СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

На пике событий, 8 ноября

На пике событийОбщественное ТВ и день 7 ноября

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пока товарищ Лавров и господин решают уважать или не уважать, признать или нет. Мы с вами займемся нашими делами. Две темы. Первая тема – общественное телевидение. Национальная общественная телевизионная компания будет публичным акционерным общество. Короче говоря, среди огромного количества каналов появляется на основе НТКУ, который сейчас существует, это будет общественное телевидение. Если хотите эту тему – тогда 0800504901. Вторая история совершенно невероятная. Каждый пятый украинец до сих пор считает 7 ноября праздником. Считаете ли вы лично его праздником? В этом случае 0800504902. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Идет голосование, пожалуйста. Андрей из Харькова пишет: Матвей Юрьевич, вы обещали поднять тему различия цен на коммунальные услуги. Я не волшебник, только учусь. Сегодня я говорил о различии цен на коммунальные услуги в утреннем эфире, который вы не слушали, иначе не появилось бы эта ваша надпись, потому что Валерий Калныш принес бумагу, где написано, кто сколько платит за тепло. И там мы выяснили, что Кривой Рог на первом месте, что-то на втором и так далее. В Киеве была маленькая цена, но она была занижена специально, теперь она входит в такую кондиционную границу, когда она более реалистична. 160 голосов, и мы видим, что с небольшим преимуществом 53 на 47 побеждает все-таки общественное телевидение. Это понятно почему – потому что это новость. Ну давайте начнем с нее. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Итак, НТКУ будет публичным акционерным обществом 100 процентов акций будут принадлежать государству. Такое решение было принято сегодня на внеочередном заседании правительства. Обратим внимание, что 100 процентов акций этого акционерного общества будут принадлежать государству. Это означает, что нынешний НТКУ гарантировано получит финансирование из госбюджета на следующий год отметила заместитель редактора портала Телекритик Светлана Остапа. Напомню, по форме вот это публичное акционерное обществ настаивал лично премьер Яценюк. Эта форма позволит НТКУ более свободно распоряжаться собственными средствами. Общественному телевидению предстоит полностью технически переоснастить технический комплекс, а также провести качественную промо-кампанию заявил в интервью Радио Вести медиа эксперт форума «Суспільність» Тарас Петрив. Давайте его послушаем. 

Тарас ПЕТРИВ: «Думаю, що процес який запланований запуститися з 1 січня, його буде запущено. Це вистраждана українськими медіа ідея. Я би був більш оптимістичний, і казав би, що на першому національному працює нова потужна команда менеджерів і деякі насправді вірять що зроблять, запустять система. Перша – є величезна технологічна проблема переоснащення студійного комплексам, тому що не може суспільне мовлення будуватися за старими функціоналами. На друге місце я би поставив проблему певного нормування процесу станови, який буде врахований, тому що закон прийнятий невдосконалений».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если в госбюджете на следующий год появится отдельная строка за финансирование НТКУ с 1 января начнет свою работу – это будет позитивным знаком для Европы в интервью Радио Вести заявил глава организации Интерньюз Украина Константин Квурт. Давайте Квурта послушаем. 

