СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Третья линия фронта проходит у нас внутри"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымВыступление Папы в Страсбурге и "Кориолан" Влада Троицкого

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов четыре минуты и тридцать секунд. Сегодня двадцать пятое ноября, вторник. Вы слушаете Радио Вести. Сакен Аймурзаев у микрофона, добрый вечер всем, кто сейчас слушает и слышит меня. Значит, сегодня у нас с вами такое римский эфир, римский. Мы в начале поговорим о том, что сегодня Глава католической церкви выступил в Страсбурге перед советом Европе. Очень важные слова сказал Европе о европейской культуре. О том, куда двигаться в Европе. Уже обиделись многие в Киеве, не назвал Украины, не сказал слово «Украина». Всех хочу сразу успокоить: Папа дипломатично не произнес ни одной страны, название ни одной страны. Во время своей речи он много раз говорил слово Европа. Об этом у нас будет в эфире разговор. И мы также немножко еще в католическую тему поднимем, когда узнаем, почему греко-католики согласились регистрировать в Крыму свои приходы и церкви по российским законам. Это первый такой случай, когда церковная структура готова идти ради сохранения своих верующих, своих общин на вот такой компромисс. Ну и вторая часть эфира полностью будет посвящена римскому герою Кориолану и опере, которую поставил Влад Троицкий, режиссер. Вот я его приветствую. Влад, добрый вечер

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Добрый вечер

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот такой вот, вот такая у нас повестка дня. Оставайтесь с нами. Двадцать четыре тридцать пять – смс-ки. Подписывайте их обязательно. И телефонные звонки тоже примем. Ну, для начала вот Влад как добрый друг никогда с пустыми руками не приходит на Радио Вести. Вот он принес пять приглашений для вас, слушатели. Пять билетов на оперу «Кориолан», которая будет в субботу, в ДК КПИ

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Да

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это по Шекспиру?

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Это да, по Уильяму нашему Шекспиру

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Уильяму нашему Шекспиру. Значит, мы зададим вам вопрос сейчас, викторина будет продолжаться. И вы отвечаете на этот вопрос в смс-ках. А после тридцати минут мы примем телефонный звонок и тот, кто дозвонится и правильно ответит на вопрос, получит приглашение на двух человек и сможет в компании с кем-то пойти посмотреть оперу. Это в первый раз оперу поставил Влад Троицкий «Кориолан». Итак, вопрос. Почему Кориолана называют Кориоланом? Вот, двадцать четыре тридцать пять, пожалуйста, подписывайте ваши сообщения непременно. И каждые первые пять правильных ответов получат билет в театр. Посмотрите в субботу, немножко хоть отвлечетесь от того, что вокруг нас всех происходит. Почему «Кориолан» сейчас? Как это Влад так?

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Но на самом деле-то это история героя, который, не знаю, нужен, не нужен. Это вопрос, который мы задаем, да. Герой, который, что он нужен на войне это понятно. Что должен кто-то защищать страну. Но когда он возвращается, насколько он нужен. Насколько мы готовы встретить героя. Для меня это очень серьезный вопрос. Ну, с одной стороны по отношению к тем ребятам, которые возвращаются с АТО. С другой стороны, по отношению к каждому из нас и к так называемому внутреннему герою, который, вот проснулись свободные люди, то, что называется революция Достоинства. Появилось чувство или предчувствие будущего. Или нашей страны. И насколько мы готовы жить с этим героем, который требователен к миру, требователен к самому себе. Ну, то есть к человеку как к человеку. Или в нас просыпается такой конформист соглашатель, раб, который говорит – да подожди, это не твоя война. Вон есть Президент, есть еще какие-то такие сякие, которые не решают нашу жизнь. То есть, предлагают включить такого сначала вялого инфантильного, вялое, инфантильное существо. Потом агрессивное инфантильное существо, которое будет требовать – а где наше все? Где наше вот, вы обещали, а ну подайте сюда вот все блага

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все блага

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Здесь и сейчас

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот кстати, ровно эта мысль была одним из лейтмотивов выступления Папы сегодня в Страсбурге. Он говорил о вот этой зацикленности новой Европы на благах. На вещах. На материальном. И пытался вернуть людей к корням. Кстати, в этом смысле история «Кориолана» уж куда более коренная история для Европы, и для нас для всех. Давайте послушаем маленький отрывок из выступления Папы. Будем комментировать его. Вот он сейчас послушаем кусочек, в котором он говорит о разности ценностей и европейских. О том, какие они разные. Не только физически и не только материальные бывают

