СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Максимум мнений, 17 ноября

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымСаммит G20 в Австралии и украинская коалициада

Стенограмма эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов четыре минуты и пять секунд. Семнадцатое ноября, понедельник. Вы слушаете Радио Вести. У микрофона Сакен Аймурзаев. В ближайший час я буду работать в прямом эфире отсюда, из нашей студии на улице Шелковичной. Двадцать четыре тридцать пять – телефон для ваших смс-сообщений. Пожалуйста, присылайте ваши мысли по теме. Или может быть что-то хотите сообщить. Подписывайте непременно ваши телеграммы, тогда я их смогу и зачитывать. Телефон прямого эфира тоже будет объявлен чуть позже, когда я включу телефон, собственно. Оставайтесь с нами, будем обсуждать и саммит, который был в Австралии, его последствия. И то, что Украина готовится к войне с Россией. Об этом заявил сегодня, заявил Президент Порошенко. И также поговорим о коалиционных проблемах, коалиционных договорах и коалиционном несогласии, которое вот мы наблюдаем уже много недель. Обо всем этом в течение ближайшего часа. 

Я, как и говорил вам, несколько дней отсутствовал в Киеве, был в городе Тбилиси, в замечательной братской и дружественной Украине стране Грузии. И наблюдал там несколько событий, много разговаривал с разного рода людьми и с разными грузинами и тбилисцами. Что я вам могу сказать? Во-первых, конечно невероятный интерес к событиям, которые происходят тут у нас. Вообще, Грузия в этом смысле чтобы не говорили, чтобы не говорили в том числе бывшие руководители страны, и как бы не переживали свою сейчас отстраненность от политических процессов. В Грузии все-таки рифмуется с Украиной в первую очередь. В каком смысле рифмуется? И в политическом смысле, и в человеческом смысле. И в том смысле, что у наших стран все-таки сейчас есть общий, если не противник, то общая опасность. Общая опасность, которая очень хорошо осознается, мне кажется и на уровне даже бытовом. Был в субботу в Тбилиси большой митинг. Это был митинг оппозиции. О нем мы рассказывали в эфире в новостях. Но я присутствовал на этом митинге. Не как журналист, а как просто наблюдатель, случайный, надо сказать, совершенно свидетель этого события, поскольку я не планировал участия в митинге. Но вот так вот весь центр города был перекрыт. Надо сказать, грузины в этом смысле очень близки украинцам в плане, скажем так, гражданской активности и легкости на подъем – на митинг, на пикет, на акцию, на шествие. Я в свое время в две тысячи восьмом году был в Тбилиси, когда был такой себе, такая середина президентства Михаила Саакашвили, между первым и вторым сроком. Были президентские выборы, и тогда оппозиция грузинская, выступавшая против Саакашвили, собирала стотысячные, двухсоттысячные, трехсоттысячные митинги. Настолько много было людей, что собирались даже на ипподроме, потому что никакая другая площадка не могла вместить.

И вот сегодня в эти дни, в наши дни я вновь увидел готовность грузин выйти на улицы. Вышли они на улицы по двум причинам. Первое – это конечно же внутренняя причина. Это и некоторые разочарования в нынешнем руководстве. Я бы не хотел говорить, что это прям сторонники Саакашвили. Дело в том, что среди тех людей, которые были на улицах, были, абсолютно понятно, были люди собранные целенаправленно. Я спрашивал у людей, зачем вышли. Не все могли мне внятно ответить, зачем вышли. Но многие понимали, зачем участвуют в этой акции. И вот первая причина – внутренняя, поскольку и социально, и экономически непросто живется людям в Грузии, как сейчас в принципе мало где просто людям живется в нашем пространстве бывшего Советского Союза. Вторая причина – внешняя. И причина эта связана с тем, что Россия объединяет вооруженные силы Абхазии и России. То есть, признавая Абхазию независимым государством, так считает российское руководство и еще несколько передовых стран, на подобии Северной Кореи и Вануату. Теперь, значит, после признания независимости, следующий шаг, что странно это объединение вооруженных сил. Вот этот политический и военный процесс очень пугает грузин по понятным причинам. То есть у Абхазии по сути будет уже российская армия, уже признанная, открытая российская армия, которая будет находиться в нескольких десятках там километров, вот. Ну, непосредственно рядом с Грузией, на границе. При том, страна не признает эти территории – ни Южную Осетию, ни Абхазию отчужденными. А считает их аннексированными. И вот эта вторая причина и была как бы главным мотивом, говорили много о том, что, о том, что делает Путин.