Константин КВУРТ: «Україна давно же созріла і перезріла до громадського мовлення. Те, що заважає – неготовність політичних еліт. Не розуміють вони, як можна щось відпускати з-під контролю. Так, ми робимо 1,2, 3, 4, 5 і ми побачимо рядок у державному бюджеті на 2015 рік для фінансування суспільного мовлення – тоді все в порядку. В нас зараз є шикарний шанс для того щоб створити суспільне мовлення». 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Гендиректор НТКУ Зураб Аласания написал в своей страничке в Фейсбуке, что по инициативе министра Остапа Семирака на сегодняшнем заседании было решено передать право редактирование совета общественного телевидения творческому коллективу. Добавлю, в ближайшие дни госкомитет по телевещанию подготовит пакет документов и зарегистрируют НТКУ как публичное акционерное общество. Сейчас мы делаем паузу, и после этого, после этих радостных новостей, я выскажу как альтернативу свое скептическое к этому отношение, потому что все это мы проходили. Вы, наверное, знаете, что в РФ есть общественное телевидение, которое мертвое, а не живое, которое дитя товарища Медведева, закончилось это все позорно и ужасно по одной причине, которую я скажу сразу после паузы и после новостей. Радио Вести – радио новостей и мнений. Оставайтесь с нами. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжается программа на пике событий. Я хочу сказать Георгию Костюкевичу который, передали мне его вопрос, вы его не знаете, но радиостанция говорит благодаря Георгию. Это наш технический директор. Касается ли это только телевидения или еще чего то? Нет, Георгий. Тут у меня в бумагах только общественное телевидение. Про общественное радио, мне сказали, что есть гражданское радио, но это ведь не в таком смысле, просто называется, старается им быть, но по структуре своей ему не соответствует. Теперь по поводу того, мое сомнение, почему не получиться ничего с общественным телевидением. Мы это все проходили в России. НТКУ, первая фраза, будет акционерным обществом, 100 процентов акций будут принадлежать государству. Все, это приговор. Не имеет значение что это будет акционерное организация, на чем настаивал Арсений Яценюк. Кто музыку заказывает – тот и девушку танцует. Все это проходили. Товарищ Медведев говорил, что, так сказать, мы сделаем, и оно будет зависеть только от народа. Организация, 100 процентов акций которой принадлежат государству, зависит только от государства, и народу на это плевать. На народ этой организации плевать, потому что это будет подотчетно исключительно государству. Вот мы знаем журналиста Павла Шеремета. Он вел очень значимую программу на вот этот общественном телевидении. Он – известный журналист. Выгнали его, сделал он пару программ, где пытался сбалансировать историю с Украиной. Не то что осудить Россию, да за это убили бы прямо в студии. А просто, ну вот одна сторона – другая сторона. Нет, сказали ему, только одна сторона. А прекрасный ведущий Шеремет. Был украшением этого канала. Нормальный человек. Вот такая история. Поэтому я в это не верю, и по этому поводу много раз высказывался Владимир Познер, и все знают, что есть две модели. Первая – это BBC, когда каждый человек, существует налог на это телевидение, все кривятся, говорят: да гори оно огнем, нафиг нам это нужно, но в результате это образец общественного телевидения, который зависит только от граждан. Там есть наблюдательный совет, который не позволит ни одному человеку вмешаться в дела этого телевидения, не дай бог. А вторая – это PBC, которое существует на пожертвования исключительно бизнеса и частных лиц, и абсолютно не зависит от государства. Да, не те возможности. После каждой рекламы, там нет коммерческой, не коммерческая в привычном нам смысле, реклама социальная, призывы пожертвовать деньги. И люди с удовольствием жертвуют, и корпорации с большим удовольствием, но, с другой стороны, зачем это давать кому-то, если можно дать это общественному телевидению. Вот такие две модели существуют. Нету модели общественного телевидения если его финансирует государство. Тут можно сказать другую вещь – у нас же в Украине нет как бы института привычного, с чего-то же надо начинать. Да, надо начинать. И может быть надо было начинать с того, что бы акции этого общественного телевидения разбросать между олигархами, выставить эти акции на продажу и так далее. Но, мы видим, его надо делать, и 100 процентов акций этого публичного акционерного общества принадлежат государству. Давайте поговорим, время есть, нужно ли общественное телевидение и будет ли оно общественным? Моя позиция понятна, я вам ее рассказал. Никто в этом репортаже не сказал, что такая финансовая модель профанация. Все замечательно, будет общественное телевидение. А я говорю – не будет. А вы можете считать совершенно иначе. Моя задача как журналиста высказать альтернативную точку зрения что я и сделал. А вам я задаю этот вопрос. Давайте мы специально проведем голосование, может быть телевидение быть общественным, если 100 процентов его акций принадлежат государству. Это для Иры Синченко, для того чтобы в новостях пересказать результаты этого голосования. Когда будет готово – мне мои коллеги скажут, и я включу его. А пока – звонки. Слушаю вас, добрый день. 

Слушатель: Я думаю, кто платит – тот заказывает музыку, поэтому общественного телевидения не будет, а учитывая, что пан Порошенко туда ставит грузин, армян…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Знаете, что? Товарищ дорогой. Еще раз услышу подобное – у вас будут неприятности. Потому что я вижу ваш номер телефона. Это называется - разжигание межнациональной розни. Чтобы я этого не слышал в эфире. Армян, тоже мне, великий тут нашелся. Покопай в своей крови, посмотри, кто ты такой. Слушаем вас, добрый день. 