Папа Римский ФРАНЦИСК: История Европы может показать нам некую наивность или полярность политики континента. Даже трех полярность, как в древней концепции мира Византии и Москвы. Эта схема сможет помочь понять настоящее. И смотреть в будущее. А также отменяет любые притязания на власть. Но это не происходит сегодня. Мы вправе говорить о многополярности Европы. Это напряженность вне зависимости конструктивные эти разногласия или нет, расположены между несколькими культурными религиозными и политическими полюсами. Европа сегодня стоит перед проблемой глобализации и многополярности. Имеется в виду европейская многополярность народов, которые рождаются, растут и смотрят в будущее. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это был Папа Франциск, который так ворвался в наш разговор из Страсбурга, говоря о разности, разной Европе. Вот почему, Влад, с другой стороны вот про такого героя? Ведь много можно найти произведений. Ты обращаясь к античности как к теме и к Шекспиру как к автору, не пытаешься ли вывести эту тему из национального контекста?

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Ну, это он настолько. Опять, я, когда выбирал материал, я не думал там о каких-то там актуализации, что это вот так вот прям резонирует сегодняшним днем. Это скорее размышления сердцем. И понятно, на меня произвел впечатление британский фильм, который был сделан на основе театрального, ну театрального проекта по спектаклю. Ну и тема, она вдруг как-то во мне как, зарезонировала. И она вневременная безусловно. То, что на нашей стране, в наше время эти вопросы очень обострились. Они стали просто звенеть в воздухе не только там еще раз абстрактно по отношению к возвращающимся ребятам, да. Но и по отношению к самому себе. Насколько мы готовы бесстрашно взглянуть внутрь себя, насколько мы готовы увидеть этого раба, которого тот же Чехов, выдавливать по капле. Насколько мы к этому готовы. Или мы будем бесконечно причитать о том, что мы хотим в Европу. И опять же возникает вопрос, в какую Европу? Даже вот Папа говорит – что это, что это?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Разная, разная, разная

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Да?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: И в Европе такие же проблемы на самом деле. Они может быть не столь, не столь. Хотя и вопрос градуса остроты это еще тот. У каждого своя, своя как бы градация. Но другое дело, что Украина на самом деле при всей кризисности или критичности, или ощущении такого вот как бы бездны. Ну, не бездны, ну в общем тяжелой ситуации. На самом деле Украина продолжает оставаться реальным, реальной возможностью, реальным пространством, где может произойти гуманитарный и такой гуманистический прорыв. В рождении новых смыслов, которых точно не хватает Европе. И собственно, вот услышав я сейчас слова Папы, я вот почувствовал фактически крик, да? Это же был его самый короткий визит, да?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, всего несколько часов

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Четыре часа в Страсбурге и видим мы, это наболело. Как бы осознанный выбор. Это ребята, понятно, мы находимся, пытаясь играть опять же тот же конформизм. И как бы, за соглашательством мы забываем на самом деле кто мы есть. Да? кто мы есть как человек, и что нас объединяет. Да, мы разные. Но, но вот чувство собственного достоинства, вот это то, что божественное в нас есть. То, что не пустить беса сожрать свое будущее. И на самом деле свою сущность. Вот это вот, это труд. Это большой труд. И нам нужно отважиться на это путешествие. Нам как стране и нам как каждому из нас. Бесстрашно взглянуть в себя, бесстрашно взглянуть в мир

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В этом смысле, знаешь, я видел отрывок оперы, которую показывал. «Тизер», да «Тизер». Да, да. Такой, который был во время Гогольфеста. Я тоже думал, в принципе, опера, это тяжелое искусство. Не простое для восприятия. И тема непростая. И может быть люди не совсем готовы. Потому так время прошло, со времени Гогольфеста. И я сейчас думаю, что а вообще вот это тоже начало этого пути. Начало пути в том числе и через искусство, да? Через любые его проявления

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Я поэтому другое даже скажу. Что искусство или культура это фактически, это сталкеры. Это те сталкеры, которые проходят такой, исследуют наше будущее. Потому что наивно предполагать, что там под средством экономики, или там по окончанию там АТО тому или иному что-то произойдет. Нет, мы пока еще на самом деле, никто внятно еще не пытается артикулировать или рассказать, куда мы идем, друзья

