СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Очень важно встречаться со своими страхами. В разных видах"

"Дорогая передача"Мистические страхи

Стенограмма "Дорогой передачи" на Радио Вести

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Добрый вечер. Хочется сказать всем, хотя, сначала я думала как-то напугать всех. Но какое-то пугающее приветствие мне в голову не пришло. Вы слушаете программу "Дорогая передача", с вами Юрий Шевченко, наш психолог-психотерапевт, и я, Марта Мольфар. И почему хотелось мне всех напугать, потому что завтра очень многие будут отмечать такой праздник как Хэллоуин. Праздник не наш, праздник к нам пришел не так давно, но, вот, традиция прижилась очень хорошо. Во всяком случае, сразу коммерческая жилка у этого праздника чувствуется четко. Вот, сегодня вечером я прошлась по улицам Киева, по центру, по Крещатику шла как раз, вот, перед эфиром. И все витрины в этих тыквах со страшными мордами, то есть, магазины сувениров продают, конечно, наперебой всякие какие-то там костюмы и так далее.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Страшные маски.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Страшные маски, да. То есть, все готовятся к Хэллоуину. Ну, не знаю, как все, не знаю, готовитесь ли вы, уважаемые слушатели, в вашей семье к этому. Но то, что из этого праздника можно легко сделать деньги, как и из многих других праздников - это факт. Однако, почему праздник этот так легко прижился, и почему во всем мире его празднуют с таким удовольствием? Я думаю, что на самом деле, причина, вот, в мистических страхах, которые он в себе несет.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, или, скорее, пытается справиться с этими страхами.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, точнее, конечно, попытка справиться с этими страхами. Итак, сегодня мы будем говорить о мистических страхах. Ну, раз я уже заговорила о Хэллоуине, давайте я, чтобы уже, все-таки, солидная радиостанция, давайте я вам очень-очень коротко расскажу об этом празднике. Праздник этот пришел к нам от древних кельтов Ирландии и Шотландии, то есть, оттуда родом этот праздник. Очень долго он традиционно связывался именно с мертвыми, то есть, это такой считался темный языческий праздник. И, вот, зашагал он уже в культуру современную. В ночь с тридцать первого октября на первое ноября этот праздник отмечается. Как происходило, вот, лет триста тому назад: просто ходили дети и взрослые, выпрашивали конфеты, у них были такие платяные мешки, на головах такие маски тряпичные. Затем немножко модернизировался этот праздник, появились, так называемые ролевые костюмы, стали наряжаться уже в каких-то монстров, или, как минимум, в мертвецов. То есть, каким-то образом изображать пришельцев темного мира. Уже, тут, фантазия у кого какая - девушки, как правило, облачаются в сексуальных ведьмочек или в не очень сексуальных. Ну, конечно, праздник уже такой шутливый, игривый. Обязательно носят с собой или делают и ставят дома, так называемый, светильник Джека, а именно так называется тыква с вырезанными глазами.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Со свечкой внутри.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, со свечой внутри. Светильник Джека, ее ставят возле дома, устрашая, и дома нужно в этот день, ну, опять же, нужно - это не значит, что я вас призываю это завтра делать. Нет, совершенно, просто рассказываю, как это принято отмечать и в Соединенных Штатах, и в Англии, и вообще, в Европе. Еще раз повторюсь, из Ирландии пришла эта традиция. Принято шуметь, галдеть, и дома тоже быть в таких костюмах. Зачем? Якобы отпугивать нечистую силу, отпугивать мертвых, вот они идут мимо, видят, ага, светильник Джека горит, безобразие в доме творится, там уже наши есть, можно туда не ходить. Вот, ну, такой праздник. По большому счету, все вот эти церемонии, которые сейчас уже превратились в какую-то игру, они связаны, так или иначе, с мистическими страхами наших предков. Вот, именно с боязнью того, что происходит.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, я думаю, что и нашими тоже. Если бы эти страхи не были актуальными, даже сейчас, я думаю, что праздник не так, ну, не так активно поддерживался бы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Конечно же. Ну, хотя многие видят здесь такой, чисто, момент коммерческий, просто.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, это есть, безусловно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Итак, вот этот праздник, который будет завтра отмечаться вами или не отмечаться, неважно, мы даже спрашивать у вас не будем. Не будем предлагать вам голосовать на тему - отмечаете вы или нет. Потому что не Хэллоуин нам интересен. Все что мы хотели сказать о Хэллоуине, уже вам рассказала. Дальше нам хочется поговорить о страхах. Причем, я хочу, чтобы мы сегодня поговорили о страхах мистических, они есть очень у многих. Давайте начнем хотя бы просто с фильмов ужасов, которые, я уверена, что каждый хоть раз смотрел. Кто-то и по сей день любит их смотреть.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, есть люди которые просто увлекаются.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Которые серьезно увлекаются этим, да. Иногда ваши мистические страхи выражаются в каком-то, ну, я не знаю, более мелком каком-то таком варианте, допустим, черная кошка дорогу перебежала - все, уже этой дорогой не пойду. Или нужно обязательно поплевать.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, да, какие-то приметы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, это все тоже, все те же мистические страхи. Но, не говоря уже, там, я не знаю, о прогулке по кладбищу ночью. Это из ряда вон выходящее, но, я, вот, на первом курсе поспорила с подружкой, и мы вместе с ней пошли на кладбище ночью, посмотреть. Что смотреть мы там хотели - не знаю. Кончилось тем, что мы чего-то испугались, с криком оттуда убежали. Было смешно и весело, студентки молодые. И, даже, вспоминая такой анекдот старый, наверно, хорошо вы его знаете: идет ночью мужчина через кладбище, страшно ему очень. И видит вдалеке еще двое, два силуэта. Он подходит к ним и говорит: "Извините, можно я пристроюсь к вам, вместе пройдем?". Они говорят: "Да, пристраивайся, чего, конечно. А чего, собственно?" - "Да, вот, понимаете, мертвецов боюсь". Один поворачивается и говорит: "А чего нас бояться-то?". В общем, итак, чего бояться-то - вот это будет наш вопрос, но начнем мы с голосования. По традиции, мы с Юрой предлагаем вам принять участие в голосовании. И вопрос для голосования такой: свойственны ли вам мистические страхи? Вот, лично вам, в той или иной степени. То есть, это может просто патологическим страхом каким-то быть. Может быть просто, опять же, боязнь черной кошки, отнесем это тоже к мистическим страхам. Итак, свойственны ли вам мистические страхи? Пожалуйста, ответьте нам на этот вопрос. Если да, если вы считаете, что вам свойственны, не поленитесь, наберите номер телефона, это бесплатные телефоны, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если нет, не свойственны - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Юра, а ты бы как проголосовал?