СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Утро выходного дня с Павлом Новиковым

Интернет-войска и борьба с "троллями"

В министерстве информационной политики планируют создать интернет-войско Украины, заявил глава ведомства Юрий Стець. Он отметил, что будет создан координационный центр работы блогеров для распространения правдивой информации или опровержения ложных новостей. 

Сейчас армия российских "троллей" ведет интернет-атаку на украинскую мобилизацию. Как с ними бороться? Противостояние в киберпространстве обсуждаем вместе с экспертами. Какие есть механизмы ведения информационной войны?

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас уже есть гость, мы представим их через минуту, буквально после того, как сообщим, о чём же будет разговор. Разговор у нас сейчас пойдет о мобилизации и о настоящих Интернет-войсках. После того, как в Украине была объявлена четвертая война мобилизации, то в России просто активизировалось целое Интернет-войско, которое работает на то, чтобы сорвать мобилизацию в Украине. Фантазия просто безумная, такая же, как собственно и энергия, откуда она берется, возможно, спонсируется, понятное дело. В чём это выражается? Страшилки просто невероятные создаются, ролики создаются, демотиваторов масса, которые распространяются по социальным сетям. Причем очень часто делается под какими-то украинскими фамилиями, на аватарках украинский флаг может стоять. Сначала подвох не видишь. Мы с Юрой подготовили просто огромную массу, мы собрали эту огромную коллекцию вот этой деятельности ботов, но если мы будем об этом рассказывать – это, наверное, займет просто весь наш эфир. Поэтому очень коротко сделает наша информационная служба.

Справка Радио Вести: Немецкое издание «Frankfurter Allgemeine Zeitung» пишет, что с начала года пророссийские высказывания в социальных сетях и комментариях стали появляться всё чаще. Авторы этих сообщений писали, что за Евромайданом стояли фашисты, а Владимир Путин защитил подавляемых жителей Крыма и восточной Украины, и что Европа стала заложником американского империализма. Модератор и Интернет-версия английской газеты «Гардиан» уже на протяжении нескольких лет ведут борьбу с заказными пророссийскими комментариями. Их количество доходит до сорока тысяч в день, – сообщает Крис Эллиот редактор «The Guardian». В две тысячи двенадцатом году «Гардиан» сообщала, что сетью Интернет-троллей руководит одна из прокремлевских организаций. Она подкупает пользователей, чтобы они положительно отзывались о Владимире Путине и негативно о российских оппозиционерах. Достоверной информации о том, кто стоит за троллингом не было. Однако в газете уверены, что это организованная кампания. Доказательство удалось найти немецкой газете «The deutschland zeitung». В распоряжении редакции оказались доклады об активности в социальных сетях, подсчеты, стратегии и планы, а также сканы паспортов участников этой деятельности. Руководитель этой группы Интернет-троллей в телефоном интервью изданию признал подлинность документов. Согласно «The deutschland zeitung», в этих документах содержатся и указания на связь Интернет-группы с администрацией президента России.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как видите, во всем мире с троллями идет активная борьба, пришло время бороться и у нас на официальном уровне. Именно поэтому мы сегодня пригласили в гости Александра Курбана, члена «Ассоциации парламентских журналистов», кандидата наук по социальным коммуникациям, а также Юрия Еременко, полковника запаса, кандидата социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж». Несколько мне хочется работ троллей озвучить нашим слушателям, чтобы они себе ярче представляли – это различные листовочки, какие-то рисунки, о том, как можно скрыться от мобилизации. Огромная масса легенд о военных кладбищах, на которых покоится просто тысячи неопознанных солдат. Отельные легенды создаются о том, что наших военных просто на органы разбирают. Разумеется, существует целый ряд легенд о том, что просто несмышленышей, восемнадцатилетних ребят бросают в самое пекло, выставляют их пушечным мясом. То есть, историй таких множество. Некоторые из них, в чем опасность? Они настолько ловко сделаны, настолько ловко сработаны, что действительно в первую секунду, в первую минуту даже не понимаешь, что это работа троллей, что это заказуха. Сначала начинаешь сомневаться, и только тот, кто утруждает какими-то перепроверками в Интернете, кто утверждает себя тем, чтобы хотя бы подумать, осмыслить, он понимает, что это работа троллей, но далеко не все себя утруждают какими-то излишними движениями мысли. Иногда, к сожалению, такая работа, оказывается, дает результат какой-то, то есть, она попадает адресно, именно поэтому возникла идея создания кибер-войска.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ваше мнение по этому поводу? Сможет, например, новосозданное Министерство информполитики организовать работу? Как заявлял Юрий Стець по поводу того, что должны быть блогеры, должно быть собрание людей, которые занимаются этим, у которых есть множество подписчиков. И как-то противодействовать той, назовем даже не пропагандой, а антиагитацией, которую разводят сейчас в социальных сетях, так называемые тролли и боты.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как это делается во Франции, мы только что слышали.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Добрый день. Я позволю себе начать разговор, во всяком случае, если говорить конкретно, по сути, вашего вопроса: сможет ли? Покажет время. Но мы должны прекрасно понимать, что сейчас идет конкретный факт троллинга или активные информационные атаки на конкретную позицию, то есть, наш враг по факту пытается методом информационных манипуляций, а точнее информационной войны, которая составляет из себя, как информацию, как информационные механизмы, которые существуют. Один из них – это есть работа в социальных сетях и троллинг, в частности. Решить свои вопросы, а в частности, сорвать мобилизацию украинских войск. Что мы можем противопоставить, если там работает серьезная система, которую очень серьезно финансируют, и очень серьезно организована, а главное централизовано, то победить такую систему мы можем только аналогичной системой. Более продуманной, более современной, и более патриотически настроенной. Почему? Потому что мы видим, что фактологическая ситуация на фронте, особенно в первые месяцы во многом спаслась действиями наших волонтеров – это факт. Поставки всего. Включая элементы вооружений и так далее. Еды и прочего. Аналогичная ситуация, к счастью, наверное, не к нашему горю, случилась в информационном пространстве. То есть, мы видим, что против троллей, которые финансируются, и цифры, ещё раз повторюсь, этих финансов огромны.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Более того давно финансируются, не то, что сейчас.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Безусловно, система, которая работала раньше, она превентивна. Спросить влияет ли она нас или нет? Безусловно, влияет. Как влияет – это уже второй вопрос. Не может быть такого, чтобы агитационное воздействие не находило влияние, да, находит. Поэтому работать, бороться с такой системой можно только системой, пока мы видим, что работают патриоты, те же волонтеры, только в киберпространстве, как правило. Поэтому с системой бороться нужно только системой. Более подробно прошу, Александр.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Наряду с реальным волонтерством, волонтерами, которые обеспечивают фронт, появилось так называемое кибер-волонтерство, создаются группы отдельные, инициативы специалистов, которые это журналисты, отдельные блогеры. В большинстве случаев – это именно малоизвестные, и это к счастью, потому что такие люди не должны особо светиться.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: На волонтерских началах или тоже?

