СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"От этой нечеловеческой любви Путина нам ждать продолжения войны"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымДесоветизация и опасность нового вторжения РФ

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов и три минуты и сорок секунд. Седьмое ноября, пятница. Вы слушаете Радио Вести, у микрофона Сакен Аймурзаев, добрый вечер. Сегодня седьмое ноября. Поэтому первая тема будет не совсем судьба Дзержинского как проанонсировала Лена Чебак в новостях. Что говорить о Феликсе Эдмундовиче, которого уже много лет нет в живых? Мы говорим о памяти. О памяти советской и о том, как нам от этой памяти избавляться. О политике десоветизации. У нас будет включение историка, Георгия Касьянова. У нас будет польский журналист, который расскажет нам, Вацлав Радзивилович расскажет нам о том, как Польша избавлялась от советского прошлого. И да, из Запорожья, где в эти минуты проходит акт десоветизации. Пытаются снести памятник Дзержинскому, основателю карательных органов Советского Союза. Это первая тема. Вторая тема – война настолько впечатлили меня последние новости из так называемых республик. И какое-то ощущение, что вновь, вновь сосредотачиваются силы. Вновь силы напрягаются. Что мы ждем от этого всего, происходящего сейчас на востоке? Включение журналиста оттуда, Павел Каныгин будет у нас. И включение Станислава Белковского из Москвы, политолога, мыслителя и интуита.

Двадцать четыре тридцать пять – телефон для ваших смс-сообщений. Подписывайте их и делитесь своими мыслями и вопросами. И также прямой эфир предполагает, мой прямой эфир предполагает ваше мнение, ваши звонки. Поэтому включу телефон непременно, но чуть позже. Перед тем как начнем непосредственно разговор о десоветизации, я предлагаю ответить вам на вопрос – нужна ли Украине, нужна ли Украине государственная политика десоветизации? Не просто на личном уровне, да? Не просто на уровне гражданском. А именно государственная политика избавления от советского прошлого. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – если да. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – если государственная политика десоветизации Украине не нужна. И так, десоветизация на государственном уровне – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – да. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – нет. 

И у нас через несколько мгновений Георгий Владимирович Касьянов, историк, доктор исторических наук, профессор. Георгий Касьянов работает в отделе новейшей истории политики Института истории Украинской академии наук. А также преподает на кафедре истории Киево-Могилянской академии. Мы будем говорить о том, насколько этот процесс десоветизации актуален для Украины. И как его вообще проводить. В принципе, что. Можно уже включать? Или Дарья Синельникова решила сама поговорить с профессором Касьяновым? Без эфира? Держите меня в курсе пожалуйста, есть ли нас включение. Хорошо, но говорите мне об этом. Потому что я не могу говорить с Георгием Касьяновым. Значит, двадцать четыре тридцать пять – телефон для ваших смс, для ваших смс. Пожалуйста. Значит, ходят слухи, что Путин еще в бытность директора органов ФСБ получил звание генерала армии и так, Гарри, это не совсем понятно мне. Кто он там генерал армии или генералиссимус и так ли это важно. Давайте, давайте, десоветизация, нужна ли Украине государственная политика десоветизации? Если да – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Я сегодня, посмотрев на календарь, только потом понял, что это действительно тот день, который когда-то был красным, который когда-то отмечался как день октябрьской революции. Настолько кажутся события последнего года вычеркнули из нашего сознания, вычеркнули. Или не вычеркнули этот день и другие дни, связанные с советским прошлым? Что вы думаете об этом? Пожалуйста пишите пока смс. А теперь можно, да? Теперь можно. Георгий Касьянов. Здравствуйте, Георгий Владимирович. 

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Добрый вечер.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну вот такая тема. Мы решили к 7 ноября подойти с тыла, как говорится. И обсудить тему десоветизации. Вот на сколько вы думаете, вот я вопрос слушателям задаю и вам как специалисту хочу задать этот первый вопрос. Нужна ли Украине государственная политика избавления от советского прошлого?

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Она уже есть. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Началась она при Ющенко. Несколькими указами он. Несколько указов было подряд, которые он указал ликвидировать название улиц, памятники и так далее. Все это связано с именами людей, связанных с голодомором. Собственно, вот это был самый большой жест в этой области. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но коснулось ли это всего советского периода? Потому что, ну да, это мы знаем, что была эта политика. Но а как работает десоветизация сейчас? Я вижу народную десоветизацию, когда вот сейчас в эти минуты в Запорожье сносят, пытаются снести памятник Дзержинскому. А в государственной политике как это происходит? Сейчас?

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: В государственной политике это происходит через указы президента. И через действия Верховной Рады, которая принимает какие-то законы. Ну и наконец, местные власти могут принимать решения о сносе тех или иных памятников. И переименование тех или иных улиц.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А на сколько вы считаете целесообразным именно государственную политику в этой области? Или это должна быть гражданская инициатива и сознание, гражданское сознание самих граждан и украинцев?