Говорили об аннексии Крыма. Говорили о событиях на Востоке. Говорили об Украине. Были люди с украинскими флагами. Со мной был друг, который тоже держал украинский флаг. Подходили люди и говорили «Слава Украине!». И говорили это как то очень, очень так искренне. Без какого бы то ни было подтекста или шутки какой. То есть говорили вот совершенно искренне. Выражали какую-то солидарность. Даже на вот уровне микро, на микро на моем лично микро уровне я могу об этом свидетельствовать. И, безусловно, это опасность, которую вот чувствуется. О которой много говорят. Опасность, которая хочешь - не хочешь, а она в воздухе висит. Там она ощущается людьми. И все это, все это на фоне действительно тяжелой, тяжелой и экономической ситуации, и социальной апатии, которую переживает сейчас в том числе и грузинское общество. При этом надо сказать вот в такие дни я там был, когда мы узнали с вами о преждевременной и такой какой-то очень неожиданной кончине Кахи Бендукидзе. О нем будет позже, и о нем мы еще сделаем программу обязательно. И вот, как бы следы того, что они сделали, их команда сделала, в том числе и Каха, которого в отличие от Саакашвили, вызывающего раздражение на эмоциональном уровне, очень часто у людей. Люди его не принимают.

Знаете, что-то очень похоже на то, что, наверное, многие из вас говорят, или чувствуют, или думают по отношению к Виктору Ющенко. Это такие политики для того, чтобы их оценили их страны, наверное должно пройти какое-то время. Только время позволит так масштабировать этих президентов, Саакашвили и Ющенко в Украине. Но пока слишком близко, поэтому слишком больно. Поэтому слишком эмоционально. А вот Каха человек, которого невероятно уважают, и о котором может быть отчасти, потому что он только только умер, говорят с огромным уважением и почтением к его филантропическим свойствам души. Он тратил огромные деньги на образование, на развитие именно интеллектуального будущего грузинской нации и грузинской молодежи. Он был реформатор, и человек, который создавал. Знаете, креатор говорят. Человек, который творит. И конечно то, что эти люди, такие люди как Каха Бендукидзе, такие люди как Саакашвили, были у власти в Грузии и что-то сделали для этой страны. Очень много сделалось. С две тысячи восьмого года я не был в этом городе. И могу вам свидетельствовать, что конечно изменился Тбилиси в лучшую сторону и выглядит как полноценный европейский очень достойный город. И какие-то отдельные есть еще конечно недоделы, какие-то иногда «Потемкинская деревня». Но тем не менее, в целом надо сказать, что развитие налицо. Так вот то, что такие люди были у власти, и то, что общественное сознание благодаря этим людям изменилось, изменилось теперь уже бесповоротно в сторону Европы, в сторону, по крайней мере, не антироссийского мира. А антипутинского мира, это очевидно. При этом конечно, ссориться с Россией, знаете, сейчас нет остроты военной, остроты смерти, остроты вторжения, которое тоже Грузия переживала в восьмом году в августе, да. Поэтому там неприятие России очень персонально против Путина и его команды, и его политики. При этом, люди не хотят ссориться со страной Россией, и с людьми россиянами, понимая, что общая вера, общее прошлое и может быть когда-нибудь общее будущее.

Вот такие небольшие мои, мои впечатления хотел вам рассказать. Но, собственно говоря, не только я думаю о том, насколько важно наблюдать и за Грузией, и за Молдовой, в которую я недавно ездил, и в конце месяца я вновь поеду, надеюсь на парламентские выборы. Вот и Ангела Меркель в Сиднее заявила нечто подобное нашим с вами рассуждениям.

