СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым

Ситуация в донецком аэропорту и роль Сталина в истории

Говорим о скандале с договором по поставке российского электричества, ситуации в донецком аэропорту и о предстоящих переговорах в Берлине. Также обсуждаем роль в истории Иосифа Сталина.

 

Стенограмма эфира

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов три минуты и тридцать семь секунд, двадцатое января, вторник. Добрый вечер. У микрофона Сакен Аймурзаев. Вы слушаете Радио Вести. Как всегда по будням моя программа в двадцать ноль ноль начинается, после новостей, которые вы сейчас только что слушали. И мы с вами целый час в прямой эфире. Двадцать четыре тридцать пять – телефон СМС-сообщений, для ваших СМС-посланий. Пожалуйста, подписывайте их, если вам есть что сказать по нашим сегодняшним темам. А темы следующие. Во-первых, это история совершенно детективная и история о сложностях интерпретации документов. О договоре Укринтерэнерго с российской компанией по поставке российского электричества, в которой, в котором в этом документе якобы было признано, что Крым - это российская территория. Скандал мы этот сегодня активно освещали. И позицию Премьера Арсения Яценюка и Министра Демчишина. Об этом поговорим с вами и в студии по телефону, правда главный редактор «Украинской правды» Севгиль Мурсаева-Боровик, она у нас будет по телефону. Это издание активно рассказывало о происходящем и об этом контракте. И Севгиль большой эксперт и профессионал. Поэтому мы с ней на эту тему поговорим. Значит, потом Донецкий аэропорт, никуда не денется. И связь, связь происходящего там. Во-первых, понятно ли вам, что происходит? Вот вы слушаете новости, смотрите телевизор, читаете газеты, интернет, вы вообще понимаете, что там происходит? Об этом мы поговорим после тридцати минут. И о связи того, что происходит в Донецком аэропорту и того, что будет происходит завтра в Берлине. Переговоры «четверки нормандской». Завтра, когда мы уже в эфире встретимся, эти переговоры будут проходить. Ну, сегодня накануне немножко вспомним о них. И последняя тема – роль личности в истории, куда уж без философии, интересное, интересное исследование провели в России, «Левада-центр» спросил об отношении россиян к разным деятелям историческим. И пятьдесят два процента положительной оценки получил Иосиф Виссарионович Сталин. На мой взгляд, это история, о которой нам надо бы задуматься. В конце концов, с лидером этой страны будет переговариваться Петр Порошенко. Если будет вести переговоры. И с этой страной у нас сейчас непросто все. Об этом в течение часа. Двадцать четыре тридцать пять – еще раз СМС-ки, напоминаю вам, подписывайте их. И телефон прямого эфира объявлю, когда будет момент, и когда мы будем с вами говорить по телефону. 

