СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

Утро выходного дня с Павлом Новиковым

Режим ЧС на Донбассе и признание РФ агрессором

На этой неделе Кабинет министров ввел режим чрезвычайной ситуации в Донецкой и Луганской областях.

- Правовые аспекты положения разъяснил юрист Александр Москалюк.

Что на практике означает режим ЧС для жителей Донбасса? О проблемах людей на востоке страны рассказывает координатор социального проекта "Гуманитарная миссия помощи мирному населению зоны военного конфликта", волонтер Евгений Каплин.

- "Пропускной режим отражается на мирных жителях, но не выполняет своих функий. Просто создает блокаду вокруг тех людей, которые там находятся", - говорит волонтер.

Верховная Рада официально признала Россию страной-агрессором и призвала международные организации усилить давление на нее, а ДНР и ЛНР – признать террористическими организациями. Как это отобразится на международных отношениях, и отобразится ли? Обсуждаем с экспертом. 

 

СТЕНОГРАММА ЭФИРА

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Десять ноль четыре в Украине, это Радио Вести — радио новостей и мнений. У микрофонов Марта Мольфар и Юрий Кулинич, и далее мы вместе с нашим гостем — это Евгений Каплин, координатор «Гуманитарной миссии помощи мирному населению зоны военного конфликта» будем обсуждать режим введения чрезвычайной ситуации. На этой неделе соответствующее решение принял Кабинет Министров. Мы будем разбираться, что это означает конкретно. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И поможет ли и чем поможет это жителям восточной части Украины. И какие у них потребности, что им нужно больше всего сейчас. Наш гость может представлять интересы жителей Донецка, Луганска, да, Женя, так получается? Расскажите, пожалуйста, как часто вы туда ездите. Чем занимаетесь? 

Евгений КАПЛИН, волонтер: С июня месяца мы с командой харьковских добровольцев занимаемся работой в нескольких направлениях доставка гуманитарной помощи, продукты питания, на те территории, где идут открытые боевые действия. Это как территории, которые контролируются, и на тот момент контролировались украинским правительством. Неподконтрольная Украине территория, ситуация везде одинаковая, там, где идет открытые боевые действия, неважно, кому подконтрольная эта территория. Не работает инфраструктура, не работает банковская сфера, не работают магазины, если есть — то они по завышенным ценам. И второе направление, которое добавилось около двух недель назад, это массовая эвакуация людей из открытой зоны боевых действий в связи с обострением военного конфликта.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Евгений, некоторые эксперты говорят о том, что режим чрезвычайной ситуации вводится для того, чтобы координировать действия всех органов власти. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Давайте спросим у юриста нашего, пусть он нам объяснит, в чем особенность этого, а подсознание хочет вытолкнуть чрезвычайное положение. В чем отличие чрезвычайного положения от чрезвычайной ситуации? Что это дает с точки зрения юриста жителям Донбасса? И потом спросим Женю, как это может отразиться. У нас на связи юрист Александр Москалюк. Александр, доброе утро. 

Александр МОСКАЛЮК, юрист: Доброе утро. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, что вы к нам включились, и хотим спросить в первую очередь о том, что дает новый статус чрезвычайной ситуации с юридической точки зрения?

Александр МОСКАЛЮК, юрист: Это положение, которое применено с понедельника, оно фактически является промежуточным положением к «надзвичайному стану». Если говорить про те ограничения, которые будут касаться обычных граждан, то это положение в большей мене направлено на органы государственной власти, которые должны провести очень важные мероприятия, чтобы фактически подготовить к гражданской обороне эти территории и с тем, что они обязаны провести определенные учения, которые должны подготовить граждан к дальнейшему возникновению проблемных ситуаций и нарастанию агрессии. Что касается тех ограничений, которые будут возложены на граждан, то в большей мере они уже возложены не введением этого положения, а тем, что проводится режим антитеррористической операции и соответственно все те ограничения, которые существуют, они существуют уже давно, с начала лета. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Чрезвычайная ситуация - это определенные обязательства для властей местных, но не для граждан. Если граждане привлекаются к каким-то работам, то им за это платят. Но при чрезвычайном положение, или военном положении эти общественные работы не оплачиваются. Чрезвычайная ситуация для граждан не несет никаких обязанностей, и соблюдаются все их права.

