СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Час с психологом, 1 ноября

Секс с Анной СолнцевойМамская вменяемость

Стенограмма эфира на Радио Вести

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Здравствуйте, мои дорогие. Ваш Час с психологом настал, и с вами сейчас я, Анна Солнцева, ваш личный психолог на этот час. Со мной в студии для вас будет работать Оксана СЕДУН, естественно, она тоже психолог. 

Оксана СЕДУН, психолог: Добрый вечер.

Анна СОЛНЦЕВА: Говорить мы будем о мамской вменяемости и о наших милых деточках. Голосовать мы с вами будем на тему «Должна ли мама заботиться о ребенке больше, чем о себе». Если вы считаете, что да, материнская самоотверженность это святое дело, номер для голосования ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если вы считаете, что нет, мама тоже человек и имеет право на личную жизнь – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Телефон в студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Поехали, Оксаночка. Есть такой анекдот: приносят новорожденного мальчика к маме, кладут на руки, она кричит «Ненавижу!». – «Кого?», - «Невестку». Мы об этом будем говорить?

Оксана СЕДУН, психолог: И об этом, думаю, тоже сегодня поговорим.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Что это такое – мамская вменяемость?

Оксана СЕДУН, психолог: Для меня мамская вменяемость – это осознанность, понимание запросов и потребностей, а также и потребностей ребенка. И не подменять свои потребности под потребности ребенка.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Я, кстати, у вас на сайте, когда увидела, меня это очень зацепило. Кто это слово придумал?

Оксана СЕДУН, психолог: А слово как раз придумала моя коллега, с которой мы вместе ведем мамскую группу, и когда думали над рекламой, как раз задумали контекст, что мамская вменяемость это будет вообще супер. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Маркетологически правильно выверенное решение. Сами додумались?

Оксана СЕДУН, психолог: Да.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Специальные книжки читали? 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, больше наше, психологическое образование. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А вот в случае с мамами умные книжки помогают?

Оксана СЕДУН, психолог: Я больше ставлю акцент на том, чтобы мама больше прислушалась к себе, чем опиралась на литературу. Потому что какие-то инстинктивные вещи подсказывают больше. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Вот «ненавижу невестку» новорожденному ребенку кричат. Это же инстинкт. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну да, а книжка все-таки позволяет больше забывать про опору на себя, а опираться на чьи-то мнения или еще что-либо. Но, если какая-то идея в книге импонирует вам, тогда она созвучна с вашими собственными переживаниями.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Я вот, например все время об этом говорю, доктора Спока вообще сожгла бы. Я считаю, что это для любой мамы это очень травматичная книга. Не знаю, как для ребенка. Наверное, тоже. 

Оксана СЕДУН, психолог: А можно вспомнить саму историю и чем закончили дети доктора Спока. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А ну-ка расскажите. Не знаю. 

Оксана СЕДУН, психолог: Дети доктора Спока какое-то время сидели. Были заключенными, я не помню, за какие правонарушения, но вот как-то так. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Его личные дети? Его собственные?

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, еще можно смотреть две разные культуры воспитания детей. Наша культура она больше тактильная, больше ребенка к себе. Если брать какую-то американскую культуру, то там больше про границы, про собственное пространство, там ребенок младенец, но уже имеет свою комнату. А у нас ребенок младенец находится вместе с родителями. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Ну, во-первых, это удобно. Если он на грудном вскармливании – покормил, он у тебя под боком спит, ему тепло, тебе тепло, ты о нем не заботишься. 

Оксана СЕДУН, психолог: Да, да. И плюс от этого, действительно, мама может высыпаться и как-то заботиться о себе. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Я лично со своим ребенком вообще ни одной бессонной ночи не провела. Это правда. Потому, что все пугали: «Вот, до двух лет забудь обо сне!». Вообще такого не было. То ли мне такого выдали? 

Оксана СЕДУН, психолог: Единственный минус, который может быть, это как влияет ребенок на половую жизнь родителей, на интимную жизнь. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Ну, до какого-то времени, ему вообще пофиг. 

Оксана СЕДУН, психолог: Если это мешает, ну тогда да, насколько места у ребенка есть. Если нет, то действительно, ребенок добирает тепло, внимание, ну и мама, таким образом, тоже может. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Ну, я например, видела в этом возможности разнообразить свою половую жизнь, в том числе, не ограничиваясь. Потому что, что убивает любовь. Скука ее убивает. Потому что легли, сделали свое дело, развернулись по разные стороны и уснули и захрапели, замечательно. 

Оксана СЕДУН, психолог: Мне когда-то одна мамочка, клиентка, говорила про то, что как же организовать половую жизнь с мужем? У них условий не было, у них одна кровать. Ну в прямом смысле – половая жизнь. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Перешли на пол, и спина не болит потом. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, скоро вы уже сможете начать, и откроют звонки, и у нас идет голосование на тему «Должна ли мама заботиться о ребенке больше, чем о себе». Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – если да. И ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – если нет, она о себе должна заботиться больше, чем о ребенке. Слово «нет» меня поддерживают почти семьдесят процентов проголосовавших, и тридцать процентов да, мама имеет право заботиться о ребенке больше, чем о себе. Наверное, это все-таки младенцев касается. 

Оксана СЕДУН, психолог: Хотя с другой стороны, я очень часто слышу, что декларируется одно, на самом деле то, как оно строится, оно выглядит совершенно по-другому. К моему сожалению. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А ведь многие вещи по-разному выглядят. Допустим, грудное вскармливание рассматривается как какая-то жертва. «Вот она молодец, она кормила до двух лет». Ну, я тоже, правда, кормила до двух лет. И я скажу, что это очень упрощает жизнь на самом деле. Всегда все готово, не надо ничего разогревать. 