Итак, ситуация с переговорами между Россией и Украиной. Во-первых, то есть вот смотрите, в интересной находимся, не просто обстановке, а в реальности такой специфической, да. С одной стороны, очевидное обострение на востоке, о котором мы все время говорим. И сегодня непонятно, видите, представитель сил АТО Лысенко ничего нам не сказал о пленных украинских бойцах, которых принято сейчас называть «киборгами», восьми человек. Восемь человек, восемь человек, сообщалось, что взяты в плен. Мы не знаем, так это или не так. Официально это не подтверждается со стороны руководства военного. И эти все столкновения, о чем после середины часа разговор подробнее пойдет. Все эти столкновения некоторые люди, которых ленивые журналисты, или журналисты, которые хотят свои мысли за чужие выдать, говорят: «по мнению некоторых наблюдателей», «некоторых экспертов». Вот. Ну, есть такие наблюдатели, эксперты. И имена у них есть, безусловно. Говорят о том, что это связано вот с тем пакетом, да, вот как на переговоры дипломаты приезжают с кейсами, с такими красивыми портфелями, в которых у них секретные директивы, карты. Не знаю, что, томик Толерана, что они там с собой носят. Но вот многие дипломаты ходят с такими чемоданами. Вот, Сергей Викторович Лавров, Министр иностранных дел России завтра в Берлин привезет свидетельство о смерти людей, да. Вот, вот у России в переговорной позиции аргумент – смерть. Вот надо эти смерти принести. Ради передвижения линии демаркации между ДНР, ЛНР так называемыми и Украиной. Ради того, чтобы закрепить в Мариуполе, Дебальцево, о чем сейчас многие говорят, в составе демилитаризованной зоны. Ну, условно, чтобы там не было украинской армии. Вот эти переговорные позиции не стоят ни бумаги, ни каких-то высоколобых документов и переговорных заготовок. Они стоят жизни и смерти. Вот туда же поедет завтра в Берлин в чемодане автобус «Богдан» из Волновахи. Туда же поедут те, кто сегодня погиб за сутки, да, там сообщают – девятнадцать человек, пятнадцать человек. Каждые сутки. Вот они все завтра поедут в Берлин, переговариваться в пакетике Сергея Викторовича Лаврова. И вот на фоне всего этого, вот всего этого, в чем, безусловно, придет время, будет мир, подробно рассмотрим недоработки, вину, грехи, предательство украинских руководителей. Военачальников, как они заботятся о своих солдатах. И о том, чтобы мы знали о том, что там происходит. И депутатов, и политиков, и высшее руководство. Все ходы записаны. И все это мы в свое время. Сейчас, видите, такая военная целесообразность не позволяет многим задавать серьезные вопросы. Но, тем не менее, один из таких вопросов сегодня задали многие из нас и из вас. Когда увидели вот этот скандал, спровоцированный в принципе Арсением Яценюком, потребовавшего разъяснения от Министра топлива Демчишина. Значит, по поводу договора с Россией, с российской компанией о поставках электричества в Крым, и там вот Крым очень хитро назван. Сначала речь идет о поставке электроэнергии на полуостров. Вот так вот, географически, географически решили, решили обойтись и назвать Крым полуостровом, что нейтрально. Но, а после добавляется так, знаете целомудренно в скобках, на территорию Крымского Федерального округа. Крымский Федеральный округ - это соответственно полуостров Крым и город Севастополь по версии российского руководства. Значит контракт, обеспечивающий покрытие в полном объеме фактического часового графика потребления Крымского полуострова в скобочках конечных потребителей Крымского Федерального острова. После того как это все было опубликовано на сайте «Украинской правды». А сразу после коротких новостей мы свяжемся с главным редактором «Украинской правды» Севгиль Мусаевой-Боровик и поговорим с ней об этом. После того, как текст на сайте в блоге политического деятеля Василия Гацько, главы партии «Демократический альянс», появился этот текст, скан. Уже существовал запрос Яценюка, который хотел бы выяснить, что, что, что случилось, что и эти слова попали и не выгоден в принципе контракт. После чего Министр Демчишин начал активно отстаивать свою позицию, отстаивать этот договор. И в итоге, Министр энергетики и угольной промышленности договорился до того, что там и слов-то не было никаких про Крым. И вообще, это все выгодно достаточно и в любой момент прервать можно этот договор. И никакого ужаса и страха нет. В этой ситуации много версий возникает. Начиная от того, что Министр Демчишин, человек, Владимир Васильевич Демчишин, не находящийся в команде Арсения Яценюка, в политической команде. Конечно в правительстве, но в политической команде. Там, условно говоря, не находящийся в числе тех, кто каждый день внушает Премьеру, что он будет Президентом. Вот в в эту команду не входит Министр Демчишин. И начиная с того, что он в принципе неудобен. И это должность важная и политически, и стратегически, и экономически и, наверное, Премьер Яценюк, обремененный своей победой на парламентских выборах, и президентскими амбициями в том числе, хотел бы видеть кого-то другого на этом посту. Но и заканчивая тем, что может быть действительно имеет место предательство, коварный план, комплот, ну что-то из серии «рука Москвы», которая вот таким вот образом хитро и лукаво подставила украинское правительство. Сегодня многие российские информационные агентства, телевидение, сообщили о том, что вот первый шаг к признанию Крыма начинается. Начинается признание Крыма. Что за всей этой историей, какие там действительно факты, а какие домыслы. Чем страшен или чем выгоден контракт, заключенный между украинским правительством и российской энергетической компанией мы поговорим сразу после новостей с главным редактором дружественного и любимого сайта и редакции «Украинская правда» Севгиль Мусаевой-Боровик. Сразу же после новостей. Напоминаю, двадцать четыре тридцать пять ваши СМС-ки. А то все я да я. Давайте вы свои мнения, свои взгляды присылайте, подписывая их непременно. И звонки тоже примем. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов и шестнадцать минут. Продолжаем. Пишите, пишите ваши письма. Дмитрий из Днепра вот отреагировал на разговор наш про договор. Пора вернуть расстрельную статью за подобные контракты. Пишет Дмитрий. Вот так. А что Дмитрий, если окажется, что никаких, никакого признания Крыма там не было. Что вот это формулировка «Крымский Федеральный округ» там на самом деле была на каком-то рабочем этапе. А после отсутствовала. И когда ее подписывали, то не было. Например, так. Или, или еще один вопрос, который можно было задать. Вот ладно бы заключался этот договор с не знаю, с Венгрией, Филиппинами. Или, или еще с какой-нибудь замечательной страной. Но договор заключается со страной, контракт заключается со страной, с которой находится Украина в состоянии фактической войны. И неужели не проверялся этот договор? Неужели этот договор не вычитывался? Севгиль Мусаева-Боровик, главный редактор «Украинской правды». Привет, привет, да, добрый вечер.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Добрый вечер. Добрый вечер, Сакен, да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы вот об этом договоре и собственно

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Контракте?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Контракте, да. Первый вопрос самый, самый, самый, самый от меня. Так в итоге, там был «Крымский Федеральный округ» или нет?