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, но пока вот чтобы как-то в этой реальности поставить себе такие реперные точки, систему координат, мы слушаем новости, которые вот сейчас самые свежие на Радио Вести.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать шестнадцать. Мы продолжаем наш эфир. Почти семнадцать вот ровно минут. В такой уютной такой компании – Влад Троицкий, Папа Римский в записи. И сейчас у нас будет отец Олекса Петрив, который отвечает в греко-католической церкви отвечает за связи с общественностью. Сегодня именно он заявил о том, что в Крыму украинская греко-католическая церковь, часть католической церкви, готова пойти на регистрацию по российскому законодательству. Означает ли это компромисс, на который готова пойти церковь или нет, сейчас и узнаем. Отец Олекса, здравствуйте. Алло?

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Доброго вечора

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Слава Иисусу Христу, как говорят у нас с вами католики

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Слава на віки

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я хотел у вас вот о чем спросить. Ваше заявление меня сегодня не сказать, что удивило. Я на нем заострил свое внимание. Поскольку по сути это первый случай, когда католическая церковь, греко-католическая церковь хоть как-то готова, ну не признать что ли аннексию Крыма, но пойти на диалог с этой новой реальностью. Это так?

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Бачите, те що ви кажете, то в площині політичній. Запитання про те, чи готова греко-католицька церква діяти на окупованому Криму згідно із законами, які чинні є на тій території на даний момент. Вона передбачає відповідь таку, що все залежить від духовної потреби людей, які там є на місті. Тому що головна місія церкви є задовольняти духовні потреби. І коли ця головна місія залишається під загрозою, то у такій ситуації як кажуть шукаємо вихід із, шукаємо меншого зла умовно кажучи. Для того, щоб людина могла отримати вседітальне, отримати спасіння. Що є головною місією церкви

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Но в истории ведь были такие моменты, когда церковь в таких ситуациях уходила в подполье 

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Справа э такого роду, що це питання у нас розглядається

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть вы еще в процессе, в процессе того как быть

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Так, так. Ми ще в процесі є визначення як бути. І яка духовна користь для наших вірних буде більшою. І ще один момент важливо, щоб відмітити. Наша влада чинна Департаменту у справах національності і релігії нас запевнили всіх вируючих, які є на Кримі, що релігійні організації, які є зареєстровані українським законодавством в українському правовому полі, вони залишаються у будь-якому випадку чинними релігійними організаціями

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Украинскими?

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Українськими, так. Не залежно від того, чи вони будуть входить у правове поле Російської Федерації, чи ні

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. То есть это не отменяет того, что вы юридически, канонически являетесь частью Украины

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Так, безумовно

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И последний вопрос такой. Хотя знаете, отец Олекса. Я вот, меня тема очень задела. Я приглашаю вас через несколько дней, еще свяжемся отдельно. Давайте сделаем какой-то разговор на эту тему. Потому что это очень важная история получается. Она сталкивается с ней многие в Крыму, верующие люди. Вот если конкретно говорить о вашей общине, сколько это людей? Сколько это священников? Какая это община в Крыму?

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: На даний момент у нас активно діють п’ять релігійних громад. Тобто, до часу було зареєстровано дванадцять релігійних організацій 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пять приходов. Пять приходов

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: Так. П’ять приходів і священики приїжджаючи, чи ті, хто є на місті обслуговують їх

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо вам, что нашли время. До свидания

Олекса ПЕТРИВ, священник УГКЦ: До побачення

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Отец Олекса Петрив, представитель греко-католической церкви. Ну, вот Влад. Видишь, всем приходится так или иначе

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Да, не простой вопрос на самом деле

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не простой совсем вопрос

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Даже я сейчас сижу, думаю. Ну елки-палки. Как? Действительно, люди остаются если для тебя это абсолютно там духовная потребность и стать в позу и сказать я не пойду. И что это, предаешь своих. Ну как-то да

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, это очень тяжелый вопрос. Очень тяжелый

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Хотя с другой стороны понимаешь, вот этот вот вопрос опять же конформизма. Ты в какой-то момент делаешь шаг навстречу и там ну, также как священники во времена Советского Союза. Все-таки там была тоже

