СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Уголь нужно везти всю зиму, это около 10 составов в день"

"Тема Калныша"Сахарук: "Украина уже не выдерживает без донбасского угля"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! В рамках проекта «Герой дня» я представляю вам руководителя антикризисного штаба энергетической компании ДТЭК, Дмитрий Сухарук наш гость. Добрый вечер.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Добрый вечер.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Будем говорить на не весьма приятные, но нужные нам темы. Давайте поговорим поподробнее о состоянии дел с Луганской ТЭС и близлежащими территориями.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: В настоящий момент, наверное, является отсутствие достаточного количества угля на наших ТЭС, что обуславливает ограничение по мощности. Суммарное ограничение по выдаваемой мощности – где-то около 4 гВт. Это сравнимо с потреблением 4 областей. Причина в том, что уголь, который потребляют станции антрацитовой группы, находится на территории Луганской и Донецкой области, его оттуда сложно вынести.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На территории той части, которая контролируется боевиками из ДНР и ДНР. Правильно?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это означает, что если угля у нас не будет, то Украина погрузится во тьму?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Каждую проблему можно решить несколькими способами. Первое, можно сделать так, чтобы спрос и потребление уровнялись. Второе, отключать дорогостоящие газомазутные блоки. Их себестоимость производства электроэнергии гораздо выше, чем на угольной. 80 коп. в среднем тариф при сжигании угля, 2 грн. при сжигании газа. Государство уже на это пошло, начали включать газомазутные блоки, мы переплачиваем втридорога за электроэнергию. Третье решение – привезти уголь из-за рубежа.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но не каждая марка угля подойдет для наших ТЭС. Из России?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Можно из России, можно из ЮАР, других стран. Наиболее экономически обоснована транспортировка из России, из Кузбасса.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот что ЛНР и ДНР делают со средоточием угля? Сколько по вашим оценкам угля на этой территории, который вы не можете вывезти?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Сейчас 1,5млн. тонн угля по общей сложности, еще добавить уголь, добытый госшахтами, чуть больше 2млню тонн угля. Лежит сейчас на складах в Луганской, Донецкой области.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А они могут вывезти его в Россию?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: В настоящий момент переходы, по решению кабмина, таможенные были закрыты, и вывезти уголь в Россию на легальном основании не представляется возможным.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Никто не говорит про легальные основания, вот гуманитарный конвой можно было грузить и вывозить.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Если мы говорим о больших объемах угля, то никому из потребителей в России не нужен контрабандный уголь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: По нашим данным, все потребители угля в России предпочитают купить уголь из России, это дешевле, это законно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Там они покупают, а здесь они могут взять.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: В настоящий момент мне о таких фактах неизвестно, что в больших масштабах вывозится уголь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы знаете, что этот уголь все еще находится на территории Украины.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как его получить? Нужно вступить в переговоры с ДНР, ЛНР?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Да, нужно сначала восстановить пути ж/д сообщения, потому что уголь вывозится в вагонах, нужны рельсы. Магистральная станция – Дебальцево, она разрушена, там идут военные действия. Второе – надо договориться с представителями, которые контролируют территорию, чтобы они разрешили вывоз угля.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто тот человек, или группа людей, которые будут вести переговоры.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Да. Сегодня представитель министерства по углю и энергетике Зюков Юрий заявлял о том, что он ведет переговоры с представителями ДНР, ЛНР о том, чтобы покупать уголь на территории, которые контролируются ими.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И как успех?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Не знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Означает ли это, что вы, как представитель приватной компании, не можете вести этих переговоров?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: В настоящий момент эти переговоры может вести кто угодно, вопрос насколько успешными будут эти переговоры и будет ли получено долгосрочное разрешение. Иначе они бесполезны, уголь нужно везти всю зиму, это не один состав, не два, а на регулярной основе – 10 составов в день.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько еще Украина может продержаться без этого угля? Как долго эти переговоры могут продолжаться?