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Ты знаешь, вот в тех текстах, которые я видела, который в том числе у меня был вчера вечером еще до публикации Гацько, там присутствует «Крымский Федеральный округ». Но мои источники в Министерстве энергетики и с российской стороны утверждают, что из конечного текста документа «Крымский Федеральный округ» исчез. И это была техническая ошибка, которую допустили, потому что такой период времени подготовки этого контракта, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Под Новый год это все делалось.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да, под Новый год все это делалось. И еще под вопли, в том числе Арсения Петровича Яценюка, который просил прекратить веерное отключение, внял там уголовное, ну грозя Министру энергетики и всем руководителям государственных предприятий уголовными делами. Это все было, да. И поэтому в итоге, да, вот так вот было в очень быстром темпе подписано в Москве. И в первой версии думаю, что так и было «Крымский Федеральный округ», но потом, наверное, они внимательно прочли и скорее всего, убрали эту поправку. Но как бы дождемся того, что все-таки будет, да, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но тех самых воплей, воплей по этому поводу не избежали все равно. 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Было письмо Яценюка, было требование разобраться, что там и как. В итоге, значит, Арсений Петрович просто не внимательно читал оригинал. Там этого нет. 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Я думаю, что у него неправильный возможно текст документа. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Текст документа.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: А возможно и та ситуация, что после того, как поняли, да, что куда вляпались все, просят просто там вторую сторону изменить условия, в частности там «Крымский Федеральный округ». Мне кажется, что вторая история тоже возможна.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тоже возможна. 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Пост фактум вносились изменения. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А если вот убрать тогда этот вопрос филологии и геополитики. На самом деле, серьезный вопрос. Там последствия могли быть серьезные.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Конечно, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Если бы это действительно было так. А вот какие еще? Я знаю, я так понимаю, вы дозвонились сегодня до Министра Демчишина, да? Вы сегодня с ним разговаривали

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да, да, да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Какие еще минусы есть в этом контракте, которые Министр признает? Вот на что пришлось пойти, что нехорошо?

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: То, что самое главное, что нехорошо, что любые вопросы по там несоблюдению данного контракта, если там сторона какая-то в одностороннем порядке захочет его расторгнуть, нужно обращаться в Арбитражный суд города Москвы. Там, Торгово-Промышленной палаты. То есть, подобное возможно только в Москве как бы, и это заведомо очень сильно скажем так, ну, уменьшает возможность украинской стороны добиться там правильного решения. Это не Стокгольмский арбитраж, где рассматривались те же там одиннадцать миллиардов кубометров по Фирташу, если помнишь, такая была история

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, была, да. 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Три, четыре года назад, да, была. То есть, на Московский арбитраж намного меньше надежд в принятии там незаангажированного решения, нежели там в Стокгольмском. Это однозначно, то есть, теперь главное то, что вот сейчас мне кажется, украинская сторона должна этим добиваться. Ну и потом непонятно в том числе и цена настолько электроэнергии. Потому что, ну, это сложно объяснять. Есть технические такие возможности, да, вот. И в контракте прописано то, что Украина эту электроэнергию покупает по ровному графику. Это означает, что но для украинской энергосистемы это не выгодно. Потому что, для того, чтобы поддерживать этот ровный график, украинской стране нужно будет выключать свои энергоблоки в ночное время. И Министр в принципе сегодня на пресс-конференции это подтвердил. Именно то, что придется выключать эти блоки в ночное время. То есть, по сути, в ущерб себе, да, там продолжать импорт этой электроэнергии.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть, это речь, да, да. Речь же идет о российской электроэнергии в целом, да для Украины?

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И отдельный разговор о том, что идет через Украину в Крым?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, но я тебе хочу сказать, что в Крым оно и раньше шло. И потому что контракт был, раньше существовал на импорт электроэнергии. И только стороной между Укринтерэнерго, прокладка можно так сказать, выступала компания «ДТЭК Крымэнерго». А сейчас эту компанию «ДТЭК Крымэнерго» убрали. И просто Министру не хватает, наверное, смелости говорить, наверное, о том, что ну там «ДТЭК» наверное, тоже недоволен тем, что его убрали из этой истории. Да? И то что в конце, в итоге это приведет к тому, что там у «ДТЭКа» тоже будет какая-то потеря своего, своей доли на рынке. Которая она сейчас занимает монопольное положение. Поэтому возможно там «ДТЭК», заручившись поддержкой Арсения Петровича, и вот ведет такую как-бы активную кампанию

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не такую борьбу.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да. Борьбу по и дискредитации, и по тому, чтобы добиться каких-то там условий. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Севгиль Мусаева-Боровик, главный редактор «Украинской правды». А скажи, пожалуйста, вот это же все схемы на самом деле такие же и газ, и свет и все на свете? Зарабатывают одинаково. Вот получается. Тут просто что-то напоминает, знаешь так, отдаленно. Значит, покупаем электроэнергию часть транзита, и есть какая-то компания-прокладка между всем этим.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: На которой видимо

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Но здесь прокладки нет, в том то и дело

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сейчас нет, сейчас нет. Сейчас все напрямую, да? И получается

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: И в любом случае. Да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А в чем выигрыш Украины? Вот окей, мы даем Крыму ваш свет, не оставляем Крым без света. Но мы выигрываем по цене? По условиям? По чему-то?

