СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Эфир без правил, 9 ноября

Эфир без правилИскусство как инвестиция и врачи для фронта

Стенограмма эфира на Радио Вести

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, Эфир без правил продолжается. Пятнадцать ноль пять в Украине. Солнечный день. Мне кажется, самое время поговорить об искусстве.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, Дима, ты всегда, когда светит солнце, любишь говорить об искусстве? Хорошая привычка. Поддержу с удовольствием, тем более к нам присоединилась Лёля Гольштейн, наша культурный обозреватель, которая об искусстве знает не понаслышке. Каждый день Лёля умудряется после работы пойти на какую-то выставку, кинофестиваль "Молодость" опять же, правда, это другое искусство совсем.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это из последнего.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Везде успевает, все посещает, знает обо всех коллекциях секретных, не секретных.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И мы часто говорим с Лёлей здесь о культурной ценности того или иного искусства. Сейчас мы будем говорить не о культурной, а о коммерческой ценности.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Мы постараемся как-то соединить обе эти опции и все-таки выяснить этот исключительно способ самолюбования или вложение денег или же все-таки этому есть какая-то другая причина и подоплека.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, вот с кризисом сейчас все чаще и чаще появляются эти темы, что вкладывать нужно не в твердую валюту, а как раз в предметы искусства и возможно для определенной категории людей это действительно так, но хотелось бы понять принадлежат ли к этой категории людей наши слушатели, поэтому мы бы очень хотели сейчас вас тоже привлечь к нашему разговору. Мы будем говорить об инвестициях в искусство не только в современное. Это же вам кажется, что это правильная форма инвестиций своих средств для увеличения денег, то обязательно расскажите нам, что вам кажется лучше сейчас инвестировать.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Если вы являетесь коллекционером, расскажите о предметах своей коллекции, если вы об этом не думаете, поругайте тех, кто коллекционирует искусство в такое непростое время. 3901046, код Киева 044 или в СМС сообщении изложите свое видение - 2435.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Лёля, ну я вот недавно наткнулась на такую статью на известном светском сайте, я тебе скинула.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Да, есть.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Оказывается, у нас практически нет ни одного известного политика, который бы не занимался каким-либо коллекционированием, искусством.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Это логично, потому что главным образом конечно коллекционирование это в некоторой степени попадание в историю, это такой действительно тешащий самолюбие факт и ничего с этим не попишешь, но с другой стороны это абсолютно материальный мотив, способ заработать, потому что как правило, работы авторов, которые имеют международный имидж и какой-то...

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вес...

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Ну да, да, который, скажем, мертвые художники, это, по сути, самые дорогие художники. Дорогой художник - мертвый художник и на эти работы, безусловно, цена всегда идет вверх, иногда, потихоньку, иногда быстрее, но она растет.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: То есть люди в основном политики, которые сейчас обладают самыми серьезными коллекциями современного искусства, они вкладывают не только деньги в свое процветание, но еще они заносят свое имя в историю и конечно же главный пример тому, это Виктор Пинчук, который создал Пинчук Арт Центр в центре страны и открыл не только для Украины, но и для мира именно Дэмина Херста и Хунста.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Абсолютно точно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот мы все о них да о них, давайте конкретно сейчас обратимся сейчас к медиаменеджеру и коллекционеру. Дмитрий Солопов с нами на прямой связи. Мы зададим ему вопросы. Здравствуйте, Дмитрий.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Здравствуйте, друзья.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Здравствуйте, Дмитрий.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Здравствуйте.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы связались с Дмитрием Солоповым по скайпу.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Рады слышать вас.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Как меня слышно? Отлично?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Прекрасно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, уже да.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Я вас тоже слышу очень хорошо. Всем привет.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот мы говорим сейчас о коллекционировании, об инвестиции в искусство и первый вопрос, который меня, например, волнует, зачем? Вот зачем вы это делаете конкретно?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Зачем что? Зачем инвестирую или зачем в искусство? Точнее.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Зачем инвестируете в искусство? Ведь есть масса возможностей для инвестиций.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Зачем в искусство все-таки?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Смотрите, здесь есть два аспекта. Если говорить о долгосрочной перспективе инвестиций, то искусство является одним из самых надежных и самых успешных видов инвестиций с большим количеством оговорок, безусловно, но если мы возьмем мейнстрим, то мы увидим, что за редким-редким исключением искусство в перспективе тридцати-сорока лет как минимум дорожает на десять-пятнадцать процентов в год. Почему? Оно работает именно на такой долгосрочной перспективе, потому что искусство это рынок и каждая работа уникальна, каждая работа должна найти свою коллекцию, своего покупателя и наоборот, своего продавца, поэтому цены на работы колеблются почище курса доллара и евро в России.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть вы говорите десять-тридцать процентов?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Годовых, если вы инвестируете в долгую, то есть не нужно думать, что вы сегодня купили и через год вы сможете продать эту вещь плюс тридцать процентов или плюс десять процентов от ее стоимости, это может быть и так и совершенно не так.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это касается только мертвых художников или живых в том числе?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Мне чуть-чуть сложнее здесь говорить, потому что все-таки я в основном коллекционирую мертвых художников, хотя я думаю, что и к живым это, в общем-то, относится тоже, потому что качественная живопись, она, в общем-то, всегда в цене, очень редко дешевеет. Но здесь нужно понимать следующую вещь, что в отличие от акций, в отличие от облигаций, даже в отличие от недвижимости, искусство это очень низко ликвидный товар, то есть вы не можете выйти на какую-то условную биржу с гарантией того, что это у вас выкупят. Чтобы продать выгодно ту или иную работу нужно долго ждать своего покупателя, как я уже сказал, своего коллекционера и свою коллекцию, поэтому, почему искусство если говорить об инвестициях, то да, действительно это долгосрочно выгодная инвестиция, но подчеркиваю, долгосрочная. Вот это вот диаметрально противоположно спекуляции искусства. Спекулировать на искусстве некоторым удавалось, но это должны быть люди с фантастическим чутьем, которые понимают, что Тор Холм где-то живет сейчас в подворотне там, пьет из лужи, а через три года он будет суперпопулярным художником в Сохо.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: О не ликвидности вот интересно, если вдруг захотеть в какой-то момент выйти вообще из этой сферы, какими будут потери, если это сделать резко здесь и сейчас?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: коллекционер: Потери катастрофичные. То есть это может быть минус пятьдесят процентов от потраченных вами средств. Это зависит, скажем, так от того, что вы коллекционируете. Это низколиквидный товар в хорошем смысле этого слова.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Дмитрий, мы знаем, что у вас есть...

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Отвечая на твой вопрос, искусство коллекционирования сообщает совершенно несравнимую ни с чем радость, такую вот радость коллекционера, такое вожделение, что некое творение художника смотрит на тебя, висит с тобой в твоем кабинете или не висит или ты обладаешь чем-то, что сравнимо с музейной ценностью. Это, безусловно, очень эмоциональный вид занятий и об этом тоже много можно поговорить. И конечно - это уникальное совершенно хобби, потому что любая картина это история, любая картина это огромный пласт знаний, который за ней стоит и который нужно изучать, чтоб в этом разбираться.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Дмитрий, вы слышите нас всех? У нас такое ощущение, что вы слышите только Дмитрия.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Здесь конечно я мало встречал людей, которые исключительно инвестируют ради инвестиций в искусство.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Не слышите там. Дмитрий, как слышно? Это Василиса.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Тебя я не слышу совсем.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: А меня?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот удивительно. Вот мы сейчас попросим, чтобы...

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Да, это Василиса была, теперь Лёля. Я есть на связи?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Я тебя сейчас слышу.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Отлично. Дмитрий, мы знаем, что у вас уникальная коллекция еще и средневековых гравюр, и вы также коллекционируете еще военную живопись. Почему вдруг такой странный выбор? Вы решили вложиться в военную живопись?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: А как ты об этом узнала? Так вот у меня вопрос.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да это не секретная информация в интернете.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Ты бы позвонила мне перед эфиром и спросила о чем смотреть в интернете. Это чуть не точная информация. Действительно начинал коллекционировать живопись и графику военной тематики, потому что я в детстве очень увлекался военной историей, когда я собирал оловянных солдатиков, это тоже очень интересное хобби. Через некоторую паузу я понял, что вот я подошел к коллекционированию и почувствовал, что я хочу коллекционировать живопись и графику, но какую и даже скульптуру, мелкую скульптуру. Я понял, что это должна быть военная тематика, но потом мой интерес сместился действительно в средневековую гравюру и сейчас я в основном, даже не в основном, а полностью сфокусирован на позднесредневековую немецкую гравюру.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: То есть те люди, которые хотели бы приобрести какие-то экспонаты из вашей коллекции из военной тематики, могут сейчас ловко попасть под эту щедрую распродажу?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Я распродажу не объявляю, у меня есть очень интересные экземпляры, которые мне удалось собрать в этой тематике. Мне удалось собрать таких великих художников, как Нестеров, как Аненков, вот я сейчас сижу в кабинете - он на меня смотрит. Поэтому распродажу я пока не объявляю. Но, тем не менее, любой коллекционер всегда все продает.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот сейчас как слышно? Сейчас мы вот уже другие микрофоны подключили к скайпу. Сейчас нормально?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Великолепно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мы бы очень хотели услышать еще ваши советы нашим слушателям о том, что лучше коллекционировать сейчас вот в это смутное кризисное время.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, но сделаем это, спросим вас об этом через несколько минут после короткой паузы.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Да, давайте.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А мы продолжаем разговор об инвестициях в искусство. С нами на скайп-связи Дмитрий Солопов, медиаменеджер, который славится своей обширной коллекцией, не только средневековых гравюр. Как слышите нас теперь, Дмитрий?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Василиса, я слышу великолепно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Отлично.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Я хотел сказать, что страшно и по тебе и по Диме соскучился.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы не представляете, как соскучились мы.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Взаимно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так приезжайте же к нас чаще.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Надеюсь скоро доеду.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Дмитрий, хотелось бы остановиться на средневековье, на немецкой гравюре. Все-таки вы охотитесь за предметами искусства, участвуете в каких-то аукционах?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Да, конечно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Изо дня в день проводите в каких-то сообществах много времени? Как все это происходит? Или у вас какие-то агенты есть?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Или просто дилеры знают о том, что вы все время за этим охотитесь и вам для этого ничего собственно не нужно предпринимать самому?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Конечно, сейчас следить и собирать стало легче, понятно, потому что есть специализированные сайты, которые за вас производят всю работу по анализу ваших художников, которые появляются на тех или иных аукционах и просто в онлайн режиме дают вам дайджест, где какая работа появилась. Вы потом можете зайти, у всех есть сайты, онлайн, телефонные торги. Наверное, лет двадцать назад это было страшно романтично, потому что нужно было ездить по каждому аукциону и, в общем, это такое как бы коллекционное путешествие получалось, дополнительное хобби, кстати говоря, оно есть тоже, потому что когда какую-то работу купил где-то, за ней нужно еще и ехать, я не люблю ее пересылать по почте - страшно, потому что работа это как твой ребеночек определенный. Да, я участвовал в аукционах, при этом все равно я пользуюсь услугами арт-дилеров.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Мы, кстати, тоже о них хотели обязательно спросить, потому что в эпоху, когда практически все можно купить в интернете и просто нарабатывать глаз, быть насмотренным и отличать искусство от неискусства, арт-дилеры будто бы отходят на второй план уже. Так это или нет?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Безусловно заработки арт-дилеров катастрофически упали за последние десять-пятнадцать лет и поэтому сегодня арт-дилер это не человек, который является посредником между продавцом и покупателем, это человек скорее который консультирует коллекционера как ему создать коллекцию, какую работу купить, то есть это такой более консультант-искусствовед. Мой друг Андрей Ружников, который был дилером, на покупке коллекции пасхальных яиц Фаберже от семьи Форбс в сторону Вексельберга он сделал на одной сделке себе состояние. Но это было пятнадцать лет назад, то есть тогда еще не было онлайна, тогда не было вот этой всей культуры, которая сейчас совершенно спокойно существует. Тогда был дилер, который сводил продавца и покупателя. Тем не менее, сегодня дилеры все равно сводят продавца и покупателя, которые не вышли на открытый рынок, потому что не все любят риск, попадание работы на аукцион. Аукцион это большой риск, риск не купить работу, потому что там может оказаться человек, который будет набивать цену этой работе, просто с вами биться, и вы просто не сможете влезть в тот бюджет, который запланирован.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, здесь тоже нужно угадывать и уметь блефовать. Это та же игра, удача и необходимо знать...