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ты знаешь, я думаю, что в той или иной степени свойственны каждому. Даже я могу, вполне, как-то себя оценивать, как такого, ну, трезвого и прагматичного человека.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ты бы проголосовал "да"?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Но, тем не менее, в каких-то ситуациях я все равно, как-то, вот, создаю для себя какие-то ритуалы, привязываю себя к каким-то мистическим приметам. Ну, чаще всего, это актуализируется, когда есть какой-то уровень тревоги.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот так. Ну, я бы, наверно, проголосовала "Нет, не свойственны мне мистические страхи". Хотя это не значит, что я, там, все абсолютно отрицаю. Ну, вот, наверное, не свойственно, не знаю, почему. Наверно, просто, а чего их бояться? Как в этом анекдоте. Итак, голосование, еще раз напоминаю телефоны: если "Да", если свойственны - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если "Нет" - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. И, конечно же, можно нам писать либо на наш сайт radio.vesti.uа, либо с помощью смс, отправляете смс на номер два четыре три пять, либо звоните нам. Номер телефона напомню, буквально, через минуту. Призываем мы вас звонить вот с какой целью - мы сразу несколько вопросов хотим вам задать. Ну, во-первых, если вам свойственны какие-то мистические страхи, то было бы интересно, чтобы вы ими поделились. Если у вас назрели вопросы на эту тему, Юрию напомню, что он же психолог-психотерапевт, тоже звоните, можете задавать ему эти вопросы. Если какой-то страх вас мучает или вашего ребенка, или еще что-то.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я, конечно, не специалист по мистическим практикам.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, то, что будут вопросы по поводу страха темноты, боязни детьми темноты - это готовься. Если, даже, никто не спросит, то я спрошу, потому что это, наверно, свойственно каждому. Кроме того, хотели бы мы спросить вас вот еще о чем - смотрите ли вы фильмы ужасов? Если да, то почему? А я вам открою секрет, что я для вас уже приготовила статистику новейшую, новейшую. Действительно, это совершенно новые исследования. Я надеюсь, Юра, что даже тебя смогу удивить, потому что совершенно новые исследования психологов появились.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: С удовольствием послушаю.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: По поводу того, почему люди смотрят фильмы ужасов, что они нам дают. В общем, вот, задачу перед вами мы уже поставили. После небольшой паузы, задачи перед нами будете ставить вы, уважаемые слушатели, в свои звонках, в своих вопросах, в своих смс. Напомню, это Радио Вести, программа "Дорогая передача", и сегодня мы говорим о страшном.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Еще раз приветствуем все слушателей Радио Вести, программа "Дорогая передача" сейчас в эфире. И, вот, на ночь глядя, мы говорим о страхах, в том числе, или лучше скажу, в первую очередь, о мистических страхах. Свойственны они, действительно, наверно, каждому. Просто в той или иной степени. Тем не менее, остается актуальным вопрос, который мы с Юрой поставили на голосование, сразу хочу сказать, спасибо тем, кто уже проголосовал, и попросить тех, кто еще этого не сделал, пожалуйста, не поленитесь, наберите один из номеров телефона, они оба бесплатные. Если вам лично свойственны мистические страхи, пожалуйста, позвоните по номеру ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Это быстро, не больно, не страшно и бесплатно. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: А вдруг?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А в друг. Вот и проверим. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если же нет, вам не свойственны мистические страхи, номер телефона ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Попробуйте сказать, что вам не страшно ничего мистическое. И посмотрим как.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: "Всегда притягивает людей мистика" - это уже не я говорю, это я своим голосом, моим голосом говорит наш слушатель. Да, я уже цитирую сообщение. Саймон из Киева: "Всегда притягивает людей мистика, кому-то, может, просто не хватает в жизни острых моментов?" спрашивает он у нас. Может быть и так. Может, ответишь?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Может быть.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Может быть и так.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Потому что это сильное переживание. Сильное, кстати, сказать, вот, не даром же в этом празднике есть же не только страх, тут же есть и много возбуждения.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это страх непознанного или как понять? Вот, смотри, мертвый человек, ну, скажем, тело мертвое, да - оно пугает и притягивает.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, да, потому что это, действительно, не познанное нами. Пока мы живы мы не можем осознать смерть. А, естественно, вот, страх и любопытство, интерес и возбуждение вызывает то, что не познанное.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Люда пишет нам: "В городе этого страха нет, но только приеду к бабушке в село, так даже днем волосы на спине дыбом. Есть всякие местные легенды". Саша из Броваров пишет: "Взгляните на Элиса Куппера и Джина Симонса - прекрасные персонажи. Iron Maiden - все это страшно весело" - большими буквами написал Саша - "А Мерлин Мэнсон - это вообще вау. Или Оззи Осборн, вспомните, как он на сцене раздирал живого цыпленка. У него был такой коронный номер". Ну, понятно, это было не для того, чтобы запугать, а, ну, элемент эпатажа.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, да, да. Это эпатаж.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но, возвращаясь к нашим страхам, вот, хочу, нет, чуть позже прочитаю это сообщение, хочу напомнить прямо сейчас телефон нашей студии, и вы можете прямо сейчас звонить и задавать свои вопросы, делится своими историями. Спрашивают: "Зачем вы пугаете украинцев Хэллоуином? Вы же умные журналисты и знаете смысл этого праздника в англо-саксонском мире. Так расскажите всем невежам, чем пугать". Ну, мы рассказали смысл этого праздника в самом начале программы, просто не хочется слишком долго на нем зацикливать внимание. Да, мы пугаем сегодня, вот, хотя вы не подписались, но мы пугаем, потому что сегодня наша задача такая, потому что через страх, возможно, откроются какие-то новые сведения о себе самом, если разобраться в страхах. Может быть такое?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Конечно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, давай примем пару телефонных звонков. Алло. Выключайте сразу радиоприемник. Вот это страхи, видишь, какие цокают? Какие-то, что-то непознанное.