Оксана СЕДУН, психолог: У американских женщин это еще способ похудения. Так как ребенок калории сжигает.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Действительно худеешь. Какое-то время ты набираешь, а месяцев в шести он ест уже столько, что съедает тебя. Многие девчонки на это жалуются. В чем может выглядеть перегиб мамской вменяемости? С чего можно сойти с ума. 

Оксана СЕДУН, психолог: Перегиб заключается в нескольких вещах, как для мамы, так и для ребенка. Первое, это например, когда мама не замечает своих собственных потребностей, проецирует их на ребенка. К примеру, у меня была одна подружка, она говорила, «я в детстве была очень живым ребенком. Я хотела заниматься спортом. И мой ребенок очень живой, отдам -ка я его в спорт». То есть какая-то ее потребность заниматься спортом ложиться на ребенка. И тогда ребенок тоже не получает удовольствия и счастья от жизни, потому что он реализовывает жизнь мамы. И мама не может понять, что такое не происходит, спорт не приходит, вроде ребенок и занимается, а мне как-то не в радость и не в удовольствие. Это первый механизм. Второй, это когда мама заботиться о ребенке больше, чем о себе, она просто истощается, а маркером этого еще является злость, то есть в момент, когда мама злится или ненавидит ребенка, это говорит о том, что какие-то потребности мамы очень сильно фрустрированы, не удовлетворяются. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Оксана, вот само словосочетание – «мама ненавидит своего ребенка», это в пределах нормы разве? 

Оксана СЕДУН, психолог: Для меня, да. Я часто с этим сталкивалась. Я понимаю, что я могу испытывать злость, ярость на своих детях, досаду. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Но это секундное какое-то… 

Оксана СЕДУН, психолог: Ненависть? Очень часто приходят женщины с запросами на тему «ненависть». И для меня это показатель того, что «себя уже нет». 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Она выгорела, да?

Оксана СЕДУН, психолог: Да, выгорела. Там сто процентов выгорание. И в этом плане я всегда вспоминаю метафору, в которой говорится метафорически, в самолете, когда мы садимся, инструктаж проводится, в первом случае маска одевается кислородная, на маму, а потом надевается на ребенка. Потому что если взрослый отключится,… 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: То ребенку уже никто не поможет. 

Оксана СЕДУН, психолог: Да, то же самое и здесь. Для меня еще важен такой момент, как понятие живая мама. Живая, это с живыми переживаниями. Затронули тему ненависти, злости, каких-то сильных чувств по отношению к ребенку. Тут важно понимать про то, как их выражать, про осознавание, что они могут быть, и понимание, почему они возникают. Очень часто, если все-таки чувства не осознавать, не выражать, не жить, не проживать, то они трансформируются в какие-то симптомы, например, головные боли.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Психосоматика. 

Оксана СЕДУН, психолог: Потому для меня важны будь какой спектр чувств, злость… Ну, злость у нас социально не приемлемое чувство, и тогда у мамы оно проявляется в заботе. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Психологи, мы понимаем друг друга, а вот нашим слушателям надо объяснить 

Оксана СЕДУН, психолог: Это когда шестнадцатилетний мальчик, 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая:… а мама ему шнурки завязывает. 

Оксана СЕДУН, психолог: Да, или говорит о том, что «сыночка, на улице холодно, шапочку одень». Трансформируется в навязчивую заботу. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Оксаночка, десять звонков. Я смотрю - смотрю, уже две линии. Ответим?

Оксана СЕДУН, психолог: Да. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Алло, здравствуйте, вы в эфире. 

Евгения, слушательница: Алло, это я?

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Да. Это вы. 

Евгения, слушательница: Меня зовут Евгения, у вас очень актуальная тема. У нас такая ситуация. У нас двое детей. Мы с мужем очень счастливы. Но у меня такая ситуация в жизни сложилась, что у мамы моей тоже двое детей. И мама всю себя посвятила детям. Она развелась, и, получается, что это все сейчас трансформируется на меня. Но я довольна, что нас двое детей, мы счастливы. Но у меня получился какой-то замкнутый круг, что я видела, что мама всю себя отдавала детям, и сейчас я тоже отдаю всю себя детям. Но я иногда ловлю себя на мысли, что это не совсем правильно, но мне постоянно кажется, что, … например, я хочу пойти в кино, или купить ребенку игрушку, то я покупаю игрушку. А если я пойду в кино, то мне кажется, что я плохая, плохая. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Женечка, вопрос ваш понятен. Мы сейчас на рекламку, и сразу вам ответим. Хорошо?

Евгения, слушательница: Да, спасибо. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Вот как быстро прошла наша рекламная пауза. И вы помните Евгению, которая дозвонилась к нам в студию буквально перед самым уходом на рекламу. Напомню, что телефон в студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Пока Оксаночка говорила о мамской вменяемости, я видела ваши звонки. Попробуйте дозвониться еще. У нас есть перерывы, когда мы можем принимать звонки. Номера для голосования ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один для тех, кто считает, что мама должна заботиться о ребенке больше, чем о себе. И ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – для тех, кто считает, что мама должна заботиться о себе чуточку больше, чем о своем любимом чаде. Оксаночка, отвечаем Жене. 

Оксана СЕДУН, психолог: Да. Я бы тут смотрела еще на несколько вещей. Первое это то, что мама как-то ассоциируется с идеальным образом матери. Своя собственная мать. И тогда она как складывается? Что она вот такая должна быть, заботящаяся о детях. Это тот образ, который в принципе, ей с детства был воспринят. И это здорово, что человек, который позвонил, девушка, она осознает это. Что где-то, что-то не то происходит. Что она повторяет потерн поведения мамы. Это первое. А второе, интересно, какую цену заплатила мама за подобное поведение. Потому что там точно есть цена определенная. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Ну почему-то же она не воспринимает это поведение как идеал. Ей плохо наверное, в нем. Ну и ты права. 