Александр МОСКАЛЮК, юрист: Есть определенные обязанности, но они минимальны. Среди них, закон предусматривает исполнение правил пожарной безопасности. Но их нужно выполнять и в мирное время тоже, еще изучение способов защиты. Это не те ограничения, которые являются серьезными для населения, поскольку нет ограничения конституционных прав, право на свободу слова, на передвижение и ряда других прав. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Александр, у нас в гостях сейчас Евгений Каплин, координатор «Гуманитарной миссии помощи мирному населению зоны военного конфликта». А вот на волонтерские передвижения, на волонтерскую деятельность какие-то будут накладываться ограничения в связи с чрезвычайной ситуацией? 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Или это решение Кабинета Министров по поводу чрезвычайной ситуации — оно только поможет волонтерам организовывать свою работу?

Александр МОСКАЛЮК, юрист: Это положение ни коем образом не влияет на возможность передвижения в том числе обычных лиц, и автоматически не должно влиять на возможность передвижения гуманитарной помощи. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть по большому счету это шаг к подготовке введения чрезвычайного положения.

Александр МОСКАЛЮК, юрист: Если брать наше законодательство, то есть Кодекс гражданской защиты, он предусматривает четыре степени возможности введения разных видов положения. Положение, которое введено, это третий уровень, а четвертый это уже «надзвичайний стан», чрезвычайное положение. Донецкая и Луганская области сейчас находятся в режиме третьего состояния, в режиме переходного состояния, но это не означает, что чрезвычайное положение будет введено. Положение чрезвычайной ситуации технически легче принять, потому что чрезвычайное положение вводится на основании решения Ради національній безпеки і оборони, после чего Президент должен выдать свой Указ, и он должен быть утвержден Верховным Советом Украины. А то, как было введено это состояние, то намного проще процедура его введения, и это было его аргументом. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Александр. Александр Москалюк был у нас на связи в эфрие Радио Вести. Евгений Каплин, координатор «Гуманитарной миссии помощи мирному населению зоны военного конфликта» у нас в гостях. Евгений, что вы скажете? 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Отразились закрытость зоны в связи с проведением АТО, введение чрезвычайной ситуации. На сегодня давление общества на власть, которое требует введения военного положения, что власть нашла более легкий путь, что она что-то делает. Фактически эта ситуация ни к чему не обязывает, ничего не создает. И у волонтеров трудности, и у перевозки грузов, они возникают совершенно с другими положениями и с другими приказами. В связи с тем, что идет АТО СБУ и госорганы ссылаются на определенные закрытые указания и закрытые приказы. Во-первых примерно с нового года определенными добровольческими батальонами началась блокировка гуманитарных грузов, в том числе и волонтерских, которые доставляются на территорию, неподконтрольную Украины. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Блокировка кем? 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Добровольческими батальонами со ссылкой на определенные закрытые личные указы командования без демонстрации таковых. Более того, на крайних точках где-то за тридцать-сорок километров до конца территории, контролируемой Украиной, начала появляться государственная пограничная служба и усиленные посты вместе с таможенниками, с сотрудниками СБУ, погранслужбами, которые проверяют усиленно документацию в связи с определенными постановлениями, волонтеры также попадают под действия этих положений в таком же порядке, как и коммерческие грузы. Волонтеры также должны предоставлять сертификаты качества, чеки, арендовать коммерческий транспорт, а не ехать на своем добровольном, заключить договор, предоставить товарно-транспортную накладную, что практически зачастую невозможно сделать. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А что это за сложности, кем они введены? 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Это положения, которые предусматривают транспортировку грузов на эти территории, это положения Кабинета Министров. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну это наверное, после того, как ввели специальный пропускной режим? 