Слушатель: Добрый вечер.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Добрый вечер, как вас зовут?

Слушатель: Добрыв Андреевич, Бровары.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, рады вас слышать.

Добрыв Андреевич, слушатель: Вы понимаете, я сейчас такой уже пенсионер, меня эти страхи не волнуют, я не суеверный. А в детстве, конечно, ну, когда видел, пугали, там, все оставалось в памяти, и, притом, запоминалось на долгие годы. И, вот, я считаю, нам сатанинские вот эти праздники, они нам не нужны. Это же дети наши смотрят это все, лучше бы свои православные праздники показывали людям. А это, все гадости я считаю, что они вообще не нужны.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы вас услышали, но мы и не просим праздновать этот праздник. Бог с ним, это у нас только повод.

Добрыв Андреевич, слушатель: Ну, вы пропагандируете детям нашим, понимаете, оно нам не надо, ни нашим детям, ни внукам, никому оно не надо.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы рассказываем вашим детям, какие праздники пришли к нам от древних кельтов, например. Не к нам, а, допустим, в современную Англию.

Добрыв Андреевич, слушатель: Это еврейский праздник.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Почему еврейский?

Добрыв Андреевич, слушатель: Откуда это пришло - это все вопросы, это все насаждается. Вместо того чтобы наши праздники показывать людям.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хорошо, мы услышали, спасибо вам за звонок. Тем более, на первую часть я бы хотела, чтобы ты дал... почему еврейский ты удивлен.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я поражаюсь.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А потому что в кране нет воды, виноваты одни и те же всегда, понимаешь? И, на самом деле, я еще раз повторюсь, этот праздник пришел от древних кельтов Ирландии и Шотландии. Но, вот, за что я хочу зацепиться в этом звонке, это в том, что звонивший нам слушатель, сказал, что сейчас страхов у него нет, ну, во всяком случае, мистических. Может быть, житейские то и есть. А вот в детстве были. Вот, давай сейчас поговорим о темноте. Мне кажется, что, наверно, каждый ребенок проходил через это. Я боялась в детстве темноты, поэтому я очень старалась, чтобы такого страха не возникло у моего ребенка. Я приучала его, скажем, к темноте, да, то есть, укладывала, оставляла спать в темной комнате, и все. И до поры до времени, действительно, его этот страх миновал, то есть, совершенно его темнота не пугала, совершенно. Но, однажды к нему пришел в гости мальчик на годи старше него. Ну, моему сыну тогда было год четыре, может быть, мальчику пять лет. Соседский мальчик, и вот он, я услышала краем уха, слышу их разговор детский. И мой сын говорит, что он не боится темноты, а мальчик говорит: "Как не боишься? Так ты, правда, не боишься темноты?". А сын говорит: "Нет, а почему я должен ее бояться?". И этот мальчик говорит такие сокровенные слова: "Ты что, в темноте живут всякие страшные монстры". В общем, с того дня мой ребенок начал к темноте относиться, уже, недоверчиво. Уже все, приходилось оставлять какой-то светильник или что. Ну, это такой маленький пример. Скажи, Юра, действительно ли страх темноты неизбежен? Или, если бы, допустим, не было разговора у моего сына с этим мальчиком, может не возникло бы этого страха? Или он бы возник позже? Почему?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я знаю, я думаю, что, в общем, темнота - это же неизвестность, неопределенность. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, здесь это просто неизвестность.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Кстати, сказать, ну.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У меня есть взрослые знакомые барышни, которые боятся темноты.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Давай не будем забывать, что кроме страха есть еще и любопытство. Есть еще интерес ко всему неизведанному. Ну, страх, вне желания не существует. Существует и какое-то любопытство. Ну, конечно же, вот, почему наш слушатель, который звонил, так критически. Он говорил, что он не боится. Но он уже человек в возрасте, и его жизненный опыт говорит о том, что, в общем, ему не пришлось встретиться с чем-то таким, вот, мистическим, пугающим. Ну, вот, он и не боится этого.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Андрей пишет нам: "Страх темноты - это что. А я всегда боялся того, кто живет под кроватью". Между прочем, тоже такое распространенный очень страх. То есть, это тоже неизвестное?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Да.