Слушатель: Добрий вечір, Олександр, Києв. Категорично проти усякого суспільного телебачення і радіо. А от саме правильний варіант – який ви навели. І взагалі, найкраще живеться там, де мінімум державних підприємств. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так я не розумію, що вас не влаштовує? Що 100 відсотків акцій належить державі?

Слушатель: Чим менше держава економіть на державному житті – тім краще. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я зрозумів вас. Добре, дякую вам. Слушаем вас. 

Слушатель: Здравствуйте. По поводу общественного телевидения. Вот вы сильно возмущались по поводу Пореченкова, а где те люди, которые возмущались бы….

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, мы с вами говорим по поводу общественного телевидения. Причем здесь Пореченков?

Слушатель: И я про телевидение. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Еще раз представьтесь.

Слушатель: Алексей, Москва.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А, вы из Москвы. Так, Алексей. Я объясню вам проблему. Не в том дело. Ваш голос все время прерывается. Еще раз повторите что вы сказали. 

Слушатель: По общественному телевидению хочу сказать про Пореченкова, а где ваши новости про поводу убитых детей в школе. (Прерывается неразборчивая речь).

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Чего? Каких детей? 

Слушатель: Почему на вашем радио сейчас нету.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы об этом говорили.

Слушатель: Сегодня уже совсем затихло. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понял вас, почему мы не говорим о детях. Слушаем вас, пожалуйста. Главное, что вы нас в Москве слушаете. 

Слушатель: Добрый день. Виктор из Днепропетровска. Я хотел сказать, что, наверное, самая правильной моделью была бы работа типа BBC, но, может быть, стоит предложить господину Яценюку что бы ввели в состав бюджета отдельную не убиваемую статью.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не будет. Какая то часть там. Как только государство имеет хоть малейшую возможность засунуть свой нос в какое-то СМИ, мы же понимаем. Я неправильно говорю, но неужели не понятно, чем это заканчивается? Не надо называть это общественным телевидением. Не надо. Зачем обманывать. Есть громадське телебачення в Украине. По сути, это тоже, скажем так, я не буду там отмечать недостатки, я скажу достоинства. Оно не государственное. Там нет ни копейки государственных денег. Вот почему оно относительно независимое. Почему относительно? Это определенная, есть какой-то элемент пропаганды одной точки зрения, можно упрекнуть ведущих в субъективности, но мы все субъективны. Мы же не Лондон, не подписывали кодексов. Поэтому украинское громадское телебачення с точки зрения моделирования его финансирования, я не знаю откуда берут деньги, меня это не интересует. Но, они независимы от государства. Но вы же понимаете: как только появилось бы строчка финансировая – дальше бы руководители этого телевидения ходили бы к Яценюку и Порошенко и слушали бы что надо делать. Это очевидно, понятно. Это же все проходили. Паузу мы должны сделать. Давайте мы тогда продолжим сразу после этого. Но сначала голосование. Может ли телевидение быть общественным если 100 процентов акций принадлежат государству. 0800504901 – да, может. Все будет честно и красиво. 0800504902 – такое невозможно. Голосование началось, и мы уходим на паузу. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот Виола, опять же. У меня к тебе вопрос. Вот ты говорила новость чуть раньше про непризнание дипломов. 

Виола БУРДА, ведущая: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Чьи дипломы не могут. Могут быть не признаны.

Виола БУРДА, ведущая: Которые выдают самопровозглашенные ДНР и ЛНР.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кому? Кому?

Виола БУРДА, ведущая: Ну, студентам, например.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А школьникам?

Виола БУРДА, ведущая: А школьникам я думаю тоже.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не, я думаю или как?

Виола БУРДА, ведущая: Тут сложно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут ребенок, ребенок заканчивает школу ДНР и ЛНР, обычную общеобразовательную школы. Этот диплом будет признан или нет?

Виола БУРДА, ведущая: Я думаю, это надо спрашивать у Министерства образования. Как они решили вообще со школами на этой оккупированной территории. То, что они по переносили высшие учебные заведения в другие города

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот здесь, я тебе объясню, почему. Вот мы сейчас говорим об общественном телевидении, вот смотри какая история. Вот здесь Алла из Тульской области, она нам пишет из новостей – ну как же ж школьные аттестаты с оккупированных территорий не признавать? Студенты могут сами решать, уезжать им или нет. А школьники не могут. 