Евгений КАПЛИН, волонтер: За несколько недель, как ввели режим, ранее никогда не возникало проблем ни с вывозом людей, ни с пропуском гуманитарных грузов туда, когда начали поступать первые сообщения о том, что начала блокироваться помощь Фонд Ахметова, затем следом Днепропетровское направление, добровольцами стала блокироваться помощь волонтерских организаций, тогда контраргументом добровольцами был выставлен перечень документов, необходимый для пересечения Государственной границы Украины при вывозе товаров за границу. Очень грустно, что волонтеры попадают под то, что им необходимо иметь такой же пакет документов как и коммерческим организациям для вывоза грузов. Собирая помощь в пунктах сбора гуманитарной помощи, мы не можем собрать такие документы. Нам не приносит бабушка вместе с банкой конверв сертификаты качества и чеки. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Евгений, а как вы выходите из этой ситуации? Мы понимаем, есть коммерческая фирма, есть юрлицо. Весь пакет документов у него присутствует. Соответственно фирма может дальше перевозить грузы. Но вы же волонтер. Как вы решаете это? 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Вынуждены отказываться от продуктовой помощи людей, собирать деньги и свои деньги тратить для того, чтобы делать закупку, сертификаты, чтобы иметь все документы. Большие сложности наступили около десяти дней назад после введения пропускного режима. Сложность в том, что люди, которые заезжают, въезжают, обязаны иметь пропуска. Человек не может выехать с неконтролируемой территории, не имея пропуска. Пропуск можно оформить на крайних блок-постах, где можно отдать документы. Со всей ответственностью заявляю вам, что мы были пять дней назад на крайнем блок-посту, в Станице Луганской, там не знают ни о каком пакете документов, что они должны принимать, они ссылаются на то, что у них есть приказ никого не выпускать, и не впускать на эту территорию. Мы вывезли людей, но это стоило долгих сложных переговоров со всеми вместе взятыми сторонами, в результате определенные люди взяли на себя личную ответственность выпустить людей без наличия пропусков, потому что это были мамочки с детьми, потому что мы в то время, когда мы просили их проехать и завести мамочек с детьми в детские дома семейного типа, мы находились на нейтральной территории, которая со всех сторон простреливается, рядом работали «грады» , разрывались снаряды, артиллерия, ситуация очень страшная, особенно когда рядом с тобой находятся двенадцать детей, которых некуда спрятать, ты стоишь на простреливаемой территории. И просто нарушив приказ, на блок-посту нашлись МЧС-ники, просто такие люди, которые берут на себя ответственность пропускать в упрощенном режиме без пропусков мамочек с маленькими детками. Это не значит, что этих людей не досматривают, которые выезжают. Для того, чтобы проехать из Харьква на Станицу Луганску и вывезти людей назад, мы проезжаем тридцать блок-постов, как добровольческих, так и Озброенных Сил Украины, также и других служб, и МВД в том числе, на которых идет полная проверка документов, полная проверка багажа. Так было всегда. От Станицы Луганской или от Счастья до Харькова, минимум тридцать блок-постов. Нас всегда досматривали. Мы говорим о том пропуске, который с точки зрения волонтеров, не решает той государственной проблемы, для чего она была введена. Если есть люди с оружием, которые ранее воевали с той стороны, они не будут ездить через эти блок-посты. Ранее они не ездили через блок-посты, а сейчас тем более они не будут пытаться оформить этот пропуск. Фактически происходит блокада той территории для того, чтобы продемонстрировать людям то, что «мы вам давали шанс выехать, сейчас у вас нет этой возможности». Более того, пошел огромный поток людей на выезд через Россию, когда люди пытаются выехать с территории, неконтролируемой Украиной, а через неконтролируемую украино-российскую границу, пропускной центр Изварино, затем назад заехать через Белгород в Ростов. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть пытаются проехать в Украину через Россию. Вот до чего даже дошло. 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Перевозками занимаются коммерческие перевозчики. Стоит добраться до Харькова от тысячи и более с человека, по такому маршруту в автобусе. У людей могут возникать масса проблем с миграционной службой. Нам известны были случаи, когда мужчину, который папа ребенка, поднимали вопрос о его депортации за пределы Украины, хотя он является гражданином Украины. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я так понимаю, что мужчинам мирным жителям выехать просто вообще нереально, если была проблема с женщинами с детьми вывезти. 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Мы не занимаемся мужчинами, у нас уже нет даже ресурсов заниматься пожилыми людьми. Хотя их тоже нужно вывозить, и никто их не вывозит. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И понятно, что пожилая женщина не оставит своего пожилого супруга, а его вывезти сложно. Короче замкнутый круг. 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Крайний блок-пост, на который нужно привозить документы, там никто об этом не знает, единственно несколько мест, где оформляют пропуска, это Краматорск, где находится штаб АТО, и например Дебальцево, где сейчас представляем себе, что там идет, но неделю назад в райотделе там принимали документы на оформление пропусков, мы знаем о печально известном случае, когда люди собрались у райотдела, чтобы оформить пропуска, и начался обстрел райотдела, и собравшихся людей. Но люди, которые едут неконтролируемой территории не могу заехать в город Дебальцево, или в Краматорск, потому что это территория контролируемая Украиной. В итоге их разворачивают на крайнем блок-посту, и говорят «вы не можете туда заехать, потому что у вас нет пропуска». Они говорят, «так мы едем делать пропуск». Им отвечают «нет, потому что у вас нет пропуска». Вот это действительно замкнутый круг. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Благие решения оказываются не такими уж и благими. 