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Исключительно на волонтерских началах. Мы ещё переговорим насчет Мининформа и так далее. Нет таких денег для того, чтобы противопоставить той машине «Ольгинке» или всем этим. Потому что по предварительным подсчетам, со стороны России против нас работает порядка трех с половиной тысяч троллей. Один тролль может потянуть, качественный квалифицированный тролль может потянуть до пятидесяти аккаунтов сопровождения.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Давайте я объясню, может быть, кто-то не знает. Тролли – это люди, которые под вымышленными или под чужими именами ведут, либо какую-то агитацию, либо пропагандистскую работу в Интернете, в частности, в социальных сетях.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Умножьте три с половиной тысячи хотя бы на двадцать, получается армия. Вот такая армия целенаправленно работает против нас или против любой другой темы, которую нужно реализовать. Прежде, чем, как бы, раскрыть особенности информационного сопровождения нашей призывной компании, и, в принципе, особенности информационной войны, которую ведет Россия против Украины, прежде всего механизмы вот этой информационной войны. Значит, первый уровень – создается некая виртуальная реальность, то, как хотят наши тролли видеть ситуацию, а потом остальная ситуация подтягивается под эту виртуальную реальность, давайте посмотрим на примере, как это было в начале. Значит, февраль, март, апрель месяц, информационное пространство, телевиденье, радио, пресса они пестрили информациями, сюжетами о том, как в Украине хунта кого-то расстреливает. Бегают люди с гранатометами по улицам, кто-то кого-то убивает и так далее. Этого пока не было. Но в сознании слушателей было сформировано вот такое виртуальное образ того, что это происходит – это вызвало у многих, и прежде всего, тех территорий, на которых это было направленное – это, допустим, восточная Украина, Харьковская область и так далее. Было создано состояние когнитивного диссонанса, а когда человек находится в состоянии когнитивного диссонанса, подбрасывая некие информационные вирусы, его можно подтолкнуть к какому-то решению, выгодному тому, кто это осуществляет. Вот теперешняя информационная компания работает по той же схеме. То есть, сначала создается некая виртуальная реальность, ужасы о том, что где-то в Ивано-Франковской области, во Львовской происходит восстание, люди под военкоматы приходят, отказываются служить и так далее. Рассказы об этих кладбищах. Очень часто, очень эффективно стали работать, я просто последнюю где-то неделю отслеживаю эту ситуацию, более-менее представляю себе ситуацию, как это происходит, появляются скорее не публикации в каких-то Интернет-изданиях, а комментарии и посты от конкретных людей.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я даже это проиллюстрирую, но сразу после небольшой паузы. Я прямо сейчас читаю страшный такой заголовок, село Кулевча восстало против мобилизации и выгнало сотрудников военкомата.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Александр, мы закончили на том, что Вы объяснили, как действует эта система, вот основы некие, как я понимаю, что сначала создается, вот в мозгу каждого конкретного человека некая картинка. Просто картинка. Львов, Киев, кто-то с автоматами. Русскоязычные люди, дети православные все, и хунта здесь действует. Я вот описал. И потом, что? Это какой-то отклик у людей идет или просто они свыкаются с этой?

