СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Если приедет какой-нибудь Задорнов, ну кто пойдет на него? Или пойдут?"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымНевъездные российские артисты и выборы в Украине

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов четыре минуты и шесть секунд. Двадцать восьмое октября, вторник. Вы слушаете Радио Вести, Сакен Аймурзаев у микрофона. С вами ближайший час буду работать в эфире. Двадцать четыре тридцать пять, телефон для смс-сообщений, подписывайте их. И задавайте свои вопросы, высказывайте свои мнения в этой программе. Это приветствуется. И также телефонные звонки. Сразу скажу, в этом часе много будет ваших звонков, я хотел бы сам порассуждать и вам дать тоже высказаться на темы, которые затронем. Сначала про запрет артистам российским, которые поддерживают Путина. Опять запреты, запреты, запреты. Что вы думаете по поводу этих запретов. И спрошу вас, кого бы вы запретили к въезду в Украину помимо названных трех человек. Хотя в списке четырнадцать. Но списки пока не обнародованы. Подведем некий итог, очередной итог выборов, поскольку цифры уже кое-как сложились и картинка нам понятна. Такой облет по партиям сделаем. И поговорим о выборах, которые планируются в, так называемых, ДНР и ЛНР. Что-то там неладное затевается. Об этом тоже будет разговор в течение этого часа. 
Ну должен вам признаться, работа у меня приятная. Я сегодня три часа, целых три часа сидел на генеральной репетиции, на генеральном прогоне предпремьерном показе балета «Великий Гэтсби», который ставили в Киеве. Это мировая премьера, мировая премьера, которую сделал Денис Матвиенко, известный украинский актер балета и режиссер и вообще человек мирового имени. Сделал шоу, это невероятно красиво все, это все интересно. Но тут надо, как говорится, любить. Значит, и воспринимать. Ну, если любите, воспринимаете – посмотрите. Хотя это уже невозможно сегодня. Завтра два спектакля. Сейчас уже целый час «Велики Гэтсби» идет в Палаце Украины. И завтра он будет. Дуайт Роден поставил его, американский танцовщик, режиссер, хореограф балета. Очень много иностранных артистов. Музыка, которую Константин Меладзе написал. Симфонический оркестр Украины национальный играет. Все это достаточно зрелищно, красиво. В течение этих трех часов, которых продолжалась репетиция, ну как сказать, свободно да. Перерывается это все, хотя не так много. И можно рассмотреть без особого стечения народа. И я вот сидел и смотрел на Дениса Матвиенко, который конечно же привлекает огромное количество публики и именно своим именем, своим образом, своим талантом. И думал вот о чем, а еще параллельно переписывался с Владом Троицким по поводу оперы. Двадцать девятого ноября Влад Троицкий оперу ставит в Киеве в Доме культуры КПИ. Следите за анонсами, в том числе и на нашей радиостанции это будет. И я вот сидел и смотрел на Дениса, на его труппу, на тех, кто с ним танцует, на режиссеров, на музыкантов, на молодых ребят, которые хотят делать современный балет. Может быть не всем понятный, но безусловно красивый и изящный. И думал вот о чем. Ведь у Дениса Владимировича Матвиенко интересная судьба. Он всемирно признанный, всемирно признанный украинский артист балета. Имя, которое знают. Человек, который по всему миру путешествует и работает. И что совершенно нормально для артиста быть человеком мира и гражданином мира. Но вспомнилась мне печальная история о походе Дениса Матвиенко в Национальную оперу Украины, в которой он тогда по приглашению Министра культуры Кулиняк, это в ноябре одиннадцатого года, стал худруком балетной труппы Национальной оперы. После чего впервые в таком консервативном, в таком не готовом к эксперименту и риску театре как Оперный театр киевский, стали появляться контемпорари, современные, современные балеты, которые стал делать Денис вместе со своими коллегами, привлекая вообще кого угодно со всего мира. И вот неприятная история с ним случилась. Он уехал на гастроли в Лондон с одним из балетов своей труппы. И в то время пока он был там, на сайте Национальной оперы из раздела «Руководства» его вычеркнули, перевели его в раздел «Солисты балета». Это такая советская традиция разбираться с неугодным. Да? Вот такая аппаратная игра. На сайте из руководства в простые смертные перевели. Все это закончилось печально. Денис Матвиенко ушел из Национальной оперы. Недавно читал его интервью одному из еженедельных изданий, журналу «Фокус» если быть точным. И в этом интервью Дениса спрашивают, вернется ли он на эту должность, готов ли он. И видно, что артиста очень сильно задела эта ситуация. Ему неприятно ее вспоминать. Не уверен, что он вернется. И о нынешнем Минкульте тоже весьма общее говорил. 
Вторая история с тем же упомянутым нами Владом Троицким, который сделал Гогольфест, который сделал театр «Дах» с двадцатилетней историей. Влад Троицкий был главным режиссером музыкального театра на Подоле. Вы знаете, да? И тоже все это грустно кончилось. Поскольку сама система культуры и управление культуры, менеджирование государственной культуры не терпит таких людей сейчас. Вот эти печальные мысли меня посещали. Не скажу, что я большой любитель того, чтобы выдающихся людей культуры и искусства приковывать цепями к родным городам и весям, и никуда их не отпускать. Но печально, что в своих родных краях очень часто художнику не находится места, не находится денег, не находится понимания в государственных структурах. Посмотрим, что изменится. Пока что Министерство культуры Украины активно занимается запретами на въезд в Украину российским артистам и эстрады и певцам, которые поддерживают политику Путина в отношении Украины. В этой связи первый мой вопрос вам на голосование – поддерживаете ли вы запрет на въезд российским артистам? Мы просто спросим российским артистам, но расшифровываем так, расшифровываем подробно, что это те люди, которые поддерживают политику публично. Четырнадцать артистов в этом списке. Итак, поддерживаете ли вы запрет на въезд артистам? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если да, это нормальная мера. Так и нужно. И ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два, если этого делать не следует. Не следует запрещать, не следует вообще этим заниматься. И не надо распространять запрет на артистов. И так, пожалуйста, голосуйте. Поддерживаете ли вы запрет на въезд артистам? Если да – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. 

