СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Утро с Матвеем Ганапольским, 26 ноября

Утро с Матвеем Ганапольским"Самое страшное - если власть переломит судебную систему через колено"

Стенограмма утреннего эфира на Радио Вести

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы слушаете Радио Вести – радио новостей и мнений. Главные теми нашего эфира: согрей бойца АТО. Волонтеры и активисты фотографируются в летней одежде и призывают обеспечить украинских военных зимней формой. Руфер Мустанг сменил имя на Слава Украине. Это он перекрасил звезду на московской высотке в цвета украинского флага, а теперь собирается со своим новым именем в паспорте съездить в Россию. Low-cost могут уйти с украинского рынка. Перевозчики, которыми владеют иностранцы, не получат права на международные или чартерные рейсы. И напоминаю, что нас можно не только слушать, но и смотреть на сайте radio.vesti.ua. Сейчас свежие новости.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну что же, часы как всегда показывают в студии 07:04. Как всегда Павел Новиков сидит рядом со мной. Паша, доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы знаете, я отомщен. Он мне надоел, Новиков, и я хочу все время удалить его из эфира. У меня не очень получается. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кнопка Delete на клавиатуре уже сломана, но это не работает.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это не работает, но я отомщен. Я пошел, он делает себе такую большую чашку кофе каждое утро, короче говоря. Машина в этот раз не мелет кофе. То есть, у нас стоит машина, которая либо мелит кофе, но не дает воду. Либо…

Павел НОВИКОВ, ведущий: В общем, каждое утро это какой-то квест.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Какой-то квест и он не знает, что по этому поводу делать. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я понял, что я в сражение с этой машиной просто повержен. Сказал себе, что у меня руки обе левые растут из живота, как говорит один мой товарищ. В общем, все без кофе сегодня.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Без кофе сегодня. Ну что же, без кофе, но, дорогие друзья, с эфиром. Ну что же, начинаем. И прежде всего, дорогие друзья, мы приступим к нашей разминке. Ты знаешь, она у нас, Павел Новиков, сначала будет несколько печальная разминка. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Давайте попробуем печальную. У меня очередной подбор шедевров маркетинга. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, нет, мы все сделали, сделали. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это потом. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы все сделали, и все будет весело и так далее. Как это говорят, веселья не бывает без печали.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Например. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, печаль у нас называется… Чуть-чуть тише сделайте. Можно, уже работает. Хорошо. Сейчас, у меня тут небольшая проблема с наушниками была, которую мы устраняем. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кофе машина не мелет, наушники не наушничают. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кофе машина делает свои какие-то вещи. Значит, смотри, мы говорили о том с тобой… Сейчас, извините, просто тут технические всякие проблемы, вот которые решены. Помнишь, мы говорили с тобой… Или давайте так, сначала прочитаю и это будет интересно радиослушателям. Спасибо большое нашему дорогому Валерию Калнышу. У нас же есть друг такой наш, который периодически приходит. Правда, сегодня его почему-то нет. Обычно он к 07:00 приходит. Наш замечательный коллега чудесный и так далее. Он выложил бумажку и эту бумажку мы с тобой должны прочитать. Но вот как он написал предисловие к этой бумажке? Ты помнишь, что кризис там, кризис 2000-ых годов конца, после 2008 года это был ипотечный кризис так называемый, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Американский в Америке, там та-та-та. Рухнуло все. Там банки шпанки. Он пишет: В 2009 году журнал Times нашел так называемого нулевого пациента, с которого начался ипотечный кризис. Ты знаешь, всегда ищут нулевого пациента.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Когда какая-то эпидемия.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: С кого все пошло. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Совершенно верно. Идем, значит, дальше. Им оказался некий мужчина, который приобрел в 2003 году дом в городе Стоктон, штат Калифорния. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: В 2003-ем до начала кризиса.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он получил…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Копнули далеко.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, тут все. Это то, что я тебе сейчас прочитаю, это абсолютно исторически. Это про Украину. При чем тут Америка? Америка ни при чем. Сейчас ты поймешь. Это то, о чем мы с тобой делали эфир. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Угу. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он получил ипотечный кредит в размере 250 тысяч долларов без предварительных выплат. Через 39 месяцев Зэро вот этот потерял работу и в 2006-ом объявил себя банкротом. Так вот…