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: "В детстве любили друг другу рассказывать страшилки, и был страх" - это я читаю сообщение Олега из Броваров - "И был страх перед темнотой долго. Потом, как-то постепенно все нашло научное объяснение. Но, и много чего увидел, услышал - тоже стало все природным. Но теперь я еще верю в Бога, тем более, все понятно". Это нам написал Олег из Броваров. Написала длинное сообщение Анна, мы успеем его прочитать? Спрашиваю я у Дианы, нашего продюсера. Сколько у нас осталось еще? Да, я успею прочитать, Анна, разрешили читать ваше сообщение мне: "Добрый вечер. Будут ли на этот раз сбои в сообщении, а то на интересующие темы, иногда, сообщения не доходят. Если тематика касается страхов, то я бы смогла написать небольшой список. Но, вот, если можно отнести к мистическим страхам, скорее, нет, но все же боюсь различных физических уродств. Недавно видела женщину без глаза или мужчину с поврежденным лицом. Понимаю, что всякое бывает в жизни, и мы должны принимать как есть, но вот что делать, если по жизни появился бы такой человек. С одной стороны, хочется помогать таким людям, но с других испытываю страх". Юра, что ты скажешь по этому поводу?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, знаешь, страх и отвращение - это же все охранные функции, которые пытаются нас уберечь от чего-то опасного. Ну, и, действительно, мы, когда видим какое-то увечье, мы же примеряем это подсознательно, ну, как-то идентифицируем себя. И правда, это пугает. И правда, не хочется прикасаться к чему-то, что пугает. Ну, когда мы знакомимся с этими людьми, вполне возможно, что этот страх уменьшается.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы говорим сегодня о страхах, в первую очередь о мистических, но, вот, постепенно мистические страхи, не реальные, как их называют психологи, начинают смешиваться в нашем разговоре с реальными. В общем, продолжим сразу после новостей, перейдем к телефонным звонкам.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Еще раз, вечер добрый всем слушателям Радио Вести. В эфире программа "Дорогая передача", программа без политики, но, тем не менее, возможно, с ужасами какими-то сегодня будет наша программа. Потому что говорим мы сегодня о мистических страхах в связи с грядущим праздником, который называется Хэллоуин. И, конечно, принимаем ваши сообщения и ваши телефонные звонки. Сначала пару сообщений прочитаю, которые можно присылать на номер два четыре три пять. "Страх перед кладбищем пропал, когда в юности, после драки на танцах, убежал от милиции на кладбище, отлеживался среди могил пол ночи" - Олег из Броваров написал. "Думаю, дети все боятся темноты. Со временем, страх проходит, по себе знаю. Хотя в свои сорок лет иногда бывают моменты" - Саймон из Киева. Вот, кстати, да, мы с тобой говорили, Юра, что страх темноты, ну, то что неизвестность какая-то детей пугает, непонятное, непознанное. Но взрослые то люди, в общем то, понятное и познанное, особенно если находишься в помещении, в котором все известно.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: И что?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, вот, Саймон написал, что иногда свойственно даже в его возрасте. Я у многих и сейчас видела. Не видела, мне рассказывали мои знакомые.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, в основном, какие-то такие проекции страхов, они свойственны людям, ну, которые, достаточно много сдерживают. У которых много фантазии, много каких-то переживаний, и таких, ну, несколько аутизированных. Когда это не проявляется во вне как действие, а достаточно интенсивно переживается внутри, тогда это создает такую хорошую почву для проекций. Но, а темнота, собственно говоря, это прекрасный экран.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, выдавать во вне - это очень полезно. Поэтому, детям очень полезно не только слушать страшилки других, но и рассказывать самим, сочинять страшилки.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Да, конечно. Но вообще, ты знаешь, есть прекрасная сказка про Груфалло. Замечательная сказка, совершенно она очень сейчас так популярна. И я просто смотрю как дочка читает ее, она прямо с восторгом читает. Там, вот, действительно, пугалки. Этот Груффало, это такой символический ужасный зверь, такой. Ну, кстати, там очень красиво раскрывается страх и этого самого Груффало. Потому что, вот, эти пугающие какие-то образы, которые прячутся в темноте - это, собственно, моя собственная агрессия. Ну, агрессия, я в данном случае не вкладываю никакого негативного смысла. Ну, как желание что-то пробовать, что-то делать.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Активность, назовем мягче.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, все-таки, агрессивность правильнее. Агрессивность -это не обязательно злоба какая-то.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы вернемся еще к страшилкам взрослым, в частности. Поговорим о фильмах ужасов чуть позже. Я просто сейчас обещала, что мы будем принимать звонки наших слушателей. Поэтому, хочется принять несколько звонков. Напомню номер телефона для вас - триста девяносто сто четыре и шесть. Код города Киева ноль сорок четыре. И так, ваши страхи, если есть мистические страхи, можете поделиться. И Юра, как психолог, может быть, даже проанализирует. Алло. Вы уже в эфире. Говорите, пожалуйста, как вас зовут.