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Я понял. Во-первых, люди свыкаются с этой мыслью, и у них наступает некоторый такой психологический слом в голове. Психологи это называют когнитивный диссонанс, когда то к чему ты привык, не соответствует к тому, что в действительности происходит. Когда ты не веришь своим ушам, когда ты не веришь своим глазам. Когда человек находится в этом состоянии, его очень легко маленькими какими-то движениями, толчками информационными, называемыми информационными вирусами подвигнуть какому-то решению. Ещё один важный момент в информационной войне, заставить человека и большие массы можно что-то сделать, нельзя говоря ему, что надо восстать, надо хунту выгнать и так далее. Вот эти информационные вирусы они подталкивают к принятию решения, потому что когда человек решения принимает сам, он более серьезно к этому относится, нежели в том случае, когда кто-то ему навязывает. Вот схема, то есть, создание полной прострации в голове. Вброс каких-то вирусов, и когда психологически человека заставляют принимать какие-то решения. Они эти решения могут быть абсурдные, потому что, находясь в состоянии стресса, человек может вытворять такие вещи, которые нормальный человек не решится делать. В том числе пойти против правительства, взорвать мосты и так далее – это суть современной гибридной, ассиметричной, информационной, психологической войны, как её называют.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: К счастью, в данный момент мы не видим тех итогов, на которые было рассчитано, просто хочу сказать, что господин Лубкивский заявил буквально на днях, что физического состояния мобилизации нет. Ситуация нагнетается в соцсетях – это кремлевские боты. Лысенко добавил, что украинцы не прячутся от службы. Просто факт, цифры. Всего за несколько дней был собран батальон из более чем пятиста добровольцев. Тем не менее, информационная война продолжается активно. Если сейчас, к счастью, люди фильтруют, но это же, как только что Вы сказали, что можно постепенно вбивать в мозг.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: По нарастающей. Принцип информационной войны давать информацию и дестабилизировать ситуацию по нарастающей. Мы сейчас стоим только вначале. Я отлеживаю в течение последней недели, полторы появление таких массовых документов. Напряжение будет нарастать. У нас конец мобилизации ближе к осени. То есть, ягодки ещё впереди.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Созданы разные группы в соцсетях, в «Фейсбуке», «ВКонтакте», например, называется «Стоп мобилизация». Под видом совершенно украинской такой группы, там просто невероятные вещи. Причем основное правило лжи, часть лжи, часть правды. Вот этим, как раз и пользуются. Поэтому где-то возникает сомнение, но здесь же правда, может быть и эта правда. Вот проблему вы поставили, мы вместе сейчас поставили, решение, какое может быть решение? Если говорить об информационной войне, если говорить об армии в кибервойсках, то, как и в армии обыкновенной нашей, к сожалению, российская армия оснащена сильнее, войско больше, точно такая же картинка и с кибервойсками. Что нам делать?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Я бы позволил себе посмотреть на проблему чуть шире, если вы не против?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы только за.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Мы бы могли задать себе вопрос. Что послужило мотивом того, что развязана против Украины такая вот мощная информационная война? Если попытаться ответить на этот вопрос, то я бы сказал так, что мотив тот же, что и с основной войной. По сути дела, информационная война – это введение тех же боевых действий только другими средствами. То есть, цель этой информационной войны в целом, деморализовать население, деморализовать вооруженные силы, и в том числе призывников, о которых мы сегодня говорим. Решить, таким образом, то есть, навязать свои цели. Мы видим, что возглавляет эту информационную атаку никто иной, как гражданин Путин лично, который говорит: «Ребята, бегите в Россию. Создает для этого юридические основания. Мы вам тут всё сделаем».