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Не зависимо от моего мнения, во всех посткоммунистических странах начиная с начала девяностых годов это происходило. Иногда это шло по плану государственному, иногда это было стихийно. Иногда совмещалось. Но все это происходило. А в некоторых странах посткоммунистических обязательно принимались программы, создавались конституции вроде института Национальной памяти в Польше. Или Комиссии правды так называемой в Балтийских республиках. В общем, везде по разному. Но тренд общий был одни и тот же. Это действительно избавление от советского наследства и наследия. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А это вообще важно для общества? И или в принципе пройдет время и все все забудут?

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Ну в общем то время лучший лекорь конечно. Вот если мы говорим о 7 ноября, то уже мало кто идентифицирует для себя этот день с какой то важно датой. Так что часто государственная политика вызывает противодействие у определенных секторов общества. Так что одного рецепта здесь нет. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Георгий Владимирович Касьянов, историк, доктор наук у нас на связи. Скажите Георгий Владимирович, вот можно ли сказать, что очень часто советизация скажем так является синонимом ну не русификации, а какого-то. Вот знаете советское, а синоним российского. И соответственно десоветизация подспудно предполагает дерусификацию. Вы можете с этим согласится?

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: А в общем то в постсоветском пространстве советизация конечно же связана с русскими и с Москвой. Используются разного рода симулякры там Московия, Московская. Центр. И они существуют действительно в общественном сознании. Это связано конечно и с имперским, и с последним Советского Союза. Так что конечно от антироссийский компонент здесь так или иначе здесь присутствует. Но это уже зависит от стратегии элиты, которая находится в данный момент у власти. Но а также от некого исторического опыта тех отдельных регионов. В Западной Украине например однозначно это связано с Россией. На Востоке или в Центральной Украине может быть по разному.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но это процесс, как сказать, он обратим или не обратим? И может возникнуть такой исторический реванш? Хотя бы на части территории, вот даже если мы сейчас говорим например о востоке, где очень сильные советские вот эти культурные штампы, исторический взгляд на мир. Вообще, это искоренимо? Вот это мне интересно.

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Ну, дело в том, что это связана традиция и Восточная Украина была очень сильно подвержена тому, что было бы называть советским вариантом патримониализма и конечно это с советским мнением и с светскостью как таковой очень сильно связано. Если местное население захочет от этого избавится, избавится. А сейчас

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Я извиняюсь.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да.

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Ну а сейчас очень серьезный фактор это сама Россия, и российское присутствие в постсоветском ... Поскольку в самой России очень культивируется советские .... , связанные со Второй мировой войной, то конечно это все очень сильно ретранслируется в русских регионах и вся эта геральдика, вся мифология очень активизируется и конечно же стабилизируется там в сознании. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и время лучший лекарь, вы правильно сказали. Наверное ваши студенты уже не нуждаются ни в какой десоветизации. И люди, для которых вся эта эстетика глубоко чужда так же, ну чужая по крайней мере как и Древний Рим например. Или нет?

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Нет, еще не так конечно. Людям моего поколения многие вещи в советском прошлом в общем то дороги, шестидесятники это тоже ж советское время?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тоже ж, конечно. И диссиденты, и культура, и Высоцкий. Там много чего было. 

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Данелия, Рязанов…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да, да. Спасибо вам Георгий Владимирович. Ждем в гости, как-нибудь приходите. Поподробнее поговорим об этих темах.

Георгий КАСЬЯНОВ, доктор исторических наук: Спасибо.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Благодарю вас, до свидания. У нас на связи был Георгий Касьянов, историк, доктор наук, профессор, сотрудник Института история Академии наук, и преподаватель кафедры истории Киево-Могилянской академии. После новостей продолжим разговор о десоветизации.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать семнадцать. Продолжаем разговор о десоветизации. Пожалуйста, голосуйте. Нужна ли Украине государственная политика десоветизации? Избавление от советского прошлого, от его последствий. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – да. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – нет. Доверять государству реализацию программы десоветизации страшно. Палку перегнут и лоб малясь расшибут – пишет нам неизвестный. Пожалуйста подписывайте, пожалуйста. Великую отечественную тоже десоветизировать? Несчастные старики – Саша, Бровары. Опоздали лет на двадцать. Сейчас надо решать более насущные проблемы - Валера из Днепропетровска. Юра из Днепра пишет, что у них нету бланка больше. Не понимаю, что такое бланка. Нужно возрождать Киевскую Русь, и смотреть глубже – Ярослав. Ну смотрите Ярослав. Как бы потом тоже не пришлось де делать что-то там с Киевской Русью. Мне двадцать три, для меня Советский Союз – империя, в которой родились мои родители. И не более. Мне никакая десоветизация не нужна – Рафаэлит. Вот Рафаэлит, постоянный слушатель и возраст свой назвал. Но собственно да. Для ваших ровесников действительно навряд ли нужна какая-то десоветизация. Но сейчас десоветизация происходит прямо на наших глазах. В Запорожье. И у нас журналист Громадского, да? Журналист Громадского Тарас Белка. Тарас, добрый вечер.