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Блефуют, как правило, если вы продаете работу, вот если вы продаете работу очень часто вы нанимаете человека, который разгоняет ее на аукционе если видит, что какой-то другой человек хочет ее действительно купить, там нужно быть тонким психологическим игроком, честно скажу вам, я пока активно ничего из своей коллекции не продавал, поэтому таким образом не пользовался, но предполагаю, что это есть.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот мы сейчас вот имеем какую-то все-таки информацию о том, что коллекционируют украинские политики, например, Петр Порошенко, отдает больше предпочтение пейзажной живописи и соцреалистам. Вообще как изменились предпочтения русских политиков в последнее время? И стали ли они покупать живопись больше в связи с курсом?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Василис, как обычно ты задаешь в одном вопросе десять, поэтому я попытаюсь поэтапно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас времени просто девять минут осталось.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Ну, во-первых, я все-таки не арт-обозреватель, поэтому я очень в целом могу сказать о вкусах политической в принципе элиты в Москве. Элита в Москве была увлечена очень долгое время русским реализмом девятнадцатого века: Шишкин, Айвазовский и далее по списку. Потом это перенеслось в соцреализм. Я, честно говоря, не знаю ни одного политика, который как-то прославился какой-то коллекцией, поэтому мне очень приятно, что Порошенко коллекционирует хотя бы пейзажи, хотя бы пейзажи я сказал уничижительно, но это несправедливо, потому что есть великие пейзажные художники, нужно смотреть что у Президента Украины.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У него, говорят, холсты Крыжицкого и Светлицкого имеются в наличие, но это опять, же только из...

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Я не знаю этих художников, но, наверное, это довольно-таки серьезные. Меня никогда не влекла реалистичная живопись конца девятнадцатого века русская и соцреализм, хотя у меня есть опять же несколько работ и соцреализма, но это как раз было связано с моим увлечением живописью и графикой военной тематики. Есть такой художник Богородский, который известен картиной "Взятие зимнего дворца". Мы ее все с вами помним, потому что она была в учебниках, помните, когда матросы эти ворота открывают. У меня есть его маленький эскизик. Что касается искусства и экономической ситуации, я считаю, что, конечно же, сейчас резко возрастет спрос внутри России на произведения искусства, как он возрастает сейчас на все вещи, которые очевидно будут расти в цене и которые относятся к люксу: машины, часы. Вот я сегодня общался с моим другом, он мне сказал: Вот никогда не покупал часы, но решил сейчас себе сделать подарок, пошел, купил часы за какую-то большую сумму денег. Я думаю, что конечно искусство будет в цене сейчас расти в России.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Что касается украинских современных художников. Кстати, например, говорят тоже стоит упомянуть, наверное, Анатолия Криволапа, самого дорогого современного украинского автора, кстати, чья работа есть в коллекции у нынешнего главы Администрации Президента Бориса Ложкина.

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: Это кстати есть самая дорогая работа его, которая продалась на аукционе "Конь Ночь", она побила рекорд тогда всех украинских продаж.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: За сколько продалась?

Лёля ГОЛЬШТЕЙН, культурный обозреватель: За сто десять, а это следующая уже была цена.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Сто восемьдесят шесть тысяч. Для украинского современного художника это самая большая. Как вам кажется, на кого из украинских современных авторов стоит сейчас обращать внимание, и возрастут ли в цене работы украинцев в связи с политической ситуацией?

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Я отвечу с конца. Я думаю, что да, конечно и в принципе искусство Майдана я это прекрасно знаю как некий такой тренд мы его уже видели в последних арт-мероприятиях европейских, как бы такая смесь боли, колючей проволоки, какого-то бетона и так далее, и так далее. Я думаю, что да, конечно украинские художники, которые сейчас вливаются еще более интенсивно в пространство Европы возрастут. Что касается современной украинской арт-школы, назовем ее так обобщающе, я, к сожалению мало кого знаю, но вот меня абсолютно потряс проект, который называется "Жлобология", такой замечательный альбо я купил на книжной ярмарке, вот она была месяца три назад или сколько-то там и там совершенно замечательный такой поп-арт. Я сам коллекционирую несколько российских современных художников на тему поп-соцарт, то есть это искусство, которое иронически высмеивает какие-то вещи, оставшиеся после совка. Иногда в гиперреалистической манере, иногда в более модерновой манере. Мне кажется, что украинские художники очень перспективны для коллекционирования, но если значит у нас еще четыре минуты, да?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да и много вопросов.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Меньше одной минуты.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Отлично, давай тогда вопрос, и оставьте мне минуту для совета начинающим коллекционерам.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Тогда может, давайте ее используем, потому что нам уже говорят минута осталась, да.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Единственное, есть два принципа коллекционирования. Первый принцип - нужно собирать что-то одно и как можно больше сужать то, что вы собираете. То есть не вообще картины, а что-то очень узкое, тогда вы добьетесь результатов и второе - старайтесь покупать немного дешевых вещей, а одну, но дорогую. Ну и третье, не стремитесь остаться с вещью навсегда, нужно меняться, продавать, покупать, коллекция должна жить. Главное, чтобы это вам нравилось.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо большое за советы, за ответы на вопросы. Это Дмитрий Солопов, медиаменеджер, коллекционер. Мы вас ждем в гости.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Очень ждем, Дмитрий, очень.

Дмитрий СОЛОПОВ, медиаменеджер, коллекционер: Спасибо. Я получил огромное удовольствие.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Приезжайте чаще, пожалуйста, просто приедте.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо вам, ну и мы же продолжим, в рамках Эфира без правил будем говорить о профессии, о профессии парашютист. Журналист Анна Ващенко, она променяла работу на музыкальном канале на прыжки с парашютом и с тех пор, по-моему, уже около двух тысяч прыжков у нее.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, уже чемпионкой стала неоднократной. Мы Анну встретим после новостей и продолжим вот с нашей такой импровизированной рубрикой - интересные профессии.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, Эфир без правил продолжается. Наша рубрика негласная, условная рубрика "Профессия". Следующие полчаса мы приветствуем в нашей студии парашютистку, пока что хотелось бы несколько слов сказать об этом спорте. На самом деле с тех пор, как впервые об этом Леонардо да Винчи заговорил и нарисовал первые эскизы аппарата, с помощью которого человек мог летать, много воды утекло и я думаю, за это время Василиса Фролова успела хотя бы раз прыгнуть с парашютом.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Что ты, Дима, нет, я не могу этим похвастаться.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ни одного раза?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ты знаешь, хотя бы один раз у меня была интересная история. Я в Москве прошла курсы, я собралась, я прошла всю эту подготовку, на мне была эта тяжеленная экипировка, я сидела на траве и долго где-то за городом ждала пока за нашей командой приедет кукурузник, я оплатила, подписала все.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И испортилась погода в конце.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Нет, кукурузник этот не летел, не летел два, три часа. Мне просто надоело его ждать, я поняла, что это просто какой-то сигнал, знак к тому, что мне сегодня, наверное, прыгать не стоит и после этого да, прыгнули нормально мои друзья из той компании, но я уехала и больше у меня желания прыгать с парашютом не было, просто ждать не люблю. А вот Анна Ващенко, наш гость, которая решила свою пока уж не знаю жизнь не жизнь, но, во всяком случае, такой серьезный промежуток, отрезок времени посвятить парашютному спорту, ушла из журналистики, ушла с работы на музыкальном канале и посвятила свою жизнь полетам с парашютом. Анна Ващенко, приветствуем вас.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Здравствуйте.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Добрый день.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ближе к микрофону, пожалуйста.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Здравствуйте.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Добрый.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот казалось бы, парашют, интернет пишет, это устройство для того, чтобы упасть с высоты нескольких километров, отряхнуться и пойти дальше, все очень просто, но очевидно, что парашютный спорт это более романтическое мероприятие.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Безусловно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И что-то вас когда-то увлекло в этом спорте и вы не смогли остановиться.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: С чего все началось, что вдруг, это так скучно было жить и работать журналисткой?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Дело в том, что я попала в парашютный спорт можно сказать, когда приехала на аэродром снимать об этом сюжет на телевидении. Я не могу сказать, что я закончила карьеру журналистики, я продолжаю работать на телевидении, когда заканчивается парашютный сезон. Безусловно, парашют это то средство, которое помогает нам спасти жизнь, потому что мы прыгаем с большой высоты, но сам парашютный спорт он...

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, но с другой стороны...