Оксана СЕДУН, психолог: Да, то есть, если понимать про цену, которую мама платит за это, ну и так себе, осознать, грубо говоря, …там развод был с отцом…да?.. 
Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Я не очень поняла. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, какая цена была, грубо говоря. Если ее проговорить, то это может быть опорой какое-то время, для того, чтобы не попадать в такие ситуации…

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Еще мне кажется можно понять, компенсацией чего это было. То есть сверхзаботливость – это мама, наверное, в детстве чего-то недополучила, потому что желание контролировать. 

Оксана СЕДУН, психолог: А еще, если не занимать себя детьми, то занимать чем. Как наполнить тогда свою жизнь? Ну, помимо детей. Потому что идея детей строится на том, что внутри пустота, хотя я слышала, что там есть желание пойти в кино, там или еще что-то. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Да, но она ты видишь, как настойчиво повторяла, «у нас двое детей, мы счастливы», «у нас двое детей, мы счастливы», «у нас двое детей, мы счастливы». Наверное, человек сам себя утешает этим. 

Оксана СЕДУН, психолог: А еще мне интересен возраст детей, потому что не услышали про это, не понятно, насколько маленькие или немаленькие. В каждый период возраста есть время, когда необходимо ребенку ваша забота. Если брать мою историю, например мама, достаточно контролирующая у меня мама, и она никогда не оставляла меня одну ночевать дома. Первый раз ночевала сама дома где-то в возрасте двадцать лет, где-то так, грубо говоря. И тогда что получается, такая ситуация, в двадцать лет я переживала тот страх, который можно пережить в более раннем возрасте и адаптироваться к этой ситуации. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Ну, кстати, у меня совершенно противоположная ситуация. Мои родители, когда мне было двенадцать лет, уехали отдыхать, и меня оставили с соседкой какой-то. Я прекрасно перенесла это время. 

Оксана СЕДУН, психолог: Но у меня мама организовывала пространство. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А у моей мамы это был совсем не первый брак, и они в какое-то путешествие романтическое уехали. Ну, вот так вот. Примем звоночек. 

Оксана СЕДУН, психолог: Да. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Алло, здравствуйте. Вы в эфире. Сорвался у нас звоночек, пока мы с тобой так разговаривали. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Дорогой Саша из Броваров, и Олег из Броваров, я вас что-то не вижу, не слышу от вас ничего. Почему у меня нет ваших сообщений в чате?
Вы меня больше не любите? Это я к своим постоянным радиослушателям. И к нам уже пришло сообщение: «Если мама ненавидит папу и срывается на ребенке. Саймон. Город Киев». Что же ему сказать? 

Оксана СЕДУН, психолог: Это папа спрашивает? 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Судя по тому, что его зовут Саймон, таки да, таки папа. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, здесь важно, чтоб мама… Во-первых, если…. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: С чего вы взяли, Саймон, что мама срывается на ребенке? 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, бывает такая ситуация правда, что …

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Это если малыш похож на отца?

Оксана СЕДУН, психолог: Да. В ситуациях, например, при разводе, дети отгребают, грубо говоря, за папу вдвойне-втройне. Кстати, очень многие женщины даже это потом замечают, или возвращают, говорят, что да, есть. И тут важно тогда ну как-то понимать, что, правда, какие чувства у мамы к ребенку, и, правда, тогда чтобы те чувства, которые направлены к отцу, были направлены к отцу. Если смотреть, что потом может происходить, это то что, какая-то, если это, например, мальчик, какая-то мужская часть у него не будет приниматься им же, потому что отец вот такой плохой, вызывает такие-то чувства. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Понятно. Алло, здравствуйте, вы в эфире. 

Слушатель: Здравствуйте. Я не сначала слушаю передачу. Я не знаю точно, какая у вас тема. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Мамская вменяемость. Должна ли женщина заботиться о ребенке больше, чем о себе. 

Слушатель: А я просто по другому вопросу хотел спросить. Родительская тема. У нас совсем еще малыш, но мы с женой ведем такой спор. Дело в том, что она выросла в семье, где родители ничего не скрывали от детей. Они буквально с младшего возраста вели диалоги о взаимоотношениях мужчины и женщины. А в моей семье это все было табу. И я считаю нормой, когда человек это воспринимает это в более позднем возрасте. И не знаем, какой вариант правильный, какой вариант принять для нашей семьи. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А как я могу к вам обращаться, как вас зовут. 

Слушатель: Евгений.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Евгений, я стою, как психолог, на позиции, что мы не имеем права отнимать у детей невинность. Вот эти первые годы до шести лет. И религия их не исповедует, их причащают и все. То есть ребенок, он еще ангел. Мое убеждение, мы не имеем права у них отнимать это. Ну, вы же узнали, как это происходит. И я узнала, и еще, ну никто мимо секса у нас не прошел. От того, что ребенок не в четыре года это узнает, а в восемь, его психика станет более здоровой. 

Оксана СЕДУН, психолог: Мне еще нравится, что вы с женой два полюса, противоположности. А истина значит где-то посерединке. Ну, то есть для меня в чем. То есть если жену будет заносить в другой полюс, вы ее будете удерживать в противоположном. И если вас будет заносить чрезмерно… Ну, и то, что вы понимаете про интимность, про секс, что вы вкладываете. Одно дело, когда ребенок заходит в душ, когда там кто-то моется из родителей противоположного пола, и тогда важно прививать эту интимность, и смотря с какого возраста тоже ее начинать. 