Ангела МЕРКЕЛЬ, канцлер Германии: После ужаса мировых войн, после холодной войны, мир в Европе оказался под вопросом. И вызвала эту ситуацию Россия, которая продолжает дестабилизировать ситуацию на Востоке Украины. Этот кризис затрагивает всех нас. Здесь речь идет не только об Украине. Но и Грузии, и Молдове. Если ситуация и дальше будет развиваться таким способом, то под угрозой окажется Сербия и Западные Балканы. Путин избегает решения конфликта путем взаимного уважения. Отказывается от демократических и правовых способов. Он предпочитает право силы, игнорируя силу права. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Замечательные, замечательные слова Ангелы Меркель про силу, про право силы и силу права, которые игнорирует Владимир Путин. Об этом и о встрече в Сиднее мировых лидеров мы поговорим сразу после новостей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать шестнадцать. И так, мы закончили с вами на предупреждении Ангелы Меркель, которая находясь в Сиднее на саммите «Большой двадцатки» говорила о том, что ситуация, которая сейчас в Украине угрожает не просто, не просто Украине. Она, в первую очередь, и действия России угрожают Грузии и Молдове, и Балканским странам. И соответственно всему европейскому дому. Вообще эта встреча в Австралии, которая конечно в первую очередь как мне показалось, породила несколько мемов таких, знаете, таких сюжетов, которые обсуждались, будут обсуждаться в отрезе от актуальной политики. Скорее в каком-то ироничном ключе, в каком-то ключе таком ну, в высмеивательном ключе. Поскольку и Путин, обнимающий коалу, вот как справедливо написал Рафаэлит. Это коала и Путин отличное название для басни. Да, ну действительно. Но и сцена Владимира Владимировича при фотографировании лидеров, когда было понятно, что ну даже на уровне каком-то человеческом, российский лидер вызывает такую дипломатическую брезгливость у лидеров мировых держав. Но и конечно меня поразила сцена во время их обеда, ланча под открытым небом, когда президенты и премьер-министры ведущих мировых держав сами себя обслуживали, был такой буфет. Набирали еду, ходили с тарелками. Очень трогательно было наблюдать за этими кадрами. И вот в это время Путин вообще сидел один, подсел к столу, за стол, где сидела Президент Бразилии с противоположной стороны, совершенно не общаясь с ним. Этот одинокий человек уже там за шестьдесят с этой тарелкой своей еды, сидящий один. Это очень сильные кадры и конечно с одной стороны, и раньше уехавший с этого, с этого саммита. Все еще гадали, как долго же он продержится. Конечно, это исторические картинки, создалось ощущение, что как бы главная цель этого саммита, и главный его медийный, главное его медийное последствие это именно вот такая изоляция Путина. Такая публичная изоляция Путина как человека, и они это показали все вместе. Вот я хочу вас спросить, я когда смотрел за этим всем, наблюдал за саммитом. У меня, знаете как, сначала я конечно, ну и радость какая-то есть, что может быть так дойдет. Да? Может быть так поймет, может быть вот так подействует. А потом я задумался, я вдруг понял, что такие люди как он, и это очень часто говорят те, кто анализирует его деятельность. Такие люди как он, в таких ситуациях, как правило, затаивают обиду, затаивают злость, затаивают желание отомстить. И мне стало страшно, когда я подумал, что может делать Президент России после того, как с ним обошлись. В том числе, кстати, я думал о том, как особенно уверен будет Путин после этого саммита в правоте своих действий. И как убеждать его в этом будут те, кто находится с ним рядом. Его советники, его ближайшие помощники.

Что вы думаете? Вы же тоже наверняка, раз слушаете наше радио, нашу радиостанцию Радио Вести, интересуетесь и политикой, и этим событием, которое было в Австралии, что вы думаете? Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Пожалуйста, звоните в прямой эфир, и посылайте смс – двадцать четыре тридцать пять. Смс-сообщения, подписывайте их. И я хочу задать также вам вопрос для голосования. Вот такая изоляция Путина на саммите в Австралии, она подействует положительно, или она подействует негативно? То есть, что нам от этого ждать, от того, что так с ним обошлись в Сиднее. Это подействует в положительном направлении или нам надо ждать чего-то страшного? Если в положительном направлении, и Путин, может, одумается, и вообще так и надо – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если в негативном направлении, если это игнорирование Путина, его изоляция на уровне человеческом приведет к негативным последствиям – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Да, вот начали голосовать. Изоляция Путина на саммите подействует положительно? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Либо негативно, отрицательно на ситуацию, в которой мы все с вами оказались? Ноль восемьсот сорок девять ноль два. А что, у нас теперь есть третий вариант голосования? А нет, третьего нет. И так, да или нет. Пожалуйста, положительно или отрицательно. И ваши звонки, слушаю вас внимательно. Как вас зовут? Да. Добрый вечер.

Слушательница: Меня зовут Елена. Это Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушательница: Я считаю, что изоляция Путина на этом саммите как для Украины, это будет очень негативные результаты. То есть, он будет стараться отыгрываться именно на нас. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот, я тоже об этом думал. Вы знаете, я тоже об этом думал. С одной стороны конечно мало о чем приятно можно с ним разговаривать. Но с другой стороны, зачем тогда приглашать? 

Слушательница: Вы понимаете, ему был дан шанс каким-то образом реабилитироваться и возможно поменять свою позицию.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да. Да, да, кстати да.

Слушательница: Поменять свою риторику 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, но он не поменял.

Слушательница: Реабилитироваться. Но он этого не сделал.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не поменял, да. 

Слушательница: Он гнул свою линию, что якобы никаких войск нет в Украине. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушательница: И соответственно к нему отношение соответственное получилось. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам.

Слушательница: Но вот как для нас, это негативно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Негативно, негативно. Спасибо вам за оценку, за ваше мнение. И так, изоляция Путина на саммите, это подействует, вот хорошо уточнила слушательница, положительно? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Либо отрицательно для Украины? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Ну вы голосуете. И в целом, вот это, это подействует как? Вот лучше будет или хуже? Условно говоря, лучше или хуже? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если лучше. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два, если хуже. Если будет только хуже от того, что с ним никто даже хлеб преломить не хотел, на этой встрече. Пожалуйста, ваше мнение. Да, слушаю вас. Выключите звук и говорите. Представьтесь, и говорите. О, нет. Передумал. Алло, алло? Вы в эфире. Как вас зовут? 