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Мы. Цена в принципе, нормальная. Цена по контракту нормальная. То есть, она дешевле, чем сейчас есть на оптовом рынке электроэнергии. То есть, вот да, это однозначно. Но у нас как бы ситуация патовая была. Нам нужно было как-то решить вопрос с веерными отключениями и у нас не было угла в стране, которая была вызвана в том числе, что Россия нам заблокировала

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Это то, что мы не можем обойтись территорией ДНР, ЛНР этот уголь. И в том числе и потому что у нас там была проблема с южноафриканским углем 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Который не горит.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да. Который не горит, из-за возбужденного уголовного дела. И в итоге, да, пришлось свести на такую вот историю как покупать электроэнергию непосредственно у российской стороны. Другое дело, что меня лично смущает в этом контракте, что там написано, что период поставки - это год. То есть, мы заключили контракт на год, и мы должны выполнять условия. А там возможно у нас как-то решится ситуация с дефицитом. Или ну придет лето, как бы зачем нам 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И так много не нужно будет.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Ну да, вот вопрос. Как для меня тоже вот такой вопрос. Можем ли мы уменьшить тогда объемы поставок, или мы вынуждены будем отключать свои энергоблоки для того, чтобы просто выполнять условия этого контракта. Это конечно если будет так, то это конечно немного странное и точно в ущерб государственным интересам. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И вот последний вопрос. Слушает нас в Днепропетровске Дмитрий, пишет мне сообщение: «заключать любой контракт со страной-агрессором считаю преступным». Вот в тот момент, когда это было и все мы понимаем и боль Крыма, за людей, которые там остались. И все, что происходит на востоке мы знаем, и каждый день об этом говорим. Вот что ты думаешь? Была ли другая возможность не заключать этот контракт со страной агрессором? 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да, ну в таком случае нужно было бы заключать контракт на импорт российского угля. Просто ситуация такая, да, что мы не можем привозить импортный уголь в полном объеме, который нам нужен из Южной Африки или из Австралии. Потому что это дорого и это тяжело, и свободного объема на рынке нет по большому счету. Потому что Украина тоже была крупным экспортером, и сейчас этого объема на мировом рынке нет. Это тоже нужно учитывать, этот вопрос. И в итоге нам как бы в любом случае нужно будет покупать этот уголь, да. Потому что наши шахты сейчас захвачены боевиками. И тут вопрос – то ли уголь, то ли электроэнергию. Да там? Вот в чем история, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: То есть, мы бы за счет исключительно там своих каких-то объемов или за счет юаровского угля там, мы не вытянули эту проблему в любом случае, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не вытянули. Понятно.

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: У нас итак веерное отключение происходит, да. Вот.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо тебе большое. 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да не за что.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Всех наших слушателей отправляю на «Украинскую правду», тех, кто там не живет. Потому что очень. Очень важно, что вы говорите об энергетическом вопросе, об этой ситуации. У вас есть, я слушателей призываю почитать, замечательное интервью и материалы по поводу этого угля. Это все очень важно, в эти, эти моменты не забывать, что есть и деньги, и коррупция, и все на свете. 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да, это правда.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо, Севгиль

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Хорошо, да. Спасибо, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пока, счастливо. 

Севгиль МУСАЕВА-БОРОВИК, главный редактор «Украинской правды»: Да, пока, пока.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Севгиль Мусаева-Боровик, главный редактор «Украинской правды» была в нашем эфире. Значит, сейчас новости. Никуда не переключайтесь, послушайте самые свежие новости от Юрия Кулинича и потом мы с вами продолжим разговор после тридцати трех где-то минут.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов и тридцать три почти минуты. Еще раз добрый вечер. Сакен Аймурзаев у микрофона, вы слушаете Радио Вести. И мы с вами продолжаем эфир. Двадцать четыре тридцать пять – телефон для СМС-сообщений. И в этой части приму ваши звонки, ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Пожалуйста, звоните. Итак, давайте несколько, несколько звонков ваших. Да, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте. 