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Украина уже не держится без этого угля, потому что начали подключаться газомазутные блоки. Рубикон пройден, хотя и ЮАРский уголь приехал, начали его развозить, его все равно не хватит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы коммуницируете каким-то образом с министерством? Если министерство ведет переговоры, они признает существование т.н. ЛНР, ДНР. Как вы видите возможность разрешения этой ситуации? Пойдут ли они на контакт? Отдадут ли уголь?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Я могу только логически помыслить. В основном на этой территории живут люди, занятые в угольной промышленности, шахтеры не получают зарплату. Для того, чтобы там не было социального бунта, нужно искать возможность и финансы, чтобы обеспечить з/п им. Люди, которые контролируют ЛНР, ДНР, заинтересованы в том, чтобы получать деньги для соцвыплат. Тем более, они об этом официально заявили. Если Зюков подтверждает, что переговоры идут, значит, они уже говорят. Украина может покупать уголь за рубежом, но для этого нужно платить на 35-40% дороже, чем украинский уголь. Для этого нужны деньги. На данный момент госпредприятие «Энергорынок» задолжал «Тепловой генерации», государственными и частными ТЭС. Перед нашей компанией долг 2,3млрд грн. На эти деньги можно купить уголь и привезти в Украину и прожить на нем зиму. Государство, вместо того, чтобы отдать 2млрд. долгов и позволить купить уголь, включает газо-мазутные блоки по 2грн за …

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тогда нагрузка упадет на частного потребителя, правильно?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Нет. Если будет принято решение о возврате долгов, нагрузка ни на кого не ляжет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я хочу обратить ваше внимание вот на какую новость: Украина за свой счет обеспечивает теплом и светом Донецк и Луганск. Как передает корреспондент УНИАН, об этом президент Украины Петр Порошенко заявил журналистам перед заседанием СНБО.  “Уже сегодня Украина продолжает нести чрезвычайно тяжелый экономический груз, не получая ни копейки ни за электроэнергию, ни за газ. За свой счет продолжает отапливать Донецк и Луганск в условиях минусовых температур, хотя по закону мы давно должны были бы уже отключить и отопление, и электрообеспечение”. – Насколько корректно говорить, я так понимаю, что это полный цикл, если отключить Донецк, Луганск, Украина продолжает получать электроэнергию…

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Нужно разделить вопрос на две части. Первое: действительно ли Украина продолжает поставлять электроэнергию на территорию этих областей? Да, продолжает, также как воду и газ. Уровень платежей за электроэнергию не высокий, порядка 60% в Донецкой области, и 8% в Луганской области. Происходить дотирование этих двух регионов. Относительно того, можно ли технически выключить электроснабжение этих двух регионов, отвечу так: можно, но вместе с потребителями ДНР и ЛНР будут выключены те потребители, которые живут на территории, которая контролируется Украиной; будут выключены те, кто платит за электроэнергию и те, кто не платит. Технически выключить не плательщиков и тех, кто находится на территории ДНР и ЛНР нельзя, потому что украинская энергосистема не планировалась и не строилась, чтобы была возможность отключать такие большие регионы. Можно выключить Донбасс, но не только ту территорию, которая контролируется ЛНР и ДНР.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть вопросы от слушателей: Какова себестоимость угля, добываемого в Донбассе?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Разная, все зависит от той шахты, которая добывает этот уголь. Каждая шахта несет высокие постоянные расходы. Себестоимость может варьироваться от 700-800грн до 2 000грн за тонну.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Теперь, когда вы говорите о дотационности, уместно ли говорить о том, что Донбасс кормил Украину?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Я не берусь делать выводы о том, кто кого кормил, потому что бюджетная система Украины очень сложная, и по-моему, сейчас никто не хочет подсчитать, каким образом какие потоки посчитать сальдо входящие исходящие на Донбасс. Если брать по налогам только, это одна ситуация, если брать к этому еще дотацию, другое, пенсионный фонд – третья. У меня под рукой нет этих цифр, поэтому мне сложно ответить, кто кого кормил.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть слушатель. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Микита, Бровари. Україна давала 17млрд дотацій на вугільну промисловість. Донбас весь час дотували, я сам цим займався. Зараз багато енергокомпаній належать Ахметову, чого він не може це діло якось уладити? Дякую.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Дотации поступали только на государственные шахты, это было решение кабмина. Частные шахты дотации никогда не получали, они обходились теми средствами, которые они получали от добычи угольной продукции. Я знаю, что государственное субсидирование в настоящий момент приостановлено. Никакого отношения частный бизнес к этим дотациям не имеет. Мне сложно ответить, как можно повлиять на эту ситуацию в настоящий момент.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасая свой собственный бизнес, ведя переговоры, по всей видимости.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Невозможно вести переговоры об отдельном предприятии, нужно обсуждать это глобально.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Президент сегодня предлагает отменить закон о т.