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, четверть миллиона долларов, раз он банкрот, то он вроде как бы никому и не нужен. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Никому. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: У них есть процедура банкротства физического лица. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А теперь я не читаю дальше вступление Калныша, а читаю бумагу, которая передо мной. «Резулятивна частина, постанова іменем України. Харківський окружний адміністративний суд у складі головуючого судді Самойлової В.С. за участю секретаря судового засідання Таранової розглянувши у відкритому судовому засіданні в місті Харкові адміністративну справу за позовом Суходубова Володимира Сергійовича до прокуратури Харківської області про визнання про….». Извини, тут плохо написано.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Отсканированный документ. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Отсканировано, поэтому я буду сбиваться. «… про визнання протиправним та скасування наказу поновлення на посаді та стягнення коштів». Ты удивишься, а кто этот Суходубов Володимир Сергійович. Читаю: «Встановив: згідно до статті 160 КС суд постановляє результивну частину судового рішення. Керуючись статтями 2, 9, 11, 169, 162, 256 КС суд постановив, позов задовольнити». Что же сделал этот человек?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Позов до прокуратури Харківської області протиправним.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Значит, читаем: «Визнати протиправним та скасувати наказ прокуратури Харківської області від такого-то про звільнення Суходубова Володимира Сергійовича із займаної посади та органів прокуратури Харківської області. Поновити Суходобова Володимира Сергійовича в органах прокуратури Харківської області на посаді начальника відділу роботи з кадрами прокуратури Харківської області. Зобов’язати прокуратуру Харківської області відшкодувати Суходубову Володимиру Сергійовичу середній заробіток на час вимушеного прогулу з періоду такого-то до такого-то. Постанова в частині поновлення Суходобова Володимира Сергійовича на посаді підлягає негайному виконанню». Теперь ты спросишь, а что сделал этот человек? Его, он судья, или кто он? В прокуратуре. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Он работал в прокуратуре. Его оттуда уволили. Уволили, судя по решению суда, неправомерно. Соответственно надо восстановить на работе. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И его восстановили.