И звоните, пожалуйста, в прямой эфир. Будем общаться с вами на эту тему. И если вы поддерживаете в звонке, я сразу вас спрошу, кому бы вы еще запретили? Вот у нас сейчас три имени, которые Министерство культуры так очень деликатно, издалека скажем так, объявило в своем пресс-релизе. Это певец Кобзон, актер Иван Охлобыстин, кстати, священник русской православной церкви, временно не служащий. И сатирик Михаил Задорнов. Итак, слушаю ваше мнение. Алло, здравствуйте. Как вас зовут? Поддерживаете ли вы запрет?

Слушатель: Да, честно говоря, не поддерживаю.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут?

Слушатель: Меня Дмитрий зовут. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Дмитрий. А почему вы не поддерживаете запрет? 

Слушатель: Да потому что, честно говоря, если они будут сюда приезжать и видеть то, как здесь живут люди, то в принципе ничего плохого не будет происходить. Я думаю даже что-то будет меняться у них в голове так сказать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть, вы бы даже Кобзону не запретили?

Слушатель: Да пускай приезжают ради Бога.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А Михалкову бы запретили?

Слушатель: Понимаете, одно дело личная к ним неприязнь какая-то. Другое дело, пускай они приезжают и видят то, что здесь происходит. Видят еврохохлов, и видят тех, кто там, не знаю, им не угодный. Пускай видят и все.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам, спасибо.

Слушатель: От этого пускай их мнение меняется.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо Дмитрий за звонок. Пожалуйста, вы. Слушаю вас. Как вас зовут? Представьтесь. И ваше мнение?

Слушатель: Добрый день, вечер.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вечер.

Слушатель: Игорь, Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Игорь, слушаю вас. 

Слушатель: Ну, я бы, честно говоря, запретил.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы запретили. А кому бы еще запретили? Вот смотрите, вы «за», значит мы имеем – Кобзон, Охлобыстин, Задорнов. Давайте еще одну или парочку.

Слушатель: Артистов?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушатель: Ну, честно говоря не думал. Кто в «Девятой роте» снимался, не помню, который отличался там в Крыму. Не помню его фамилии.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В «Девятой роте»? «Девятая рота».

Слушатель: Да, да, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А это режиссер имеете в виду?

Слушатель: Нет, не режиссер, Бондарчук. Это один из актеров.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Бондарчуку бы не запрещали. 

Слушатель: Я не помню его высказываний, если честно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Михаил Пореченков может, нет?

Слушатель: Та нет, нет. Ну, Пореченкова я как раз любил. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Он играет там просто. Станислав Говорухин там играет тоже полковника, нет?