н. особом статусе для этих регионов. К чему это может привести?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: А что предлагается в замен?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я не знаю.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: И я не знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы увидели преимущество в этом особом статусе?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Я ничего не увидел, потому что этот закон так и не заработал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На сегодняшний день безопасность шахтеров, директоров шахт кто обеспечивает? В каких условиях эти люди работают?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: В настоящий момент они работают в условиях, когда приходится выдерживать давление со стороны представителей ДНР и ЛНР, потому что там уже организованы свои министерства. Их представители звонят на предприятия, требуют уплаты налогов, подавать отчетность, являться на совещания, ситуация очень сложная. Получается, что предприятия там находятся между молотом и наковальней: с одной стороны – украинское законодательство, с другой – новые власти со своими требованиями.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто-либо там ведет еще бизнес помимо вашей компании?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Весь большой бизнес продолжает работать. Предприятия, которые обеспечивают теплом, либо добывают уголь, пекут хлеб, обеспечивают водоснабжение, канализацию, молокозаводы работают. Не могут не работать, потому что наступит либо гуманитарная катастрофа, либо экологическая.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте примем еще несколько звонков от наших слушателей. Добрый день!

Слушатель: Добрый день. Олег. Коли люди начали бастувать в Донецьку і Луганську, просто приїхала команда, вистріл в воздух, всіх розганяли. І коли ви кажете, що там будуть масові забастовки, мені кажеться, що люди будуть просто в шахтах рабо тать за кусок хліба. І коли деньги будуть з України перечисляться в Донецьку і Луганську область, люди просто їх не будуть бачити. От моє таке мнєніє.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Об этом сегодня говорил Зюков, если государство будет приобретать уголь, который произвелся на оккупированных территориях, то будет обеспечиваться некий контроль за расходованием денег, прежде всего на з/п шахтерам, оплату за электроэнергию и иные расходы. На данный момент не будет возможности полностью забрать деньги у шахтеров, потому что они без з/п работать не смогут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня тот редкий случай, когда государство и бизнес должны были сесть за стол переговоров и договориться, но бизнес не может, а государство не хочет. Пострадает население Украины. Какой выход?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Если государство не хочет вести переговоры с ДНР и ЛНР, нужно обходиться собственными силами: приобретать уголь за рубежом, что мы и начали делать. Покупать уголь за рубежом могут все компании, нужно консолидировать наши усилия, чтобы дать возможность и частным компаниям этот уголь приобретать. Нужно вернуть компаниям, которые производят электроэнергию, долги, около 5млрд, второе, на 2-3 копейки повысить тариф, который не отразится на конечном потребителе, чтобы покрыть расходы на импортный уголь и обеспечить поступление этого угля на постоянной основе, пока не стабилизируется ситуация на Донбассе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос с регулятором, т.н. компания НКРЕ, тарифы на сегодняшний день, речь пойдет о повышении тарифов, как мы понимаем?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: В настоящее время тариф на электроэнергию оптовый не покрывает расходы компаний на ее производство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как высчитывается?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Берется постоянные и переменные расходы компании, потом складываются вместе, получается стоимость производства электроэнергии, и на основании этого формируется оптовый тариф. На сегодня в этом тарифе заложена стоимость угля, который производится в Украине. Импортный уголь на 35-40% дороже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы рассчитываете на дотации со стороны государства?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Нет, 35-40% только на угольную составляющую. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто заплатит эту разницу?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Нужно, чтобы тариф вырос до 86 коп кВ/ч, за это должны заплатить потребители. Системное решение – это корректировка тарифа до экономически обоснованного, который покрывает расходы компаний как государственных, так и частных на закупку угля за рубежом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы же не знаете, по какой цене ЛНР и ДНР будут его продавать.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Мы не знаем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот завтра они вам выставят цену с разницей в 60-70%. И что?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Тогда нужно будет везти, откуда дешевле.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Виктор, Киев. Когда во время войны наши партизаны подкладывали взрывчатку, чтобы взрывать паровозы, сегодня такая же ситуация, только не с паровозами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы боитесь, что ЛНР/ДНР будут продавать уголь взрывоопасный.