Павел НОВИКОВ, ведущий: И выплатить зарплату. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А теперь я читаю, что пишет дальше Валерий Калныш, и сейчас вы скажите все, все там пару…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сотен тысяч человек.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы скажите: а, да вы же делали про это передачу и спрашивали, это будет работать или не будет работать. Он пишет: «Работник Харьковской прокуратуры Суходубов нулевой пациент закона «О люстрации». 24 ноября Харьковский окружной админсуд постановил восстановить его в должности, с которой он был ранее уволен в рамках процесса очищения власти». Все. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Началась люстрация. По люстрации руководящие кадры прокуратуры должны были быть уволенными. Этот один из уволенных. Он подал в суд и суд сейчас постановил восстановить его в должности, потому что нарушены некоторые, по мнению суда, нарушены некоторые статьи.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Керуючись статтями 2, 9, 11, 159, 160, 162, 256».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кодексу про адміністративне судочинство України.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это было у меня «На пике событий». Это было у меня…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это было у нас в утренних эфирах.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У меня вопрос к радиослушателям, уважаемые радиослушатели, что делать власти? 044-390-104-6. Сразу спрашиваю. Это разминка, только разминка не то, что мы вам смешное будем читать. Когда надо, почитаем и смешное. Но сейчас вот такая разминка. А нужно ли его увольнять опять этого несчастного Суходубова Владимира Сергеевича или…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Все, нулевой пациент люстрации. А соответственно сотни исков, а то и тысячи обещали при сокращении тысяч сотрудников госорганов, тысячи судебных исков, которые вернут этих людей на работу. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, совершенно не имеет значения… Нам сейчас могут позвонить из Харькова и сказать: вот, вы не знаете, какой он крокодил. Да не знаем мы этого Суходубова Владимира Сергеевича, и знать мы его не должны. Мы не занимаемся, мы не решаем судьбы людей. МЫ политическая радиостанция. Утренний эфир у нас политический. Мы хотим понять, что с этим делать. Все же предупреждали, все говорили. Понятно, что очищение, понятно, что люстрация. Понятно, что это должно работать, но вот человек восстановился. Что с этим делать теперь? Продолжать его увольнять или… То есть, понятно, очередной Цуцванг. Если его уволишь, он опять восстановится на работе. Если он восстановился на работе, его опять не уволить, то мы уже видим очередь в суды согласно статьям 2, 9, 11, 159, 160, 162 и 256 КС суд постановив.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Позов задовольнити.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Задовольнити. И выплатить, и это самое. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, мы ни кого не осуждаем, просто мы… То есть, тут нет невиноватых. Может, невиноваты есть только там – власть, которая не подготовилась к этому процессу, которая не согласовала. Я не знаю, может и власть. В общем, объясните нам. В основном мы просим позвонить нам ребят юристов, которые собственно предупреждали, они говорили в эфире здесь, что такое будет и вот нулевой пациент имени Валерия Калныша. Будет проклят этот Калныш, который написал это. Теперь все это знают, черт побери. Оставайтесь с нами. 044-390-104-6, что делать в этой ситуации, как из нее выйти? Мы с Павлом Новиковым ждем ваших звонков. Извините, просто я сказал, давайте звоните. Вы стали набирать немедленно, а у нас новости. Ну, ничего, а вот сейчас идут звонки. Давайте сразу разберемся. Вот это будет разминка, потому что, хочу сказать, уважаемые радиослушатели, что никакие государственные дела нам не чужды. Это Украина, вы – радиослушатели украинцы. Есть люди из других стран, многонациональная страна и так далее. Вот казус такой, как его назвать, казус над именем. Как имя этого человека?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Казус Суходубова.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Казус Суходубова.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Синдром Сухобудова. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, казус Суходубова, да. Человек – его осуждать нельзя. Человек считает себя невиновным. Человек всегда считает себя невиновным и есть презумпция невиновности. Он пошел, подал в суд и суд, руководствуясь, это сразу хочу сказать, ну, законами. Вот перед вами перечислены…

Павел НОВИКОВ, ведущий: 7 статей Кодекса про адміністративне судочинство. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, что-то там такое, адміністративне судочинство. Вот, пожалуйста, немедленно восстановить в этот же день. Что делать в этой ситуации? Что вы посоветуете? Паша, принимай. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Представьтесь. 

Слушатель: Сергей, Харьков, юрист. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы можете радио тише сделать?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Радио, умоляю Вас, задолбало Вас. 

Слушатель: Оно выключено. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Прекрасно. Давайте. Вот юрист полечите нам мозги, давайте. 

Слушатель: Я вам хочу сказать, что это было ожидаемо. Закон «О люстрации» он был несовершенен, он был популистский для удовлетворения каких-то сиюминутных потребностей. И в связи с этим появилось это решение. В дальнейшем будет, я думаю, подача апелляционной жалобы. И в последствие…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, апелляционная жалоба вы с чьей стороны?

Слушатель: Ну, со стороны прокуратуры, которая уволила этого сотрудника. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ага, так. 

Слушатель: Но это решение вступают в силу немедленно, и подлежит немедленному исполнению. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: В части восстановления на работу понятно. То есть он, по сути, из завтрашнего дня должен или из сегодняшнего выйти на работу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Никто не возражает. Раз суд так решил, то ради Бога, пусть так и будет. А что из законом делать? 

Павел НОВИКОВ, ведущий: А ничего. Теперь будет судебная практика и получается, что уволили судью, он решением суда восстановится. Уволенный сотрудник, а он решением суда восстановится, потому что это начало судебной практики именно по этому закону. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, это то, что на западе называют прецедентное право, да?

Слушатель: Совершенно верно, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: А у нас это работает в виде судебной практики, которую судьи могут учитывать, но могут же и не учитывать в своих таких же делах. 