Тарас БЕЛКА, журналист: Добрый, добрый.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну расскажите мне, как та Железный Феликс?

Тарас БЕЛКА, журналист: Железный Феликс стоит на самом деле. Сейчас милицию сводят и сводят. И их приблизительно столько, сколько активистов уже. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но там противостояние нарастает? Или постоят и разойдутся. Или снесут?

Тарас БЕЛКА, журналист: Сложно очень прогнозировать, потому что вот звонили и в батальоны и по знакомы просили поддержки. Потому что действительно ну скажем так, серьезное столкновение с милицией. До кровопролития прям слава Богу пока не дошло. Но первые фонарики с электошоком от провокаторов в том числе они были. И вот

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, а, а предмет столкновения? То есть милиция не допускает сноса? А народ хочет сноса?

Тарас БЕЛКА, журналист: Ну конечно. Конечно. Именно так все и произошло. Сначала они так со стороны наблюдали. Я подошел поговорил с ними, потому что часть милиции этой вот конкретно это вот .... он защищал нам Евромайдан двадцать шестого января. Он вот прям со своими ребятами как он, что нам говорил, что все закончится спокойно и мирно. Так потом они людей зачищали. И он здесь был, к нему подошли. Сначала он говорил – все нормально, все типа. Вот есть ребята, притеснили, подходили, говорили. Они говорят – мы не против, делайте, что хотите. Мы за вас короче. Вот, и потом закончилось тем, что в один момент они просто отрезали активистов. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А где он стоит? Большой это памятник? Чучуть опишите.

Тарас БЕЛКА, журналист: Он очень большой. И вот кстати буквально полчаса назад кинули нам, ну не мне, а вот активистам техническую документацию на этот памятник и тросом его к сожалению вот или к счастью, не знаю

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А как?

Тарас БЕЛКА, журналист: Надо тросами. А то он нанизан как матрешка 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, он из частей состоит, да?

Тарас БЕЛКА, журналист: Очень таких железных прутах. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Тарас Белка, журналист Громадского. Ну следим, следим. Давайте там, осторожнее. Всего доброго.

Тарас БЕЛКА, журналист: Мы постараемся.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, всего доброго. В Запорожье возникает такое напряжение вокруг памятника Дзержинскому. Это немножко конечно странно, что вот столько лет Железный Феликс остается на своем месте. В Москве этот вопрос решили. Кстати, это единственный, Ленин стоит, Дзержинского снесли в девяносто первом году. И собственно это был такой символический акт. Ну спросим сейчас у польского журналиста Вацлава Радзивиловича, журналиста газета Wyborcza из Москвы, который работает в Москве. Как у них проходила десоветизация. И на сколько это важный, важный для Польши процесс. В Запорожье это не десоветизация, а вандализм – Игорь из Киева. Вполне можно и так назвать. Особенно если вы Игорь любите Феликса Эдмундовича Дзержинского. Юра из Днепра – очередной повод отвлечь людей от проблем насущных. Очень, очень жалко. Хотят праздновать день Великой Октябрьской – пожалуйста. Кто-то Хэллоуин празднует и Перуну поклоняется, кто-то седьмое ноября отмечает. Хотя это глупость конечно. Всеволод, Киев. Мы же говорим не конкретно о празднике. Если вы такой убежденный коммунист и хотите дома выпить вот, хорошо. Вацлав Радзивилович, журналист польской газеты Wyborcz. Добрый вечер. 

Вацлав РАДЗИВИЛОВИЧ, журналист польской газеты Wyborcz: Добрый вечер.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы тут о десоветизации говорим. Вацлав, вот в Запорожье в эти минуты пытаются снести памятник Дзержинскому. Представьте, я даже не догадывался, что там он до сих пор стоит. Я хочу, чтобы вы рассказали о десоветизации в Польше. Была ли это государственная политика? Все ли вы успели? Все ли подвалы памяти и чердаки польской памяти вы зачистили от памятников Ленина и лозунгов. И на сколько это важно было для польского общества?