Слушатель: Нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну короче не помните. Хорошо. Ладно. Давайте уточним. Ну смотрите, еще раз объявляю голосование. И уходим на рекламу и новости. Поддерживаете ли вы запрет на въезд артистам, российским артистам, которые поддерживают Путина? Если да – ноль восемьсот сорок девять ноль один. Если нет – ноль восемьсот сорок девять ноль два. И после, после рекламы и новостей продолжим. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать шестнадцать, продолжаем разговаривать с вами о российских артистах. Двадцать четыре тридцать пять – пожалуйста, пишите смс-ки на этот номер, подписывайте их. Запрещать въезд артистам не нужно. Пусть публика любуется на их паскудные рожи – Игорь из Харькова пишет. Артистов надо было впускать. Но кто из них высказывался за агрессию в Украине также взять под арест как Надежду Савченко – Игорь теперь из Киева. Если человек называет мою родину недогосударством, после этого он не должен здесь появляться. Запретил бы полному составу ГД. Но мы не про Госдуму. Не запрещал бы, пусть едут. Приехали – их на сидалище и в тюрьму за разжигание войны. Но перед этим провести расследование, вынести приговор в суде – Алексей, Киев. Зарыть Кобзона, о Боже мой – Алик, очень радикально вы. Эти артисты – агенты русского мира. Не люблю запреты, но этот поддерживаю. Константин. 
Поддерживаете ли вы запрет на въезд артистам? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один - да. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – это если нет. Но в этой связи я хочу вам сказать, вот например запрещен въезд Вакарчуку, Святославу Вакарчуку, которого вы будете слушать у нас в эфире кстати, да. И что с этим делать? Что с этим делать? Ему тоже запрещен въезд в Россию. Вы поддерживаете этот запрет? Если вы поддерживаете этот запрет Кобзону въезжать сюда, мы должны признать, что и они тогда правильно сделали, что для них Святослав Вакарчук ну конечно не будем сравнивать его с Кобзоном. Но для российской пропаганды он человек, который не угоден. И ему запрещен въезд. И концерты он там не может давать. Что вы думаете, пожалуйста, звоните ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Да? Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут? 

Слушатель: Меня зовут Виталий. Город Киев. Честно говоря, не поддерживаю. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Слушатель: Интерес в том, что наверное много чести. И с некоторой стороны хотелось бы наоборот развязать руки. Теперь везде появился лишний повод сказать, показать свою значимость в отношении с Украиной. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну смотрите, Виталий, спасибо за звонок. Мне кажется, что тут такое дело. Вот, например, представим себе приезжает Задорнов в Киев сейчас. Ну, хотя, что его может заставить, я тоже сомневаюсь, что он прям приехал бы сюда. Ну, например, вот ему предлагают гастроли. Это как случай с выборами, да? Вот на коммунистов никто решил не идти. И они в парламент не попали. Точно так же и тут. Задорнов не приедет в Киев, чтобы отведать тут вкусной еды, и погулять в парках. Вряд ли. Если бы они сюда и ездили, они бы сюда ездили ради своей концертной профессиональной деятельности. Но я не думаю, что сейчас огромное количество людей будет в Киеве, в Украине, которые захотят на них посмотреть за деньги. Вот и все. И можно было бы очень просто этот вопрос решить. Просто не организуются их гастроли, потому что нет людей, которые хотят это видеть. Вот Борис Гребенщиков в декабре прилетает. Я не сомневаюсь, что на Бориса Борисовича придут люди посмотреть, послушать его песни и у него будет аншлаг. Если приедет какой-нибудь Задорнов, ну кто пойдет на него? Или пойдут? Может быть, я ошибаюсь. Алло, вы в эфире. Как вас зовут? Пожалуйста. 

Слушатель: Алло, добрый день, Сакен. Меня зовут Артем. Я из Днепропетровска. Я считаю, что надо понимать. Допустим такой человек как Охлобыстин его не особо надо запрещать, потому что он невозможный человек. А такого допустим как Кобзон, он приехал посмотрел и что-то ему пришло.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Извините, пожалуйста, очень плохо слышно. Спасибо, я понял. Значит, Кобзону можно иногда и приезжать по-вашему. Алло? Вы в эфире. Как вас зовут? Добрый день.

Слушатель: Добрый день. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый.

Слушатель: Сакен А ймурзаев?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушатель: Это Антон, Днепр. Я согласен. Я таксит. Я знаю такую вещь, Задорнов в Днепр любит приезжать пять-шесть раз в год. Любил.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так, так.

Слушатель: Когда-то он мне нравился, очень нравился. Ему в последний приезд разбили в центре Горького, в автобусе стекла побили. Вроде как и милиция охраняет, но тем не менее стекла побили. А я такой возмущался, думаю, почему, почему? А потом спустя месяц смотрел, есть на ТНТ вечера с Тиграном Кеосаяном. И Тигран его спрашивает – образ современного украинца? Хотя Тигран в Украине часто бывает и знает как Украина. Задорнов и говорит, что мы тут быки-колхоз, который брюки заправляем в носки и ходим в малиновых пиджаках.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и туда ему и дорога. 

