СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Утро с Матвеем Ганапольским

"Если танки пойдут на Мариуполь, их остановят?"

Рубрика "Разминка". Интересные выставки в Советском Союзе. Анекдоты советского времени об американцах. Как Хрущев разговаривал с американскими коллегами.

Обстрел Мариуполя и реакция на происшествие. Число погибших от обстрела Мариуполя возросло до 30 человек, 95 ранено, из них 17 находятся в тяжелом состоянии. Руководитель Донецкой областной госадминистрации Александр Кихтенко побывал в городской больнице №4, куда были доставлены 30 пострадавших жителей города. Он заявил, что паники в городе нет, все необходимые медицинские препараты есть. По предворительной оценке на восстановительные работы потребуется порядка 100 млн грн.

Наблюдатели ОБСЕ установили, что Мариуполь обстреляли с востока и северо-востока — из населенных пунктов, контролируемых сепаратистами.  По данным миссии, которая осмотрела воронки от снарядов комплексов «Град» и «Ураган», удары из «Града» наносились с северо-восточного направления (из района населенного пункта Октябрь), а из «Урагана» — с востока (из района населенного пункта Зайченко). Оба эти населенных пункта находятся под контролем сепаратистов самопровозглашенной «Донецкой народной республики». 

События в Мариуполе вызвали резкую реакцию мировой общественности по отношению к России. О том, как высказались по этому вопросу главы внешнеполитических ведомств разных стран:

— Матвей Ганапольский и Павел Новиков - о том, какое значение имеет Мариуполь и как уберечь его жителей от очередных атак.

Свободный микрофон. Приглашаем слушателей высказать свое мнение по любым вопросам.

Главный редактор газеты Вести Игорь Гужва высказывает свое мнение о ситуации на востоке Украины и об обстреле Мариуполя.

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы слушаете Радио Вести – радио новостей и мнений. Главные теми нашего эфира: сегодня состоится внеочередное заседание Совета безопасности ООН по украинскому опросу. Накануне Россия заблокировала заявление, подготовленное британской делегацией. Украина призывает срочно созвать комиссию Украина-НАТО для обсуждения ситуации и дальнейших действий. В связи с обострением в зоне антитеррористической операции в Днепропетровской области ввели специальный режим. Детали в нашем эфире. Напоминаю, что нас можно слушать и даже смотреть на сайте radio.vesti.ua, а сейчас самые свежие новости. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Доброе утро! Доброе утро, уважаемые радиослушатели. Радио Вести – радио новостей и мнений, утренний эфир, утренний эфир познавательный, развлекательный, политический и многое-многое другое, как принято говорить. У микрофона Матвей Ганапольский, вместе со мной Павел Новиков. Паша, доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро! В интересные, хоть и тяжелое время мы живем. Много новостей, много событий запланировано на эту неделю. Я так надеюсь, что мы часть из них сегодня проанализируем. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потому что сегодня ближе к вечеру по киевскому времени будет заседание Совбеза ООН. Сегодня готовится заседание Верховной Рады Украины. Инициировала заседание комиссии Украина-НАТО. В самой Украине много всего происходит. Разные города, вот в новостях было о том, что Житомир готовит бомбоубежища. Днепропетровская область перешла на новый режим. Какой-то специальный режим роботы в связи с террористической угрозой и так далее. Это все наши темы. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но объявлений не было. Были предложения, так сказать. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Днепропетровская область приняла ряд решений, что они позволят, как они считают, усилить безопасность в области, поскольку область, ну, так неофициально называется прифронтовой все-таки. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Я хочу сказать, что в Мариуполе продлен на понедельник и вторник траур, поэтому такого уже откровенного юмора у на сне будет. Знаешь, иногда мы себе позволяем и посмеяться. Просто, знаешь, вот это всегда меня поражало. Знаешь, поражает и гнетет, что утренний эфир, который должен поднимать настроение, мы много раз об этом с тобой говорили, что мы не можем выполнить свою задачу – эту задачу. Сделать, как сказать, утро ярким, радостным. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Искристым. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Искристым, даже так, Павел, потому что утро именно для этого и существует. Человек должен послушать наш эфир зарядиться энергией. Вместо этого утром мы должны как там, сколько, 30 человек погибло, понимаешь, ни за что, ни за что. Это, конечно…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Пытаемся найти позитив. Кстати, до разминки прямо. Я вот пару абзацев буквально прочту. Знаем, в ночь из субботы, по сути суббота-воскресенье, в воскресенье утром, точнее в субботу произошел обстрел в Мариуполе. Рассчитывали, что будет паника. Предполагали, что может быть паника и в каких-то местах она действительно была, потому что люди пытались уехать с восточного, но в это же самое время город очень сильно самоорганизовался и вот вчера поздним вечером уже самоорганизованные какие-то группы начали писать, что мы делаем сейчас. Моментально развернуты были полевые кухни какие-то, пункты обогрева, пункты, где народ начал выдавать пострадавшим, прежде всего, например, плотный целлофан, потому что повылетали окна и даже рамы. Соответственно надо чем-то… Зима, нужно чем-то утепляться. И вот буквально на сегодня уже работают 2 палатки для обогрева, выдача пленки для теплоизоляции, прием заявлений на оказание медицинской помощи, полевая кухня, горячее питание готовит МЧС. Плюс департамент экономики в расчете на 150 человек и потом ob day сразу – о, дополнено на 120 человек горячий обед. Привезет армянская община в 11:00. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вот это все это Мариуполь за сутки так организовался. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот послушай меня, все это очень здорово то, что ты говоришь. Говорю это без иронии. Но запомни, пожалуйста, то, что ты сказал, что люди Мариуполя самоорганизовуются. Это будет необходимо для одной дискуссии, которая у нас будет. Как разминку закончим, так она у нас произвольная. Просто покажем разные материалы и разное расскажем. А потом обсудим, обсудим одну идею, которая возникла по поводу Мариуполя и скажу несколько загадочную фразу, если бы такое было, например, в Донецке и в Луганске, просто там не удалось это сделать, то Донецк и Луганск уже давно были бы освобождены, и история была бы закончена. Вот видишь, я сказал такую несколько загадочную фразу, но я не хочу сейчас по этому поводу говорить, вот давай с чего начнем. Знаешь, у меня есть одно воспоминание, тебя тогда не было еще на свете, но это было мое такое первое прикосновение к Америке. Дело в том, что когда-то и я думаю, люди старшего поколения вспомнят это, потому что это был 70… Даже может быть не 70, а 69, 68-69-ый год. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это как раз, когда динозавры только-только начали вымирать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, они еще были в соку и бегали тут по Киеву. Вдруг я узнал, представляешь, я школьник. И вдруг я узнаю, что весь Киев ринулся на ВДНХ. Не на ВДНХ, как называлась…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Национальный Экспоцентр. Он назывался ВДНХ. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он назывался, да…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Выставка достижений народного хозяйства, все правильно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Было такое. Троллейбусы, которые шли туда, были забиты. Оказывается, там была выставка, американская выставка. Впервые за всю историю вот Советского Союза в Киев приехала выставка. Это было сельское хозяйство, по-моему. Я прошу радиослушателей, которые помнят это, написать, как она называлась. То есть, в чем был смысл? Ты заходишь куда-то в немыслимое. Перед тобой стоят какие-то аппараты, которые… Там были показаны вот эти первые… У них же где курочки, ну, вот знаешь, эти птицефермы. Это было какое-то, какая-то выставка этому посвященная. Естественно народ ринулся туда зачем? Оставить какие-то следы. Там раздавали журнал «Америка». Был такой журнал. Может, ты слышал.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нет. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В советские времена по обмену была такая договоренность. В Америке распространялся журнал «Советский Союз». Знаешь, как журнал огонек. Он был такой.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Неформатный, но широкоформатный. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Широкоформатный и был толстый красивый, его государство делало – Соединенные Штаты Америки делали журнал «Америка». Его очень сложно было естественно купить, хотя он поставлялся в Киоски в количестве там одного экземпляра. Подписаться на него было невозможно, но это было нечто. Ты не представляешь, потому что, конечно, он делался с долей рекламы. Ну, такой рекламы. То есть, там не было рекламы, но как бы красиво было, понимаешь. Собственно, показывали красивую страну. Ее там природу и так далее. Это такой был очень красивый журнал. Ты можешь... Потом, ты можешь себе представить, в наши времена его пытался издавать несколько российских издателей. Просто повторять, но потом уже появился Интернет, эта идея заглохла, плюс появилось американское кино и так далее. Я до сих пор помню… В чем там был кайф? Люди на все это смотрели, после этого становились в очереди и им раздавали неважно про что: про курочек, про уточек, про индюшек, не имеет значения про что, им раздавали вот рекламные, ну знаешь.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Буклетики. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Листовочки. Но знаешь, какой буклет, я никогда не забуду. Значит, там рассказывалось про специальные аппараты, которые вот делают пух перо для подушек. И вот я раскрывал вот так, и там была курица нарисована. И был такой кружечек и в нем пух настоящий приклеен. Ты представляешь, как я ехал, потом домой на троллейбусе, как я гладил этот пух. Это как будто Марс, как будто я побывал на Марсе, потому что все предметы, все то, что я держал в руках, это была какая-то немыслимая вощенная бумага такая, знаешь, лакированная, которую я никогда в жизни не видел. Это был шрифт, теперь его называют Time News Roman или как-то вот так – необычный шрифт такой, несоветский. Это было абсолютно другое, что-то вот такое невероятное. Конечно, это страшно разрушало…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Советский строй. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нетвердые мои моральные убеждения, потому что я вдруг понимал, что не только радиоточку я могу слушать, где там «Пионерская зорька» и так далее, что-то вот такое, или по «Маяку» передача «Опять двадцать пять». Или юмористические какие-то передачи украинского радио, или «Проминь». А что-то вот существует невероятно другое, другое.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мир шире. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мир шире, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Чем одна комната. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это очень важно. Ох, если бы одна, как выясняется. Сейчас мы сделаем паузу, после этого я продолжу рассказ, потому что это имеет прямое отношение к тому, что я сейчас прочитаю. Потому что, оказывается, выставки эти проводились, чего я не знал, еще раньше. Понимаешь, не в 60-ых годах, когда была оттепель, а можешь ли ты себе представить, что в 59-ом году уже в Москве была выставка, в которой состоялась знаменитая так называемая кухонная, сейчас тебе скажу, кухонные дебаты между Хрущевым и Никсоном. А Никсон в те времена был вице-президентом Соединенных Штатов Америки. И вот передо мной их короткий разговор, который был в присутствии журналистов. И что из этого получилось, ты сейчас узнаешь после паузы. Я продолжаю свой рассказ про вот эту вторую выставку. Я прошу наших радиослушателей написать, написать нам, вы, наверное, помните, как называлась та знаменитая выставка. По-моему, «Сельское хозяйство в США» или как-то. По-моему, там было лучшее… «Не информатика в жизни США», - пишет Анатолий из Киева. Ручной инструмент – нет, нет, нет. Это не то. Нет, это было что-то про сельское хозяйство. И вот, Павел, оказывается, выставка была еще до этого. И эта выставка была, значит, 24 июля 59-го года. Можешь себе представить?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, да. Это очень давно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Только шесть назад… 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как умер Сталин.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Умер Сталин, но уже у господина Хрущева были такие, так сказать, ну, поползновения, ну, ведь как-то улучшить отношения с Соединенными Штатами. «И вот в Москве состоялась встреча председателя Совета министров СРСР Никиты Хрущева. Он был председателем Совета министров и вице-президента США Ричарда Никсона. Проводилась она на открытии Американской национальной выставки в парке «Сокольники» - Американская национальная выставка. Их публичный разговор в этот день получил забавное название «кухонные дебаты» Забавного в диалоге было действительно много». Значит, ты представляешь, как он стоят. Они стоят в…

Павел НОВИКОВ, ведущий: В полуоборота друг к другу. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Они стоят в пол оборота друг к другу, но важно где они стоят. Это запечатлела фотография. Что было сделано? Вот представь себе, была показана кухня дома.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Угу. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, там стоить автоматическая посудомойка, автоматическая стиральная машина, автоматическая. Автоматическое то, автоматическое это, воздух… Как это?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вытяжка собственно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вытяжка, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Собственно то, что на тот момент в Америке уже было автоматическим, а в Союзе еще было недоступным. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но самое главное, что это был как бы доступный дом. То есть, реально, реально. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Для американцев это было доступно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Где-то с 56-го года до где-то… Где-то до начало войны во Вьетнаме, до вот этого первого кризиса. Это был такой расцвет, расцвет. Все позволяли себе огромные машины. Это был подъем экономики. В общем, Америка жила хорошо и поэтому улыбка на лице Никсона она была так сказать не искусственная. И вот они стоят и это все видят. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ага. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И рассказывает, как бы рассказывает Никсон и рассказывает и переводчик. Вернее, не переводчик, консультант рассказывает про эту кухню, а рядом стоять корреспонденты. И, понимаешь, это очень сложная история, что этот рассказывает, а Хрущев должен был отстаивать нашу жизнь. «Забавного в диалоге было действительно много. Как и напряженно серьезного. Обсуждение «вопросов войны и мира», к которому в разговоре перешли «адвокат коммунизма» и «адвокат капитализма» фактически дошло до военных угроз. Да и сами шутки, жесты и ухмылки заставляют чувствовать не искреннюю и непосредственную доброжелательность обеих сторон, а скорее нервную атмосферу, взаимное непонимание и психологический дискомфорт. Знаменитые «Дайте нам еще 7 лет, и мы будем на таком же уровне, как Америка!», «Мы тут тоже не мух ноздрей бьем». Представляешь, как это переводили «Мух ноздрей бъем». «Мы вам покажем Кузькину мать!» тоже прозвучали из уст генсека… Так, генсек, его называли. На самом деле у него другая должность была. «Именно в этот день в Сокольниках. На выставке был продемонстрирован дом, который, как утверждалось, мог себе позволить любой американец. Он был заполнен бытовыми и кухонными приборами (откуда и название — «кухонные дебаты»), которые являли собой новинки американского потребительского рынка. Никсон рассказывал о достижениях американского капитализма. Хрущев, признавая достижения, все же указывал…». Как ты думаешь, на что? «На ненужность этих изобретений». Вот диалог: «Никсон: Позвольте мне привести пример, чтобы вы могли оценить. Наши сталевары, как вы знаете, бастуют. Однако любой сталевар может купить такой дом. Они зарабатывают 3 доллара в час». В то время.... 