Вацлав РАДЗИВИЛОВИЧ, журналист польской газеты Wyborcz: Знаете, это есть польская специфика. Знаете, первое, первое то, что сильной десоветизации на самом деле у нас не было. На это повлияло прежде всего историческая традиции я Польши, где такая шляхецкая традиция, где простой шляхтич как говорилось равен воеводе. Всегда при сабле, всегда за себя отвечал. Лозунг был за себя постоять. Но это точно, это индивидуалист. Не коллективизм в этих людях. Это раз. Два, даже при советском коммунистическом строе у нас только двадцать процентов земли сельскохозяйственной земли было в секторе, коллективном секторе скажем так. Остальное то было в частных руках. Так вот дух предпринимательства, ответственность за себя, он был все время. Еще одно, я родился в пятьдесят третьем году мы даже при коммунизме, когда нам было ну лет двадцать пять, тридцать, тридцать пять у нас была возможность чтобы уезжать за границу, на запад. И там работать. Но я например разнорабочим работал нелегалом в Швеции. Это тоже влияло на то, что мы были открыты и не хотели советского строя. На самом деле общество советского строя не хотело. И не хотелось всех этих привычек. Но из этого всего вытекает, что , десоветизации. Я даже не представляю себе, чтобы ну после два года наших перемен, они наступили в восемьдесят девятом году, два года в девяносто первом году, какой то памятник Ленину мы… ну никак нет. А Дзержинского? Вы помните эту сцену всю? Весь мир видел как его как будто подвесили

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вешали на Любянке. 

Вацлав РАДЗИВИЛОВИЧ, журналист польской газеты Wyborcz: Нет, в Польше. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В Польше, да?

Вацлав РАДЗИВИЛОВИЧ, журналист польской газеты Wyborcz: Стоял, стоял там памятник в Варшаве, ему набросили петлю на шею, подняли его. Он развалился просто. Это было самое начало наших перемен. То был просто автоматических. Я понимаю украинцев, что, что просто как молодые … Сейчас если бы был какой-нибудь памятнику Ленину. Надо это убрать и до свидания. И все. Это так. Но сказать, что десоветизации совсем не было, но это нельзя. Этого нельзя. Людям было то, что такая прежде всего, что есть даже по сей день такая тоска, что государство берет ответственность за человека. оно должно все обеспечить человеку. Это есть.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Патернализм тако?

Вацлав РАДЗИВИЛОВИЧ, журналист польской газеты Wyborcz: Да. Такой патернализм. Да, да, да. Это есть. Я даже думаю, что это приходит к нам обратно. И это … Западом. Потому что на Западе люди привыкли к тому, что государство все им обеспечит, все даст. Но я уже говорил, что я работал в Швеции. И если где-то затерявшийся социализм есть, и социальное государство, это там и люди к этому привыкли. И насколько у нас, налаживается жизнь и живется лучше, и эти все образцы жизни приходят к нам с Запада. Ходит тоже такая привычка, такое желание, чтобы за вас отвечало государство. Так есть какая-то небольшая десоветизация? Можно это просить Запада. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо Вацлав за рассказ. Мы продолжим со слушателями, интересно, что они, как они отреагируют на ваш рассказ о Польше. Благодарю вас. Большое спасибо. Вацлава Радзивиловича, журналист газеты  Wyborcza в нашем эфире. 

Вацлав РАДЗИВИЛОВИЧ, журналист польской газеты Wyborcz: И вам спасибо большое.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: До свидания, до свидания. Напоминаю вам голосование – значит нужна ли Украине государственная политика десоветизации? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – да. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – нет. После новостей подведем итог голосования, примем несколько ваших звонков и после этого, к другой теме.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов и тридцать три минуты точное время. И продолжаем эфир. Сакен Аймурзаев у микрофона. Напоминаю двадцать четыре тридцать пять – для смс ваш телефон. Подписывайте их обязательно. И номер прямого эфира – ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Три звонка приму по теме десоветизации. Три звонка, три ваших мнения. Пожалуйста, набирайте. Кто наберет, тот попадет в эфир. Значит, проходит у нас голосование. Оно в конце этой темы я подведу его итог. Вы активно пишите, спасибо. Олег из Броваро – у Польши история другая. У нас земля пропитана кровью гражданской войны. Ну зря вы думаете Олег, что в Польше не пропитана кровью. У Польши тоже своя очень тяжела, не простая история. И вот мне написал Юра из Днепра, что сравнивать Польшу и Украину неправильно. Другой склад ума. Пишет Юрий. Вы знаете, Юрий, я бы в этом смысле больше сравнивал все-таки с Польшей Украину. В смысле десоветизации того, что сейчас происходит. Поскольку в России мы видим политику советизации. Мы видим политику восстановления советского мифа во всех, во всей карикатурности его. Поскольку понятно, что ни социальное, ни экономическое, ни идеологическая ни какая российская система, не соответствует том, что было тогда. По сути дела, это такая отрыжка советская, то что сейчас там происходит. При чем не слабая, не слабая. Значит, что пишут. Десоветизация уже сама собой в мозгу каждого человека давно умерла, памятники стоят – Днепропетровск, Евгений. Мощная государственная политика по восстановлению правды об истории нашего народа нужна – пишет Светлана из Киеве. Я как-то предлагал рокировку переделку – Ленина в Шевченко, Дзержинского можно переделать в Сковороду. В первом случае на лысине, во втором на усах сэкономить – Сергей Годяев. По-моему, Сковорода усов не носил, Сергей. Скоро снова купоны, все миллионеры, «Галина Бланка», мивина только по праздникам. Такая вот европейская Украина. Андрей. Так, ну что. Давайте три звонка как и обещал. Алло, вы в эфире.