Слушатель: А я такой думаю, правильно, гнида ты, что ты творишь? Ты сюда бабло косить ездишь, туда же привет и Йосе этому ракообразному.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Скажите, пожалуйста, Антон, а вы кому бы еще запретили? Вот может, есть пара имен? 

Слушатель: Я кому запретил? Я, наверное, сейчас на вскидку не отвечу, еду домой, вклинился в разговор. Но знаете, что я скажу. Насколько я любил Охлобыстина, каждую серию, покупал из-за одной серии диск. И насколько я посмотрел сто восемьдесят первую серию. А сто восемьдесят вторую даже смотреть не захотел. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо. Антон, Антон. Спасибо.

Слушатель: Не вставляет он меня. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам большое. Оставим Ивана Охлобыстина на сто восемьдесят первой серии. Двадцать четыре тридцать пять – телефоны для ваших смс-сообщений. Пишите их, пожалуйста. И продолжается голосование. Поддерживаете ли вы запрет на въезд артистам? Если да – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. «Одному цирковому клоуну надо запретить въезд в Украину. Тому самому карлику-завоевателю». Киев. Ну, да. «Того актера с «Девятой роты» зовут Леха Панин» – Юра из Харькова пишет. «Разрешить гастроли только по свинофермах» – Сашко. «Звонивший, возможно имел в виду Сергея Безрукова? Я бы добавил Вику Цыганову. Они ненавидят украинцев» – Лариса, Харьков. «Запретить еще стоит той женщине, в клипе которой снялся Губарев» – Катерина из Киева. Это именно она и есть, Вика Цыганова. Дорогая Вика Цыганова, с бессмертным хитом «Русская водка», когда-то у нее была такая песня, «Русская водка, что ты натворила». Она этим собственно и вошла, этой песней. «Идет война, и артисты должны определиться, они люди искусства, то есть мира, или политики» – Ирина из Киева пишет. Запрещать въезд в Украину артистам, которые поддерживают агрессию России не надо. «Если такие артисты будут знать, что их ждут мусорные ящики, они сами не приедут» – Светлана, город Киев. Светлана, я тут не про мусорные ящики даже. И не про то, как их вот Антон из Днепра говорил, там автобус разбили. Это тоже не очень красиво. В конце концов, артист есть артист. А вот при этом сам Антон, оставив Охлобыстина на сто восемьдесят первой серии его сериала и не перейдя к сто восемьдесят второй серии сериала, объявил свой личный бойкот. Ведь искусство это очень личная вещь. Вот сижу я сегодня, смотрю «Великого Гэтсби» Дениса Матвиенко и его замечательных товарищей. И кто, что может мне запретить, понимаете? Вот кто? Вот что-то мне нравится, а что-то мне не нравится. Искусство, как и музыка, как и фильм, как и песня – вот вам нравится Кобзон, скажите мне? Вот честно сами перед собой сейчас, перед приемником ответьте. Нравится ли вам то, что сейчас делает Иосиф Кобзон или Вика Цыганова? Ответили? А при чем здесь Министерство культуры Украины, скажите мне? И конкретно Министр? Или конкретно, какое-то управление в этом министерстве? Я не очень понимаю этих списков, не очень. Алло, вы в эфире.

Слушатель: Алло? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, здрасте.

Слушатель: Добрый вечер, Сакен. Меня зовут Александр, Днепропетровск.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Очень приятно. Да, слушаю вас.

Слушатель: По поводу запрета. В принципе, я согласен с запретом. Потому что эти деятели культуры позволяют себе нелицеприятные высказывания, даже унизительные высказывание об Украине. Граничащие с элементарным культурным воспитанием человека. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А кому бы вы запретили? Кому вы запретили? Если бы у вас был

Слушатель: Да, да. Я закончу. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушатель: При этом они приезжают сюда и зарабатывают деньги. И не исключено, что они потом могут тратить эти деньги для финансирования того же ДНР или ЛНР. Ну никто не может 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Окей. Кому бы запретили?

Слушатель: Наверное Валерии и Стасу Михайлову. Он тоже.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Валерия и Стас Михайлов

Слушатель: Да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вполне известные кандидатуры. Спасибо вам за звонок, Александр. Да, благодарю вас. Алло, вы в эфире. Слушаю вас. Выключите приемник и говорите. 

Слушатель: Да, здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте.

Слушатель: Я в эфире, да? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да, да. Слушаю вас.

Слушатель: Это Юра, город Харьков. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Юра, здасте.