Евгений КАПЛИН, волонтер: Это решение отражается на мирных жителях, а не выполняет те функции, которые должно выполнять. Оно просто создает блокаду вокруг тех людей, которые там находятся. Мы с волонтерами дали пресс-конференцию, мы призываем власти отменить это положение, как не выполняющее ту миссию, для которой оно было введено, более того, мы призываем власти начать полномасштабную государственную эвакуацию, потому что силами волонтеров невозможно вывозить то количество людей, которое на сегодняшний день там осталось. По нашим данным на территории, неконтролируемой Украиной, и территории контролируемой Украиной — вместе взятых, в зоне, где ведутся открытые боевые действия находятся более миллиона человек. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Евгений. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Евгений, тут Сергей из Киева написал сообщение: «Расскажите, пожалуйста, к кому обратиться, и кто может помочь с обмундированием наших бойцов, которые непосредственно находятся под обстрелами». Можете дать координаты или дать адрес сайта. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Мы бойцами не занимаемся, только мирное население. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо вам, большое, Евгений, что пришли к нам. Конечно же желаем вам успеха, и очень переживаем, и за тех, кто сейчас находится в зоне АТО. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: После небольшой паузы мы продолжим. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Десять тридцать четыре в Украине. Это Радио Вести — радио новостей и мнений, Марта Мольфар и Юрий Кулинич. И далее мы будем говорить о решении, которое приняла на этой неделе Верховна Рада, по поводу признания России страной агрессором. А также она обратилась к международному сообществу с призывом самопровозглашенные республики на Востоке Украины террористическими организациями. Сам Парламент такого решения не принял. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас в гостях Владимир Полочанинов, народный депутат седьмого созыва, бывший зам главы Парламентского комитета по иностранным делам. Здравствуйте, Владимир. 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Добрый день. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И на связи с нами будет Валерий Калныш, потому что мы бы хотели разобраться в этом вопросе. Итак, заявление принято, с одной стороны, с другой стороны заявление не является нормативно-правовым актом. Вроде бы и признана Россия страной агрессором. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Но что дальше? Что это нам дает? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: По моему мнению, обсуждать именно это решение нет никакого смысла, как и обсуждать призыв признать эти территории, или ЛНР ДНР террористическими организациями. Если говорить о Законе «Про оборону України”, то один из пунктов, который определяет военную агрессию, это «застосування підрозділів озброєних сил іншої держави або групи держав, які перебувають на території України, регулярних або нерегулярних сил, що вчиняють акти застосування озброєних сил проти України, які мають насильницький серйозний характер..”. Формально Россия инспирирует действия ЛНР и ДНР, и никто не поверит, что боекомплекты не поставляются с территории России, глупо верить, что это делается через гуманитарные конвои, но я согласен с тем, что регулярные войска РФ не принимают участия в прямом конфликте, но при этом достаточно хорошо готовят людей, вооружают, но, мне кажется, решение конфликта находится внутри станы, а не за ее пределами. И говорить о каких-то решениях Верховной Рады и пытаться весь мир настроить против кого? 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но все-таки это срочное заседание Верховной Рады состоялось, на нем присутствовал Валерий Калныш, который сейчас у нас на связи. Валерий, доброе утро. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Доброе утро. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Валерий, это заявление принятое, это же не нормативно-правовой акт? 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Заявление — это обращение украинских депутатов Верховной Рады к мировому сообществу, и это фиксирует позицию Украины по тем или иным вопросам. Точнее по одному вопросу — считать или не считать Россию страной агрессором. Мы зафиксировали свои пожелания к ООН , к НАТО, к ПАСЕ, ОБСЕ, и этот документ, который многие депутаты называют достаточно поздним, надо было его принимать гораздо раньше, ряд требований остался из первоначальной версии, ряд не остался. Например, депутаты предлагали мировому сообществу отключить Россию и банки от системы СВИФТ. Если бы это произошло, или если бы мы хотя бы попросили об этом, ввелась бы еще новая санкция — финансовая блокада, невозможность проведения расчетов между банками. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Валерий, там была очень интересная история, о том как принималось это заявление. По некоторым данным не все депутаты видели текст заявления, за которое отдавали голоса. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу сказать, Валерий, у нас сейчас в гостях Владимир Полочанинов, народный депутат седьмого созыва, бывший зам главы Парламентского комитета по иностранным делам. У него немножко иная точка зрения на наш предмет беседы. Но мы слушаем ваш ответ.