Слушатель: Ну, дел абсолютно одинаковых не бывает. У каждого дела есть свои нюансы, по которому в удовлетворение можно указать. Но вот именно то, что люди уволены по закону люстрации, могут быть восстановлены, уже есть такая судебная практика. Это решение попадет в единый реестр судебных решений. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. А такой вопрос, так прокуратуре сейчас, которая его уволила, ей пытаться снова его уволить?

Слушатель: Она уже не имеет права по этим основаниям его уволить. Иначе это будет уголовная ответственность. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ах, вот в чем дело. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, сейчас у них апелляция. Тут написано в решение, что…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Простите, я тогда неправильно сказал. Я имею в виду апелляция пытаться, так сказать. 

Слушатель: Ну, апелляцию они будут подавать обязательно. И апелляцию, и кассационную жалобу. Я думаю, это решение пройдет все инстанции. Ну, вы помните, что даже Ярема говорил, что этот закон не совершенен, и он предсказывал, что будут эти иски. Они будут выиграны. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо. А если представить себе, апелляция кассация. В конце концов, человека восстановили на должности. Он у нас был начальником отдела работы с кадрами прокуратуры Харьковской области. Даже с учетом того, что его могут окончательно уволить там решением кассации и все, оставить в силе, но действительно можем считать, что его трудовое право нарушено и дальше может быть Европейский суд и этих исков в Европейский суд формальных, по сути, может быть, ну, там сотни, а то и тысячи. Причем объединится потом в одно дело. По вашему ощущению как, Украина эти иски проиграет или выиграет?

Слушатель: Я думаю, люди даже не будут возвращаться в Европейский суд. Это очень длительная процедура. Зачем в европейский, если наши украинские суды удовлетворяют иски.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Вот мы о плохом, а теперь о хорошем. Означает ли это, что в Украине независимые суды или это, как это сказать, рука руку моет?

Слушатель: Здесь можно относиться двойственно. Но я считаю, что все-таки закон надо писать, такие законы надо писать при помощи юристов, а не вот просто сели, написали закон и быстренько его приняли. Это последствия такого быстрого принятия закона. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Спасибо вам большое.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Поторопились.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давай следующий телефонный звонок. Пожалуйста… Ребята, нам нужны юристы, которые, как наш радиослушатель, объяснят, чего будет дальше. Принимай. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро! Простите, пожалуйста, меня зовут Оля из Киева, но я не юрист. Я бы хотела с другой стороны подойти к вопросу. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пожалуйста, давайте с другой. 

Слушатель: У меня у мужа фирма в Ровно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так.

Слушатель: Так вот, начальник налоговой Ровенской какой-то области или городской жуткий взяточник. Много раз в многих компаниях. Все знают, что все эти поборы, все это существует, его увольняет. Он восстанавливается. Его снова увольняют, он снова восстанавливается, понимаете. Поэтому в любом случае это нужно. Мы пройдем и набьем шишки. Никуда от этого Украина не денется. Но если мы этого не сделаем, вообще ничего не поменяется.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, я с вами не могу согласиться. Сырой закон дискредитирует…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Законодательный орган, принявший его. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понимаете, в чем дело, что значит, мы набьем шишки? Ничего себе. Это же закон. Что значит, если закон сырой, мы сейчас не говорим о законе «О люстрации», что значит, набьем шишки? Эти же люди восстанавливаются. Я не имею в виду вот этого человека. Он, дай ему Бог здоровья и мы вообще не о нем говорим. Наверное, все-таки законы должны писаться не популистские, а нормально для того…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так, чтобы их можно было однозначно исполнять. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Исполнять. Что значит, набьем шишки?

Слушатель: Цель то закона благая, чтобы убрать коррупционеров. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Закон то должен их убирать, а не давать им возможность. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: А не восстанавливать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Восстанавливаться. 

Слушатель: Но если не будет этого этапа, непонятно, сколько лет еще потребуется для того, чтобы написать его правильно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему, сколько лет. Вы слышали, что сказали сейчас радиослушатели. Да юристов надо привлекать. Я имею в виду не к ответственности, а к написании закона. Что за глупости, сколько лет? Это что, вино, которое должно настаиваться. Вы, когда дома яичницу готовите, вы разбиваете яйцо, и вы же сначала не на пол выплескиваете, а в сковородку. Давайте тоже скажем. Ну, как, есть борьба в суде, но до борьбы в суде должен же быть написан нормальный закон. 