Слушатель: Значит, никого отправлять не надо. Пусть люди едут. Они сюда не просто зарабатывают деньги на Украине. Еще они делают большие кассовые сборы филармониям и так далее. И в этой нищей стране возьмите хоть какой-то кусок денег люди получат в виде налогов и так далее и тому подобное. А запрещать это удел слабого. Понимаете?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А что надо сделать? А что надо сделать? Юра, а что надо сделать?

Слушатель: А действовать по ненависти это киевская банда только ненависть. Идет отталкивание 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ох, понял вас, понял вас, Юра. Понятно. Жалко не дозвонились вы в часть про выборы. Я бы вас спросил, за кого вы голосовали. Алло, вы в эфире. Алло?

Слушатель: Здравствуйте, Сакен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, здасте.

Слушатель: Алло?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, здрасте.

Слушатель: Я вам звоню из очень далека.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Откуда?

Слушатель: Точнее с границы штата Массачусетс и Коннектикут. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это прекрасно. Любимые края. Штат Коннектикут люблю.

Слушатель: Да. Я вам хочу сказать. Я слушаю ваше шоу.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушатель: По поводу актеров.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да.

Слушатель: Я скажу только о двух – о Кобзоне и о Задорнове. Кобзону уже двадцать лет запрещен въезд в Америку. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну ему же там по мафиозным делам? Нет? Разве не поэтому? Там что-то

Слушатель: Правильно. Он три года назад, он даже сделал такой ролик для русскоязычных эмигрантов, чтобы надавить на сенаторов и конгрессменов, чтобы ему разрешили въезд. Но въезд ему не разрешили. Двадцать лет он не может сюда въехать. Значит ФБР местное что-то знает. По какой причине запрещен въезд.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А Задорнов? Задорнов? Его визы лишили, по-моему, да?

Слушатель: Что касается Задорного, я хочу вам сказать, вот как сказал один ваш предыдущий слушатель. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да?

Слушатель: Его здесь очень хорошо принимали эмигранты. Они любили его шутки и прочее. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да?

Слушатель: Человек приезжает обратно в Москву и просто опускает тут всех эмигрантов ниже плинтуса. Что они все мистячковые, они не правильно говорят по-русски

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А американцы у него тупые. Американцы у него тупые все. 

Слушатель: Да, тупые, глупые. Понимаете? Дело ведь не в том, что они говорят, их личная позиция по поводу Украины. А проблема в том, что они унижают народ Украины. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Как вас зовут? Как вас зовут? 

Слушатель: Сергей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сергей. Спасибо вам, что слушаете нас в далеком штате Массачусетс. Удачи и привет всем.