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы подвергаете риску свою жизнь.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, то есть вы подвергаете жизнь риску, чтобы потом спастись?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Безусловно, чтобы потом спасти себе жизнь, открывая этот парашют.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Садо-мазо какое-то прям.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Ну, если вам так нравится, пожалуйста.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну как нравится, это так выглядит.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Просто обычно люди решаются на прыжок после каких-то перемен в жизни или из-за того, что наоборот все уж слишком скучно, все устоялось, ничего нового не происходит, надо выплеснуть адреналин, и вот тогда, когда ты понимаешь во время прыжка, что да, действительно жизнь это счастье, она одна и мы ее вообще никак не ценили, тогда да, открываются глаза по новому и идем новой дорогой другой. У тебя же была жизнь я сразу на ты, мы просто с Аней до этого знакомы, у тебя же жизнь была наполнена интересными событиями.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Оказалось недостаточно наполнена. Оказалось, что как раз парашютный спорт он позволили мне по новому смотреть на все происходящее, позволило ценить по-другому ситуацию и понять, что действительно на аэродроме во время выполнения прыжков с парашютом ты живешь полной жизнью и грубо говоря, дышишь полной грудью, то есть свободным воздухом, потому что когда мы говорим о парашютном спорте, понимаете, мы должны четко разделить - есть спорт профессиональный, в котором люди совершенствуются и, не подвергая себя опасности. То есть, не рискуя своей жизнью человек не сможет совершенствоваться, не может проявить себя в каких-то дисциплинах и есть парашютный спорт как хобби, то есть люди не гонятся за результатом, они просто получают удовольствие от этого, каждый раз окунаясь, погружаясь в эту атмосферу.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, ты превратила свое хобби в профессию.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Безусловно, я стала инструктором по парашютному спорту.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте о профессии чуть позже, вернемся к началу, с чего все начиналось, помните ли вы свой первый опыт, что видели в этот момент, а я вам создам специфическую такую атмосферу с помощью музыки, а вы расскажите вот этот вот первый прыжок, что это было?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Я помню свой прыжок. Я действительно снимала сюжет для телевидения и для того, чтобы зрители могли оценить полную гамму впечатлений, которую дарит парашютный спорт, необходимо было пройти это самостоятельно. Действительно ожидание это очень тяжелая составляющая парашютного спорта. Я также сидела в этом тяжелом оборудовании, большом парашюте три-четыре часа на солнцепеке, но у меня не было возможности уйти как у Василисы, поэтому мне пришлось остаться. Было безумно страшно и первый прыжок он дарит кайф именно тот, что ты, наверное, смог перешагнуть, ты смог это сделать.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Преодолеть себя.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Переступить, преодолеть этот страх. Все говорят профессионалы, которые люди прыгали дальше, что второй прыжок намного страшнее.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да-да-да, вот об этом тоже хотелось бы поговорить. Мало кто решается на второй.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Ты уже знаешь, что тебя ожидает на самом деле и тебе сложнее уже, наверное, самому себе объяснить, зачем ты это делаешь. Первый раз, окей, ты доказал ты можешь, ты крут, но второй раз зачем ты это делаешь.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот мне что-то подобное татуировщик это о татуировках это говорил. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В итоге сколько раз ты уже прыгнула?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Я прыгала более полутора тысяч раз.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И сейчас ты просто сбилась со счета, тебе не интересно считать прыжки?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: У меня есть прибор специальный, который это делает за меня и такой прибор сигнализатор высоты.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так апликейшн в телефоне?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Да, он все фиксирует на самом деле, поэтому смысл мне считать.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А как часто вы прыгаете?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Понимаете, дело в том, что вот уже я не прыгала почти три года, потому, как я родила ребенка, я находилась в отпуске по уходу за ребенком, я не прыгала почти три года и вот крайний сезон это лето я работала в аэродинамической трубе, это симулятор свободного падения, то есть тоже самое, что прыжок с парашютом, тот же свободный полет, та же скорость, все очень похоже, но это намного безопаснее на самом деле. И я три года практически не прыгала и в этом сезоне я сделала всего три прыжка с парашютом, потому, как я немного переквалифицировалась в трубного инструктора.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Трубный инструктор, это прекрасно, это дельная профессия получается.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А можно говорить о том, что вы несколько утратили интерес уже к собственно прыжкам, при этом оставшись в этой культуре, в этом спорте?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Нет, я не утратила интерес, безусловно. Просто в этом году в связи со всей ситуацией в стране можно сказать, что затишье такое наступило.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Люди меньше прыгают?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Люди меньше прыгают, спорт дорогостоящий как был, так и остался, но люди действительно меньше прыгают, не происходят какие-то яркие события буги, соревнования, все есть, но не в том масштабе, как было когда-то. То есть мне интересно или обучать людей, вкладывать в них что-то, видеть результат или участвовать в установлении рекордов Украины в каких-либо соревнованиях.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Тут стоит упомянуть, конечно, что Анна четырехкратная рекордсменка Украины по парашютной групповой акробатике в классе "Большие формации". Это что такое, класс такой "Большие формации"? Это когда несколько людей держаться за руки?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Да, это когда как можно больше людей в свободном падении собираю какую-либо фигуру.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это очень красиво. И сколько людей было в самой большой формации?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Рекорд Украины в данный момент это шестьдесят человек.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И вы участвовали?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Да, я участвовала. Это крайний рекорд Украины, который был. Кажется 2008 или 2009 год, после этого как-то так уже пошло... Но если говорить о мировых рекордах, то мировой рекорд в классе "Большие формации" это четыреста человек, лежа на животе. Парашютный спорт он очень многогранен, можно собирать большие формации в положении лежа на животе, можно даже вниз головой, там скорость перемещения намного больше, там рекорды по количеству людей меньше, потому, как это все намного опаснее, все быстрее происходит.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А вам известно, что-то о рекордах в количестве прыжков на протяжении жизни? Вообще сколько раз можно успеть прыгнуть?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Есть рекорды, которые устанавливают по количеству прыжков за сутки, то есть человек приземляется, стрелкой...

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И сколько? Десять, двадцать, тридцать?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Нет, намного больше, там порядка нескольких сотен идет. Порядка, подождите...

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это они, наверное, и не обедают и дела делают все в воздухе.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: На бегу. Приземлился, схватил систему, побежал в самолет, самолет заведенный его ждет, он поднимается на небольшую высоту, не обязательно прыгать с четырех тысяч метров, можно прыгнуть и с тысячи метров, прыгнул, открылся, приземлился.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ужасно скучный день у человека.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Безумно, да?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А где вы географически, локация, где находится для прыжков, под Киевом есть какие-то популярные места, да?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Есть да, дропзоны так называемые, аэродромы, где можно прыгнуть в окрестностях Киева можно прыгнуть в нескольких местах. Это аэродром Бородянка, аэродром Чайка и аэродром Прогресс, это в Черниговской области и также новая дропзона в этом году открылась, это Пятый океан по Одесской трассе.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, так вот открываются новые дропзоны, а ты говоришь, что нет желающих прыгать, зачем же они тогда открываются?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Я думаю, что это люди, которые согласны работать себе в убыток, свой бизнес создавать, потому, как они очень болеют, очень живут этим видом спорта, они вкладывают свои деньги, пытаются это развивать, но цена прыжка выросла безумно. Для того, чтобы совершить сейчас прыжок с парашютом парашютисту имея все свое снаряжение, купленное за много тысяч долларов, скажем так, ему нужно заплатить триста пятьдесят гривен только за место в самолете, чтоб подняться один раз прыгнуть.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А раньше, какие это были суммы? Сейчас то, что сейчас триста пятьдесят гривен это уже даже не... Сколько это? Двадцать пять долларов сейчас? По идее с нынешним курсом это уже не так уж и дорого.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это для так называемого парашютиста выходного дня, который время от времени...

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Для любого парашютиста, самостоятельного спортсмена парашютиста цена триста пятьдесят это место в самолете.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну а раньше, сколько это было?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: А раньше я вот начинала прыгать, это был впервые я прыгнула, по-моему, в 2001 году, тогда прыжок, наверное, гривен тридцать пять был. Смешно осознавать.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А имеет значение то, что ты видишь, когда падаешь? Скажем, прыгать где-то под Киевом или в Крыму, в Карпатах наверняка ощущения разные?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Безусловно. Прыгать в новом месте это новые впечатления. Прыгать над водой, над морем или в Карпатах. У меня есть опыт прыжков, это сложные условия. Парашютисты всегда что хотят? Хотят, конечно, безопасно, но и красиво в тоже время. Горы, деревья, вода это более сложные условия для приземления.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А ваш самый красивый опыт это Карпаты? Или есть что-то еще более красивое? И прыгали ли вы за пределами Украины?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Я прыгала за пределами Украины, прыгала в России. Не могу сказать, что это было очень красиво как-то. Наверное, да, наверное, это Карпаты и к тому же это были прыжки не с обычного летательного аппарата, то есть самолет, вертолет это уже все обыденное, это был мотодельтаплан, это был паратрайк и прыжки, например, с воздушного шара или с каких-либо других летательных аппаратов необычных не предназначенных для прыжков это намного более другие эмоции, более сильные. И также рекорд Украины, который мы устанавливали в классе "Большие формации", мы прыгали в Гостомеле с АН-72, это огромнейший самолет, который поднимается очень быстро на высоту и поэтому прыжки с новых летательных аппаратов это другие совершенно эмоции.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Были ли страшные случаи приземления, и есть ли у тебя в запасе какие-то вот эти самые экстремальные истории об этом после маленькой паузы. Вопросы Анне Ващенко, инструктору и тренеру по групповой акробатике в воздухе можете задавать по телефону 3901046.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, Эфир без правил. Мы говорим с парашютисткой Анной Ващенко. Сейчас я дам слово Валерию Леонтьеву. Ну, просто этот трек у нас предусмотрен, и он имеет отношение к обсуждаемой теме.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ты извиняешься? Аня, ты под эту песню, вообще под музыку прыгала? Возможно ли это?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Возможно. Люди прыгают в наушниках, в плеере и любят в свободном падении слушать музыку, но понимаете, я всегда ратую за безопасность, я считаю, что это отвлекающий фактор, который может не позволить тебе что-либо услышать в воздухе и опять таки к твоему вопросу возвращаясь о том, о страшилках, которые были в моем личном опыте, это как раз было связано с ситуацией под куполом раскрытым, я думаю, что если бы я находилась в наушниках, я бы могла не услышать того, что происходит рядом, свиста пролетающего парашюта и не среагировать вовремя. Все в основном как люди боятся? Парашют не раскроется. Парашют не раскроется это не проблема. У нас всегда есть второй парашют, есть запасной парашют, на который вся и надежда в принципе, но основная опасность находится внутри самого парашютиста. Если он переоценивает свои способности, то риск столкновения с землей, ведь мимо земли никогда не пролетишь, правильно? Это самая большая вероятность каких-либо травм или летальных исходов.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А давайте вот о летальных исходах и о травмах очень интересно, какова статистика в Украине и были ли в вашем опыте какие-то случаи, о которых хотелось бы забыть?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Понимаете, я скажу так, что парашютный спорт он, на сколько я помню, он за десятку опасных видов спорта, то есть на девятом месте находится бейс джампинг, это когда прыгают со статичных небольшой высоты объектов. На первом месте футбол всем известно. Парашютный спорт он уже очень модернизировался, он идет в ногу со временем, технологии шагнули вперед, поэтому я не могу его назвать очень опасным видом спорта. Безусловно у меня есть друзья парашютисты, которые погибли, но девяносто девять процентов этих людей погибли в автокатастрофах.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас есть звонок. 3901046. Здравствуйте.