Слушательница: Алло? Здравствуйте. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушательница: Меня зовут Елена. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да Елена, здрасте. 

Слушательница: Здравствуйте еще раз. Я с очень большим вниманием слушаю вашу передачу. И думаю, что как бы лично мое мнение, что тоже негативно как бы будет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тоже негативно? 

Слушательница: Да. Потому что знаете, как говорится. Он посмотрел, посмотрел на всю эту ситуацию, и решил пойти еще дальше, как говорится. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот у меня тоже, Елена, была эта мысль. Там вот это противопоставление – он и все остальные, оно было слишком радикальным. То есть, так было видно, что этот человек в абсолютном одиночестве находится. Среди вот своих коллег. 

Слушательница: Одиноко, одиноко. Но, тем не менее, как мы посмотрели, он от этого не страдал. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Более того, да, не то, что он плакал в углу, вы правы. Он цинично, издевательски даже в каком-то смысле комментировал потом это все, да. 

Слушательница: Да. Ну, вот такой он человек. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо вам за звонок. Благодарю вас. Пожалуйста, слушаю вас дальше.

Слушатель: Алло? Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте.

Слушатель: Это Михаил, Бровары. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да?

Слушатель: Я вас підтримую в тому всьому.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дякую.

Слушатель: І я думаю, що все таки він задумається, що світ є глобальний. І Росія не один він чоловік, а вся Росія це сто п’ятдесят мільйонів людей. Але ми будемо, звичайно, боронити свою країну. Дякую вам за увагу.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дякую вам. Дякую. Итак, вопрос. Изоляция Путина на саммите положительно на него подействует? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Либо отрицательно? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. И вы пишите, быстрее произойдет развязка. Пожалуйста, подписывайте сообщение. Вот замечательная мысль – быстрее произойдет развязка. А кто написал, не знаю. Думаю положительно. Война с Украиной ему нанесет жестокий урон и конец России. Ой, ну это, это конечно не просто так, не просто так. Конец Росси это будет не просто так, уважаемый слушатель. Неужели вы думаете, что на Путина повлияет какой-то саммит. Единственное, что может на него повлиять это сила санкций, низкая цена на нефть, Рафаэлит. Вы знаете, он, Путин все-таки человек конечно по его поступкам, мы видим, что вот эта особенно обидно. Понимаете, все вот эти пятнадцать лет. И, собственно, с чего началась его вот эта, его радикальный такой развод с Западом. Вот развелся с женой, развелся с Западом. С чего начался развод с Западом? С того, что он перестал быть, как сказать, принимаемым там. То есть вот он понял, что невозможно добиваться на его условиях уважения на Западе. И значит, с Западом надо рвать. Если так просто. И для него, как человека, который очень чувствует эти вещи, он хочет быть мировым лидером. И он является одним из мировых лидеров. Но ему бы не хотелось быть, знаете, гопником среди мировых лидеров. А ему показали его место. Не самое лучшее. И вот это может закончиться страшно, потому что это личное оскорбление. И то, что он так едко реагирует на это, это не потому что ему все равно. Не поэтому. Мне кажется, именно потому и реагирует, потому что не все равно. Так, так. Сейчас будем уже эту тему, будем тему сворачивать. Так. «Вряд ли Путину удастся построить чучхе внутри периметра. Скорей переворот, скорее бы», - Александр, Харьков. Чисто дипломатически этот конфликт не закончится. Будет эскалация, но это единственный путь к нашей победе и международной безопасности. Виталий. Валерий из Харькова – слава Богу, до вас доходит, что нельзя дразнить Россию, плохо будет не только для Украины. И тут вопрос не в дразнении России. Тут вопрос, Валерий, в том, как вы считаете, будет ли лучше или будет ли хуже. Сакен, вы ведь гражданин России, в Украине вы не так давно. Сами то вы как ответите на свой вопрос? Алина, Харьков. И так, сначала подведем итог голосования. Спасибо всем позвонившим. Двадцать восемь процентов считает, что положительно. Семьдесят два процента считает, что отрицательно. Я считаю Алина, хотя не считаю, что это не так давно в Украине, ну может не всю жизнь. Но значительную часть своей сознательной и главное профессиональной жизни я прожил и проработал именно в Украине. Я тоже считаю, что отрицательно. Я считаю, что отрицательно. Мне очень понравилось, что говорили мировые лидеры. Абсолютно солидарен с позицией Меркель. Она вообще в последнее время выступает такой, такой если королева Виктория была бабушкой Европы, да. А Меркель такая тетя Европы, которая выступает от имени Европы. Очень здраво говорит, и мне ее мысли очень близки. Но я считаю, что все-таки эта личная брезгливость такая. Ну, это не совсем было хорошо. Тогда уже лучше не звать. Можно было не звать и все это сказать без него. Это была демонстрация, это была четко придуманная история, главный месседж саммита в Сиднее – Путин изолирован, Путин один. Это человек, с которым никто не хочет делить трапезу. И это символ. После новостей мы от глобальных вещей, перейдем к нашему любимому коалиционному спору. Будет или не будет коалиция, об этом с Марией Жартовской, которая написала замечательную статью на «Украинской правде» - «Слушайте новости и читайте статью». После новостей поговорим. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов тридцать три минуты. И Радио Вести вы сейчас слушаете. И продолжаем эфир. Сакен Аймурзаев у микрофона. Поговорим о коалиции. Вот говорили о коале, а теперь поговорим о коалиции. В общем, некоторая рифма есть тоже в этих темах. Двадцать четыре тридцать пять для ваших смс сообщений, пожалуйста, пишите и звонки ваши тоже будут. Но ближе к концу часа. И так, значит, когда там у нас выборы были парламентские выборы были у нас? Давно были, да. Нам говорили, что после того как выберут, чуть ли не через два дня, двадцать шестого октября прошли выборы. После этого, когда мы задавали вопросы, помните? Либо политологам, либо политикам, то многие так съезжали, что называется с темы. И начинали говорить, вот пока нет официальных результатов, не будет никакой коалиции, о чем речь? Значит, раз неделя прошла, два неделя прошла и три неделя прошла. Три недели, ровно и один день. Вот мы с вами наблюдаем, как доблестные избранные депутаты начинают и продолжают, и не заканчивают договариваться. Надо сказать, у меня лично это вызывает некоторую долю журналистского и гражданского раздражения и такого удивления даже, удивление. Знаете, вот еще раз повторю, там через несколько дней, когда будет известно, когда похоронят Каху Бендукидзе в Тбилиси, мы сделаем эфир, специально у меня в эфире будут его цитаты из его выступлений в Киеве. Звук, звук его голоса вы услышите. И он очень часто говорил о том, что вот украинское руководство занимается вот перпендикулярно другими делами. Вот абсолютно в разрез со всякой логикой. Мировой в том числе. Все время говорил о том, что тратите силы и время не на то. В бесконечных попытках рассесться. Потом рассядетесь и начинаете эти стулья менять. И вот это все, в общем, с одной стороны нормальный политический процесс, который, безусловно, должен происходить. И это, это наше счастье, что не решает какой-то полоумный дядя, сидящий на верху, кто где и как будет, да? Это очень здорово. Но три недели. Три недели. Сейчас у нас на прямой связи будет Мария Жартовская, журналист «Украинской правды», которая написала передовую статью сегодня, передовицу сегодня на сайте «Украинская правда» анализ коалиционных соглашений, коалиционных договоров, коалиционных переговоров и прочих процессов. Двадцать четыре тридцать пять, пожалуйста, пишите. И вопрос для голосования я вам задам. Переговоры по коалиции, еще готовы вы дать время? Или уже срочно вам нужно, чтоб была коалиция? Значит, договоры, переговоры о коалиции можно подождать? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Или вы хотите немедленного результата? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Мария Жартовская у нас на прямой связи. Мария, добрый вечер. 

