СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым

Тупик дипломатии

По четвергам гость эфира Сакена Аймурзаева - дипломат Олег Волошин, с которым беседуем о внешней политике. Сегодня говорим о том, каковы реальные возможности дипломатии остановить войну на Донбассе.

 

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов четыре минуты и сорок секунд - точное время. Двадцать второе января, четверг. Вы слушаете Радио Вести, Сакен Аймурзаев у микрофона. И Олег Волошин сегодня, наш постоянный эксперт, соведущий мой по четвергам. Приветствую тебя, Олег.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да, добрый вечер, Сакен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В новом году мы так ещe не виделись. Так что вот видимся. Как всегда, я напомню слушателям что, знаете, есть у газеты «Монд» такое предложение «Монд дипломатик» называется. Вот у нас «Максимум мнений дипломатик» по четвергам. Мы говорим о внешней политике. О том, что, что представляет собой дипломатия в нынешних условиях и как она влияет на нашу жизнь. Привязана к новостям исключительно, не абстрактно. И так, двадцать четыре тридцать пять – СМС-ки посылайте, их, свои мысли посылайте, свои телеграммы такие, электронные. Подписывайте их, обязательно. И телефон прямого эфира объявлю чуть позже. Обязательно будут ваши звонки в этом эфире. Без них никуда. И тема у нас сегодня, моно тема. В разных ракурсах мы будем говорить о ней. И с вами в том числе. Это тупик дипломатии. Вот вчера была встреча в Берлине. Так получилось, Олег, как от Берлина до Берлина. Мы с тобой в последний раз разговаривали в эфире, я был в Берлине. Сейчас мы обсуждаем встречу, которая была накануне в Берлине. Встреча профессиональных дипломатов. Лидеров МИДа российского, украинского, французского и немецкого. Зашли ли в тупик дипломаты? Зашли в тупик люди, которые, профессия которых договариваться? Об этом мы сегодня с вами будем говорить. И сразу объявлю голосование - тупик дипломатии. Если вы считаете, что дипломатия и люди, которые занимаются международными отношениями профессионально: переговорщики, послы, министры, замминистры и прочее, прочее, они в тупике сейчас, и безвыходная ситуация дипломатически? Да, все, тупик – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если тупика дипломатии вы еще не видите, дипломатии не зашла еще в тупик, еще есть какие-то окна, двери, форточки, щели, через которые можно избежать войны и прорваться к миру и свободе – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. И так, тупик. Дипломатия зашла в тупик. Если «да» – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если «нет» – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Диана Будниченко помогает нам в этом эфире. Уже сделала для вас голосование. Так что можете голосовать. Ну, давай, Олег, перед тем, как мы на эту, на этот счет, что-то скажем, послушаем министра, министра иностранных дел Павла Климкина, который накануне поздно вечером освободился после переговоров и рассказал об их итогах.

Павел КЛИМКИН: «Результатом цієї тристоронньої контактної групи, а саме результатом, а не процесом переговорів, має бути чітке рішення, про відведення тяжкої артилерії від погодженої у Мінську лінії. Не, знову таки, розмови, а рішення. І початок імплементації. Це те, чого ми будемо прагнути. І російська сторона погодилась сприяти цьому процесу».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, Олег, ты профессионально занимался всегда толкованием министров и дипломатов. Что-то можно сказать конкретное вот по итогам этой встречи, по итогам вот того, что мы услышали от министра?

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Ну, я как бы немного в сторону хотел бы еще нашим слушателям напомнить, что мы не отказываемся от наших традиций, делать героя. Ну, выдающегося дипломата, героя программы. И разыгрывать викторины и подарки. Просто сейчас, действительно, начали новый сезон, в этом году с такой очень драматичной ситуации.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: И мы решили, действительно, когда такой тупик, то в прошлом мы обсуждали Бисмарка и Толерана, и Мазепу как дипломатов. Сейчас даже аналогий никаких нет, к сожалению. Потому что, действительно, все застряло. И сейчас, скорее было бы уместнее о великих полководцах, действительно, говорить.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да-да, ты прав. Кстати, я сегодня тоже, когда готовился к нашему разговору, я открыл карту на сайте пресс-центра АТО, ну вот эти, знаешь, карты регулярно, каждый день такие схемы, схемы карты того, что там происходит. И вот ты видишь этот фронт. Да? Ты понимаешь, что вот прямо Станица «Луганская», которая вот на границе и такой дугой, дугой, дугой через, через Донецк, через. Жутко там все. Дебальцево, Горловка и вниз пошло, прямо аж к Мариуполю. Ты видишь, вот просто, дугу фронта. И понятно, что в такой ситуации не очень было бы уместно говорить о…