СЛУШАТЕЛЬ: Радио Вести?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Роман. Киев. Вот хотел бы сказать по поводу договора. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Смотрите, я как юрист-международник, вот, оцениваю то, что услышал. Я еще не читал договор. Будет интересно, еще доберусь. Почитаю обязательно. Но из того, что услышал, могу сказать две вещи. Первая вещь - это арбитражная поправка. Вот то, что говорили это то, что судиться придется, если что, в Москве. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. А вы, простите, Роман, вы в машине едите? Вас плохо слышно.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы можете остановиться или закрыть окно? Очень шумно

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да. Нет, закрыто окно. Сейчас, секундочку 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, пожалуйста. И, кроме того, что это не безопасно. Не будем

СЛУШАТЕЛЬ: Я по Bluetooth, я по Bluetooth

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А. По Bluetooth, прекрасно. Очень интересно, очень интересно. Тем более вы эксперт. Это вдвойне интересно. Итак, вы говорите, что арбитражная поправка то, что судиться в случае чего будут именно в Москве, по российским нормам. Это, это как?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Смотрите, судиться будут не совсем по российским нормам. Судиться будут согласно Устава, определенного арбитража. Плюс согласно позиции договора. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так. 

СЛУШАТЕЛЬ: Учитывая то, что договор был заключен, как я понимаю, очень быстро. Да? И что мы пошли на то, что мы выбрали Московский арбитраж, это так понимаю, каких-либо лазеек по поводу расторжения договора, которое было бы не ущербно нам, там тоже отсутствует. Более того, я вот, честно говоря, не совсем понимаю, как мы сыграли карту с Крымом. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я тоже не совсем понимаю. Если, если выгода есть от этого, то она не очень понятна, вот. Не понятна. 

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да, дело в том, что если у нас вот есть понятие «баланса переговорных позиций». Да? Выходя на вот эти переговоры, да, но если убрать вот эти разговоры о том, что Яценюк давил, посадит. Уголовные дела. Если убрать, то в принципе баланс позиций у нас был ну довольно очевидный. Почему, потому что у нас были веерные отключения. Но с другой стороны России нужно обеспечивать электрикой Крым. Потому что тоже в Крыму не все так сладко. Как бы они уже начинают понимать. Эйфория начинает проходить. Плюс еще и нехватка электроэнергии. Поэтому, здесь не совсем понятно. То есть, мы покупаем электроэнергию. Да, возможно мы ее покупаем по меньшей цене. Но мы покупаем опять же в больших объемах, нежели нам нужно. По сути, если брать график. Да?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот теперь мы видим, что нашим, нашим. То есть, мы заключили договор так, если бы наша позиция переговорная была слабее

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Была слабее, чем она есть. 

СЛУШАТЕЛЬ: Чем она есть, понимаете? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, значит, что-то, что-то послужило какой-то причиной. Спасибо Роман. Вы не бросайте трубку. Спасибо, что дозвонились. Сейчас вас, с вами поговорит Валерия Широкова, которая помогает в организации этого прямого эфира. И запишет ваш телефон. Всегда приятно, когда слушатели говорят, чем занимаются. Вдруг у нас возникнет международный арбитраж? Мы вам позвоним Роман. Да? Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день. Это Артем из Днепропетровска. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Артем. 

СЛУШАТЕЛЬ: Вот я одного не могу понять. Почему у нас в законодательстве до сих пор нету того, чтобы Верховная Рада должна была все договора международные утверждать голосованием? Хотя бы актом двести шестьдесят шесть голосов. Потому что тогда бы уже … с этим газом. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, я думаю, что там такое количество голосов. Спасибо за звонок. Такое количество вернее договоров, и и всяких документов, что если еще и этим загрузить Верховную Раду и все это транслировать, то не нужны никакие сериалы, новости, «Роксоланы». Ничего не нужно, будете смотреть круглосуточно заседание Верховной Рады, которая будет голосовать. И тоже кстати не убережет от какого-то рода странностей. Понимаете, контракт ведь заключался не просто между Иван Ивановичем и Иваном Васильевичем. Да? Контракт заключался между правительством и государственной компанией российской. То есть, в любом случае, между государственной компанией и государственной компанией, между правительствами. Ну, опосредованно. И то, что даже в этих документах ну не смогли как-то вычистить, пошло в публичное поле обсуждаться – есть там «Крымский Федеральный округ» или нет. Ну это тоже как-то странно, тоже странно. Хорошо, еще один звонок. Давайте, вот вы. Да, слушаю вас. 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Вы получили СМС

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ух ты. Ничего себе. Там наверное что-то очень личное. Я не буду прослушивать СМС-ку в эфире. Так, давайте дальше. Алло? Да? 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Вы получили