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Заявил на днях, что будет продлен срок пребывания.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Да. Я именно об этом говорю, ищем ответ на вопрос: в чём причина? Причина проста, очевидно. Комплекс причин, мы не можем назвать какую-то одну, но мы будем пытаться разобраться в главном. Главная причина: сейчас уже легко нам говорить на эту тему, потому что очень многие влиятельные, авторитетные персоны мира, включая Сороса, министров, президентов отдельных стран, буквально совсем недавно, в том числе на Давосском форуме заявляли, что в Москве правит бандитская криминальная хунта, что это мафиозная структура. Единственная задача у кремлевских властей – это скрыть масштабные разворовывания природных ресурсов, которые есть огромные в России. Естественно, что это страх смерти, все остальные мотивы – это вторичны. Второй, очевидно, у гражданина Путина явно либидозный по Фрейду мотив, он бросил свою православную жену Людмилу. Опять-таки, сошлем всё на информационные источники открытые, которые активно пишут о его связи с мусульманкой Кабаевой.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Закрытые источники вообще его ориентацию подвергают сомнениям.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Да. Но мы не будем сейчас говорить о совсем разных вещах. Тем не менее, мотивы очевидны и это главное. Следующий мотив – это, безусловно, он и его сотоварищи, назовем их так мягко в эфире, они, безусловно, рассматривали Украину, как свою вотчину. Это – часть великого пространства, новомодное недавно появившаяся нацистская идеология «Русский мир» или Советский Союз, который возрождается. Вот агентство «ТАСС», которое появилось, очевидно, этому подтверждение. Следующая позиция более низкая – это углеводороды. Понятно, что ещё, как сам Азаров, мы можем его уважать или не уважать, но он заявлял, что через два года Украина будет независима от российских углеводородов в связи с шельфом, получили то, что мы имеем. Все эти причины лежат от глобальных, что, безусловно, они пытаются спастись, таким образом, и ценой этих всех смертей и ужасов – это всё производное. Инструменты, которые применяются, инструменты самые широкие. Мы говорим о троллинге сегодня в основном – это один из инструментов, который ориентирован, скорее на тех, кто пользуется компьютерами, Интернетом и так далее. В этой ситуации нам не обойтись без определения целевой аудитории этой войны. Безусловно, они активнейшим образом работают на свою внутреннюю целевую аудиторию. Нация доведена до истерии. Россияне, это – квалифицируют многие источники, в том числе аналитики запада, проявляет максимальную агрессивность и враждебность за вообще момент исследование этой нации. Они максимально настроены на агрессию. Почему? Потому что действительно для того, чтобы решать внутренние проблемы, мозгов, ресурсов и желания нет. Нужен внешний враг, и мы это видим, поэтому зомбоящик работает очень мощно. Радиостанции, газеты. В России нет, по сути дела, альтернативных или очень мало мы можем назвать некоторые. Можем популяризировать?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Можем.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Эхо Москвы наши коллеги.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: «Дождь».

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Или «Дождь». И то это очень частично и весьма условно. Целевая аудитория в Украине, безусловно, широкая целевая аудитория, и конкретные целевые аудитории, о которых мы, в том числе говорим, призывной контингент, наши военнослужащие, и в том числе жители восточных областей Украины.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я бы сюда ещё добавила членов семей военнослужащих и призывников. Потому что если сам парень готов, мать и невеста стали в дверях и сказали: «Не пустим».

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Да. Мы можем говорить о градации, безусловно. Что мы имеем? Так вышло, что большая часть моих родственников живет на Донбассе. Всё лето у меня в двухкомнатной квартире, плюс пять, из них двое детей, мамы крик, пеленки и так далее, всё это мы видим. Мы видим также изменение отношений к происходящему. Почему зомбоящик работает? Инструменты, российские каналы исключительно на восточной Украине. Газет масса, Новоросия и прочее, прочее. В Интернете мы уже об этом сегодня говорили. Слухи тоже инструмент коммуникаций, активнейший инструмент коммуникаций работает туда. Что мы имеем с нашей стороны? Телевиденье наше они не видят, включая освобожденные территории. Газеты об этом кричат, журналисты уже много раз, которые там постоянно бывают. Ребята, у нас в блиндажах не одной газеты. Показывают бабушку, которая выходит и говорит: «Хлопці, дайте мені хоть якусь газету, я нею піч розпалюю, а може, почитаю», – понимаете? Я хочу вам рассказать, что такое газета? Потому что мы сами выпускаем, вот наше предприятие выпускает газеты, журналы, я очень хорошо знаю, сколько это стоит. Так вот ремонт капитальный одного танка, если взять эти деньги, пытаться сэкономить или каким-то образом аккумулировать волонтерскими усилиями, газету можно выпускать огромным тиражом в течение года. У нас сейчас работает одна газета реально – это «Народная армия», армейская газета, они там открыли, слава Богу, корпункт, выпускают, но тиражи нереально маленькие. Каждая газета должна быть в каждом блиндаже. Для бабушек, и вообще народа, который и на нашей территории, который освобожден, и можно найти возможность отправлять туда, должны быть, и русскоязычные газеты, и украиноязычные газеты. Следующее, мы говорим о том, что информационная война – это в том числе технологии и оборудование, о котором говорят. Пожалуйста, они работают на определенных частотах. Есть у нас юридическая составляющая. Национальная рада имеет полное основание лишить лицензии те радиостанции, которые вещают против нас, то есть, по сути дела, воюют против Украины. Затем с помощью средств, технических средств радиоэлектронной борьбы заглушить эти радиостанции и дать туда возможность вещать нашим радиостанциям.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы прервемся на новости и затем продолжим.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Юрий, Вы закончили на том, что сейчас мы упускаем очень важный момент, сейчас даже нет какого-то доступа к СМИ, я имею в виду даже в печатном виде, как Вы сказали газет у ребят, которые сейчас находятся на передовой.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: За кулисами мы говорили.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Нет. Мы рассказали, о том, что нужно было деньги направить на возобновление какого-то танка, пустить в обиход и напечатать несколько экземпляров газеты, которую можно было распространять хотя бы на передовой в АТО или просто среди состава, который сейчас там проходит службу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: За кулисами мы развернули эту тему. Слушатели пишут. Влад пишет: «Качество работы украинских журналистов в зоне АТО явно хуже, чем у тех же «Лайф ньюс». Их ребята работают на передовой. Четкая, яркая, динамичная картинка. Интервью прямо из окопов во время боя. Наши СМИ по качеству объективно проигрывают, почему так?».