Виола БУРДА, ведущая: Ну, родители школьников могут их перевести на не оккупированные территории

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А если не могут? А если не могут? Я сейчас объясню, почему я говорю. Вот мы говорим об общественном телевидении. Вот, если в Украине телеканал, который может например сказать альтернативную точку зрения, что вот принятие такого решения это форменное безобразие. Вот представь себе – Донецк и Луганск, там вот эти бандюки бегают. Там есть люди, которые выехать не могут. Тем не менее эти люди хотят учится, понятно, да? Но центральная Украина говорит, если вы гады от туда не уехали, значит вы предатели. 

Виола БУРДА, ведущая: А речь не идет о том, что предатели. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, мы не признаем ваши дипломы. 

Виола БУРДА, ведущая: Ну, смотрите, я думаю тут идет речь о той ситуации, которая была например с Донецким национальным университетом, когда его самопровозглашенные власти своего ректора там.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Еще раз, Виола. Ты пойми правильно, о чем я сейчас говорю.

Виола БУРДА, ведущая: Я понимаю, что вы. Речь идет о школьниках в частности. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я говорю о другом, что это же вопрос, который надо обсуждать. Если Украина решила расстаться с ДНР и ЛНР, то есть с Донецком и Луганском и сказать – пойдите вы к черту, мы вас не признаем никак, никаким образом. Это одна история. Но если Украина говорит, ну ты знаешь, да? Что дается электричество. И Украина говорит – это наши люди, мы это самое. То какое имеет значение, в каком университете они получают образование? Например по математике. Да, кому-то может не нравится. Ты сейчас поймешь, к чему я веду. И я хочу, чтобы ты мне ответила. Кому-то может не нравится, что преподаватели не уехали. Да, преподаватели коллаборационисты, нет вопросов. Но студенты, они что, коллаборационисты? В связи с этим, я не надо мне отвечать на этот вопрос. Но согласись, это дискуссионный вопрос?

Виола БУРДА, ведущая: Дискуссионный.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У меня вопрос. Какое средство массовой информации в Украине может дискутировать этот вопрос? Ты можешь мне назвать хоть один канал?

Виола БУРДА, ведущая: Честно сказать, я не смотрю телевизор. Поэтому мне очень сложно говорить о каналах.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это, это отмазка. Это отмазка. 

Виола БУРДА, ведущая: На самом деле не смотрю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это отмазка. Но ты понимаешь же.

Виола БУРДА, ведущая: Но вы же можете?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но ты, как?

Виола БУРДА, ведущая: Ну вы можете дискутировать на эту тему.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Потому что я Ганапольский и всех посылаю. Кроме того, мы частная радиостанция. А если мне позвонят и скажут, ты чего там, Ганапольский, не патриотичные вещи говоришь. Я скажу – пошли вон. Понимаешь, в чем дело?

Виола БУРДА, ведущая: Понимаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А скажи мне пожалуйста, кто может на каком канале телевидения, вот этот тончайший вопрос в общем угаре правильного патриотизма поднять? В какой передаче? У Коликова? Куликов прекрасный парень. Не пойдет на это. У Савика? Не пойдет Савик на это. Понимаешь, в чем дело? 

Виола БУРДА, ведущая: Понимаю. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, это может сделать общественное телевидение.

Виола БУРДА, ведущая: Общественное телевидение.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но я задаю тебе вопрос. Если сто процентов акций этого общественного телевидения будет принадлежать государству, оно сможет это сделать или нет?

Виола БУРДА, ведущая: Нет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все. 

Виола БУРДА, ведущая: Оно не будет тогда общественным прежде всего.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, оно будет так называться. Вот здесь знаешь, что мне пишут?

Виола БУРДА, ведущая: Нет, нет, нет. По сути, я имею ввиду. Назвать то можно как угодно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот здесь мне пишут. Екатерина пишет, Екатерина из Харькова – не смотря на то, что не верится в общественное телевидение подконтрольное государство, вериться в людей. Зураб Аласания на мой взгляд профессионал, порядочный человек. На это и надежда. Дальше мне тут еще пишут, что есть оказывается модель, что четыре года будет по модели финансирование государством, а потом будет Зураб Аласания. Я не знаком с господином Аласания, слышал о нем всякие превосходные вещи. Но вы понимаете, что если он будет поднимать определенные вопросы про общество например, которое живет в ДНР и ЛНР. И про отношения центральной Украины, правительства Украины к этим людям, его вышвырнут. Что? Да его никто не защитит, потому что он на зарплате у государства. Что? У нас не телевидение, у нас радио. То, что ты киваешь головой, не видит ни один человек. 

