а есть сторона жизни, и сторона смерти. Не хочется, чтобы история заворачивала на дорогу в строну смерти. Я не прощаюсь с вами, я выйду сейчас выпью стакан чая, и встречу Веру Савченко, и с ней уже вернемся в эфир, после восьми, поговорим о Надежде.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Меня можете не провожать. Спасибо. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вас не будем, несмотря на наше скромное название программы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо всем, кто были вместе с нами. Приятного вечера всем, кто остается дальше.

Своевременно ли проведение реформы в МВД?
  • Да
    79%
  • Нет
    21%

Поделиться:
Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все