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Конечно, конечно, конечно. И это, почему я говорю, надо вернуться к теме. Потому что когда, когда собственно церковь православная разделилась, великая была претензия была в том, что вот пошли на сговор с коммунистическим режимом, со Сталиным. А ответ был такой, что надо было спасти приходы, спасти хоть какой-то минимум. Конечно, вообще то, что мы стоим перед такого рода вопросами, это как-то очень тяжело

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Но с другой стороны это надежда на очищение. Потому что если вспомнить то, что было больше года назад, до Майдана, да? Вот это ощущение как бы придавленности, придавленности серостью. Какое-то ощущение болота, которое тебя затягивало, и ты фактически у тебя не было будущего. И это было на самом деле самое ужасное. И собственно мое глубочайшее убеждение, что народ, люди вышли на Майдан не столь за Евросоюз или не за Евросоюз. А они вышли за то, что у них, их лишали их будущего. Что какой-то там один, два, пять человек сказали, что у вас нет будущего. Вот мы там что-то придумали себе и будем. При том это точно не очень умные люди и как вели себя. И вот это. Поэтому, другое дело, что объединится по поводу протестности там сложно, но можно. В этот момент происходит первый этап очищения. Но на самом деле, перед нами сейчас самый сложный этап. Это когда нужно объединиться на построение, да. Ну понятно, что этого нет. Но этого нет, только верхушки мы с них убрали. Только верхушки. На самом деле линия фронта, вот сейчас которая проходит, она проходит, ну как я для себя метафизически образ, в трех местах. Есть ЛНР, ДНР эти там, практически Украина, Россия да? Украина защищается от агрессии России. Вторая там, второй фронт происходит когда ты приходишь в любое государственное учреждение, в любой институт начиная от больницы, ЖЭКа, школы, театра, министерства любого. Ты сразу попадаешь. Появляется линия фронта между тобой персоной и старой Украиной, которая пронизана насквозь всей коррупцией. И это вторая голова этого змея Горыныча, да, там. Вот этот вот. Коррупция. При чем она как метафизическое какое-то чудо-юдо

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так с этой головой ничего не случилось со времен Майдана, понимаешь? Она прекрасно себя чувствует

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Она не может, потому что третья, третья линия фронта проходит у нас внутри, которая говорит вот этот вот герой, о котором я говорил до этого, и вот этот раб или там соглашатель, «моя хата с краю», ну вот эти все дела. Который говорит, слушай, это не твоя война. Вот пока вот мы каждый из нас не выберет по этой линии фронта, где ты находишься. Где твое чувство собственного достоинства. Готов ли ты отстаивать и понимать, внятно понимать, что ты хочешь. Но не просто там, да, брать денег

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: А все-таки и в этом плане на самом деле культура или гуманитарная сфера она, она действительно является тем катализатором с одной стороны. С другой стороны лакмусовой такой бумажкой, которая диагностирует состояние общества. Если у нас вся культура, я имею ввиду официальная культура, заточена на фиксацию прошлого. Ну, потому что она была придумана, все институции придуманы были в тридцатые годы двадцатого века, да, Сталиным. То есть говорить, да, что-то немножко говорить о будущем, но в принципе говорят как прекрасно сейчас. Вот собственно и оттуда родился этот соцреализм и так далее. с тех пор ничего не поменялось. Только единственное что во всей нашей сфере государственной образовались феодальные государства, которые вместо идеологии или псевдо идеологии коммунистической поприплетались идеологии к там как это коррупционные, да, то есть клептомания

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, коммерчески коррупционная

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Поэтому понятно, что как только ты обращаешься к любому человеку из этой области, он максимально будет защищать себя. При этом может быть замечательный человек. Но он будет говорить вот это мое. И он уже присвоил это. Он его приватизировал. Более того он приватизировал не только там юридические или там какие-то физические здания. Он еще приватизировал себе право говорить, что вот я являюсь носителем духовных склепов. Будь то там например в театре. Или например, вот мы носим духовные склепы в школах, вот мы там. И еще очень любимая игра в Украине, игра в несчастных. То есть мы так вот бедные учителя, врачи, работники культуры – жертвы. И вот это состояние с одной несчастности с другой стороны тотальное нежелание перемен, то есть это как бы такое

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это правда, это

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: И на самом деле, к сожалению опять вот сейчас, мы сейчас находимся на этой такой точке, на которой вот может произойти реальный перелом. То есть если люди все-таки дадут своему внутреннему герою почти путинский термин, да, у него был прокурор. А тут герой. Дать, выйти на свободу вздохнуть воздухом. И научится видеть друг друга. Договариваться друг с другом. И не воевать. А строить. То есть это одно. Или у нас победит вот это вот несчастный это и будет Украина будет возьмет на себя миссию такого жертвы, на которую нападает вот этот трехголовый змей горыныч