Евгений, слушатель: Но речь идет даже не столько про это, но про это в частности, но еще про то, что отсутствие барьера между родителями и детьми, ну вот как в семье моей жены это было нормой. До того доходило, что она о своих первых опытах взаимоотношений с мужчинами рассказывала и делилась с родителями. А для меня родители это что-то святое, их нельзя посвящать в свои какие-то мирские ситуации.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Ну, просто ее родители это принимали, а ваши родители соблюдали собственную дистанцию. Вам так комфортней было. 

Оксана СЕДУН, психолог: Другое дело, если вы не хотите, чтобы обсуждали ваши с ней интимные отношения, то вы можете жену про это попросить. Ну, чтоб родители в постель не влазили. 

Евгений, слушатель: Спасибо. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Спасибо, Евгений, за звоночек. Алло, здравствуйте, вы в эфире. 

Слушательница: Добрый вечер. Я могу обратиться с вопросом, который касается воспитания ребенка и роли бабушки в этом воспитательном процессе? Я исповедую как раз ту философию, которую сейчас озвучила ваша гостья, профессионал. Считаю, что детей до пяти, до шести лет, не нужно прессовать. Что воспитывать их надо любовью и личным примером, собственным поведением. За что получают от своих детей очень жесткую, наказательную реакцию, которой меня обвиняют в том, что я балую внуков своей любовью. 

Оксана СЕДУН, психолог: На то вы и бабушка. Это просто зависть, это родительская зависть, или дочерняя зависть по отношению к тому, что вы внуков не наказываете, а воспитываете, да? А ее, наверное, в детстве, ну более там, более воспитывали, грубо говоря, да? И она видит, что вы балуете внуков, и включается зависть по отношению к тому, что вы… 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А у меня, допустим, мама говорит, что «ты ему все позволяешь», а я говорю, «ну, сына, не сделал ты эту математику, ради бога, стольким людям она не пригодилась, будь только здоровым и счастливым». Вот у меня противоположное. Так, вижу ваши две телефонные линии. Но не могу не передать привет Саше. «Мама самый главный человек в жизни каждого. Заслуживает быть и красивой, и счастливой. Я здесь. Саша, Бровары». Саша я тоже здесь. Так, принимаем звоночек, здравствуйте. Вы в эфире. 

Слушатель: Добрый вечер. Здравствуйте, меня зовут Сергей, я хотел бы задать вопрос. У меня у знакомого такая семейная ситуация, что оказался муж плохой, мама очень любит настроить маленьких…, они поссорились, мама договорилась каким-то образом в школе, с директором… в итоге дети от него убегают. Вот как быть в такой ситуации?

Оксана СЕДУН, психолог: А еще раз ели можно, я не услышала вопрос. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Отец с матерью не живут вместе, и мама настолько настроила детей против отца, что они от него убегают. Как ему попытаться найти с ними, ну восстановить связь. 

Оксана СЕДУН, психолог: Очень досадно. Интересно опять же, про возраст детей, которые есть. Ну тут связь попробовать восстановить с бывшей супругой. Иначе, грубо говоря, просто-напросто, наладить отношения с детьми можно будет только после лет шестнадцати-восемнадцати. Когда они будут взрослые, когда они начнут отделение от матери. И тогда можно уже будет налаживать взаимоотношения и пытаться с ними общаться. Это с первой стороны. А с другой стороны, даже при ситуациях разводов я всегда говорю, что дети остаются детьми. И важно, чтобы родители между собой договаривались о том, что чтобы не происходило – папа хороший, чтоб не происходило – мама хорошая. Иначе потом дети будут манипулировать. Сначала одними родителями, потом другими родителями. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: И в итоге не будут уважать ни того, ни другого. И вот такая вот дырка возникнет. Еще одно сообщение: «Ну, во-первых не Саймон, а Сэмэн,» - меня поправил человек, который из города Киева. «Есть такое понятие, как материнское выгорание, очень часто оно наступает у молодых мам, которым никто не помогает с ребенком. Она психологически устает». Психологические огромными буквами написано. Я думаю, что на самом деле она физически устала. «Как с этим справиться, кричу иногда на своего малыша, и очень переживаю по этому поводу. Спасибо. Елена. Бровары». Леночка, сразу вернемся с рекламы. Сейчас у нас будет большой промо. И ответим на этот вопрос. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А Час с психологом вернулся к вам Я ваш личный психолог на этот час, Анна Солнцева. И со мной сегодня в студии для вас работает психолог Оксана СЕДУН. Оксаночка же у нас специализируется больше по детям. И мы вот сегодня говорим на детскую тему. О том, должна ли мама заботиться о себе больше, чем о ребенке, так называемая мамская вменяемость. Отличное слово. Телефон в студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, номера для голосования ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один - если да, мама должна заботиться о своем детеныше больше, чем о себе. И, если вы считаете, что нет, мама тоже человек, имеет право на свою жизнь и самореализацию, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. «Есть такое понятие, как материнское выгорание, и часто оно наступает у молодых мам, которым никто не помогает с ребенком. И она психологически устает. Как с этим справиться? кричу иногда на своего малыша, и очень переживаю по этому поводу. Елена. Бровары». Давайте, Оксаночка. 

Оксана СЕДУН, психолог: У меня была одна клиентка, которая эмигрировала во Францию, и она вот родила там ребенка, и говорит, что у них первый год прикрепляется психолог. То есть он приходит на дом, как патронажная медсестра приходит, так же психолог. Он как раз смотрит за эмоциональным состоянием мамы. Подсказывает что и как. Здесь первое, что необходимо, поискать свои собственные ресурсы в этой ситуации. Что это может быть. Во-первых, на сколько мама высыпается. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Леночка, ведь они же есть эти ресурсы. Услышьте нас. 

