СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Утренний эфир выходного дня, 23 ноября

Утро выходного дня с Павлом НовиковымДень памяти жертв голодомора и закон о переселенцах

Стенограмма утреннего эфира на Радио Вести

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Доброе утро. Если можно его назвать добрым. Потому что я сегодня по дороге на радио уже видела несколько аварий. Они, к счастью, совершенно небольшие. Машины просто поцеловались, как это принято говорить. Но, тем не менее, снег, покрывший все улицы и дороги Киева, не для всех был радостью. В частности, в центе дороги уже обработаны, посыпаны, но не все. На кругу Университетской я чуть не застряла по дороге на эфир. Потому что там уже неприятность, дорога перекрыта из-за аварий, потому что дорога необработанна.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я сам думал писать тебе СМСку, когда ехал на работу в маршрутке. Действительно, одесская трасса стояла. Сегодня у родителей был. Так всегда. Если дождь внезапно, снег внезапно, сразу все стоит.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хотя Виктор Стельмах, наш ведущий автомобильной программы, предупреждал за месяц: «Ставьте зимнюю резину». Каждые выходные, в течение последнего месяца, он говорил об этом. Сегодня наступил тот день, когда вы поняли, что нужно было сделать. Если вы этого не сделали, позаботьтесь. Если сделали, но просто не хотите садиться за руль, знайте, что сегодня на вызов такси уйдет времени намного больше, чем вчера и позавчера.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: В частности, не только на вызов такси, наверное, на все дела, которые вы себе запланировали на воскресенье. Стоит просто принимать во внимание, что ситуация на дорогах, она может быть не то, что критическая, но заторы могут наблюдаться. Просто оценивайте свои планы и время, которое вы планируете им уделить.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: От ситуации на дорогах переходим к ситуации на востоке страны. В минувшие сутки боевики обстреливали позицию украинских военных по всей линии фронта, – об этом сообщает пресс-центр АТО. По словам спикера АТО Алексея Дмитрашковского, подразделения боевиков шесть раз применяли артиллерию. Двадцать раз вели огонь из минометов. Трижды обстреливали позиции украинских военных с «БМ-21 Град».

Алексей ДМИТРАШКОВСКИЙ, спикер АТО: Вогонь вівся по шести основним напрямкам: Первомайському, Луганському, Донецькому, Дебальцівському, Гранітному, Маріупольському. А саме по населеним пунктам: Дебальцева, Вільхове, Сокольники, Станично-Луганське, Трьохізбенка, Опитне, Красногорівка, Миколаївка, Авдіївка, Невельске, Мар'їнка та інші. Продовжують терористи здійснювати злочини проти людяності. Зокрема, поблизу населеного пункту Щастя, з району Весела Гора, бандити обстріляли з «Градів» місцеву ТЕС.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Стоит отметить, что в конце этой недели возобновились обстрелы позиций украинских военных с территории Российской Федерации, – об этом заявлял спикер Совета нацбезопасности обороны Украины Андрей Лысенко.

Андрей ЛЫСЕНКО, спикер Совета нацбезопасности обороны Украины: Знову зафіксовані обстріли української території з боку Російської Федерації. Так, вчора у двадцять другій п’ятнадцять по підрозділах збройних сил України, що розташовані між населеним пунктам Юганівка та населеним пунктом Герасимівка Станічно-Луганського району, працювала російська артилерія.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: США предоставили Украине радары для борьбы с минометным огнем. В Пентагоне сообщают, что это первая партия из двадцати систем, которые будут поставлены в Украину в ближайшие недели. В середине декабря американские военнослужащие начнут обучение украинских военных. Радарная система идентифицирует исходящий минометный огонь и быстро рассчитывает точку происхождения огня от противника. Так же позволяет адекватно реагировать, – так объяснили в Минобороны США. Поставка радарных систем является частью помощи США, в размере ста восемнадцати миллионов долларов, которая предоставляется в виде оборудования и обучения украинской армии.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: В то же время Украина уже в ближайшем будущем может получить летальное оружие из Соединенных Штатов Америки. По крайней мере, такое мнение в эфире канала «112» высказал советник Министра внутренних дел Украины Зорян Шкиряк.

Зорян ШКИРЯК, советник Министра внутренних дел Украины: В першу чергу сьогодні мови повинні іти про надання високоточної зброї, допомогу системами ПВО, перехоплення, і звичайно важкою зброєю, артилерійськими системами танками, бронемашинами. Америка уже давно повинна зробити висновок, що якщо сьогодні не допомогти Україні, то ситуація, нажаль, змінюватись не буде. Сьогодні достатньо активно в конгресі формується таке проукраїнське лобі, я думаю, що ми отримаємо від Сполучених Штатів Америки і літальну зброю – це буде не в далекому майбутньому.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Так же стало известно, что Канада предлагала Украине несколько десятков истребителей «Ф-18». Однако Министерство обороны отказалось от самолетов, – об этом в эфире программы «Идеальное правительство» заявил бывший заместитель Министра обороны Леонид Поляков.

Леонид ПОЛЯКОВ, бывший заместитель Министра обороны: Ще на весні уряд Канади пропонував розглянути питання передачі нам своїх «Ф-18», але це питання всерйоз важко розглядати із зрозумілих причин: по-перше, фінансування, бо на кожного льотчика працює декілька тисяч чоловік особового складу, які забезпечують його політ і застосування.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: В принципе, интересно то, что большинство СМИ предоставило информацию о том, что Канада, якобы, предлагала. Но на самом деле, как отметил Леонид Поляков, она просто планировала рассмотреть этот вопрос о том, чтобы помочь нашей стране. Можно просто проследить, как видоизменяется позиция СМИ по поводу этой информации.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу сказать по поводу Канады, я на защиту Канады выхожу, потому что они нам помогали всегда, с первого момента. Собственно, это та страна, у которой слова пока ещё с делом не расходились.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Отказалось Министерство обороны, мол, очень дорого обслуживать эти все вещи. Как я понимаю, даже, как заявлял Зорян Шкиряк, о том, что сейчас больше всего потребность в высокоточном вооружении. Как я понимаю, речь идет о летальных каких-то видах оружия, но не тяжелой техники. В список, которого входят те самые самолеты, которые, якобы, собиралась предоставить Канада.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Сейчас нужно что-то попроще, то, что проще обслуживать? То, что более необходимо в данный момент.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да. Добавим, что в рамках указа Президента о неотложенных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой, Луганской областях, «Ощадбанк» переводит свои филиалы из Донецка и Луганска в Краматорск и Северодонецк, – об этом в «Фейсбук» сообщил глава правления банка Андрей Пышный. По его словам, вместе с финучреждением усилят работу в прифронтовых городах Донбасса, контролируемых украинским государством.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Добавим, что в перечень населенных пунктов, на территории которых органы государственной власти временно не осуществляют, или осуществляют не в полном объеме свои полномочия, внесены: Донецк, Горловка, Енакиево, Макеевка, Харцизск, Луганск, Алчевск, Антрацит, Красный Луч, Ровеньки, Свердловск, Стаханов и Первомайск.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Финансирование жителей Донбасса не только в рамках проживания на оккупированных территориях, и в рамках, если рассматривать это дело в статусе переселенцев, мы обсудим в девять тридцать. Мы будем говорить о том, какие права должны расширить для переселенцев в рамках закона о статусе перемещенных лиц. Президент подписал его на этой неделе. Будем разбираться с вами в нюансах, и тех проблемах, с которыми сталкиваются люди, которые вынуждены были покинуть свои дома не только из Донбасса, но и оккупированного Крыма. Сейчас вынуждены прерваться на небольшую паузу. Будем освещать те события, которые проходили в стране накануне в рамках почтения памяти жертв голодомора в Украине.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Накануне украинцы вспоминали жертв голодомора тысяча девятьсот тридцать второго – тридцать третьего годов. В день памяти Президент Украины Петр Порошенко вместе с женой Мариной возложили цветы к памятному знаку жертв голодомора возле Михайловского Златоверхого собора в Киеве. Параллельно Порошенко пообщался с людьми, которые тогда были на площади. Я не была сама там, я видела только видеозаписи, но действительно с радостью, особенно студенты, общались с Президентом. Он подошел и к пенсионерам, которые там были неподалеку со внуками. Достаточно живое, доброжелательное общение.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Позже глава государства вместе с Премьер-министром Украины Арсением Яценюком и мэром столицы Виталием Кличко приняли участие в церемонии памяти жертв голодоморов в Национальном музее, мемориал Памяти жертв голодоморов в Украине в парке Славы. В своей речи Петр Порошенко заявил, что происходящее сейчас на Донбассе напоминает ужасы тех годов.

Петр ПОРОШЕНКО, Президент Украины: Схоже, духовні нащадки Сталіна, Кагановича, Постишева не розчинилися в мороці історії. Вони правлять кривавий бал на тимчасово захоплених землях так званих ДНР і ЛНР. Вони повторюють там злочинний експеримент часів голодомору, позбавляючи мирних людей продуктів харчування.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я понимаю, Президент как бы рассказал о своем видении той ситуации, которая сейчас наблюдается. Но, например, я лично, я не могу сравнить. Я не застал.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Что именно сравнить?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Он назвал то, что происходит сейчас на Донбассе, напоминает ужасы тех годов, эксперименты. Якобы нащадки Сталина, идейные какие-то ребята, проводят сейчас эксперимент на территории Донбасса. Например, лично мне, я не мог эти две вещи сравнить между собой. Поскольку речь идет об абсолютно иных ситуациях. Извините, пожалуйста, мистер Президент, но, по большому счету, мы сейчас столкнулись с простой военной агрессией другого государства, которое, якобы, все эти годы, оно было братским народом и так далее. Показал братский народ истинное свое обличие.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Общее есть одно – это испытания для народа Украины.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я с тобой согласен в этом плане. Для меня это несоизмеримые вещи. Там действительно, я поддерживал Виктора Ющенко в том плане, что это нужно признать геноцидом украинского народа. Сколько не было разных размышлений по этому поводу, кто бы не заявлял по поводу того, что вы понимаете, что в то время гибли не только украинцы, я с вами согласен. Но это не значит, что мы можем забыть о тех десяти миллионах людей, жизни, которых унес искусственный голод.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Целенаправленный.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Целенаправленный. Тут ситуация на Донбассе, да, военная агрессия. Испытание для народа. Вещи несоизмеримые по большому счету.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ты зажигал вчера свечу в окне?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Честно, нет. Я вчера был с малым, я был на улице.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу спросить у наших слушателей, напишите нам сейчас. Для вас вчерашний день, вы как-то были сопричастны к нему? Может быть, зажгли свечу? Может быть, минуту молчания поддержали своим молчанием?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Может быть, просто посетили памятные мероприятия, которые проходили в вашем городе?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Продолжаем рассказывать, как вчерашний день проводили высшие лица нашего государства. Во вчерашней церемонии траурной приняли участие помимо нынешнего президента, так же бывшие президенты Украины: Леонид Кравчук, Леонид Кучма. Вместе с ними был святейший Патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет. В интервью журналистам он заявил, что таким образом советская власть наказывала непокорных украинских крестьян.

Святейший Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет: Чому український народ хотіли знищити? Тому що він не сприймав цю систему. Безбожну систему. Не хотів іти в колгоспи.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Стоит отметить, что перед голодомором тридцатых годов в украинских селах начали проходить демонстрации против раскулачивания и коллективизации. Речь даже шла о вооруженных восстаниях, – заявил в эфире радио Свобода историк Юрий Шапововал.

Юрий ШАПОВОВАЛ, историк: Я колись писав про такого діяча, як Всеволод Балицький, він очолював це державне політичне управління українське. Збереглися його доповідні у Москву, в Кремль, він пише про те, що риють окопи, що по селах подіставали ту зброю, яка з часів громадянської війни лежала. Села об’єднуються, викидають антирадянські, антикомуністичні, антибільшовистські гасла. Тому події тридцять другого, тридцять третього років, вони були відповіддю режиму на цей самий спротив, бо режим розумів, якщо вони зараз не придушать село, все. В Кремлі цього дуже сильно боялися.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Служба безопасности Украины предлагает ввести уголовную ответственность за отрицание голодомора, – об этом заявил глава СБУ Валентин Наливайченко. Он так же добавил, что нужно на законодательном уровне запретить политическую силу, которая организовывала преступление против украинцев. О голодоморе тридцать второго – тридцать третьего годов специальный репортаж Богдана Амосова.

Богдан АМОСОВ, журналист Радио Вести: В тридцатых годах генсек Иосиф Сталин дал новый толчок коллективизации. Чтобы заработать деньги на индустриализацию, вождь решил увеличить объемы продаж зерна. Поскольку цены на агропродукцию в мире тогда упали, Советы решили продавать зерно по демпинговым ценам, что почти обесценивало его. Чтобы привлечь достаточно денег, из колхозов забрали весь урожай. В Украине назревало недовольство среди сельского населения и начиналось движение сопротивления. Работать в колхозах никто не хотел. В своем письме Кагановичу Иосиф Сталин писал: «Если не возьмемся сейчас за исправление положения в Украине, можем её потерять. Надо поставить цель превратить Украину в кратчайший срок в настоящую крепость СССР, в настоящую примерную республику. Денег на это не жалеть». В эти самые кратчайшие сроки ЦК ВКП(Б) исправилось. Летом тридцать второго зерна в украинских селах фактически не осталось. Весь посевной материал вывезли. При этом от селян требовали невыполнимых планов хлебозаготовки. Люди массово покидали колхозы, чтобы заняться своим хозяйством. Тогда советские власти у людей начали изымать их собственный хлеб, а позже и любую пищу. Местная милиция заходила в дома и перерывала всё в поисках продуктов.

Справка Радио Вести: Уже вчора були. Сьогодні знову прийшли. Якщо вчора були, чого ще сьогодні прийшли? Ви вже забрали. А може десь хто сховав?

Богдан АМОСОВ, журналист Радио Вести: Факт сокрытия продукции квалифицировали как вредительство. По распоряжению об охране имущества колхозов и об укреплении социалистической собственности, которую в народе называли «закон о пяти колосках», украинца за то, что положил свои продукты в погреб, могли лишить свободы на десять лет, либо вообще расстрелять. Зимой в некоторых областях запретили торговать хлебом, мясом и животными. Села за так называемое саботирование хлебозаготовок заносили на черные доски. Попав в такой список, населенный пункт фактически оказывался в продовольственной и физической блокаде. Рассказывает историк Станислав Кульчицкий.

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, историк: Механізм голодомору складався з трьох частин. Перше – це конфіскація всієї їжі. Другий пункт – інформаційна блокада. Третій пункт – фізична блокада. Разом з конфіскацією всієї їжі закрити села.

Богдан АМОСОВ, журналист Радио Вести: Люди были вынуждены питаться кто, чем мог.

Богдан АМОСОВ, журналист Радио Вести: Некоторые зарезали своих животных. Хотя те, кто сохранил у себя коров, могли пропитаться хотя бы молоком. Совсем отчаянные ели коней и даже собак. Ловили цапель, аистов. Иногда не брезгуя уже умершими животными. Бывали случаи каннибализма. Голодомор охватил практически все области советской Украины. Некоторые деревни после него остались пустыми, кому посчастливилось, выехали, другие умерли от голода.

Справка Радио Вести: У тридцять третьому люди вмирали. Так вирують яму велику, не закидають по одному, а кладуть і кладуть, поки повна могила, а тоді заривають. Начинають другу могилу. Бо немає місця, де їх ховати.

Богдан АМОСОВ, журналист Радио Вести: За два года украинское население УССР сократилось на четыре миллиона человек. От голодомора, организованного Сталиным, больше всего пострадали: Киевская, Черкасская, Днепропетровская, Харьковская и Луганская области. Хотя официально советы факт голодомора отрицали. За рубежом о том, что творится в Украине, прекрасно знали. Семнадцатого декабря тридцать второго украинцы в Чикаго провели демонстрацию в знак протеста, что организовали советские власти. Акция была сорвана местными коммунистами, которые напали на митингующих. В Украине голодомор признали геноцидом. Однако только в две тысячи десятом году апелляционный суд города Киева признал, что Сталин, Молотов, Каганович, Постышев, Косиор против украинцев. Так же геноцидом события тридцать второго – тридцать третьего признали в США, Канаде, Аргентине, Бразилии, Австралии, Польше, Чехии, Италии, Испании, Грузии, а так же в прибалтийских странах. В Киеве в память о замученных голодом украинцев соорудили мемориал, тридцатиметровую свечу, часовню, видно с левого берега. Под ней музей, в котором находятся книги памяти. На тысячах страницах имена всех тех, кто умер от голода в тридцатых годах.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вчера память о жертвах голодомора и политических репрессий была в четыре часа вечера, в шестнадцать ноль ноль минут молчания. Кроме того, флаги на зданиях администрации Президента и на всех административных зданиях Украины были приспущены, флаги были с траурными лентами. Украинцы вчера зажигали свечи на своих подоконниках. Мы задали вопрос нашим слушателям, они как-то были причастны вчера к этому дню памяти? Мы уже получили немало сообщений. Нам написало очень много человек, что зажигали вчера свечи. Аня, Днепр: «Зажгла свечу». Без подписи: «Свеча». Без подписи: «Зажег свечу на окне». Ольга из Харькова: «Зажгли свечу вместе с внучкой». Лена из Борисполя: «Свечу зажгла. Но рядом в домах ни одной не увидела». Светлана, Киев: «Зажигали свечи во всех окнах квартиры». Без подписи: «Зажигали свечи». Ирина из Киева пишет: «Ми щороку запалює свічку. Розповідаємо дитині, для чого це робимо». Очень много таких сообщений. Инна из Донецка: «Зажигали свечи в окнах». Ещё не всё.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо вам.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Сообщений очень много.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Человек подписался Голодомор: «Свічку ставив, виріс на Хмільниччині. Дід дуже добре все про голодомор розказав. Він був тисяча дев’ятсот шостого року народження». У моей жены ещё жива бабушка, ей уже, по-моему, больше восьмидесяти.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я знаю. Прекрасная бабушка. Я её очень люблю.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Она рассказывала. Те, кто слушают разную пропаганду, думают о том, что действительно там все было хорошо, и почему-то так произошло, что почему-то десять миллионов людей умерло. Поверьте, что не будут придумывать эти люди.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хочу ещё прочитать сообщения. «По рассказам мамы, амбары были забиты продуктами, всё привозилось из Украины, но при этом люди умирали от голода. Она в это время жила в Поволжье и работала в амбарах, там запрещали раздавать еду».