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Проблема отсутствия качественного контента – это одна из самых больших проблем в информационной войне, то есть, мы не может достойно ответить россиянам, мы не можем достойно защитить себя, не имея качественного контента, видео, фотоматериалов, какие-то тексты, комментарии и так далее. Я просто хочу привести пример, как проблема решается в других странах, воюющих странах, таких, как тот же самый Израиль. Буквально на той недели я общался с майором ЦАХАЛа, майором резервистом, он командир батальона. Не одно уже боевое столкновение прошел и знает особенности специфики. Он сказал, что недавно буквально в израильской армии вели такую практику, что в состав каждого подразделения входит военнослужащий, который занимается видео, фото и текстовой фиксацией всего того, что происходит. С одной стороны – это своего рода адвокация в противовес журналистам «CNN» и так далее, которые начинают нагнетать истерию, они приводят контраргументы. Кроме того, материалы для местных СМИ. Если бы, допустим, мы вернули какую-то такую практику, потому что такая система во время Великой отечественной войны была, военные корреспонденты ходили в атаку вместе с солдатами. Мы помним эти кадры, когда хронику снимают, идучи в атаку. Когда фоторепортер бежит с солдатами в атаку. Если бы у нас была такая структура, такой человек в подразделении, который это дело фиксировал, нам бы было намного легче работать во время информационной войны. Возвращаясь к опыту ЦАХАЛа – это военнослужащий, который готовиться по схеме классического солдата, плюс ему даются дополнительные знания в области журналистики, что снимать, как снимать и так далее. Мы бы решили, закрыли вот эту проблему, потому что это очень серьезная проблема, и в Интернет-СМИ, и в печатных изданиях, и так далее. По большому счету у нас сейчас на фронте буквально несколько качественных специалистов в области видео и фото контента. Можно назвать того же самого Александр Клименко, замечательный фотограф. Его фотографии просто сейчас обходят, как только они появляются в сети, они расходятся, как горячие пирожки. Тот же самый тележурналист на «РЕН ТВ» Владислав Волошин. Его сюжеты, ролики появляются в сети, они просто расходятся. То есть, нам нужно ещё создать вот этот институт военных корреспондентов.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы обращались с этим в пресс-службу Генерального штаба вооруженных сил?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Вы задаете вопрос, куда мы не обращались.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Пресс-служба Генерального штаба она реформировалась уже неоднократно. То создавалась, то открывалась, сейчас снова там есть исполняющие обязанности.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Сейчас у них бурная деятельность, они открыли буквально два дня назад такой портал «Spring.me», где можно задавать вопросы по поводу мобилизации.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Очень здорово. Там Геннадий Селезнев, опытный офицер, который в Крыму проявил себя очень патриотично. Я вам скажу так, что столько вопросов, что я не знаю даже с чего начать ответ, но я попробую, попробую с системы, система существует. Хороша она или плохая, давайте попробуем проанализировать. С советских времен существовал и ныне существует вуз, который готовил единственный в мире военных журналистов – это Львовское высшее военно-политическое училище, которое я имел честь в свое время закончить.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Что с ним сейчас? Оно действует?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Да. Заведение есть, но там академия сухопутных войск, которые в очень хорошем состоянии находятся. Я там был на тридцатилетие выпуска пять лет назад. Очень опытные и серьезные руководители там есть. Но специальность такую, как военная журналистика, то ли, осознанно, то ли, по каким-то другим причинам, один из министров обороны всё активно выступал против самого факта наличия военных журналистов, как таковых, он говорит, что нужно взять гражданских, пусть они об этом пишут. Ему, наверное, больше известно, он женат на известной журналистке.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Назовите уже фамилию.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Анатолий Гриценко. Журналистку все знают Юлия Владимировна Мостовая. Но это был шаг не совсем продуманный. Мы можем сказать, что в самой сильной армии мира, в тех же США существует такая система, мы можем посмотреть, как это делается у тех, кто перемагає. У тех у передовых. В каждом батальоне есть свое средство массовой информации. Мне приходилось во время войны бывать в нескольких позициях, в том числе на базах американских, в данном случае в Боснии во время войны. Я видел, как это делалось. Активнейшим образом издаются не только газеты, но и журналы. Более двадцати журналов издается только армейских. Сколько у нас журналов, и кто о них знает?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вроде боевого листка именно там?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Журналы издаются достаточно качественно. Я проходил там стажировку, могу сказать вам даже технологию, как это делается. Они на них практически денег не тратят. За счет сбора рекламы, в том числе в этом регионе, где они издаются, они умудряются это делать. На самом деле не такие большие деньги. Если у нас взять бюджет журнала, который издается в Министерстве обороны и посмотреть бюджет частного журнала, то, в принципе, на эти деньги можно было бы издавать минимум пять таких журналов. Почему? Потому что, как сделано уже в Польше было после освобождения от оккупации, они все средства массовой информации передали гражданским. То есть, они платят деньги и заказывают музыку – это целесообразно со всех точек зрения и эффективно. В США существует система обучение, так называемый «Форт-Мид», которые готовят от фотокорреспондентов до редакторов. Это – быстрые курсы. Люди, которые уже получили высшее образование, получают, как бы, дополнительное, дополнительную специальность за счет Министерства обороны и с удовольствием это делают. Что делать нам в этой ситуации. Во-первых, я слушаю нас сегодня в том числе, и глядя на то, что пишут, читают, и в том числе некоторые явно купленные наши коллеги, к сожалению, в том числе на западной Украине, мне стыдно за них порой. Я бы попытался избавиться от фатализма. Фатализм неуместен. Скажу так, правда, в любом случае победит. То, что говорит господин «Пукин» с той стороны, потом превращают в такие комические шаржи, что мне стыдно даже за него. Руководитель такой большой, не говорю великой, большой страны, было бы стыдно так часто лгать. Он не уважает просто самого себя. Понимаете, фатализма нет, потому что с нашей стороны легко разбить все эти вещи. Как легко? По факту правда всегда победит, когда? Сегодня, завтра – это задача стоит в том, насколько мы активно можем сопротивляться. Я бы называл даже не информационной войной, а информационной обороной. Но оборона, может быть, как активной, так и пассивной, и так, что мы можем сделать? Ресурсы у нас есть. Есть такое управление Министерства обороны Украины, информационное управление, управління пресс-службы, которое содержит несколько десятков офицеров. Есть управление в Генеральном штабе аналогичное, которое содержит тоже несколько десятков офицеров. Чтобы сделал я? Вот бывает такая пословица, допустим, если бы командиром полка был я, чтобы я сделал? Я бы взял быстро очень опыт той страны, которая имеет наибольшие наработки в этом направлении. Я думаю, что был бы уместен опыт Израиля, который ведет беспрерывные войны. Привел сюда инструктора или послал бы туда одного-двух наших специалистов буквально на две недели посмотреть, как они и что они делают. И сделать также. Целые подразделения в Израиле, которые занимаются кибервойной. У нас есть такие подразделения?