Виола БУРДА, ведущая: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот понимаешь, вот это и поражает. Когда вместо дела делается симуляк. А проверка на любом нормальном вопросе, на таком жестком вопросе. Понимаешь? Жесткий вопрос. Выясняется, что существует табу. Определенные каналы не задают этот вопрос, потому что ну как бы их люди сейчас во власти. А другие каналы боятся. Ну это же чушь, про не признание дипломов студентов. Да, мы же занимались совсем другим. Помнишь, приходил парень, который у меня в эфире рассказывал из, из Луганска? Который рассказал, что это действительно проблема. Что тех считают коллаборационистами. Они выдающиеся преподаватели. Но просто они там не смогли уехать и так далее. Это тоже вопрос, который надо обсуждать. Но студенты то? Они, что учатся в Донецке и Луганске, потому что они предатели? 

Виола БУРДА, ведущая: Ну, у них нет возможности уехать очевидно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так очевидно? Значит этим вопросом нужно заниматься, правильно? Нужно выяснить, а почему они там учатся. Предположим, что Петров, Сидоров и Козлов учатся потому, что они прежде чем войти в этот университет, становятся на колени и целуют портрет Путина. А вот Сидоров, Козлов и Прокопенко не могут уехать оттуда, потому что у них лежачая мать. А государство Украина, ненька ридна, говорит им – вы в заднице, мы признавать ваш диплом не будем, потому что вы учитесь на оккупированных территориях. А с другой стороны говорит, вы все равно вернетесь к нам. Понимаешь? Как такое может быть? Значит об этой двойной морали надо рассуждать. Это должно стать частью общественной дискуссии. Это что, может быть на нынешних украинских каналах? Это сразу будет предательство украинских национальных интересов. Тогда возникает вопрос, а что есть украинские национальные интересы? Если Украина хочет вернуть Донецк и Луганск. Хочет же? Или она все? Тот кто там, тот, кто переступил границу, тот все? Тот гарбич, тот мусор?

Виола БУРДА, ведущая: Да нет же ж, вроде.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну так вроде ж вот так вот. Видишь, как все увязано? Как все увязано. А мы тут сто процентов, сто процентов государству и так далее. Да, в общем все интересно. Все интересно, ребята? Оставайтесь с нами, сейчас пауза. Потом несчастная Виола Бурда. Нет, мы сейчас сделаем, потому что я должен Виолу. Ну давай я, то есть, что? Еще минута?

Виола БУРДА, ведущая: Еще минута. Я скажу сейчас новости.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давай почитаем сейчас сообщения. Да, Виола, спасибо тебе большое. Значит, что люди пишут? Сейчас, минуточку. Нажимаю. Перегружается. Нас тут, нас тут если они программу школьную начнут менять, как признать? Значит, надо договариваться, ребята. Но это моя позиция, мне так кажется. Дети при чем? Студенты при чем? Вот при чем? Я не понимаю. Не понятно мне. Многие вас не только слушают, но и смотрят. Поверьте, так гораздо интересней. Это я не знаю. Вы узурпатор микрофона. Дайте людям сказать. Ну и людям я все время даю говорить. Сейчас скажут в последней части передачи. Общественное телевидение должно работать по принципу паев. Разделить эфир между противостоящими партиями. Нет, так телевидение не работает. Так телевидение не работает, потому что так это будет партийное телевидение, которое будет отражать партии. А на самом деле оно должно отражать общество. Общество, с его интересами в противодействие, в противовес партиям. И государственному институту. Это тоже важная такая история. Ну, что? Можно уже выходить, да? Ваши звонки на эту же тему будут сразу же после паузы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжается программа «На пике событий». И тему «7 ноября» я тогда возьму в понедельник, я прошу прощения. Ну а сейчас продолжим ваши телефонные звонки. И продолжается голосование. Я его напомню. Может ли телевидение быть общественным, если сто процентов акций принадлежат государству? Да. Так, пожалуйста, ноль сорок четыре триста девяносто…да, ну вы знаете – ноль один если «да», ноль два если «нет». То есть ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – «да», ноль два – «нет». Ваши телефонные звонки. Слушаем вас, пожалуйста говорите. Пожалуйста.