Слушатель: Спасибо. До свидания.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, до свидания. И так, мы заканчиваем эту тему. Всё, не будет про эти вещи. Значит, семьдесят семь процентов позвонивших, спасибо очень активно голосовали, поддерживают запрет на въезд артистам. И двадцать три процента считают это не правильным. После новостей вернемся. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов и тридцать четыре минуты. Продолжаем программу. Сакен Аймурзаев у микрофона. Смс-сообщения присылайте по номеру двадцать четыре тридцать пять. Подписывайте их. Спасибо, что пишите, но мы тему с артистами уже закончим. Все таки тема эта будет сопровождать нас достаточно долго. Давайте сейчас на ней не акцентировать все наше внимание. Перейдем к другому. К разговору о выборах. Вот передо мной сейчас экраны телевизоров без звука, естественно. И вот там все про выборы говорят. Ну и мы немножко на эту же тему. Собственно, вот обработано уже где-то девяносто пять процентов протоколов. И что дает нам возможность оперировать цифрами абсолютными? Не относительными цифрами, а сколько процентов – двадцать два, двадцать один, одиннадцать, девять, семь и пять? А именно, количественно, сколько тысяч человек, сколько живых душ? Сколько живых сердец и рук? Сколько вас живых, голосовали за ту или иную политическую силу?
Итак, Блок Петра Порошенко, набирающий пока сто двадцать семь, сто двадцать семь депутатских мест вместе с мажоритарными шестьюдесятью тремя депутатами по спискам. Блок Петра Порошенко. Значит, смотрите какая история. Конечно это немножко, это немножко условно. Но все равно порядок цифр интересно изучить. Значит, на президентских выборах в мае, когда Петр Порошенко победил в первом туре, за Петра Алексеевича проголосовали девять миллионов восемьсот пятьдесят семь тысяч человек. Ну там еще есть сотые доли, но вот так девять миллионов восемьсот пятьдесят семь тысяч. А за Блок Петра Порошенко на этих выборах проголосовало три миллиона двести пятьдесят две тысячи человек. То есть, видите, насколько существенно снизилось это количество людей. Разница между теми, кто за него в первом туре и за его, за Блок его имени голосовал на этих парламентских выборах. За «Народный фронт» - три миллиона триста тысяч голосов. Это во многом те голоса, которые на тех выборах президентских были голосами Петра Порошенко. По какой причине эта переориентация произошла? Как это произошло? Мы сказать с вами не можем. Это должен более обстоятельный анализ. Одно можно сразу сказать – Арсений Яценюк как Премьер-Министр и как политик общегосударственного масштаба уже пользовался большой поддержкой украинского населения на выборах Президента десятого года. За Арсения Петровича проголосовали миллион семьсот тысяч человек. Миллион семьсот тысяч человек. Сейчас, спустя четыре года, спустя четыре года с тех пор Яценюк лично не участвовал в выборах. В двенадцатом году он шел вместе с «Батькивщиной». Значит, с тех пор лично под своим флагом он не шел на выборы. Сейчас за «Народный фронт», он первый в партийном зачете, скажем в партийном учете, три миллиона триста тысяч голосов отданы. Блок Петра Порошенко помимо того, что он имеет хорошие результаты, хорошие результаты в Винницкой области и в Закарпатье, самые большие результаты Блока Петра Порошенко именно в эти областях, следующая Сумская, Хмельницкая, Ровненская и Киевская. То есть, видим, что это центр, это центр Украины и это восток Украины, но который северо-восток скажем, северо-восток Украины. И главное, и важное это то, что Блок Петра Порошенко с, так сказать, с неплохим результатом в Киеве, с неплохим результатом в Киеве победил – двадцать три процента, почти двадцать четыре процента проголосовали киевлян вас, дорогих наших слушателей, в том числе. Двадцать три, почти двадцать четыре процента за Блок Петра Порошенко. В неком смысле это мандат доверия, в том числе и мэру, который являются частью команды Президента. У «Народного фронта» Арсения Яценюка хорошая поддержка в западных областях. Это те области, которые в свое время отдавали свой голос Юлии Тимошенко и ее «Батькивщине». И «Батькивщина» надо сказать в этом году набравшая у нас восемьсот сорок девять тысяч голосов как партия, в двенадцатом году набрала пять миллионов двести тысяч голосов. Пять миллионов двести тысяч. Сейчас она набирает соответственно восемьсот сорок девять тысяч голосов. И на президентских выборах в мае Юлия Тимошенко набрала два миллиона триста тысяч голосов, два миллиона триста тысяч. Сейчас у «Батькивщини» восемьсот тысяч голосов. Вот такое существенное падение электоральной поддержки Юлии Владимировны, при том, что ее поклонники и люди, которые с ней из-за нее, люди традиционно не меняющие своих взглядов и скажем так весьма и весьма были преданны своему политику, тем не менее, вот такой вот процент показывает у нас Юлия Тимошенко. Значит, про «Народный фронт» еще раз смотрим на карту их поддержки и видим, что это действительно Ивано-Франковск, Тернополь, Волынь, Львов, Черновцы, Ровно и только потом Киев, где достаточно сильна поддержка. И минимальная поддержка в Одессе, Запорожье, Харькове, Одессе и Луганске. Это что касается «Народного фронта». 