Слушатель: Алло, здравствуйте. Меня зовут Владимир. Я из Киева. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Слушатель: Я считаю, что в центральных и восточных наших областях десоветизация нужна непременно. Потому что нежелание работать, а только пить водку, и не понятно что живет в умах, и что государство им все должно. А на самом деле надо просто взять себя в руки и работать. И все сложится. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все сложится. Спасибо Владимир, Спасибо за звонок, спасибо вам. Второй звонок. Да слушаю вас

Слушатель: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте:

Слушатель: Это я попал у Вести?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Именно в них и попали. Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Павел, я из Днепропетровска.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю.

Слушатель: Ну вопрос такого рода. Для того, чтобы заменить один миф на другой миф, нужно хотя бы знать, что на что меняем. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Слушатель: Что вы вкладываете в понятие десоветизация? Точнее советизации? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушатель: Ну советизация разве это уж то было так все плохо? Ну да, было КГБ, ну да, щемило. Вот я в восемьдесят втором закончил школу, в восемьдесят седьмом закончил институт. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Слушатель: Я не помню за всю свою жизнь в Советском Союзе ни одного контакта с сотрудниками КГБ.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вам повезло. Вам очень повезло.

Слушатель: Однако. Нет, но послушайте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, я серьезно говорю, вам повезло. А я знаю людей, которые этого контакта не избежали. Не избежал контакта например мой отец, которому предлагали сотрудничать. 

Слушатель: Он согласился?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, он не согласился. 

Слушатель: Не жалеет?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не жалеет. Не жалеет. 

Слушатель: Ну, вы понимаете зато, вот советизация, я знал, что я пошел в школу и если я мало мальски буду прикладывать усилия к учебе, я сделаю себе карьеру

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так это вопрос не в советизации. Это ровно то, о чем говорил Вацлав Родзивилович, польский журналист. Это желание, это патернализм. Это желание того, чтобы была какая-то хоть мифическая стабильность в твоей жизни. Чтоб ты знал, что ты пошел в школу, следующая остановка – институт , следующая остановка завод, следующая остановка профсоюз. Следующая остановка кладбище. И это было в советское время, действительно. 

Слушатель: Да, было. А что предлагается теперь взамен? Должен быть какой-то идеологический мир, для того чтобы нам вокруг него сплачиваться.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вы готовы были бы вот за какой то выступать идеологический проект? 

Слушатель: Наверное готов был лет десять назад.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А сейчас не готовы?

Слушатель: Сейчас уже не готов. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну ладно, удачи вам, всего доброго.

Слушатель: Спасибо, все доброго.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошего вечера, до свидания, до свидания. И последний звонок. Алло, вы в эфире. Слушаем вас. 

Слушатель: Алло?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да. Как вас зовут, говорите пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый. 

Слушатель: Сакен, меня зовут Виктор Александрович, Харьков.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Виктор Александрович.

Слушатель: Я уже перестал звонить на Радио Вести, до Матвея Юрьевича.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Судя по всему нет. Раз дозвонились ко мне. 

Слушатель: Ну вот вы умный человек. Значит, я хочу в таком плане построить нашу дискуссию. Была гегемония пролетариата. Не состоялось. Вместо нее гегемония пролетариата получали гегемония шмондеров. Вот. Гегемония шмондеров не переросла в гегемонию здравого смысла. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В гегемонию Преображенских не переросла. Действительно.

Слушатель: Да, да. Не переросла. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да.