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: У каждого своя точка зрения. Заявление, которое принимали депутаты Верховной Рады, они практически принимали его вслепую. Это стоит признать, потому что его видели несколько человек. Каждая из фракций вносила свою поправку, но окончательный вариант никто не видел, он находился в Анна Гопко. Она его зачитывала, и депутаты практически на слух воспринимали то, что им предлагалось поддержать. Но это не закон. Общее заявление декларативно по своему смыслу, оно носит скорее моральный характер, это не правовой документ. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Валерий. Владимир, вы как депутат, вы сами написали заявление о сложении полномочий. 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Да, это было в логике моих действий. Парламент долгое время не мог заработать, и стал вопрос о том, чтобы Верховная Рада прекратила свои полномочия досрочно. И я зарегистрировал законопроект, который предполагал, что если Верховная Рада завершит свои полномочия досрочно, то те люди, которые на момент этого события были депутатами, не имею права принимать участие во внеочередных выборах. Я написал заявление, и я не принял участие во внеочередных выборах. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы скептически относитесь к тому, что происходит в Верховной Раде? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Я отношусь скептически, потому что давайте представим, что все это международное давление, заявление Верховной Рады, заявление нашего правительства привело к тому, что в один момент Россия перестала быть агрессором, перестала поставлять оружие. Теоретически если это возможно. Каким образом нас это приближает к решению конфликта. Да никаким. Потому что мы знаем, настроения в Украине, если их так можно разделить на три блока. Восток Украины — мы видим результаты уже после президентских выборов, как проголосовали за оппозиционный блок, суть программы — просто дружеские отношения с Россией. Хотим мы этого или нет, а Восток Украины считает Россию старшим братом.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Не все так думают. 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Не все. Я смотрю на результаты выборов и говорю об основном тренде настроения. Есть Центральная Украина, которая считает, что у нас есть сосед, хороший или плохой, но поменять его невозможно. И есть Западная часть, которая считает, что это враг. Вопрос: если нет агрессии, закончилась. Люди из Центральной и Западной части готовы ехать в Восточную часть восстанавливать жизнь? А подавляющее большинство говорит «нет». 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Уважаемые слушатели, мы будем вам очень признательны, если вы ответите на вопрос нашего гостя. Готовы ли вы искать компромисс с людьми с Востока? Готовы ли вместе строить, или готовы, если надо поехать туда, готовы ли вместе найти компромисс для того, чтобы бок о бок дальше строить украинское государство? Если «да» - 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если «нет», звоните по телефону ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Итак. Способны ли мы придти к компромиссу? Сюда перешел наш разговор с Владимиром Полочаниновым, народным депутатом седьмого созыва, который пришел к нам в гости, чтобы обсудить новый статус Российской Федерации, страны агрессора. Было принято заявление. Это заявление направлено на то, чтобы усилить санкции в России. Но тут второй момент, усиливать санкции нужно не только извне, но и изнутри. 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: В этом-то и проблема. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Очень глубоко взаимно-интегрированная экономика наших стран. Это и было самым больным местом при разрыве. Сейчас этот статус предполагает полный разрыв экономических отношений? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: По закону так должно быть. Но из-за этого и пострадал и Янукович. Потому что его подчиненные, при поставленной задаче подписания Соглашения об ассоциации, экономической части, просто каждый занимался своим бизнесом и грабежом страны, в итоге, когда пришел момент реально подписывать этот документ, сели и посмотрели, что интегрироваться в течение одного месяца или двух не получится, и попытались эту ситуацию растянуть во времени. Народ отреагировал соответствующе. Сейчас происходит практически то же самое. Правительство понимает, что разорвать одномоментно эти экономические связи невозможно. С одной стороны мы понимаем, что эта страна инспирирует конфликт внутри, с другой стороны есть вещи, которые мы не можем на сегодняшний день сделать. Например, разорвать отношения в той же газовой сфере. Альтернативы не существует. Так это и называется — гибридная война. С одной стороны мы понимаем, с кем мы воюем, с другой стороны мы понимаем, что мы друг от друга зависим. 