Павел НОВИКОВ, ведущий: 3 доллара по 60-ым это ... 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, такая нормальная сумма. «Этот дом стоит около 100 долларов в месяц, когда ты его покупаешь по контракту на 25-30 лет.

Хрущев: У нас есть сталевары и крестьяне, которые также могут позволить себе заплатить 14000 за дом. Он сказал, что прочность… Понимаешь, Хрущев говорит: он – он обращаясь к аудитории, он поворачивался. «Он сказал, что прочность американских домов рассчитана только на 20 лет, поэтому к концу этого срока застройщики могут продавать новые дома. Мы строим крепко. Мы строим для наших детей и правнуков». Дальше переводчик говорит: «Господин Никсон сказал, что он думает, что американские дома могут простоять и больше 20 лет. Но даже если так, после 20 лет многие американцы хотят новый дом или новую кухню, взамен устаревших. Американская система разработана так, чтобы использовать преимущества новых изобретений и новых технологий, говорит господин Никсон.

Хрущев: Ваша теория не выдерживает критики.

Переводчик: Он сказал, что некоторые вещи никогда не устаревают — мебель, обстановка, возможно, но не сами дома. Нет, он не думает, что дома устареют. Он сказал, что не думает так.

Никсон (показывая на экран телевизора): Здесь мы можем видеть, что происходит в других частях дома». Ну, монитор, знаешь.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, да, выдеонаблюдение. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Хрущев: Эта штука, наверно, вечно неисправна». Это так Хрущев возражает. «А у вас нет машины, которая бы клала еду в рот и проталкивала ее дальше? Вы показываете нам много интересных вещей, но они не необходимы для жизни. От них нет пользы. Это все лишь штучки. У нас такая поговорка есть: если у вас клопы, вы должны поймать одного и залить ему в ухо кипяток». Вот понимаешь, это показывает, откуда эта преемственность мочить в сортире, и так далее. Это какая-то странная, странная у российских лидеров, у советских лидеров вот эта у нас есть поговорка. «Никсон: А у нас другая поговорка. Чтобы убить муху, надо заставить ее выпить виски. Но у нас есть лучшее применение для виски. (поворачивается в сторону) Мне нравится эта интеллектуальная битва с Председателем. Он знает свое дело».

Ну, Немудрено, что про отношения и разговоры Хрущева и Никсона было придумано множество анекдотов и шуток. Причем, иногда Хрущев в этих мини-сценах заменяется Брежневым (который в отличие от Хрущева контактировал с Никсоном уже как с Президентом США) и наоборот. Но сами анекдоты эти придуманы в это в 50-ые». 

Павел НОВИКОВ, ведущий: В хрущевские времена. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: »Во время визита в Америку Хрущев полюбопытствовал у Никсона:
— А что это у вас в бронированных машинах с охраной возят?
— Вы же знаете, у нас в капиталистической Америке самое главное — деньги, в таких машинах мы возим деньги.
Во время ответного визита в СССР Никсон тоже поинтересовался:
— А что это у вас в бронированных машинах, с решётками и с охраной, возят?
— У нас в СССР — социализм, самое главное — люди. В таких машинах мы людей возим». Вот такой вот юмор. «Во времена холодной войны устроили Хрущёв и Никсон…». Кстати то, что я прочитаю, это, ты знаешь, как про доллар говорят, что… Вот на канале там «Вести-24» - вот на этих каналах они же не хотят говорить, что доллар упал, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доллар вырос. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что доллар вырос, да, поэтому доллар чуть-чуть приподнялся.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Приподнялся.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Приподнялся, что-то такое или там доллар рванул вверх. Не рубль…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Упал.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не рубль упал. «Во время Холодной войны устроили Хрущев и Никсон — соревнование по бегу. Сообщения в американской прессе: «В забеге первым финишировал Никсон! Хрущёв — второй». Газета «Правда»: «Наш руководитель прибежал вторым, а Никсон — предпоследним».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, да, это известный мем. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот видишь, это появилось еще тогда. «Когда Никсон посетил СССР, Брежнев продемонстрировал ему советский телефон последней конструкции, по которому можно разговаривать с адом. Никсона соединили с дьяволом. Разговор стоил 27 копеек. Вернувшись в Америку, Никсон рассказал о советской диковинке. Но оказалось, что в Америке такой телефон изобретен давно. Никсон снова поговорил с адом, но разговор стоил на этот раз 12 тысяч долларов! — Как же так, — сокрушается Никсон. — там это стоило 27 копеек! — Дело в том, — объяснили ему, — что там это был местный разговор». Потом ты знаешь, этот переделывали анекдот. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, да, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, идем дальше: «Хрущев связался по прямому проводу с Никсоном, чтобы рассказать ему свой сон: над Белым домом развевается красный флаг! Назавтра Никсон позвонил Хрущеву и рассказал ему свой сон: над Кремлем развевается красный флаг!
— Так оно и есть, — ответил Хрущев, — над Кремлем действительно развевается красный флаг.
— Да, - сказал Никсон - но на том красном флаге, который я видел во сне, было что-то написано по-китайски!». Что это не панические анекдоты?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это анекдоты более чем полувековой давности. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Которые и сейчас актуальны снова. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Никсон спросил у бога, когда в США кончится безработица.
— Через — двадцать лет, — ответил бог.
— Жаль, это будет уже не при мне! — сказал Никсон.
Хрущев спросил у бога, когда в СССР наступит счастливая жизнь.
— Жаль, это будет уже не при мне! — ответил бог». Вот так. «Хрущев и Никсон со своими телохранителями стоят возле Ниагарского водопада. Они решили испытать телохранителей, и каждый приказывает своему прыгнуть в водопад.
Американец отказывается:
— У меня семья, дети! Русский бросается, не раздумывая, но в последний момент его перехватывают.
— Как вы решились на это? — спрашивает его пораженный Никсон.
— У меня семья, дети!». Вот так жестко. Мы продолжим эту тему, и дальше вы услышите нечто уникальное. Это было сделано экспериментально. Одна фирма просто проверяла свою видеопленку, как эта видеопленка держит цветное изображение. Дело в том, что они хотели получить государственный заказ. Поэтому они поехали в Россию на встречу Никсона и Хрущева и просто любительски снимали на свою аппаратуру, чтобы показать, что их пленка хорошо работает. В результате получился исторический документ. Радио Вести – радио новостей и мнений. С нами…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Исторично. Достоверно, вот с нами достоверно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, выставочно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Выставочно. Сельскохозяйственно выставочно. Да, что ты. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сеялки в студию. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сеялки в студию. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, мне напомнили, эта выставка называлась «Сельское хозяйство США». И поначалу многие не хотели туда идти, но там, как выяснилось, что раздавали вот эти сумки, в которых можно было напихать вот эти…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Буклеты. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Буклеты, да. Тут очень многие наши слушатели из России они вспоминают, что… Пишет Аркадий, например, из Отрадного, что: «Это было не ВДНХ, а ЦПКиО». Аркадий и другие, ребята, я говорю про Киев. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Про Киев, все-таки. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это киевская радиостанция – Радио Вести. Мы вспоминаем то, что было в Киеве. Кроме того, что тогда я в Киеве жил, был старшим школьником.

Павел НОВИКОВ, ведущий: ЦПКиО – центральный парк культуры иО – это московская же штука. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Парк Горького такой прямо в центре. И хочу сказать Ларисе из Харькова: «Лариса, вы, наверное, прислали какой-то умный текст, но я его просто даже не могу читать, потому что, знаешь, присылают на radio.vesti.ua…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Длиннющие перепосты. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Длиннющий… Нет, она может даже написала свое. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нет, я просто читал это в оригинале. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А, ну, перепост. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Она просто огромный на три страницы перепост прислала. Не делайте этого, пожалуйста. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Она про Рабиновича. Зачем? Я же не могу читать это во время эфира. Это… Вы зря это делаете. Вот Татьяни из Ирпеня пишет: «Доброе утро! Мой папа был на той выставке. Она проходила в 1966 году и называлась «Птицеводство в жизни США». Ну, возможно и так. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это вот туда проявились впервые ножки Буша, я уверен. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А вот Аликс из города Украинка, есть такой. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Есть под Киевом, южнее чуть-чуть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он пишет, что: «Это выставка сельского хозяйства. На улице стояли трактора и комбайны дикованные, а мы сумки буклетами набивали». Ну, там есть такое смешное воспоминание – самая длинная очередь, самая длинная стояла к скромному прилавку, где такой стоял автомат, и я не помню, то ли бутылочки давали. В общем, впервые в жизни можно было попробовать Coca-Cola, то ли Пепси-колу. Я не знаю, но, по-моему, она потом годами хранилась просто в закрытой бутылочке как это самое. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Приоритет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Там была тоже интересная вещь, стоял мужик, который… Рядом с ним стоял дикованный аппарат огромный, как шкаф. И это был первый ксерокс. То есть, уже такой настоящий ксерокс. То есть, с бумагой А4, где сверху на стекло… Представляешь, в 66-ом году…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, технология запатентована, если я правильно помню, еще в 30-ые, так что вполне нормально. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это уже вот такой. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Промышленный агрегат. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Промышленный с лампой, которое проходило снизу и так далее. И рядом стоял представитель КГБ. Я тебе объясню почему. Потому что людям предлагали сделать любую копию…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Чего угодно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Чего угодно. И многие, кто… А ты знаешь, что советский человек обязательно ходит с паспортом, очень многие протягивали свой паспорт и тогда этот КГБ-шник говорил: нет, нет, паспорта нельзя, потому что понятно было, что Америка приехала с целью узнать данные паспортов для своей разведки, хотя может быть так оно и было. И почему я тебе сказал про уникальную абсолютно съемку. Она сама длится, этот фрагмент более 8 минут. Мы это слушать не будем, но не каждый, особенно из молодых, которые слушают нас, слышали, как вообще говорил Хрущев. Есть такая фирма «Ампэкс». На самом деле фирма «Ampex» расшыфровываеться, ты не поверишь, это очередная история. Это какой-то Александр Михайлович Петров. Это русский, который уехал в Соединенные Штаты Америки и очень-очень естественно там в глубокие какие-то там 30-ые годы или 20-ые и после этого как Зварыкин, который делал телевиденье и прочее-прочее, он создал фирму, которая занималась пленкой и занималась видеомагнитофонами. Хотя и аудио магнитофоны они делали. Но это такая серьезная-серьезная фирма. Эта фирма существует до сих пор. Просто сейчас пленка сошла на нет.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Куда-то ушла, да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На электронную. И вот сейчас вы увидите фрагмент, отснятый в Москве. Стоит Никсон и стоит Хрущев. Никсон что-то договаривает. Это не имеет значение, что он говорит, потому что дальше вступает Хрущев. Это на цвете снято и вот перед нами мы видим то ли пикировку, то ли что. Вот давайте фрагмент послушаем. 

Фрагмент записи

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хрущев подходит к телефону. 

Фрагмент записи
Хрущев: Так вот возьмите, если так, я Вас ловлю на слове, ваши слова записаны, переводите мои слова и чтобы мы посмотрели и чтобы это записать уже это на английском языке то, что я вам отвечаю на русском. Вот на это, сюда. Нет, сейчас записывается на английском языке, и вы будете показывать на английском языке, а я хотел бы, чтобы это был перевод мой тоже был бы переведен на английский язык. Даете слово? Нет, слово даете? 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Очень смешно. 

Фрагмент записи
Хрущев: Я видел, я сомневаюсь, поэтому я хочу, чтобы вы вице-президент, что вы даете слово, что мая речь тоже будет записана на английском языке. Будет, нет? Вот правильно, вот это правильно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И все, что я скажу, вы, пожалуйста, тоже советским гражданам покажите. 