Слушатель: Алло, здравствуйте. Меня зовут Кирилл.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Кирилл.

Кирилл, слушатель: Смотрите, я полностью согласен был с предыдущим звонящим дедушкой. Потому что, на самом деле, я помню очень хорошо историю, о том, как нам в Советский Союз тогда еще, пришел праздник Святого Валентина. Сначала это написали в Комсомольской Правде, потом это раскручивалось каждый год. Сегодня это приобрело кроме коммерческого интереса остальные, негативные стороны. Сегодня точно также Хэллоуин раскручивается средствами массмедиа. В том числе, даже в школах детей к этому приучают, что самое страшное. Делают это под видом того, что, на самом деле, в этом нет ничего страшного. Хотя ни один ребенок, на самом деле, не хочет видеть, знать или понимать эти ужасы, которые, на самом деле, сопровождают этим праздником. И вы сами признались, что ваш ребенок начал бояться.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но праздник-то тут при чем? Праздник тут причем, что соседский мальчик рассказал моему сыну, что в темноте прячутся ужастики?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я как раз знаю многих детей, которые с удовольствием это все делают.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как раз дети и ждут этот праздник, не взрослые. Но взрослые, разве что, кто вечеринку хочет.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Играют взрослые, с удовольствием.

Кирилл, слушатель: Одну секунду, понял.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Кирилл, говорите.

Кирилл, слушатель: Смотрите, дело в том, что это создание образа, уже изначально. И привыкание к тому...

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: А какого образа, простите?

Кирилл, слушатель: Негативного образа.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Негативного образа кого?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Чего или кого?

Кирилл, слушатель: Смотрите, вот, есть человеческий образ, когда облик и образ, человеческий. А есть образ тьмы. И поэтому вы говорите: "Тьма, это относится к темным силам". А на самом деле…

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Мы этого не говорили. Это говорите вы.

Кирилл, слушатель: Хорошо, ладно. Тогда я вам приведу простой пример - есть, вот, хороший пример, "Житие Киприана и Иустины". Вы почитаете, то вы там такого прочитаете, на самом деле, то, что было в реальности, и то, что имеет смысл.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: А откуда вы знаете, что это было в реальности?

Кирилл, слушатель: Потому что это предание хранится церковью в течении нескольких тысяч лет, и это не миф, и не вымысел.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ой, ну, я вам как филолог могу сказать, что древнерусская литература, вот, просто основана, там, и житеописание протопопа Аввакума, еще массу можно. Это художественная литература, на основе реальных событий, но это художественная литература, и нам с вами сложно сказать, что там правда, что там вымысел. Точно также как и плащ княгини Ольги. Предание - это памятник художественной литературы.

Кирилл, слушатель: Это учение церкви на реальных примерах, на реальных людях, которые собрал Дмитрий Ростовский. Вы живете в православном государстве и не знаете элементарных вещей.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Послушайте, я филолог, я тоже знаю какие-то элементарные вещи. И любая церковь - памятник архитектуры. Нельзя ставить "памятник архитектуры" табличку, например, на собор, я не знаю, на Андреевскую церковь. Нельзя, по-вашему, это же действующая церковь, снимите срочно табличку "памятник архитектуры". Нельзя смешивать одно и другое, ну, зачем вы так говорите, Кирилл? Вы, просто, отнимаете вот этот пласт высокохудожественной у людей, которые хотят просто почитать.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я думаю, что, в общем...