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: И оно, с несчастным же человеком на самом деле не выносимо общаться

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Счастья не построишь. Это 

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Это ж такая заразная штука

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, давайте после. После новостей середины часа попробуем поговорить и со слушателями нашими. Ну, напомню вопрос. Значит, мы разыгрываем билеты на оперу, которую поставил Влад Троицкий. Премьера в субботу, в зале КПИ, в девятнадцать ноль ноль. Значит вопрос следующий. Почему Кориолана, а именно так называется опера «Кориолан». Почему Кориолана зовут именно Кориолан. Уже есть несколько правильных ответов, еще присылайте. И после новостей включим телефон. Не переключайте

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать тридцать пять в Киеве. Вы слушаете Радио Вести. Сакен Аймурзаев у микрофона. В гостях у нас сегодня Влад Троицкий. Режиссер. И мы разыгрываем билеты на оперу Влада Троицкого «Кориолан». Еще несколько остается билетов. Я просто вижу количество правильных ответов. Так что давайте. Почему Кориолана зовут Кориолан. Пожалуйста, присылайте свои правильные ответы на номер двадцать четыре тридцать пять. И сейчас мы примем звонок с правильным ответом, я надеюсь. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, пожалуйста, звоните. Я вот все собью звонки. Какие есть и тот кто дозвонится и правильно ответит. Почему именно так зовут Кориолана, получит приглашение на двоих на премьеру оперы. Вот первый звонок. Алло, слушаю вас. Как вас зовут?

Слушательница: Добрый вечер

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте. Вы из Киева? 

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Добрый вечер

Слушательница: Да

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, скажите, почему Гнея Марция Кориолана зовут Кориолан?

Слушательница: Я не знаю, почему его зовут Кориолан. Но я очень хочу посмотреть эту оперу.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо. Получите билеты, если очень хотите. Спасибо, я перевожу ваш звонок не бросайте трубку. Но все-таки, все, халява кончилась. Теперь правильные ответы. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Да? Алло? Нет, еще раз. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Пожалуйста, звоните. Скажите правильный ответ, и получите приглашение. Да, слушаю вас. 

Слушатель: Алло, добрый вечер

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Добрый вечер

Слушатель: Я дозвонился. Ну по-моему, зовут Кориоланом потому что над победой над городом Кореолой

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Совершенно верно

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Ничего себе

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут?

Слушатель: Сергей

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сергей, вы из Киева?

Слушатель: Да

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Перечитайте Шекспира к субботе, время есть, книжка небольшая

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Или посмотрите фильм

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Или посмотрите файнсефильм

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Да, да

Слушатель: По-моему я смотрел его когда-то

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Очень сильное кино. Вот пересмотрите. И возьмите друга, подругу

Слушатель: Подругу

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, подругу. Ну хорошо. Поздравляем вас. До свидания. Не бросайте трубку только. Все. Теперь значит мы разыграли все билеты. Все подарки у нас кончились. И будем уже разговаривать о делах наших

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Ты знаешь, очень интересно. Я вот сейчас послушал новости, и конечно все отрицательные кроме одной, да? что дороги в Киеве свободны. А все остальное ужас ужасный. Я понимаю, что на самом деле нагнетание этого такого психического состояния там абсолютной безнадеги, это такое ощущение, что вот как мы сами себя загоняем в такую парадоксальную историю безнадежности. И вот тут нам нужно воспрять и сказать, ребятушки ну самим себе, что нельзя жить в такое бесперспективности. Нельзя жить в такой безнадежности. Потом поражает твое сознание грех уныния и там псведосмирение

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, там уже дальше путь понятный в общем, когда человек отчаивается. Но с другой стороны отключится тоже невозможно

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Ну, я про другое говорю. Мы должны все равно искать, не хочется говорить слово положительный, но то, что настроено все-таки на другое завтра. Мы должны строить свое завтра. И должны строить завтра своих детей. Мне не должны их кодировать на то, что они как бы лузеры, да. И что, и мы лузеры. Это неправда