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Ну, мы обязательно вернемся. На следующей неделе у нас уже будет все полноценные действия. Объективные обстоятельства будут этому благоволить. Сейчас же по поводу твоего вопроса, могу сказать, что, безусловно, Климкин, это человек, который вообще крайне сдержанный. Традиционно он, обычно дипломаты, и он воспитанник Василия Ивановича Грищенко. И там Грищенко, вы знаете, из него трудно вытащить какие-то такие особые признания. Но Климкин ( он еще более консервативный в силу того, что по-моему, по образованию все-таки физик. И для него, ну скажем так, излишняя словоохотливость - это не главная его черта. Скажем так. Поэтому, я думаю, что ничего особенного мы не добьемся ни от Министерства иностранных дел, ни от министра, в плане разъяснения происходящего. Но я думаю, что объективно ему говорить пока особенно не о чем. Очевидно, что каждый при своих, и вот это и есть действительно тупик. Поскольку российская сторона, убедившись что ее аргументы. Вернее, тот вариант решения кризиса, который они предлагают, в моем представлении, понимание, это три основных позиции. Это фактическое (де факто) признание аннексии Крыма. Это гарантии нейтралитета Украины. И дополнительное гарантирование, то есть сохранение Украины вне полноценной сферы влияния Запада через превращение в федерацию с Донбассом, как минимум, как с одним из таких ключевых субъектов, подконтрольных именно России, имеющего особые экономические отношения с Россией. Так вот, ни по одному из этих трех пунктов нету готовности ни со стороны Украины, ни, тем более, со стороны Запада. И происходящее сегодня - это эхо того самого вторника на российской бирже. Когда начал валится рубль, когда даже самые отчаянные патриоты вынуждены были признать, что да, мы вошли в глубочайший кризис со времен распада СССР. Тогда, думаю, на Западе появилось понимание, что никаких уступок принципиальных быть не должно. То есть, их план работает. А зачем отказываться опять же тут. Дипломатия это большая война, со своими планами, с генералами, с схемами развертывания и так далее операции. Вот это большая операция. Я не думаю, и не согласен с некоторыми коллегами, которые утверждают, что Запад уже пришел к выводу о том, что стоит свергать Путина. Но то, что сам Путин толкает их в эту сторону мышления, что коль скоро, ну сталинское такое: «Нет человека, нет проблемы». Да. То есть, они все больше стали приходить к пониманию, что это будет либо очень унизительный для них компромисс. Компромисс, при чем для стороны, которая очевидно объективно сильнее. Несопоставимо сильнее. Но даже посмотреть на данные статистики по американской экономике, они впервые за последние десять лет начали и расти реальные доходы. И они, действительно, правильно Обама сказал, это все можно проверить, в отличие, от даже нашей пропаганды экономической. Там это все верифицируется. Создано больше рабочих мест в Америке за последние несколько лет, чем во всех остальных развитых странах вместе взятых. И на этом фоне, даже самые отчаянные оптимисты в российском правительстве признают, что очень плохо. То есть, соответственно в таких, в такой ситуации, положении идти на чрезмерные уступки это, ну никто не поймет. Это будет капитуляция. С другой стороны, естественно, Кремль подталкивает их к мнению, что ну, а куда деваться, если они, Россия, тоже не хочет уступать. И соответственно, начинает потихоньку убеждаться, что значит надо избавляться от России, ну, условно говоря, от режима российского такого. Это, в принципе, был прогнозируемый сценарий еще где-то с лета. Ну, в этих рамках сценария было понятно, что Украина и будет страдать. Потому что обиженная, разозленная Россия