Слушатель: Да, спасибо.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Мы уже сейчас живем в этой ситуации, где уголь поставляется с территории, которая примыкает к зоне АТО. Нет гарантии, что в этом угле не будет взрывчатых веществ. На станциях есть механизмы, которые позволяют идентифицировать эти объекты и выбрать их из угля. Более того, уголь же не с вагона выгружается в котел, там есть целая система транспортировки угля, мельницы, которые мелют уголь в угольную пыль, магниты, которые улавливают все, что находится в угле. На станциях есть все механизмы, которые позволяют значительно минимизировать риск того, что в уголь попадет взрывчатка, и взорвется блок, либо котел.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Тарас, Обухов. У меня много родственников в Красноармейске. Не будет ли такой ситуации, как раньше с гречкой: что у нас куча, а возим из Китая. У нас лежит куча угля, а мы его не покупаем, и лезем туда, где нас не ждут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так мы готовы наш уголь взять. Кто ж нам его отдаст?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: У нас есть две основные марки угля, которые потребляются нашими электростанциями: Г и А. марка Г в основном производится на территории, которая контролируется Украиной – Днепропетровская и Донецкая область, запад. На этой марке угля работает половина наших ТЭС. Вторая половина работает на антраците. Пока не было проблем с маркой Г, но есть проблемы с расчетами компаний, которые производят электроэнергию с расчетами за этот уголь, потому что энергорынок не платит производителям электроэнергии и дальше не платят производители угольщикам, а они своим поставщикам. На данный момент наша компания уже задолжала 1,5млрд грн своим поставщикам, потому что с ней не рассчитываются производители электроэнергии за уголь. Марка А дефицитная, потому что она в основном производится теми шахтами, которые расположены на территориях ДНР/ЛНР. Там угля много. Вывезти его сложно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На сегодняшний день ЛНР/ДНР не дают Украине пользоваться ее же недрами. Между тем, мы имеем дело с этим, разрушена часть инфраструктуры, как ее восстанавливать? За чей счет?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Около 15 мостов на территории Донецкой/Луганской областей разрушены, ж/д мостов. Месяцы нужны на его восстановление. Мы профинансировали ремонт одного моста, совместно с ж/д работниками его восстановили. На это ушло 2 месяца работы. Осталось только привезти к этому мосту, привезти специальные балки, на которые можно положить рельсы. Но на мосту через Сиверский Донец стоит вагон, приваренный к рельсам, проезд закрыт. Также лежит на ж/д пути обвалившийся автомобильный мост.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Гарантируют вам представители ЛНР, что там в ближайшие дни опять не будет разрушен мост?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Нет, никто не гарантирует.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть вопрос слушательницы из Тульской области: А донецкие шахтеры хотят в Россию? Они в курсе, что мы свои антрацитовые шахты в Ростовской области затопили?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Я знаю об этом, 7-8 лет назад Россия прекратила дотировать все шахты, которые находились на территории Ростовской области, все шахты были проданы в частные руки. В настоящий момент всего несколько шахт продолжают работать и добывают очень немного угля. Экономически Россия для себя приняла решение, что дотировать не будут угольные шахты, особенно где тонкие пласты, очень высокая себестоимость добычи, они не могут конкурировать с кузбасскими шахтами, где есть и другие способы. Я думаю, что об этом шахтеры не знают, что через дорогу все шахты были закрыты.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Андрей, Киев. Получается, что тарифы надо повышать, а владельцы энергокомпаний как-то успевают воротить миллионами на оффшорах.