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но вот смотри. Год Майдана прошел, да. Вот что, я недавно думал об этом, много слушал лекций вот Кахи Бендукидзе, который тоже об этом много говорил. Вот смогли снести режим? Смогли. Смогли выстоять под пулями? Смогли. Смогли добиться полной перезагрузки системы? Вроде бы смогли. Но теперь же надо самое сложное делать

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Это опять же. Я говорю, линия фронта внутри нас. То есть ты готов выстраивать свой храм, построить свою дорогу к храму, строить свой храм и еще взять своего друга. Доверить ему. Поверить ему не только под пулями. Но еще как бы на созидание. Это труд, это не может быть таким щелчком. Это воспитание внутреннее себя, да, прежде всего. И это задача и у художников, и журналистов, чтобы стучаться в эти сердца, да, чтобы люди начали размышлять сердцем. Не только своим как бы инстинктом, своим органом, который превращается в каких-то ужасных карликов, упырей. И это как тебе сказать, это на самом деле волшебное чувство, потому что у нас реально чистая территория. Ну вернее, она захламлена. Но понятно, что никому не нужным хламом. И ее пытаться преобразовать, это ты получишь сразу ЛНР, ДНР, в отдельно взятом. Ну как я получил в свое время в этом прекрасном театре Каматобе, да. Это, ну фронтальная атака в этой ситуации безнадежна. Это нельзя, это все равно кладбищенская эстетика. Это реформы на кладбище. Но ты можешь подвигать эти плиты. Можешь даже покрасить их. Но это все равно кладбище. Можешь даже кого-то повыкапывать и сделать макияж

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Реанимацию попробовать

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Ну, реанимацию. Все равно – Кадавр он и есть Кадавр. И просто нужно отойти в сторону. Нужно как бы, ну как бы к этому, кесареву кесарево отойти в сторону. И вот этот отход в сторону, беспристрастно взглянуть на это. Потому что тем же реформаторам, которые приходят в министерство, они попадают в такую абсолютно безумную историю, называется цивилизация вторых замов. Они приходят к первым замам, которые говорят, сейчас мы все быстро поменяем. Вот сейчас. Вторые замы они быстренько прячутся по щелочкам. Глазки торчат. Усики шевелятся. Такие таракашечки. Чтобы за первую неделю голову не снесли. Потом они вылазят из уголков и говорят, наконец-то вы пришил, вы наше все. До вас были попередники, злочинна влада, вот мы сейчас будем начинать строить. И этот человек наивно абсолютно такой весь раскрытый. Начинает плакать и говорить – вот какие люди в нашей стране, их никто не понимал, я их понял. Но потом ничего не происходит. Потому что главная задача тех людей вторых замов, ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах ничего не делать. Очень важно, ни в коем случае. Потому что если он начнет делать, начальники каждый год меняются. А он, если начнет что-то делать, придет следующий начальник и скажет, что ж ты такой, ляпкин-тяпкин. Ты ж как опять злочинная влада. Поэтому он себя бьет по рукам, по щекам. Даже если ему вдруг что-то хочется сделать, ему говорят ни в коем случае. Что ж тогда делать. Да? Отойди в сторону. В каждом министерстве, в каждом этом есть такое бюджет называется секретный, бюджет развития. Он три-пять процентов, не большой. И самое главное нужно выделить свободное пространство, чистое. С которым можно сказать – ребятки мы свесь начинаем пока. Дайте мне точку опоры. Да маленькую. И вот там начинаем работать по новым правилам. Вот новые правила. И тогда туда привлекаешь там европейских тренеров. Финансирование там. На самом деле, громадные программы стоят на границе с Украиной. Просто они не понимают, где и как могут предложить. Потому что государственный

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну так не будут они Влад стоять вечно

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Так правильно. Я говорю, для этого сейчас очень важный момент делать успешные новые проекты. Да, вот почему я говорю там не хватает положительных и созидательных новостей. Ну вот например. Та же опера или там проекты Дениса Мотвиенко, да. Все равно, фильм все равно это событие. Фильм «Повадырь» . все равно побеждающий племя Слабошпицкого, это уже свершение, да

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Там те же. Там Даха Браха там только что неделю назад выступала с большим успехом тур в Америке и Канада на шоу кейс лучшая группа признана. Да, я это говорю про то, что я слышал

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Рядом с тобой

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Со мной, да. Даха Браха будет выступать второго числа в театре Бриденоре, Театр легендарного Питера Брука в Париже. Это открытие большего фестиваля во Франции, в Париже