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Мы вынуждены прерваться. Продолжают поступать ваши сообщения. Очень много из вас, кто прислал нам свое мнение по этому поводу и сообщения, зажигали свечи в этот день, как уже говорила Марта, в шестнадцать ноль ноль.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: В шестнадцать ноль ноль была минута молчания. Вечером очень у многих горели в окнах свечи. Очень многие вчера в социальных сетях поставили аватарку – фотография, где представленный хозяин странички, фотография со свечей. То есть, таким образом, очень многие выражали не то, что поддержку, а просто отдавали дань памяти погибшим.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Пришло сообщение. Павел: «Зажигаю свечи уже не первый год». У нас уже пошла тема не то, что волонтерства, а помощи переселенцам, в рамках украинского законодательства, в рамках сотрудничества с государственными органами. Мы адресуем ваше сообщение нашему гостю, как я понимаю, он немного задерживается, потому что, наверное, погодные условия делают свое дело, Марта. Даже сейчас не отвечает на звонки, как сказала нам продюсер Марина, но я думаю, что он появится в нашей студии.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ещё пару сообщения я бы хотела прочитать от наших слушателей. Вита из Днепра пишет: «Как после всех этих ужасов, которые творили в СССР, и нынче над украинцами, некоторые сограждане все ещё хотят вернуться туда». Волонтер пишет: «Собираем, отправляем в АТО. Регистрируем беженцев, одеваем. Шью юбку теплую на очень полную женщину. Стоим на рынке», – дальше не дописано. На английском языке тоже к нам пришло сообщение, просила друзей киевлян, а дальше на английском, зажечь мою свечу – это фрагмент из песни, я так поняла, что цитата из песни, нам прислала слушательница. Очень много. Я хочу сказать, что на фоне огромного количества сообщений с поддержкой, есть одно такое желчное сообщение: «Голодомор был не только на Украине, – уже понятно, кто прислал, – но вы об этом молчите. Где объективность?».

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Видно, наверное, пропустили мою фразу, о том, что мы об этом говорили, и о том, что очень много людей погибло не только в Украине, и на территории советской республики тогда ещё. Но это не отменяет этих миллионов жертв и целенаправленной политики тогдашнего государства, властей на то, чтобы таким образом как-то подавить протестное настроение среди украинцев.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо вам огромное за вашу активность. Мы ставим точку в этой теме. Прежде, чем перейти к теме следующей, я хочу сказать – огромно спасибо. Я не знаю, слышит нас сейчас Александр, наш слушатель из Броваров, который сегодня в такой снегопад приехал к нам, пожал руки лично. Приехал не с пустыми руками, с цветами, со словами благодарности. Нам очень приятно, вовсе не потому что Саша приехал не с пустыми руками, а потому что он наш активный слушатель, он всегда очень активно участвует.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Выполнил обещание, данное на прошлых выходных.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да. Он очень активно участвует в наших эфирах всегда. Я, как женщина, добавлю, что очень красивый мужчина.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Не могу добавить как мужчина по этому поводу. Спасибо большое, Александр.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Переходим к следующей теме.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Президент Украины на этой неделе подписал закон о внутренне перемещенных лицах. Марта, когда появилась эта информация в новостных лентах, то я про себя отметил, Верховная Рада приняла этот закон ещё двадцатого октября. Президент его подписал, если я не ошибаюсь девятнадцатого ноября. Целый месяц практически понадобился главе государства, чтобы, наверное, обдумать этот документ, возможно, внести в него какие-то поправки и подписать. Фактически, мы помним - аннексия Крыма, весна этого года. Ситуация на Донбасс, обострение, конец весны, начало лета. Мы сейчас говорим, о скольки там? Около полмиллиона переселенцев – это по официальным данным украинских властей, СНБО заявлял об этом. ООН говорит почти чуть ли не миллионе, если говорить в общем, о тех, кто вынужден был переехать: Крым, Донецкие, Луганские регионы. В общем, те территории, которые сейчас подконтрольны боевикам. Я хочу сказать о том, что какой-то большой временной лаг принятия решений по поводу обустройства жизни переселенцев. По сути, этот новый закон, сколько, полгода прошло с момента аннексии Крыма? Давай месяц, несколько месяцев. Конечно, ждем гостя. Я думаю, что к нему адресуем эти вопросы, чтобы он дал нам понять, как быстро решаются все эти проблемы. Как отметил глава государства, этот документ – это закон о внутренне перемещенных лицах, важен для тех, кто вынуждено покинул свои дома на Донбассе, где ведутся боевые действия. По последним данным таких людей в Украине, как мы уже говорили, больше четырехсот шестидесяти тысяч человек. Часть заявления Петра Порошенко по этому поводу.

Петро ПОРОШЕНКО, Президент Украины: Европа не знала за останнє десятиліття такої кількості переміщених осіб, таких проблем, з якими зараз стикнулася Україна. Безумовно, ми маємо найти і запропонувати шляхи вирішення проблем кожної окремої родини, кожної окремої людини для того, щоб полегшити їй, або йому, пережити ці дуже непрості часи.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Порошенко отметил, что закон несовершенен и требует доработки. Глава государства сообщил, что уже поручил правительству разработать нормативные акты, которые помогут решить проблему переселенцев с доступом к образованию, трудоустройству, возмещением, получением социальных выплат и медицинских услуг.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Что предусматривает закон о внутренне перемещенных лицах, покинувших зону антитеррористической операции в справке Радио Вести.

Справка: Статус перемещенного лица получает тот гражданин Украины, который постоянно проживает на территории страны, вынужденно покинул свое место жительство в связи с боевыми действиями, временной оккупацией, повсеместных проявлений насилия, массовых нарушений прав человека и чрезвычайных ситуации природного или техногенного характера. Перемещенным лицам выдается соответствующий документ, предъявив его в местных или центральных органах власти, он может рассчитывать на получение пособия, размер которого утвержден Кабинетом министров. Восемьсот восемьдесят четыре гривны для нетрудоспособных и четыреста сорок две гривны для трудоспособных лиц. Так же среди положений закона обеспечение переселенцев жильем на полгода. По закону о внутренне перемещенных лицах, переселенцы смогут получить статус безработного по упрощенной процедуре. Так же по упрощенной процедуре предприниматели смогут зарегистрироваться по месту фактического проживания. Закон гарантирует избирательное право переселенцев и запрещает их дискриминацию.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Как я понял, когда готовили эту тему, Марта, то очень много крымчан, которые вынуждены были покинуть территорию полуострова, я сейчас говорю об этой ситуации, они столкнулись с проблемой, например, был у человека некий бизнес, связанный с туристической сферой, допустим, например. Они очень жаловались на то, что при перемещении, при переезде, они сталкиваются со множеством проблем не то, чтобы себя просто зарегистрировать, но и как человека, как физическое лицо предприниматель. Отсутствие этого закона, оно очень сильно противодействовало этому процессу, человек не мог просто зарегистрироваться. Представь себе, если я скажу тебе, мой личный опыт, зарегистрироваться предпринимателем не так сложно, как, например, закрыть. Представь, человек себе столкнулся с тем, что у него, возможно, какие-то проблемы с документами на территории Крыма, он приезжает и говорит, я хочу работать, например, в Херсонской области, дайте мне условия, и я продолжу здесь заниматься бизнесом, платить налоги, и предоставлять рабочие места. Но опять-таки, проблема с документами. И этот закон.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Кстати, о проблеме с документами, мы будем обсуждать сегодня в десять тридцать именно проблемы бизнеса и упрощения, и открытия и закрытия. Просто тем, кто заинтересован.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я, минимум, заинтересован разузнать все подробности. Этот закон, смотри, что он предоставляет? Он предоставляет право человеку фактически иметь не два вида на жительство, а два места регистрации. Если он покинул территорию Донбасса и, например, крымского полуострова, и предоставил, например, паспорт, что у него там был зарегистрирован, то ему дают возможность зарегистрировать себя. Фактически у тебя есть место жительства, два места жительства, исходя из этого только одного пункта. Ты уже начинаешь плясать на месте. Ты хотя бы, как бы, прописан. Уже можешь давать документ, что я здесь живу, я такой человек, у меня такой паспорт, но я вынужденный переселенец. Соответственно, как я понял, там в сносках закона есть такой нюанс, предоставлять статус вынужденного переселенца при подаче всей необходимой документации должны в течение одного дня. Не ждать, прийдите через две недели, как всегда, или мы принимаем по вторникам парных четвергов месяца.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да. В течение суток обязаны по закону дать ответ. Двадцать четыре часа и ответ должен быть дан.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: И там мы можем плясать. Мы продолжим обсуждение этой темы. Оставайтесь с нами.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы начали с того, что Президент Украины Петр Порошенко подписал закон о внутренне перемещенных лицах. Какую именно редакцию о внутренне перемещенных лицах подписал Президент, пока неизвестно, – сообщил Радио Вести глава общественной организации «Союз вынужденных переселенцев» Николай Подоляка. По его словам, после того, как к работе над документом присоединились представители переселенцев, законопроект неоднократно редактировался.

Николай ПОДОЛЯКА, глава общественной организации «Союз вынужденных переселенцев»: Разрабатывали, наши эксперты принимали участие. Я лично до сегодняшнего утра не читал его. От момента разработки на комитете Верховной Рады, до администрации Президента, и потом опять Верховной Рады, там редакция менялась этого закона. Было много включено, чтобы там была официальная защита. В том числе, даже мы прописывали, чтобы граждане Крыма, которые переселились на материковую часть Украины, имели право на получение земли для новых мест обустройства. Эти пункты были убраны с того закона, когда мы рекомендовали. Какую редакцию сегодня он примет, можно будет посмотреть на сайте Верховной Рады. Если они его выставят – это тоже вопрос большой.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Глава общественной организации «Союз вынужденных переселенцев» так же отметил, что затраты, предусмотренные законом о внутренне перемещенных лицах, будут учтены в бюджете Украины на следующий год.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Переселенцы до сих пор не получили пособия, утвержденные Кабмином первого октября, – сообщила в эфире Радио Вести председатель Центра гражданского просвещения «Альменда» Ольга Скрипник, которая принимала участие в разработке законопроекта. Она отметила, что изменений требует, как минимум, два пункта закона: о статусе переселенцев и о предоставлении жилья.

Альменда Ольга СКРИПНИК, председатель Центра гражданского просвещения «Альменда»: Мы полагаем, что доработки требуют нормы, связанные с обеспечением жилья, потому что там прописано обеспечение жилья на полгода. Все-таки нам кажется, что процедура обеспечения жильем написана непонятно, не четко, что может привести к уклонению местных органов власти или других органов, которые будут пытаться избежать выделения этого жилья. Так же являются нормы вообще определения внутренне перемещенного лица, потому что первоначально мы так же включали туда не только граждан Украины, а так же иностранцев и лиц гражданства, которые законно продолжительное время проживают на территории Украины.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Стоит отметить по поводу пособий, которые предназначены для вынужденных переселенцев, то, как заявлял глава Кабинета Министров Арсений Яценюк: «На каждого нетрудоспособного в месяц будет выделяться помощь восемьсот восемьдесят четыре гривны. На каждого трудоспособного сумма в два раза меньше – четыреста сорок две гривны». Но цитирую Яценюка: «Если человек хочет получать помощь, он должен пойти в центр занятости и стать на учет с целью получения работы. Кто не становится на учет, помощи не получит, потому что он сам себе помогать не хочет». Стоит отметить, что в целом на семью, помощь, пособие не может превышать сумму в две тысячи четыреста гривен.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: На семью из сколько человек?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я не знаю. Там просто не сказано, сколько человек может быть в этой семье. Просто если вот одноразовые выплаты семьям переселенцам, она не может превышать сумму в две тысячи четыреста. Как я понимаю, есть, наверное, разные нюансы. У каждого ситуация, может, в целом, они схожи между собой, наверное, в каждой ситуации, случаи, она разная.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вообще, необходимо как можно быстрее принять дополнение, обеспечивающее порядок получения жилья, работы, медицинского обслуживания для перемещенных лиц, – так сообщил адвокат Василий Мирошниченко. Он сообщил это в эфире Радио Вести. По его словам, основной недостаток закона в том, что статус переселенца определяется только на полгода, дальше его необходимо продлевать.

Василий МИРОШНИЧЕНКО, адвокат: Нужен ещё дополнительно ряд нормативных документов, как на уровне парламента, например, в отношение иностранцев и лиц без гражданства, они вообще получились бесправными, потому что они статуса переселенца не получат, внутренне перемещенного лица по этому закону. Им соответствующих документов не выдадут. Они не получат ни обеспечение жильем, и так далее.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мирошниченко так же добавил, что при регулярном финансировании обеспечить жильем всех переселенцев можно в течение трех, четырех лет.
Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: У нас сейчас на связи находится представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам» Вадим Кодачигов. Как Вы восприняли принятие этого закона, действительно он сейчас крайне важен для тех, кто вынуждено покинул свои дома?

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Естественно, в Украине важен, потому что в свою очередь мы получаем статус. Без понимания того, что вы получите статус переселенца, вы вимушено перемещена особа, в принципе, мы имеем право дальше двигаться. Ни одна международная организация, ни один какой-то фонд международный не возьмется помогать нам, потому что кто мы для них? Мы для них просто люди без особого какого-то статуса, без особого положения. Более того, государство ещё нас сделало нерезидентами собственной страны. Естественно, этот закон далеко несовершенен. Мы будем его дорабатывать, будут выставляться какие-то дополнительные постановления, приниматься отдельные распоряжение Кабинета министров, при этом мы получили статус «тимчасово переміщених осіб» – это уже говорит о том, что мы имеем возможность сотрудничать с международными организациями, с международными фондами.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вадим, как Вы можете прокомментировать, мы тут посчитали, в принципе, проследили некую историю с принятием законов о вынужденных переселенцах, их статусе, честно, вот этот процесс проходит не очень быстро, почему так происходит?

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Потому что никто из наших депутатов не проживает в Крыму. Никто из наших депутатов не сталкивается с теми проблемами, с которыми сталкиваемся мы. Никто из наших депутатов не имеет вообще тех проблем, которые имеет народ в той стране. Я уже давно говорю о том, что депутаты в Верховной Раде Украины – это в большинстве случаев отдельное новообразование. Некое новое образование государственное, которое находится внутри самого государства Украина, которому абсолютно все равно, что в этой самой стране происходит. Они не сталкиваются с нашими проблемами, у них нет коррупции, потому что они создали эту коррупцию. Они не относятся никак к люстрации, потому что они сами пишут эти законы. В общем, вы понимаете, о чем я говорю. Я думаю, что все радиослушатели прекрасно понимают, что Верховная Рада и люди, для которых они пишут эти законы – это совсем две разные субстанции. Не с нами.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вадим, Вы сказали несколько раз в своем ответе слово «проблемы». С одной стороны, конечно, проблемы эти всем очевидны. Но очевидны они каждому по-разному. Вы можете сейчас назвать самые главные проблемы?

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Могу. Самая главная проблема – это то, что мы не резиденты Украины. Любой человек, который пытается продать там жилье, выехать на территорию материковой Украины, фактически бесправен. Он не может привести сюда деньги, если даже как-то он умудриться вывести сюда деньги, он не сможет купить здесь жилье. По-нашему законодательству, для того, чтобы приобрести недвижимость стоимостью свыше ста пятидесяти тысяч гривен, вы должны сделать это только по безналичной оплате, соответственно открыв расчетный счет. Расчетный счет вы открыть не можете, потому что вы не резидент Украины. Если даже вы откроете расчетный счет и положите на них деньги, вы должны подтвердить их происхождение. Для того, чтобы подтвердить их происхождение, вы должны предоставить документ, который покажет нашему банку, что вы получили эти деньги законно. Допустим, вы продаете квартиру в городе Севастополе или Симферополе, вы приезжаете сюда. Но у вас договор купли-продажи заверен нотариатом Российской Федерации, который не признает Украина. Соответственно эти деньги не являются для Украины легитимным. Соответственно открыть расчетный счет и положить на них вы не можете. Если вы даже найдете какого-то другого человека, который откроет расчет на себя и положит, то соответственно квартиру будете покупать не вы, а он. Потому что это не ваши деньги будут, а его деньги будут – это первая проблема. Вторая проблема – из сорока тысяч переселенцев, приехавших на материк, примерно четыре тысячи, я говорю о крымчанах сейчас – это предприниматели. В данный момент, для того, чтобы восстановить предпринимательскую деятельность, почему-то государство отвело нам три города: Херсон, Николаев и Токмак. Севастополь прописан к Херсону. Для того, чтобы мне, предпринимателю с украинским свидетельством, работать, продолжать работать, создавать рабочие места, заниматься бизнесом и платить налоги, я, почему-то поживая в Киеве, должен поехать в Херсон, там зарегистрироваться, как предприниматель и постоянно ездить туда сдавать отчет. Постоянно забирать оттуда там.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А почему? Чем вызвано такое решение странное?