Украина не уникальное государство, можно посмотреть на опыт других государств, в частности Канада. У них даже есть министр по мультикультурности. Все вещи, которые разделяет общество, должны убираться с повестки дня политиков. Проще дифференцироваться на таких вещах, как язык, история, религия. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Владимир, но и до конфликта, ведь мы понимаем, какая политическая сила лавировала между этими понятиями, для того, чтобы получить какие-то политические дивиденды. Президент, выступая, говорит, что у нас нет проблемы языка, религии. Вы сейчас говорите, что это якобы людей разбивает на какие-то группы. 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Потому что в это время в прошлом году я присутствовал в зале. И после того, как фактически Янукович бросил страну и убежал, мы пытались восстановить конституционный строй. И один из первых глупых законов это был Закон о языках. Суть его ничего не поменяла, но само его название, на которое отреагировал народ на Востоке, и разговор с теперешним Премьер-Министром, который был в зале, назначить первым Вице-премьером человека из Донбасса, не из «Партии регионов» а из Донбасса. Посадить его там, и единственной функцией его было говорить о том, что он тоже часть этой власти. Януковича в Луганской области ненавидели также как и в Центральной и Западной Украине, потому что он их вообще предал, они за него не голосовали. К сожалению, продолжилось история, когда политическая элита пытается не вести народ, а нравиться. Это путь к развалу государства. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: А какие вопросы должны солидаризировать народ? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Я думаю общее будущее успешного государства. А вопросы, которые разделяют, например язык, я бы отдал этот вопрос на места, сделал бы децентрализацию. Есть государственный язык, все, точка. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Мы обсуждали эти вопросы, и в принципе этой проблемы нет. Не запрещали говорить на Востоке по-русски, или по-украински. Этой проблемы нет. Это делалось специально. 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Но все равно этот вопрос поднимают народные депутаты. Потому что это примитивный способ дифференциации общества. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Олег из Броваров: «Народ Украины всегда готов строить и помогать. Целина братская, ГЭС, БАМ и так далее везде были украинцы. Русскоязычному народу Донбасса нужно думать и повернуться лицом к украинцам». Саша из Киева пишет: «Люди отличаются не только речью, но и делятся на мужчин и женщин». «Не переживайте, мы с Донбассом будем вместе. Но без бандеровщины» - вот такое сообщение нам пишет Артур. Из Донецка нам написала Валентина: «Вы не правы, что такое говорите. Не нужно расписываться за всех, кто живет в Донецке». Максим из Харькова пишет: «Мне сложно с соседом найти компромисс, потому что я для него стал «бандерой», и-за проевропейских взглядов. Я даже ходил на «антимайдан». 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Вы прочитали пять сообщений, и только одно из них взвешено, а остальные говорят о том, что есть дифференциация. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Макс из Броваров: «Если допустить, что сейчас наступил мир, то следует сначала представить стратегию государства по восстановлению пострадавшей территории. Эта стратегия должна иметь привлекательные перспективы. И только тогда можно создавать опрос на тему «Кто хочет, а кто не хочет». 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Вот, что мы и обсудили. В чем может быть объединяющий фактор. Вот он — успешность государства. Политическая элита, объясните, ради чего мы должны быть вместе, и мы согласимся. Но на сегодня на этот вопрос никто не отвечает. Ради чего? 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: «Ваш гость большой манипулятор, - пишет Вадим из Киева. - Опять идет риторика об исключительности народа Донбасса. Готовы ли мы дружить с Донбассом? А сам народ Донбасса готов дружить с Центральной и Западной Украиной? С уважением, Вадим, Киев». 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: У меня нет цели нравиться. Я хочу понять, где эта точка, где конфликт может прекратиться. Я не говорю об исключительности Донбасса. Я вижу, что точка эта есть, но только политическая элита должна начать делать одно и то же. Убрать вещи, которые разделяют общество за пределы повестки дня, даже выключить трансляцию заседаний Верховной Рады. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Почему? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Потому что то, что там происходит это не для зала и не для страны. Это происходит для тех, кто смотрит телевизор. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Назовем это словом «показуха»? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Да, это так сейчас продолжается. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: А что, по-вашему, народ не имеет права смотреть то, что происходит в Верховной Раде? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Я не говорю, что народ не имеет права, есть вещи, которые вредны. Мы же ограничиваем народ от желания пользоваться наркотиками. Что законно, а что противозаконно. Такая риторика уничтожает страну. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Максим из Харькова: «А если бы ваш гость в это время был в Верховной Раде и еще не сложил свои полномочия депутата, он бы голосовал «за» статус страны агрессора или «против»? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Еще раз, с точки зрения закона Россия соответствует критериям страны агрессора. Это так. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А как вы бы голосовали? 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Конечно, голосовал бы «за».