Слушатель: Матвей Юрьевич?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Слушатель: Добрый вечер. Это Виталий, Киев. Мы говорим по поводу дипломов детей и студентов, правильно?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, нет. Мы говорим по поводу общественного телевидения. Это мы отклонились просто. 

Слушатель: А, извините пожалуйста. Потому что меня это очень затронуло. Если вы позволите. Просто очень наболело и эмоционально. Этих детей, которые учились там, в стране, которая проповедует европейские ценности. Им будем отказывать поступать, и не будем признавать аттестаты. Ну тогда никакое общественное телевидение уже не поможет этому обществу. Матвей Юрьевич, это все, что я хотел сказать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Может быть и так. Во всяком случае, ну еще раз. Вам, вам решать. Я просто еще раз, я не знаю. Мне просто кажется, поймите. Я журналист. Я не могу принимать каких-то государственных решений. Я не политик, и не иду в политику. То есть внутри может быть я политик. Но я не иду в политику, как пошли многие журналисты. И я не имею на это право. Я гражданин России. Но у меня есть чутье на темы, которые должны обсуждать общество. Поэтому, мне кажется, что не на Радио Вести, которое вещает простите меня на три города, а на каком-то из больших каналов важных, это должно стать предметом обсуждения. Потому что это уже простите меня, разговор не о пенсионерах. А это разговор о молодых людях, которые станут сторонниками либо Украины, либо России. Ну то есть так сказать, надо принимать решение. Слушаем вас, пожалуйста говорите.

Слушательница: Алло? Добрый день.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Я слушаю, вас говорите. 

Слушательница: Алло, алло. Я хотела сказать, что конечно самый лучший вариант, это вариант BBC. Но я хотела еще отметить, что вот как вы думаете? Вот организовать общественное телевидение, это как лакмусовая бумага.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, вы абсолютно правы. Вы абсолютно правы. Ну, я не знаю, лучше ли, лучше ли. Мне кажется, что ну BBC. Понимаете как, тут в чем проблема? BBC – это все-таки у англичан, которые скрипят. Ну, там приходится платить деньги. Это нужно обложить налогом абсолютно всех граждан Украины. У нас нет такого так сказать. Хотя вот за платное телевидение платят. Вы знаете, да? Вот там платят за телеканалы и так далее. Но согласятся ли платить за общественное телевидение, которое? То есть, платят за развлекательное телевидение и платят за телевидение типа Discovery и National Geographic Channel. То есть за такое научное телевидение. Но в принципе, говорят как? Ну вот передача Савика есть? Передача других, там Киселева и вот этих всех ведущих. Они же есть. И вот этого достаточно. Зачем я должен еще платить деньги за какое-то. Поэтому мне кажется, что все-таки для Украины лучше бы была модель ВВС, то есть Public Television американского. Где корпорации, где богатые люди могли бы его финансировать. Но опять же я повторяю, что это должно быть решение подобное должно быть результатом общественного обсуждения. А не так просто – Как вы думаете? Я думаю так, кто-то думает иначе. Это по-разному бывает. Следующий телефонный звонок. Слушаем вас, пожалуйста. Говорите.

Слушательница: Алло? Добрый вечер.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый вечер. Прошу.

Слушательница: Матвей Юрьевич, это Лена, Киев.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, Лена. Очень приятно.

Слушательница: Я думаю, что я вообще не могу понять, зачем это делать. Но если уже и делать государству, это только для того, чтобы укрепить институт власти. Вот и все. Там будут с утра до вечера петь дифирамбы нашему Президенту. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, не знаю. Тогда это не будет общественным телевидением. Я понимаю.

Слушательница: Ну оно не будет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну значит не будет. Ну что я могу сделать? Мы же сейчас говорим о том, как сделать чтобы было. Слушаем вас. Пожалуйста. Говорите.

Слушатель: Алло? Добрый вечер, Матвей Юрьевич.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый, добрый вечер. Пожалуйста.