Оксана СЕДУН, психолог: Да. Насколько можно, например, остаться без ребенка на какое-то время. Ну да, то есть есть друзья, знакомые,… 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Даже если нет родственников. 

Оксана СЕДУН, психолог: …может ли знакомая погулять с ним двадцать минут на площадке, а вы двадцать минут проведете для себя. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Да вы дома посидите, вы спокойно сходите в душ и в туалет. Просто, чтоб вам никто не дергал. Это так важно. 

Оксана СЕДУН, психолог: Потому что, крик это маркер того, что ваши потребности собственные не удовлетворяются. Очень часто даже просто и биологически выспаться, покушать, как-то отдохнуть и действительно тогда вот срываетесь на ребенка, на крик. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Может быть приглашайте няню на полдня, это не так дорого, но это того стоит. Итак, с Леной разобрались. «Я просидела дома пятнадцать лет, я отдавала дочке всю себя» - все сообщение написано огромными буквами. «Папа обеспечивал семью, случилась беда, папы не стало. Пропасть. А дочь мне теперь говорит, я тебя не просила сидеть со мной дома. Финал. Ни работы, ни благодарности, обида и горечь. Фанатизм по отношению к ребенку не нужен». Лера из Сум нам прислала сообщение. Судя по сообщению, пятнадцать лет она просидела дома, дочке, наверное лет четырнадцать, тринадцать, вот так вот. Как раз сложный подростковый. 

Оксана СЕДУН, психолог: Можно с одной стороны посочувствовать, а с другой стороны ожидать благодарности от ребенка в этом возрасте не стоит. То есть, если она есть в этом возрасте, то это пугает наоборот. В этом возрасте все то, что дают родители, обесценивается, и ребенок ищет какие-то свои внутренние ценности. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Вобщем, это уже не ребенок. Это человек, у которого еще нет, наверное, Лера не знает, у подростков, почему они так себя ведут, у них не сформировался механизм торможения, он сформируется к двадцати одному, двадцати двум годам, это будет совершенно нормальный здоровый человек. Но пока в этом возрасте все говорят, «боже, только не подростки» вот поэтому. 

Оксана СЕДУН, психолог: А есть же вот шутка какая-то, не помню какая, про взаимоотношения с мамой. Что где-то там после тридцати или сорока лет «мамочка, а где же ты мамочка», « мама нужна, мама не нужна», а потом после сорока лет «мамочка, а где же ты мамочка, я так за тобой скучаю, мне так тебя не хватает». Ну, какие-то ценности, «мама» уже появляется более во взрослом возрасте. С одной стороны. А с другой, но точно, если говорить дочери, что я на тебя всю жизнь потратила, то это тогда у ребенка взращивается чувство вины. И от этого чувства вины, которое непосильно для нее…

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Он защищается.

Оксана СЕДУН, психолог: Да, просто-напросто агрессировать, и говорить про то, что я там не хотела. У меня мама, человек сверхзаботившийся обо мне, например, мы пошли с ней там в ресторанчик, она пришла раньше, я сказала, ну возьми там заказ, она рассчитывается, я говорю, «мам, что я тебе должна», она мне говорит «доця, ты мне должна всю жизнь». Я говорю «нет, мама, в этом месте лучше деньгами». 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Да, лучше деньгами. Ну, я например, понимаю, как легко попасть в зависимость. Вот смотри, мы же когда влюбляемся в мужчину, нам хочется полностью раствориться в нем. И ты ищешь в нем защиту. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, это нормально, стадия слияния. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Но мы знаем насколько это порочно, и к чему это приведет. Ни к чему хорошему, увы, это не ведет. Здесь, явно, женщина жила, она была любима, она была балована, родилась еще одна девочка, вот его девочки дома, он позволял ей не работать. Но вот что ей сейчас делать? 

Оксана СЕДУН, психолог: Да, вот как раз сейчас есть возможность реализовываться. Например, тоже самое, если мамы долгое время находятся в декрете, очень хороший способ выхода из декрета это какие-нибудь курсы. Курсы, или учеба, там или еще что-то. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Только не кулинарные. 

Оксана СЕДУН, психолог: Не знаю, вот каждый прислушивается к себе. Что любит. Может кто-то в этом видит будущую профессию, или еще что-то. Я имела в виду, чтобы не зацикливаться на быту. Для меня важно, чтоб человек сам понимал, что он хочет, если хочет. Хочет кулинарные, пусть идет на кулинарные. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Ну, хорошо-хорошо. Это мое мнение. 

Оксана СЕДУН, психолог: Здесь, ну как, выход в социум. Я еще преподаю на втором высшем, я восхищаюсь, там контингент бывает, который учится на психологов, возраста от двадцати пяти на втором высшем до семидесяти лет. Они приходят, получают образование. Да, у них есть желание реализоваться в профессии, что-то сделать. 


Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Помочь себе в жизни.

Оксана СЕДУН, психолог: Да. Жизнь точно после смерти мужа, хотя опять же, после смерти мужа, чувствовалось очень острое ощущение того, что и твоя жизнь тоже конечна. А чего ты достиг? Переоценка всего.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Но в данном случае судьба просто толкает ее огромными пинками, иди дальше, живи, делай что-то. Это твоя жизнь, кроме тебя ее никто не проживет. 

Оксана СЕДУН, психолог: Хотя то, что еще понимаю, что там где-то какая-то острая стадия горя, непрожитая еще. И действительно, в горевании и в горе только депрессировать. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: В девочке искала поддержку, которую не получила. 

Оксана СЕДУН, психолог: А ребенок не может ее дать. То есть, если в ребенке искать поддержку, то ребенок становится матерью для непосредственно для мамы. А это переворот. На кого ей искать опору в этой жизни?