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Вы у Минюста спросите.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Кто принимал такое решение?

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Минюст, Минсоцполитики. Таких решений масса – это идиотские решения. Совершенно, я вам скажу, как обычный гражданин Украины – это масса абсолютно идиотских решений.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я с Вами соглашусь. Вы просто ошарашили меня сейчас, что Херсон, Николаев и Токмак. Только три города.

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Я вас ещё ошарашу. У меня для того, чтобы вклеить паспорт, сейчас мне исполнилось сорок пять лет, я должен вклеить паспорт. Хорошо, я проживаю в Киеве, я тут обустроился, я с января месяца здесь живу. Люди, которые не хотят становиться гражданами России, которые вынуждены переклеивать фотографию, в данный момент, они теперь фотографию вклеивают в течение трех суток. Представьте ситуацию, человек, будучи гражданином Украины, проживающий в Симферополе, выезжает на территорию, к примеру, Херсона для того, чтобы переклеить фотографию. Он должен сдать паспорт и три дня минимум жить на скамейке. Потому что без паспорта, он не снимет квартиру. Без паспорта, он, естественно, не поселится в гостиницу. Соответственно, он приехал, сдал паспорт, через три дня ему его выдадут. А что делать человеку эти три дня в чужом для него городе, если у него нет знакомых, нет друзей? Причем самое интересное, из этих ситуаций есть элементарные выходы, допустим, по предпринимательству можно было просто разрешить использование свидетельства, выданного Украиной, на всей территории. Я приехал в Киев, я зарегистрировался в Киеве, я получил справку о том, что я зарегистрирован в Киеве. Поставьте мне такой же штамп в свидетельстве о предпринимательстве, что я зарегистрирован временно в Оболонском районе города Киева. Поставьте меня на учет в Оболонский район, я буду платить налоги, я буду создавать рабочие места. С паспортом то же самое – это элементарно, переклеить фотографию занимает два часа. Регистрационная запись переклеить фотографию, зачем мне три дня ждать?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вас никто не слышит?

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Дело в том, что ещё одна из проблем, которую я хотел бы затронуть, нас лишили права голоса. То есть, конституционно мы имеем право избрать и быть избранными. В этом году я баллотировался в Верховную Раду по двести одиннадцатому округу, но проблем в том, что не то, что я плохой человек, у меня за спиной сильнейшая команда, я грамотный толковый парень, я знаю, что такое законопроекты, но я не житель Киева. Естественно, киевляне понимаю о том: «Вадя, ты классный чувак, но извини. Мы киевлянина выбираем. Для того, чтобы он отстаивал интересы нашей громады», – это логично, нормально. Хотя при этом мы понимаем, что мы выбираем депутата от Верховной Рады, который должен отстаивать интересы страны, но я не имею право за себя сам проголосовать.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вадим, я бы не хотела ставить точку после Ваших слов: «Я не имею право за себя проголосовать». Но мы вынуждены прерваться ненадолго. После новостей мы опять свяжемся с Вами и продолжим наш разговор в эфире Радио Вести.

Вадим КОДАЧИГОВ, представитель «Координационного центра помощи вынужденным переселенцам»: Хорошо.
Марта МОЛЬФАР, ведущая: Напомним всем слушателям, что в студии Радио Вести сейчас Юрий Кулинич и Марта Мольфар. И мы хотим продолжить разговор с помощью телефонной связи, которую мы вели, с Вадимом Кадачиговым, представителем координационного центра помощи вынужденным переселенцам. Вадим, я правильно фамилию назвала?

Вадим КАДАЧИГОВ: Вадим Кадачигов, да.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, спасибо. Очень коротко расскажу тем, кто только что присоединился к нам. Мы попытались обрисовать главных проблем людей, которые называются вынужденными переселенцами. Это в первую очередь, если говорить о крымчанах, это то, что они нерезиденты Украины. Это создает колоссальные проблемы, в частности материального характера, когда невозможно перевести деньги, даже если они есть, если это сумма выше 150 тысяч, если человек собирается действительно на постоянное уже место жительства переехать куда-то на материк. Вот проблемы очень серьезного толка. Проблема №2, или №1, для кого как, можно менять местами, - это проблемы предпринимателей. Они сталкиваются с колоссальными проблемами. И вот лично для меня это было ранее неизвестно. Вадим сообщил всем, что только три города обозначены, в которых могут люди, переехавшие в Украину из Крыма, заниматься предпринимательской деятельностью. Это Херсон, Николаев и Токмак. Неверно я сказала, переехавшие в Украину из Крыма, на материковую часть Украины, я имела ввиду. То есть, вот эти ограничения – Херсон, Николаев, Токмак, и все. То есть, получается, если человек переехал к своим родственникам или друзьям в Киев, Львов, я не знаю, Запорожье, Житомир, он не может там заниматься предпринимательской деятельностью.

Вадим КАДАЧИГОВ: Не совсем правильно. Он может заниматься, но регистрироваться он должен в тех городах.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Только в тех городах. То есть, это создает определенные проблемы, сложности.

Вадим КАДАЧИГОВ: Для того, чтобы получить там какое-нибудь предпринимательское удостоверение, свидетельство о предпринимательской деятельности, ставать на учет, ты должен ехать в Херсон. Хотя проживаю я во Львове или в Киеве. Соответственно отчетность вся наша будет находиться там, в Херсоне. Хотя мы в принципе можем платить деньги в бюджет Киева, если я проживаю в Киеве, мне здесь на много удобнее это сделать. Но это еще далеко не все проблемы. Есть еще некоторые проблемы. Могу их просто вкратце озвучить.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, давайте коротко. Хотели бы услышать.

Вадим КАДАЧИГОВ: Ну, проблема со вклейкой документа в паспорт, и решение этой проблемы также очевидно и элементарно. То есть, есть люди, которые находятся там в Крыму. О них тоже нужно думать. Потому что этих людей очень много. Это как минимум 400 тысяч крымских татар, и как минимум 200-300 тысяч наших крымских украинцев, которые живут там, не на материковой Украине, а там живут в Крыму. При этом сейчас озвучу, как это все происходит. Значит, если вы не вклеили в паспорт фотографию новую, а вы там не можете её вклеить, потому что там нет мест, где можно это сделать, через месяц ваш паспорт теряет силу. Соответственно вас наши же украинцы не пустят на материковую часть Украины. Для этого было бы сделать элементарным, абсолютно элементарным шагом разрешить родственникам первой линии привозить их паспорта сюда, и вклеивать фотографию. То есть, мама может привести дочкин паспорт и вклеить фотографию. Жена может привести паспорт мужа, и вклеить здесь фотографию. Это значительно облегчит людям жить. Потому что родственники ездят сюда. Сейчас у меня, ну, я не буду называть фамилии или еще что-то, жена одного из Героев "Небесной сотни". У него просроченная фотография вклеенная. Она не может выехать сюда для того, чтобы получить здесь какую-то помощь. И приезжала его мама сюда, они здесь жили у меня три дня, находились, я помогал им решить эти вопросы, они не могут получить помощь, потому что им не открывают счета. Это абсолютно, я бы не сказал даже негативное, это абсолютно, ну, Какое-то пренебрежительное отношение к человеку. И все это исключительно потому, что люди проживающие здесь в Киеве, и являющиеся депутатами Верховной Рады, принимают определенные законы, не имея представления о практической стороне их реализации. Вот они не знают как это будет, но они при этом принимают какие-то решения, оставляя на нас возможность самым выкручиваться. Как хотите, так и делайте.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вадим, к кому конкретно вы хотели ли обратиться из нашего руководства страны? Вот прямо сейчас вы можете это сделать в прямом эфире. Я надеюсь, что вас услышат.

Вадим КАДАЧИГОВ: Я надеюсь просто, что, в конце концов, нам абсолютно категорически нужен тот орган, который будет регулировать процесс не отторжения Крыма, а наоборот, - процесс возврата Крыма путем того, что мы как-то будем оптимизировать отношение государства и людей, которые остались там в Крыму и находятся здесь. При этом этот орган должен возглавлять не какой-либо посторонний человек, который к проблемам Крыма не имеет никакого понимания. Это должен возглавлять именно крымчанин, именно человек, который имеет связи и с материковой Украиной, и с Крымом, с теми людьми, которые живут там. Мы на свои проблемы отреагируем гораздо проще, понятнее и практичнее чем те люди, которые в них совершенно ничего не понимают. Этот орган должен быть создан в ближайшее время. Его уже несколько раз пытались создать. Его пытались обозвать там вице-премьер по делам Крыма, его пытались обозвать Министерством Крыма, его пытались обозвать Держуправління по делам Крыма, и постоянно туда пытаются всунуть тех людей, которых мы, крымчане, не знаем, эти люди не являются для нас авторитетом. Эти люди не имеют ни малейшего представления о том, что надо делать для того, чтобы вернуть Крым, и что надо делать для того, чтобы люди, которые сейчас проживаю там, знали – у них есть собственное государство, и это государство называется Украина. И эта Украина помнит о том, что там живут люди, которые принадлежат, живут, и являются гражданами Украины, и эта Украина никогда о них не забудет.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Вадим. Мы надеемся, что Петр Алексеевич вас услышал с помощью нашей радиостанции.

Вадим КАДАЧИГОВ: Ох, я тоже так надеюсь, что он меня услышал.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо вам большое. Напомню, что на связи со студией был представитель координационного центра помощи вынужденным переселенцам Кадачигов Вадим. Ну, вот видишь, большинство проблем – это отсутствие требуемых документов. А если даже они есть в наличии. То ты докажешь их правдивость и достоверность вот тех данных, с которыми ты можешь приехать в какой-то регистрационный центр, или в центр обеспечения вот социальной защиты населения, и там как-то вот зарегистрироваться. Ну, надеемся, что этот закон, он изменит ситуацию к лучшему, и в частности станет меньше проблем возникать у вынужденных переселенцев, вот когда они переедут из оккупированных территорий, из аннексированных территорий на территории, подконтрольные украинским властям. И проще, проще станет сам процесс.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу напомнить нашим слушателям, что вы тоже можете принять активное участие в эфире. Сейчас вы можете либо писать нам наш сайт radio.vesti.ua, либо отправлять смс на номер 2435. Более того, если сейчас нас слушают те, кто являются вынужденным переселенцем, вы можете прямо сейчас позвонить в нашу студию по телефону – 390-104-6, и рассказать не только о своих проблемах, но и рассказать чем вам можно помочь, какую помощь вы ждете. 390-104-6. И так, если вы являетесь вынужденным переселенцем, пожалуйста, набирайте этот номер телефона, и в нашем эфире можете высказать все свои проблемы. Крик души можете позволить такой себе.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Алло.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, представьтесь, пожалуйста. Скажите откуда вы.

Слушатель: Алло, передача Вести?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да-да, вы попали на радио. Вы уже в прямом эфире. Как зовут вас?

Слушатель: Меня зовут Лидия Алексеевна. Мне 87 лет. Я из Киеве. Я только что слыхала передачу, где Вадим рассказывал за переселенцев. Если вы меня слышите, я хочу сказать – пусть он идет и воюет там, защищает свою землю. Нечего ему ставить здесь претензии. Все.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, спасибо вам большое, но как я понимаю, представитель Крыма, ну, там нет боевых действий. Как бы он и старается помочь тем людям, которые сейчас вот находятся в попечении координационного центра помощи.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Возможно, Лидия Алексеевна просто слышала не все. Просто фрагмент эфира какой-то услышала. 390-104-6. Мы принимаем ваши звонки.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, но после небольшой паузы.


Марта МОЛЬФАР, ведущая: 390-104-6. Мы продолжаем принимать звонки наших слушателей. В первую очередь просим звонить тех, кто является переселенцем вынужденным.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, да. Или кто сталкивался с проблемами, которые сейчас приходится решать тем людям, которые вынуждено покинули свои дома.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу сказать, что у нас уже есть отклики на наш диалог с Вадимом. Пишет нам, написала Наталья – очень грамотное выступление Вадима. Жаль, что он не прошел в Верховную Раду. Ну, что ж поделать?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 390-104-6 – номер прямого эфира Радио Вести. Здравствуйте. Алло.

Слушатель: Алло, добрый день.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Добрый день. Представьтесь, скажите, откуда вы.

Слушатель: Владимир, Киев.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, Владимир.

Слушатель: Значит я хоть и не переселенец, но тем ни менее проблемы есть. Проблемы очень таки большие у тех людей, которые вели бизнес в Крыму, есть нежилые помещения, которые остались в Крыму. Крымские власти не хотят заключать дальше аренду этих помещений, ну, аренду земли под этими помещениями, и такое впечатление создается, что в конце концов их заберут. А продать, например, или еще какие-то действия с ними сделать просто невозможно. Потому что законы не позволяют этого делать. То есть, например, даже продать не в состоянии. Потому что есть такой закон, что я не имею права этого делать. А если я даже буду это делать, то в этом случае я буду подвергаться уголовной ответственности. Вот как с этим быть? И нет разъяснения Министерства юстиции каким образом, что делать с этими помещениями, и как быть. Вот интересный вопрос, но никто его не подымает.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А даже если удастся продать вам законным образом, то к сожалению, просто невозможно будет перевести сюда суму свыше 150 тысяч гривен, как рассказал нам Вадим.

Слушатель: Тем более.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо вам большое за звонок.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Дело даже не в том, что ты не сможешь их перевести. Ты можешь как-то их, или вывести, я не знаю, наличным образом или как-то другим, но показать документ, что это вот признавайте, вот я действительно продал, ну, там штампик Российской Федерации, никто его не признает. Ну, в частности об этом Вадим, наш спикер, говорил недавно. 390-104-6. Принимаем телефонные звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Это Радио Вести?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы уже в эфире. Как зовут вас?

Слушатель: Николай, житель Крыма.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Откуда вы звоните сейчас?

Слушатель: Ну, я в данный момент в Киеве, я работаю в Киеве.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, расскажите нам.

Слушатель: У сына вот по поводу паспорта, 25 лет в августе. Здесь жена примчала, и мы пошли в ОВИР в Киеве. Ну, женщина сказала – привезите доверенность для того, чтобы вклеить сыну в паспорт. Крымскую доверенность. Я говорю – так там же у нас российское все. Говорит – ничего страшного, привезите российскую доверенность.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: У вас получилось оформить, вклеить вот эту новую фотографию?

Слушатель: Мы не стали. Просто какой-то маразм. Крым аннексирован, - Украина говорит. Но российские, получается, документы тут имеют силу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Николай, вот я просто хочу прочитать сейчас вам сообщение, нам прислала Алла из Днепра. Никоим образом не подумайте, что это какое-то руководство к действию. Это наоборот – наша общая печаль. Алла пишет – знакомый приехал на один день домой из другого города, где работает. Дал взятку, и вклеили фото. А что делать? Это было три дня назад. Ну, вот так.

Слушатель: Ну, может и так. А нам ничего не осталось. Вот сын пошел, и получил российский паспорт.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы поняли вас.

Слушатель: Потому что этот не действительный. Просто загнали. На работу не берут без паспорта, ничего. Если бы этот украинский был, - еще более-менее. А он фактически получился нелегальный. И мы вынуждены были сделать ему российский паспорт.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо вам большое.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот, пожалуйста, ситуация, которую только что мы слышали. Молодой человек, 25 лет, хотел получить украинский паспорт. Но по законодательству столько препон, столько преград стояло на пути к этому, что просто проще было получить российский паспорт. Вот.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Понимаешь, все дело в бюрократии, по большому счету. Я думаю, что эту тему мы обсудим в следующие полчаса, да. Будем говорить о бизнесе, но в данном случае просто из-за того, что нет документа, но есть живой папа, слава богу, мама, слава богу, они говорят – это наш сын, есть свидетельство о рождении, - привезите доверенность крымскую. Ну, понимаешь, вот просто нам или надо, я не знаю, убивать эту систему или вычищать её, я не знаю как. Но просто, или переходить на какой-то электронный документооборот, ну, вот действительно, потому что эта вся система вне вот всех заявлений по поводу реформ, там мы вчера ГАИ обсуждали, министерств, люстрации, надо менять на местах. Просто вот чтобы человек не был просящий. Сказал - пожалуйста, примите меня, есть документы. А вам не в этот документ. Понимаешь, вот эту систему надо менять. И если она будет изменена в данном случае, то вот многие ребята и крымчане, и вынужденные переселенцы с Донбасса скажут спасибо. и скажут спасибо только в том плане, что хотя бы не создается вот этих преград для того, чтобы оформится. Хотя бы оформится.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Игорь из Киева пишет нам – сейчас просто на наше правительство навалилось слишком много проблем одновременно. Поэтому не успевают все решать. Ну, я хочу сказать, что ни премьер, ни Президент, они же не вдвоем работают. То есть, огромный коллектив людей, которые работают на благо нашей страны. Просто каждый, занимая свое место, должен добросовестно относиться к работе, и нужно подбирать соответственно людей, которые добросовестно будут относиться к работе, выполнять её правильно.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, понимаешь, та же женщина, например, или тот молодой человек, или тот мужчина, который сидел в паспортном столе и сказал вот жителю Крыма по поводу этой доверенности, да, понимаешь. Да, она тоже в раках каких-то работает. Это система. Это не просто человек сидит злобный там.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Понятно, тот человеческий фактор мог сыграть. То есть, она могла сказать да, закрыть глаза, но с другой стороны она может просто боится. Её тоже понять можно.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вот понимаешь, система, вот просто система. Это вот какой-то такой корень зла, который надо искоренять по большому счету.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, хотя видишь, как написала нам Алла, взятку взять не побоялись.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вот, понимаешь, и не вопрос. Вот до тех пор, пока будет действовать эта система. Потому что знаешь, для меня вообще бюрократия – это очень страшная вещь. Я не могу…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я уже вижу. Давай примем звонок еще телефонный. 390-104-6. В первую очередь хотим пригласить в нашу студию тех, кто является вынужденным переселенцем.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я пенсионерка с Днепропетровска. Вот еще раз хочу подтвердить все, что вы говорите в эфире, Работать вообще невозможно, вы знаете, ни в какой сфере. Надо, чтобы эти юристы, эти "петренки", которые у нас, опускались до самого прямого, до самого сельского совета, городского совета, и шерстили этих бюрократов, которые, ну, ничего не дают сделать ни с землей, ни с паспортом. Ну, ничего, понимаете. Государства как такого нет у нас. Вот что я хочу сказать.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как вас зовут?