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Только со стороны кажется, что владельцы энергетических компаний зарабатывают огромные деньги. Компания ДТЭК за прошлое полугодие понесла убытков на более 7 млрд. грн. Порядка 5 месяцев мы самостоятельно вкладываем деньги на восстановление разрушенных линий электропередач. Огромные неплатежи. К тому же очень упало потребление по всей Украине, потому что промышленность замедляется. Поэтому говорить о каких-то колоссальных прибылях, которые располагаются на оффшорные компании, не корректно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, бизнес убыточен.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Общались ли вы по этому вопросу с собственником?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Я лично не общался. У себя в компании мы четко настроены на то, что необходимо решать эту проблему. Мы ответственны перед 140 000 человек, которые у нас работают. Нужно найти решение, которое позволит обеспечить нормальную производительность компании, оплатить з/п.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А не было стратегической ошибкой покупка этого бизнеса?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Нет, не думаю. При нормальном…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Речь шла о том, что государство – собственник не эффективный, давайте отдадим в приватные руки. Отдали. И? А теперь вы говорите, что без государства эту проблему не решить.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Государственные шахты в настоящий момент находятся еще в худшей ситуации. Мы платим з/п, а государство – нет. Мы продолжаем производить уголь практически в тех объемах, которые были до начала боевых действий. Частный собственник все равно является эффективным, несмотря на проблемы, которые у нас есть. Когда я говорю о помощи регулятора, и что надо изменить условия ведения данной деятельности, адаптация под условия внешней среды, нужно пережить зиму…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сергей, Киев: Зачем покупать уголь у сепаратистов, пусть у них будут горы угля. А шахтерам договариваться о чем-либо с ними – предательство Украины. – Какое будущее у территорий, подконтрольных ЛНР/ДНР?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Мы не просим дотаций, а чтобы государство обратило внимание на изменившуюся ситуацию, и просто привести условия ведения бизнеса к той ситуации, которая есть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И мы получаем ситуацию, когда отпадает потребность в угле ДНР/ЛНР? И что?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Государство должно принять решение, что дальше. Если мы говорим, что у нас основная зависимость – это уголь и металлургия, то обойтись мы можем без всего. Это вопрос времени: как долго мы можем перестраиваться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы были на этой территории? В каком состоянии эти энергетические объекты?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Функционируют. Не в том объеме, который был до начала военных действий.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Речь шла о том, что часть из них разбирается, вывозится, оборудование выводится из строя. Может быть такое?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Я такого не видел, наши предприятия продолжают работать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Даже несмотря на трансформаторы, которые разрушены?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Да, именно. Там тоже люди понимают, что не будет работать станция, не будет света, например, поэтому там нет такого, что все закрыто и выключено.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ваш прогноз, каким образом решится это противостояние?

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: По моему мнению, нам придется договариваться с этими территориями на каких-то условиях. Если мы хотим сохранить территориальную целостность Украины, а это цель президента, я здесь двумя руками за, то договоренности неизбежны. Вопрос – когда мы начнем договариваться, и какая цена этих договоренностей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо вам, Дмитрий, что высказали сегодня свою точку зрения.

Дмитрий САХАРУК, руководитель антикризисного штаба ДТЭК: Спасибо вам. 

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все