Фрагмент записи
Хрущев: Мы деловые люди, сразу сошлись. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, вот так. Вот вы слышали фрагмент, записанный фирмой «Ampex». Вот так…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Атмосферно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Атмосферно, вот так звучал… Удивительно Никита Сергеевич Хрущев вел себя, конечно, легко. Он в белой шляпе колхозной, как и полагается в костюме с орденами Совета Советского Союза и так далее, и так далее. Я думаю, что многие наши радиослушатели слышали его голос просто впервые. Это совершено такая уникальная история, и я что хочу сделать? Я хочу попросить наших журналистов взять эту запись и вырезать интересные куски, где собственно дебаты, понимаешь, где-то минуты на 3-на 4 для того, чтобы услышать, как разговаривал Хрущев, как он… Видишь, вот такая пикировка. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сомневаюсь, сомневаюсь. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, я в этом сомневаюсь. Они все время сомневались. Они все время сомневались друг в друге, но говорили спокойно. Сейчас, к сожалению, вот знаешь, ту враждебность сравнить с нашей сегодняшней враждебностью просто невозможно, потому что там они умудрились все-таки…

Павел НОВИКОВ, ведущий: В конце концов, они умудрились дойти почти до карибского... точнее дойти до Карибского кризиса, но это уже была следующая история. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А здесь мы видим, что Владимир Владимирович Путин ведет войну с господином Обамой и только на территории Украины для того, чтобы склонить господина Обаму к переговорам, понимаешь. Парень, ты меня из своей тусовки выбросил, но я тебя заставлю, чтобы ты меня в свою тусовку, ты сядешь со мной в переговоры, за стол переговоров, потому что я укров буду убивать. И буду убивать, пока ты не поймешь, что ты должен сесть за стол переговоров и никакой-то там Порошенко, с которым я буду решать вопросы, а вот только с тобой буду, потому что для меня Порошенко просто и Украины не существует. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Fail state. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Fail state, да. Мы сейчас продолжим еще наши разговор. Я тебе прочитаю, уже говоря о сегодняшнем дне, тоже увидим запись, эта запись обошла всех абсолютно, «Признание… Был такой итальянский фильм «Признание комиссара полиции прокурору Республики». Это был такое кино неореализма про мафию итальянскую. Вот у нас про мафию только не ДНР и ЛНР. Мы сейчас услышим два небольших фрагмента. Ну, два звука, которые мы сейчас послушаем, которые крайне важны. Ну, во-первых, господин Захарченко, ты знаешь, вот этот руководитель чего-то там ДНР или ЛНР, чего он там руководитель?

Павел НОВИКОВ, ведущий: ДНР.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Который сказал, что дойдем до Киева и так далее. Сейчас же обстрела Мариуполя, собственно многие уже знают, потому что украинские телеканалы уже давно передали. Просто у меня были суббота-воскресенье в эфире, ты слышал эту запись, где…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Где он обещает сначала, что начато наступление на Мариуполь. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вообще товарищу Путину нанесено 2 удара. Во-первых, конечно, Захарченко сначала написал в своем то ли Twitter, то ли Facebook, что мы начали наступление, а после этого…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Тоже самое написал, кстати, через 2 минуты Рустам Темиргалиев – один из рулей Крыма. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Неважно, вот… В данном случае меня Захарченко интересует. Захарченко написал, что мы начали, а потом он написал, что нет, мы не начали. Тут же через 2 секунды то ли ему из Кремля, то ли откуда позвонили, чтобы он не занимался такой фигней. Во всяком случае, вот первое: чем интересна эта история? Это он на каком-то публичном мероприятии, где он объявляет, что мы идем вперед. И не забудьте в конце там женщины, которые ликуют, крестятся, вот такое вот. Это вот такое – кровь очень нравится донецким женщинам, по всей видимости, да. Вот когда он говорит, что мы наступаем. То ли они не понимают, что это будет кровавое месиво, и погибнут такие же женщины, только в городе Мариуполе. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Из той же Донецкой области. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, из той же Донецкой области. Но это вот такое есть. Знаешь, классические совковые вот такие в этих пыжиковых шапках вот такие с лицами жмакаными такими. Не алкогольными, просто жмаканными. Вот тетки, которые сидят обычно у подъездов. Вот такие типажи. Просто зрители не видят, но вот, значит, мы сейчас услышим это. Сейчас пойдет. Вот одну секунду, тут же еще надо нажать. 

Фрагмент записи
Захарченко: Я скажу следующее, сегодня началось наступление на Мариуполь. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас, извините, тут вот… Сейчас.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это еще Хрущев прорвался.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хрущев. Просто извините, тут профессионально все это сделано. Сейчас, сейчас. Вот он у нас этот товарищ Захарченко. Вот теперь можно нажать на кнопку и вы услышите. Значит, он стоит спиной, держит микрофон и вот говорит. 

Фрагмент записи
Захарченко: Я скажу следующее, сегодня началось наступление на Мариуполь.

Ура! Ура! Молодцы!

Захарченко: Даст Бог, через пару дней мы замкнем дебальцевский котел. 

Аллилуя!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот так, аллилуя, аллилуя и тетки вот эти стоят. Значит, это первая запись. А вторая запись абсолютно уникальная и она требует объяснений. Дело в том, что ты знаешь, что Стрелков тихонько, он же Гиркин, готовится к президентским выборам. Ну, как он готовится? Его даже не показывают. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я бы не сказал, что это тихонько, потому что там такой фактаж у него идет. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Фактаж, вот он… Просто надо пояснить радиослушателям, что они сейчас услышат. Дело в том, что господин Стрелков очень обиделся, что революцию сделал он и войну в Донбассе начал он.

Павел НОВИКОВ, ведущий: И Крым присоединил он. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подожди, подожди. Вот войну в Донбассе, сначала войну в Донбассе. Вы знаете, что он заявил… Он сначала объяснял Путину, как надо себя вести, но путин его не понял. Более того, Путин с помощью кремлевской администрации приказал забанить его на любых каналах. То есть, на таких каналах там типа…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Федеральных. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Федеральных каналах. Его не приглашают. Почему? Потому что он там посмел сказать про Гаагский трибунал, если… Я напомню, если Россия немедленно не пойдет в атаку, то в Гаагском трибунале окажется не только Гиркин, но и Путин. К тому идет собственно. Мы знаем, Украина обращается, готовит документы для обращения в Гаагский трибунал. Но вот эта реакция очень обидела Гиркина. Почему? Потому что Президент страны России позволил себе присвоить все его…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Достижения. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Достижения. Он же объяснил, что он почти случайно зашел в Донецк. Сколько там, 56 человек было с ним или 36 и сделал…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Славяне выбрали Славянск и начали весь этот беспредел. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сделали великую октябрьскую социалистическую революцию. Вот такую вот, которую вот все. То есть, на самое деле Путин жалкий сидит в тюрьме, а Гиркин, настоящий Гиркин – герой, который не боится ни под кули лезть, вот такой колчаг нынешнего времени или Врангель. Он такого играет. У него речь очень хорошая. Он не матерится. Он, знаешь, он такой. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Белогвардейский офицер. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Белогвардейский офицер, да. И вдруг в передаче на одном из… А есть такие телевизионные каналы, где вот эти националисты они там… Это каналы…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Интернет каналы. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Интернет каналы, где эти националисты рассказывают там друг другу как должна… Туда, естественно, никто не ходит, кроме самих этих националистов. И вот шок для Гаагского трибунала, что вы сейчас услышите. Перед вами телевизионный экран, на котором как бы дебаты между двумя националистами это Стрелков-Гиркин и есть такая персона, это мало его украинцы знают. Его зовут Николай Стариков. Николай Стариков это жизонутый человек. Он начинал… Он националист по жизни. Вот еще при Горбачеве он уже говорил, что всех нужно…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Всех выселить, Россия для русских. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Россия для русских. Он написал очень много книг, где Россия для русских. Вот Россия для русских. Даже не для славян, не для украинцев, ни для кого, Россия для русских. Такой совершенно повернутый человек. И вот небольшой фрагмент, где разговаривает, где разговаривает… Сначала говорит Стариков. При этом Стариков говорит как бы официальную легенду, как радостно встречал народ…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Гиркина. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Как радостно встречал народ Россию в Крыму, а ему отвечает Гиркин, и вы сейчас услышите, что из этого получилось. Это абсолютный шок, как на самом деле проводился так называемый референдум, и как проводилось, по сути, заседание местного законодательного органа, на котором были приняты необходимые решение. Вот послушаете. 

Фрагмент записи
Вот почему получилось в Крыму? Потому что в Крыму были три составные части того, что получилось. Первое – народ Крыма единодушно поддержал воссоединение, вышел на улицы. Правоохранительные органы Крыма полностью поддержали и самое главное, в Крыму была законная легитимная власть, которая встала на сторону народа. Вот только все эти три фактора объединенные смогли привести к тому, что Россия проявила политическую волю со стороны своего руководства. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это Стариков говорит, Стариков. 

Фрагмент записи
И зеленые человечки там появились на улицах. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, что происходит на экране? Значит, пока Стариков говорит свой текст, Гиркин смеется. После этого он нажимает, там часы такие стоят, сколько времени. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как у шахматистов. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И вдруг начинает говорить следующее. 

Фрагмент записи
- Николай, вы в Крыму, как бы, когда были?

- Я там был 16 марта на референдуме. 

- Пожалуйста, а я был в Крыму 21 февраля и вы знаете, то, что вы мне рассказываете, просто абсолютная чушь. О каких правоохранительных органах, которые перешли на сторону населения, вы вообще говорите? На сторону населения, населения – подчеркиваю, не органов власти, перешел только «Беркут». Остальные органы МВД находились под властью Киева и выполняли приказы Киева. Я это видел своими глазами. Да, выполняли неохотно, да, выполняли спустя рукава, да, где-то там симулировали болезни и просто саботировали, но они продолжали подчиняться Киеву и не выполняли указаний, которые им давала новая власть. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут я хотел бы паузу сделать. Мы продолжим это слушать. Но обрати внимание, что говорит Гиркин. Он говорит, что силовые структуры подчинялись Киеву. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хоть из саботажем, но…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подожди, но тогда возникает вопрос, почему это все произошло, если они подчинялись Киеву. То, что говорит Гиркин, неудобно не только для Кремля, а неудобно для бывшей киевской власти. Я имею в виду тех, кто руководил силовыми органами, потому что получается, что контроль над Крымом продолжал быть у Украины. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: 21 февраля и дальше Янукович был в Киеве, между прочим. 

Фрагмент записи
Далее я не увидел, к сожалению, никакой поддержки органов государственной власти в Симферополе, где я конкретно находился. Не увидел, не было ее. Депутатов собирали ополченцев, чтобы загнать их в зал, чтобы они приняли. Чего уж там говорить. Да, я был одним из командиров этих ополченцев. Я это все видел изнутри собственными глазами. То есть, две ваших составляющих они просто уже не работают. Я про армию вообще не говорю украинскую. Силовики основные кто, армия? Армия как подчинялись Киеву, так и продолжала подчиняться. Тоже очень неохотно, тоже саботировала, тоже были у нее разные волнения. Я там был лично, вел переговоры из штатом флота Черноморским, я их начинал, но подчинялась. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Этого вполне достаточно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Там дальше была еще одна фраза, я смотрел этот фрагмент и в конце концов… Гиркин заканчивает эту мысль, в конце концов почти все часты вышли на материк. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. То есть, две вещи, нам просто нужно делать паузу. Две вещи мы видим в его монологе. Первая то, что загоняли силой депутатов, чтобы они проголосовали. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Депутатов, чтобы проголосовали, поэтому запрещали видеосъемку, никто не знает, сколько реально было. Но это все помним. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это во-первых. Это вот… А товарищ Стариков вот этот писатель он так говорит официальную позицию Кремля единодушно и так далее. А, во-вторых, важная вещь, Крым то был фактически под контролем Украины, поэтому это большой вопрос, как же все-таки это произошло. Потому что лидер вот этих сепаратистов говорит то, что мы с тобой слышали. Неохотно, но подчинялись и только следствию, наверное, если оно будет, предстоит выяснить, так каким же образом Крым оказался российским? Каким образом силовые структуры Украины при фактическом подчинении им реально силовых органов Крыма. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если эти факты являются правдой, потому что…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да правдой, правдой. Чего ему врать то? Чего ему врать? Все же станет известно. Человек делает себе политическую карьеру. Путин никто, а я реально тот человек, который вел переговоры. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это я присоединил Крым. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это я присоединил Крым, понимаешь?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Тезис основной – Гиркин именно такой. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вопросы Гиркина в трибунал, а вопросы некоторым в городе Киеве в тюремную камеру, как выясняется. Пауза. Разминка закончена. Вот такая у нас была разминка. Сейчас новости. В 08:05 начнем вам рассказывать оперативную информацию, что происходит и у нас очень много материалов для дискуссии, которые естественно будете включены. В этом смысл утреннего эфира. Радио Вести – радио новостей. Новиков, Ганапольский, продолжаем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжаем наш эфир. Прочитаю несколько сообщений, которые к нам пришли. Дима Сливный, если закончил монтаж, то брось нам товарища Хрущева, чтобы мы закончили. Мы вам покажем разговор Хрущева и Никсона, отмонтированный для того, чтобы вы услышали вот эту логику, Паша, логику председателя совета министров. Он тогда был главный председатель совета министров, не генсек, генсек позже. «В очереди за «Кока-колой» были подставные люди, которые демонстративно морщились, говорили: «Какая гадость», – и выливали на землю», – Аркадий из Отрадного. Аркадий, не обязательно, потому что когда первый раз попробуешь «Кока-колу» после напитка «Буратино», который (тогда не было консервантов), и он часто просто портился. И, привыкнув к испорченному «Буратино», можно подумать, что да. Аркадий пишет: «На приеме в Америке Хрущева попросили сыграть на рояле, у которого была одна красная клавиша. Во время игры он её нажал, на него вылилось ведро помоев. При ответном визите Никсон тоже у рояля играл, несколько раз её нажимал, но ничего не происходило. На вопрос, почему, вот у нас в Америке? А Хрущев ответил: «Нет больше Америки». Вот хрущевки. «Хрущев в архитектуре соединил ванну с туалетом, но не успел соединить потолок с полом», – справедливо. Справедливо всё написано.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Геннадий нам пишет: «Гиркин своими откровениями пытается раскачать ситуацию в Украине, настроить население против власти, скажите правду в эфире». Можно предположить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давай не рассуждать. Он же сделал, как он считает, для своей страны очень много полезного. Мы заканчиваем нашу разминку для того, чтобы перейти к оперативной информации, посмотри, там есть смонтированный Хрущев. Вот Хрущева перлы. Итак, давайте послушаем. Никита Сергеевич Хрущев the best of, лучшие моменты. Стоит Никсон, стоит Хрущев, переводчик. Вы сейчас услышите, как Хрущев говорит, какая его логика, как он разговаривает, как он возражает. Шестьдесят девятый год.