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так, это, это уже совсем подозрительно. Нет, не буду больше получать СМС-ок. Давайте вы. Вы живой человек? 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И вы, вы тоже неживой человек. Это видимо проблема не в вас. А проблема в системе нашей телефонной. Поэтому вы все равно продолжайте – ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Ну как только придет в себя наша машина по приему звонков, и перестанет посылать СМС-ки, я с вами непременно поговорю. А тем временем давайте все-таки оставим электричество электричеству и перейдем к событиям в Донецком аэропорту. Потому что происходит там трагическим событиям. Событиям, которые. Которые прямо вот на наших глазах разворачиваются. И как мало мы знаем о том, что там происходит на самом деле. И как мало мы знаем о том, что там будет происходить. И что со всем этим делать. 
Во-первых, я хотел бы голосование объявить. И сейчас Валерия поможет мне его составить. Значит, достаточно ли вам информации о том, что происходит в Донецком аэропорту? Если вам достаточно, вы потому что вы получаете от государства, от военных, от журналистов. Вполне понимаете, что происходит в Донецком аэропорту. Если «да» - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если «нет». Не достаточно вам информации. Вы все смотрите, все слушаете, за всем следите, но вы не можете понять, что там происходит детально. И какие перспективы, и с чем это связано. Ну, и так далее, так далее, так далее. Десятой вопросов. Если вы не понимаете, и вам недостаточно информации – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Итак, достаточно информации о событиях в Донецком аэропорту – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Голосуйте. 
Последние новости – Министерство обороны Украины сообщает, что в ходе боев за Донецкий аэропорт боевики осуществили подрыв взлетной полосы. Бои за аэропорт продолжаются. Военные Украины в аэропорту Донецка. Подошли к ним дополнительные резервы. Доставлены боеприпасы – сообщает Министерство обороны. Итак, вот можно обозначить. Это смерть аэропорта как, как объекта инфраструктуры. Новый терминал. Старый терминал. Грузовой терминал – это все такая комфортная лирика, да. Аэропорт – это взлетно-посадочная полоса. И теперь с этого момента, как только боевики уничтожили взлетно-посадочную полосу, и перестал аэропорт быть аэропортом. Превратился просто в точку. Вот теперь уже мы можем говорить, что совсем не аэропорт им интересен как аэропорт. А интересно видимо абсолютно оттеснить украинскую армию. То есть, это, это такой, такой желоб, такой анклав украинской армии на территории вот этого сепаратистского разгулья, которое там происходит. Да и вот они хотят этот анклав, этот, этот выдавить. Просто вот отодвинуть эту линию, разделяющую так называемые ДНР, ЛНР и разделяющую те позиции, где стоят украинские военные. И вот это такая пред переговорная, пред переговорная история. 
Значит, в связи с происходящим там, в Донецке, голосуйте. Понятно, не понятно, что происходит вам в Донецком аэропорту. Достаточно ли вам информации? Вот давайте еще раз. Достаточно ли вам информации о том, что там происходит? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – да. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – нет. 
Значит, вот что. Советник Президента Украины, сотрудник Администрации Президента Украины Юрий Бирюков написал сегодня два часа назад в своем Фейсбуке о том, что значит, что пишет он, был бой. Про Донецкий аэропорт это отрывки я вам читаю из его заявления. «Был бой, были погибшие. Восемь человек попали в плен. Наверное, официально это еще не озвучили. Но вряд ли это сейчас кто-то будет отрицать. Есть фамилии, есть документы». Ну и потом он пишет о том, что не надо обвинять, не надо обвинять военное командование. Потому что военное командование делает все, что может. И командование знает, что происходит, да. Я хочу вот что сказать. Мы позвонили Юрию Бирюкову, советнику Президента Украины, который сообщил о том, что восемь украинских граждан, украинских военных находится в плену. Эту информацию пресс-центр АТО не подтвердил. Лысенко ничего не сказал об этом во время последнего выхода к прессе чуть больше часа назад. Мы позвонили Юрию Бирюкову. Юрий Бирюков так отказался скажем мягко от комментария. Сказал, что сказать ему нечего. И в том числе даже то, что он написал в Фейсбуке, да, вы ж не все читаете Фейсбук Юрия Бирюкова. Я вот например, захожу изредка на эту страницу. И вот даже то, что он там написал, господин советник комментировать отказывается. Вот. Это к вопросу достаточно ли вам информации о том, что происходит в Донецком аэропорту. Сейчас новости, после чего мы продолжаем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать сорок семь. Итак, я спросил вас, достаточно ли вам информации о том, что происходит в Донецком аэропорту? С одной стороны, да, вот мы получаем новости. И сейчас по ленте агентств сообщили о подрыве взлетно-посадочной полосы, которая и так находилась, я думаю, не в лучшем состоянии. Но с сегодняшнего дня, очевидно, перестает существовать. И Донецкий аэропорт перестает быть аэропортом в инфраструктурном смысле этого слова. И становится уже абсолютно просто рубежом, да. Вот как просто рубеж такой вот в жуткой, жуткой битве, жуткой войне. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть – это если вы хотите что-то сказать по этому поводу. И голосование. Если вам достаточно информации о Донецком аэропорту – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если о Донецком аэропорте, если нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Если то, что в этом аэропорту происходит вы не очень понимаете, и вам недостаточно информации об этом – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Звонки. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Виктор. Киев. Я хотел бы уточнить. Вы говорите, взорвана в Донецке взлетно-посадочная полоса. А не в Луганске взорвана взлетно-посадочная полоса? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну вот я читаю сообщения.