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, как сказать.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Бить будет, наверное, раз десять.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я вспоминаю наш разговор, вот ровно в этой студии, буквально месяц назад, наверное. Мы разговаривали о том, какие могут быть итоги очередного раунда переговоров. И все эти переговоры длятся, длятся. И было ощущение. Помнишь, мы тогда даже сконструировали некую возможность, да, что там зона свободной экономической, экономического режима – это вот это, этот Донбасс. Какие-то уступки с их стороны, украинской стороны. И получается, ну, что-то вот в сторону. То есть, дипломаты вышли на первую линию. Это было. Сейчас я об этом последнее время все больше и больше говорю, даже вот как журналист просто работаю с источниками информации, замечаю, что много сообщений стало приходить не от командного центра АТО и пресс-службы АТО. А из Министерства обороны непосредственно. То есть, начало говорить Министерство обороны Украины. Это происходит, как правило, и язык Министерства обороны несколько иной. Там меньше политики, меньше эмоций. Холодный язык войны.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да-да, да-да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понимаешь? И это началось. Мы видим, что мидовские даже люди говорят сейчас меньше, чем говорят военные. Давайте сейчас на новости прервемся. Вернее, не прервемся на новости, а внимательно послушаем новости. И после этого продолжим разговор.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов и семнадцать минут, мы продолжаем. Олег Волошин, Сакен Аймурзаев. Мы объявили голосование – дипломатия. Считаете ли вы, что дипломатия зашла в тупик? И что нет, всe, выхода нет дипломатического? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если вы считаете, что зашла в тупик. Если нет, и остается шанс для специалистов в области международных отношений договорится. Договорится – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Пожалуйста, голосуйте. И пишите – двадцать четыре тридцать пять, пожалуйста, направляйте свои, свои сообщения. Вот. Предлагаю. Смотрите, что. Значит, был, было сегодня заявление одного из сотрудников Министерства иностранных дел Макеева, который, Алексея, который ездил в Берлин вместе с Министром Климкиным. И он замечательно написал, написал в «Твиттере» о том, что такое было ощущение, что три министра на одной планете, а один на другой планете. То есть, разные миры совсем, да, вот на переговорах. Давайте послушаем этот другой мир. Сергей Лавров, Министр иностранных дел России.

Сергей ЛАВРОВ: «Самое главное решение, которое было принято, это мощная поддержка срочного отвода тяжелых вооружений от линии соприкосновения, которая зафиксирована в минском меморандуме девятнадцатого сентября этого года. Напомню, что ДНР и ЛНР уже поддержали график отвода тяжелых вооружений в соответствии с инициативой Президента России. И мы надеемся, что украинское руководство также поступит таким же образом».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сергей Лавров, глава российского МИДа, который виртуозно, виртуозно изъясняется. И вот отвод тяжелых вооружений – удивительная формулировка. Договорились, и при этом мы видим продолжающиеся бои. И сегодня утром новость про террористический акт. Это вообще на сколько? Вот я хотел, Олег, у тебя спросить. На сколько далеко дипломат? Реальность и позиция дипломата. То есть, понятно, что в какой-то связи они должны находится, эти две вещи, да. Вот насколько далеко бывает в практике международной, что Министр или дипломат говорит вот настолько далеко от реальности?

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Знаешь, перечитывал, буквально после Нового года сразу, прекрасную книгу Барбары Такман «Августовские пушки», о самом кануне Первой мировой войны и первом месяце Первой мировой войны. И она там действительно приводит много интересных параллелей с современными реалиями. Так вот, что в том числе бросается в глаза? Там все практически послы, которые вручали уведомление объявление войны, акт объявления войны. Все практически: и все немецкие послы в разных странах, в России, в Париже ( они плакали. То есть, там показано, что вот там он в расстроенных чувствах, прослезился. То есть, и так далее. То же самое говорят, что, что Шулербург ( посол Германии уже III Рейха, в Москве уже в сорок третьем году, тоже пришел тогда к Молотову крайне подавленный. Он даже не пытался скрывать свое, как бы открытое несогласие, с решением своей власти. Так вот, это я к чему. К тому, что профессиональный дипломат, как бы ты верно не служил, если ты начинаешь служить войне, ты перестаешь быть дипломатом. Для меня товарищ Лавров, которого я всегда считал одним из самых сильных дипломатов нашей эпохи, он вот последний год, то есть практически умер в этом качестве, как бы он блестяще не владел английским, как бы он красиво не выражался, а когда дипломат начинает служить пушкам, он перестает быть дипломатом. То есть, в этом смысле Лавров, честно было бы вспомнить, что у него есть военное звание, как у большинства.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Надеюсь, уже другой мундир?