Следующий и это «Самопомичь», сейчас многие говорят об этой политической силе, которую возглавляет Андрей Садовый, мэр Львова. И это интересно. Если открываем карту выборов, видим, что по всей территории Украины, есть два таких серьезных сгустка электоральных сгустка таких поддержки – это Львов и Львовская область, где восемнадцать процентов почти девятнадцать процентов голосов отданы партии «Самопомощь». И в Киеве – двадцать один процент, двадцать один процент. А все остальное как бы размывается. Все остальное размывается. Киев на первом месте, Львов на втором месте. И на третьем – Ивано-Франковск и Киевская область четвертая. Я в этой связи вспомнил одни интересный случай из моей журналистской практики. Это было зимой, был Майдан. Это может быть декабрь был. Я пошел на разговор к Виктору Медведчуку, который тогда еще был в Киеве и охотно встречался с журналистами, поясняя какие-то свои взгляды, какое-то свое видение. И я помню, у нас был длинный разговор и про выборы и про многое другое. И вот когда речь зашла про Киев, Виктор Владимирович сказал так как он умеет, знаете, залихвацки, так с прищуром, ну говорит проблема у нас в чем, проблема в том, что Киев у нас голосует как Львов. И вот мы видим, что на этих парламентских выборах этот тезис абсолютно подтвердился. Более того Киев в этом смысле голосует даже более уверенно, чем Львов. Абсолютно совпадая со столицей Галиции, со столицей Галичины западной Украины в своих электоральных предпочтениях. Двадцать один процент за «Самопомощь» в Киеве, девятнадцать процентов во Львове. Вот такой интересный у нас получается расклад. 
Значит, что касается партии Олега Ляшко. Традиционно у Олега Ляшко поддержка в Черниговской области, где он не первый год ведет активную работу среди населения. Там он набрал семнадцать процентов, в этой области. Это его максимальный результат. Ну а в целом по стране за Олега Ляшко и за его партию проголосовали миллион сто десять тысяч человек. Чуть более семи процентов. Миллион сто десять тысяч человек. Это очень интересный миллион. И миллион, который еще предстоит анализировать. Предстоит анализировать его симпатии, его принципы, по которым эти симпатии возникают. Это люди, любящие такой базарный популизм, махровый популизм. Популизм на уровне, на уровне вот разговора, разговора за семечками. Вот таких людей миллион и они верны Олегу Ляшко надо сказать, потому что на президентских выборах Олег Ляшко набрал миллион пятьсот тысяч голосов. Сейчас он набрал миллион сто десять тысяч голосов. То есть минимальное количество людей отвернулись от Олега Ляшко. А так, в общем, кто был за него в мае, вот этот костяк его симпотизантов, те же люди за него голосуют и сейчас. После рекламы и новостей возвращаемся. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать минут сорок шесть, двадцать часов сорок шесть минут в Киеве. Продолжаем подводить итоги. Извините за эту цифирь бесконечную. Но просто на самом-то деле, это самое интересное в выборах, когда мы получаем цифры и начинаем как врачи по данным артериального давления, пульса и анализам судить о состоянии пациента. Это очень и очень интересно, по крайней мере, для меня. Что еще имеем? Имеем «Оппозиционный блок» по поводу которого я хотел пару слов сказать. 
Значит, все эти наши охи и ахи и все эти проклятья, которые за последние сутки мы прочитать могли в украинской прессе по поводу того, что проходят бывшие регионалы, проходят люди, которые запятнали себя законами шестнадцатого января. Знаете, в этом смысле после драки кулаками действительно уже странно махать. Давайте просто смотреть на следующее. Возникает серьезная группа, оппозиционная группа, теперь уже как бы как они себя называют, но они оппозиция. Они не входят в коалицию и не будут входить. Это оппозиция. Значит, есть несколько важных моментов. Во-первых, то о чем мы еще вчера говорили. Все-таки радикальная такая знаете, граничащая с гражданской шизофренией часть Партии Регионов, то есть те люди, которые будучи гражданами Украины подспудно, или тайно или открыто и как угодно, занимались деятельностью, подрывающей Украину. Вот такие люди все-таки уже вот яркие такие представители, это вот движение в парламенте не присутствует. Не присутствует. Да, присутствуют люди, которые не только инкорпорированы были в систему Януковича, а являлись важными функционерами, партийными, региональными и чиновниками, олигархами времен Виктора Януковича. Надо помнить одну очень важную вещь про этих людей. Регионалы, если их так назовем старым словом блестяще умеют быть в оппозиции. Это они доказали годами, которые провели в этом статусе во время президентства Виктора Андреевича Ющенко, когда находясь в оппозиции эта команда сплотилась, не сдала своего тогда лидера Януковича, хотя могла сделать все, чтобы этот человек навсегда остался в Ивано-Франковске, когда в него попали яйцом. Я имею ввиду фигурально, да? Вот просто остался бы там, в две тысяче четвертом году и дальше бы уже нашли другого лидера. Тем не менее. Они его сохранили, они консолидировано просидели в парламенте эти годы и они вязли реванш. Я не говорю о том, что сейчас будет реванш или что-то такое. Но надо очень хорошо понимать, что в оппозиции это сила умеет быть и знает как быть. Это первое. Второе, быть оппозицией в демократическом парламенте намного лучше и для самой оппозиции и для самого парламента. Чем быть вне демократическом парламенте. Чем быть оппозицией