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: «Моя бывшая супруга пыталась использовать двоих детей в низких целях, но осталась в дурах. Извините ради бога, а сейчас, мне ее искренне жаль. Ваш Саша, Бровары». Ну, бывает такое, да. Когда недальновидные женщины настраивают ребенка против отца, а кто его должен полюбить так, как отец. Чужой человек? Явно, он его так не полюбит. Ну, вот даже с точки зрения житейской мудрости. Очень глупо так делать. Пусть у него будет свой папа. «Существует ли психологическая помощь для мам. Ребенок очень сложный. Быт на мне. Силы на пределе. Ребенку один и шесть, мальчик. Юля, Харьков.» Юлечка, то же самое что советовали Лене. Найдите, как вам выспаться. Найдите, как вам отдыхать от вашего любимого мальчика. 

Оксана СЕДУН, психолог: А я вот не знаю, есть же какая-то структура социальных служб?

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Нет. 

Оксана СЕДУН, психолог: Нету еще, да? То есть патронаж оказывается только продукты приносят пожилым людям. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Пожилым людям и патронажная сестра до месяца ходит. 

Оксана СЕДУН, психолог: Это кстати очень хороший социальный проект, который может быть. Хотя сейчас социальные проекты скорее всего, ну да, социальные службы для молодежи, там тоже они закрываются. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Тут она только сама себе может помочь. Или поговорите с мужем, найдите, наймите помощницу по хозяйству, с которой иногда можно оставлять. Вот, кстати, Леночка Бровары которая кричала на малыша: «Как научиться сдерживаться, не раздражаться на ребенке, который балуется и не слушается? Несколько раз прошу спокойно, не реагирует, и я срываюсь. Ему три года, Елена, Бровары». Материнское выгорание.

Оксана СЕДУН, психолог: Я говорю здесь про то, что мама лучше, чем психолог, знает своего ребенка, и лучше, чем психолог, знает как его завлечь, отвлечь, иди сделать так, чтоб он успокоился. Но, единственное, что маме необходимо, это отдохнуть. То есть если мама отдохнувшая, то она найдет триста пятьдесят способов как переключить его, как заставить. Если говорить рекомендацию по наказаниям, то она должна быть нескольких видов. То есть, сначала, например, сказать: «Если ты не будешь это делать, то.., если ты не будешь делать этого, тогда я тебе…, наказание должно идти по степени усиления. Это с одной стороны. С другой стороны ребенок в три года, то есть он входит в кризис трехлетнего возраста, то есть там, опять же определенного послушания не будет. Я могу посочувствовать, я сама не очень люблю этот возраст у детей. Например, у меня малой мог попросить «мама, налей мне стаканчик воды». Я наливаю, он говорит «не в этот, в тот». Я наливаю в другой, он берет тот, предыдущий. Ну, и правда раздражений здесь возникает много. Но, понимать про то, что когда я какие-то свои ресурсы удовлетворила, тогда я могу спокойно опять же найти как мне там наказать его… 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Алло, здравствуйте, вы в эфире. 

Евгения, слушательница: Здравствуйте, это Евгения. Я к вам уже звонила. Я вас послушала, и у меня возник еще такой вопрос. Как можно победить чувство вины, боли, когда себе уделяешь больше внимания, чем .. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Женечка, а у нас был вопрос еще к вам, сколько вашим детям лет 

Евгения, слушательница: Три с половиной и три месяца. 

Оксана СЕДУН, психолог: А вот любопытно, а как вы видите, что ваши дети страдают?

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Она говорит о чувстве вины. Не факт, что они страдают. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну вот, на чем основывается?

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: На том, что у нее мама была заботливая, а она не такая заботливая. 

Оксана СЕДУН, психолог: Я это понимаю, но вы видите потребности …

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Она, кстати, еще раз звонит. Алло, здравствуйте, вы в эфире. Все, мы ответили уже, явно.

Оксана СЕДУН, психолог: Влияет это как-то на ребенка, или нет? Ну, не хватает, нужно расспросить, какое это чувство вины. Это может быть подмена. Я говорю о вине, а там на самом деле может быть стыд. А что это за чувство вины, а как оно включается, когда ты винишься, это с одной стороны. С другой стороны, я точно помню, что дети…

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Женечка, вы слышите нас? Задайте себе эти вопросы. 


Оксана СЕДУН, психолог: Дети, ну вот, маленькие дети, находясь в слиянии, в зависимых отношениях с мамой, они получают много удовольствия. И понятно, что если мама будет выходить с этого, то дети будут стараться вернуть маму обратно. Например, я когда с мужем иду в кинотеатр вдвоем, маленькие дети мне всегда говорили «нет, мама, а почему вы не берете меня». Я спокойно ставила границу. «Для меня это важно. Сейчас я хочу провести время с вашим папой, с моим мужем. Ему нужно мое внимание, и мне нужно его внимание». И все. Да, они хныкали, плакали, хотели с нами. Потом, уже со временем. «А вы куда?» «А мы идем…», «А, ну понятно, папе надо внимание мамы…».

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Уже привыкли, то же самое, когда мама уходит на работу. Я вижу ваши звонки. Вижу девяносто пять звонков, но мы уходим на рекламку.