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Такой бессмысленный спор. Вы хотели рассказать о своих страхах?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Либо хотели покритиковать нас?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Покритиковать.

Кирилл, слушатель: Нет, нет. На самом деле, не хотел ни в коем случае критиковать. Просто знаю корни этих праздников, откуда они идут.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это языческий праздник, совершенно верно. Изначально, это был языческий праздник. Так никто не отрицает.

Кирилл, слушатель: Совершенно верно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Так что было до христианства?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я бы немножечко переформулировал.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Языческие праздники, некоторые, просто переформатировались. Это народный праздник.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я думаю, что вы думаете, что вы знаете. На самом деле, эти знания, разве основаны на вашем опыте?

Кирилл, слушатель: Конечно.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Нет.

Кирилл, слушатель: Как, нет? Как вы можете говорить нет?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Вы прочитали это?

Кирилл, слушатель: Как вы можете говорить нет? Откуда вы знаете мои переживания?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы не говорим «нет». Хорошо, Кирилл, мы вас услышали. Спасибо за звонок, просто хочу дать возможность еще другим. Ну, вот, Кирилл, видишь, не хотел слушать.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Знаешь как, действительно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ой, выключайте, скорее, радиоприемник. Сразу хочу сказать слушателям, дозвонившись в эфир, сразу выключайте, пожалуйста, радиоприемник, потому что он фонит.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Вот, интересный разговор, потому что у Кирилла, похоже, страх своих сомнений очень силен. Страх встретиться с чем-то, с какой-то информацией, с чем-то, что отличается от его убеждений.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, видишь, я хочу тебе сказать, что церковь тоже, не очень этот праздник уважает. Но не о празднике наша программа. Это просто поводом явилось то, что, даже если пройтись, я говорила, по Крещатику если пройтись сегодня, то во всех витринах вот эти тыквенные головы. Это лишний повод, что, я не знаю, как-то уйти от реальности, которая более пугающая.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я думаю, что, вообще, очень важно встречаться со своими страхами. В разных видах.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Давай примем еще звонок. До того, как прервемся на паузу. Здравствуйте, вы уже в эфире.

Слушатель: Добрый вечер.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Добрый вечер. Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Лидия Александровна.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Лидия Александровна.

Лидия Александровна, слушатель: Я слушаю вашу передачу. Конечно, в жизни много было страхов, но я, вот, вспомнила один такой забавный случай. Если можно, я расскажу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Конечно, нужно, нам интересно.

Лидия Александровна, слушатель: Я жила в маленьком городе, в юности, и встречалась с молодым человеком. И у нас было в городе, знаете, такое страшное место. Там было три пруда подряд, а с другой стороны была такая каменная стена, завод там был. И, вот, между ними была такая тропка. И по ней было очень страшно ходить, потому что если кого-то встретишь, то разойтись невозможно никуда. Потому что с одной стороны стена, с другой стороны - пруды. И, вот, мы с ним поспорили, пройду ли я вечером по этой тропке. И вы знаете, я пошла. Мне было очень страшно, но я, все-таки, ну, хотела доказать, что я, вот, сказала, что пройду и прошла. Но когда я вернулась, он меня уже ждал там, встречал в условном месте. Я поняла, что он меня не любит. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Потому что заставил пройти такое испытание, да?

Лидия Александровна, слушатель: Да, и вдруг я так, поняла, значит, он меня не любит, потому что если он меня любил, он бы меня не пустил.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Не отпустил бы в такую опасную экспедицию.

Лидия Александровна, слушатель: А?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Не отпустил бы в такую опасную экспедицию, говорит Юра.

Лидия Александровна, слушатель: Да, да. Вот такой был забавный случай. Вот, я слушаю вашу передачу и вспомнила.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ой, спасибо, интересно. Спасибо большое, Лидия Александровна.