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не Мидовский, да?

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Одень другой мундир и отправится, да. То есть, как бы я понимаю, что не он принимает решение. Но то, насколько ретиво он их реализует. Я не говорю, что он там должен был плакать. Но хоть каким-то образом подать сигнал, в этом смысле действия. Там кому-то кажется, что они не выразительны и блеклы ( действия Климкина. Но это как раз и есть дипломат. То есть, он не может, извините, быть впереди в авангарде ненависти, нагнетания. Там выступать с обличающими речами, чтобы найти.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И переходить на оскорбления.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: И переходить оскорбления тоже, да. Это не…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не дипломатично.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Как бы это не было популярно, как бы это не было ожидаемо обществом, роль дипломата в условиях конфликта всегда не благодарна. Всегда против патриотов и с одной, и с другой стороны. Если это профессионал. А если дипломат сам, у нас главное, чтобы он был патриотом. Это неправда. Главное, что дипломат любил свою страну. Любить свою страну - это как раз идти наперекор патриотам, которые готовы свою страну там, в Германии, в Сталинграде или в каком-нибудь другом месте…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Задушить в своих объятьях. Есть такое.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Положить, лишь бы знаете, наш флаг развивался хотя бы на руинах. В этом смысле как раз я очень рассчитываю на то, что украинская дипломатия, европейская дипломатия будет действительно оставаться дипломатией. И это логика войны никогда не возьмет вверх на действительно устранение конфликта. Хотя, откровенно говоря, сейчас то, что говорит Лавров, вот но не дает никаких шансов на вере, что в России есть хоть сколько-нибудь понятное желание договариваться. Вот желания договариваться нет. Им как все, что у них есть, то у них есть желание продиктовать свои условия. Совсем другое, да. Это опять же таки, вспоминаю Первую мировую войну, там грубо говоря: взять Париж диктовать оттуда свои условия мира.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да. Собственно говоря, то, что ты сейчас говоришь, то же самое сказала, не присутствовавшая на встрече, Саманта Пауэр ( постоянный представитель Соединенных Штатов Америки в Совете безопасности ООН. Она прокомментировала вчерашние переговоры в Берлине. Вот давайте послушаем, Саманта Пауэр, постпред США в Совбезе ООН.