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Добрый вечер, Сакен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, что согласилась поучаствовать в нашем эфире. Я признаюсь тебе, Маша, я прилетел сегодня из Тбилиси. И первым делом, как всегда, это рефлекс, я захожу на «Украинскую правду», и вот твоя большая обзорная статья. И дочитав ее, я ну как то расстроился немножко. Вот.

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Почему?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не долго ли это все происходит? И когда это все закончится?

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: На самом деле, на самом деле очень долго. Как ты помнишь, в начале Порошенко давал десять дней на коалиционные переговоры. Но уже продолжаются третью неделю и мы слышим публичные заявления от всех партий и о том, что они не хотят квоты. Квоты их не интересуют. И портфели их не интересуют. Их интересуют реформы. Но когда всех якобы объединяет общая цель, совершенно не понятно, почему они договариваются вот уже третью неделю. И к сожалению

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: На четвертую пошли, Маш. На четвертую пошли. Три уже, и пошли на четвертую. 

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Да, пошли на четвертую. И на самом деле очень не приятно, что настоящие причины мы узнаем not a records, не под запись о том, что кто-то хочет портфель Министра внутренних дел, за него идут основные торги. И о том, что кто-то хочет портфель Минюста и Минэкономики, и так далее. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но вот называется статья Марии Жартовской на «Украинской правде» «Аваков раздора». Это личность или это все-таки мы тут о должности? Я для тех людей, кто не прочитал еще. Вот мы о должности, да, говорим? Министерства силового, важный важный пункт, да, в этих переговорах?