СЛУШАТЕЛЬ: А в Донецке 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сейчас, давайте смотрим. Смотрите, вот сообщение «В ходе боев за Донецкий аэропорт боевики осуществили подрыв взлетной полосы. Министерство обороны Украины». 

СЛУШАТЕЛЬ: А

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Что слышу, что вижу. То есть, понимаете как? Информационные агентства они как бы в таких случая вряд ли путают. 

СЛУШАТЕЛЬ: Согласен

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Спасибо, спасибо, что вы так внимательно следите за словами и в новостях, и это очень важно. Это очень важно, что вы так за этим следите. Спасибо. Всегда давайте нам знать. Всегда давайте нам знать. Радио Вести в силу своих возможностей мы пытаемся вас держать в курсе того, что там происходит. И искренне пытаемся в этом смысле помогать, да, и военачальникам, и всем, кто заинтересован. И простым гражданам, заинтересованным в том, чтобы это закончилось. Но вот ты звонишь товарищу Бирюкову, советника Президента Украины, который сообщает о том, что восемь человек взяты в плен. И рассказывает нам о том, что мы не понимаем, что происходит на передовой. А Юрий Бирюков не хочет говорить. Звонишь журналисту Юрию Бутусову. Достойному журналисту, который работает много и который для многих из нас источник информации. А он не хочет Радио Вести ничего говорить. Понимаете? Брезгует вами. Пожалуйста, звонок. Да? Да? Алло? Да? Здрасте

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да

СЛУШАТЕЛЬ: А это радио? Нет?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, радио. Слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я так понимаю, я в прямом эфире?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы в прямом эфире. Вас очень плохо слышно. Вы сделайте что-то, чтоб вас лучше слышно было. Выключите радио. Поднесите трубку.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Выключил.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, и представьтесь и говорите. Слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Василий, Днепропетровск. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Я по поводу недостаточной информации по поводу

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да. Я, да, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, насколько я пытаюсь следить за этим, вообще за развитием в Донецком аэропорту событий. Конечно, информации не достаточно. И собственно, я никогда ну, она никогда не бывает не то, что не правдивой

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Избыточна, да? Или что?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не избыточна. То есть, она бывает скажем из различных источников. И складываешь потом какую-то определенную картинку. Ну, я собственно смотрю не только наши украинские сайты. Собственно, пытаюсь и с той стороны смотреть. И вот трудно оценить ситуацию. Ну, к примеру, сегодня я видел в YouTube такую как бы небольшую зарисовку. Ну как зарисовку. В смысле 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ролик. Да, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, ролик, ролик, да. То есть украинского военного, которого взяли в плен. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

СЛУШАТЕЛЬ: И вот он говорит о том, что якобы нас послали в Донецкий аэропорт забрать раненных. А там наших нету. Вот. Ну, то есть, постановка, не постановка трудно сказать. Ну хотя, ну судя по тому

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, ну да. Наводнены, наводнены и сайты, и телевидение. И все, что на свете только может быть. Наводнено все противоречивой так мягко скажем По-журналистки информацией. Но, вам достаточно ее в целом? Или вы еще бы хотели больше?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно хотел, но я понимаю, что это физически невозможно. Потому что

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: При чем, заметьте, я же говорю тут об информации. Я же не говорю о фейках. Ради бога, фейки могут быть бесконечны. 

СЛУШАТЕЛЬ: Информация скорее всего и то может быть недостаточной. Знает только высшее командование. Вот, да

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, ну спасибо. Да, спасибо вам большое. Я очень надеюсь на высшее командование. И особенно на то, что оно будет больше рассказывать, будет больше держать в курсе нас всех. В первую очередь журналистов. А мы уже вам всем расскажем. Ничего не утаим. С этой информацией ходить, жить и не говорить о ней, это тоже странно было бы. Поэтому с нашей стороны не беспокойтесь. Алло? Слушаю вас. 

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, Киев. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Значит, что касается информации. Этой информации никогда не будет достаточно. Я думаю, что по информации недостаточно даже у тех, кто командует своими военными операциями на территории Украины. Это первое. Второе, кстати, хотел задать один вопрос. К сожалению, один вопрос Ганапольскому. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, это не ко мне. Что вы хотели сказать еще?

СЛУШАТЕЛЬ: Что я хотел сказать? Я думаю, что как бы не было, скажем так, больно об этом говорить. Но, украинским журналистам надо работать учиться у русских. Русские журналисты работают на свою, на путинскую пропаганду. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А? Да.

СЛУШАТЕЛЬ: То есть гораздо больше информации

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Александр, Александр, а вы по-немецки читаете? 

СЛУШАТЕЛЬ: По-немецки нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А по-итальянски? Не читаете?

СЛУШАТЕЛЬ: А зачем? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, я вас спрашиваю.

СЛУШАТЕЛЬ: Я зато по-русски читаю.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: По-английски читаете?