Саманта ПАУЭР: «Давайте этот путинский план назовем тем, что он называется это российский план оккупации. Необходимо выполнить мирный план, который у нас есть, который был подписан собственноручно Россией. Если Россия серьезно относится к миру, то необходимо добросовестно выполнять минский протокол, который был согласован более четыре месяца назад. Весь, всю военную технику, военный персонал из Украины, прекратить поддержку сепаратистов, открытый беспрепятственный доступ для миссии ОБСЕ. Обеспечить контроль Украины над границей».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Такой голос синхрониста ооновского, типичного.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да, типичного.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Отстраненного, совершенно всe равно, что говорить. Что хунта, что оккупация. Вообще, абсолютно все равно, что он переводит. Но, тем не менее, смысл поняли. Американский дипломат Саманта Пауэр говорила о том, что Путин. В этом то и есть лукавство. Это не переговоры де факто. А это встреча репарациях. Там или о чем-то таком.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Нет, на самом деле, очень, вот. Я вообще очень скептично отношусь к, знаете, такому сеансу мазохизма, так называемый «просмотр Совета безопасности ООН». Равно как и те пресловутые конференции Януковича, выступления Путина и все такое. То есть, с точки зрения информации, однозначно прочитать расшифровку. Но единственное, что в чем стоит обратить внимание, действительно, на позицию Пауэр. Не потому, что она нам приятна. А потому, что в отличии от того же Чуркина, или даже нашего Сергеева, или любого другого. Посол США при ООН традиционно входит в высшую обойму американской политики. Кандидатуру посла при ООН обсуждают на самом серьезном уровне лично Президент со всей своей командой. Согласовывает с Конгрессом, с профильным комитетом, ведущими экспертами. То есть, это не просто почетный или там, самый почетный дипломатическое значение какой-либо из дипломатов. Это всегда, ну фактически, это второй министр иностранных дел.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Политическая должность.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да, это очень, очень политическая. Там в свое время был товарищ Болтан, такое.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, известный.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Олицетворение консервативного курса, вот вторжения в Ирак, все такое.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В то время, кстати, кстати, был, был и Лавров когда-то.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да, был и Лавров.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Востребован.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Но тогда это были интересные баталии. Тогда это были баталии действительно, о смысле жизни.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И дипломатически очень. И тонкий разговор.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Ну вот, я к тому, что то, что говорит Пауэр, это есть реальная позиция и американского руководства, и вообще американского. Это не просто дежурная позиция, написанная там Министерством иностранных дел, потому что так надо сказать. Она говорит то, что, ну как бы является, дух отображает и понимание главное высшим, в том числе Обамой ситуации в Украине. Это очень, поэтому правильно. И важно, что она сказала, то, что предлагает Россия в данной ситуации ( это план оккупации. План капитуляции. Это не есть договор, который бы устроил больше или меньше степени, устроил всех. Это попытка навязать план, который устроит Россию, в первую очередь.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А отказ от него называется отсутствие мирной позиции.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да, отсутствие мирной позиции. И действительно, а какой другой документ? А другой единственно альтернативный аргумент – если с нами не договариваются, дальше будет война. И в этом смысле, опять же таки, ну тот же Лавров и многие другие в команде, кто не могут блестяще не знать, а в этом смысле МГИМО блестяще преподавали историю дипломатии, не могут не понимать, что они как раз точно, в позиции там Германии, в Первую мировую войну, Германии во Вторую мировую войну. Которая, как бы не прибегает к насилию, как к мере защиты. А использует насилие для того, чтобы продавить собственную позицию.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Прикрывая это все таким лавровым, лавровой веточкой.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да, и…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Положив лавровую веточку на «Град» или автомат Калашникова.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: И я просто часто вспоминаю, тогда логика была примерно такая: «Если нас не уважают». И у Вильгельма Кайзера, и у Гитлера логика была одна.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Там вообще много общего. Во-первых, ( не уважают. Во-вторых, ( травма поражения.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Да, травма поражения. Или сейчас, или никогда. Абсолютная во. Даже, действительно, вот я просто пару теорий прочитал. Действительно, сравнив нынешнюю битву на Донбассе, попытку перемолоть. Действительно, очень много, во первых, даже не со Второй мировой войны, а, действительно, с Первой. Когда, вроде как, все понимают, как-то договариваться нужно. Но, по прежнему зачинщики всего этого дела, находящиеся в Москве, надеются, что можно сделать так больно, что удастся договорится на наших условиях. А не вообще как-то договорится. То есть, в этом есть разница. Почему сейчас вот я впервые за долгое время открыто говорю, что я пока не вижу перспективы договоренности. Договариваться, в общем, пока не о чем. Потому, что договариваются, когда понимают, что мы где-то уступим, вы где-то уступите. В России же доминирует точка зрения, ( наша позиция святая и правильная. И соответственно вопрос только в том, как мы добьемся, чтобы еe приняли. Потому что я никаких уступок. Ну что, грубо говоря, уступкой является? Что они не идут на Киев? Но это, извините.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, потом еще после всей этой истории с Донецким аэропортом. А принципиально мне кажется понять, что очень условна граница, у которой они останавливаются. Очень условна.