Слушатель: Я Ольга Васильевна.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Ольга Васильевна за звонок. Но вот по сути Ольга Васильевна солидарна с Вадимом, который был в нашем эфире. Достаточно долго мы с ним говорили. Напомню, что Вадим является представителем координационного центра помощи вынужденным переселенцам. Собственно ответ на вопрос один – что те, кто наверху решают проблемы, они просто совершенно не знают истинных проблем людей, которые нуждаются в каких-то изменениях в законодательстве, в каких-то поправках, в каком-то облегчении, упрощении. То есть, просто не знают проблемы тех, кто ниже.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 390-104-6. У нас еще есть время принять пару телефонных звонков. Здравствуйте. Пожалуйста, мы сейчас выводим вас в эфир, но выключите приемников. Алло.

Слушатель: Здравствуйте.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Дмитрий. Я из Алчевска.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Дмитрий.

Слушатель: На данный момент я являюсь переселенцем, и мы живем с семьей в городе Харьков.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, и как у вас прошел этот процесс? Как бы вы зарегистрировались, получили работу, стали на учет? Вот можете рассказать.

Слушатель: Работу мы не получили пока на данный момент. А столкнулись с такой проблемкой. По немецкой программе выделяют деньги на питание. Жена получила карточку. Но при этом мы имели кредитную карточку "Приватбанка", и там… составляет 1,5 тысячи. И по этой программе нам дали деньги – тысячу гривен на питание. И с этой карточки сразу же "Приватбанк" снял деньги в счет кредита. Такая ситуация.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, вы по сути не получили ничего?

Слушатель: Да. "Приватбанк" сразу же закрыл задолженность, которая была до этого.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Как бы в дан ном случае банки не идут на встречу, да, вот вынужденным переселенцам.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Никто не идет на встречу, по сути.

Слушатель: Они сказали - мы не будем с вас снимать штраф, но сделали двойную тарифную ставку по кредиту.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Понятно.

Слушатель: А это оказалось даже больше, чем штраф начисленный был бы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот даже так.

Слушатель: Да.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Понятно, Дмитрий. Вот все, что вы озвучиваете, мы это все накапливаем, этот материал, чтобы задать непосредственно людям, которые занимаются этими вопросами. Как только мы получим к ним доступ, вот просто выложим весь материал, который дают нам наши слушатели. Спасибо за звонок.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Еще есть время принять, наверное, один телефонный звонок, перед тем, как перейти на паузу. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Александр, Киев.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, Александр.

Слушатель: Маленькая рифма: реформы – уроды, бьют по карману. А власть держащая – по лицу. Когда же проснется народ Украины? Или его удел идти ко дну?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, как-то вы пессимистично. По-моему, проснулся уже народ Украины. Тут вопрос, когда проснутся те, кто руководит народом Украины. А, по-моему, народ уже проснулся давно.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, в том то и дело… Кто рано встает - тот власть достает. Наверное, вот в данном случае так можно сказать.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ты тоже поэт, Юра.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, чуть-чуть. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, я переселенка из Донецка. Я не смогла оформить дом через державный рейс после смерти мужа, и у меня сын оказался без прописки, он переселенец. Но он не может зарегистрироваться как переселенец, по этой причине. Что мне надо сделать? Куда обращаться? В государственные службы? Я не знаю.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы пытались связаться с Центром помощи переселенцам? Телефонные есть у вас

Слушатель: Нет, я пыталась в Управления социальной защиты. Они говорят – подтвердите, пусть там в Донецке дадут справку, что он там фактически проживал. А в Донецк я не хочу ехать, у меня еще трое детей.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Конечно, мы вас понимаем.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: А вы можете побыть на связи? Мы сейчас попросим и переведем на другую линию.

Слушатель: Боюсь, что я не смогу, мало денег на счету.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Сейчас тогда я телефон ваш запишу сейчас быстренько.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как вас зовут?

Слушатель: Наталья.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Так, вот я телефон запишу, вам сейчас перезвонят. И просто узнают. Вам, наверное, дадут телефоны, скорее всего центров, которые могут вам предоставить уже более профильную консультацию.

Слушатель: Хорошо, спасибо.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Все, сейчас вам перезвонят. Да, спасибо вам большое, что обратились. Но вот видишь, вот много проблем просто с документами. И вот без бумажки получается действительно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Много сообщений. Мы, к сожалению, просто не успеваем все дать в эфир. Но спасибо вам большое за вашу активность. Тему, к сожалению, мы закрываем сейчас. Она открытой остается. Мы будем неоднократно возвращаться к ней в эфире Радио Вести. Ну, а в ближайшие полчаса мы поговорим о сложностях с бизнесом, и о том как о облегчить бизнес-процессы не только вынужденным переселенцам.


Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 10:34 в Украине. Это Радио Вести – радио новостей и мнений. Марта Мольфар, Юрий Кулинич. Мы с вами до часу дня в рамках "Эфира выходного дня". И продолжим, вот знаешь, тему бюрократии, наверное, мы продолжим её в этом получасе.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я очень надеюсь, что эти полчаса у нас будут более оптимистичны, чем предыдущие. Потому что мы надеемся, что бизнесу станет жить проще в нашей стране. Первые шаги робкие, я бы сказала, уже делаются, я хочу представить гостя нашей студии. Мирослав Табахарнюк, вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей. Здравствуйте.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Доброго дня.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: И говорим мы о том, что бизнесу должно стать проще жить. Кабинет министров в частности планирует отменить плату за регистрацию бизнесу, и упростить процедуру. Такой законопроект разработала Минэкономразвитие и торговли, - пишет издание "Апостроф". После принятие закона, зарегистрировать юридическое или физическое лицо предпринимателя можно будет за один день. О том, какие еще предложения для бизнеса подготовил Кабинет министров – прямо сейчас на Радио Вести, вот так, чтобы ознакомиться какие предложения выдвигает правительство.

Правила игры: Правительственный законопроект предусматривает, что контролирующий орган обязан внести информацию об открытии юридического или физического лица-предпринимателя в течении одного дня. Сейчас эта процедура осуществляется в течении 5 рабочих дней с момента подачи заявления. Плата за проведения регистрации изыматься не должна. В данный момент за регистрацию юридические лица платят 170 гривен, физлица – предприниматели – 34 гривны. В тоже время платной может остаться только услуга за внесение изменений в госрегистрацию. Количество документов, подаваемых для регистрации, не меняется. Также законопроектом предусмотрена синхронизация процессов открытия счетов в банке и оповещения об этом налоговых органов. После того как контролирующий орган получит от банка или другого финансового учреждения информацию об открытии счетов, то в режиме реального времени должен отправить уведомление о взятии на учет или отказе. В правительстве считают, что реализация этих правок упростит и ускорит процесс регистрации бизнеса.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, тут еще можно добавить, что уже не обязательно иметь печать. Тоже об этом мы отдельно упомянем. Что еще может быть упустили? Что-то очень важное, существенное.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Ці всі заходи, вони принесуть користь бізнесу в плані спрощення входження в бізнес. Але мені здається, що міряти тиск людині, коли вона вже померла, - це безрезультатно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Совсем вы уже такой диагноз поставили печальный.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Такий песимістичний. Ви говорили про песимізм. Сьогодні дійсно непроста ситуація в бізнесі, і більшість бізнесів зупиняється. Більшість бізнесів є неконкурентоздатними. І сьогодні недостатньо організаційного послаблення з боку влади. Сьогодні потрібні більш радикальні кроки з метою покращення бізнес-клімату.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы имеете в виду налоговую политику?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Ну, якщо ми почали з реєстрації, то дійсно парадоксальна ситуація – в держави, як в органів державних, які отримують цю інформацію, в них є різні бази даних, просто потрібно їх об’єднати для того, щоби не ходити підприємцю в один орган, брати довідку для іншого державного органу. Єдина база даних, єдина інформація, яка… державні чиновники повинні себе забезпечувати.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, сейчас вот вроде бы упростили. Но с другой стороны, хотя вся процедура проста, но пока соберешь эти справки для простой процедуры, получается, что она не так уж и упрощена, да? Это вы имели в виду?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Ну, вдосконалення меж немає. Ще є резерви для того, щоб тут удосконалювати. Але я хочу сказати про те, що не це сьогодні є важливим. Ми говорили попередній раз про бізнес. Рейтинги, вони в більшій мірі носять формальний характер. Сьогодні є проблема бізнес-клімату. От на цьому тижні відбувся український інвестиційний форум. Так іноземці кажуть – панове, у вас джунглі. Якщо назвати речі своїми іменами в плані інвестиційного клімату, то це джунглі. І потрібно міняти, бізнес-клімат мається на увазі. Тому такі, скажімо дрібні організаційні зміни, вони так, вони потрібні. Але вони не суттєві.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Мирославе, якщо казати про користь від цих пропозицій Кабміна, ну, я маю на увазі от спрощення бізнесу, то от кому вони зараз більш корисні? Великому бізнесу чи якимось дрібним підприємцям? Хто може скористатися?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Звичайно дрібні підприємці. Поскільки це стосується реєстрації, то мова йде про входження, легкість входження в бізнес. Але сьогодні це важливо для переселенців, тих, хто переїхали з сходу України в інші області, їм потрібно провести перереєстрацію. Це для них важливо. І це добре. Я не хочу сказати, що те, що зроблено, то це є абсолютно даремно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Скажите, а в вашем Союзе промышленников и предпринимателей как-то лоббируются интересы переселенцев? Просто нам звонили сейчас, вот рассказывали люди вещи очень печальные. Например, регистрация бизнеса переселенцев из Крыма возможна только в трех городах – это Херсон, Николаев и Такмак, и все. Только эти три города. Это очень осложняет многие процессы.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Звичайно підприємці можуть звернутися в Український Союз промисловців і підприємців, і скажімо так, можна отримати організаційну консультативну допомогу. Але змінити рішення.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но влиять вы не можете, к сожалению, никак, да?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Так. Це довгостроковий процес. Тому що, на жаль, влада робить те, що їй зручніше, простіше, і не завжди з урахуванням інтересів. А процес зміни цих рішень є дуже довготривалий.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Открыть бизнес теперь проще. А закрыть?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Це теж питання не є, скажімо так, ну, так само актуально, як входження в бізнес. Кажуть: вхід – рубль, вихід – два.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я могу подтвердить эти слова.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Дуже складно, дуже бюрократично, і досить часто приходиться підприємцю звертатися за послугами юристів, консультантів. Це теж послуга, бізнес-послуга, яка коштує грошей. А самому це зробити достатньо складно. І тут теж потрібні зміни. Хоча не все так просто в частині відповідальності перед контрагентами, перед державою по податкам. Тобто так не можна просто. Я не хочу огульно говорити про те, що написав заявку і вийшло.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Видела неоднократно на заборе, ну, образно говорю "на заборе", надпись – закрою бизнес за один день, ну, и телефон.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Так, є така послуга. Вона має свою ціну, це ринок. Але для того, щоб закрити бізнес, треба не мати зобов’язань перед органами влади, бюджет, і бажано контрагентами. Тому що там є своя специфіка відповідальності, і своя специфіка хуліганства. Треба називати речі своїми іменами. Бізнес-етика теж не завжди на висоті у нас.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мирослав, вы сказали, что вот на этой конференции, которая была. Конференция, да, правильно?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Український інвестиційний форум.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Форум. Назвали представители других стран нашу бизнес-среду джунглями. Вообще что можно сделать? Вы видите какой-то выход из этих джунглей?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Звичайно вихід є. Потрібно абсолютна дерегуляція, і не потрібно приймати нерозумних рішень. От приклад минулого тижня. Теж форум громадської організації, який протестує проти введення з 1 січня 15-го року ПДВ-рахунків в державі. Ну, якщо вникнути в суть, то хтось, це спланована економічна диверсія проти України, якщо назвати речі своїми іменами – введення таких ПДВ-рахунків. Абсолютно непродумане рішення, абсолютно, я би сказав так – реалізація мрій Азарова на протязі 10 років. Зроблено кулуарно під пакетом законів про допомогу армії. Уряд просунув закон про введення ПДВ, і потім всі зловились за голову – а що ми прийняли? Достатньо в бізнесі є такий інвестиційний інструмент, як бендж-маркінг – аналіз дій конкурентів. Достатньо було проаналізувати в яких країнах процедура чи проект введення ПДВ-рахунків була успішною. Виявляється таких країн дві – Болгарія і Азербайджан. Болгарія, уже відмінили ці ПДВ-рахунки. Чому? Було два позови успішних в Європейський суд, де суд визнав, що це є порушення права власності на вільне право розпоряджатися власними коштами. Бо в чому суть? Одна шоста частина платежу іде як ПДВ в ціні придбання, іде на мій рахунок, але в казначействі, яким я не маю права розпоряджатися. Тобто це не мої кошти. Це кошти, якими я можу сплатити тільки один вид платежу – податок на додану вартість. Ну, і до чого я це все веду, що абсурдна схема, абсурдний механізм. І є надія, абсолютно всіх громадські організації, експерти говорять про те, що його треба відміняти. І є надія, що він буде відмінений в грудні місяці новим складом Верховної Ради. Але процедура прийняття таких рішень, вона є абсолютно нелогічною і нерозумною.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, только у нас и в Азербайджане сейчас на данный момент?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Так, якщо у нас буде введено з 1 січня, то ми станемо в один ряд. Ну, європейська країна, Україна стане в ряд з Азербайджаном.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы вынуждены прерваться буквально на минуту. Через минуту вернемся в студи, и пригласим слушателей участвовать в нашем разговоре.


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы остановились на такой печальной ноте.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Значит, минутка пессимизма затянулась.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да-да. Мирослав Табахарнюк, вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей. И вот как только что вы нам сказали, все таки надежда есть, шансы есть. Потому что в коалиционном соглашении там есть определенный пунктик. Что это за пунктик?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Я би не хотів бути джерелом песимізму. Не все так погано в нашому домі. Просто так в контексті получилось. Але є надія на те, що коаліційна угода буде реалізована. А на скільки мені відомо, в коаліційній угоді є пункт – зобов’язання про те, щоби відмінити закон про введення ПДВ-рахунків. Тому є надія, що ця помилка, я вважаю, що це помилка, буде виправлена. Тому що так, звичайно з податковими ямами треба боротися, з конвертаційними центрами треба боротися. Але в спосіб, який цивілізований, який би не порушував прав власників, який би не повністю, скажімо так, дезорганізовував бізнес-середовище, і за який не так дорого треба було би платити, як за введення ПДВ-рахунків.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Мирославе, ви казали про те, за оцінками інвесторів, ну, ви з ними спілкувалися, Український інвестфорум, у нас в цій сфері джунглі. А що треба зробити аби ці джунглі якось розчисти і дати простір? Чи зараз просто не та ситуація в Україні аби подавати якісь проекти в цій сфері для іноземних інвесторів?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Звичайно, що стосується бізнес-клімату, тут повинна бути дорога, двосторонній рух – і бізнес, і держава. Звичайно в першу чергу держава повинна змінити, зробити багато речей, змін, реформ, які посприяють бізнес-клімату. Але є й проблема бізнес-етики, культури ведення бізнесу, традицій роботи з інвесторами. Це теж, скажімо так, проблеми, які треба врегульовувати. Тому що звичайно про ці речі, про бізнес, ну, про відношення бізнесу, про дерегуляцію можна говорити тільки тоді, коли закінчиться війна. Для того, щоби бізнес розвивався, - треба закінчити війну. Тому що та ситуація, яка склалася, вона в першу чергу не дає впевненості в завтрашньому дні. Вона побудує думки про те, щоби диверсифікувати бізнес, і сьогодні дуже актуально створення бізнесу в Європі з метою диверсифікації ризиків, і так далі. Тобто перше – треба досягти стабільності в країні. А потім уже реформи, які би змінили бізнес-клімат. Перше – дали ступінь свободи, тобто максимальна дерегуляція, максимальна ступінь свободи для ведення бізнесу. Тому що тільки вільні люди можуть бути успішними в введенні бізнесу. Постільки бізнес за останній рік дуже серйозно, скажімо так, зменшується ділова активність, бізнес падає, то одних реформ по бізнес-клімату, мається на увазі – дерегуляція і так далі, їх буде недостатньо. Потрібні якісь певні стимулятори, мотиватори для того, щоб відродити бізнес.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Тобто це можуть бути якісь пільгові програми, да? Якісь пільги в плані оподаткування, в плані реєстрації від держави?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Ну, самі сміливі пропозиції звучать, що взагалі звільнити малий бізнес на рік-два-три від жодної сплати.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Неужели такое возможно?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Теоретично можливо. Україна знала на початку 90-х років такі різкі, скажімо так, такі умови. Були максимально звільнення від сплати податків. Ну, і політики досить часто на цьому спекулювали. Обіцяли бізнесу податкові канікули, і так далі, і так далі. Будь ласка, зробіть, і це може бути те, що послужить каталізатором до розвитку. Тому що брати кредити тільки на бюджетне споживання, - це не є, так, це важливо, бо потрібно платіжездатний споживач для бізнесу, і це позитив. Але потрібні ще каталізатори, які би послужили до розвитку бізнесу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу напомнить нашим слушателям, что в гостях у нас Мирослав Табахарнюк, вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей. Вы можете прямо сейчас задавать ему свои вопросы с помощью нашего телефона. 390-104-6. Если вы предприниматель, бизнесмен, или хотите им стать, ваши вопросы можете адресовать сейчас нашему гостью. 390-104-6. И два вопроса пришло уже от наших слушателей. Вернее один вопрос, одно просто констатация факта. Антон пишет нам – я очень люблю Украину, но вынужден переводить свой бизнес в Польшу. Потому что здесь пока перспектив не вижу. И Игорь спрашивает как можно стать членом вашего союза?