Слушатель: Это в идеале, но, конечно, так должно быть. Посмотрите, у нас за год в стране после революции хоть одного чиновника посадили? Все вокруг кричат, что как это так. Это первое, что должны были сделать, и ничего не сделано. Уже у половины населения Украины жуткое разочарование.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ровно по тому, что, наверное, статьи, по которым надо сажать, их надо было как-то нормально выписать, как и этот закон «О люстрации». 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Послушайте, мысль ваша абсолютно понятна. И вы абсолютно правы. Спасибо. Единственное, что давайте, не говорим, давайте напишем сначала косой закон, потом набьем себе шишки. Вот вам шишки. То есть, никто никого не обвиняет. Мы говорим о профессионализме. Следующий звонок давай. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Слушаем Вас. Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро! Александр, Киев, юрист.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, Александр. Как считаете, что с этим делать?

Слушатель: Смотрите, такая ситуация есть, в каждом законе есть определенные нюансы. В законе «О люстрации» есть определенный нюанс, а именно следующее, если уволить человека с определенной государственной организации, а потом переименовать эту организацию, никакое решение суда не сможет восстановить этого человека на то место работы, которого не существует. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: О боже!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Прокуратура Харьковской области, боюсь, не переименуется в общественное предприятие «Закон и порядок».

Слушатель: Главная прокуратура Харьковской области небольшое изменение, небольшая реорганизация может полностью расставить точки над «и» в данной ситуации.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, подождите, но это знаете, как скрываться от уплаты элементов. В этом что-то косое и кривое есть. То есть… Понимаете, что вы предлагаете? Из-за того, что, например, я не говорю про этот закон, я не знаю, я не юрист и меня мало интересует. Просто по некому закону уволили человека, он восстановился супротив этого закона и как решение вы предлагаете не закон подправить, а переименовывать организацию. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, менять обстоятельства, которые. При этом он то восстанавливался, насколько я понимаю, не потому, что его уволили по закону «О люстрации», а потому что таким образом были нарушены его трудовые права.

Слушатель: Конечно, презумпция не виноватости.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, подождите, его уволили по закону «О люстрации».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Правильно. А от апеллирует к тому, что, уволив его по закону «О люстрации» нарушили его трудовые права. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю. Понятно, что переименование организации это как кинуть человека. Ведь смотрите, давайте мы считать вот этого… Как его фамилия, еще раз?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Суходобова Владимира Сергеевича. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте его считать не виновным, а невиновным. Презумпция невиновности. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это есть. У него есть пребывание на должности, с которой должен быть уволен. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Получается хитрая история. Наш… Извините, Вас зовут?

Слушатель: Александр. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Александр предлагает хитрую вещь. Уволить, а когда человек пошел в суд и типа пойти сдать деньги в банк в ячейку. Потом банк тебе говорит: пошел вон. Ты идешь в суд. Суд говорит: отдайте ему деньги. А банк говорит: такого уже банка нет. Мы называемся иначе. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мы называемся не Великий банк, а Величайший. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Величайший банк. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ты в Великий сдавал, у Великого и требуй.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Как такое может быть, мой дорогой?