Владимир, Киев, слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Владимир, Киев. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, Владимир. Мы можете задавать вопрос свой Ане.

Владимир, Киев, слушатель: Я хочу задать такой вопрос, я давно пытался прыгнуть с парашютом, я ездил все время наблюдал, один раз все-таки прыгнул и вообще планировал до этого заниматься парашютным спортом как минимум прыгать на выходные. Ну, вот когда я прыгнул первый раз я конечно очень... у меня был такой шок и говорят, что вот второй прыжок он решающий, либо ты после него влюбляешься и занимаешься или ты говоришь нет, до свидания. У меня такой к вам вопрос, вот для начинающих какие бы вы посоветовали, куда можно обратиться и примерно, сколько стоит получение подготовки, чтоб можно было прыгать на выходных и может быть какие-то еще советы для начинающих, на которые нужно обратить внимание. Спасибо.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Спасибо за вопрос, Владимир. Многие люди спрашивают, нужна ли физическая подготовка очень сильно в парашютном спорте. Безусловно, общефизическая подготовка она важна, не надо быть суперраскачанным качком, скорее важна растяжка я бы сказала и гибкость вашего тела. Безусловно психологическое спокойствие и если вы хотите стать самостоятельным спортсменом парашютистом вам нужно пройти программу обучения, а самая передовая программа обучения это АFF, аббревиатура с английского Accelerated Freefall, то есть ускоренная программа обучения свободному падению. Она состоит из семи уровней, на каждый уровень есть свое определенное задание, вы выполняете задание первого уровня, переходите на следующий и так дальше, то есть, как в компьютерной игре можно сказать. Изначально первый уровень и три уровня вы прыгаете с двумя инструкторами, которые вас придерживают, подстраховывают, помогают вам найти правильное положения тела в воздухе, чуть что, даже откроют ваш парашют. То есть вы будете им самостоятельно управлять, вам будут подсказывать в рацию как это делать, будете приземляться и, закончив эту программу обучения, вы становитесь самостоятельным парашютистом. Есть другие программы обучения, которые уже немного устарели, но они действуют в Украине и они дешевле потому, как программа АFF она дорогостоящая, каждый прыжок, то есть каждый уровень, который вы будете прыгать он стоит порядка полутора тысяч, двух тысяч гривен на самом деле, поэтому посчитайте, если вы очень одаренный спортсмен, то вы семь уровней в идеале закончите за семь прыжков. Семь прыжков по две тысячи гривен, но это на самом деле только начало, многие думают, что закончили программу обучения, все дальше стало очень дешево. На самом деле дальше идет покупка снаряжения, это если не новое, а б/ушное, это уже порядка пяти тысяч долларов и опять-таки дальше считайте по триста пятьдесят гривен прыжки, тоже много не напрыгаешь, если вы не олигарх.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Как парашютиста можно узнать со спины, не знаю, вот на пляже в купальнике, вдруг сразу можно видеть, что это парашютист, как? Пловца можно увидеть по широким плечам, не знаю, футболиста по ногам, икрам красивым, парашютиста ты как узнаешь?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Парашютиста, очень многие носят так называемые фенички, шпильку на шее, это парашютная шпилька, которая держит и можно многих людей за границей я встречала на пляже, которые сразу понятно парашютист.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А почему у тебя шпильки нет сейчас?


Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: У меня ребенок где-то игрался, спрятал.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ты с ребенком не прыгала еще?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: С ребенком я не прыгала, но у меня мой ребенок можно сказать, что это самый юный летун в аэродинамической трубе. Ему был годик и десять и он у меня уже полетал в трубе. Опять таки возвращаясь к вопросу Владимира, я вспомнила о том, что очень многие ребята в этом году… я работала в аэродинамической трубе и многие ребята приезжали, которые проходили программу обучения и тренировались именно в трубе, потому как труба намного дешевле, но это полная имитация свободного падения, есть возможность не в экстремальных условиях не падая сверху вниз, а просто находясь в замкнутом пространстве безопасно отработать именно ту позу и потренировать все, что нужно потом для программы АFF.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А внешне, кроме этой шпильки на шее, вообще развиваются ли какие-то мышцы особенно?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Развиваются. Я думаю, что мышцы развиваются шеи, потому как мы очень часто поднимаем голову вверх и смотрим в небо, особенно на звук самолета реагируем как дети.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Очевидно, что употреблять алкоголь перед прыжком вы запрещаете?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Безусловно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это небезопасно, но интересно ведь.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Я бы сказала, что не стоит смешивать два удовольствия одновременно, зачем? Можно после прыжков вечером.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: У вас такого опыта нет?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Нет, я не прыгала пьяная.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Думаю да, ничего не стоит делать пьяным, выпившим тоже.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Нет, я не рекомендую, я интересуюсь.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Интересно, понятно. Нет, после прыжков, пожалуйста. Люди остаются на аэродроме часто, не разъезжаются, это как большая семья, уже все друг друга знают, гитара, костер, никто не отменял романтики.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, это где-то приближенно к бардам, палатка тут же.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Это такая же тусовка как вейкбордисты, серфингисты, мотоциклисты, это все группы людей, которых объединяет общий интерес и чаще всего плохих людей это компания не принимает. Люди как-то сами отсеиваются, остаются хорошие, чистые, добрые люди.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это как с байкерами, там тоже культура, в которой и музыка, и многое другое. Вот есть еще одна распространенная фобия, часто люди спрашивают в разговорах, задают вопросы, могут ли порваться стропы?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Могут. Могут порваться стропы.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Рвутся да, есть случаи?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Понимаете, они есть случаи, рвутся, но это бывает чаще всего у профессионалов, которые прыгают на очень загруженных куполах, потому как, чем больше у тебя опыта, ты стараешься взять себе как можно меньше парашют, меньше купол для того, чтобы он более быстро летел и поэтому когда большие перегрузки, нагрузки, если жесткое открытие, то есть как-то что-то было коряво уложено, была плохая укладка, то бывает, что на открытие от перегрузок могут порваться стропы. Но понимаете это не проблема на самом деле, потому как если стропы рвутся переднего ряда у парашюта несколько ряд, это даже не отказ, ты можешь спокойно приземлить этот купол, а если рвутся какие-то другие или много, ты опять таки отцепляешь основной парашют, с которым у тебя проблемы и вводишь в действие запасной парашют.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Боже, как это интересно. А мне вот интересно, какую музыку все-таки слушают парашютисты, если мы говорим о том, что это отдельная тусовка, точно так же как байкеры слушают определенную музыку, ну уж не знаю, есть ли какие-то особые вкусы и музыкальные предпочтения у вейкбордистов, какая музыка это может быть у людей профессионалов прыгающих с парашютом?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Что вы едите, какие вы фильмы смотрите?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И какой цвет вы любите?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Мы такие же люди, по земле ходящие, иногда летающие, падающие. Любим разноплановую музыку, абсолютно все люди разные, понимаете, у нас прыгают как от студентов, начиная айтишников на самом деле айтишники, это самая распространенная профессия в парашютном спорте, как и очень крутые бизнесмены. Люди сами придумывают музыку касаемо неба и не только неба и под гитару и играют на барабанах, приезжают к нам, что угодно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Хотя вот я по опыту своих друзей вспоминаю, что они всегда говорили о том, что самое главное звук тишины и когда ничего вокруг и никакая музыка не нужна. Я один раз летала, не помню, как называется этот аппарат.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Планер, наверное.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, наверное, на планере и вот там мне больше всего поразил этот звук, когда ты слышишь каждый свой вздох и ты можешь кричать и тебя никто не услышит и так высоко и эта тишина вокруг это то, за что ты заплатил эти деньги, зачем же тогда слушать музыку в воздухе.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Тишины в парашютном спорте нету. В начале гудит двигатель самолета, потом ты выпрыгиваешь и гудит воздух в ушах, потому как скорость порядка двухсот километров в час и у тебя шумит очень сильно постоянно, поэтому музыку хотят, наверное, вместо шума услышать.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А скайсерфинг, скольжение по воздуху.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: На доске по небу, да.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: На доске, это очень сложно? Этому годами идут или можно сразу?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Этому надо просто учиться, действительно только этому посвящать свое время. Я думаю, что приступать к прыжкам с доской, скайсерфинг можно уже если у тебя есть двести прыжков в наличие, тоже самое как в костюме крыло вингсьюте прыгать, когда стаи люди собирают, то есть, имея двести прыжков вы можете приступать к доске и осваивать, это сложнее, да, чем просто свое только тело, а еще доска у тебя.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А есть какие-то тенденции сейчас, ну хотя бы в той же Украине относительно направления в парашютном спорте, что сейчас модно?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Крайние годы у нас очень наблюдался подъем в парашютном пилотировании. Это так называемая дисциплина свуп, с английского языка, то есть нападение, стремление это самая зрелищная, молодая и динамичная дисциплина парашютного спорта, почему? Потому что люди могут наблюдать за происходящим непосредственно с земли. Есть специальный вырытый водоем свупонт так называемый и люди прыгая с небольшой высоты разгоняют специальными движениями такими, как делая спирали свой парашют и они должны войти во входные вороты, они на высоте метра всего находятся своим телом и потом прочертить, например ногой линию по воде. Есть определенные зоны, где они должны собрать очки чертя, приземлиться в определенном месте и вот в этом купольном пилотировании, получается, есть три дисциплины на дистанцию, куда можно улететь дальше всех, на скорость, когда по дуге летят семьдесят метров. Представьте рекорд мира две с чем-то секунды семьдесят метров пролетают по дуге, да, Николас Бач. И дисциплина точность, когда нужно прочертить как раз ногой по воде и потом приземлиться, например можно в зону ноль приземлиться и все, что ты прочертил по воде не будет считаться, а можно приземлиться в зону пятьдесят очков, то есть это королева можно сказать точность купольного пилотирования. И я считаю, что свуп купольное пилотирование это самая крутая дисциплина парашютного спорта, в нее идут очень отважные парашютисты, в основном это мужчины, то есть на мировом уровне сейчас только пару дней назад закончился чемпионат мира по купольному пилотированию, у нас два украинца принимали участие и раньше ездили больше. Опять таки ситуация в стране очень многое изменила в этом плане и развивается очень сильно у нас полеты вингсьюты. В этом году установили рекорд Украины впервые неофициальный в полетах вингсьютах, это костюм "крыло", когда люди похожи становятся на белку летягу, у них есть перепонки крылья, ноги и таким образом летая в этом костюме, мы можем замедлить свободное падение. Если стандартная высота выполнения прыжков с парашютом для спортсменов это четыре тысячи метров и в среднем мы находимся одну минуту в свободном падении, а если, падая вниз головой, это может быть и тридцать секунд, понимаете? То в костюме "крыло" вингсьюте мы можем лететь порядка двух минут.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Еще раз, как этот костюм называется?