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сейчас новости. Надеюсь, будут положительные, хоть какие-то и мы продолжим с Владом Троицким

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это самый маленький, самый маленький отрывок из того тизера, который я видел Влада Троицкого, опера «Кориолан». Быстренько убираем для того, чтобы вы полностью послушали в субботу. Вот такой у нас разговор получается, да, Влад

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Я бы хотел немножко об опере

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Все-таки это такое странное путешествие. Просто, сколько? Три года назад, я ставил оперу в Венгрии. Это была опера Карнгольда «Мертвый город». Это композитор. Австрийский композитор девятнадцатого-начала двадцатого века. Ну такой, авангардист, он молодой был тогда. И такая, критичная музыка. Ну, известно. Он потом переехал в Америку и получил несколько Оскаров за музыку. Был основоположником голливудской музыки такой. Вот. И это был какой-то странный эксперинз. Потому что я столкнулся с симфоническим оркестром. Хоры и такое пафосной был признан там лучшей оперой там позапрошлого сезона. Сейчас кстати, из такого приятного, мне предложили поставить «Трубодура» Верди в Национальной опере Венгрии, в следующем сезоне. Так вот, я тогда получил действительно заряд. Соприкосновение вот с оперным. Я музыкальных спектаклей много ставил. Это были там все, все спектакли фактически продолжение традиций музычно-драматичного театра украинского. Вот. Но тут мне захотелось перед Гогольфестом запустить проект «Новая музыка». Новая музыка не в том плане, что разрушить старое. А в том плане, что мне захотелось перевести как бы вот сом чувство это новое академическое новой оперной музыки в понятие как бы модной музыки. Не поп, а так чтобы вся молодежь, которая понятно, не специальная молодежь, а просто люди, которые там смотрят хорошее кино или слушает там альтернативу где-то в интернете. Вдруг открыли для себя мир, волшебный мир новой академической музыки. Ни или наших волшебных композиторов украинских и других, которые на самом деле не широко известны. Я предложил это путешествие. И вот мы начали с ребятами, образовалась компания двенадцать человек. вот сейчас тринадцатый Аня Охимчук добавилась. Мы пустились как это в путешествие – создание оперы. Ну а почему назвали «Новая», потому что там это вот как бы не в том классическому опять же немножко консировативным или даже реовлюционным пониманием, что это нечто, бутафория в основном. Какие-то такие бархатные. Это я не против этого, ну просто. Такие стереотипы. Захотелось немножко поговорить на актуальном языке. То есть не заигрывая, но понимая весь этот контекст и историю как развития музыки за вот этот. С девятнадцатого века еще немножко времени прошло. И после этого было более там, и Шестокович и минималисты. И Прокофьев. Ну много чего было. И вот мы в двадцать первом веке. Как мы разговариваем, на каком языке и что такое музыка. Опять есть две технологии как в старину как работать с музыкой. Можно пригласить композитора, который тебе делает ноты и потом вместе с музыкантами, и с певцами репетировать, пытаясь понять тот код. Который заложил композитор. Опять же тут, я как физик бывший, да, мне все-таки первое техническое образование. Я понимаю, что суть музыки это когда через бесконечно малые величины, что собственно ноты, это бесконечно точка, бесконечно малая величина, пытается передать бесконечно большую величину это линия, да. Музыка сама по себе суть аналоговая, да. и получается ты через семь точек плюю бимоли там, еще шесть, да. ты пытаешься передать бесконечность. Но ни в одну даже теоретически ты никогда в эту точку не попадешь. Потому что она бесконечно малая. Так по моему чувству, музыка находится как раз. Ну не только по моему, а и теоретически, музыка находится между нотами. Ну, сама. То есть где, когда как ты входишь, как ты проходишь эту точку идеальную и как что происходит в тишине. И вот когда я об этом разговаривал с музыкантами, они конечно сначала смотрели на меня с недоумением. Единственное что как бы оправдывало мои слова в их понимании это были не ребята Дах, это были абсолютно чистая история, потому что за шумным музыкантом, которые готовы были отправиться в этот волшебный путь. Пусть все таки два убедительных музыканта есть, которые признаны не только частью здесь, да. и все-таки это опыт мой работы с музыкантами в других странах. Нот я не знаю. Поэтому называться композитором это было безумие. Поэтому я называюсь режиссером музыки. Но моя задача сказать, ребята вы сами являетесь творцами. Дайте своему герою, своему креатору, борцу, своему божественному проснуться. И мы вместе начинаем создавать этот волшебный мир. Этот фантастический мир музыка. Понятно, есть тексты Шекспира, которые мы разобрали, много говорили как это резонирует современность. Что это такое чувственное, что мы хотим сказать, слово не очень походит, что я хочу сказать. Много чего хочу сказать. Хочу задать вопрос. Людям и музыкой как чувственное переживание. Текстом как интеллектуальным вербальным переживанием. Но самое главное нам хочется поделится тем, что мы отважились на это путешествие на независимой территории. Очень важный момент, что мы говорим, друзья. Вот да. На самом деле мы находимся в тотальной не конкурентной ситуации. Также как и Матвиенко, да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Абсолютно как бы Денис Матвиенко. Я преклоняюсь, абсолютно мужественный поступок. Сказать, что в Украине будет премьера. Но ты играешь как бы принципиально фактически на вражеской территории. Я в кавычках говорю. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это понятно как раз