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Да, безусловно это важный пункт в переговорах, потому что как ты понимаешь Министерство внутренних дел – это контроль над силовиками. Но Порошенко хочет единоличного контроля сейчас над силовым блоком. И возможно в условиях АТО, а фактически в условиях войны, то что сейчас мы не привыкли называть войной сейчас, точнее власть не привыкла называть, а АТО. Это возможно и правильно. Но в данном случае и Яценюк также заинтересован в кресле Министра внутренних дел. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, вот этот вот баланс, они перетягивают, перетягивают сейчас. И эти хрустят, я слышу, как хрустит этот канат. Вот в итоге, они найдут баланс? Они договорятся по силам именно, да вот? Кадры это ведь, это ведь влияние. Кадры это ведь прямое влияние на общество, на страну. Вот как ты думаешь, они договорятся в итоге или все вот как-то прикроют стыдливо этим коалиционным соглашением, а потом опять будут бесконечные разборки?

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: По моему мнению, у них нет другого выбора кроме как договариваться. Но к сожалению по предыдущему опыту возможностей договоренностей Яценюка и Порошенко, они не договаривались. Как ты помнишь, перед парламентскими выборами шли переговоры о возможном едином списке, они не договорились. Шли также переговоры и во времена Президента Януковича о том, что идти единой командой на выборы мера Киева. Возможно, ты помнишь, Порошенко был заинтересован в том, чтобы баллотироваться, киевские выборы. Они также вели переговоры с Яценюком и не договорились. То есть, нет ни одной скажем положительной договоренности между Порошенко и Яценюком. Единственное, что их объединяет, это боязнь повтора две тысячи пятого года, когда Ющенко и Тимошенко конфликтовали. Вот, но

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, это да. Мы все это прекрасно помним. А сама вот? Да, да, говори.

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Но вот, прости, пожалуйста. В статье была, на мой взгляд, довольно важная информация о том, что Яценюк готов заходить в коалицию. Нам стало это известно из наших источников в «Народном фронте», заходить в коалицию. Но если ему не отдадут Министра внутренних дел, тогда он готов на премьерство Гройсмана. Гройсман это близкий к Порошенко человек. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть он готов уйти в оппозицию тогда? Ну внутреннюю какую-то

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Нет, нет. Нет, нет. Он не готов уходить в оппозицию. Он будет в коалиции, тогда он отказывается от должности Премьера. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, ну Арсений Петрович иногда, как мы знаем, этим грешит. Отказыванием от должности Премьера. Спасибо, Маша. Мария Жартовская, журналист «Украинской правды». Еще раз всех отсылаю к ее статье. И вообще следите за тем, что делает и пишет этот честный наш коллега. Спасибо, Маша, что нашла время.

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Спасибо большое.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: До свидания.

Мария ЖАРТОВСКАЯ, журналист: Удачного эфира.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пока. И так. Хорошо сформулировала Валерия Широкова, лучше чем я. Валерия помогает обеспечивает этот прямой эфир нам с вами. Значит, готовы ли вы еще дать время на переговоры по коалиции? Готовы дать еще время на переговоры по коалиции? Да – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Знаете, как кардиналов, которые никак не могли выбрать Папу, вы знаете, мы об этом и в наших рубриках, фичерах рассказывали. И в программах это было. Откуда пошло это слово «конклав»? вот так они замучили церковь в свое время бесконечными договорами, бесконечными интригами, подкупами, ссорами. Что в итоге решено было замуровать их в церкви и пока не выберут – не выпускать. Вот если вы так думаете? Вот пусть хоть завтра, хоть после завтра договорятся и все будет работать в ближайшее время – это ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Если вы не готовы давать время на переговоры по коалиции. А если вы еще готовы дать время – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. И пожалуйста, ваши звонки в прямой эфир. Сейчас я сброшу. Простите, дорогие слушатели, те которые были на линии. Потому что это так лучше работает. Попробуйте еще раз позвонить, ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть – телефон прямого эфира. И пожалуйста, ваше мнение по поводу вот этих коалиционных марафонов, которые мы наблюдаем. Да, слушаю вас.

Слушательница: Добрый вечер.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый.

Слушательница: Меня зовут Ольга. Знаете Сакен, мне кажется, они не договорятся никогда. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Никогда.

Слушательница: По крайней мере так, как это нужно будет государству. То есть это их интриги, вот если они не смогли сразу договорится, то вот какое время им не давай, они не смогут. Этого очень жаль, потому что все стоит на месте. Все опять сводится к тому, что они правят. Они не для нас, а мы опять для них. Вот такое вот мое мнение.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Понятно. Спасибо, спасибо вам, вам за звонок. Да, слушаю вас. Да?

Слушатель: Алло?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да. Алло, слушаю вас.

Слушатель: А в Германии тоже недавно коалицию составляли. Так вы знаете, там не так то быстро. Понимаете, в партии то они вроде одинаковые программы, но и совершенно разные. Партия «Батькивщина» за «Солидарность» исповедует. Там есть партии ????, понимаете, о чем я. Порошенко строит диктатуру. Вот поэтому 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут? 
Слушатель: Виктор.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Откуда вы Виктор?