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Институт отдельный есть в Израиле даже.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Вы понимаете, мы живем в эпоху, которая очень быстро меняется, в том числе средства, способы ведения войны, как мы убедились, меняются. Почему мы на них не реагируем? Нам нужно перераспределить те ресурсы, которые есть, и сосредоточить их на тех направлениях, которые необходимо. Следующее, почему руководят этими процессами люди, которые мы можем давать им оценку только лишь по их результатам их работы, но явно работают неэффективно, вспомните первые дни оккупации в Крыму. Информации со стороны Министерства обороны, кроме упомянутого Селезнева из Крыма ноль практически, близко к нулю. Работает «Информационное сопротивление» Димы Тымчука, который ныне уже народный депутат, слава Богу, что есть, попадают люди туда нормальные, думающие и патриотичные. Почему такой результативности нет? В «Информационном сопротивлении» работают мои коллеги и друзья. Единицы, я знаю сколько, я не буду говорить сейчас, но это единицы.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Юрий, почему пока вот эти действия нерезультативны, и как сделать их более эффективными? После небольшой паузы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Давайте перейдем сразу к прикладным каким-то моментам?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Попробуем говорить максимально в прикладном формате. Попробуем оценить ещё раз, что использует противник против нас. То есть, я говорю сейчас об инструментах и механизмах их использования. Зомбоящик, как на территорию России, так и на территорию Украины, особенно восточные области, радио, телевиденье, слухи, Интернет, включая ботов очень мощно. Мы забываем часто о таком важном инструменте коммуникации, как русская православная церковь московского патриархата. К сожалению, святости, православия и веры в Бога там очень мало. Я сам глубоко верующий человек и прихожанин этой церкви. Мне очень тяжело говорить об этом, но я просто знаю.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если Вы прихожанин этой церкви, то Вы знаете настроение других прихожан.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Я знаю не только настроение, я знаю настроение тех, кто проповедует – это настоящий боевой отряд, который работает на врага. Откровенно, мощно и постоянно. Наконец девяностых годов, когда я ещё служил в армии, мне припоминается статистика. У московского патриархата около семидесяти процентов всего прихода, всех прихожан, находились на территории Украины. Я думаю, за эти годы, которые прошли, ситуация не ухудшилась, а явно улучшилась в нашу сторону. Можете представить себе – это мы ведем речь и о мамах, которые не хотят пускать своих сыновей и так далее, какой инструмент воздействия работает? Инструменты мы перечислили, какие инструменты есть у нас? Безусловно, работают в основном патриоты в СММ пространстве, чтобы было понятно – это в Интернете, социальных сетях и другие средства коммуникации, связанные с новейшими компьютерными технологиями. Мы говорили о том, что газет не хватает – это можно сделать быстро. Увеличьте, можно найти возможности финансирования, внебюджетного финансирования. У нас нет такой возможности, до сих пор не работают радиостанции. Дайте, пожалуйста, в каждый блиндаж, в каждое подразделение по нормам Советского Союза, я сам бывший политработник, могу вас сказать. Одна газета подписывалась на десять человек. Что такое десять человек? Это отделение. Вот сейчас в каждом блиндаже хотя бы такую норму выполнить. Хотя я бы делал больше. И так, газета легко и нужно. Газета на гражданское население на оккупированных территориях легко, нужно и на двух языках обязательно. Радио, которое могло бы работать, как это делали американцы во Вьетнаме даже на одной волне. Копеечные приемники, которые работают на той волне, которая нужна. С точки зрения технических средств подавления ликвидировать и юридически закрепить лишением лицензий те средства, которые несут вражью пропаганду. Как работать с русской православной церковью? Это есть, по сути, общественная организация. Есть у нас структуры, им только нужно захотеть. Очень важно, чтобы эта вся работа была переведена в единую встроенную систему, с единым по возможности координацией и управлением, и возглавляли её специалисты.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Это – главный вопрос. Возглавляли специалисты. Получается, эти люди будут решать судьбы других людей, которые заняты и в тех СМИ, в том приходе, о котором вы говорили. Нельзя всех под одно делать. Надо разбираться в каждом случае отдельно. Я понимаю, о чём Вы говорите, но в то же время нам нужно следить за тем, чтобы, как можно сделать это прозрачно, что ли. Чтобы не было потом вопроса по поводу того, а почему вот здесь вы оставили, а там убрали, объясните?