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А ваши личные психологи, я – Анна Солнцева и Оксана СЕДУН вернулись к вам. Сегодня мы говорим о мамской вменяемости. Телефон в студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Номера для голосования, тема для голосования «должна ли мама заботиться о ребенке больше, чем о себе». Если вы считаете, что да, то ноль восемьсот сорок десять пятьдесят ноль один, если вы считаете, что нет, надо о себе все-таки заботиться больше, чем о нашем любимом чадушке, то ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Сейчас шестьдесят восемь процентов считают, что нет. Нужно заботить о себе чуть-чуть больше, чем о ребенке. Так, мы ответили, как научиться сдерживаться, не раздражаться на ребенке. «В первую очередь мама должна подумать о ребенке, не считая капризов. В ответ учить помогать маме. Еще учитесь у птиц. Как пара заботиться друг о друге и о потомстве. Олег, Бровары.» Хорошая такая, Олег, рекомендация, но те, кто попал уже в зависимость от детей, и кто разрушил собственные жизни, и социальную, и сексуальную, и семейную, для того, чтобы бросить ее просто в ноги , пожертвовать собой и испытать от этого кайф, поверьте, этим людям об этом говорить тяжело, им нужно выходить их этой зависимости. «У меня двое – семи и тринадцати лет, мы с женой сами воспитываем, никто нам не помогает. Сай.» Ну, кто-то вот просто рассказывает о себе. «Я седьмой год езжу на мамину могилу, и хоть я взрослый человек, горе, увы , не утихает, любите и берегите своих мама и пап. С уважением, Саша, Бровары.» Саша, респект вам большой. Но нужно жить дальше. Не факт, что там на небе кто-то сидит, и нас ждем. На самом деле, я всегда об этом думаю, что жизнь конечна. И может эти сказки не правда, реинкарнация. Мы на Женин вопрос продолжаем отвечать. 

Оксана СЕДУН, психолог: Про что именно? 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Что она очень устает, что выгорает, у нее мама была, которая бросила свою жизнь к ее ногам. И она никогда не дотягивает до идеала, который в ней заложен мамой.

Оксана СЕДУН, психолог: Я вот думала про то, что это бывает в таких ситуациях, когда нет внутренней опоры на себя. То, что я хорошая мама. Если я забочусь о себе, то это подтверждение того, что я мама хорошая. И вот интересно про то, как бы Женя сказала, какая она мама, как бы она себя описала, как мама. И важно, чтобы ей это действительно кто-то возвращал, что она хорошая, как мама. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А может ей в муже поискать поддержку?

Оксана СЕДУН, психолог: Да да, на сколько муж ей возвращает про то, что … ну смотри, с нашими детьми все хорошо, все замечательно, ну да, побыли они одни, да там, но что происходит? да, с одной стороны. С другой стороны, чувство вины на что-то толкает, тогда какое действие можно сделать с этого чувства вины для детей. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Например. 

Оксана СЕДУН, психолог: Но я не знаю. Ну, вот испытываю там чувство вины по отношению к другому человеку, и понимаю, где-то чего-то сделал… но вина бывает разная…бывает тактическая вина, то есть когда она переполняющая, а бывает вина, ну действительно, чего-то плохое сделал. И я понимаю, что я могу что-то сделать для него, компенсировать как-то. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Мы очень часто вину со страхом путаем. 

Оксана СЕДУН, психолог: Чувствую я вину перед мужем за что-то, я ему испекла тортик, ну приятность какую-то сделала. Сделаю блюдо вкусное, для него приятное. Какое –то действие. Попробовать вину трансформировать в действия по отношению к детям. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: У меня вопрос был к этой маме, которая раздражается на мальчика, один и шесть лет. Скажите, Юлечка, из Харькова, вы погуляли четыре часа в день, чтобы он падал от усталости? Вот если вы это выполнили, если вы погуляли с ним утром, если вы вывели его в обед, если вы вывели его хотя бы на час вечером, чтобы его пребывания на свежем воздухе в кругу сверстников имело не менее четырех часов в день. Вот тогда вы можете и имеете право на него кричать. Поставьте себе такую планку, «если я погуляла с ним меньше, чем четыре часа то его капризы, это моя вина». И поверьте, это очень облегчит вам жизнь. Вот еще не было мамы, которой бы это жизнь не облегчила. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну да, еще, если говорить капризы, они могут возникать вообще на ровном месте у маленьких детей, как способ сбросить напряжение. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: И мы часто вспоминаем, четырехмесячные дети бесконечно бросают. Почему ты бросаешь? А он просто гравитацию изучает вообще. Все, отвечаем на звонки. Алло, здравствуйте, вы в эфире. 

Игорь, слушатель: Добрый день, добрый вечер. Меня зовут Игорь, я их Харькова. Вы затронули такой вопрос, когда перетягивается момент родителей на детей. Может его как-то пошире надо осветить. Это очень серьезная штука. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А вы с этим сталкивались в жизни? 

Игорь, слушатель: Очень. В семье да, и с другой стороны также. Мы люди взрослые, но так получилось, что мы с этим сталкивались. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Так ваши родители поступали, или так ваша супруга поступала?

Игорь, слушатель: Нет, так поступали мои родители, и так поступали родители супруги. И следующий шаг, мы начинаем перелюбливать своих детей. Залюбливать своих детей. Вот этот момент, когда происходит эта подмена , следующее поколение получается обратно-зависимое. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Вы имеете в виду, что вы их балуете? 
Игорь, слушатель: Ну не то, что балуем. Ну взять даже слово «балуешь» - тоже не подходит. Начинаешь ограждать, все перетягиваешь на себя. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Пытаетесь прожить жизнь вместо них.

Игорь, слушатель: Вот , совершенно правильно понимаете. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Хорошо, спасибо большое за ваше мнение, за рекомендацию. Мы вынесем это отдельной темой передачи для родителей. Спасибо большое. 