Слушатель: Из Бердичева.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Из Бердичева. Очень вы живо говорите, живо переживаете. Спасибо, за неравнодушную позицию.

Слушатель: Понимаете Сакен, вот в чем дело. Можно еще один вопрос?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. 

Слушатель: Понимаете, одни уголь хотят в правильной Южноафриканской республике. Уже настаивают покупать в России. Нельзя у противника покупать уголь. Вы ж поддерживаете их экономику. И продукты питания. И тепло нельзя давать, воду нельзя на оккупированную территорию давать. Это ж вообще ошибка

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо. Я понял. 

Слушатель: Пенсию не платим, а воду даем. Пускай замерзают наши противники.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да. Мы немножко, немножко с вами сейчас в сторону. Другая сейчас тема. Сейчас прямо новости и продолжаем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Итак, мы с вами обсуждаем коалицию, договорятся, не договорятся. Готовы вы дать еще время на переговоры по коалиции? Если да, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если нет, терпение ваше истекло, иссякло ваше терпение, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два, ваш телефон. И пишите ваши смс-ки двадцать четыре тридцать пять. И всегда подписывайте их. И тогда есть большой шанс, что ваше имя прозвучит на Радио Вести. Смотрите, все, что происходит с коалицией на фоне вот, на фоне вот этой мировой картины, которую мы наблюдаем, вот этот контраст вызывает еще отдельные вопросы, да? Сегодня открываем с вами немецкую газету Bild как все порядочные люди, читают немецкую прессу. И мы с вами этим занимаемся. Открываем газету Bild и видим там, видим с вами большое интервью с Президентом Петром Порошенко, который говорит дословно следующее: «Я не боюсь военных действий против российской армии. И мы готовы к сценарию полномасштабной войны. В настоящее время украинская армия находится в существенно лучшем состоянии, нежели пять месяцев назад. К тому же нас поддерживает весь мир. Наши солдаты показали, что способны защищать свою страну». И так далее, и так далее. И также Президент сказал, что «Украина является самым опасным местом на земле. Намного опаснее, чем угроза со стороны Исламского государства и всего остального, что происходит на ближнем востоке. В моей стране находятся тысячи российских солдат, сотни единиц танков и тяжелой артиллерий, одна из самых крупных армий в мире угрожает нам и всей Европе». Говорит Президент Украины в интервью немецкой газете Bild. И параллельно с этим три недели депутаты не могут договориться о ключевых позициях в правительстве и о том, как они будут сидеть в новой Верховной Раде, в каких конфигурациях будет существовать очередной созыв украинского парламента. Что вы думаете, как вы это понимаете? Алло, вы в эфире. Да, выключите звук, и представьтесь и говорите. Нет, слишком долго мы раскачиваемся. Давайте следующий звонок, алло? 

Слушатель: Алло, здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте, да.

Слушатель: Но мне кажется, наверное, многим людям так кажется, что, а оно так и есть, просто идет очередной заговор против всех людей. И разыгрываются опять же те же самые карты, как разыгрывались много лет назад. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А что вы имеете в виду под заговором всех людей? Это что? 

Слушатель: Тратятся огромные средства, через средства массовой информации. Человек

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут?

Слушатель: Андрей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Андрей, спасибо вам. Но не надо так уж

Слушатель: Почему? Так оно и есть

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Обобщать до всего, всего мирового заговора.

Слушатель: Давайте, вы вот такой вопрос задайте всем слушателям. И как они ответят?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо, давайте Андрей в следующий раз мы обсудим теории заговора и прочие, прочие сложности. Пожалуйста, звоните. Еще несколько минут. Итак, готовы еще дать время на переговоры по коалиции? Пусть еще попереговариваются? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Не готовы, не хотим, хотим немедленной коалиции – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Пусть быстрее договариваются ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Готовы дать время, пусть еще сидят – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Почитаю смс-ки, Светлана из Днепропетровска. Люди выбирали оба блока в надежде что им-то договориться будет проще. Выходит опять ошиблись или обманулись? Риторический вопрос, Света. Значит, Олеся из Чернигова – мало ли, что обещают. У нас не значит женится. Наш мудрый народ вообще стебается в подобных случаях. Дескать, обіцянка – це цяцянка, а дурню радість. Прискорбна роль дурня. Дурня. Только до двадцать третьего ноября, дня достоинства. Элина, Киев. Пятьдесят два года. Сообщаете вы о себе Элина. Спасибо. Значит до двадцать первого ноября Элина готова дать время. А потом, ну да это, кстати, будет, это было бы неплохо если бы до двадцать первого ноября они договорились. Потому что в противному случае сама дата будет кое о чем намекать, скажем так, мягко скажем, да? Да, закрыть их пока в раде, пока не пойдет там белый дым. Ну, Роман, Киев. Мне кажется, что некоторые группы народных избранников будут мутить воду. Их вынесут на огородном инструменте Ляшко. Его тоже. Георгий. Как сказал Лесков, обещания даются по необходимости. Выполняются по возможности. Но там ведь все добрые, заклятые друзья. Коалиция одним словом, куда им торопится. Спешим мы с вами в Европу. А они давно там. Арина, Харьков. Да, цитата замечательное – обещания даются по необходимости, а выполняется по возможности, это знаете, это можно такой эпиграфии к многим предвыборным программам. Александр: «на майдане нужно соорудить гильотину просто». О Господи, ну не надо Александр, не надо об этом. Тем более что знаете, от гильотины на площади до нормальной европейской жизни, такой как есть сейчас во Франции, в Париже. Тоже в городе, где на одной площади стояла гильотина. Очень много времени должно пройти. Поэтому если сейчас соорудить, то будьте готовы, что жить нормально будете лет через двести. Так, так, так. Ну да, дальше у нас опять Путин появился, в смс-ленте. Мне он тут сейчас не очень нужен. Спасибо вам. Значит, голосуйте дальше. И давайте еще пару звонков. Да? Да? Слушаю вас.