Никита ХРУЩЕВ: «Мы вас в этой и в этой технике вас опередили. Я тоже присоединяюсь к восхищению наших советских инженеров, что американцы - умные люди, мы всегда в это верили и знали. Глупые люди не могли бы поднять экономику на такой уровень, которого они достигли. Мы тоже не мух ноздрями бьем, а за сорок два года эти так шагнули, что достойные партнеры. Поэтому давайте соревноваться. Кто больше даст товаров для народа? Та система лучше, та победит. Телевиденье, конечно, можно, но телевиденье можно выступать, никого здесь нет, а потом эти положите на склад. Давайте так: вы выступайте перед нашим народом, а мы будем выступать перед вашим народом – это будет куда больше, люди будут видеть и чувствовать. Я вам фору вперед даю. Мы вам говорим: «Вы не боитесь идей», – а нам бояться нечего, мы уже вырвались из этого положения, когда нас идея не пугает».

Включение: «Мы согласны».

Никита ХРУЩЕВ: «Я согласен. Я хочу уточнить, с чем я согласен. Я имею право. Я же знаю, что я дело имею с хорошим адвокатом, поэтому я хочу свою шахтерскую массу поддержать на высоте. Чтобы шахтеры сказали: «Вот наш не уступает». Вы - адвокат капитализма, я - адвокат коммунизма. Давайте мы посоревнуемся. Если я не всё знаю, то вы о коммунизме совсем ничего не знаете. Кроме страха у вас ничего нет. Сейчас мы диспут ведем не на равных основах. Аппарат ваш, вы говорите по-английски, я говорю по-русски. Ваши английские слова записаны, и будут показаны, и услышат. То, что я говорю, вам на ухо только переводят, поэтому американский народ этого не будет слышать – это неравные условия. Ваши слова записаны. Переведите мои слова, чтобы мы посмотрели, чтобы это записать на английском языке то, что я вам отвечаю на русском».

Включение: «США, Вы имеете в виду?»

Никита ХРУЩЕВ: «Вот на этот. Сюда».

Включение: «Это уже делается».

Никита ХРУЩЕВ: «Нет. Сейчас записывается на английском языке. Вы будете показывать на английском языке, я хотел бы, чтобы перевод мой тоже был переведен на английский язык. Даете слово? Я сомневаюсь, поэтому я хочу, чтобы Вы, вице-президент, что Вы даете слово, что моя речь тоже будет записана на английском языке. Будет, нет? Мы деловые люди, сразу сошлись на этом».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот так. Не знаю. Мне Хрущев как-то больше нравится, чем Путин.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потому что он уже безопасен. Он уже давно мертв.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Дело не в этом. Знаешь, что всё-таки человек сделал две важные вещи, наши радиослушатели знают, двадцатый съезд компартии, на котором были вскрыты преступление сталинизма. Собственно двадцатый съезд, который перевернул Советский Союз, – это важная вещь, и это принадлежит Хрущеву. Посмотри, всё-таки, конечно, прав Саша Белановский, который написал ту статью, которую я читал в журнале «Дилетант». Да. Напряженно было. Такой напряженный диалог недоверия. У Хрущева комплекс провинциальный. Он говорит: «Я отстаиваю идею коммунизма», - хоть какие-то идеи были. Мне глубоко противны коммунистические идеи, скажу честно, но хоть что-то отстаивалось. Что сейчас отстаивает Россия? Какие идеи? Какой коммунизм? Смерть она отстаивает. Сидит Путин и думает о смерти. О своей бы думал, а он о смерти Украины думает – разные вещи. Пауза, после чего мы переходим к рассказу о самых свежих событиях. Давай Мариуполь. Коротко расскажи.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Напомню о событиях, которые произошли, и об основных заявлениях, которые последовали, и действия, которые последовали после этого события. Тридцать человек - подтвержденное количество погибших. Девяносто пять ранено. Семнадцать в тяжелом состоянии. В воскресенье особенно тяжело было читать впечатления врачей. Среди пострадавших есть трехлетняя девочка, которой пришлось ампутировать ногу. Понимаем жизнь этой девочки, ей сейчас три, и она уже без ноги – это один человек всего на всего. Один маленький ребенок, но ситуации с ним, с этой девочкой, показывает ужас этой всей трагедии. Руководитель Донецкой областной администрации Кихтенко побывал в горбольнице номер четыре, куда доставлено тридцать пострадавших. Он сказал, что паники в городе нет. Все необходимые медицинские препараты есть. Я сразу комментирую, что в воскресенье действительно многие писали, что в Мариуполе просто жители скупили в аптеках огромное количество необходимых лекарств и унесли в больницы. То есть вот эта самоорганизация, о которой я уже сегодня упоминал, она началась практически сразу. Наблюдатели ОБСЕ установили, что Мариуполь обстреляли с востока и северо-востока из населенных пунктов, контролированных сепаратистами. По данным миссии, которая осмотрела воронки от снарядов комплексов «Град» и «Ураган». Напомню, что было два массированных залпа, то есть несколько машин выпустили по полному боекомплекту из «Градов», а потом был ещё залп из «Ураганов». Носились с северо-восточного направления, из района населенного пункта Октябрь. Соответственно, из «Урагана» - с населенного пункта Зайченко. Оба этих населенных пункта находятся под контролем террористов самопровозглашенной ДНР. Обстрел произошел около девяти утра по местному времени. Пострадали всего пятьдесят три многоэтажки, четыре школы, три детских сада. Тут же комментарий, видео, которое сняли бойцы «Азова», как они сразу после обстрела ехали, вывозили раненых, видели, естественно, вот эти все разрушения, когда, например, есть четко зафиксировано, что один из зарядов взорвался прямо на внутреннем стадионе, например, школы, соответственно, вокруг повылетали окна, есть повреждения в детских садах. В час дня боевики повторно обстреляли Мариуполь. Террористы обстреляли широкую территорию, и попали в жилые кварталы, а также блокпосты на въезде в город, об этом местному телеканалу «Мариупольское телевиденье» сообщил начальник штаба мобильной роты полка «Азов» с позывным «Шева».

Начальник штаба мобильной роты полка «Азов» с позывным «Шева»: «Очень много попало в дома жилые, там взорвались прямо в квартирах, очень много убитых, очень сильно пострадал частный сектор. Со стороны неприятеля есть снаряды, которые просто застряли в асфальте и просто указывают направление. Точно не могу сказать, надо, чтобы баллистики определили, но возле рынка, возле стоянки один снаряд четко влез в асфальт, там женщину убило, торчит именно в ту сторону. «Град», осколочно-фугасное, потому что очень много раненых, очень много побитых. Обстреляли пятнадцатый блокпост, попали по частному сектору. Сказать точно нельзя, или стреляли специально по городу, потому что перелет довольно приличный, но и по блокпостам тоже попало. Возле моря, туда, на Виноградное, очень обширная территория. Наверное, километров пятнадцать квадратных они попали вразнобой. Город, блокпосты, какое-то варварство просто».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Боевики подтягивают новые установки «Град» к Мариуполю, об этом заявил на заседании оперативного штаба Степан Полторак. Он также подтвердил информацию о том, что ракетный обстрел Мариуполя был из системы залпового огня БМ-21 «Град». И, соответственно, назвал те же населенные пункты. Обстрелы Мариуполя связаны с тем, что в России принято решение об активизации наступательных действий по всем направлениям на востоке Украины, об этом сообщил секретарь СНБО Александр Турчинов. По его данным, такое решение приняли на заседании Совбеза Российской Федерации.

Александр ТУРЧИНОВ, секретарь СНБО: «Вчора відбувся Радбез Російської Федерації під головуванням Путіна. За надійними джерелами, які ми маємо, Радбез прийняв рішення Росії щодо активізації наступальних дій, фактично по всім напрямкам на сході нашої країни. У нас достатньо надійна оборона міста Маріуполя, але, безумовно, дуже важко захищати мирних громадян від систем залпового вогню. Кров цих людей лежить безпосередньо на президенті Російської Федерації – Путіні, накази якого реалізують криваві злочинці».

Павел НОВИКОВ, ведущий: После этого обстрела появилось много информации с анализом, почему так произошло. Почему так много пострадавших среди мирных жителей? Говорилось, что значительно снарядов «Градов» попало на блокпосты, но блокпосты армии – это там, где подготовлена инфраструктура для укрытия от обстрелов, то есть бетонные перекрытия, в которых солдаты спрятались и, по сути, среди них потерь не было практически. Соответственно, подготовленность самих солдат, самих бойцов, то есть они знают, что делать в такой ситуации. Поскольку всё полетело или многое полетело в сторону жилых кварталов, то там разрушений и пострадавших значительно больше. Идем дальше. Естественно, сразу появились заявления о том, как относится мир к данному теракту (его так определили). Пан Ги Мун также осудил ракетный обстрел Мариуполя, в результате которого погибли десятки мирных жителей. Он подчеркнул, что беспорядочный обстрел гражданских районов является нарушением международного гуманитарного права. Генсек ООН призвал стороны вернуться к соблюдению соглашений, которых удалось достичь в сентябре две тысячи четырнадцатого года в Минске, и предпринять все необходимые усилия для восстановления мира и стабильности в Украине. Через несколько часов СБУ заявляет, что все те, кто обстреливал Мариуполь, убиты или задержаны. Валентин Наливайченко, глава СБУ заявил об этом на заседании СНБО Украины. Правоохранители задержали корректировщика огня, который причастен к обстрелам Мариуполя, об этом на своей странице в «Фейсбук» сообщил министр внутренних дел Арсен Аваков. После этого Петр Порошенко во время своего обращения сказал, что он приказал обнародовать показания этого корректировщика огня. СБУ также перехватили переговоры боевиков по прозвищу «Террорист» и «Пепел» до и после залпов «Града». Запись выложили в сеть. Сразу возник другой вопрос: если у СБУ этот перехват был с самого начала, то можно ли было воздействовать на упреждение? Этого ответа пока нет. Если эта информация о том, что собираются стрелять, в том числе по мирным, была заранее, можно ли было, могли ли армия, силовики каким-то образом воздействовать на упреждение этого ракетного удара? Нет ответа на этот вопрос.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ты знаешь, как в Израиле делается? Там не успели эту ракету «Кассам» запустить, как тут же мгновенно воет воздушная тревога и все люди бегут в убежище.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Бегут в укрытие, и срабатывает железный купол - у них эта уникальная система.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У нас, наверное, нет железного купола.