Слушатель: Смотрите, меня зовут Дмитрий, Киев. Нужно рассуждать о такой позиции как категория, что общественное телевидение является лакмусовой бумагой, как тут говорили уже, уровня демократии в стране. Вы выделяете отдельное финансирование как инструмент влияния на телевидение. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Слушатель: Так давайте рассматривать, что реклама на телевидении будет инструментом финансирования. Как любой коммерческой радиостанции.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, там не будет рекламы. Там не должно быть рекламы на общественном телевидении. Там может быть только 

Слушатель: Потому что если. Тогда это станет УТ-1, которое у нас бабушки слушают с шести утра и просыпаются под него в колхозе. Это радио должно быть такое же или телевидение такое же как ваша радиостанция. Которое является независимым мнением и ее интересно слушать. Она не за ангажирована. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите. Вы говорите. Послушайте меня. Вы говорите правильные вещи. Давайте с вами немножко побеседуем на эту тему. Вы затрагиваете две разные вещи. Мы - обычная коммерческая радиостанция. Сейчас мы в минусе. Но мы хорошо поднимаемся на верх, мы уже четвертые. Поэтому наши какие-то там инвесторы, которыми я не очень интересуюсь. Для них это проект заработать деньги. Понятно, да? Поэтому они пригласили там того, другого, меня и так далее. Да? То есть я для них инструмент зарабатывания денег. Они вот ставят меня в эфир, и говорят – так, вот поднимешь эфир? Я говорю – да. Они говорят – давай поднимай. Не поднимешь эфир, мы тебя выгоним. Смотрите, что получается. Но эти люди, они безусловно не независимы. Они, им хватает не звонить нам и не лечить нам мозги. Но понятно, что если мы перейдем какую-то грань. Я правда не знаю, какую, то у них будут неприятности. Просто я пока эту грань не знаю. Вроде мы говорим, что хотим. Но как-то мы вроде грань какую-то наверное не перешли. Потому что никаких звонков, никаких указаний. Ничего этого нет. Вот каждый.

Слушатель: Я вас понимаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите. Значит, смотрите. Но мы независимы не благодаря финансовому устройству нашей радиостанции, финансовой модели. А благодаря независимости каждого журналиста. А общественное телевидение, оно независимо независимо от того, кто в нем ведет эфир. Потому что его финансовая модель устроена на том, что оно наделено на государство, от государства. Понимаете, в чем разница?

Слушатель: Понимаю. Это именно второй вопрос, который я хотел сказать. То есть еще уровень профессионализма журналистика как таковой. Нам нужно поднимать уровень журналистики в стране. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну дорогой мой. Это как знаете, нам нужно всем быть богатыми. Ну это уже задача. Вот говорят, что господин Аласания, это очень талантливый медиа-менеджер. Поэтому конечно я думаю что он думает, чтобы это не было УТ-1. Понимаете? Да и УТ-1 это теперь не будет УТ-1. Это будет вот это общественное телевидение. Ну да, да, да надо. Да вы правы, ну надо, надо.

Слушатель: Это должно стать не только бизнес-проектом. Это должно стать ключом к информации всех граждан Украины. И журналисты должны быть представлены к каждой области и должен создан быть какой то комитет как не цензуры, а

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, наблюдательный совет. Это называется наблюдательный совет.

Слушатель: Да. Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну да. Должен быть. Только вы говорите

Слушатель: И тогда не будет новостей про распятых мальчиков или там какие-то национальные достижения курса гривны. То есть будет объективная реальность. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну я согласен с вами, да. Да, я согласен с вами. Но только вы сказали, что это должна быть не только модель. Общественное телевидение это не, оно не зарабатывает денег. Не зарабатывает. Общественное телевидение не зарабатывает денег. Оно только их тратит. Потому оно и общественное. Потому что если смотреть где есть реклама, ну не может быть этого. Понимаете, ну не может быть. На общественное. Ну в общем, короче говоря. Дай Бог господину Аласания сделать правильное телевидение, дай Бог господину Яценюку, дай Бог господину Порошенко сделать телевидение, на котором вопрос почему украинское государство, которое говорит, что все мы украинцы и там живут украинцы, и мы их не забываем. И мы все время добро пожаловать. И мы все время и так далее, и так далее. А вот эти сепараты – они плохие. Почему вдруг украинское государство говорит, а вот кто там будет учиться даже математику, те дипломы мы не признаем. Понимаете? Не знаю правильно это или нет. Думаю другое, что крайне необходимо в какой-то программе прямо сейчас, которую видит вся страна, с привлечением экспертов, с привлечением политиков, великих патриотов, которые кричат на каждом углу, что Украина едина, нужно этот вопрос обсудить. Такая моя позиция. Встречаемся в понедельник, в семь утра.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все