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Вингсьют. Костюм "крыло", вингсьют. И у нас вот, я думаю, что люди очень сильно загорелись, к нам приезжали ребята из Голландии, из Европы, которые обучали нас, подготовили инструкторов по полетам вингсьютов и после этого пошел рассвет как раз вингсьюта в Украине, многие люди летают.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну все, я ищу себе костюм вингсьют крыло. Аня, спасибо тебе. Боже, да, я вижу как это красиво. 

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Василиса, мы ждем тебя на аэродроме.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это какие-то супермены летающие просто без ничего, просто в костюме.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Аня Ващенко, парашютистка, вот "профессия" негласная рубрика на Радио Вести. Спасибо вам большое.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Анна, спасибо. Удивительная профессия.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Спасибо. Мы быстро проговорили.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Очень.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Хотя полчаса прошло. Это всегда у нас так, когда разговор интересный.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Это как прыжок с парашютом, да.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо, Аня.

Анна ВАЩЕНКО, парашютистка: Спасибо вам.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Через несколько минут сразу после новостей мы зададим вам вопрос, имеете ли вы навыки оказания первой медицинской помощи. Будем говорить о проекте Меценбат, о подготовке военных медиков по системе НАТО.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А Эфир без правил пилотирует с одной высоты на другую, у нас каждые полчаса меняются темы, по-прежнему у микрофонов Дмитрий Терешков и Василиса Фролова, еще раз вас приветствуем. Как и обещали, сейчас хотим поговорить о новой инициативе, называется проект Медсанбат. Его цель сохранить жизни и здоровье военных, которые служат в зоне АТО, но не совсем традиционным способом. У нас в гостях руководитель этого проекта Ольга Руднева, вот сейчас, надеюсь, Ольга справилась с наушниками, громкость можно регулировать. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Да, все хорошо. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, а прежде, чем мы ознакомимся с нюансами этого проекта, хотелось бы задаться вопросом, спросить слушателей: имеете ли вы навыки оказания первой медицинской помощи? Это прямой вопрос. Без «но». Да или нет. Имеете ли вы навыки оказания первой медицинской помощи? Если считаете, что имеете, то звоните по номер ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если же вам кажется, что в какой-то экстремальной ситуации вы не сможете оказать первую медицинскую помощь ни себе, ни своему товарищу, звоните по номеру ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мы вообще не раз уже говорили на эту тему, у нас в гостях здесь уже были представители многих инициатив, проектов, достаточно похожих, потому, что действительно уже год практически, да-да, одиннадцатый месяц каждый из нас сталкивается с тем, что необходимо учиться и приобретать вот эти самые элементарные навыки. Проектов много, вопросов много, клиник, которые занимались благотворительным обучением людей, военным навыкам, а точнее навыкам оказания первой медицинской помощи. Но вот сейчас хочется, конечно, понять проект этот Медсанбат, он призван учить именно военных, которые не знакомы с этими азами, или гражданских людей в том числе?

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Ну, мы говорим об оказании медицинской помощи, первой медицинской помощи, это не то, что в ресторане косточкой подавился, его нужно срочно спасти. Мы говорим об оказании медицинской помощи в условиях военных действий, которые есть на сегодняшний день. Задачей проекта было обучить медиков, всех медиков, которые находятся в зоне АТО, медиков, которые находятся на ротации, медиков, которые стоят в очереди на мобилизацию. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это что же получается, теперь у нас медики в АТО находятся такие, которые не знают таких элементарных вещей? 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: К сожалению, реальность такова, что в АТО находятся стоматологи, педиатры, терапевты.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Волонтеры. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Волонтеры в том числе. Это люди, которые являются врачами узкоспециализированными. На самом деле, это хуже, чем лучше, потому что они начинают принимать решения согласно своим знаниям. Оказание медицинской помощи на поле боя это порядок действий. Один, два, три – которые нужно делать. Те ранения, с которыми сталкиваются и те травмы, с которыми сталкиваются врачи на поле боя, они очень далеки от гражданских реальностей. Они даже далеки от работы скорой помощи, когда выезжают на вызов в случае ДТП. Это осколки «града», это кровотечения, артериальные кровотечения, мы знаем две-три минуты – человек умирает. Необходимость немедленно оказать помощь на поле боя человеку, жизнь которого решается в последующие две –три минуты. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы можете рассказать о конкретных случаях, о прецедентах, когда врачи в зоне АТО не могли оказать первую медицинскую помощь. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Ну, мы знаем приблизительно статистику груза двести, есть ситуации, когда невозможно оказать помощь бойцу. Есть три этапа оказания помощи: первое, это боец оказывает помощь сам себе на поле боя, на поле боя нет медиков, вот такова система.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: В ожидании медика… 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: В ожидании медика, да. И для этого у бойца должна быть аптечка, которой, к сожалению, покрытие десять-двадцать процентов. В основном это закрывают волонтеры. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, и мы об это тоже здесь говорили не единожды. К сожалению, этот вопрос даже не столько в образовании, а сколько в нехватке элементарных материалов. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Нужно иметь аптечку, нужно знать, что с ней делать. Что просто иметь нечто, это недостаточно. Когда у бойца есть аптечка, он может оказать помощь себе, он не должен, но теоретически может оказать помощь своему товарищу. Вообще он не должен этого делать. Дальше задача эвакуировать максимально быстро с поля боя пациента. Здесь работают промедики, волонтеры. Промедики – у нас такой специальности нет, но за границей это промедики. Когда мы вытащили в относительно теплую зону, дальше пациент должен быть стабилизирован. Это минимальная перевязка, это остановление кровотечения, это осмотр пациента. И решение, можно спасать этого пациента, или нет. Если пациент не спасабельный, на войне его не спасают. Есть такие случаи. Дальше начинается следующий этап. Стабилизированного пациента мы эвакуируем либо в военный госпиталь, либо в перевязочную, либо в ближайшую больницу. Там на месте, в цивильной больнице либо в военном госпитале, принимается решение, либо его на месте оперируют, либо его эвакуируют в госпиталь в Харьков, Днепропетровск. Пациента, который прошел все эти этапы, и мы понимаем, что с ним, его могут эвакуировать в Киевский военный госпиталь для дальнейшего оказания ему помощи. Это достаточно долгий этап. Мы закрываем только один кусочек. Закрываем врачей, которые находятся в теплой зоне, в теплой горячей зоне. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это третий этап?

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат. Это второй этап. Это после того, как боец оказал себе помощь, либо если мы можем вытащить его, либо врач находится рядом. Это остановление кровотечения, восстановление проходимости дыхательных путей, это наложение шин, это достаточно сложные операции. Мы не просто учим врачей, мы им раздаем так называемые рюкзаки медицинские, это мини-госпиталь, это дорогая история. И те врачи, которые находятся в зоне АТО, у нас их получают, и мы учим их обращаться с находящимся в этом рюкзаке. Там есть все, для того чтобы провести мини-операцию, защитить, достать осколок и стабилизировать пациента. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: В какой-то момент констатировали недостаток обеспечения, и недостаток навыков и у кого-то возникла идея. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат. Мы анализировали, почему такое количество раненых, почему такое количество молодых ребят с ампутациями, и для нас самым решающим это был ответ в одном из госпиталей, где мы спросили: «почему столько людей с ампутациями?». Они нам говорят: «ну, вот понимаете, например, наложили человеку жгут, и забыли ослабить через два-три часа». Пациент, которого можно было спасти, которому уже наложили жгут, которого эвакуировали с поля боя, ему забывают ослабить жгут, из-за чего человеку ампутируют руку. И человек становится инвалидом на всю жизнь. И должен будет потом интегрироваться в наше непростое общество после войны. О чем это говорит? Врачи недостаточно подготовлены. Врачи не знают, как работать с такими травмами. И страдают люди. Мы понимали, насколько тяжело, лечить последствия. Намного легче заниматься профилактикой, поэтому мы поставили перед собой задачу обучить всех врачей и максимально их снабдить необходимыми рюкзаками. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А «мы» это кто? Кто обучает врачей?

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Это инициатива Виктории и Елены Пинчук, и была создана команда, мы привезли сюда тренеров, которые имеют опыт работы в Ираке, Афганистане, это НАТОвские тренера, они промедики, и они месяц проработали в зоне АТО в восточной Украине. Они подготовили уже украинскую группу тренеров, которая со вторника начинает новый тренинг в военном госпитале в Киеве. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И вот стоит об этом тоже сказать, одиннадцатого числа уже пройдет второй тренинг в Киевском военном госпитале. Туда могут придти военные только, или туда могут подойти гражданские люди, которые хотят знать эти основы. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Мы на сегодняшний день открыты для всех. Мы делаем бесплатное обучение для всех людей, которые хотят получить это образование. Единственное, что нам нужно понимать, что с этим образованием человек будет делать. Ему это надо для жизни в Киеве? Мы задаем вопросы. Если человек собирается ехать волонтером в зону АТО, или он собирается работать тренером, либо он является преподавателем, либо он является медиком, на четвертом-пятом курсе медуниверситета, мы говорим, да конечно, мы рады вас видеть. Более того, мы столкнулись с тем, что в огромном количестве подразделений, батальонов, закрытых подразделениях, в маленьких закрытых, альфа-подразделениях и прочих нет врачей. Врачей не было в Донецком аэропорту, киборгов, поэтому к нам приезжали ребята из Донецкого аэропорта, которые являются военными, являются представителями спецназа, и мы обучали их.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Здесь стоит, наверное, упомянуть еще и Всемирный конгресс украинцев, в рамках проекта «Захист патриотів», и Министерство Обороны Украины, которое пошло с вами на сотрудничество, также международную Ассоциацию «Підтримка України». Кто это?