Павел НОВИКОВ, ведущий: У нас точно нет железного купола – это очень дорогая система обороны, когда ракета уничтожается прямо на излете.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю, нет железного купола, но вот это у-у-у есть?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Наверное.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Наверное.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Системы информирования, системы гражданской обороны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Возникает большой вопрос, о котором мы поговорим. Продолжай.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Эксперт Алексей Голобуцкий считает, что своими действиями Россия провоцирует Украину на объявление войны. Таким образом Россия пытается переложить роль агрессора на Украину, поскольку сразу после обстрела появились предложения о том, что нужно срочно отозвать украинского посла из Российской Федерации, объявить военное положение, назвать агрессора. То есть в каком-то смысле было бы объявление войны Российской Федерации, и тогда, соответственно, Россия сказала, по мнению Голобуцкого, что видите, Украина же сейчас так дестабилизационно действует. Международная реакция. В связи с обострением ситуации с безопасностью на востоке Украины, в частности, в Мариуполе, украинская сторона инициирует созыв срочного заседания комиссии «Украина - НАТО» для обсуждения ситуации и дальнейший действий. Также Брюссель предварительно поддержал идею Киева, чтобы принять экстренное решение совета ЕС по иностранным делам в связи с атакой террористов на Мариуполь. В то же время пока не определено каким может быть формат принятого решения. События в Мариуполе вызвали резкую реакцию в мировой общественности по отношению к России. Как высказались по этому поводу главы внешнеполитических ведомств разных стран - в справке.

Справка Радио Вести: Президент Евросовета Дональд Туск: «Умиротворение побуждает агрессора к большим актам насилия. Время усиливать нашу политику, основанную на холодных фактах, а не на иллюзиях». Глава МИД Литвы Линас Линкявичюс: «Те акты, в результате которых погибли мирные жители, теперь в Мариуполе, до того - в Донецке, называются террористическими – это следствие тех действий, действий России, и той безответственной позиции, которая была раньше». Премьер-министр Швеции Стефан Лёвен: «Это атака сепаратистов, поддерживаемых Россией, противоречит всем взятым обязательствам, а также подрывает усилия, направленные на решение кризиса». Госсекретарь США Джон Керри: «Сепаратисты публично хвастаются нарушением минских соглашений, их продвижению способствует безответственная и опасная помощь со стороны России. Если так будет продолжаться, то Штаты и союзники увеличат давлению на Россию». Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политики Федерика Могерини: «Я открыто призываю Россию использовать свое значительное влияние на сепаратистских лидеров и прекратить их военную, политическую и финансовую поддержки. Мариуполь был обстрелян с территории, контролируемой боевиками, в результате чего погибли и были ранены десятки мирных жителей. Это неизбежно приведет к дальнейшему серьезному ухудшению отношений между ЕС и Россией».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сейчас пауза.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У меня другой вопрос, Паша. Если будет очередное нападение на Мариуполь, сколько человек погибнет?

Павел НОВИКОВ, ведущий: У меня нет ответа на этот вопрос.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ответ должен быть – это прифронтовой город. Вот этим кто-то занимается. Криками и призывами к Западу помочь Украине - этим занимаются все. Вопросами реального спасения жителей Мариуполя, прифронтового города… Город, который, если взять, как ты знаешь, крики этого, ты назвал фамилию Рустем Темиргалиев. Началось наступление: «Возьмем Мариуполь». До Крыма - двести восемьдесят километров. Они же спят и видят, они бабло хотят, чтобы турист пошел. Они не понимают, что эта дорога ничего не даст, потому что её будут бомбардировать каждый день.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Или другое положение их устраивает, что туристы въедут к ним по трупам мирных жителей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Туристы въедут по своим же трупам. Уже объяснено, что эта дорога ничего не даст, потому что она узкая, и она будет простреливаться. Нужно тогда идти до Скандинавии. Надо тогда с Украиной вообще заканчивать, чтобы эта дорога работала. Что будет с мариупольцами? Об этом мы поговорим. Саша, у меня вопрос, ты что-то такое прочитал, я как-то в непонятке. Ты прочитал про какого-то смертника, можешь повторить?

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Ещё раз?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Все плохо слушают.

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: В районе блокпоста.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ты про Палестину читаешь?

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Нет. О Донбассе читаю. Двадцать восьмая одесская механизированная бригада. Взорвался смертник в автомобиле. Погиб один смертник и один наш боец.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Где это произошло?

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: На Донбассе.

Павел НОВИКОВ, ведущий: К блокпосту подъехал автомобиль. Когда его остановили, машина взорвалась, погиб один украинских солдат, несколько ранены. Двое тяжело.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это Палестина.

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Я понимаю Ваше удивление.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Важно, чтобы это прозвучало, потому что там же господин Яценюк, он же говорил на заседании СНБО, по-моему, где он сказал: «Обов’язково занотуйте усі злочини для Гаазького трибуналу». Мы говорим, что эти территории нужно объявить террористическими организациями ЛНР и ДНР. Вот это то, о чём ты говоришь, – это именно терроризм.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Терроризм даже с использованием смертников.

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Новый Александр Матросов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Александр Матросов. Я категорически против таких сравнений, Саша. Я не слышал то, что ты сказал. Александр Матросов, не знаю, было ли это на самом деле, но там фашисты были настоящие, не Порошенко фашист, а настоящие. Он как-то бросился на дзот.

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Говорят.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дело не в этом. Зачем трогать это? Давайте лучше скажем, что у нас есть Палестина, есть Афганистан, есть Ирак, где происходит такое. В основном исизовцы делают. Вот эти уроды, они кто?

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Сложно говорить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это сделали палестинцы, иракцы?

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Я мало знаю случаев в христианстве, когда использовались смертники в боевых действиях.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, свежий случай. Или они специально взяли арабского террориста.

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Может быть. Не исключаю.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Которому было всё равно, где помереть?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Которому было всё равно, где бороться против проклятого американского режима?

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Насчет Александра Матросова нам тоже очень много мифов рассказывали. И про Павлика Морозова.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Всё, было давно. Ты меня сразил.

Александр СОТНИК, новостник Радио Вести: Этой новостью?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Реально. Перед нами настоящий террористический акт с помощью смертника, когда террористическая организация палестинского типа устраивает террористический акт, реальный террористический акт.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Скажем, даже не палестинского, а исламистского такого. В Палестине такие тоже есть, но не только там.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я просто говорю, что эта территория стала Палестиной. Я ничего не хочу сказать про население, которое там живет. Мы сейчас поговорим про население. Спасибо тебе большое. Давай вот о чём поговорим. Я тут очередное прочитал. Кто-то там заявил из урядовцев, которые сказали, что всё хорошо, всё укреплено. «Никто никогда никуда», – это говорилось до бомбардировки. Теперь задаю вопрос радиослушателям. Мы прекрасно понимаем, что если надо будет бомбардировать опять…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Например, Мариуполь или, может быть, другой город.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давай возьмем Мариуполь. Давай начнем с другого: почему сейчас невозможно шмалянуть по Донецку и Луганску и этих тараканов оттуда выдавить?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потому что они стоят в мирных кварталах, и будут несопоставимые жертвы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Потому что там живут.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Жертвы среди мирных жителей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мирное население.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Которое взято в заложники в значительной степени.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ещё раз – это слова. Судя по этим крикам: «Аллилуйя», – и так далее. Я не знаю, кто у кого в заложниках. Возможно, вот эти ребятки, возможно, они в заложниках у населения. Не знаю. Все кричат: «Браво! Ура!» - в воздух чепчики бросают. Не мой вопрос, я не знаю. Пусть этим занимается министерство пропаганды. У меня другой вопрос. Я прочитал вчера в «Фейбсуке» предложение. Пишет один человек: «Ребята, если начнется битва и сильное наступление на Мариуполь…» – да, там живет типа триста сорок тысяч человек.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Оставшихся.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То получится, что? Получится, что они туда зайдут – это же гибридная война, война имени Путина. Они зайдут, они поставят минометы в квартирах, где будет стоять миномет, а рядом будет сидеть бабушка-пенсионерка, которая получает пенсию от Украины, и так шаг за шагом они будут расширять свой ареал. У меня вопрос: это как? То есть Мариуполь в случае негативного развития событий готовится стать вторым Донецком и Луганском, потому что если они зайдут туда, то начнутся крики: «Мы бережем население, мирных жителей», – и это будет с выходом к Азову, и Украина потеряет выход к Азову. То есть стратегическое значение Мариуполя невероятное. Кроме того, вчера и позавчера мы с тобой были свидетелями, как на город… Вот Захарченко сказал, ты слышал: «Мы начинаем наступление на Мариуполь». У меня вопрос: как поступить в этой ситуации? Конечно, сейчас выйдет министр обороны Украины, который скажет: «Чтобы вы не сомневались, лучшие силы стоят». Я не знаю, это правда или нет. Вообще непонятно, какие силы есть у Украины. Непонятно, как всё это происходит, как ими руководят, вообще это непонятно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: По сути, Мариуполь уже был в руках у боевиков, его в начале лета освободили. После этого там построили три рубежа обороны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Паша, три рубежа, четыре рубежа, а воздушной тревоги нет. Или она есть? Она гудела, не гудела? Пришли террористы, которые постреляли тридцать человек, и весь мир на ушах, Украина в трауре. У меня другой вопрос: что сделать, чтобы следующего траура не было? Вопрос простой: что нужно для этого сделать? Я говорю страшную вещь, которую неприятно никому слышать, а не нужна ли эвакуация жителей из Мариуполя?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Полумиллионного города?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Триста. Послушай меня, Паша, либо эвакуация, либо железная оборона.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Наверное.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Паша, свершилась такая история, кто виноват в этом? Террористы и больше никто? А что, не знало украинское министерство обороны, что такое может быть? Не знало, да?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это тот же вопрос. Если уже были записаны переговоры боевиков, можно ли было воздействовать на опережение, как это зачастую делает, например, израильская армия?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я задаю тебе вопрос: может ли гарантировать украинская армия и руководство, что Мариуполь не возьмут? Если её не могут дать, то не нужно ли эвакуировать жителей и создать там бешеный укрепрайон, как во время Великой Отечественной войны для того, чтобы ни при каких обстоятельствах невозможно было взять этот город, потому что этот город - выход к Азову.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Либо сделать какую-то четвертую, восьмую, восемнадцатую линию обороны ещё дальше от Мариуполя, чтобы ни один «Град» не достреливал.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мне всё равно. Дело не в «Граде», если сейчас вся эта российская армада уже официально пойдет на Мариуполь. Нужно будет, например, ковровые бомбардировки делать. Вот этих вот танков, вот это всё. Я не алармист, я просто задаю вопрос. Потому что разговоры, разговоры, слово к слову тянется. Мариуполь на грани взятия.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Может, не на грани взятия, а точно прифронтовой, а даже фронтовой город.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С одной стороны, нам всё время говорят, какое жуткое количество танков, а если эти все танки пойдут на Мариуполь? Их остановят? Трюк в чем? Что ты сказал, что если возьмут Мариуполь, то потом выбить их оттуда невозможно, потому что украинская власть бережет своих граждан. Сейчас делаем паузу, а потом слово вам. Что делать с Мариуполем? Ваш совет, как вы считаете? Народное слово, оно важно.

Константин, слушатель: Константин. Очень больно слышать то, что происходит сейчас в Мариуполе. Я хочу сказать о том, что сделалось с лета, когда ещё все понимали, что Мариуполь – это стратегический объект, который ни в коем случае не нужно допустить ни взятие, ни расстрела его. Я смотрел новости, плакал, когда видел вот этих людей, которые с лопатами, как в сорок первом, копали там окопы. У меня вопрос: почему ещё тогда, когда было полгода до этой трагедии…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Костя, мы уже задали вопрос. Ответ простой – по кочану. Что сделали, то сделали. При этом давайте мы поймем, что власть, реально она прекрасно понимает значение этого города. Мы всё время читали про глубоко эшелонированную оборону и так далее. Сказать, что этот город открытый, это будет безграмотно. Ваше предложение, что делать дальше с Мариуполем? Давайте исключим обвинение.

Константин, слушатель: Я предлагаю отказаться от этого глупого слова «перемирие», которое звучит только со стороны нашего Президента. Переходить если не к прямому наступлению, потому что силы очевидно неравные…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы не отвечаете на вопрос, Костя. Мы говорим про Мариуполь.

Константин, слушатель: Больше усиливать оборону. Возможно, пойти в небольшое наступление и отбросить немного террористов от этого города. Очень сильно укрепиться на позициях.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно.

Игорь, слушатель: Игорь, Киев. Израильтяне разработали такую систему, которая называется «железный купол». Именно для защиты от «Градов» и ракетных атак. Как-то надо обращаться к израильтянам, к их оборонпрому для того, чтобы какие-то установки или одну установку на большой крупный город приобретать.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Там просто выстрел стоит порядка ста тысяч долларов. Нейтрализация одной ракеты, запущенной террористами из Палестины, стоит порядка ста тысяч долларов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ещё раз. Игорь, послушайте меня. Вопрос более широкий. Они могут пойти в наступление настоящее без шуток, со всеми танками и орудиями, о которых рассказывает украинский Генштаб. Помните, они говорят, что они перевезли столько-то танков и так далее. Вот этот «железный купол», он будет, как мертвому припарка. Если мы говорим о возможном наступлении, я бы даже сказал не наступлении, а я понимаю, что там пораженческие настроения и так далее, но мы уже всё прошли. Если мы будем говорить о битве, настоящей битве за Мариуполь, если этот полоумный решится и отдаст приказ этим заниматься. Тем более, как вы знаете, что на совете безопасности в России принято решение наступать.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Турчинов заявил.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что делать с Мариуполем, если на него начнется массовое наступление, как на войне?