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Нужно ставить людей, которые знают, что делать. Когда у вас случается приступ аппендицита, вы не идете в библиотеку, я уже это говорил, а вы идете к хирургу. Почему, когда идет речь о социальных процессах, о процессах информационных. Информационная война сейчас важнее, чем та, которая проливается там, кровь льют наши солдаты. Вы можете методами воздействия, идеологии пропаганды перевербовать этих российских солдат. Теоретически, да, но это сложно, но это нужно делать. Почему люди, которые под зомбоящиком, так называемой Малороссии находились, изменили сейчас отношение к Украине массово, я это знаю, потому что родственники мои там. Что нужно делать? Пожалуйста, каждый из нас сидя у компьютера, может отправить своим друзьям в Россию ссылки на правдивую информацию. Бороться правдой.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Юрий, есть такой нюанс. Как-то, по-моему, на эфире с Мартой, неважно, пришло сообщение по поводу обстрела Мариуполя, мы помним эту трагическую субботу, ровно неделя. Прислала девушка, у неё мама живет в России. Она прислала ей сообщение такое, прям почти в слезах передала эмоцию: «Почему же такой гад Порошенко обстреливает Мариуполь?», – вот это сообщение, которое прислала её мама из России. Слушайте дальше: «Я начала маму спрашивать, объясни мне, пожалуйста, а зачем украинским войскам обстреливать свой же блокпост и цеплять своих же украинских граждан?». Что ответила мама: «Не доказывай ничего». Понимаете, дело в чём? Если, кто хочет услышать, он услышит, а что делать с теми, извините, вообще у него пилена, вот та картинка, о которой рассказал Александр и там больше ничего нет?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Дело в том, что целевые группы в нашей системе делятся на три части: те, которые, в принципе, не наши, те, которые колеблются и наши. Мы наши усилия разделяем вот по трем группам. Для тех, которые наши, мы их держим в нашем информационном поле. Те, которые не наши, мы не тратим на них силы, потому что мы их не переубедим сто процентов. Мы концентрируем свои усилия на тех, которые колеблются – это базовый принцип пиара и информационных технологий.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Я согласен. Но я бы вспомнил пословицу, что вода камень точит.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да. И тот, Кто не наш может стать колеблющимся.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: В этой ситуации первые шаги, которые можно только приветствовать, дай Бог, чтобы они были ещё и более активные, массированы, и главное профессионально уже сделаны. Недавно совершенно случайно узнал, что с конца года в Украине создана была радиостанция в формате существующего службы іномовлення, она была ещё с советских времен с российской редакцией. Включены возможности, о которых мы говорили ещё вначале оккупации Крыма. Есть у нас технические возможности, в частности, Николаевский передающий центр, который по своей мощности покрывает весь Крым, всю Украину особенно восточные области и добивает до тогдашнего Ленинграда, теперешнего Санкт-Петербурга – это мощнейший инструмент. Я могу рассказать о себе, вот есть категория, о которой Александр говорил, их, как минимум три. Я шлю им просто СМС. Повідомлення, либо через «Скайп», либо через электронную почту.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Соцсети.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вы говорите о своих близких знакомых, которые на востоке Украины или России?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Друзьях. Говорю о России. У меня живет там сестра, племянница, крестница, внуки и куча друзей. Я сам закончил в свое время одну из московских военных академий. Можете себе представить, что есть с кем общаться, я знаю их язык. Я хорошо помню, когда мы заканчивали академию, случился переворот. Сначала в России, потом в Украине. Что сделали российские тогдашние полководцы? Как прививали любовь к России? У нас было шесть групп учебных, старшина был украинец. Из шести учебных групп четверо были украинцы, включая меня. Нас на следующий день приказом по академии уволили с должностей за то, что мы украинцы. Там народ начал что-то возмущаться патриотически. То есть, эта тенденция идет. Пренебрежение к Украине. Пренебрежение ко всем иноверцам и инородцам в России на государственном уровне. Сначала были чеченцы, мы знаем, потом молдаване, осетины, грузины, дошла очередь до украинцев. Поэтому с этой ситуацией, конечно, нужно бороться системно. Вспомнил ещё одну вещь. Пришлось мне во время войны бывать неоднократно в Южном Ливане. Что поразило? Теперешний руководитель, мне рассказывали ребята, с кем мы общались: «Теперешние руководители хезболлы – это бывшие подкормленные Советским Союзом коммунистические лидеры во многом». Как так? Он говорит: «Они и тогда и тогда были при делах, при власти и сейчас при власти». Что внешне поражает? Весь Ливан завешан наглядной агитацией, огромными билбордами, на которых описан подвиг каждого солдата воина, смертника, который погиб за ислам. И это всё популяризируется на высочайшем уровне. Где сейчас у нас хоть один плакат, который говорит: «Родина мать зовет». Ты записался добровольцем. Это работает. Это не работает сразу, но это работает по чуть-чуть. Все инструменты, которые описали и были сделаны, почему их не используют, начиная с газет, которые должны быть.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: У нас же есть видеоролики, сейчас транслируют по каналам, которые говорят, что есть долг?