Слушатель: Давайте тогда, такое предложение есть, давайте сделаем гласность всем тем поступкам, за которые увольняют человека. И перед большой реорганизацией, какого рода структурное подразделение, то есть, предоставит все это гласности, только тогда принимать решение, попадает ли этот человек под люстрацию и переименовывать ли организацию сразу после его увольнения. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Спасибо вам большое. Просто я не понимаю вот этого предложения переименовывать организацию. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это называется найти юридическое. Этот человек нашел юридический казус для того, чтобы восстановится, так давайте мы поступим так же – найдем другой юридический казус, который помешает ему это сделать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, государство вместо того, чтобы написать…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Давайте крючкоплевством заниматься.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вместо того, чтобы написать хороший закон, государство лживо убегает, переименовываясь. Тогда давайте Украина будет не Украина, а там…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Юкраина. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Юкраина и тогда вообще все будет хорошо. Тогда не надо долги отдавать и не надо России за газ платить, и вообще ничего не надо. Юкраина, Ukraine так называется. Вот будет Ukraine. Мы продолжим эту тему. Будем принимать ваши звонки. Пишете нам на 2435 и на radio.vesti.ua. Radio Vesti. Мы не Радио Вести, Radio Vesti.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Западное такое vest.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Radio Vesti of Ukraine. Юра, извини, я на пару минут, потому что мы тут сделали глаза. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Какие глаза? 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Большие. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Такие, как и я сделал?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как в японских мультфильмах у персонажей такое бывает. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, давайте разберемся. Это сенсационная новость, но, по-моему, когда ты ее дочитал до конца, я понял ее смысл. «Газпром» освобождается не от налогов, а я так понимаю, от налогов на ввозное оборудование для строительства».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сначала от налога на добычу полезных ископаемых на 15 лет.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: На добычу. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, они не платят за использование недр Российской Федерации. Недра принадлежат народу. За добычу чего-то из недр платится налог. От этого налога «Газпром» освобожден на 15 лет. 20Х20 лет от налога на имущество вообще. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ребята, я сейчас просто уйду. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И снижаются ввозные пошлины на нефть и нефтепродукты, ввозные в Россию. То есть, ввозить в Россию нефть и нефтепродукты станет дешевле. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Подожди, я уточню. Тут написано, как я написал, в рамках, вывозные пошлины на нефть. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: А, вывозные. Извините, вывозные. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Получается, что можно будет больше продавать за меньшую какую-то цену. Это на фоне того, что все цены идут вниз. И вчера не получилось договориться по поводу того, чтобы сократит добычу.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Все цены падают. «Газпром», который продает нефть за рубеж, будет платить меньше налога с этой проданной нефти. Вывозные пошлины. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, да. Не ввозные, а вывозные. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, если такое будет, то, во-первых, начнет расти, мы знаем, что все регулируется акцизами на нефть. Понимаешь, акцизы это и есть пошлины на нефть.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы знаем, что акцизы на нефть, акцизы на бензин, не знаю, может это касается…

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: В этом законе, как бы подписанном Путиным, там есть и по поводу акцизов на бензин, и на нефть. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И что?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Но в той информации, которую я читал и просто сам закон, я не ознакамливался с ним. Да, я просто взял какие-то выдержки из него. И я просто, если надо будет, мы можем просто сейчас найти его в таком виде, в котором его подписал Президент Владимир Путин и разобраться с этим.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Меня интересует только вот что, вот, значит, это, конечно, надо осмыслить и не в рамках утреннего эфира, да, документы так не читаются. Просто, конечно, как шутят, звезда в шоке. Как эти гламурные звезды говорят: я в шоке. Понимаешь? Не очень большая звезда, но это, конечно, круто. Мне, конечно, наплевать. Это решение, в общем, Владимира Владимировича Путина – чудесного Президента России, но он собирается, чем наполнять бюджет? Чем бюджет наполнять? Ладно, хорошо. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, если «Газпром» системообразующее предприятие вообще для бюджета России, то для него…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, хорошо. Его дело. Может, своими деньгами будет расплачиваться. Говорят, у него 140 миллиардов. Вопрос, принеси, пожалуйста, там, на следующие новости. Просто прочитаешь новости. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Будет Снежана Старовицкая. Да, в 45-ть минут я принесу. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Просто вот этот момент про акцизы на бензин. Почему? Потому что это мощный регулятор цен на бензин внутри России, потому что если сказано, ребята… Я понимаю, почему они вывозят бензин? Почему они вывозят нефть и освобождаются от налогов? Потому что нет долларов. Кредиты то не дают. Значит, надо доллары, доллары нужны. Но с бензином… В общем, принеси, ладно. Хорошо. А мы продолжаем говорить по поводу главной сенсации. Я считаю, что это главная сенсация сегодняшнего дня. Это вот казус кого? Как его зовут, посмотри, пожалуйста. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сейчас, смотрю, он называется Сергей Суходубов, по-моему. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас мы делаем паузу. Вернее не паузу, а мы продолжаем говорить именно о нем. Звоните нам на 044-390-104-6, потому что это главная сенсация сегодняшнего дня. Почему? Потому что перед нами элемент реставрации. Перед нами реальное противодействие. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Закона «О люстрации».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Закона «О люстрации». То есть, реформам, предложенным реформам. Будет ли так дальше? Будут ли все предложения по поводу реформ, которые предлагает центральное правительство, и Порошенко, и Яценюк, будут ли они точно так скасовані по тем же законам Украины, которые…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Окружными административными судами. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, без всяких проблем. Ну, давай дальше принимать звонки. Принимай звонки. Значит…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не по поводу России, а по поводу казуса Суходольского. 