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Это наши все партнеры. Патриоты Украины – они занимаются аптечками. Мы понимаем, что мы не будем эффективны, обучая врачей, если не будет закрыт первый этап. То есть, если наш пациент не дождется врача, который не имеет права находиться на поле боя, наши усилия будут неэффективны. Патриоты Украины занимаются обучением, раздачей аптечек. Поэтому мы должны работать вместе. Мы работаем вместе. Мы учим врачей, они учат солдат, бойцов на поле боя. Международная Ассоциация «Поддержка Украины» проводит подобные тренинги. На самом деле очень много инициатив волонтерских, намного легче объединяться, создавать дополнительные проекты. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Поэтому давайте об этих инициативах тоже и о ваших тренингах подробнее поговорим еще в следующие пятнадцать минут. Первые прошли уж как-то очень быстро. Ольга, спасибо. Мы напоминаем, что у нас проходит голосование, спасибо, что участвуете. Имеете ли вы навыки оказания первой медицинской помощи,? Если же «да» - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если «нет» - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. 


Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, Медсанбат. Мы говорим о проекте, об инициативе Фонда Пинчук. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Виктора и Елены Пинчук, который называется Медсанбат. Руководитель этого проекта Ольга Руднева. Ольга Руднева сегодня у нас находится в гостях и рассказывает о планах. Планы грандиозные. Тем временем мы проводим опрос, который бы хотелось, чтобы вы, Ольга, прокомментировали. У нас пока что тридцать пять процентов наших слушателей признались в том, что они имеют навыки оказания первой медицинской помощи. И, соответственно, шестьдесят пять процентов говорят о том, что у них их нет, ситуация катастрофическая, конечно. Обязательно звоните, пока вот предварительные данные озвучивают. С чем это связано? Люди до сих пор не хотят, у людей до сих пор нет возможности, они понимают, что это им уже не пригодится? Почему тридцать пять процентов украинцев, вот наша статистика, обладают этими знаниями? 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Ну, каждый третий, так получается? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это много или мало? 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Естественно, это мало. Это связано с тем, что у нас медицина всегда была бесплатной. Мы считали, что надо набрать скорую, и прилетят ангелы и нас будут спасать. Это всегда было бесплатно. Например, в Германии, вызвать такого ангела очень дорого, поэтому человеку легче самому научиться оказывать первую медицинскую помощь. Мы когда начинали наш проект, пришли к военным медикам, мы сказали, что мы будем учить тому, тому, тому, будем учить, как делать, например, плевральную декомпрессию. Нам сказали, вы с ума сошли. Такое бывает только в голливудских фильмах. Это в Голливуде, там человек упал, ему вставили иголку в грудь, и человек задышал. Мы рассказали нашим зарубежным экспертам, они говорят, это не Голливуд, это реальность. То есть когда происходит такая травма, два варианта, либо человек погибает на ваших глазах, либо ты ему вставляешь иголку в грудь. И мы этому учим, у нас на это модуль отведен, целый день. Просто многие у нас, врачи в том числе, считают, что они не могут это делать. У нас тренеры были шокированы, когда узнали, что у нас внутривенную капельницу не умеют ставить люди. Они говорят, что каждый человек должен уметь поставить внутривенную капельницу. Мы говорим: «У нас укол в попу –это героический поступок, а тут внутривенная капельница». Они говорят: «Это нормально». У нас день – мы ставим капельницы друг другу, в рамках нашего проекта, мы капаем друг друга, ведь люди должны научиться поставить внутривенную капельницу. У нас есть видеоинструкция на сайте Медсанбата, где можно посмотреть, попытаться, попробовать на близких. Это нормально. Каждый человек должен уметь это делать. Но у нас просто не принято. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте сейчас убедимся в этом или наоборот. Алло, здравствуйте. 

Слушатель: Добрый день. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Сразу вопрос к вам, вы умеете ставить внутривенную капельницу? 

Слушатель: Ну, как вам сказать? Я вообще-то врач. Я умею ставить капельницу. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, умеете. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Такое совпадение. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Хорошо, вот вы врач, скажите, вам интересны вот такие курсы? Или вы обладаете всеми навыками первой медицинской помощи? 

Слушатель: Да, я врач скорой неотложной помощи, раньше там работал. Но, ребята, я хотел бы вам сказать, в данной ситуации Медсанбат это очень хорошая штука, но не забывайте, что восемьдесят второй – восемьдесят третий год у нас средний медперсонал выпускался в медицинских училищах, и там были военные фельдшера, подтяните эту информацию, она очень сильно вам поможет. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы, Ольга, поняли, о чем речь? 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Да, я поняла. Но, любой специалист, которого выпустили в восемьдесят втором – восемьдесят третьем году, он нуждается в курсах повышения квалификации. С ним нужно работать. Даже те врачи, которых мы сегодня протренировали, мы понимаем, что через месяц или два нужно освежать их знания. У нас есть батальоны, в которые мы второй раз приезжаем. Потому что есть навыки, которые они отработали, а есть навыки, которые не отрабатывали. Восемьдесят второй год – одна была история. Сегодня совершенно другая. Наши специалисты, которые приехали сюда, они были на войне в Ираке, Афганистане, они приехали с одной картинкой мира. И сейчас у них совершенно другая картина, поскольку они побывали в зоне проведения АТО. Это немножко другая война. Немножко другая специфика ранений. Немножко другие условия, соотношение сторон на поле боя. И глядя на ситуацию, которая есть у нас в Украине, они внесли коррективы в свой НАТОвский курс оказания первой медицинской помощи, и вот на следующей неделе мы опубликуем уже украинскую версию методички по оказанию первой медицинской помощи в украинских реалиях, потому что очень все отличается. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Хочется отметить, что есть такой специальный сайт Медсанбат точка инфо, на нем как раз можно и посмотреть все эти тренинги, и подробнее прочитать о планах и о проекте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алло, здравствуйте. 

Слушатель: Алло, это я в эфире? 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, вы в эфире.

Слушатель: Я не умею оказывать помощь, но у меня другой вопрос. Хотел спросить, есть ли возможность посмотреть список аптечек солдатских и вот этих рюкзаков. У меня родственники там, хочу им аптечку собрать. И отправил бы рюкзак в часть. Сам собрал бы. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо за вопрос. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Аптечками занимается «Народный тыл», вы можете к нему обратиться. И занимаются «Патриоты Украины». Собрать аптечку, как выяснилось в наших реалиях, не так это легко. Большинство того, что должно быть в аптечке, к сожалению, в аптеках сейчас нет. Особенно хорошие и качественные жгуты, турникеты «кэтовские», поэтому нужно к кому-то обратиться. Помимо того, что вы дали аптечку, нужно научить этой аптечкой пользоваться. Потому что одно дело вы знаете, что где, а другое дело в условиях, когда сыпятся «грады», успеть наложить турникет, выползти, отползти, этому всему учат на курсах. И у нас на сайте Медсанбат точка инфо есть состав нашего рюкзака, сфотографирован он, он описан, он специализирован, он бойцу не нужен, он нужен только врачу. И он нужен только врачу, который прошел наш тренинг. Потому что масса вещей, которые находятся в рюкзаке, наши врачи не видели никогда в жизни. Они смотрят и говорят: «что это?». И чтобы ответить на вопрос «что это?», проходит два часа объяснения что это и как этим пользоваться. Даже самая простая аптечка должна быть у бойца, и если у вашего близкого человека ее нет, вы должны приложить максимум усилий, чтобы она у него оказалась. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но человек спрашивал, что конкретно там должно быть внутри? И мы уже обсуждали это не единожды, чем НАТОвская аптечка отличается от аптечки Минобороны?

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Там должен быть обязательно жгут, там должен быть обязательно кровеостанавливающее средство, должен быть обезбаливающее, препараты, разрешенные в Украине, в нашем случае, это самые простые препараты, должен быть самый простой антибиотик, и еще должно быть пару-тройку важных, в зависимости от того, что там есть. Но, в принципе, выжить на поле боя можно имея жгут и кровеостанавливающее средство. Все мы были очень увлечены Целоксом, все волонтеры покупали Целокс, с Целоксом огромные проблемы, с ним потом очень сложно работать врачам, потому что он поднимает температуру тела, его нужно доставать, это порошок, поэтому есть так называемые целоксные бинты, которые дают возможность хорошо закрыть рану и поражение. Шина в идеале да, но минимум это жгут, турникет, кровеостанавливающее средство. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Как можно приобщиться к вашему проекту? Помимо уже озвученного сайта Медсанбат инфо, я вижу, вы здесь выкладываете буквально вчера-позавчера тренинговый курс Медсанбат, а теперь в сети на главной. Можно пройти какой-то курс онлайн. Помимо этого, где вас еще можно найти? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И еще спрашивают, в Харькове могут появиться такие обучающие центры? 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Где можно, да, вот доктор, например, который нас сейчас слушает..
Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Вот конкретно, с одиннадцатое по четырнадцатое ноября в военном госпитале будет проходить тренинг, нужно подать заявку на участие, на сайте. Это раз. Два – если написать нам сообщение, можно его отправить прямо в фейсбуке, мы достаточно быстро реагируем, мы приедем в тот регион, где нас просят. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Уже просят Харьков, Днепропетровск. Будьте уверены. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Харьков уже подтвержденный, на самом деле там есть военный госпиталь, в который мы обещали приехать. Это будет третья неделя ноября. Через неделю у нас Харьков стоит в очереди. На Харьков дикий запрос.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В Харькове госпитали переполнены еще с весны, это все знают. И недостаток врачей там, в зоне АТО, даже тех, которые раньше порывались, а потом их увольняли, и как раз это такие знаменитые харьковские истории, да, действительно вопрос очень актуальный. Сейчас врачи также хотят ехать туда, или все-таки уже не так рвутся, как летом? 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Те врачи, которые там побывали, из того, что мы видели, они все возвращаются. Это люди, которые поняли разницу, что такое когда был врач на месте, и когда его не было. Это то ощущение и понимание, которое ты никогда не почувствуешь, если ты будешь отдавать свою зарплату на АТО, сидя в Киеве. Там у тебя есть реальная возможность спасать людям жизни. Очень много волонтеров едут, которые приходят и говорят: «У меня не образования медицинского, но я хочу». Мы таких людей берем, мы их учим. Мы понимаем, что, безусловно, люди рискуют; все люди рискуют, находящиеся в зоне проведения АТО, но мы их учим, и они едут. Эти люди, к сожалению, находятся вне легитимного поля, но они могут вытащить раненого с поля боя, они могут оказать первую медицинскую помощь, они могут довезти какие-то медикаменты и препараты. Таких людей очень много. Те врачи, с которыми мы сталкиваемся, они охотно едут. К нам недавно приехала девушка, у которой пятнадцатилетний ребенок, ну, девушка, достаточно молодая женщина, она сейчас в части, она взяла рюкзак, поехала, абсолютно нормальный, оптимистично настроенный человек, который знает, зачем он едет, что он там будет делать.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: То есть таких людей стало больше, чем летом? Летом таких людей вообще не было в моей жизни. Поэтому я не могу сравнивать. Проект начался только в сентябре месяце. Из того, что вижу я, это достаточно много людей, оптимистических и позитивно заряженных, чтоб оказывать помощь. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мало времени остается, и есть еще минута, чтобы выслушать вопрос. Слушаем вас, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я по образованию, к сожалению, не медик. Я инженер. Но, в советское время, и в школе, и как инженер, и как офицер запаса, я проходил тренинги по оказанию первой медицинской помощи. Вот мог бы я записаться на ваш тренинг, пройти его? 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Да, конечно. Если вы сможете зайти к нам на сайт и загрузить анкету, то, пожалуйста, заполняйте анкету. Если у вас по какой-то причине не получится, или нет интернета, вы можете просто по адресу инфо собачка медсанбат точка инфо прислать свои фамилию имя отчество, и мы вас запишем на участие в тренинге. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Следующий, который начнется уже с одиннадцатого ноября, в Киевском военном госпитале, на Щорса, который. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Так, имеете ли вы навыки оказания первой медицинской помощи? Так звучал вопрос. И вот какие ответы: тридцать два процента слушателей считают, что умеют оказывать первую медицинскую помощь. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И соответственно шестьдесят восемь процентов наших слушателей признались, что они этими навыками не обладают. Такой картиной мы сейчас можем уже оперировать. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Надеюсь, приход и рассказ Ольги Рудневой, руководителя проекта Медсанбат дал вам еще повод задуматься о том, что мы умеем, и что мы должны уметь в это время. Спасибо большое, Ольга. 