СЛУШАТЕЛЬ: По английски читаю.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот, читайте, пожалуйста, больше журналистов, которые пишут по-английски. Если вам этот язык допустим. Они тоже много чего научить и вам как потребителя информации в том числе. Ладно. Закончим эту тему, она бесконечна. Она интересна и она трагична к сожалению. Мы все следим за происходящим в Донецком аэропорту что там и как. 
Значит так, что так, так, так. Георгий пишет – не прикидывайтесь, значит не надо информация. Тем более обывателю. Не знаю, Георгий. Я не прикидываюсь. Я не прикидываюсь. Я просто понять не могу, почему бы все не рассказать, все не показать. Те кому надо. Знаете, это как в истории с прослушкой. Как в истории со слежкой за человеком. при нынешнем уровне технического прогресса и достижений всяких спецслужб, Георгий. Для того, чтобы узнать, что вы сегодня ели на завтрак, совершенно не надо пресс-релизы издавать, да. Все можно узнать, про всех, и про все. Поэтому, рассказывая собственным гражданам подробности происходящего, чтобы в голове просто был порядок и порядок в смысле логический порядок. Чтобы было понятно что, как, почему, зачем, к чему? Да? А то получается ведь тоже странно. Тоже самое, что и с контрактом был ли «Крымский федеральный округ». Ну скажите уже, скажите. Там он был, здесь его не прочитал. Тот его не заметил. То же самое, и в истории с Донецким аэропортом. Путин не знает, что там происходит? Знает. Петр Алексеевич не знает? Знает. И вы знаете в какой то степени. Двенадцати процентов из проголосовавших информации о том, что происходит в Донецком аэропорту, достаточно. И восемьдесят восемь процентов проголосовали за то, что информации недостаточно. Недостаточно информации.

И совсем в заключение, к сожалению времени совсем не много. Ну, это и тема такая. Просто на, на задуматься. Роль личности в истории. Был проведен опрос в ноябре, в конце ноября четырнадцатого года, «Левада-центр», социологический центр, работающий в России и делающий замечательные опросы, которые дают, знаете как такой, к врачу сходить. Вот, диагноз маленький. Значит, были опрошены тысяча шестьсот человек, сто тридцать четыре населенных пункта, сорок шесть регионов России. То есть, такой прямо вот обзор, диспансеризация. Что же мы видим? Значит, опрос такой «Как вы считаете, кто больше – хорошего или плохого принес России». Вот и там несколько исторических личностей: Николай, Григорий Распутин, Владимир Ленин, Лев Троцкий. В итоге, мы смотрим. Значит, Владимир Ленин сорок шесть процентов за то, что положительного принес, хорошего. Тридцать один процент плохого. При этом интересно, что «белые» времен гражданской войны пятнадцать процентов россиян считают, что они хорошие. И сорок четыре процента считают, что ни плохие. Теперь идет дальше. К Иосифу Виссарионовичу Сталину. Пятьдесят два процента опрошенных положительно, безусловно, или скорее положительно оценивают роль, которую сыграл Сталин в жизни СССР. Ну, СССР, тогда и Украина была СССР. Так что, вот за всех за нас решили. Пятьдесят два процента, что было положительно то, что он делал. И тридцать процентов – отрицательно. Тридцать процентов отрицательно. При этом, многие сегодня написали об этом опросе. Я бы не удивлялся. Смотрите, в декабре десятого года, в декабре десятого года, до Крыма, до вообще всего. Декабрь десятого, это еще Виктор Андреевич Ющенко. Или нет уже? Наверное, нет. Нет. Но, тем не менее, короче жизнь была другой. Четыре года назад, декабрь десятого года. Пятьдесят один процент россиян голосовали за то, что положительно оценивают роль Сталина. А в девятом году – пятьдесят процентов. в две тысяча шестом году почти десять лет назад уже, страшно подумать – сорок два процента россиян были за то, что Сталин позитивно, скорее позитивно вел себя в истории СССР, России. В истории, в то время общей истории. О чем это говорит тут. Что, что скажешь? Это вот такой вот портрет. Такой вот, такой портрет. И при этом для меня примечательно то, что «белые цари», императоры. Вот все до «красное», что было в российской истории, это не вызывает возбуждения, да. Вызывает вот такое одобрение, вызывает товарищ Сталин, который был большой ученый. Всего вам доброго. Пусть вам не снится ни Сталин, ни Гитлер, ни Путин. Пусть у вас все будет хорошо. Завтра в двадцать ноль ноль как всегда. Я думаю, завтра мы поговорим про Надежду Савченко подробнее. Сегодня ее сестра навестила Надю в Москве. Попробуем связаться с ней. Завтра точно будет разговор о Савченко. А пока прощаюсь, всего доброго, до свидания.

Гости программы и спикеры:
Севгиль Мусаева-Боровик
Украинская журналистка, главред "Украинской правды"
Достаточно ли вам информации по донецкому аэропорту?
  • Да
    10%
  • Нет
    90%

Поделиться:
Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все