Оксана СЕДУН, психолог: А еще я думаю про то, что мамская вменяемость столько вопросов идет именно от мужчин. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: В этой студии всегда много вопросов от мужчин. Говорим о сексе, о грудном вскармливании, мужчины в первых рядах. Вот тут даже есть постоянные друзья. Телефон в студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Мы сегодня говорили с Оксаночкой СЕДУН, детским психологом, о мамской вменяемости. О том, что не всегда нужно читать книжки, а нужно опираться все-таки на собственные чувства. Но, можно попасть в другую ловушку. Те наши болевые рефлексы, которые были заложены в детстве, они могут быть неправильными, чувство вины может быть неправильным. Наши родители могли заложить в нас что-то, что мы в своих детях компенсируем. И тут вообще-то книжки могут придти на помощь. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, например, в книжке можно прочитать про это, про компенсацию. Тот же Хеленгер говорил о том, что мы даем нашим детям то, что сами не получили в своем детстве. И также оно передается в другие поколениях. И наши дети дают своим детям то, что они не получили в детстве. Если не остановится и не задматься .

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Да, с другой стороны, если бы мы, нас все бы устраивало в семьях родителей, мы бы от них не уходили. А значит мы бы не размножались дальше. Алло, здравствуйте, вы в эфире. 

Слушатель: Алло. Здравствуйте. Я из Харькова. У нас ребенку полтора года, жена срывается на него постоянно. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: а сколько она спит, как ребенок спит? 

Слушатель: днем спит пару часов и вечером, как положено, вечером с полдевятого и до семи. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: а вы уверены, что он о семи спит или это вы спите до семи и не слышите, как она с ним ходит? 

Слушатель: Нет, он спит хорошо. Ночью не просыпается. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А кем работала ваша жена до того, как ушла в декрет?

Слушатель: швейный цех. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Швейный цех, то есть у нее собственный бизнес. 

Слушатель: Да. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Понятно, спасибо большое. 

Оксана СЕДУН, психолог: У меня такое любопытство про то, а что делает папа в то время, когда мама срывается на ребенка?

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Папа нам жалуется. 

Оксана СЕДУН, психолог: Ну, если жалуется, это на здоровье. Потому что для меня здесь важный момент про родительскую коалицию. Если мой муж делает что-то, в моем понятии, не психологическое по отношению к ребенку нашему, то, чтобы он ни делал в тот момент я поддерживаю его. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Я так всегда делаю, считаю это залогом успеха. 

Оксана СЕДУН, психолог: Потому что поддерживаю родительскую коалицию. Создается коалиция между ребенком и…..

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Папой в данном случае. 

Оксана СЕДУН, психолог: Другое дело, если мужу подмигнуть и сказать, «ну…. Ты знаешь….», выйдя и комнаты, обсудить эту ситуацию. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Или проехать эту ситуацию. Алло, здравствуйте. Вы в эфире. 

Слушатель: Здравствуйте. Я по поводу той проблемы, о которой вы говорите. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Мамской вменяемости? Вы же папа. 

Слушатель: Мама, папа, это все ничего не важно, общая семья…

Оксана СЕДУН, психолог: Это важно, в принципе, мама или папа. Но другое дело здорово, что вы интересуетесь. 

Слушатель: Я дважды папа. Я хочу сказать вот что. Есть такой анекдот, приходит семья – папа, мама к психологу, говорят «вы знаете, вот моя жена беременна, рожать через день-два, скажите, как нам воспитывать своего ребенка? », а психолог отвечает «вы знаете, вы опоздали на девять месяцев». Ребенка нужно воспитывать и рассказывать ему все необходимое и показывать собственным примером как можно делать, как нельзя. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Вот и хорошо, вот видите, у нас такой замечательный папа. Всем бы нам таких пап. Отличный мужчина. 

Оксана СЕДУН, психолог: Я думаю, что вовремя беременности своей жены точно разговаривал с ребеночком. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Да, кстати, когда моего принесли, он услышал мой голос он меня так внимательно рассматривал. 

Оксана СЕДУН, психолог: А мне очень импонирует, что так много мужчин и пап включается. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Да они смотрят нас, дорогая. Они смотрят нас сейчас и радуются. Мне там продюсеры наши так руками машут. Говорят, все закругляйтесь. «Если где-то в парке мама невменяемая орет на ребенка, как называют окружающие такую маму? Пусть подумают мамы. Олег, Бровары.» Я в таком случае, подхожу к маме и говорю, сколько вы хотите денег за вашего ребенка? Ну вам же он не нужен, продайте его мне. Еще ни разу не было, чтобы мама не окстилась и не перестала орать. Советую это как холодный душ.

Оксана СЕДУН, психолог: А я видела вот, что даже не орут, а применяют вот книжки начитались, ребенок идет истерит, мама идет себе и ребенку второму братику говорит. Мы не обращаем на нее внимания. Пусть истерит. 

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: А она уже бедная вся пятнами покрылась. 

Оксана СЕДУН, психолог: Иначе она нами манипулирует. Это как раз про то, что начитался книжки, а насколько оно на ситуацию ложится или не ложится …

Анна СОЛНЦЕВА, психолог, ведущая: Дорогие мои, мы с Оксаночкой СЕДУН, психологом детским, которую вы можете найти в интернете легко и задать еще дополнительные вопросы. Мы сегодня говорили о мамской вменяемости. Мы были с вами весь этот час, отвечали на вопросы. А сейчас посмотрите вокруг себя, впереди у нас прекрасный субботний вечер. Уже прохладный, уже после выборов, обнимите своих детей, обнимите друг друга, и пусть сегодня прибудет в вашем доме любовь, и покой. Пусть уснут хорошо те, кому не спится. Пусть получат любовь и заботу те, кому это немножко не хватало. А мы с Оксаной СЕДУН прощаемся с вами. С вами была я, искренне ваша, Анна Солнцева. Завтра мы будем говорить о сказочном сексе.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все