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Нужно создать массовое информационное поле.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Видеоролики создают часто те же патриоты, и они же их распространяют. Я сейчас вам скажу откровенно, я веду сейчас переговоры с моими друзьями, у которых есть сеть билбордов, но у меня нет таких возможностей заработка. Я готовлю плакат, на котором будет написано «смерть фашистским оккупантам», и соответствующая карикатура, которая у нас есть. Мощнейшие ребята карикатуристы, о которых мы сегодня вспоминали. Почему это не работает? Задействовать все средства инструментов достойные. Но для этого нужно создать систему, которую должен возглавлять специалист.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: При нехватке денег мы понимаем, что ситуация сейчас сложная, самый дешевый вариант для того, чтобы быстро и эффективно это сделать, чтобы как-то?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Чтобы недорогой.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Пускай будет недорогой.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Самый экономный.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да.

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Чтобы сделать, что?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Чтобы бороться, чтобы не проиграть информационную войну.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Проявить средства влияния – это печатные СМИ, радио? Что? Чем мы можем сейчас быстро всё это сделать?

Юрий ЕРЕМЕНКО, полковник запаса, кандидат социологических наук, шеф-редактор журнала «Камуфляж»: Чем быстро сделать? Я могу, если у меня получится, то я через неделю повышу по Киеву плакаты «смерть фашистским оккупантам», не хочу «российским оккупантам», уже договорился. Что мне мешает? Ничего мне не мешает. Мы работаем в социальных сетях, помогаем. Знаем, что целая армия работает наших коллег. Им никто не платит, им никто даже спасибо не говорит, больше того, они не выпячивают свою деятельность. Они работают, потому что они патриоты. Нам нужно работать сейчас и показать, что долг каждого мужчины защищать свою родину, в конце концов, а не прятаться под юбкой. Если работают против нас боты, надо работать аналогичным образом на них. У нас есть инструменты. Надо работать со всеми. Компьютерные технологии одно направление, печатные СМИ другое направление, электронные СМИ (газеты, радио) третье направление. Борьба с «пятой колонной», включая, к сожалению, московскую патриархию, которая здесь является мощнейшим рупором пропаганды – это третья составляющая. С каждым из них нужно работать своими инструментами.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: Я хотел бы чисто технологический момент дать, рекомендации, как осуществить самозащиту от информационной агрессии, от этих вирусов. Прежде всего, когда вы видите какую-то жаренную такую информацию, не спешите верить. Второе, проверяйте не менее, чем в трех источниках, а это не значит не только Интернет, а это телевиденье, радио, свои знакомые и так далее. Третье, не спешите распространять эту информацию. Это – три правила золотых.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Последнее, наверное, самое золотое. Прежде, чем распространять подумай и проверь.

Александр КУРБАН, член «Ассоциации парламентских журналистов», кандидат наук по социальным коммуникациям: И проверь. Потому что паника – это самое опасное оружие. Кстати, основой информационной политики были сформулированы в девятнадцатом веке прусским генералом Фон Клаузевицем – это он сформировал основные базовые позиции, на которых базируется и нынешняя информационная война.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы многое не успели обсудить, поэтому мы ещё будем с вами встречаться.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо вам большое. Мы отдаем дальше борозды правления в эфире нашим «циникам». Оставайтесь с нами. Будьте в курсе.

Гости программы и спикеры:
Александр Курбан
Член ассоциации парламентских журналистов, кандидат наук по социальным коммуникациям
Юрий Яременко
Военный эксперт, полковник запаса, шеф-редактор журнала "Камуфляж"

Поделиться:
Читать все
Читать все