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Потому что тебе говорят там у нас есть там феодалы, которые приватизировали себе права и говорят, что они являются носителем национального всего 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А тебе Палац Украина

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: А тебе Палац Украина, только не задешево

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Совсем не задешево

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Не задешево. Потому что ты там должен за каждый день репетиции ты должен платить немереные там какие-то деньги. И при том, что там нет оборудования, ты должен еще добавить оборудование. И всем людям заплатить. И как это делать? А так как опять же, то что я в начале говорил. Вся у нас культура там официальная государственная заточена на то, чтобы фиксировать вчерашнее. У нас фактически никто не занимается завтром. И мы таким образом ну как бы государство, я говорю мы, да, лишаем себя этого. Не только мы такие миссионеры, я ни в коей мере. Я говорю, к счастью, этого много происходит. Есть художники, есть и музыканты. Есть те, которые вот эти сталкеры, которые забегают в прошлое. Нет, в будущее, забегают в будущее, которое ставит эти реперные точки. Но вопрос в том, чтобы наши прекрасные властители, да, как бы немножко прочувствовали. Они думают, что они находятся на вершине. Это у них иллюзия. Они сидят в ямке. Это ямка, и просто они могут отстать от реального сознания украинцев. Потому что да, это не может быть сто процентов. и не пятьдесят процентов. но это те пятнадцать процентов, двадцать, которые собственно выстраивают наше будущее, которые будут выстраивать новые технологии, которые будут выстраивать новое образование, которые будут выстраивать те проекты, которыми мы можем гордиться как внутри страны. Ну сказать, это наше да вот сказать, это наше, я горжусь там тот же Матвиенко – я горжусь Саниным, я горжусь тем, что «Океан Эльзы» собирает там стадионы. Я горжусь там Олегом Скрипкой. Я горжусь этими людьми. И вот чтобы мы начали гордиться быстро свой, я притянул нормальных. Не героев героев. Ну чтобы мы, ну также как говоришь про эту Россию, мою родину. При этом сейчас понятно, что это все непросто. Но у них хватает ума говорить, там тот же Гергиев, который Мариинка, тот же Фокин Александринка там, тот же Табаков, они являются волей неволей символами России

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: А мы, почему мы не можем того же Сильвесторова Валентина прекрасного композитора, почему они не являются нашими символами. Те, которые действительно входят в мировой контекст, входят, резонируются миром. Почему Украина не может присвоить своих героев. Почему она своих детей продолжает к ним относится как к байстрюкам, как ненужное, как к ненужным каким-то. Вот в этом происходит вот наше то, как это. Революция должна происходить. Это зависит и от нас, и от вас, господа журналисты

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это очень печально

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Нет, это радостно

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это печально, печально. Не знаю

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Это радостно. Сакен, я верю. Просто настолько верю, убежден, что у нас будет волшебное завтра. То есть я просто ради этого, мне радостно

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ради этого в конце концов ты не отчаиваешься. Делаешь то что ты делаешь. Я всех призываю прийти посмотреть кто хочет в субботу во Дворец КПИ оперу «Кориолан», потому что вот такие начинания. А там уже решите, понравится, не понравится. Сходите. Именно то, что это происходит. Лично в меня Влад вселяет надежду какую-то. Спасибо тебе Влад

Влад ТРОИЦКИЙ, режиссер: Спасибо

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И спасибо вам, что слушали. До завтра, до свидания

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все