Лидия Александровна, слушатель: Всего доброго.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, вам тоже всего хорошего. Мы прерываемся на небольшую паузу. Ждем еще ваших рассказов и вопросов к Юре, если вас волнуют какие-то страхи. Я вам расскажу о фильмах ужасов, почему же пришли ученые, вот, только-только, самые последние исследования.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Совсем немного времени остается нам для того, чтобы разобраться в мистических страхах. Страхов то больше, чем времени у нас осталось. Попробуем справиться.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я не думаю, что мы прямо уж разберемся. Хотя бы немножечко прикоснемся к этой теме.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хотя бы поговорим об этом. Я хочу сказать огромное спасибо тем, кто нам пишет. И, знаешь, Юра, пришло немало сообщений в поддержку. Спасибо большое, это очень приятно. И несколько сообщений хочу зачитать сейчас. Так, Анна пишет нам: "Вспомнилось из детства: манила мистика, любили летними вечерами сидеть с подружками и рассказывать страшные истории. Руки потеют, слюнки текут, а потом, когда страх прошел, сама пугала соседского мальчика, лет в двенадцать, нарядившись загадочным мистическим ангелом". Или агентом, агентом, наверно. Видишь, а мне ангел привиделся. "А, вот, что когда сам пугаешь - это что, уже какое-то отклонение?" - спрашивает Анна.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Нет, это попытка тоже справиться со своим страхом.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Тем более, в двенадцать лет. Это и игра какая-то, наверно.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Смотри, если я пугаю тебя и вижу, что ты пугаешься - как будто мой страх становится уже не таким. Во-первых, я принимаю себя боящегося, значит, я уже не так стыжусь этого.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Раз еще кто-то боится.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Если все боятся, то, в общем, и со мной все благополучно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это нормальное явление для детей.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Естественно, конечно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я помню, вот, в пионерском лагере, я еще застала пионерский лагерь, девочки вызывали Пиковую Даму по ночам. Это были, да, целые такие ритуалы, такие мистические.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Да, я помню такое.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Дети, действительно, относятся ко всему мистическому иначе, чем взрослые.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, у них есть кроме страх много любопытства.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Много любопытства, да. Большинство взрослых, кстати, отстраняется от этого. Вот, думаю, даже порадует нашего слушателя Кирилла, то что я скажу, что отстраняются даже потому, что, в общем то, Библия не приветствует подобного. Тем не менее, дети, они относятся к этому совершенно иначе.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я только хотел немножечко поправить. Я думаю, что не Библия, а церковь. Я это различаю, потому что в Библии ничего про это не написано.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Там сказано про гадалок, я не помню уже точно.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Это другое.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, и так, триста девяносто сто четыре и шесть, еще, буквально, парочку звонков и рассказать про фильмы ужасов. Сейчас и спросим того, кто к нам дозвонится, как к фильмам ужасов то относится. Алло. Так, незадача. Алло. Здравствуйте, вы уже в эфире.

Слушатель: Алло.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, как вас зовут?

Слушатель: Вечір добрй, "Дорогая передача".

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И вам тоже.

Слушатель: Хочу поділитись моїми страхами ще й страшними снами.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Як вас звати?

Слушатель: Юрій, Київ. І розумієте, дивне співпадіння, що мені, що моїм знайомим, друзям останнім часом сниться один і той же сон. Коли стоять на похоронах Турчинов і Порошенко, і хоронять державу Україну.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, це вже ви почали метафорично. Це ви хитриці, ми знаємо. Вы нас так метафорично спрашивали когда-то.

Юрий, слушатель: Розумієте, співпадіння, от що це може означати. Може, насправді щось страшне?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Это может означать, что вы этого боитесь.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да.

Юрий, слушатель: Так, і я, і багато.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Снится же вам.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Это совершенно не означает, что это так и есть. То, что у вас присутствует этот страх, совершенно не означает, что это так и есть. Возможно, но возможно и нет.

Юрий, слушатель: Не у мене одного, зрозумійте.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хорошо, мы вас услышали, спасибо большое вам за звоночек. И еще хочу принять звонок. Здравствуйте, вы уже в эфире. Ой, вы уже в эфире, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Давид. Я буду говорить не о мистических страхах.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да.

Давид, слушатель: А о самом реальном случае.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Говорите.

Давид, слушатель: Когда я оказался, я понял, что в аварийном самолете. Потому что такое у меня место было, что я понял. А стюардесса обманывала, я понял, что она обманывает. Самое поразительное, что никакого страха не возникло. И я потом думал, неужели я такой храбрец? Оказывается, нет. Дело в том, я понял, что страх возникает для того, чтобы что-то сделать. Какие-то действия произвести. А тут я четко понимал, что я ничего сделать не могу. Раз не было этого ощущения что-то сделать, значит, не было и страха. Вот, что вы думаете по этому поводу?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Давид, вам за звонок. Юра, я могу присоединиться к Давиду, у меня была аналогичная ситуация, когда на очень длинном перелете в какую-то ужасную зону турбулентности попал самолет, ну, такую, что, действительно, и стюардессы пристегнулись, и, там, и сидели молились вокруг. Я, подсвечивая фонариком, читала книгу, и моя спутница, она просто возмутилась. Она говорит: "Как ты можешь? Вот, как ты можешь в такой ситуации читать книгу?". На что я ей ответила, что все равно не могу повлиять на ситуацию. А книга интересная. Что ты скажешь и Давиду, и, вот, мне?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, знаешь, я думаю, что у вас неплохая психика. Здоровая, достаточно

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А вот если изменить ничего нельзя, что же паниковать?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, к сожалению, множество людей в такой неопределенной ситуации начинают вести себя, даже, истерически.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Знаешь, не очень бы хотелось, чтобы зашел наш разговор сюда, но, тем не менее, я думаю, что, вот, самое такое... К счастью, и у Давида, и у меня закончилось хорошо. Да, благодаря этому мы сегодня разговариваем, и Давид нам позвонил. Но меня очень впечатлила смска, которую успел послать отец своей дочери на борту самолета находясь, когда самолет потерпел крушение, и он знал, что у него остаются секунды. И он отправил своей дочери смс с таким содержанием: "Я тебя очень люблю. Живи как хочешь". Ну, имеется в виду, что...