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Членом союзу промисловців і підприємців можна стати або через регіональне відділення, які є у всіх обласних центрах, звернувшись по місцю, мається на увазі в обласних центрах, або в головний офіс звернутися в Києві, який знаходиться на Хрещатику, 34.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 390-104-6. Принимаем ваши телефонные звонки. Здравствуйте. Алло.

Слушатель: Алло. Доброе утро.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Как вас зовут, и откуда вы?

Слушатель: Валентина, Киев.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, Валентина.

Слушатель: Сумму, которую съедает, заработанную, - аренда помещения, налоги. А налоги платить надо. Спасибо, до свидания.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Пожалуйста.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот видите, даже не вопрос, а просто такой крик души. Еще один крик души хочу прочитать. Геннадий Крымов из Харькова пишет нам – заплатил налог, банк провел платеж позже, чем надо. Теперь Налоговая требует от меня оплатить штраф за несвоевременную оплату налога. Хотя вина на банке.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Не, ну, как я понимаю, у Геннадия должна была остаться все таки квитанция на руках, где отпечатана дата, время проведения операция. Я думаю, что придется просто обращаться в Налоговую, и предоставлять, наверное, вот этот документ.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Звичайно платіжне доручення. Є штамп банку, коли було прийнято. Якщо воно було прийнято банком, тобто підприємцем подано вчасно, а банк в силу своїх певних труднощів не зміг оплатити, то це абсолютно відповідальність банку. Є два шляхи – або доказати це в Податковій, або звертатися в суд, і ту суму претензій в порядку регресу перекладати на банк.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: 390-104-6. Мы готовы принимать ваши звонки. Вы уже в эфире, здравствуйте. Делайте тише радиоприемник, а лучше вообще выключайте, чтобы он не мешал нам, не фонил. Как вас зовут?

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Андрей, город Днепропетровск.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Андрей. Мы слушаем вас.

Слушатель: Я хотел бы вопрос задать вашему гостью, и услышить его мнение. Я по поводу так называемых налоговых ям. Ну, всем известно, что это такое, как я понимаю. Вашему гостью, как никому это известно. И коль они существуют, значит, они кому-то нужны, и кому-то выгодны, в частности власти. Коротко, я сам занимался бизнесом, и довольно много общаюсь с людьми, я не знаю ни одного бизнесмена либо работающего в сфере человека, который бы отказывался совокупно платить 10, ну, максимум 15% налогов. Вот, честно брать и платить. Но сейчас ситуация совершенно другая с налогообложением. И борьба с так называемыми ямами, наверное, носит декларативный характер. Потому что кому-то они нужны. Пожалуйста, такой вопрос.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Дякую дуже. Дуже цікаве запитання.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Давайте коротко объясним что такое налоговые ямы.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Дійсно треба ліквідувати потребу. Не буде потреби – не буде пропозиції. Сьогоднішнє бізнес-середовище, на жаль, не може обходитися без готівкових не облікованих коштів. А готівкові не обліковані кошти – це конвертаційні центри, а податкові ями – це інструмент конвертаційних центрів в створенні готівки. І треба починати, мабуть, з політичних партій. Назвіть хоча би одну політичну партію, яка в процесі виборчої кампанії не користується не облікованими готівковими коштами? І звідси все це породжується. Система, дійсно її треба міняти, і міняти радикально. А, на жаль, та податкова реформа, яка зараз дискутується, вона не створює радикальних кроків, і, мабуть, не відмінить, не ліквідує потребу в готівкових не облікованих коштах.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Еще успеваем принять звонок. Или уже не успеваем?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Принимаем.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Алло. Здравствуйте. Если можно, коротко. Просто очень мало времени осталось.

Слушатель: Да, добрый день. У меня такой вопросик к вам. Смотрите, вот Балашов предлагает 5.10. Я так для себя немножко поразмыслил, и понимаю, что действительно реальная ситуация для того, чтобы вытянуть страну из этого налогового рабства, что ли. У каждого есть ИНН. Давайте привяжем ИНН, скажем, к платежке любого. Пошел в магазин, с тебя сразу автоматически снимается налог. И он пошел туда где-то там в государство. Легко и просто, понимаете. А мы придумываем. НДС 20% снимает с каждой квитанции у нас. А мы вот… Ну, на сколько все просто, элементарно. Ну, просто я вот, честно, в голове не укладывается.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, спасибо.

Слушатель: А с другой стороны, смотрите, раньше мы работали втемную, получали зарплаты в конвертах, и далее. Создали фирму через 2-3 года работали. Начали платить налоги. Но создали такие условия невыносимые, что мы вынуждены снова сейчас закрыть фирму, и снова работать втемную, в черную. А как по-другому сейчас выжить? Никак! Поэтому вот вашему гостью, который там рассказывает, ему надо идею Балашова, и, наверное, продвигать её дальше – сделать налоги максимально прозрачными. И тогда уйдет и коррупция, все остальное.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо вам. Ну, вот одна из идей.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, вот эту идею Балашова, которая собственно это не идея Балашова. Он просто о ней рассказал популярно на радиостанции, и таким образом пустил её здесь в широкое хождение. Но она действительно очень многим и желанная. Многие видят в этом панацею.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Ну, я далекий від того, щоб робити Балашову рекламу його ідеї 5.10.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это даже не его идея. Просто он её огласил.

Мирослав ТАБАХАРНЮК: Радикальні зміни в податковому законодавстві, які би були стимулом для ведення бізнесу, не тиском для того, щоб закриватися, а для того, щоб відкриватися. Звичайно радикальні зміни потрібні, які, ну, для цього потрібно одне – щоби влада більше прислухалася до експертного середовища. Є самий простий спосіб, який використовували у багатьох країнах світу. Візьміть аудиторів четвірки. Дайте їм завдання розробити систему оподаткування, яка би була стимулюючою, мотивуючою для ведення бізнесу. І вони запропонують декілька варіантів. А потім уже сміливе політичне рішення. Бо ці всі пропозиції, які є на сьогоднішній день, вони, на жаль, є половинчатими. І вони не є стимулами для ведення бізнесу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, что ж, на этом мы вынуждены закончить. Спасибо большое. Наш гость – Мирослав Табахарнюк, вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей в такую погоду снежную в Киев добрался к нам сюда на кручи, на горы Печерские. Спасибо, хорошего дня вам и нам всем. Все-таки хорошего бизнеса в нашей стране.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 11:05 это Радио Вести, эфир выходного дня продолжается. Марта Мольфар и Юрий Кулинич, мы с вами до часа дня. До 12 у нас гости, у нас корреспондент Радио Вести Марина Бердичевская, а также издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX Валерий Поляков. Мы рады вас всех здесь приветствовать и давайте рассказывайте, что же мы будем обсуждать, что собрало нас вместе.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы будем обсуждать судьбу украинского глянца, а может не только украинского, но и мирового глянца. Ну повод информационный знают уже многие, мы это уже обсуждали, это уход с украинского рынка таких журналов как Esquire и National Geographic. Но это послужило только поводом для нашего разговора. Целый час сегодня, мы хотим говорить с нашими гостями. У нас еще будут включения, будут очень интересные люди включаться к нам. Мы хотим поговорить о том, есть ли будущее у журналов глянцевых? И если оно есть, то какое это будущее? Прежде чем мы начнем разговор, хочется сразу провести такой опрос, среди наших слушателей. Читают ли они глянцевые журналы? Хотя нет, читают, это не правильное слово. Я вот могу придти в гости к Марине Бердичевской и читать у нее глянцевые журналы. То есть, я как бы их читаю, но от этого ни холодно, ни жарко самому журналу. Давайте так, покупаете ли вы глянцевые журналы? Хотя бы не реже чем раз в полгода?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Нет, хотя бы раз в месяц.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нет, ну месяц это совсем неприлично. Значит, раз в месяц спрашивать? Покупаете ли вы, хотя бы раз в месяц один глянцевый журнал? Если да, действительно, не поленитесь, потому что нам это действительно интересно и важно. Если да, если вы раз в месяц тратите деньги и покупаете хотя бы один глянцевый журнал, наберите номер телефона бесплатного 0-800-50-49-01. Если нет, если вы не покупаете журнал, а можете почитать его у кого-то бесплатно, но не покупаете, не тратите на это деньги вообще, тогда для вас номер телефона 0-800-50-49-02. Сразу говорю, спасибо за активность, для нас эта информация действительно важна и интересна.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Это голосование, мы в ближайшее время запустим на сайте radio.vesti.ua. Есть там ссылка Эфир выходного дня, там будет голосование, по которому вы сможете высказать свое мнение.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну а для начала, давайте наш информационный повод, наша информационная служба подготовила справку и мы сейчас расскажем очень подробно об этом нашим слушателям.

Досье: Sanoma Oyj – европейская медиагруппа основанная в Финляндии. Входит в пятерку крупнейших издателей Европы. У группы есть отделения в полутора десятках европейских стран, в том числе и Украине. В Финляндии группа издает около сотни газет и журналов. Однако крупнейшим и перспективным рынком для группы за последние годы, был российский. Группа вышла на российский рынок в 2005 году, с покупкой активов издательского дома «Independent», существовавшего с 1992 года. Осенью 2013 года финский медиа-холдинг Sanoma, принял решение о крупнейшей трансформации в истории компании. Ее суть заключается в отходе от печатных изданий, в сторону цифровых публикаций. После этого холдинг продал рад подразделений в Восточной Европе, а также штаб-квартиру в Хельсинки и пару типографий в Финляндии. До сообщения, об уходе с украинского рынка, Sanoma Oyj издавало шесть журналов. Домашний очаг, Cosmopolitan, Esquire, National Geographic, Mens Health, Harper's Bazaar, еще два журнала Sensa и Casaviva – были закрыты весной 2014 года.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Суть в том, что просто издательский дом Sanoma Oyj уходит с рынка Украины.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я просто не хочу называть издательские дома, которые ушли раньше. По большому счету, это просто очень громкий уход, потому что это журналы с мировым именем. Если говорить о журналах, которые ушли с рынка за последнее время. Вот какой промежуток взять? Пять лет, два года, год?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Журналы в Украине закрываются с 2009 года.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Закрываются с 2009 года. Причем закрываются издания очень даже популярны. Например, издания которыми руководили вы? Ведь это были популярные издания и действительно они были престижными. И действительно, целый ряд других, громких закрытий.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Все это логично. На самом деле, все что происходит, это очевидный факт и то, что к этому шло, тоже было очевидно. Я, скажем так, очень плотно сотрудничаю с изданиями, я даже сейчас остаюсь главным редактором двух изданий.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Каких?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Я чуть позже расскажу. Когда я смотрю на журналистов, общаюсь с ними, я недоумеваю. Я говорю, ребята, вы что серьезно думаете, что сегодня можно быть журналистом и зарабатывать на этом деньги? Нет, рынок поменялся. Журналистика сегодня это образ жизни или хобби.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Вы сразу перешли на глобальные проблемы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Валерий, вы просто пугаете. Мне просто интересно, как это журналистика, не способ заработка? Валерий, вы просто убиваете мечты многих.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Вы сразу перешли на экономику. Мы видим, что глянец закрывается в Украине, из чисто экономических проблем.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Валерий, почему журналистика не профессия?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: По экономически-социальным причинам. Меняется мир, вы выйдите на улицу, там еще висят почтовые ящики, куда можно опустить письмо. Вы, давно опускали туда письмо? Я, думаю, что вы уже забыли когда.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я, да. Я такой динозавр. Мы даже с Юрой после эфира, зашли на почту, чтобы опустить письмо. Юра сказал, что я думаю, что этим уже никто не пользуется.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У меня просто сестра живет очень далеко, и я радую ее дочку, мою крестницу, иногда отправляю им письма.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Это нужно было заснять и выложить на Ютуб, а там бы молодое поколение не поняло, что это и развернулась бы большая дискуссия.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А молодому поколение, пользуясь случаем, хочу предложить сделать такой сюрприз своим близким. На Новый Год или на Рождество, послать всем открытки, это просто будет бомба, буря эмоций. Но я отвлеклась, от того что очень интересно.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Вы мне напомнили. У меня есть замечательная процедура, ритуал, когда посещаешь Санта Клауса, на северном круге, там платишь 7 евро, пишешь адрес, и этому ребенку через год приходит открытка, такая нежность.
На самом деле меняется рынок, меняется способ восприятия информации, и от этого никуда не денешься. Мы вчера ездили на гужевых повозках с лошадьми, сегодня на автомобилях, завтра на Теслах. Просто сейчас нет смысла объяснять, что с гужевой повозкой не так. Может быть изменить питание лошади, сено другое, это просто поменялся формат. Люди просто перестали читать на бумаге. У людей изменилась философия, люди перестали думать категориями. Когда раньше было все хорошо, все сытые и довольные, не знали что делать. То ли поехать в Париж на показ, то ли поехать в Милан на арт-выставку, и людям нужна была информация общепознавательного характера. Сейчас все поменялось, пошла специализация, миллион информаций в интернете. Я в этой стране был, наверное, самым большим поклонником журналов. У меня была самая большая библиотека печатных журналов в Украине.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Пионер украинского глянца.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Я всю свою жизнь был главным редактором глянцевых журналов, им сейчас и остаюсь. Я всегда любил глянец. Сейчас я не употребляю журналов, за исключением двух журналов. Я это для себя резюмировал недавно. Просто это уникальный контент, его нет в другом виде.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Назовите, это не будет реклама. Просто мне интересно, такой человек как вы, что покупает?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Я покупаю журнал Conde Nast Traveller, российское издание. Я бы рад читать британское или американское, но они у нас не так регулярно доходят. Этот журнал можно купить здесь и журнал МОТО, потому что я увлекаюсь путешествиями и мотоциклами. Контент одного и другого журнала, просто отсутствует в интернете, если бы он там был, наверное, я бы этого делать не стал, я бы не совершал эту покупку. Но они, понимая это, выкладывают в интернет обрезанный контент, и это заставляет меня делать покупки. И никакого пристрастия к бумаге, у меня просто не осталось.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хорошо, на дисплее и на компьютере, есть тексты, которые пишут журналисты, а вы сказали что у них нет будущего.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Смотрите, я говорю что журналистика сейчас, это больше философия и образ жизни. Я сейчас являюсь главным редактором дух журналов. Оба издания образовательные, оба издания не зарабатывают деньги, и не могут заработать на сегодняшний момент. Я это делаю только потому что, моя ментальность не поменялась и мне интересно рассказывать людям что-то. Опять же, если раньше в журнале я рассказывал где а Париже купить шляпку и поесть устриц, о сейчас меня общество по-другому востребует. Меня не спрашивают, где купить шляпку, меня больше спрашивают про темы, которые более актуальны. Это то, как поменялось общество, как оно трансформировалось.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы не ставим точку, мы прерываемся буквально на минуту.
Итак, в студии Радио Вести сейчас Юрий Кулинич, Марта Мольфар, Марина Бердичевская, а также наш гость Валерий Поляков. Валерий – пионер в издательском бизнесе, он экс-редактор такого глянца как ЭГО и MAXIM, и нынешний редактор других глянцевых журналов. Мы говорим о том, насколько есть шансы у глянца выжить и мы проводим голосование. Мы спросили у наших слушателей, вот вы, хотя бы раз в месяц, тратите деньги на какое-то глянцевое издание, на любой журнал. Не обязательно покупать один и тот же журнал каждый месяц. Если вы покупаете хотя бы один журнал, не поленитесь нам позвонит на бесплатный телефон 0-800-50-49-01, если нет 0-800-50-49-02. Спасибо. Прежде чем дальше потечет наш разговор, я задам вопрос нашим гостям. Юра тебе и Марина тебе, а вы покупаете глянец?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: В силу профессии, я не покупала, я имела возможность читать эти журналы, получая их в тех или иных редакциях.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Пользовалась своим служебным положением?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Да. Вот мне страшно нравился Esquire, когда он запустился. Мне нравилась подача, мне нравилось, как пишут журналисты и какие темы поднимались.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вопрос и к Марине и к Валерию. Тогда было много шума, что украинский Esquire, должен был выходить на украинском языке. Очень многие блогеры писали, скажем так, украинская богема высказывала свой негатив. Как вы считаете, если бы он вышел на украинском языке, у этого журналы были бы шансы остаться?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Конечно, нет. Он выходил на русском языке, потому что это было коммерчески более выгодно. Но как мы видим, это ему не помогло.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А смысл выходить украинскому изданию на русском языке, если у нас в продаже был такой же журнал российский.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Если честно, я не видел смысла в выводе этого бренда на рынок, в тени более сильного российского издания.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А я скажу, кто больше всего обрадовался. Это журналисты, которые хотели писать для Esquire. То есть, в своем резюме иметь строчку, что пишу для Esquire, своя колонка или еще что-то.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Видите, мы меняемся, меняются наши мечты. Я когда-то был главным редактором Playboy, а когда мне позвонили и предложили, я сказал – спасибо ребята, мне это уже неинтересно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я уже взрослый мальчик и такие картинки мне не интересны.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Также и с Esquire, кто-то мечтал, чтобы в резюме была сточка Esquire, а сейчас с этой позицией в резюме, он врядли на что-то может претендовать. Поэтому мир меняется и конечно тяжелая история, когда журнал находится в тени своих же брендов. Например, я вам расскажу, что тот же американский Vogue, тратит до 60000 долларов на одну полосу фэшн-рекламы, ой фэшн-контента, съемок. Это значит, что они могут себе позволить аренду вертолетов, аренду пляжей в Майями Бич, а в Украине, весь зарплатный фонд редакции, составляет не 60000 долларов, а гривен. Создатели пытаются создавать новый цифровой контент, для того чтобы предложить альтернативу, удобный переход и завлечь читателей. На самом деле, их даже завлекать туда ненужно, они сами туда перейдут. Просто нужно сделать так, чтобы там был контент не хуже чем на бумаге. Не нужно ходить далеко к Vogue, это происходит и на Украине. Журнал Автоцентр, когда ты открываешь версию для мобильных устройств, у тебя есть не только два ракурса машины., у тебя есть еще 28 ракурсов.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ты можешь открыть дверцу, открыть багажник.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Ну не так, ты можешь видеть больше фотографий, чем тебе предложили в издании.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но контент все равно платный, хоть один евро, хоть 50 центов.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Это позиция издания, они просто продают контент.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы знаете, когда у меня появился айфон, все эти издания были платные, это было, я уже не помню, сколько лет назад. Сейчас я смотрю, они все в бесплатном доступе, на, бери, скачивай.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Продажа контента не пошла. Поскольку тот контент, который был он никому не нужен, нужно делать другой контент для сети.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: У нас на связи главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia Виталий Чирков, находится на прямой связи, здравствуйте.