Олег ВОЛОШИН, ведущий: Абсолютно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И дальше может быть всe, что угодно. Давайте после новостей, мы продолжим разговор, уже ваши звонки, ваши СМС-ки. Двадцать четыре тридцать пять. Телефон прямого эфира объявлю сразу после новостей. Напомню о голосовании – считаете ли вы, что дипломатия зашла в тупик? Если да – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. А если это не тупик, а коридор, по которому можно куда-то выйти. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Не переключайте, слушайте Радио Вести.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов тридцать четыре минуты, мы продолжаем эфир, программа «Максимум мнений», Сакен Аймурзаев, Олег Волошин, еще раз добрый вечер, Олег. Мы продолжаем эту тему «про дипломатический тупик». Зашла ли дипломатия в тупик — ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если нет — ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Смс — двадцать четыре тридцать пять. Телефон прямого эфира — ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Вчера я просил помочь бездомному Николаю, которого злые люди пытались сжечь в одном из домов Киева. Нужно было собрать деньги для лекарств и операции. Потрясающе. Объявили мы номер карточки. И сегодня все сделали, Николая прооперировали, большое всем вам спасибо, буду держать в курсе, это невероятно поддерживает, в трудные моменты, людям, которые никак бы без вас не справились. Много нам пишут, давайте и послушаем вас, и почитаем ваши сообщения. «У дипломатии нет тупиков» - пишет нам слушатель. Почему нет? Вот война — это и есть тупик для дипломатии. 

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Начало войны это однозначно провал дипломатии. Если смотреть историю любого конфликта, то кто-то кого-то не понял. Это элементарно в человеческих отношениях, если начинаются мордобои, то не получилось договориться. Время дипломатии обязательно придет. Любой конфликт заканчивается какими-то договорами, переговорами. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В последнее время отмечают некоторые коллеги, есть Андрей Архангельский, журналист, в Москве живет, сам из Украины. Он занимается подвигом, он слушает все российские радиостанции. И делает отчеты. И он подчеркивает, что несмотря на обострение военные, они не подогревают пропаганду, если сравнивать с тем, что было осенью, то сейчас российская пропаганда не то, что успокоилась, а не возбуждает постоянно.

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Надоело, конечно. Многие успехи российской пропаганды были основаны на поддерживающемся эффекте. Люди сами продвигали эти идеи. «Крым наш» - было брошено в массы, но массы их подхватили активней, чем любой Киселев. Сейчас, коль не понятны ни цели войны, ни выход, ни способности достичь цели, это уже и не возбуждается. Есть реальная текущая проблема — это экономика. У россиян — потихоньку усиливается понимание того, что ка-то жертвы есть. Если посмотреть российские новости, то конечно они продолжают нагнетать, но понимание того, что российское общество ситуация на Донбассе уже не сдвинешь ни в вправо, ни влево. И оно начинает приходить. Если кто-то призывает русское общество к каким-то солидарным действиям, то недавно они продемонстрировали чистую солидарность в побеге скупать бытовую технику. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А потом не знать, что с ней делать?

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Российское общество способно действовать как один. Я представляю массовую запись добровольцев на Донбасс, или митинг в поддержку Новороссии. Это все невозможно на самом деле. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пишет Таня из Днепропетровска: «Дипломатия провалилась, когда появились триколоры на Донбассе».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот тогда, Таня, я думаю, не дипломатия провалилась. Это внешний контур, а это внутренний. Тогда провалилась внутренняя политика. Кто был министром иностранных дел — Дещица. Да, Олег из Днепропетровска считает, что Дещица лучший дипломат. Он уехал в Польшу в конце прошлого года, удачи ему на новом посту. Алло, вы в эфире. Представьтесь и говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Это Алексей, город Киев. Относительно дипломатии, время на сегодняшний день поменять дипломатию ушло. 

Саке АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот интересно узнать, как вы думаете, когда закончилась дипломатия? Вот после Крыма — можно было договариваться, или уже все? 