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ага.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Возможно, там какие-то запреты были, там, иди учись куда я хочу или, там, еще что-то.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Что-то было.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, это "живи как хочешь" именно в том, что делай в жизни то, чего хочешь ты.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, это вот интересно, да. Потому что, действительно...

Марта МОЛЬФАР, ведущая: За секунды до смерти он понял, что это важное.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Что осталось совсем мало, оказалось, что это важнее. Что его любовь и какие-то, вот, все его, там, страхи по поводу его судьбы оказались не важны.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Фильмы-катастрофы, фильмы ужасов, все-таки, хочу к этому подойти, потому что подготовила информацию, обещала уже трижды в эфире. Нужно, наконец-то, рассказать. Итак, почему мы смотрим фильмы ужасов, вот, задайте себе вопрос, уважаемые слушатели. Вы лично любите фильмы ужасов или нет? Я скажу честно, что я в юности любила, сейчас нет. Тем не менее, психологи из университета Беркли и университета Флориды нашли новую теорию, которая объясняет, почему люди любят смотреть фильмы ужасов. До этого считалось, что основной причиной популярности фильмов ужасов, является желание человека испытать сильные ощущения. Вот, одна из теорий, ранее существовавшая, гласила, что во время просмотра фильма зритель на самом деле не пугается, а лишь испытывает чувство приятного возбуждения. Еще одна теория говорила о том, что, вот, час или два часа страха необходимо для того, чтобы в конце фильма, независимо от развязки, зритель, освободившись от этого ужасного зрелища, кошмарных звуков, испытал эйфорию. То есть, ради момента освобождения от бремени. Так вот, самые последние исследования показали, что обе версии неверны. По мнению авторов новой теории, люди, которые любят смотреть фильмы ужасов, счастливы от того, что чувствуют себя несчастными. Вот, им просто нравиться пугаться, причем наиболее страшные моменты фильма доставляют им большее наслаждение. По мнению исследователей, люди, которые любят фильмы ужасов, психологически отличаются от тех, кто подобные фильмы не любит.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Ну, возможно. Возможно, я думаю, что это очередная концепция, в которой есть какая-то доля правды, также как в предыдущих. Но я не думаю, что это единственная истина.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Кстати, если говорить о фильмах ужасов, то, а, еще интересно, математики тоже взялись за это дело и подсчитали секрет успеха фильмов ужаса. Они формулу вывели, я не буду зачитывать эту формулу, так, квадрат, что-то на что-то делится и так далее. Эта, сумма, которая получается в итоге, показывает правильное сочетание реализма и напряженного развития сюжета, а также крови, чтобы фильм ужасов был идеальный. Причем считается, что самый идеальный фильм ужасов не несет в себе образов мистически, которые видит зритель. Вот в этом плане, считаю, что шедевром, просто номер один - это фильм ужасов, который меня, действительно, очень сильно напугал, до сих пор мне неприятно вспоминать об этом просмотре, меня еще угораздило ночью одной этот фильм смотреть - это "Ведьма из Блэр". Это, вообще, студенческая работа, малобюджетный фильм, на который было затрачено совсем немного денег. Суть фильма в том, что студенты киноотделения колледжа заблудились в лесу. А туда они отправились, чтобы снимать фильм о ведьме из Блэр, которая, якобы там живет, в этих лесах. Это местная легенда. Фильм снят любительскими камерами, вот, точно так же, как снимали бы эти студенты. И, в общем, у каждого из них обрываются эти съемки. Самой ведьмы нет, более того, в этом фильме нет не только ведьмы, нет крови, нет сцен насилия, нет даже музыки мистической. Но вот эта недосказанность...волосы дыбом.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Вот-вот, вспомни, с чего мы начинали. Неопознанность, неизвестность пугает гораздо больше. Почему мы и хотим прикоснуться к чему-то пугающему, чтобы понять, ну, как-то подготовиться к этому.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, мистика нас пугает именно своей неизвестностью.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Да.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, что же, время, к сожалению, подошло к концу нашей программы. Сейчас мы подведем итоги нашего голосования. Так, "Свойственны ли вам мистические страхи?" - спросили мы у наших дорогих, любимых слушателей. Шестьдесят восемь процентов ответили, что да, шестьдесят восемь процентов сказали, что им свойственны мистические страхи. И только тридцать два процента заявляют, что нет, не свойственны. И хочу посмотреть, это телефонное голосование. На сайте результаты немножко иные - сорок процентов боятся, шестьдесят процентов - совершенно им не свойственны мистические страхи. Вот так.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Я думаю, что это не совсем правда.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, ну, будем больше верить телефонному голосованию. Еще раз хочется сказать огромное спасибо вам за сообщения. Извините, что мы не успели прочитать их все. Тем не менее, все, не будем вас пугать больше на ночь, тем более в наше время новости пугают больше, чем фильмы ужасов. С новостями уже в студии Виола Бурда, ее услышите через две минуты.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог, психотерапевт: Всего доброго.

Читать все
Читать все