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: Здравствуйте.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу сразу сказать, что такое матовый журнал. Во-первых LQ – это женский журнал мужским лицом, если можно так сказать. Это был атиглянец, поэтому у него были матовые обложки. Это журнал для женщин, которые любят читать мужские журналы. Журнал был супер успешный. Виталий, почему журнал LQ, тоже увы, прекратил свое существование?

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: Он прекратил свое существование, прежде всего по экономическим причинам, в первую очередь. Во вторую, мы, наверное просто устали его делать, это был очень замкнутый редакционный коллектив, мы просто не смогли воспитать себе смену. То есть, расширить редакцию, найти людей которые поддержали нас в том что мы делаем. И в результате так случилось.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Неужели дефицит журналистов хороших?

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: В Украине нет хороших журналистов в принципе.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Очень хорошо вы представили, просто забили гвоздь в крышку гроба.

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: В общем да, в Украине ужасное журналистское образование. Я уверен, если вы посмотрите, по журналистам и редакторам, которые вам нравятся, которые делают действительно что-то интересное, то все они не являются журналистами профессионально. Например, у меня в журнале, был только один человек, который закончил журфак, а потом 5 лет не работал по профессии, все остальные были врачи, психологи.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: А почему вы смену не воспитывали, вот что интересно?

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: Мы старались, мы всегда привлекали новых людей, толи у нас была планка высокая, то ли мы плохие учителя, у нас ничего не получилось.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас сейчас студии Валерий Поляков, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX. В общем, как мы позвонили вам, он сказал очень похожую зразу. Что журналистская профессия скоро нивелируется как профессия, это будет хобби для людей, которые могут и умеют хорошо писать.

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: Это уже хобби, мы уже дамно читаем людей, которые не журналисты, которые имеют мысли, которые имеют широкий кругозор и умеют это формулировать.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ведь можно же было найти таких людей где-то в блогах, в интернете?

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: Мы работали с ними, у нас быдло много блоггеров и людей с 15 стран мира. Сами мы устали, мы 6 лет делали журнал впятером, это тяжелая работа.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Коллеги, я бы хотела процитировать Сергея Николаевича, если я правильно называю его фамилию, это главный редактор журнала СНОБ. Буквально на днях в Санкт-Петербурге, он заявил журналистам: «Глянец хоронили и не раз. Но сегмент Luxury это наиболее консервативная и устойчивая институционализация. На данный момент, все идет по пути монополизации. Т.е. весь глянец будет находиться у двух или трех владельцев. С одной стороны, это неплохая тенденция - таким образом будет гарантирована некая стабильность. Но с другой - велика вероятность стагнации рынка. В любом случае Россия - богатая страна. В ней есть очень большой сегмент восприимчивой аудитории. Если не будет головокружительных взлетов каких-то изданий в ближайшее время, то и сокрушительных падений не предвидится точно. А будет ровное течение дел».
Вот, в Украине, восприимчивая аудитория куда-то девалась? Если говорить об украинской аудитории, о журналистах мы уже сказали, их нет – это хобби.

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: Сегмент Luxury в России существует, а в Украине, я считаю, что он очень низок. Вы говорите про Cosmopolitan, Esquire, они успешны в Америке и Англии, в России, потому что там это Luxury нужно. Украине не готова к Luxury сегменту, потому что количество людей, которые могут себе это позволить, не так много.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Скажем правду, потому что мы бедные.

Виталий ЧИРКОВ, главред матового журнала LQ, креативный директор StarLightMedia: Мы бедные, да, а наши богатые, далеко не интеллектуальные люди.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Виталий, это Валерий Поляков, приятно было с вами познакомиться виртуально, в жизни мы с вами не знакомы. Знаком с Катей Чеботаревой, это ваш редактор. На самом деле, не совсем с вами согласен. Приведу пример. Мы только что обсудили, что глянец уходит в премиальный сегмент. Вот например, есть такие премиальные отельные сети, Four Seasons и Mandarin Oriental. Обе сети издают свои собственные издания, журналы. Они мега дорогие, напечатаны дорогим способом, дорогая реклама, дорогие бренды. Представьте себе человека, который живет в таком отеле, буквально неделю назад, я был в барселонском Mandarin Oriental и все это наблюдал. Номер, который стоит 4000 евро в сутки, мы э то себе представляем. Этот человек заходит к себе в номер, вы думаете, он берет в руки этот журнал? Нет, он его не берет в руки.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А кто его берет в руки?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Его не берет в руки никто. Это человек, информацию об услугах этой сети, о новых коллекциях получает теми способами, которые он считает для себя актуальными и современными.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Я согласен абсолютно со всем этим.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Господа, давайте мы продолжим сразу после новостей. Виталий, можно мы вас наберем сразу после новостей, мы вынуждены прерваться на новости и потом опять свяжемся.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Да, конечно.


Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 11.34, это Радио Вести – радио новостей и мнений. Мальта Мольфар и Юрий Кулинич, Марина Бердичевская, а также Валерий Поляков, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX. Как я понял, мы сейчас перенабираем Виталия Чиркова, чтобы он продолжил с нами беседу. Говорим об уходе глянца, можно так сказать – исход глянца.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: О судьбе глянца, может он не уходит, мы просто пытаемся это выяснить, похороны ли это глянца…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Да и в принципе печатной прессы.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Забудьте слово глянец, есть журналистика, есть контент, а глянец – это одна из его форм. На самом деле ненужно в это так сильно упираться.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Просто многие прочили глянцу более долгую жизнь, чем газетам.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: По-моему, в этом году закрылось ровно столько же газет, сколько и глянцевых журналов.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Можно, я сразу процитирую. Журналист и эксперт по новым медиа Девид Сешенс, полагает: «У новых медиа, не меньше проблем чем у печатных. Цифровая журналистика смогла избавиться от многих ограничений, благодаря отказу от печатной формы и развитию интернета. Прошедшие 10 лет перевели основную аудиторию периодических изданий в интернет, что стало решающей причиной для миграции классических СМИ в интернет. Интернет победил, но все менее понятно, хорошо ли это. Многие люди в медиаиндустрии, говорит Сешенс, тайно или открыто ненавидят интернет и считают, что своей работой делают мир более глупым».

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Вот хотелось бы поговорить об этом. Вы сказали, многие блогеры, Витали Чирков сказал: «Те люди которые с хорошим кругозором, могут изложить информацию и передать ее другим, тем самым они отменяют профессию журналиста». Но при этом, журналист все-таки дает добавочную стоимость, тем более журналист глянца.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Смотрите, когда индустрии была перегрета, когда там было много денег. Что такое журнал? Это площадка, где рекламодатель размещает свою рекламу, для того чтобы достучаться до кого-то. Когда было много денег, была актуальна философия журналиста – пишу обо всем за деньги. Если ее интерполировать в интернет, а какая разница, бумага, телевизор, то есть, есть контент. Контент – это информация.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: А количество зрителей и читателей?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Речь сейчас не об этом. Я сейчас о том, что журналистика – это создание контента, а все остальное это форма его передачи. Если взять журналиста из старого мира, который работает с девизом – пишу обо всем за деньги, его взять и перенести в интернет, что сейчас происходит на самом деле достаточно широко. Ему говорят, ты о чем пишешь? Я пишу о здоровье, дизайне, моде. Так, завтра будешь писать об отношениях…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: О чем скажут о том и пишу.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Да, то конечно же, это издание никому не будет интересно, потому что э то профанация. На саамам деле, почему я говорю, что актуальная и современная журналистика, это больше хобби. Это уникальный контент, это не просто тебе платят деньги и ты пишешь, а когда у тебя есть своя точка зрения. Пару примеров, чтобы было понятно, о чем я говорю. Например, был такой человек, который увлекался поездами. Он пару лет назад сделал сайт, слоган сайта «Человек с полки 61». Он сделал ресурс, который все рассказывает о поездах всего мира, там даже есть Украина, Дебальцево, Луганск. Там можно прочитать, где купить билеты, где пересесть, на какую полку ложиться, то есть, фанат своего дела. В 2009 году, к нему пришли спонсоры, когда увидели, что он делает что-то интересное, сто-то уникальное. Сказали ему, что мы хотим забрендировать твой ресурс и это стало коммерцией. То же самое, был человек, который увлекался путешествиями, он очень много путешествовал и говорил об этом. Однажды страховщики увидели его и сказали, что мы хотим через тебя продвигать онлайн страхование.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Неужели приходят те времена, что можно заниматься тем, что ты любишь делать, любимым делом и зарабатывать.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Именно так. Не нужно ходить в большую редакцию, а там за маленьким столом строчить свои заметки. Нужно делать то, в чем ты разбираешься и о чем от тебя хотят услышать люди.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Проблема в том, что пока тебя заметят, уйдут годы.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Опять же, это вопрос техники, насколько ты хорошо будешь делать свою работу и насколько хорошо будешь говорить об этом людям. Вот это современная журналистика, а просто приходить и писать за зарплату о чем-то, кому это нужно?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Кто пишет для ваших нынешних журналов?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Вот в том то и парадокс, когда я издавал журнал MAX, у меня была редакция, в которой находилось 20 человек. Мы занимали территорию 150 метров в центре города. Все наши огромные расходы, покрывались нашими доходами. Сейчас я делаю два журнала, Голод и Menu Magazine и я один главный редактор в редакции, кроме меня в редакции никого нет, у меня есть только внештатные авторы. Есть еще несколько человек, консультанты и советчики, но я все это делаю сам. Раньше у меня специальный человек, который резал бумагу раз в месяц и вырезал макет. Вот как поменялась философия.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: В принципе, я могу уехать в Канаду и оттуда писать для вас?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Запросто.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас на связи, есть человек, который сейчас представляет иную сторону журналов. Это Виктор Стельмах, наши слушатели его знают как ведущего программы Das Auto, но помимо этого, он еще главный редактор портала Автоконсалтинг. Вот мы тут все говорим, что будущее журналов в интернете, уйдут в интернет и там будут существовать. Насколько легко и легко ли живется изданиям, которые существуют в интернете? Виктор, вы с нами?

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Да с вами. Добрый день.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы, как главред портала Автоконсалтинг, вы уже давно существуете в интернете, у вас то нет сложностей, в отличии от журналов печатных?

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Сложности есть, также как и у всех остальных. Потому что в интернете, порог вхождения, финансы которые нужно затратить, для того чтобы создать интернет ресурс, он очень низкий. В отличие от печатных изданий, где нужно покупать бумагу, договариваться с типографией, печать, заниматься распространением. Поэтому в интернете, очень большая конкуренция и там очень много других ресурсов. Которые из-за того, что здесь недорого войти, пришли и пытаются как-то осваивать этот рынок. Поэтому конечно непросто в интернете.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Картинка не столь радужная? Не стоит рассчитывать, что глянец может перейти в интернет и все будет там нормально.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: У меня, скажем так, есть свое мнение. Я считаю, что глянец не должен переходить в интернет. Он тем и ценен, что можно в руки взять хорошее, качественное издание и держать его у себя на столе, листать, приятные ощущения, в интернете таких ощущений нет.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Виктор, мы слушателям задали такой вопрос. Хотя бы один раз в месяц, любой глянцевый журнал? Я напомню, уважаемые слушатели, вам телефоны, пожалуйста проголосуйте, не поленитесь. Если покупаете хотя бы раз в месяц, телефон 0-800-50-49-01, если не покупаете 0-800-50-49-02. Виктор, вы покупаете?

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Я покупаю, время от времени.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Какие журналы?

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Я покупал Esquire, Mens Health, это мужские журналы, скажем так. Покупал еще автомобильный журнал Top Gear. Из-за того, что цены на эти журналы достаточно высокие, я покупаю их время от времени и не подписываю их.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Такое понятие как подписка, уже наверное совершенно вымерло. У меня еще было советское детство, я это помню. Мои родители подписывали Литературную газету, журнал Юность, Время, модные литературные журналы.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Тогда это было окно в мир.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Я как раз хотел сказать, что персу можно поделить на две условные группы. Это информационная пресса – газеты бумажные, с ними все понятно, в интернете информация поступает быстрее к читателям. Потом есть еженедельная пресса, она делится на две категории. Та еженедельная пресса, которая была в свое время сориентирована на рекламодателей, сделана для того, чтобы продать рекламодателю какую-то мифическую аудиторию, которая была указана в цифрах тиража. Этот тираж часто не печатался, а если и печатался, то успешно утилизировался. Рекламодателю продавали аудиторию. Еще есть пресса еженедельная, которая изначально ориентирована на контент, на продажу покупателям интересных вещей. Этой персе сейчас в интернете сложно, потому что у наших людей нет привычки покупать или платить за контент. И по моему мнению, единственная бумажная пресса, у которой есть хоть какие-то перспективы выжить, это как раз глянец.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы вас услышали. Вот Виталий Чирков, главред матового журнала LQ, который был у нас на связи, сказал, что не покупают у нас глянец, потому что люди небогатые, что проблема в бедности.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Абсолютно верно, глянец очень дорогой, при наших доходах. Если не поднимется, то увы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Получается замкнутый круг. Поднимется экономика, поднимется и глянец с ног?

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Глянец – это все-таки элемент роскоши, скажем так.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Хочу поспорить с Виктором.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Добрый день, Валерий. Я знаю Валерия, знаю в каких журналах он работал.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы сейчас прервемся, и вернемся буквально через минуту, Виктор е кладите трубку и вы поспорите с Валерием.
У нас в студии Валерий Поляков, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX и он же, Валерий Поляков, является главным редакторам двух глянцевых изданий, я просто забыла как они называются.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Голод и Menu Magazine.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Извини, спасибо большое.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: В студии виртуально, с помощью телефона, находится Виктор Стельмах, в качестве главного редактора интернет-портала Автоконсалтинг. Если я не ошибаюсь, Валерий хотел поспорит с Виктором, что всегда будут люди, которые хотят пощупать бумагу.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Нет, суть не в этом, я хотел поспорить о том, что глянцевый журнал, это не некая премиальная вещь, которая всегда актуальна, которая всегда желанна. На самом деле, мы с вами ходим в рестораны, в ресторане лежит 10 никому ненужных глянцевых журналов, которые мы с вами не берем, не листаем, не читаем, и даже не знаем, что там написано. Вот вам пример, что это не какой-то там премиальный формат. Потому что, когда он нам дается бесплатно, мы его даже не хотим брать. Верно?

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Я бы не сказал так. Потому что не ценой определяется интерес к изданию, а интерес к изданию определяется его содержанием. Если там лежат издания, которые я когда-то листал и видел, что там ничего интересного нет и в принципе быть не может, о, естественно я их не буду листать в следующий раз.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Витя, давай будем честные сами с собой. Даже если мы это издание не листали и там может, будет что-то гениальное написано, какие-то откровения. Мы можем даже не протянуть руку, чтобы об этом узнать, потому что формат нашего потребления изменился. На самом деле, мы сейчас делаем мир черно-белым, мы говорим бумага и интернет. На самом деле, если мы начнем дискуссировать, как поменялся интернет, за последние 5 лет, то мы можем часами об этом разговаривать. Глянец остался глянцем, просто бумага, с краской на ней, там ничего не поменялось.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Я наверное не в формате времени, но я с интересом листаю все журналы, которые мне попадаются в руки. Я считаю, что прежде всего дело в содержании.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Для журналистики, контент – это самое главное что есть. Здесь спорить сложно.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Именно поэтому, в интернете очень мало времени держаться и не выживают, те порталы, которые занимаются копированием контента. Автоконсалтинг – занимается созданием оригинального контента.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я знаю, у Виктора больное место, его статьи постоянно воруют.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Мы пишем все сами, потом на многих известных интернет-порталах обнаруживаем переписанные наши статьи без ссылок. Я свих статей не видел под другой фамилией.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Это замкнутый круг получается. Нет денег на командировки и как сказал Валерий, те люди сидят в редакции и пишут за деньги о том, о чем им сказали писать. Соответственно, они же и шерстят интернет, а там находят то, что им необходимо.