Слушатель: Когда началась подмена понятий, тогда уже договариваться нельзя. Когда Крым называли аннексией Крыма, и Россия признавала, «да, были там наши войска», мы никак на это не отреагировали. Потом Россия ввела войска на Восток Украины, и мы начали называть это террористами, а не вторжением, когда мы сами начали подменять понятия, и говорили, что это не война — это терроризм, военные преступления давайте признаем терроризмом. Поздно уже применять дипломатию. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо за звонок. Алло, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте, Александр. Мне кажется, что есть договоренность с Америкой и Европой, что бы был локальный конфликт, все, что из России приходит, держится в одном месте. Дальше расползется все по Прибалтике, по Украине. Поэтому помогает и Америка, и Запад помогает. И это будет продолжаться и дальше. Нужно в одном месте держать это все.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Александр. Не совсем я понял вашу мысль. Но очевидно она присутствовала. Сейчас новости, а потом ваши звонки, смс, голосование. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Продолжайте звонить в эфир Радио Вести, с вами обсудим, что вы думаете, тупик дипломатии или нет? Алло, Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Василий, Киев. Ну, какая может быть дипломатия против Владимира Путина? Человек с красными глазами, не объясняя ничего, спрятался за зелеными человечками и взял Крым. Это не он, это зеленые человечки, и ополчение, казачки и прочая шваль. Ну при чем здесь Россия? То же самое с Донбассом. Спрятался за ополченцами, ну при чем здесь Россия? Какая дипломатия? Где дипломатия? Сплошные тормоза. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо за ваше мнение. Сейчас только реплики получаются.

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Потому что все сейчас на эмоциях.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте примем еще один звонок. Алло.

Слушатель: Алло, добрый вечер. Мне кажется, что это как раз и есть дипломатия, запланированная еще в две тысячи восьмом году Российской Федерации, чтобы показать всему миру свою силу, стратегию дипломатическую. Я, простите, не представился, Виктор. Я отец, дед, я не могу понять, мы с ним почти сверстники, с Путиным, я пятьдесят шестого года рождения, он немножко старше. Я не могу понять, вроде бы говорят, что он бегает каждое утро, и начинается у него рабочий день с церкви. Но где же эта святость? Где же эта русская душа? Я не могу понять. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, которую там когда-то увидел Джордж Буш. Я помню. Спасибо, Виктор. Известная была цитата. 

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: А Маккейн увидел там буквы КГБ.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А Маккейн увидел там буквы КГБ.

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: В Украине большинство согласно, наверное, с Маккейном. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: «Триколоры — позиционирование себя неукраинцами, думаю, что люди ждали переговоров, а получили АТО». Таня из Днепропетровска продолжает. Татьяна, вопрос заключается в том, что это все происходило на территории Украины. А дипломаты не занимаются внутренними вопросами. 

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Ну это только Андрей Дещица ездил под Посольство вместо Министра внутренних дел восстанавливать беспорядки. А вообще, задача борьбы с сепаратистами не является функцией дипломатии. Оно в целом, я понимаю, что сейчас украинцами овладевают такие чувства озлобленности, усталости, обиды на произошедшее, потому что была огромная надежда на то, что все-таки хоть какая-то стабилизация, не смотря на обстрелы, были даже дни, когда у нас никаких потерь не было, а сейчас понятны эти эмоции. Но тем не менее, я все же считаю, что и противоположная крайность, мы не должны ни за что договариваться, это абсурдно, глупо, это противоречит как реальному раскладу сил, и пониманию того, что военную победу мы одержать не можем. Вот наши держались в аэропорту очень успешно, давали «по зубам», а сразу усилился нажим. К итоге пришлось уйти. К тому же нужно понимать, что украинское общество, и российское общество несколько иначе воспринимают потери, не говоря о том, что российское общество вообще не информирует об этих потерях. Для украинцев шесть пленных, трое и пять погибших — это уже воспринимается как большая потеря. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Там же очень сложно сконструирована реальность, даже если пропаганда не лютует, хотя это может быть, радио касается, или телевидения. Но они воспринимают как сложную конструкцию? Украинская Армия для них преступница и негодяйка, гибнут люди, они знают, что гибнут мирные жители. И погибают и российские военные, о чем многие, конечно же, догадываются, вряд ли кто-то думает, что шахтеры как-то себя защищают. То даже эти потери для них священны. Для русской культуры не сложно признать «ну, погибли», Сами люди, которые потеряли там своих близких, получив гигантские компенсации, И об этом говорят. Я был в России у своих родных на эти новогодние праздники, это не Москва, это два часа лету. И вот люди говорят о каких-то запредельных компенсациях, которые заплатили родным погибших российский солдат, и эти родные просто поняли, что эти компенсации покроют все те проблемы, из которых не было вообще шанса вырваться. Вот такова реальность. Печальная реальность, как в «Левиафане». 