Игорь, слушатель: Оборона противотанковая должна быть организована по принципу противотанковой обороны, то есть перекрыть дороги – это военные лучше знают. Когда Вы начинали разговор, Вы говорили о мирных жителях.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что делать с ними?

Игорь, слушатель: Оборона должна на расстоянии быть от недолетаемости этих ракетных снарядов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если прорвут оборону?

Игорь, слушатель: Если прорвут оборону – это другая ситуация.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Я именно про эту ситуация говорю.

Игорь, слушатель: Крайне важно удержать город, чтобы в него не вошли вооруженные силы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если город не удержат?

Игорь, слушатель: Будет второй Донецк.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Людей не эвакуировать?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это, по-моему, невозможно.

Игорь, слушатель: Людей нужно эвакуировать из тех районов, есть же вход в город, есть места подступа, где можно подойти к городу, где нельзя подойти.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы понимаете, что если сепары возьмут город, то их выбить оттуда уже будет невозможно именно из-за мирных жителей или как?

Игорь, слушатель: Конечно. Будет второй Донецк. Если силы россиян будут всегда больше, чем силы, которые противостоят нашим.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Они не всегда будут. Я просто говорю, что выбить невозможно из-за жертв среди мирного населения. Когда я говорю про эвакуацию, то вы говорите, что нет, нужно только из тех районов, но город возьмут весь.

Игорь, слушатель: Да. Мариуполь, он тоже делится. Я хорошо знаю этот город. Много в нем работал на «Азовстали». У него есть несколько частей, он, как наш Киев, разделен на две части - левую и правую часть. Возможно, по ситуации. Во-первых, эвакуация нужна с тех сторон, где вообще долетают снаряды, как они сейчас начали делать. Но никто почему-то не рассматривает обороны города с точки зрения, как во время войны. Дирижабли были и так далее.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы не знаем с Вами рассматривают или не рассматривают. Конечно, рассматривают. Только нам об этом не говорят и делают правильно. Давайте ещё по радио расскажем, как его собираются защищать. Я Вас понял. Паша, я не понимаю.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Из восточных районов, микрорайона Восточный (это всё Орджоникидзевский район) часть населения действительно уже эвакуирована, но это всё в рамках одного города. Город, правда, слишком большой, он растянут по территории. Вторая часть - там предприятия, которые должны работать, которые генерируют хоть какой-то продукт для Украины. Эвакуировать город, который в мирное время насчитывал четыреста пятьдесят семь, по-моему, тысяч мирных жителей, – это большой город, их трудно куда-то развести. Я не верю в эвакуацию, я не верю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Паша, я тебе две вещи скажу, только не обижайся. Первая. После того, как люди полетели на Луну, высадились и вернулись, то, видимо, всё возможно. Второе. Мне абсолютно всё равно, я не Генштаб, я занимаюсь сейчас этой темой исключительно потому, что я понял, что у террористов тактика одна. Мы не можем эвакуировать город, у нас слабая армия, поэтому террористы захватывают город, а потом выставляют вперед бабушек. Так будет захвачена вся Украина.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Какой-то совсем пессимизм. Я в это не верю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Если армада двинется. У меня просто к тебе вопрос, я понимаю, что война, не война, я просто задаю тебе вопрос: как освободить город, любой город захваченный, любой, деревню какую-то, как освободить, если оттуда не эвакуируют население? Ты знаешь, как Киев освобождался? Ковровыми бомбардировками. Никого не жалели и освободили Киев, и так Европу освободили. Летели самолеты и сбрасывали пятисоттонные бомбы. А как иначе? Я задаю тебе вопрос: как освободить город не с помощью Обамы, не с помощью Меркель, а своими вооруженными силами?

Павел НОВИКОВ, ведущий: В этой части сейчас ситуация патовая. Я сейчас не представляю, чтобы освободили Донецк по той простой причине, что там действительно слишком много мирных.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Правильно. Если бы там не было мирного населения.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Эвакуировать их оттуда невозможно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Послушай меня, если во время войны эвакуировали, то сейчас невозможно?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Киев во время войны не эвакуировали.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не до того было. Понятно, что эвакуировать многомиллионный город невозможно, но место Мариуполя особое.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Особое.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мне всё равно, эвакуируют или не эвакуируют. Для меня другой вопрос: как освобождать город, захваченный сепаратистами, если они ставят вперед мирное население? У меня нет другого вопроса. Я просто вижу главную проблему. Я понимаю тактику сепаратистов: захватить населенный пункт, объявить, что вот это новая власть, всем там, а дальше выходит вперед Порошенко и Яценюк, которые абсолютно логично говорят: «Мы же не звери. Мы не можем, чтобы пострадало мирное население. Мы будем платить им пенсию или не будем платить им пенсию. Понятно, что бабушка не должна пострадать», – всё, и нет города.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Или другой вариант. Ковровое бомбометание, и всё, и нет города.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Есть третий вариант - вывезти население. Я понимаю, тебе это в голову не входит. Просто при войне иногда это в голову должно входить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы продолжаем эту же тему. Перед нами реальные террористические организации. Ты слышал, Лена Чабак сказала, что идет какой-то обстрел деревни, села, неважно какого. Если они возьмут это село, как его освобождать? Следующий вопрос. Все говорят: «Американцы, дайте оружие». Американцы дают оружие и что с ним делать? Типа у вас, сепары, десять танков и у нас десять танков? Да плевать им. Они знают, что если они захватили любой город, он их. Появится у Украины двести самолетов «Ф-16» для чего? Замороженным летать. Я тебе сейчас прочитаю. Все знают, кто такой Сергей Марков – это такой публичный язык Владимира Путина. Чуть шизоидный, чуть перегретый, в мозгу есть проблемы. Вот что он пишет: «После освобождения армией Новоросии Мариуполя…»

Павел НОВИКОВ, ведущий: Заход хороший.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не заход. Идея кремлевская. Он говорит то, что думают в кабинете у Путина. «После освобождения армией Новоросии Мариуполя, будет колоссальный накат на Россию и новые санкции. После освобождения Славянска все будет еще жестче. После освобождения Запорожья и коридора на Крым, России будут угрожать войной. После освобождения Харькова и Одессы все будет категорически наоборот - будут переговоры и обмен. Все санкции ЕС будут постепенно отменены (США что-то оставят для сохранения лица), хунта будет отстранена от власти, Украина станет демократической и федеративной. Все это в обмен на не взятие Киева, потому что Запад будет бояться, что его политика приведет к воссозданию большей части Украины с Россией». Давай с тобой покричим, что он козел. Давай патриотически с тобой покричим немножко, что вот этот Марков. Да ладно, Марков, ты там сиди. Ничего не сиди. Перед нами осуществление коридора на Крым. Что Украина будет делать с новым оружием, с танками новыми? Вот взяли Мариуполь, что будет за Мариуполем? Конечно, сейчас придет министр обороны, Яценюк придет, Порошенко, они начнут резать вены. Они скажут: «Никогда, никогда», – это мы знаем. Я говорю, как журналист, а что если? Значит, как полученное от США «Ф-16», пушки, танки, как они будут освобождать город Мариуполь, когда впереди будут стоять бабушки? Рыдающий Порошенко будет говорить: «Мы не можем. Мы пенсии, как же мы будем пенсии?» Непонятно, что война? Политически её можно не признавать, но фактически как-то надо освободить захваченный город. Как? Знаешь, где мы видели настоящее? Настоящее видели в Донецком аэропорту. Вот это реальность - Донецкий аэропорт.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. От которого осталось полторы стены.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так может быть с Мариуполем.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Может быть с Донецком.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С Донецком не будет. Там бабушки, которых нужно беречь, любить и уважать, которые кричат: «Аллилуйя». Что делать с Мариуполем? Принимай звонки.

Владимир, слушатель: Владимир, Киев. Лучшая защита – это нападение. Самая глубокая, эшелонированная защита никогда ни к чему хорошему не приведет. Как бы кто чего не укреплял, то ничего не будет.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы считаете, что сейчас украинская армия должны выдвигать и атаковать?

Владимир, слушатель: Именно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Куда атаковать? Кого?

Владимир, слушатель: ДРГ - диверсионно-разведывательные группы. И вперед выискивать. Выискивать, наводить и уничтожать точечно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Точечные действия диверсионных групп, которые бы выводили из строя те же «Грады» противника?

Владимир, слушатель: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Их пятьсот новых завезут.

Владимир, слушатель: Ничего. Мало-помалу до границы долезут, а там закрыть уже.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: До границы долезут.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В районе Мариуполя до границы двадцать три километра, по сути, эти же эшелоны обороны, которые вокруг Мариуполя, они, наверное, просто не учли, что «Град» на более, чем двадцать километров, стреляет. Там до границы всего двадцать три.

Андрей, слушатель: Андрей, Киев. Прежде чем захватить Мариуполь, как вы говорите, нужно выбить оттуда наши войска. То есть не так просто захватить хорошо оборонированный и эшелонированный город так, как сейчас есть в Мариуполе.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Откуда Вы знаете, что он такой?

Андрей, слушатель: Я не знаю, но я предполагаю, что военные, наверное, лучше нас с вами разбираются.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Выбили. Беспримерная битва, новый Сталинград, выбили, дальше? Захватили?

Андрей, слушатель: Выбили. Чтобы вы понимали, сколько оборону в Донецком аэропорту держали. Представьте, что Донецкой аэропорт - кусок бетона. Сколько бы держали Мариуполь, по-вашему?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не знаю.

Андрей, слушатель: Не один месяц, даже не полгода. По поводу обстрела «Градами». Правильно Паша говорит по поводу того, что «Град» достреливает за двадцать километров, до границы - двадцать три. «Ураган» стреляет гораздо дальше. То есть, предположим, мы идем в наступление, выбиваем там российские войска с Новоазовска, доходим до границы, что дальше получается? Дальше с территории России начинают лупить наши позиции – это было такое летом.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так границу и отжали.

Андрей, слушатель: Да. Ничего не поможет абсолютно о наступлении, как говорят. Поэтому я предлагаю: пусть военные разбираются сами, им виднее. Панику нечего поднимать, потому что реально город хорошо оборонированный взять просто невозможно в наше время.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кто это Вам сказал?

Андрей, слушатель: Ковровые бомбардировки, если начнутся ковровые бомбометания, о чём Маркин говорит, ещё что-то... Я думаю, не то, что санкции будут в разы больше, а если начнут самолеты залетать на территорию Украины и бомбить города, то просто уже Запад, я не знаю, что угодно сможет сделать, какие угодно санкции ввести.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если ничего?

Андрей, слушатель: Боюсь, что такого не будет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы понимаете, вроде, всё правильно Вы говорите, но на мой вопрос Вы не отвечаете. Я задаю простой вопрос.

Андрей, слушатель: Что делать с Мариуполем?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Не что делать с Мариуполем. Что делать с Мариуполем – оборонять - всё, что Вы сказали. Но мой вопрос в другом. Если Мариуполь будет захвачен?

Андрей, слушатель: Он не будет захвачен, просто не будет. Тяжело захватить. Город хорошо оборонированный захватить практически невозможно без ковровых бомбардировок. Вспомните, что в Грозном было - его просто снесли с лица земли. С самолетов, с артиллерии - таким образом только захватили.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы кто по профессии?

Андрей, слушатель: Я по профессии финансист, но больше военный.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы сейчас по радио, не работая в Министерстве обороны, не присутствуя на заседании Генштаба, не зная реальной ситуации, Вы, тем не менее, гарантируете, что город захватить нельзя?

Андрей, слушатель: Гарантировать никто не может. Всё зависит от политики нападения, как будет развиваться дальше.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В этом и мастерство Ваше не ответить на мой вопрос. Вы говорите обо всём, но Вы патриот в душе, поэтому Вы такой патриот. Вы говорите, что это невозможно. Почему? Потому. Потому что кончается на «у». Когда я Вам говорю, что если захватили, то Вы говорите: «Я не отвечу на этот вопрос, потому что я не допускаю такой возможности».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я тоже не допускаю такой возможности.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ребят, ваши проблемы. Вы можете не допускать что вам угодно. Вы не допускаете, а я допускаю - больше живу.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Значит, у нас один против одного. Один – один сейчас.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Действительно. Даже два против одного. Продолжим этот разговор. Мариуполь - здесь условная история. Как называлось это село, деревенька, которую захватили?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Красный партизан.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Красный партизан. Если захватывают Красный партизан, как его освобождать? Опять вперед бабушек будет. Или кто-то прогарантирует, что его не захватят? Ребята, я говорю одно и то же: как освобождать то, что захватят? Если захватят? Да, украинская армия сильна вообще, нет слов, а ещё сейчас американцы, а потом Меркель - всё будет, я понимаю. Только как использовать это, если там местное население? Сейчас будет «Свободный микрофон» после новостей. Сейчас «Свободный микрофон».