Виктор СТЕЛЬМАХ, главный редактор интернет-портала Автоконсалтинг: Конечно, намного проще скопировать и вставить и ненужно ничего писать. Так поступают очень многие в интернете, к сожалению.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо Виктор, вам, за то что вы включились в наш эфир, в воскресный день. Нам пишет наш слушатель Юрий из Харькова:
- Ничего подписка не вымерла, ЮЖД заставляет подписываться на свою газету Магистраль. Но ничего, очень удобно, потому что в доме всегда есть бумажка.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Ха-ха-ха. Южная железная дорога.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: На самом деле, подписка на журналы, трансформировалась в подписку на приложения.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Валерий, такой момент. Мы видим, что печатная пресса вымирает, она переходит в интернет, содержание заменяется контентом, как мы видим. Вод даже называют в западных СМИ, вложение в печатные СМИ – благотворительностью. То есть, сравнивают это с благотворительностью. Тогда вопрос, этот Luxury сегмент рекламодателей, почему он не уходит в интернет?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: На самом деле он уходит. Например, сейчас я являюсь главой жюри конкурса Bulgari Forbes. Это пример того, что это онлайн конкурс. В нашей стране, на самом деле, в разы уменьшился объем имиджевой рекламы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это первая причина ухода глянца. По большому счету, кто бы, что не говорил, бедные читатели, богатые читатели, есть интерес, нет интереса, нет рекламодателя, нет издания. Это причина номер один.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Представьте себе, что вы продвигаете какой-то премиальный продукт. Это наверно последнее и самое глупое, что можно сделать, это пойти и купит рекламу в глянцевых журналах. Вы понимаете, что есть масса других способов. Вы понимаете, что есть другие способы достучаться до вашей аудитории исходя из того, что она употребляет.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: Вы привели пример, но я так понимаю, что это еще не массово. Вот какие-то из Luxury сегмента дома моды, они пока не массово перешли, перенесли свою…

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Давайте, я вам немного объясню, что происходит. На самом деле, в 2009 году, когда в стране случился экономический кризис. То издания, типа издания МАХ, которое я издавал, это премиальный сегмент, это Luxury издание, одно из самых успешных на тот момент. Объем рынка для нас, уменьшился на 90%. Чтобы вы понимали, ч то произошло. То есть, на порядок уменьшилось количество денег, которые были на этом рынке и понятно, что это полностью и меняет всю индустрию, это не просто там, что стало немного меньше.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А давайте коллеги, посмотрим, что у нас с голосованием. Так, мы задали нашим слушателям вопрос, покупают ли они глянцевые журналы, хотя бы раз в месяц. Вам наверное Валера интересно?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Мне было бы интересно, где они их покупаю? Я на самом деле иронизирую.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы имеете ввиду в киосках, или с рук где-то на Петровского?

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Если быть честными, то они их нигде не покупают. Для того чтобы ваше внимание заострить, я пытаюсь визуализировать, где человек покупает журналы. Вы не покупаете, я вижу это по вашим глазам и вы даже не знаете, где это происходит.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я покупаю. Только покупаю не для себя, а для мамы, она любит всякие кулинарные издания. И я покупаю для подруги, которая сама жмется, хотя денег достаточно. Нет, мне лень ехать на Петровку, я обычно покупаю в больших торговых центрах, там где есть официальные точки продажи. Просто потому что по пути, я иду к маме, захожу в торговый центр, смотрю точка официальная и сразу покупаю журналы. Еще я покупаю детские журналы, опять же, детям моих друзей.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Да, это стереотип, ехать на Петровку за журналом, это реально прошлый век.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, раньше это было. Это не то, что прошлый век. Итак, итоги голосования. Итак, покупают глянцевый журнал, хотя бы раз в месяц, из наших слушателей, которые участвовали в телефонном голосовании, 18,5%.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Те, кто проголосовал с помощью сайта radio.vesti.ua. Практически те же самые цифры, 16% покупают, 84% нет. Вот я даже себя отметил в этом голосовании, я среди тех 84%.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас еще есть минута принять телефонный звонок? Я просто вижу, что нам приходит очень много сообщений, я их сейчас попытаюсь прочесть. Те кто действительно хотят высказаться по поводу глянца, кто считает себя потребителем глянца, не ленитесь, позвоните нам, 390-104-6. А я прочитаю сообщение.
- Да, видимо это уже не в тренде, но мне важны тактильные ощущения, понюхать, пощупать, печатное слово. Покупаю прессу разную и для разума и для души. Репортер, Корреспондент, Отдохни. Из газет уважаю События и Факты, печатающие на ужасной бумаге, но зато содержание супер, - пишет нам Арина из Киева.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Добрый день, представьтесь

Слушатель: Меня зовут Валерий.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы слушаем вас Валерий, говорите.

Слушатель: Я бы хотел сказать, почему у нас проблемы с глянцем в Украине. У нас нет в глянце контента. Сравните тот же американский Esquire и украинский. Содержание совершенно различное, если американский журналист, действительно дает какую-то историю, то украинский, в лучшем случае переписывает то, что люди уже давно прочитали в интернете. А потом они удивляются, почему их не читают.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, мы вас услышали. Собственно о том, о чем говорил господин Чирков, он просто ужасные слова сказал, что нет в Украине журналистов хороших.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент Радио Вести: это не всегда было так, возможно сейчас усилилась тенденция, из-за того…

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Просто у американского Esquire есть бюджет, чтобы поехать в Сомали и сделать историю про пиратов, наш человек, к примеру, может поехать только в Фастов…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И то, только за свои деньги.

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: …и сделать историю оттуда.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: По большому счету, мы упираемся снов в деньги, в бюджеты, в экономику. Спасибо больше, с нами был Валерий Поляков, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX, и нынешний издатель журналов Голод и…

Валерий ПОЛЯКОВ, издатель, бывший редактор глянцевых журналов ЭГО и MAX: Menu Magazine.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо большое, что пришли к нам.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вы оставайтесь с нами, мы продолжим после небольшой паузы и новостей. Мы будем говорить о Евромайдане, хрониках, книгах, о тех протестах, которые проходили в стране. Оставайтесь с нами и будьте в курсе.
Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас гостья, которой я очень рада. Юля, была у нас где-то полгода назад. Она была одна из первых наших гостей – это Юлия Гонтарук. Тогда она представляла фильм «Небесная сотня». Я помню, как плакали, слушали у нас в эфире дозвонившиеся – это было очень тяжело. Слово трогательно, конечно, не подходит. Было очень тяжело, наверное, других слов просто нет. Сегодня вы пришли к нам, потому что у нас есть новый повод – это новая работа и не одна, как я поняла. Расскажите нам.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: До річниці Майдану ми зробили повнометражний документальний фільм під назвою «Сильніше ніж зброя». Він виходить в прокат двадцять сьомого числа цього місяця, тобто вже на цьому тижні. В кінотеатрі «Київська Русь» буде прем’єра, приходьте усі. З усього, що ми знімали, в принципі, з тих короткометражних фільмів, ми зробили такий альманах, розширили його. Зробили його більш широким повним метром.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это документальный фильм?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Звичайно. З того, що ми знімали, з цього періоду власне.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: На украинском языке? Или есть какой-то дубляж на английском, на русском, что тоже очень бы не помешало?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Обов’язково буде. Будуть субтитри, буде дубляж, просто зараз ми тільки стартуємо. Взагалі двадцять сьомого числа починається в Києві в кінотеатрі «Київська Русь», далі по іншим містам України, а вже з другого січня починається такий повномасштабний прокат. Близько сорока шести кінотеатрів буде задіяно, якось так. Головне, щоб не забути те, що ми пережили взимку.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Помните Юля, Вы говорили, что у Вас есть такая идея, отслеживать судьбы своих героев, когда Вы были у нас, ещё полгода назад? Пока ещё не воплотили её в жизнь?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Ми знімаємо нон-стоп. Зараз в нашій країні війна. Звичайно нам, як документалістам, стало важливим говорите про те, що відбувається на сході. Особисто я їздила у Луганську область, Слов'янськ, Маріуполь. Окрім цього зробила один фільм для британського фонду, який може виділити нашим пораненим бійцям протези – це повністю теж така волонтерська робота, благодійницька. Вони не хотіли, щоб був просто пост, фотокартка з «Фейсбуку» і опис. Їм потрібна була візуалізація. Ми з Славою Пілунським, з оператором, поїхали в наш Київський військовий госпіталь, і там близько місяця ми знімали – це насправді дуже складно. Дуже складно бачити цих хлопців. В дев’ятнадцять років без ніг, без рук, без очей. Зараз про це важливіше говорити, ніж відшуковувати історію якогось персонажа, якого я знімала ще в КМДА. Хоча є унікальні історії, коли ці люди поїхали на сход. Один із персонажів, героя, якого я знімала в «Вавилон» і за часів Майдану – це Максим Ярош, який є у фільмі «Заборонене кіно». Перед, власне, Грушевського, подіями, які були на Грушевського. Він був у нас таким пророком, він казав, що сьогодні все добре, а завтра все почнеться. З завтрашнього дня почалося Грушевського, власне. Цей хлопець, він пішов у батальйон «Азов», з ним там серйозні були ситуації, він був у полоні, він також буде у цьому фільмі «Сильніший ніж зброя».

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Він живий, все гаразд?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Він живий, все гаразд. Але то звичайно, що він пережив, передати неможливо. В такому сенсі так, ми не забуваємо про своїх героїв.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Юля, я сподіваюся, що у нас зараз вийде, є трейлер до офіційного показу. Фільм повний метр про історію Майдану «Сильніше ніж зброя».

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Узнаю голос своего дорого Андрея Середы. Хочу сказать всем нашим слушателям, Андрей Середа – это золотой голос украинской рекламы. Он гипервостребован. У него есть принцип, он никогда, ни за какие деньги не озвучивает то, что ему не нравится, то, что противоречит его каким-то мыслям, его образу жизни. То, что ему близко его душе, он может сделать бесплатно. Хотя у него заоблачные гонорары, он действительно номер один.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Це супер людина насправді. Він настільки талановитий.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это просто штрих к тому, что он озвучил этот трейлер – это просто говорит об отношение к вам и к вашей работе.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Друзі, у нас немає грошей, ми це все безкоштовно робимо, тому розуміло, що нам допомагають хто як може. Спасибі, що Середа допоміг нам.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Юля, сам цей фільм – це просто нарізка документальних кадрів, чи там можливо присутні інтерв’ю, якісь враження, обмін думками з приводу того, що відбулося в центрі столиці?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Ми зібрали з усього, що ми знімали, з тих невеличких фільмів, які є на каналі «Ютюб» в «Вавилон», ми їх зібрали за хронологією, за таким певним образним підходом, що з такою рефлексією вже потом, нашою режисерською. В принципі, ця вся історія, вона вибудовується по хронології, починаючи з тридцятого листопада – це день, коли зібрався «Вавилон», коли ми вирішили робити цей проект. Це день на Михайлівській площі після побиття студентів. Починаючи з тридцятого листопада, і до кінця. Навіть заходячи вже в АТО, ми розказали таку історію. Наскільки вона вам сподобається, ви вже побачите це на кіноекранах, але в будь-якому випадку – це історія про той час, в якому всі жили, і який зробив в нашій країні надзвичайне, а що саме – це змінив свідомість українців, на мій погляд.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Якщо говорити про групу «Вавилон 13», можете докладніше сказати про тих, хто увійшов туди? Що собою являють ці люди, які займаються тим, що розповідають про Майдан?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Ми всі люди, які працюють в кіно. Ми всі кінематографісти, документалісти і не тільки. Ось власне з початком революції, якось ми так всі зустрічалися на Майдані, але ніхто не думав про те, щоб знімати щось. Денис Воронцов – це наш продюсер. Він запропонував: «Давайте будемо щось знімати, щось робити, якось треба допомагати». Все змінилося після побиття студентів. Змінилося не тільки в нас, змінилося в усіх людях. Ставлення до того, що відбувалося. До побиття студентів всі люди думали: «У дві тисяч четвертому році теж була революція «помаранчева»», – але коли був той розгін, у нас на наступний день люди вийшли – це відчувалося в повітрі, в атмосфери. Ми так само зібралися на Михайлівській площі – це все було дуже хаотично, дуже спонтанно. Нас було близько тридцяти чоловік: режисери, Володя Тихий, Дмитро Сухий, я – дуже багато нас було. Лора Артюжіна і інші. Оператори: Юра Грузинов, Юра Дунай. Нас так багато, що я зараз не згадаю всіх. Дуже багато людей, звукорежисери. Всіх перечислю трошки пізніше. Ми зібралися, вирішили чимось допомагати, як ми можемо допомогти? Я часто казала в інтерв’ю, що якщо я була медиком, то я допомагала пораненим на Майдані. Але ми вміємо робити кіно. Вирішили знімати. Знімати не для того, щоб робити фільми для фестивалів, для оскарів, для медальок, а знімати тут і зараз, і відразу показувати. Робити невеличкі короткі історії про життя, про людей, про емоції. Відразу вкладати в «Ютюб» для того, щоб підривати громадський протест.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Помимо таких очень героических историй, действительно патриотических, которые просто берут за сердце, Юля Гонтарук сняла для проекта «Вавилон 13» пятиминутный документальный ролик о родительском доме Президента Януковича в поселке Енакиева Донецкой области. В Енакиево Юля ездила в конце декабря. Мы поговорим после паузы.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я розумію, що Ви для себе прийняли таке рішення свідомо- іти і знімати відео, розуміючи, що, в принципі, Ваше життя так само. Ми також були в центрі подій, тоді працювали тут в Києві, неподалік від самого Майдану. Ми тоді розуміли, тоді всі журналісти розуміли, що навіть каска «преса», напис «преса» – це створює більше перешкод для того, щоб просто пройти собі спокійно і тебе не чіпали, ніж просто учасники якісь, які просто пересічні українці, а Ви фактично ще з камерами?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Ми не могли просто інакше. Нам було трішки легше ніж вам, тому що у нас не було преси. Ми не преса. Ми взагалі базувалися в будинку кіно.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Фактично Ви робили роботу тележурналістів, такий не стрім, але все-таки ти міг ознайомитися, що відбувалося зранку буквально через півгодини те, що трапилося?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Не зовсім так, тому що ми не є новинами. Ми не йшли туди, щоб показати через десять хвилин гарячу точку. Ми зняли, кожен з нас, з авторів, свій фільм, свою роботу, робив по-своєму, з творчим підходом. Всі ми кінематографісти. В той період ми всі залишили свої роботи, ми залишили зйомки кліпів реклам. Хтось працював в кіно на той час. Всі полишали свою роботу, почали безкоштовно знімати заради революції. Якщо ви подивитеся, то побачите, що всі наші ролики – це короткометражні фільми, вони закінчені драматургічно, вони всі з особистим поглядом кожного автора. Це не є журналістика – це є бачення тебе тут і зараз. Ми ділили навіть, я десь розказувала, що те, що робить «Вавилон», те, що робив на той час «Вавилон», можна було розділити на два етапи: Перший – це коли стовідсоткова документалістика, ти ідеш і спостерігаєш, просто спостерігаєш за тим, що відбувається. Ти можеш побачити таке надзвичайне явище – людську історію, ці всі сюжети, вони були там, повертаєш голову і бачиш щось інше, щось нове. Період був надзвичайний для документаліста. Інша справа, коли це не спостереження, а коли це спланована акція, наприклад. Або я зайшла в КНДА, побачила там рояль і вирішили привести туди дівчинку композитора, яка буде грати у вирі того життя, яке там відбувалося, цих людей, які там вже дуже довго знаходилися, і власне протестували. Таким чином, я взяла Сашу Морозову, нашого композитора, ми прийшли в КНДА. Три рази намагалися туди зайти зняти, нам не вдавалося. На четвертий раз нам вдалося. Ми відзняли такий маленький ролик, який називається «D-moll в Київській мерії». Він був перший такий в «Вавилоні» популярний, бо він тоді був близько сорока тисяч переглядів. Напевно, найпопулярніший був ролик, він називається «Сором», який я зняла з Юрою Дунайом – це теж було спонтанно. Ми «Вавилон», документалісти, робили таку акцію, як дівчатка ідуть до «Беркуту» співати пісні.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Це «Сором»?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Так. Вони заспівали. Ми багато чого відзняли. Я знімала на багато камер, все інше. Вже все закінчувалося, а стояло фортепіано біля ВВшників, бо вони були в перших ролях. У нас дівчинка Таня Гаврилюк dakh daughters, вона просто сіла, почала грати і співати. В ці моменти я побачила, що з цими хлопцями щось відбувається.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Відчуття було таке?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Так. Видно по очах.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: З «Беркутами»?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: ВВшниками, вони були в перших рядах. Я схопила камеру, оператора, кажу – ходімо швидко знімаємо. Ми одним кадром зняли таку панораму по крупним планам цих хлопців – це набагато більше сказало. В одній панорамі, ніж ми би знімали п’ятнадцятихвилинний короткий метр. Реально. Те, що ти бачиш в очах, не передати. Ми не є, насправді, телевізійними журналістами, у нас це все якось більше до кіно.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Звертаючись до кіно, варто нагадати про інший фільм, про іншу Вашу роботу, про яку розповіла Марта, «Батьківська хата», про те, звідки пішов бувший Президент. Я розумію, що були враження від нього у односельців.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ролик о его родительском доме в поселке Енакиево. Мы сейчас включим в наш эфир.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Як з’явилася ідея, щоб побачити тих людей, те село, звідки пішов наш бувший Президент?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Я поїхала з Юрою Грузиновим, нашим оператором, на Донбас знімати – це було в кінці грудня. Тобто наш пан Янукович ще був Президентом і сидів в Києві. Ми поїхали. Якось так я просто подумала про те, чому не зайти в Єнакієве, власне звідки він родом, і не поговорити з сусідами про Президента, яке ставлення у них до Віктора Януковича. Плюс звичайно хотілося почути Донбас, в першу чергу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Там есть слова нецензурные?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Немає.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот этот старик, который в конце говорил – ближайший сосед его родителей, сосед батьківської хати. Поруч його хата стоїть. Хотя там по-русски говорят все. Все комментарии сразу после новостей. Нас сейчас слушает продюсер Денис Воронцов. Денис, я надеюсь, Вы слушаете нас, зря не пришли, нам вас не хватает. Несколько слов об этом фильме, Юля?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Було цікаво поїхати, взагалі, зрозуміти. Зараз у нас палають шини на Майдані, а що відбувається там. Україна не тільки Майдан. В першу чергу було цікаво поїхати в те місце, де народився наш Янукович, в Єнакієве, а саме в поселення Роздолівка – це такий район Єнакієво. Ми приїхали туди з оператором Юрієм Грузиновим десь о восьмій ранку. Це був такий фільм Тарковського.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: «Сталкер»?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Коли дуже холодно, все сіре, собаки гавкають, ворони каркають, розруха – страшно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы были раньше в каких-то далеких селах, не одно и то же?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Ми були звичайно. Не одне і те саме. Цікаво було поговорити з людьми, поговорити з сусідами Президента, ми повернулися на його батьківщину, місце, де він народився. Людей майже не було взагалі. Ми години чотири ходили просто по цій Роздолівці, шукали, не могли нікого знайти. Потім почалися з’являтися люди, виходити на подвір’я. Ми так їх хапали. Я запитувала – де знаходиться будинок Януковича? Кожен мені розказував: «Наліво, наліво, далі наліво». Власне ми говорили про асоціацію, про Президента. Дуже цікаві були такі речі. Я запитала таку фразу – як ви думаєте, чи може бути в такій країні, як Україна, Президент, який мав судимість власне, взагалі? Президент ЗЕК чи може бути? Тут така пауза була. Потім чоловік каже: «Да. Сидел. Зато Президентом стал. Вы представляете, какая это личность?», – звичайно, його там всі підтримували. Це місце, де вони вважали його культом певною мірою. Нарешті, ми знайшли дідуся, реальний його сусід, який пам’ятає його з дитинства.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Этот в конце фильма, который был?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Він з самого початку, він іде у нас сквозною лінією. Він весь час.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Дедушка-пророк его можно назвать, потому что назвал, кто будет Президентом. Когда это было? Когда Вы снимали?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Було того грудня.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Он четко назвал, кто будет Президентом?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Він нам так тоді сказав. Я не взяла це у фільм, але він сказав, що буде Порошенко. Мені дуже цікаво з ним зустрітися було би зараз, нажаль, не можна туди поїхати, зрозуміло, бо Єнакієве не наша вже територія. Але, що найважливіше, що я зрозуміла тоді, коли ми поїхали – це місце, будинок побудував його батько своїми руками. Він ще не зруйнований.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Там никто не живет?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Там ніхто. Він каже, що от шифер зняли, і те. Він повністю зруйнований. Цей дідусь розказує про те, що Янукович приїжджав, але на кладовище, а у цей будинок ніколи не заїжджав, тому що, а що тут показувати? Для мене це був такий певною мірою шок, тому що як? Наприклад, моя мама їздить кожні вихідні до себе в село, тому що там місце, в якому вона народилася, її туди тягне – це коріння.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас очень известный политик, очень высокого ранга, он после этих выборов остался в Раде, я не хочу называть фамилию. Мы ездили загород, где-то километров сто от Киева, и шикарная дорога, как Одесская траса проложена к селу, мы очень удивлены были. Спросили – почему? Нам сказали, отсюда он родом, и назвали фамилию. Я говорю – так здесь, наверное, живут его родители, близкие? Говорят: «Нікого немає, але зробив».