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Нужно подвести итоги голосования: семьдесят пять процентов слушателей, которые проголосовали на сайте готовы бок о бок с жителями Донбасса поднимать дальше Украину. Приняли участие в голосовании и жители Востока Украины. По телефонному голосованию — шестьдесят процентов готовы вместе строить будущее Украины. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я думала, что будет больше. 

Владимир ПОЛОЧАНИНОВ, народный депутат: Это здорово. Даже не объясняя ради чего, все равно люди хотят жить вместе в единой стране. Теперь им нужно объяснить ради чего. Это задача политической элиты. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это уже тема нашего следующего эфира, спасибо большое, что пришли к нам сегодня. Желаем вам хорошего дня. В гостях у нас был Владимир Полочанинов.

Гости программы и спикеры:
Евгений Каплин
Волонтер, координатор социального проекта "Гуманитарная миссия помощи мирному населению зоны военного конфликта"
Александр Москалюк
Доцент кафедры конституционного права юридического факультета КНУ им. Тараса Шевченко
Владимир Полочанинов
Народный депутат 7 созыва, бывший замглавы парламентского комитета по иностранным делам
Готовы ли вы бок о бок с жителями Донбасса строить дальше Украину?
  • Да
    77%
  • Нет
    23%

Поделиться:
Читать все
Читать все