Андрей, слушатель: Андрей, Киев. Я согласен с Матвеем Юрьевичем, что не допускать захват Мариуполя – это круто. Но что помешает боевикам вместе с Россией применить ковровое если не бомбометание, то обстрел даже с территории России Мариуполя и захват города? И как мы будем освобождать? Освобождать, знаете, как? Оборонительная активная стратегия - предупредить, что если стратегически. Матвей Юрьевич объяснил, что Путин хочет дорогу в Крым, она пролегает через Мариуполь и так далее. Поэтому единственная наша задача активной обороны – это предупредить, что с таким продолжением мы будем отвечать своей оборонительной стратегий, и Крым навсегда станет островом. Был полуостров, стал остров. Да, весь мир скажет нам: «Какие вы нехорошие». Но реально Россию остановить одними санкциями.юю

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы предлагаете жахнуть Перекоп вообще?

Андрей, слушатель: Да. Не жахнуть сразу, а предупредить, что ребята, сегодня мы к этому готовы, и мы это хорошо обороняем. Если вы будете так поступать с Украиной, то нам придется из Крыма сделать остров. Вы нажмете красную кнопку, как в том анекдоте, - нет уже Америки. Так и тут - дороги в Крым уже нет и не будет. Как хотите, так и делайте. Реально воевать с Россией, вы понимаете, что Россию санкциями, пока мы будем дожимать, это ещё лет немножко. Может, народ раньше сорвется. Знаете, как во время Великой Отечественной войны сжималась пружина, сжималась, а потом разогнулась. То же самое с Россией. Её можно довести до начала третьей мировой. Самая большая глупость, которую может сделать наше руководство, – это объявить войну России. Тогда мы начнем третью мировую.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Очень важно. Мы не комментируем, что в этой рубрики, но дело в том, что очень важно то, что сказал радиослушатель. Мы вполне понимаем стратегию Путина. Стратегия Путина такая: он мучает Украину, издевается над Украиной. Он прекрасно понимает, и давай говорить откровенно, что освободить ничего невозможно из-за бабушек (пусть бабушки простят, условные бабушки).

Павел НОВИКОВ, ведущий: В общем, мирное население.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мирное население – это абсолютный террор. Чего он хочет? При этом я ещё раз повторяю и настаиваю, что никакое оружие, которое будет поставлено на Украину, неважно как, это оружие бесполезно, потому что террористы. Это – палестинский вариант, они защищаются мирным населением. Слава Богу, хоть один радиослушатель понял меня. Значит, какая задача у Путина? Сесть за стол переговоров с Обамой, и точно Марков, он же сказал, что мы можем до Киева дойти, но мы до Киева не пойдем, но за это берите ДНР, ЛНР к себе с Захарченко в главной роли. Пожалуйста, вводите его в парламент. Он будет лажать вам все европейские дела, но вы это сделаете, потому что иначе мы дойдем до Киева.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Тактика шантажа понятна.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но радиослушатель говорит простую вещь. Он говорит: «А что, шантаж бывает только в одну сторону? Значит, грохнем Перекоп. Значит, сделаем островом». Это не война, а наша территория. Мы с нашей территории сделаем Крым островом и до свидания. Хотите до Киева дойти? Пожалуйста, доходите. Только не зайдете в Крым вообще. Никакой войны, мы на нашей территории можем взрывать то, что мы хотим. Человек реально понимает, с этими уродами надо бороться их средствами.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мысль интересна.

Дмитрий, слушатель: Дмитро, Бровари. Щоб прекратить войну в Україні, треба, щоб воспользоваться перемирия и забрал Запад нас к себе. Все войска с Крыма уйдут, с Украины и с Мариуполя, все це буде покінчено.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дякуємо Вам.

Слушатель: Вопрос на другую тему. Есть ли в паспортах граждан Канады указание национальности?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет.

Слушатель: Хорошо. Наши некоторые политики требуют указывать национальность в украинских паспортах.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы тоже требуйте, если что. Говорите Вы тоже.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Требуют, имеют право.

Слушатель: Почему это идет? Так говорят обычно, что титульная нация требует.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но этого же нет.

Слушатель: Хорошо, что нет.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Прекрасно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Требований много, но не все они выполняются, к счастью.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Спасибо за звонок.

Светлана, слушатель: Светлана Михайловна. Я по поводу Мариуполя. Правильно сказали - вывезти. Кто из жителей хочет оставаться защищать, остальных всех убрать, в том числе и бабушек. Я часто вспоминаю слова одной армянки, она говорила: «Русские, как тараканы: где родятся, там и родина». Те же бабушки, они кричат: «Я хочу умереть в России», – но не хотят ехать в Россию, а они хотят Россию притащить сюда. Поэтому убрать всех жителей Мариуполя, оставить только тех, кто будет защищать город, тогда не будет предателей. Спасибо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо Вам.

Александр, слушатель: Александр, Харьков. Ситуацию с Мариуполем надо рассматривать в целом, полностью в рамках ситуации АТО, потому что если Путин хочет взять Мариуполь, то он его возьмет. Он не будет его брать прямо. Он возьмет Бердянск, он его обойдет, блокирует, в итоге там будет новый главарь. Потом создадут коридор для выхода и расстреляют на выходе. То же самое будет с Мариуполем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду котел?

Александр, слушатель: Да. Не будет там никто прорывать оборону. Его просто окружат и всё. Потом договорятся о выводе войск, и уничтожат на выходе.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы рассказали, что может быть. А как потом это освобождать?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Что с этим делать?

Александр, слушатель: Надо не допускать, надо рассматривать шире, чем только один Мариуполь. Надо перекрывать пути подхода. Если проехать от Харькова до Киева, то масса мест, где можно проехать только по одной дороге, то есть можно вполне отрезать Донецк от границы, тот же самый Новоазовск. То есть простреливать какие-то дороги, чтобы туда не подходили подкрепления и так далее, то есть блокировать перемещение. Нужна инициатива в первую очередь. Потому что у нас все действия нашего командования – это всегда реакция на действия противоположной стороны, а нужна инициатива, без инициативы не победить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое. Мы ещё раз хотим сказать, что наш эфир – это никакой не наезд на Министерство обороны и на Генштаб. Понятно, что они не могут поставить этот, когда говоришь громко?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Рупор.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Рупор. Они не могут прийти на радио к нам и рассказать: «Сейчас мы вам подробно расскажем, с фамилиями, как мы делаем эту оборону».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. И с координатами конкретных точек.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Но есть одна вещь, почему я поднял эту тему, связанную с мирным населением? Потому что это главная история, которая не дает освободить Донецк и Луганск. Ты понимаешь, что, в конце концов, это очень важная вещь. Важнейшая вещь. Если бы там не было мирного населения, то обугленные тела этих тараканов валялись бы и уже там начались восстановительные работы. Но нет, там продолжается та беда под названием «украинское мирное население», которое уже далеко не украинское или украинское - я не знаю какое. Не хочу никого обидеть. Вон Ира Синченко, у которой родители жили, жили тут, но у них там квартира, они туда… Что я могу сказать? Ничего не могу сказать. Просто можно не называть это войной. Я абсолютно понимаю, почему Украина не называет это войной. Потому что Россия только ждет, чтобы то назвали войной, чтобы дойти до Киева, то есть разбить врага в своем логове. Она только этого и ждет. Вот такая игра. Всякие горячие головы: «Завтра надо объявить войну, отозвать посла и так далее». Да, конечно. Не мала баба клопоту. Нет войны. Помнишь, радиослушатели, когда к нам звонили, они сказали: «Надо с этими уродами бороться их средствами».

Павел НОВИКОВ, ведущий: В эту игру можно играть вдвоем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет у нас войны. Нет. Очень хорошо, у нас нет войны. Мы в мире, в дружбе, любим Путина. Любим, только то, что захватил - отдай. Вот эта проблема из-за мирного населения, о чем мы говорим. Игорь Гужва уже в студии. Сейчас будет пауза небольшая, после этого Игорь Гужва отвечает на наши и ваши вопросы по политике.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Радио Вести — радио новостей и мнений. Утренний эфир. Девять часов тридцать четыре минуты. Матвей Ганапольский, Павел Новиков. И Игорь Гужва у нас, здравствуйте.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Главный редактор газеты «Вести». Здрасьте, Игорь.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Доброе утро.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Доброе утро. Ну, давайте начнем по событиям. А Мариуполь как прокомментируете?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Конечно, ужасная трагедия, но нужно понимать, что в чем первая причина: первая причина — это война. Это война — там же не в чистом поле воюют, они воюют в миллионных городских агломератах с использованием тяжелого вооружения, бьют по позициям друг друга. Тяжелое вооружение стоит возле городских жилых кварталов, естественно, что попадание и по мирным жителям. Поэтому если, условно говоря, война будет продолжаться, то, к сожалению, должны быть готовы к тому, что будут новые Волновахи, новые ПАСЕ, новые Мариуполи.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Так коротко Вы, да? Вот мы сейчас обсуждали такую чисто военную проблему, когда сепаратисты, террористы… Они уже террористы. Я не знаю, знаете Вы новость или нет, один… Ну, они давно уже террористы, это понятно…

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Новость какую?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Новость в том, что появилась такая палестинизация всего этого дела. Вот на одном из пропускных пунктов…

Павел НОВИКОВ, ведущий: На одном из блокпостов подъехал автомобиль, там был смертник (ну, или, по крайней мере, так предполагают). Когда он вышел для контроля, украинский боец (это была, по-моему, двадцать восьмая бригада), автомобиль взорвался, боец погиб, еще двое получили ранения. Ну, то есть вот уже…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот такие автомобили.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Уже автомобили со смертниками.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Ну, я повторюсь, что идет полноценная война. Обе стороны используют в городах тяжелое вооружение: установки «Град», тяжелую артиллерию. Естественно, что в таких условиях будет страдать мирное население. Когда военный командир выполняет некую задачу, у него есть всего два условия: первое — победить, второе — по возможности с наименьшими потерями среди личного состава. Все остальное — как бы законы войны, гуманизм и все остальное — они, как бы, есть, но на практике они, к сожалению, далеко не всегда соблюдаются. Это во время любой войны. Мы помним, как во время войны в Ираке, американский танкист выстрелил по отелю, где жил наш журналист Тарас Парасюк. И, собственно, после этого никаких последствий для этого танкиста не было. Ну, война — дело такое, она всё спишет. Поэтому я повторюсь, что…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, да, его оптика была принята за…

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да, да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Оптика фотоаппарата.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Это было принято как трагическая ошибка. Естественно, никто не понес наказание и никто никому ничего не компенсировал. Я к чему говорю? Если мы не хотим, чтобы повторялись эти все вещи, нужно заканчивать войну. Заканчивать войну нужно двумя способами. Первый — это победа над противником. То есть если украинская армия разбивает силы сепаратистов, восстанавливает украинскую власть над территорией Донбасса — как бы, всё отлично, победа. Если по каким-то причинам мы этого не можем сделать или не хотим, или не в состоянии, или еще по каким-то причинам, то есть другой выход: остановить войну или прийти к неким компромиссам, перемирию и так далее, попытки чего мы видели в Минске.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо, а если мы тянем время, это время сколько может тянуться? Есть много сообщений о том, что Украина сейчас тянет время, вот эти все перемирия, это непонятно для чего.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Я думаю, что это соответствует действительности, что тянем время, потому что, если вы помните, в ночь с субботы на воскресенье были сведения о том, что в воскресенье собирается СНБО, сразу после этого — экстренное заседание парламента. И все сразу заговорили о том, что там будут некие жесткие решения, как введение военного положения и так далее. В итоге что мы видим? Военного положения нет, есть заявление Порошенко о том, что нужно возвращаться к минским договоренностям и еще набор каких-то слов, из которых следует, что, в общем-то, Главнокомандующий не приказывает украинской армии идти в наступление, освобождать украинские города, которые находятся под властью сепаратистов. То есть мы помним его же заявление, Порошенко, в ночь с тридцатого июня на первое июля, где было четко сказано: приказы украинской армии начать освобождение украинских городов. Сейчас этого заявления нет, есть просто заявление о том, что «мы ударим по зубам», «дадим отпор», но ничего конкретного.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А с чем это связано? Что это значит?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Дело в том, что (коллега говорил), я так понимаю, что есть некая концепция потянуть время. О том, что жертвы среди мирного населения, которые возникают в ходе этой войны, они будоражат мировую общественность. Мировая общественность будет вводить все более-более жесткие санкции из-за этого в отношении России, и в какой-то момент Россия либо капитулирует, либо режим, который там правит, он рухнет сам по себе, и тогда Украина сможет спокойно, без особых жертв и усилий решить донецкий вопрос. Я предполагаю, что есть где-то такая концепция, но, на мой взгляд, она весьма спорна, потому что никто не знает, сколько это все продлится, сколько такой есть ресурс выживаемости у власти России, у самой России.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Игорь, это второй вариант. Если не рассматривать падение там Путина, вот первый, который Вы сказали. Ну, вот, например, давайте так: Мариуполь. Вы знаете, какая волна поднялась. Могут ли быть еще более жесткие санкции?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Я думаю, да, это вполне возможно. Более того, насколько я понимаю, решение по этому поводу будет принято уже в течение этой недели. Но вопрос в другом: на что это повлияет и как это повлияет. Конечно, можно бить в ладоши и радоваться, что против России ввели новые санкции, но мы должны задавать себе вопрос: как это скажется на ситуации на востоке Украины.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А как это может сказаться?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Это может по-разному сказаться. Если посмотреть российские СМИ, которые ориентированы на так называемую силовую башню Кремля, не на называемых либералов и Медведева, а на силовиков, там прямым текстом говорится, что было большой ошибкой, что Владимир Владимирович Путин сразу не ввел войска в Украину и не захватил ее всю, пока была такая возможность в марте — апреле, и что вот эти все переговоры, увещевания, они ни к чему не приводят, поэтому нужно решить проблему, ликвидировав сам объект переговоров, то есть Украину. Это пишется прямым текстом на многих ресурсах. И, может быть, новые санкции испугают Кремль, он будет идти на попятную, будет более подвижен в каких-то переговорах, идти на компромиссы, давить на сепаратистов и так далее — это один вариант. А второй вариант, что по принципу «сгорел сарай — гори и хата».