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Германские государства продавали своих солдат во время войны Английской Короне, а сейчас собственное государство покупает людей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сыновей у матерей покупает за бешеные деньги. 

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Но это лучше, чем в советском союзе, когда за идею, за интернациональный долг, 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: и телеграмма приходила о людях очень часто. Вот написал человек сообщение про риторику Яценюка. Мне очень интересна эта тема особенно со стороны внешней политики. Насколько помогает, насколько мешает то, что говорит Премьер или глава РНБО. Люди, которых мы, совершенно не критикуя, можем назвать ястребами. Эта позиция более воинственная, чем позиция Президента. Президент тоже подчеркивает и трагичность события, называет вещи своими именами. Различие в подходах присутствует. Это здорово, что Министр иностранных дел, человек Президента и формально и в личном смысле. Не чужие друг другу. 

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Лавров очень похож на Андрея Андреевича Громыко. Который был и проводил курс на разрядку,, когда Брежнев проводил курс на разрядку, и был ястребом, когда вводили войска в Афганистан или в Чехословакию. Все-таки двадцать восемь лет Министром иностранных дел. Если Лаврова, как и Громыко, спросить — он либерал, ястреб, консерватор, он поданный, такое царедворец. Он абсолютно такой, какой Путин. Теперь он в авангарде совершенно противоположного курса, абсолютно трагично-комичная история в России с тем, как почему-то обиделись на безобидное замечание Министра Иностранных дел Польши о том, что Освенцим освободил украинский фронт и непосредственно украинцы. И с такой энергией бросились, включая Лаврова лично, говорить о том, что это перекручивание истории, как буд-то сказали, что Освенцим освободили бандеровцы. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы заканчиваем постепенно, спасибо, что вы писали. «Договариваться никогда не поздно, только с обеих сторон нужен здоровый рассудок» , Олег. «Путин видит разговор только в формате он- Обама». Света из Харькова. Я думаю, что он уже и в этом формате не видит. Анна большой защитник природы: «Разве не понятно, что кроме наступления на природу, животных, людей, Путин ничем не заниматься. Оскорбление в адрес всех живых существ. Военный геноцид в природе. 

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: Алим пишет: «Лучший дипломат сегодня Моше Даян, умеющий побеждать малой кровью из пяти держав агрессоров». 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Семьдесят шесть, процентов наших слушателей считают, что дипломатия зашла в тупик. Двадцать четыре процента думают, что все-таки есть выход дипломатический. Я не знаю, я за разговор, себя я отнесу туда, к двадцати четырем процентам. Олег Волошин у нас был сегодня, наш постоянный эксперт и соведущий по четвергам. Надеюсь через неделю будет поспокойней, мы и книжку разыграем.

Олег ВОЛОШИН, специалист в области международных отношений: И исторический анекдот вспомним. расскажем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, что слушали. Завтра в двадцать ноль ноль, как и обещал, сестра Надежды Савченко, Вера, которая только вернулась из Москвы, и видела Надежду. Она будет у нас в студии, и мы поговорим о Надежде Савченко, о ее деле, о ее состоянии. Если есть какие-то вопросы, пожелания, завтра в двадцать ноль ноль — Радио Вести. Всего доброго, до свидания.

Гости программы и спикеры:
Олег Волошин
Политолог-международник, экс-директор Департамента информационной политики МИД Украины
Дипломаты сейчас в тупике?
  • Да
    85%
  • Нет
    15%

Поделиться:
Читать все
Читать все