Слушатель: Что сейчас нам прилагается? Гегемония новых тех, кто имеет место в американском обществе? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это не совсем нам подходит, это совсем нам не подходит. Я согласен. Ой, вот так. только начали про самое интересное. Про Америку и разъединились. Извините, ну извините. Ладно. Давайте заканчивать с советским и десоветизацией. Значит, семьдесят девять процентов за государственную политику десоветизации и двадцать один процент наших слушателей, спасибо за активное голосование, считают, что государству не надо вмешиваться в вопрос советизации или десоветизации нашей страны. Всего доброго. Ой, что я говорю. Это тем, всего доброго, Советский Союз. Переходим к следующей теме.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И так, новости этой недели. После так называемых выборах в так называемых республиках ДНР и ЛНР, они в общем, много имеют таких тревожных значков. Сегодня правда российский МИД заявил, что уважает выборы, но не признает выборы, да? Дал модальность в своих заявлениях. Но тем не менее много новостей о том, что говорят, что завозится техника, оружие. О том, что со дня на день нам ждать нового вторжения и войны. Я вас хочу спросить. Новое вторжение – вторжение продолжится? «Да» - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. «Нет» - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Ожидаете ли вы продолжения вот этой военной реальности, в которой мы находимся уже долго и обострение военной ситуации. Вторжение, новое вторжение, глубокое вторжение России возможно? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – если да, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – если нет. И у нас на прямой связи будет Павел Каныгин, специальный корреспондент «Новой Газеты», который сейчас находится в Донецке. И спросим его о том, какие внешние признаки он заметил за эту неделю, происходящего. Есть ли опасность и видит ли он эту опасность продолжающегося вторжения. Павел, добрый вечер.

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Да, здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте. У нас разговор такой, знаете. Я вот всю неделю следил за тем, что происходит в так называемых республиках после выборов. И создается в Киеве ощущение, что настолько хрупок этот мир, перемирие, в котором мы сейчас находимся. Я хотел бы вас спросить, есть ли какие-то признаки, которые вы замечаете там. А есть ли чего беспокоится и чего тревожится. 

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Что вы имеете ввиду тревожится?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну я имею ввиду продолжение серьезной войны. 

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Как вам сказать. В Донецке?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Все это не очень сильно заметно. Потому что вот так сказать областной центр, столица уже получается, да? Не признанная уже никем, теперь наверное уже и Москвой, как стало ясно из сегодняшних таких намеков нашего МИДа российского. Здесь продолжается какая-то жизнь. И слышно как обстреливают аэропорт, но это всегда происходит. И вчера и позавчера, и месяц назад. А вот что касается приграничных территорий значит Донецкой области и Ростовской например, то вот оттуда такие сигналы поступают не очень такие оптимистичные. Я имею ввиду в том плане, что вот некоторые мои собеседники. Я же поездил там по приграничным городам. В Нежное, которое буквально находится в двадцати километрах от границы, они рассказывают, что есть некоторое присутствие российский добровольцев. Вот. А люди рассказывают, что например в каких-то приграничных поселках уже пытаются местные значит власти обеспечить какие-то помещения или там общежития для этих самых добровольцев. В том числе и с семьями. Это очень интересный такой сигнал. Потому что если добровольцы, то это одна история. А когда с семьями, то это уже получается какой-то такой 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Казарма какая-то

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Да, да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Военный городок уже получается.

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Да. Но пока это все на уровне каких-то таких сигналов. Вот пока я не успел объехать все вот эти точки, из которых приходят эти сведения. Надо просто поехать и посмотреть, если они там происходят. Но вот эти вот сигналы, они поступают. Вот как раз и последнее время, когда вроде бы сложилось такое общее мнение, что войны не будет. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну вот понимаете, я как раз об этих ощущениях. Понимаете? Вот вы поездив, посмотрев, послушав. Вот не знаю, вот у меня ощущение противоположное к сожалению. хотя я в Киеве, я не знаю, что там на месте. Только читаю заявления Совбеза украинского и СБУ, которые все время говорят, что вот,вот, вот. Вводятся, входят эти гуманитарные конвои и весь этот ад.

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Я не хочу никого обидеть. Но мне кажется, что вот информация, которая есть в Киеве, она не совсем, не всегда соответствуют действительности. Но просто потому что Киев это далеко. Да? До сюда. И не всегда можно понять в Киеве, что происходит здесь даже я так боюсь предположить и вот эти официальным источникам

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Органам

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Там типа СНБО и прочее и прочее. Потому что постоянно мы слышим о том, что будто танки, танки. А их здесь я не вижу. Да, то есть конечно же есть какие-то определенные формирования там какие-то, техника, но какого-то полномасштабного, массового присутствия военной техники или людей из России вот так просто невооруженным взглядом опять же сложно. Есть какие-то сведения от жителей приграничных городов о том, что действительно видят, что потихоньку, потихоньку какая-то происходит ротация. Какое-то движение. Но это не какое-то полномасштабное вторжение

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вторжение, да? Назовем это да. 

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Ну да, пусть будет так. поэтому.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо вам за рассказ Павел. Вы в Донецке сейчас да? И еще какое-то время будете там находится?

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Да, какое-то еще время буду. И вот мне самому очень интересно понаблюдать и понять действительно ли вот то, что эти интенции Москвы, ее намерения там превратить все это в какую-то такую вялотекущую историю и не начинать эскалацию снова, насколько это соответствует действительности. Потому что опять же вот эти сигналы, которые мы с вами сейчас обсуждаем, они говорят об обратном. Хочется просто понять.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно, понятно. Спасибо Павел. Ну удачи вам и безопасного пребывания в Донецке. До свидания.