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Це підтвердження – це таке ставлення. Ця хата – ця батьківська хата – це певною мірою Україна. Це його ставлення до України. Якщо у тебе є коріння. Звідки у тебе може з’явитися патріотизм, любов до країни і все інше, якщо ти не любиш місце, де ти народився, як мінімум.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас вчера был в гостях один из экскурсоводов киевских, когда мы сказали – куда бы вы посоветовали пойти киевлянам, которые уже здесь прожили, чем их можно удивить? Он сказал: «Пускай они начтут со своего дома и со своей улицы. Пусть они узнают историю своего дома, и своей улицы, и берегут это». Все начинается с корней, с того места, где ты родился, живешь.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Да. Подивіться «Батьківську хату» в «Ютюбі».

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо. Вы можете звонить нам. Я вижу, у нас немало СМС сообщений. Они не все лестные. Очень много таких, с претензией. Даже характер какой-то оскорбительный, я не хочу их читать. Просто не хочу.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Я озвучу пару таких думок. Образно скажу. Вам пропонують також на місце народження нашого чинного Президента, аби був баланс у даному випадку.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: З задоволенням, поїдемо.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Пропонують зайнятися волонтерством, а не знімати відео з приводу того, що відбувалося в Україні.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу объяснить по поводу волонтерства. Просто Юлия уже говорила, возможно, вы просто позже подключились, что Юля снимала фильм о наших бойцах в госпитале, которые сейчас находятся. Для того, чтобы этот фильм помог собрать огромную сумму денег. Поверьте мне, каждый волонтерит не просто так, как может, а что даст наибольшую отдачу. Почему скрипач нежный и тонкий не идет на фронт, есть такие, что идут. Каждый хорош на своем месте. Возможно, скрипач своими концертами просто соберет больше денег, чтобы помочь солдатам, которые там воют?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Я певною мірою якось так зрозуміла, що «Вавилон» – це така капля в морі, але та пропаганда російська, яка зараз існує, вона надзвичайно потужна. Те, що ми робимо, це таке зовсім маленьке, але якщо кожен із нас буде робити щось, ми зможемо це перемогти. «Вавилон» – це не телебачення, зрозуміло. «Вавилон» – це документальне кіно. Не всім цікаво дивитися документалістику, але це фіксація документальна того, що було – це хроніка. Якщо не знімати зараз на сході нічого, якщо не знімати на Майдані, то що залишиться тоді в історії?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Алло, здравствуйте.

Михаил, СЛУШАТЕЛЬ: Михайло з Броварів. Якщо подивитися цю всю історію, яка є на Донбасі, у Луганську, то зрозумійте одне, що там після голодомору наїхало із Росії багато людей. Там до того були українці. Зовсім інше - візьміть західну країну, Київщину, які теж пережили нелегкі часи, і вони зовсім інші люди. Я слухав за переселенців, щоб допомагати, їм треба взяти, шахтарям, ці рубанки, і всіх вигнати цих гадів, і жити нормально.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вибачте, я не можу сприйняти Вашу точку зору. Ми не можемо просто надавати. Цей Майданчик не для того, аби принижувати інших людей. Фактично людина сказала шахтарів і вигоняйте їх.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нет. Он никого не унижал. Сепаратистов унизил, я в этом не вижу ничего такого.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Якщо він каже про сепаратистів – це одне слово. Людина використала слово шахтар.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ти не дочув, Юра. Він сказав: «Пусть шахтарі беруть щось у руки і гонять цих», – сепаратистів він хотів сказати, а ты его обрубил.

Дмитрий, СЛУШАТЕЛЬ: Дмитро із Києва. Я хочу подякувати режисерам «Вавилону» за їх роботу. Я вважаю, що це надзвичайно клопітна робота. Вони допомогли взнати, що відбувається.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Дякуємо вам.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: К сожалению, мы должны прерваться на минуту. У нас в студии собралась хорошая компания, проект «Вавилон 13». Я по просьбе Юли хочу перечислить ребят: Владимир Тихий, Иван Сауткин, Христиан Жереги, Лариса Артюгина, Роман Любый, Юлия Гонтарук, Юлия Шашкова, Александра Чуприна, Константин Кляцкин – он тоже здесь. Юрий Грузинов, Ярослав Пилунский, Андрей Котляр, Игорь Иванько, Евгений Козеко, Юрий Дуная, Илья Егоров, Александр Стеценко. Всех вас просила Юля, чтобы мы назвали – это проект «Вавилон 13».

Константин КЛЯЦКИН, активист: Это далеко не полный список.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: У нас ещё есть звукорежисери: Марія Нестеренко, Андрій Рогачов.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас просто не хватит эфира. Не обижайтесь, кого мы не успели назвать, не смогли. Вы можете задать вопросы ребятам. Дозвонившись в нашу студию, вы можете задать свои вопросы ребятам проекта «Вавилон 13» – это фильм «Небесная сотня»; «Зима, що нас змінила», цикл документальных фильмов. Подскажите?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Ми зробили разом з «1+1» цикл «Зима, що нас змінила». Там близько семи фільмів. Перший – це мій і Роми Любого «Небесна сотня». Костя робив?

Константин КЛЯЦКИН, активист: Я делал серию «Самообороны» вместе с Машей Пономаревой. Была ещё серия, посвященная первой смерти.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Перша смерть, «коктейлі Грушевського». Взагалі весь період Майдану.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Делая фильм «Самооборона», ты был частью самообороны?

Константин КЛЯЦКИН, активист: Нет. Я не был частью самообороны. У нас было очень много знакомых за время Майдана, как раз самообороны. Как и у всех, на самом деле. Мы просто решили. Было такое исследование вообще феномена, который происходил. Вообще формирование такого понятия, как самооборона. Потому что до этого я не мог представить, что такое вообще возможно, что нужны будут кто-то, кто будет защищать нас от нашей же власти чисто силовым методом каким-то сдерживания. Поэтому было очень интересно исследовать это, как феномен.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нам пишут: «Снимайте обязательно. Снимали ли вы Майданы в других городах? В Днепре тоже было жарко», – пишет нам Таня.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Я знімала в Донецьку. Я знімала в Донецьку Майдан. Після цих зйомок я зрозуміла силу «Вавилона». Тому що Євромайдан на площі в Донецьку – це сімдесят чоловік, яким реально дуже складно, який там навіть охороняли, тому що їх весь час цькували. Їм було складно, тому що їх ображали навіть сусіди. Ми зняли такий фільм, називається «Донецька хода». Просто три хвилини про те, як ці люди, їх прийшло не сімдесят, а сто, здається, як вони йшли по Донецьку ходою – це жах насправді. Їм закидали, їх ображали, на них кричали, до них з кулаками лізли битися – це меншість. Є агресія, а ти в меншості. Їм було надзвичайно складно. Після того фільму, його зняв Кріс Джерей, після того фільму на цей Майдан прийшло триста чоловік. Тоді ми зрозуміли силу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Искусства, назовем это красиво?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Так. Від сімдесяти прийшло триста.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Он украинец?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Він з Молдови. Він, правда, зараз вже не є частиною «Вавилону 13», він пішов особистим своїм шляхом.

Константин КЛЯЦКИН, активист: Воевать он пошел.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Він пішов воювати, окрім того, він ще знімає, він знімає проект для свого. Він робить щось з «Плюсами». Окремо, здається, що буде фільм якійсь робити. Наразі він не з нами, але при цьому, він теж велику частину свого часу, сил, натхнення вклав, так само, як і ми взагалі до «Вавилону» того часу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Пусть Бог его хранит. Пусть вернется целым и невредимым.

Катерина, слушатель: Катерина, Киев. Не откажите мне в любезности ответить на несколько моих вопросов, молодые люди. Во-первых, я помню английскую пословицу, которая гласит: верь половине того, что видишь, и ничему из того, что слышишь. Английская пословица. Как бы вы на неё отреагировали? Второй вопрос. Когда-то была книга, достаточно популярная, известная, потом сделали фильм. Базен Эрве. Не помню, кто режиссер. Фильм назывался «Супружеская жизнь». Одна серия была рассказана глазами мужа, а вторая жены.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: История развода одной пары, глазами мужа, глазами жены, совершенно разные истории. Катерина из Киев. Катерина использовала такую метафору, вы догадались к чему Катерина?

Константин КЛЯЦКИН, активист: Да. На самом деле «Вавилон» создавался не как единая какая-то истина, которая есть в последней инстанции – это абсолютно максимально объективно. Но все-таки наш взгляд на саму ситуацию, на все, что происходит.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Так как мы авторы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Насколько я помню, никакой аналитики, никаких закадровых нравоучений, и мармите там нет.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Да. В том-то и дело, как бы, чем мы отличаемся от телевизионного сюжета новостного, мы не можем взять, отрезать, подставить дикторский текст, который скажет свое мнение, и это всё смонтируется, и выдастся в эфир. Мы так не можем. Если мы берем какой-то голос – это голос человека, который говорит. Мы можем сделать склейку. Мы не можем подложить свое виденье, переделать факты, в этом есть документалистика. Мы не можем переделать факты.

Константин КЛЯЦКИН, активист: Абсолютно верно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, каждый просто видит вашими глазами событие? Но вашими глазами и не больше. Анализирует каждый так, как ему это видится.

Константин КЛЯЦКИН, активист: Конечно, никто не запрещает. В чем ещё фишка «Вавилона»? Мы снимаем документальное кино, а документальное кино предполагает драматургию. Если вы хотите получить какую-то информационную составляющую, смотрите несколько разных источников на новостных. Медиа никто вам не запрещает. То, что мы делаем, мы стараемся делать максимально с киношной точки зрения правильно и всё.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ребята, очень интересный вопрос. Виталий из Луцка: «Ви великі молодці, скажіть, а фільм «Лозниця Майдану» – це теж «Вавилону»? Як вам «Поводир», можете прокоментувати?»

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Фильм «Лозниця Майдану», ні. Він ніяким чином не стосується «Вавилону». Крім єдине, що оператор Сергій Стеценко просто він з нами також працював і багато знімав. Але ця історія з «Лозницею» – це зовсім інший фільм, зовсім інший матеріал, ми ніякого стосунку немає до нього. Що стосується «Поводиря». Я дуже люблю Леся Саніна. Я з ним теж працювала. Я йому дзвонила після того, як я сходила в кінотеатр. Я дуже рада, що це кіно існує. Я дуже рада, що воно дуже красиве. Михальчук чудовий оператор. Санін прекрасний режисер. Є якісь там прорахунки, але друзі – це перший реально потужний український фільм і для широкого глядача, для масового глядача. Для того, щоб кожен міг піти навіть з покормом подивитися. Хоча там така історія, що не до їсти, пити, але я бачила таких. Що саме цікаве, коли я пішла дивитися, біля мене сиділи такі персонажі, люди, які дуже люблять американські комедії.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Не по адресу попали?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Не по адресу. При цьому вони прийшли, цей хлопчик сидів біля мене, їв попкорн і сказав: «Мне уже нравятся первые кадры. Снято неплохо». Десь на середині фільму, він вже мовчав. Він щось там теревенів на початку, а потім замовчав. Супер, що це існує, супер, що це починається. Я дуже хочу, щоб кіно в Україні надалі існувало, надалі люди знімали. Насправді нам потрібна просто фінансова підтримка.

Константин КЛЯЦКИН, активист: Абсолютно. Таких фильмов нужно, чтобы в год снималось пять, шесть.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Минимум.

Константин КЛЯЦКИН, активист: Чтобы лет через пять мы могли иметь на выходе очень хорошего качества фильмы, с уже хорошей сюжетной составляющей и всем остальным.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Взагалі зараз дуже складно, тому що зрозуміло, що вирізається бюджет взагалі на кінематограф, на культуру. Дуже багато кінематографістів через це переживають і все інше. З одного боку, ми розуміємо, що в період війни в країні, яке кіно, коли немає чого їсти? Коли немає бійцям взути що, і взагалі, воювати в чому? З іншого боку, якби ми більше витрачали цих коштів, взагалі уваги приділяли культури України, можливо, у нас не було б ДНР, ЛНР.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Очень много сообщений. Есть в сообщениях такие уколы в вашу сторону. Большинство очень позитивных сообщений, так что моральную поддержку вы получили от слушателей. Саша из Броваров: «Не обращайте внимание на критиканов». Кстати, Саша с утра был у нас на радио, привез нам замечательный торт. Мы приглашаем вам после эфира его отведать.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Спасибо.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Любовь: «Где посмотреть все ваши фильмы?», – наверное, какой-то источник в Интернете она имеет в виду, не только, может быть. Ольга из Харькова спрашивает: «Тянет ли Вас к своим корням, Юля? Ездите ли Вы в свое село?», – наверное, она слышала фрагмент критики, то, что Вы критиковали Януковича, но не услышала, когда Вы говорили, что да.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Нас можна подивитися в «Ютюбі».

Константин КЛЯЦКИН, активист: Абсолютно верно. В «Ютюбе» прямо вводите «Вавилон 13». Найти нас очень просто.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: «Вавилон 13» в «Ютюбі». Там по хронології всі.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Це канал, де можна ознайомитися з усіма?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Так. Це «Ютюб» канал. Також на «Фейсбуці» у нас є сторінка.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Очень коротко про корни?

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Я їду в село своєї матусі, але дуже рідко, тому що у мене дуже багато роботи, зйомок і всього іншого, але я не забуваю про це. Рідко, але їзжу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Костя?

Константин КЛЯЦКИН, активист: Я с Киева. Мне съездить на родину – это на Ленинградскую площадь. Там очень хорошо, я люблю туда приезжать периодически, но сейчас немного дальше живу.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Я теж народилася в Києві, я киянка.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Так сказала Юля. Спасибо большое вам, ребята. Юрий Кулинич, Марта Мольфар, уже на сегодня с вами прощаемся.

Юлия ГОНТАРУК, активистка: Спасибі.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо вам большое.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все