Слушательница: Здравствуйте. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте.

Слушательница: Татьяна, Киев. А вы знаете, у меня такой вопрос. А вообще к чему вся вот эта вот истерия по поводу, когда они договорятся, есть же регламент. Люди выполняют свою работу. У них регламент, что они могут начинать заседания с первого декабря. То есть у каждой профессии есть какие то свои, я не знаю. Должностная инструкция скажем так. Вот они работают в рамках инструкции. Потом люди эти очень хорошо образованы, с большим опытом, я, например, абсолютно уверенна, верю, что они работают только на благо Украины. Только на благо народа. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вы где работаете? 

Слушательница: Я профессор университета.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Киевского?

Слушательница: Да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, как интересно. Ну скажите, пожалуйста, вот, а вас, да я понимаю. Есть регламент, и есть процедура.

Слушательница: Ну почему говорят – две недели, три недели. А и они делают эту работу столько времени, сколько у них это займет. Ведь они же, зачем спешить. Они думают о качестве. Если требуется такое, значит требуются.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вы думаете действительно, что сидят и думают о качестве, а не о креслах?

Слушательница: Да я в этом просто уверенна. У них же семь рабочих групп. Они же разработали уже сделали шестьдесят восемь страниц вот этого, этой угоды. Теперь регламент расписывается. Работа, учитывая то, что Украины очень маленький опыт в разработки таких документов. Теперь еще, по поводу Авакова. Если Яценюк Премьре, и если он берет на себя ответственность, значит наверное он имеет право на свою команду. И любой человек, любой слушатель, который делает работу и с него требует эту работу. даже не сравнить вот с этим объемом и высотой. Сейчас на примере вот в этой стране. То как вы думаете, он будет работать с людьми, которые. Конечно, он будет отстаивать ту команду, в которой он уверен, и в которой он знает за спиной. Без каких-то непонятных вещей. Он должен быть уверен на сто процентов в этих людях. Но кому-то ведь и сам Аваков может не нравиться. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно, понятно. Спасибо.

Слушательница: Это же очень понятно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Нет, ну спасибо вам за ваше мнение. Я панику не сею, я просто задаю вопрос. Вот мы видим 

Слушательница: Нет, это вообще. не только там вы, а вообще вот есть такая мысль проскальзывает в новостях, в интернете. Говорят, что это очень быстро можно решитью

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, сколько можно, сколько можно. 

Слушательница: Зачем? У них есть регламент. Они пока ничего не нарушили. А тем более двадцать пятого ноября они хотят провести первое заседание. Плюс они должны принять присягу. И только после этого будет подписана коалиция. Ведь это же регламент, требуется процедура определенная.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо. Спасибо вам, спасибо за звонок, за ваше мнение. Удачи вам в вашем деле.

Слушательница: Спасибо вам. Удачи.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, всего доброго. Вот такие у нас интересные слушатели есть. С таким независимым, но очень аргументированным мнением. Очень приятно, что слушаете. Итак, значит, задавал вам вопрос – готовы ли вы дать время еще на коалиционные переговоры? Пятнадцать процентов готовы дать. Восемьдесят процентов не готовы давать никакого времени. Все, все. Время истекает. Значит, еще раз спасибо, что слушали. Я завтра, к сожалению, не буду с вами в эфире по простой причине. В Москве собирается экстренное собрание журналистского коллектива Радио «Эхо Москвы», частью которого, частью этого организма я себя ощущаю, и являюсь. Поэтому поеду поддержать коллег. И от вас передам привет, если не возражаете. Вот. А вернусь и обязательно встретимся с вами в эфире на Радио Вести как, собственно, каждый будний день в двадцать ноль ноль. Всего доброго.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все