Павел КАНЫГИН, специальный корреспондент «Новой Газеты»: Спасибо, спасибо вам. До свидания.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Павел Каныгин специальный корреспондент «Новой Газеты», который сейчас находится прямо в Донецке. Новости и продолжаем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать сорок семь. И так, вторжение. Будет ли вторжение, новое вторжение? Более масштабное вторжение? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – если да. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – если нет. Так, так, так. семьи русские подтягивают для жилья в пустых домах республик – Юлия, Харьков. Я звонил сегодня своему другу в Краматорск. Рассказывал, что много русской техники на границе. Очень хочется верить в лучшее – Юра из Днепропетровска. Так, Крым помирает. Должны долбить по побережью Азова – Василий, Киев. Есть такая версия, что главная цель создание коридора. Давайте послушаем, что думает на сей счет Станислав Белковский, российский политолог, которому мы прямо сейчас позвоним. Так, что еще, что еще. Ну да. И так, голосуем. Голосование продолжается по поводу вторжения, что вы думаете? Как вы ощущаете? Видите, Павел Каныгин находится в Донецке непосредственно и объездил Донбасс и у него пока нет ощущения. То есть, есть четкое понимание, что Россия продолжает дестабилизацию в том или ином виде. И продолжает дипломатически как назвал украинский МИД, дипломатическая эквилибристика. Да, вот по поводу сегодняшнего заявления помощника Путина Ушакова, который занимается внешней политикой, что Россия уважает, но не признает выборы в ДНР и ЛНР. Решил урок русского языка Украине и всему миру помощник Владимира Путина. Что же нам ждать в ближайшее время от Владимира Путина? От человека, который сегодня заявил на встрече с географическим обществом, что главное в жизни это любовь. Станислав Александрович, добрый вечер. 

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Добрый вечер, Сакен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы не слышали вот эти заявления про любовь. Сегодня меня вообще поразили. Ну новости российские с одной стороны доллар, Путин про любовь, а Патриарх Кирилл говорит, что русскому собору надо учится у ЛГБТ-сообщества активности. Что происходит там? Все ли там здоровы Станислав Александрович?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Ну дай им Бог здоровья. Честно говоря я нахожусь в Германии, поэтому про любовь сегодня я не слышал. Что он про любовь сказал?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, это вообще интересно. Он выступал сегодня на встрече с географическим обществом российским, в котором председателем значится. И сказал дословно следующее «В любви вообще заключается весь смысл жизни бытия. Это и любовь к детям, к семье, к Родине. Это такое многообразное явление, которая в основе всякого нашего действия находится». Вот так сказал. Что же нам ждать от его любви?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Путин испытывает колоссальный дефицит любви как к самому себе со стороны окружающего человечества. Так и к окружающему человечеству со стороны самого себя. Ведь у кого чего болит, тот о том и говорит. Извините за пошлость. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Так и что нам ждать от этой земной любви Путина к Украине?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Да, от этой нечеловеческой любви нам ждать продолжения войны.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Потому что Путин вошел в режим войны. Как показывает всемирный исторический опыт, лидер, который начал жить в сознании перманентной войны, выйти из него не может. Ведь и Наполеон мог прекратить Европейскую войну еще 1806-7 годах. И Гитлер мог остановится в конце тридцатых. Но этого не произошло, потому что война это колоссальный наркотик. То есть это героин. Сменить героин на какое-то белое вино невозможно. Тем более при всех тех проблемах, которые сегодня испытывает Россия, при в общем то необратимом экономическом кризисе, в который она сползает. А …поскольку .... фундаментальный .... экономики. А не какими-то текущими параметрами ..... И все серьезные экономисты это подтверждают. Война является единственным шансом избежать обсуждения тем, которые неприятны российскому лидеру. Поскольку российский лидер объявил себя тождественным с Россией, ведь Путин и Россия это одно, он считает, что счастье его и счастье России, спокойствие его и спокойствие России это одно – это война.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А на сколько вот эти военные планы или вот эта военная фантазия может распространятся? То есть мы сейчас все тут говорим о выборах в ДНР и ЛНР. и что они будут использоваться как повод для может пробивания коридора к Крыму. А дальше? Может быть дальше это все пойдет? И любовь его будет бесконечна.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Безусловно. У Путина в запасе вечность, как сказал поэт, что нам поболтать часок другой. Он то считает, что все уйдут, а он останется. Если конечно не обращать внимание на слухи о его состоянии здоровья. Поэтому сейчас у него задачи действительно это жизнеобеспечение Крыма. И он собирается это сделать не путем оккупации, …, а путем принуждения Киева, Петра Порошенко к соответствующим договоренностям. Вполне возможно, что он этого добьется. А для гарантированности соблюдения договоренности, ему нужен очаг нестабильности в Донецком и Луганском регионах, для чего он и признал выборы в ДНР и ЛНР, что в любой момент Захарченко и Плотницкий смогли к нему обратиться с просьбой ввести войска для защиты русского народа от геноцида. А дальше его задача легализация Приднестровья. Если когда он решит эту задачу. А также не пустить Молдову в НАТО, задача с сюрпризом с легализацией Приднестровья. Либо он займется Белоруссией и Прибалтикой. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Но на это много средств нужно. Откуда их брать в стране, где все вот на таком, на такое грани? 