Ольга РУДНЕВА, руководитель проекта Медсанбат: Спасибо вам. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мы будем держать вас в курсе того, что делает этот проект. Больших вам свершений. Спасибо, что пришли. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, Эфир без правил, Василиса Фролова, Дмитрий Терешков, и еще полчаса о прекрасном. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Об экзотических путешествиях. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть о прекрасном. У тебя же экзотические страны ассоциируются с чем-то таким, чем хочется делиться. А у меня нет опыта. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Я надеюсь, что может быть Антон Фридлянд, который к нам пришел в гости, и которого мы готовы приветствовать, поможет тебе определиться наконец-то, и у тебя будет этот опыт прекрасный экзотических путешествий. Для меня Антон Фридлянд конечно всегда был писателем, как и для вас, многих. Антон любит делиться своими писательскими опытами, и работой копирайтера тоже, но для меня было какое удивление когда я узнала, что Антон еще успевает путешествовать по экзотическим странам. Вот это новость!

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Но, надо же вдохновение где-то брать. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так еще к тому же и является главным редактором журнала «Юник», шеф-редактором о лайф-стайле и путешествиях. Антон, сколько стран ты посетил? Ты не считал? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я не считал, честно говоря, но 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Когда наверное за двадцать, за тридцать, то сбиваешься со счета. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Так на вскидку, почти вся Европа, и почти вся Юго-Восточная Азия. Немножко на Карибах, буквально в Доминикане, Северная Африка, Морокко, Израиль. Мой выбор это Юго-Восточная Азия. Мне там комфортнее всего, пожалуй. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И это направление, как выяснилось, украинцы сейчас выбирают все чаще и чаще, особенно для празднования новогодних каникул, да и вообще для зимовки. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ну, логично. Там отличный климат круглый год, кроме лета и начало осени, там сезон дождей, довольно сложно находиться, хотя многим людям нравится. Но и к тому же, там довольно дешевая жизнь как для туристов, особенно для местных. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это да, и поэтому, возможно, для многих уже который год подряд остается самым любимым направлением остается Индия, Шри-Ланка, Тайланд, и последнее время Бали, но хотелось бы поговорить о каких-то более экзотических направлениях, в которых ты знаешь толк. Например, твои любимые места там. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ты знаешь, я влюбился в Камбоджу, 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Я очень тебя понимаю. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ты была там? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я там был где-то раза три или четыре за пять лет. И один из этих разов я жил пять месяцев там. Ну, я выезжал в Тайланд, во Вьетнам выезжал, но база была в Камбоджи. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А где? В Сием Рипе? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ну, Сием Рип, это же как бы Ангкор, там несколько дней потусуешься и хватит. Хотя город сам милый. В основном в Сиануквиле, на море. Ну, в Пномпене чуть чуть. Вобщем там три места, где можно отдыхать. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, но многие жалуются, что как раз отдых зимний на долго в Камбоджи не подходит тем людям, которые любят чистые большие пляжи, там нет развитой инфраструктуры. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: На самом деле по-разному. Есть места, вот что такое Сиануквиль? По факту это несколько деревушек в прошлом, которые соединены хорошей трассой, и возле каждой деревушки выросла инфраструктура. Где-то, например, есть пляж Отрес, он дикий фактически. То есть там стоят бунгало, там нет никаких отелей. Ты можешь жить в бунгало, очень минималистично, очень просто, но ты живешь прямо на пляже, где нет машин, людей практически, но соответственно меньше комфорта. Есть места, где есть отличные отели, последний раз мы с женой жили за сорок долларов в сутки, но вообще, это нереально высокая цена для Камбоджа за отель. Ну, в Европе взяли бы где-то триста евро за номер, где-то раза в два-три больше чем эта студия, с огромной ванной, с видом на море, но сорок долларов. Вообще, в Камбоджа можно жить за пять долларов в сутки.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Абсолютно, как и в Тайланде тоже, но нужно знать места. Ну а можно найти, например, на Бали такие цены? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Не знаю, дело в том, что на Бали я не был, мы туда не доехали. Мы ограничились, вот эта поездка, она закончилась две недели назад. Мы были в Камбоджа, Малайзии и в Тайланде. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А насколько Камбоджа популярное направление? Есть какая-то статистика для украинцев? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я думаю, что это не очень популярное направление. Туда нет пакетных туров. Люди едут в Тайланд, им часто предлагают однодневную поездку в Ангкор, например. Вообще там мало украинцев, встречаются русские. Хотя вот я в Камбоджа видел надпись: for Ukraine, которая была сделана граффити.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Наш корреспондент Юрий Петрушевский сделал целый сюжет об экзотическом туризме, давайте послушаем. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А вы тем временем можете звонить по телефону триста девяносто сто четыре и шесть и задавать свои вопросы Антону Фридлянду. 

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: «Чаще всего экзотикой европейцы и американцы называют природу, искусство и обычаи отдаленных восточных и южных районов. Но есть и исключения. Например, во время Майдана в Украину массово приезжали наши будущие соседи по Европейскому Союзу и фотографировались возле горящих бочек на баррикадах. Условно экзотический туризм делится на две категории. Путешествие и спорт. Спортивно-экзотический туризм это альпинизм, походы, сплавы по рекам, вобщем, виды спорта, связанные с некоторым экстримом. Приключенческие путешествия это походы, проходящие в тяжелых природных условиях. Конечно, они сопровождаются некой спортивной деятельностью, например альпинизмом, однако, главное в таком походе это путешествие по местности. Большой популярностью у туристов пользуются африканские сафари. В Танзании, Кении и ЮАР у туристов есть возможность погонять на джипах по африканским пустыням и степям. Иногда даже охотясь на диких животных. Сафари устраивают и в Австралии, и в Новой Зелании, там туристы могут поохотиться на крокодилов или кенгуру, или заняться дайвингом на большом барьерном рифе. Однако, в большей степени в Австралии интересны местные аборигены – живое воплощение древних предков человека. Развитая уникальная и многогранная культура этих племен по-настоящему экзотична. Она полностью отличается от того, к чему привыкли цивилизованные люди. Совершенно особым и по-настоящему экстремальным районом экзотического туризма является Антарктида. Как не удивительно, сейчас туры организовывают даже туда. Находится немало желающих посмотреть не величественные льды. Более лайтовым вариантом такого тура является поездка в Грендандию. Юрий Петрушевский, Радио Вести».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ой, зачем Юрий Петрушевский, ты закончил на Гренландии? Моя мечта. Я вот, когда посмотрела, картинки о Гренландии, я уже и в Исландию не хочу так. Ты не был ли? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я до Гренландии не доехал, в Скандинавии был. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Тоже обожаемое направление. И для Нового Года достаточно популярно естественно. Но вот, что касается экзотики европейской. Ты сказал, что Европу всю объездил. Что бы ты рекомендовал особенно из непопулярных направлениях в Европе? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ты знаешь, я очень люблю Португалию, это конец Европы, и поэтому туда мало туристов долетает, и не знают, насколько там прекрасно. Особенно Лиссабон, Синтра. Такие любимые места. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Согласна. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: К тому же это относительно дешевая страна в Европе. Потому за счет того, что они на отшибе в политическом плане, у них такие цены лайт. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это ли экзотика? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ты знаешь, любая европейская страна – там можно найти экзотические места. Я просто понимаю экзотику шире, чем есть жареных червяков на рынке в Бангкоке. Любое необычное впечатление, тот же Амстердам, практически любой город Европы, может вызвать культурный шок. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот интересно, где все же, если в разрезе Нового Года и Рождества мыслить, где более красиво, не вдаваясь в подробности, тепло, холодно, вообще в мире. Где более уместно встретить Новый Год? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Есть очень много статей на этот счет. Вот последний топ файф конечно же это Нью-Йорк, конечно же это Париж, Дубай, Амстердам, там всегда полно туристов. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я вот могу рассказать, у меня была не попсовая встреча Нового Года один раз в Пекине. Европейского Нового Года, тридцать первого декабря. Выяснилось, что для китайцев это вообще не праздник.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Абсолютно, потому что у них Китайский Новый Год, на котором я однажды была, в Гонконге, ух! Есть что рассказать.

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Тебе больше повезло. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но меня чуть не вдавили в витрину тогда. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: И мы с приятельницей пришли на площадь Тяньаньмэнь, вот эта самая большая в мире площадь, мы ожидали, что там будет какое-то мини-гулянье в ночь тридцать первого. Там было кроме нас пять туристов на всей этой огромной площади. Они все пришли туда с маленькими бутылочками шампанского, и вот в двенадцать мы открыли это шампанское, выпили, и тут подъехал бронетранспортер с полицией, и вежливо просили нас уйти, потому что ночью нельзя… И мы пошли в какой-то клуб пятиэтажный, где был миллион китайцев.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алло, здравствуйте. Как вас зовут? 