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть раз вы так — мы так, еще больше радикализироваться.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да. Но вопрос не в этом. Я думаю, что скорее всего все будет такое вялотекущее противостояние, как в Первую мировую войну. Помните, стояли там на сотни, тысячи километров окопы, время от времени какие-то солдаты шли в атаку, бессмысленно гибли, были артиллерийские дуэли постоянно. В итоге просто вопрос решился истощением одной из сторон. Ну, в том случае - Германии. Поэтому вот ситуация, которая сейчас, она напоминает, что обе стороны думают, что противоположная сторона истощится гораздо раньше, чем она. То есть в России тоже, в принципе, очень часто говорят, что Украина не выдержит долгой войны, что вот-вот она рухнет, экономика обрушится, будет дефолт.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Дефолт ожидается.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да, дефолт и так далее. Тоже есть симметричные ожидания: мы ждем, что они рухнут; они ждут, что мы рухнем. И в итоге вот идет это абсолютное безумие на фронте, в ходе которого гибнут мирные жители, не говоря уже о бойцах украинской армии, которые тоже несут потери в ходе этих боев.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Вот у меня дальше вопрос по поводу Верховной Рады, но это такая большая тема.

Павел НОВИКОВ, ведущий: У нас меньше минуты осталось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, а давайте вот что, мы чуть-чуть подвижны в одну и другую сторону, Игорь Гужва у нас, редактор газеты «Вести». Мы сейчас сделаем паузу и после этого продолжим.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы продолжаем наш эфир. Павел Новиков, Матвей Ганапольский. И у нас эту неделю с половины десятого до десяти, мы периодически это делаем, приглашаем Игоря Гужву, главного редактора газеты «Вести», с которым вместе пытаемся понять те процессы, которые происходят. Игорь, я хотел бы, чтобы мы чуть подробнее поговорили, вот как Вы себе представляете вот эту «серую» зону — Донецк и Луганск — с точки зрения, ну, я бы сказал «экономика», если можно так сказать, Донецка и Луганска. Там же говорилось про то, что теоретически это может быть свободная экономическая зона. Да, когда-то там?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Власти говорили о специальном статусе, в том числе и экономическом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но все больше и больше приходит слухов, что это уже свободная экономическая зона, только несколько искаженная, которой должны заниматься правоохранительные органы, причем Украины. Так или нет?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да. Сведения об этом поступают в большом количестве. Вопрос именно в том, с чего мы начали, нужно или — или. Нужно очень четко определиться с тем, что мы собираемся делать с Донбассом, есть ли у нас силы, чтобы разгромить военным путем сепаратистов. Если мы считаем, что есть, — это нужно делать. Если мы считаем, что нет, то, значит, нужно каким-то образом выводить эту ситуацию. Как Папа Римский сказал: «…путем диалога, компромисса о неких договоренностях на каких-то понятных условиях, понятных и прозрачных».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но у нас же были минские договоренности, но они же не идут.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Минские договоренности, они были изначально неприемлемы для обоих сторон и за ними не стояло желание как России, так и Запада закончить этот конфликт. То есть сейчас, возможно, нужно нам договариваться на новом этапе. А если мы этого не сделаем, если будет продолжаться та же самая — ни войны, ни мира, или война, но какая-то позиционная, — то действительно это будет терзоной. Насколько вот мне известно, это уже происходит. Недавно в «Московском комсомольце» было интервью с неким деятелем от ДНР, который печатал деньги «Новороссии». Там он пишет, что уже завозят в ДНР станки, оборудование для производства контрафактной продукции, которая потом будет легализовываться как в Украине, так и в России; о том, что есть совместный бизнес полевых командиров как с украинской стороны, так и со стороны сепаратистов, которые провозят контрабанду: из России идет дешевое топливо, а в Россию, говорят, идут те товары, которые попали под эмбарго, европейские: идет контрабанда сигарет, контрафакта и так далее. На самом деле, вот что самое страшное, создается огромный такой бизнес, его объемы пока оценить невозможно. Но если есть бизнес, если есть все больше и больше людей, которые вот на этом статусе, вот на этом очень плохом статусе, который есть сейчас (повторяюсь: ни туда, ни сюда), там как бы нет ни договоренностей, нет окончательного какого-то решения вопроса. И чем больше будет людей, которые вот на этой «серой», скажем так, обстановке зарабатывают деньги, тем меньше шансов, что мы из нее выберемся.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Тем дольше из нее нужно будет выбираться, как минимум.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да. Тем более что, повторюсь, заинтересованные силы есть как в Донецке, так и по другую линию фронта. То есть много рассказов о том…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Бизнес есть бизнес.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Когда сепаратистские командиры, чуть ли не из в рук в руки идут какие-то там фуры блокпостам с украинской стороны, и они уже сопровождаются по территории Украины. То есть это довольно опасная на самом деле штука, которую действительно нужно пресечь. Но пресечь именно таким образом, что мы договариваемся, как мы дальше живем. Пока этого не будет, будет кровь, будет война, будут жертвы среди мирного населения и будет вот этот вот огромный теневой бизнес.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А вот это расползание оружия, вот это большое количество оружия, которое существует?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Это очень большая проблема.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Оно на территорию Украины проникает-таки?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Естественно. Причем оно проникает во многих… Во-первых, на востоке Украины создался огромный рынок оружия. И они перепродают друг другу даже через линию фронта, как говорили. БТР, например, можно купить вообще за смешные деньги, за пять — десять тысяч долларов, как нам рассказывали.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кто может купить?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Вот кто захочет, тот и купит, у кого деньги есть, у кого желание есть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С украинской стороны?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: И с украинской, и с той стороны продают.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А зачем он нужен на украинской стороне?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Мало ли, если кто-то там…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если на каком-то блокпосту украинским солдатам нужен БТР, они через кого-то…

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Солдаты, как правило, не покупают и не продают, естественно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Солдаты за десять тысяч долларов пошли купили БТР. Короче, ребята, не уходим от темы.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Любая война — это всегда…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, рынок оружия. Рынок оружия, да.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: И, соответственно, оружие растекается тогда по всей Украине. Уже вот в Киеве цены на оружие…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не надо, про это не надо.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Признак того, что здесь оружия много — то, что цены упали достаточно сильно. То есть если раньше можно было купить за одну цену, то сейчас она упала раз в пять уже. И мы каждый день видим в сводках милиции уже о том, что кто-то где-то кого-то подорвал опять на гранате боевой, кто-то в кого-то стрелял и так далее. Это все признаки того, что…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Ну, вернее, ничего хорошего, война.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если не сложилось, если минские договоренности были исходно невыгодными для всех, но были таким фактором, что мы вообще в принципе способны договариваться, мы зафиксировали. Нормандский формат или вот уже женевский формат, который анонсирует (при участии США), они могут сработать? Привлечение США может сработать или это очередные минские такие же будут переговоры?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Здесь нужно просто базово договориться, прежде всего, в Киеве, до какого момента мы готовы идти на уступки, что является для нас неприемлемой линией, через которую мы не можем переступать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Игорь, это сформулировано давно. Широкое — как?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Самоуправление.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Широкое самоуправление.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Автономия, условно говоря.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, автономия.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Экономическая автономия.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, выборы местных органов власти и так далее — это ж давно сформулировано. Единственное — под контролем Украины. Это абсолютно понятно, это ж не самостоятельное.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Там главный спорный вопрос — это то, что делать с теми людьми, которые сейчас являются руководителями ДНР, ЛНР. Вот там довольно немало, у них есть своя армия, они, как бы…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Наверное, можно договориться с Россией об их ротации, правильно?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да, правильно. То есть это вопрос, который является самым…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если Россия действительно хочет урегулировать эту ситуацию.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да, но этот вопрос, безусловно, является самым сложным, потому что куда девать этих вооруженных людей, у которых есть история — история борьбы с Украиной, история борьбы с украинскими Вооруженными силами. И, соответственно, мы должны понимать, что с ними дальше делать. Их же нельзя всех в Россию вместе с установками «Град» вывезти, правильно?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему нельзя? Это указание товарища Путина — и они покидают.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Я не думаю, что там все так просто можно сделать. Но главный вопрос именно в том, кто будет управлять вот этими вот автономиями: те ли люди, которые есть сейчас, или же должны быть люди, которые будут выбраны украинским законом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Явно не Моторола, правильно?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Поэтому здесь вот, именно по этому принципиальному моменту, если мы договоримся, естественно, не с сепаратистами, а с Москвой, то как бы это будет огромный шаг вперед, а дальше все пойдет намного проще, может быть, как компромисс. Если теоретизировать, то компромисс может быть на какой основе, что этот вот особый режим распространяется на всю Донецкую и Луганскую область, но те люди, которые там будут управлять, они действительно избираются на украинских выборах, по украинским законам, но при наличии неких особых отношений с Россией, которая в любом случае должна будет контролировать процесс демилитаризации. Она приложила к этому усилия — к тому, чтобы там появилось оружие, — соответственно, она должна теперь поменять, приложить усилия для того, чтобы это оружие, вооружённые люди ушли. Но для этого она по любому должна влиять на определенные непосредственно на этих территориях. Ну, повторюсь: это просто один из возможных вариантов. Но нужно вот базовый вопрос: кто этим всем будет там заниматься? Он ключевой. И второй ключевой вопрос — это вопрос статуса Украины, нейтральный статус, вступление в НАТО, ЕС и так далее. То есть если этот вопрос также решается при наличии и Запада, и России, то это в общем-то тоже огромный шаг к тому, чтобы там все прекратилось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, наверное, вот как раз это решено не будет.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Ну, я не знаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я не знаю, что должно произойти…

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Последний раз Обама заявлял о том, что США не намерены воевать с Россией из-за Украины, не намерены осуществлять вооруженное вмешательство в украинский конфликт. То есть если бы Украина была на данный момент членом НАТО, то американцам и другим странам — членам Альянса пришлось бы так или иначе вмешиваться.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но если бы Украина была членом НАТО, Игорь, то просто этой бы ситуации и не было бы.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Разные бывают ситуации. Я к тому, что НАТО тоже не горят желанием посылать солдат и брать какие-то военные обязательства перед Украиной. Поэтому я бы не исключал возможность того, что и здесь мы можем договориться. Но я повторюсь, что даже если будут достигнуты договоренности на уровне Запад — Москва — Киев, все равно вот те люди, которые сейчас составляют вооруженные формирования на Донбассе, это тоже большой вопрос, каким образом их убедить в том, что они вот больше здесь не при делах, они должны сдать свои полномочия каким-то другим людям, пусть даже на этих людей им укажет Москва. Это не простой процесс будет в любом случае, если он, конечно же, будет, потому что пока даже признаков того, что мы приближаемся к каким-то договоренностям, к сожалению, я пока не вижу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Спасибо. Игорь Гужва, главный редактор газеты «Вести». Вы будете завтра?

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, завтра будем анализировать, например, можем «Верховная Рада, правительство», просто чтоб темы менять.

Игорь ГУЖВА, главный редактор газеты «Вести»: Давайте.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Запланировано заседание Верховной Рады, даже какие-то решения.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, посмотрим. Ну, неизвестно, будет ли это к половине десятого, но если будет… и так далее. Хорошо. Уважаемые радиослушатели, спасибо, что вы были с нами. Ваши мнения чрезвычайно интересные. Завтра мы встречаемся с Павлом Новиковым

Павел НОВИКОВ, ведущий: В семь утра, как положено.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С Игорем Гужвой мы встречаемся в половине десятого. До этого всякие разные материалы. Ну, сейчас у нас кто?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Олег Билецкий, Татьяна Гончарова.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, что ж, закончился утренний эфир. Я встречусь с вами в семнадцать часов в следующей моей программе «На пике событий». Ну, а сейчас не отходите от радиоприемников, Радио Вести работает круглосуточно. До встречи.

Гости программы и спикеры:
Игорь Гужва
Главред интернет-издания "Страна.юа"

Поделиться:
Читать все
Читать все