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Если бы я был представителем Владимира Владимировича, я бы ответил на это так, за ботяг русский народ может до бесконечности. Во-вторых, можно … ничего не случится. А во-вторых, Россия очень богатая страна., ну еще чего-нибудь отберем, господи, да найдутся ресурсы. При Сталине было гораздо меньше.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, это наоборот мобилизует. И люди могут жить и без денег в такое время. А как вообще?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Владимир Владимирович Путин идет против истории. Он как будто завис где-то в сороковых годах прошлого века. Он не зря так прикипел ко Второй мировой войне, и итогам последние годы, потому что ему действительно кажется, что мир устроен по итогам Второй мировой войны. … но это же не так, и это очевидно, что не так. потому что после Второй мировой войны была уже третья, то есть холодная война, которую Советский Союз проиграл. И мировой порядок устроен по итогам холодной войны. Кроме того в девяносто четвертом году началась эра Водолея. Которая предполагает максимальную открытость, как политическую, так и информационную, и технологическую. И Путин вялятся абсолютным …. Гитлер и Сталин не были … для своего времени. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но сейчас бы они были … безусловно. Сейчас бы они тоже выглядели неадекватно времени. 

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Но они … не были. А Путин ... Поэтому он проиграет. Я в этом не сомневаюсь. Вопрос в том, сколько времени это займет. И какие жертвы принесет Россия в сопредельные страны. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам Станислав Александрович. Хорошего вам пребывания в Германии.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Вам спасибо.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все, ждем вашей книжки, переведенной на русский, наконец. Будем читать ее с удовольствием.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, российский политолог: Давайте ее сначала на украинский переведем? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте сначала на украинский. Всего доброго, до свидания. Станислав Белковский был у нас в эфире. Ну что, у нас совсем мало времени? Главное не падать духом и сердцем не стареть - Олег из Броваров. Универсальное сообщение нам послал. И так, я спросил вас про вторжение. Что вы думаете про вторжение? Будет ли вторжение, не будет вторжения? Давайте пару звонков еще успеем. И подведем итоги голосования. И попрощаемся. Слушаю вас.

Слушатель: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте.

Слушатель: Это Николай, Киев. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю вас.

Слушатель: Это Радио Вести?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Вести

Слушатель: Я то думаю, что вторжения не будет. Потому что будет вторжение это надо иметь преимущество два три раза. А его нету сегодня. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Преимущества нет у кого?

Слушатель: В этом, в ДНР и ЛНР, вместе с россиянами. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но вместе не уверен, что нет преимущества. Отдельно, да действительно, ничего нет. Это понятно. 

Слушатель: А чтобы наступать, надо иметь преимущество. Военный, который прослужил двадцать пять лет, я то знаю, что нет такого преимущества на сегодня.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть пока можем не беспокоится?

Слушатель: Да, это просто имитация, брязганье оружием и так далее.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Ну вот немножко нас успокоили. Да. Еще один звонок. Пожалуйста. Как вас зовут и говорите. 

Слушатель: Евгений, добрый день. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я слушаю вас.

Слушатель: А я в эфире?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. В эфире.

Слушатель: Дело в том, что хочу сказать по поводу Путина. Дело в том, что это интуитивно – он когда говорит, что его там бойцов нет, то у нас получается все плохо. А вот сейчас он сказал, что хорошо, вернее сейчас он наоборот как бы нагнал волну, значит ничего не будет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо . Ну это тоже мнение. Тоже такие поведенческие какие-то вещи. Посмотрим. Но между тем девяносто процентов проголосовавших считают, что вторжение будет и война продолжится. Вот на таком голосовании сложно, сложно уверять себя и вас в чем-то оптимистичном. Но вот тем не менее. И десять процентов считают, что не будет никакого вторжения. Я надеюсь, что эти выходные будут мирные и спокойными. Хотя мы слышим все время о перестрелках, о смерти, которая не покинула Донбасс. Я желаю вам спокойных выходных, сил и крепкой надежды. До понедельника. Сакен Аймурзаев был с вами.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все
Читать все