Слушатель: Алло, вы меня слышите. Лев Николаевич. Меня один вопрос интересует. Я слушаю, мне так нравится ваше Радио Вести. Я вот никак не могу понять, мы как будто в разных странах живем. Я не могу даже к матери в Нижний Новгород съездить за наши зарплаты, а вы как-то ездите, путешествуете. Вот можете объяснить. Это где надо работать, чтоб этим заниматься? 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, вопрос мне понятен. Вам понятно, к чему клонил наш слушатель? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Если конкретно говорить, чем я занимаюсь таким, я пишу статьи для журналов, я являюсь шеф-редактором журнала, я выполняю различные заказы от рекламных агентств. Это если говорить о том, где брать деньги. Но на самом деле, сейчас развито очень много видом туризма, которые не требуют больших бюджетов, есть различные вэб-сайты, где вы смотрите, нужны волонтеры, например, для строительства детского приюта в Лаосе. Ну это выбор скорее молодых людей. Вы приезжаете туда, вам предоставляют жилье, вас там кормят, дают какие-то карманные деньги. Вы работаете, помогаете людям делать какой-то позитивный проект важный. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Смотрите, опять же когда говорим об экзотике азиатской, мы имеем в виду не какие-то супер-деньги. В Азии, когда мы говорим о дауншифтинге в основном, имеется в виду та же Индия или Тайланд, потому что там прожить, при том, что еще делать массаж, можно буквально на десять долларов в день, абсолютно нормально. И эта жизнь будет в разы лучше, чем жизнь в Киеве. И если вы хотите, действительно хотите уехать, так копите, зарабатывайте больше, узнайте, что такое лоукосты. Опять же, если летать этими лоукостами и покупать билеты заранее, то можно путешествовать дешевле. Главное захотеть. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Есть люди, которые автостопом путешествуют без копейки денег. Но это выбор смелых конечно. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вернемся к этому разговору через одну минуту. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, экзотические страны, экзотические направления, особенно в преддверии Нового Года, Рождества, ну и каникул зимних. Вот об этом мы говорим, и коснулись темы денег, и давайте все же, если об экзотических направлениях, то какие из них наиболее дешевые, а какие стоят очень дорого. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Какие из популярных направлений, которые украинцы выбирают для Нового Года, ты бы не рекомендовал в этом сезоне? У нас в гостях, напомним, Антон Фридлянд, шеф-редактор трэвэл-издания «Юник», и писатель. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ну, на самом деле, как ты уже сказала, вся Азия она довольно бюджетная. У меня недавно было такое открытие, Малайзия оказалась страшно дорогой, на мой взгляд. Потому что, качество жизни не особо отличается от соседнего Тайланда, или той же Камбоджи, так чуть-чуть, но за те же сорок долларов можно снять реальную конуру просто. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, но Малайзия не такая дорогая, с другой стороны, как соседний Сингапур. Ну а чем может привлечь та же Малайзия туриста? Вот я не понимаю. Я была и там, и там, но мне показалась Малайзия очень грязной, и как раз к туризму не приспособленной. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Мы были в Куала-Лумпуре, затем переместились в Джорджтаун, на остове Пенанга, вот там мне понравилось. И потом Лангкави. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но опять же, это во много раз дороже, чем подобный отдых в Тайланде.

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Да, в разы дороже. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Сейчас очень многие, даже те люди, которые сейчас занимаются планированием своего новогоднего путешествия, например, в Азию, думают, какие острова им конкретно посещать, потому что есть какие-то попсовые точки, в которых вероятно будет гораздо больше, например, русских туристов. На какие бы острова ты не порекомендовал ехать в этом сезоне? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: В самой Пхукет, если брать Тайланд, то это мега-популярные острова, но опять же, где ты будешь жить? В отеле, где будет восточная Европа, и можешь где-то на отшибе снять бунгало и вообще никого не видеть. Если вы планируете романтический Новый Год, то я бы мог посоветовать, есть такой замечательный остров Катао, где просто абсолютно дикий. Там есть бунгало на берегу, можно там заниматься дайвингом, плавать на байдарках, и никого не видеть. Есть еще остров Пи Пи, рядом там снимали на соседнем острове Пи Пи два, фильм «Пляж». И с этого острова Пи Пи можно на лодке поплыть на.. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: .. на Копанган, или Рачи. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Это тусовочный такой остров, Копанган. Вообще островов только в Тайланде сотни. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И чтобы не встретиться с большим количеством русских туристов и не оказаться в атмосфере Египта, ты бы не рекомендовал…

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Но, если мы ищем места, где нет русских, то в Гоа, например, в северной части много русских, а чем дальше на юг, вот например, могу порекомендовать пляж в южном Гоа, Палолем, называется. В Гоа вообще высокие волны, а там такая лагуна очень хорошая, большая. Но там только европейцы отдыхают, он почему-то популярен именно среди них. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, почему-то там в Индии, ну и во втором месте Керала, не так сейчас облюбовано русскими туристами. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Керала менее популярна, чем Гоа, и объяснение в том, что там плохие пляжи и не развита инфраструктура. Но вообще там интересно. И если кто-то интересуется аюрведой, то нужно ехать именно туда, потому что оттуда идут истоки. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, там рай. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А на Мадагаскаре вот из вас никто не был? Тут вот украинские операторы предлагают.

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я до Африки пока не добрался. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Что касается таких направлений, как Байкал, Якутия, рыбалка на то же озере Байкал, Сибирь. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий:.. речке Ирпень. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я не занимаюсь рыбалкой, потому что я вегетарианец, я не убиваю рыб, но вот я понял, о чем ты говоришь. Я был в таком месте, которое называется Тува.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, я читала твою статью. Тува. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Это было просто полет в космос для меня, потому что это невозможно себе представить, бескрайние абсолютно степи с холмами, по ним бегают табуны диких коней, над тобой летают орлы, это вообще другой мир. Но сейчас бы я наверное не поехал в ту часть, по понятным причинам. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Лучше все-таки в Монголию. Впечатления были бы похожи. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Но в плане природы, в плане менталитета, я думаю, что очень похожи с Монголией, это же пограничные области. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А куда ты собрался ехать в этот Новый Год? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ты знаешь, возможно, сам Новый Год я проведу в Киеве, перед этим есть в планах поездка на Шри-Ланку, это будет первый раз, возможно, я еще не уверен. И вот после Нового Года зовут на остров Пханган, который ты назвала. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Возможно, наши направления пересекутся. Я вижу в вашем журнале много упоминаний о Мальдивах. Вот, из более дорогих направлений, что украинцы выбирают? Есть еще Сейшелы, Мальдивы, Филиппины не так. Что у украинцев популярнее? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я знаю, популярны Бали, как ты сказала, Мальдивы, Сейшелы, и еще Карибские острова многие, вот я могу Доминикану порекомендовать. Это такой респектабельный довольно отдых. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Где больше американцев, чем русских. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Там да, дело в том, что для американцев съездить ….

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: в Доминикану точно так же, как и русскому на Мальдивы. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Как русскому в Сочи, наверное. Как украинцу во Львов, в Одессу. Ты там летишь час, они не воспринимают это как заграницу, и там очень много американцев, и за счет этого весь сервис и вся инфраструктура заточена под них, то есть она такая нормальная очень. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Евгений из Новосибирска спрашивает, есть ли смысл брать тур на Северный и Южный полюса, в Гренландию. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Эх, если бы был ответ. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Если бы мы знали. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Я думаю, что на Новый Год уж точно не стоит. Северное сияние посмотреть? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Я знаю, что эти все туры примерно стоят так , что можно год прожить в Камбоджи. Ну, решать Евгению. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так, «русские туристы грубые и пьяные, украинские рафинированные и тонкой душевной организацией», - издевается Евгений из Новосибирска. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, это еще одно сообщение Евгения. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, мы оценили. Хорошо, куда бы в этом году ты точно не порекомендовал ехать. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Нет таких мест, ну кроме горячих точек. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Не был. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, а например, Филиппины. Почти одиннадцать месяцев прошло с трагических событий, и там наверняка потом туристов уменьшится в этом году. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Как подсказывает практика, такие события сильно преувеличены медиа. Тебе показывают картинку мрачную, но если ты приедешь через неделю, то там уже все расчищено, и так далее. И поэтому, лучше не попасть, когда там тайфун, но если ты приезжаешь после, то нормально. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Антон, а внутренний туризм вам не знаком? Здесь вы не отдыхаете?

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Знаком, конечно, отдыхаю. Я вот в прошлом году полгода прожил в Одессе. Но это был не совсем туризм, это была работа для одесского клиента. Львов очень люблю, я там жил тоже как-то месяцок, в Западной Украине, в Закарпатье, под Ужгородом, я там снимал дом, жил все лето. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но все-таки зимовка, даже на Западной Украине обходится гораздо дороже, чем зимовка в Азии. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Но зато билеты дешевле.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мишка на сайте спрашивает: «А вы не были на Таити?»

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Нет, я вот эти люксовые места, туда пока не доехал. Мне это часто предлагают как шеф-редактору журнала о путешествиях такие пресс-туры. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это замечательный выход из ситуации, стать шеф-редактором журнала про путешествия. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Да, это несколько раз в год у меня такие поездки бывают. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, то есть никаких направлений, где украинцев бы не ждали, вобщем-то наверное нам обсуждать сейчас не стоит, потому что таких, слава богу, нет. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ну, в России я не знаю, насколько ждут украинцев. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, Туву мы уже обсудили. И на Байкал этой зимой тоже никому не советую. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Кстати, интересно, насколько в этом году будет украинцу приятно и легко встретить Новый Год в Москве, или в Санкт-Петербурге, и многие ли туда отправятся, не смотря на ситуацию? 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Ну, я думаю, что будет комфортно вполне, ну вот отправятся ли? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А Крым? Продукты, говорят, к Новому Году все-таки украинские завезут в большем количестве. 

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Лично я не скоро поеду в Крым, если сильно не изменится ситуация с Крымом. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну что, спасибо, Антон Фридлянд рассказал нам об экзотических направлениях в преддверии Нового Года.

Антон ФРИДЛЯНД, писатель: Спасибо.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Антон писатель и шеф-редактор журнала «Юник». Надеемся, как-то картину мира нарисовали для вас, если вы еще не определились. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А сразу после новостей на Радио Вести Владимир Высоцкий. Ученый. Расскажет о термоядерной энергии в программе Элементарно с Константином Дорошенко и Дмитрием Симоновым. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А мы вернемся в шесть часов вечера.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все