образца прошлого, после двенадцатого года, когда внутри этой оппозиции не было никакого единства и тяжело было что-либо сделать. И очень часто на что была способна оппозиция – это надеть майки и кричать кричалки или там разбивать двери. Эти ребята двери не будут. Они не из тех. Посмотрим, как они будут работать в условиях демократического парламента. А от того, что будет ли он демократический или нет это зависит уже не от них, а от правящей коалиции, которая, надеюсь, будет демократической не только в бумагах и названиях в соглашении. А в своих действиях. Поэтому сильная оппозиция, но не критическая в плане массы депутатской очень полезна. И на мой взгляд раз уж так случилось, раз уж все это мы имеем давайте пытаться разговаривать и пытаться контролировать. Вот теперь в парламенте есть огромное количество гражданских активистов. Есть люди, которые воевали. Есть люди, которые не снимут камуфляжную форму. Как ходили, так и будут это делать в стенах парламента. Давайте теперь как бы смотреть на эту оппозицию. Вот она есть, эта оппозиция. И не надо сейчас уже особо морщиться. Нам с этой оппозицией как и с этой коалицией какое-то время жить. Надеюсь, полный цикл, полную каденцию парламента, потому что частые выборы это несколько вещь утомительная. Теперь уже, слава Богу, все силы есть. И что? Последнее, что я хотел сказать, это Сергей Тигипко – за него проголосовали четыреста шестьдесят одна тысяча человек. Почти четыреста шестьдесят две. На президентских выборах его поддержали девятьсот восемьдесят девять. Почти девятьсот девяносто тысяч человек. Сейчас в два раза меньше. Вот такое серьезное падение у Сергея Леонидовича Тигипко. В общем, конечно, что говорить. 
Что касается «Свободы», не прошедшей в парламент – за нее проголосовали семьсот тысяч человек. Семьсот тысяч человек. А за их кандидата, за их кандидата на президентских выборах, Олег Тягнибок, напомню, шел также и тогда он был в кандидаты в Президенты, проголосовали двести тысяч тогда, всего двести тысяч. Сейчас они набрали семьсот тысяч и не прошли в парламент. Что дает возможность этой партии сохраниться в межпарламентский период и не кануть в лету, а готовиться к следующим, следующему избирательному циклу. И собственно начинать и делать что-то в регионах и на региональном уровне. Что, в общем, не так страшно. Партии терпят поражения. Партии возрождаются. Партии исчезают. Партии возникают и в новом виде. Поэтому ничего печального особо я не вижу. В конце концов, это тоже испытание на прочность будет для партии «Свобода».
Ну и уход коммунистов в прошлое, это как бы да, впервые в украинском парламенте нет фракции Коммунистической Партии, нету ее ни по решению суда, а по решению избирателей. Правда, это мы подчеркиваем, что нет коммунистов ну как собственно и нет основного их электората – жителей Крыма и тех, жителей тех регионов востока Украины, которые сейчас находятся под контролем боевиков.
Теперь значит, к сожалению, не успеваем мы с вами подробно поговорить на тему этих выборов, которые они планируют на начало ноября, так конкретно на следующее воскресенье. Посвятим подробно время этим выборам в следующих программах. Одно хочу сказать вам точно совершенно. Вчера в эфире мы слушали с вами заявление Барака Обамы по поводу парламентских выборов. И прямо в этом заявлении, в самом этом заявлении, в самом этом тексте есть слова о выборах в Донецке, которые могут устроить ДНР и ЛНР. И эти выборы Соединенные Штаты не признают уже сейчас. И считают, сегодня появилось расширение этой новости, американская администрация считает, что выборы можно признать лишь в том случае, если они будут проходить по украинским законам. Такую же позицию заняло руководство Украины. И сегодня же Россия начала говорить о том, что выборы будут признаны, выборы боевиков ДНР и ЛНР будут признаны и начинается очередной раунд бодания. Бодания за теперь признание или не признание этих выборов. Что кажется мне очень печальным, поскольку в очередной раз и это хрупкое перемирие и все, что вокруг него происходит, опять будут подвергнуты испытанию. Нам, я думаю, следует ждать серьезных каких-то заявлений с российской стороны уже в сам день выборов и после него. И потом возникнет опять диллема, что делать, вот как в новостях говорят, псевдо выборы, псевдо голосование. Псевдо, псевдо, псевдо. Но псевдо-то может так оно и будет, но что делать с этими уже псевдо депутатами, и псевдо мэрами и псевдо главами? Вот вопрос. Вот вопрос. Надеюсь, завтра мы с вами сможем более подробно обсудить эту тему. А пока подумайте, что вы сами считаете, что вы сами считаете. Как думаете, стоит ли опасаться присутствия в парламенте Левочкина? Да, знаете, в этом парламенте я думаю, что не стоит вообще никого опасаться. В крайнем случае, сейчас уже столько дано нам обещаний и Президентом и его командой, и отдельными депутатами, и отдельными партиями, что если что-то нам и придется нам чего-то опасаться, всегда можно будет прийти спросить. А почему нам чего-то или кого-то теперь опять надо опасаться? И ответ на этот вопрос мы внимательно выслушаем. Спасибо, что были сегодня с нами, слушали мой эфир. Завтра в это же время в двадцать ноль ноль продолжим разговор на Радио Вести. Сакен Аймурзаев, желаю вам спокойно ночи.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все