Слушатель: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пожалуйста, слушаем Вас. 

Слушатель: Доброе утро! Александр, Киев. По поводу люстрации. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. 

Слушатель: Смотрите, в принципе надо начать с того, что законопроект очень был сырой. Я бы хотел приделить внимание по поводу того, кто юстировал этот законопроект. И дать по рукам очень сильно, потому что такой сырой закон нельзя выпускать в законодательстве, потому что сразу же дискредитирует власть. А по поводу, как выйти из ситуации, необходимо немедленно вносить изменения в закон и чтобы суды получили правовое основание для принятия дальнейших решений. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, сейчас первую инстанцию проиграли, потом будет апелляция, кассация и чтобы к моменту кассации, условно говоря, у судов уже было некое решение, да?

Слушатель: Обязательно исправить это немедленно, потому что надо вот эти шишки не набивать, а быстренько их исправлять. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А вы считаете, что это возможно?

Слушатель: Я думаю, что да. Обязательно вносить изменения, хотя закон немає зворотної сили. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы знаете, вы же помните, если я не ошибаюсь, то я читал такую фразу в моей программе «На пике событий»: «Верховный Суд Украины обратился в Конституционный суд Украины по поводу правомерности закона «О люстрации». 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Причем только в люстрации судьей. Они сказали: нет, не весь закон, а давайте всех люстрировать, кроме судьей. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Неважно, не придется ли Конституцию менять? 

Слушатель: Нет, я думаю, что не придется. Потому что если убирать презумпцию невиновности, тогда Венецианская комиссия, я думаю, будет против. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, нет. Сейчас, я уточню свой вопрос. Когда Верховный Суд обратился в Конституционный суд, они же не лохи. Они понимали, почему… Они же судьи, они специалисты. Они взяли бумагу и написали те моменты, которые не соответствуют Конституции. Исходя из вашей логики, понимаете, что получается? Нужно к апелляции быстренько поменять этот закон.

Слушатель: Надо, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понимаете? 

Слушатель: Понимаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так получается, что когда Верховный Суд будет до того, как будет рассматриваться вот этот иск Верховного Суда, нужно быстренько поменять Конституцию, подправить ее. Вы понимаете, что получается? 

Слушатель: Быстренько тогда не получится. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В том же и дело, завтра планируется первое заседание Верховной Рады. Потом пока распределятся комитеты, потом пока Рада начнет работать. К законам они приступят не быстро, я думаю. 

Слушатель: Получается тупиковая ситуация. Значит, надо было не спешить. Сначала принимать законодательную базу, а потом ее внедрять и опубликовывать, и люстрировать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Спасибо вам большое. Значит, обращаю внимание твое, товарищ Новиков, на следующее обстоятельство, мы до конца часа будем. Еще 15 минут эту тему. Один из слушателей предлагает поменять название организации. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, прокуратуру харьковскую.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Прокуратуру харьковскую. И вообще прокуратуру. Знаешь, быстренько поменять и все, хорошо. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Точно. У поляков же называется Министерство юстиции и Министерство справедливости. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот, да. В данном случае вот второй радиослушатель предлагает дожать, докрутить, чтобы человек пришел, а закон уже другой. Понимаешь, что происходит? Так же предложили поменять название. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я сейчас скажу, кто в этом виноват. Виноваты, вы же сказали, юристы звоните. А юристы они, в чем специалисты? Именно в том, чтобы найти какую-то подковырочку и основываясь на ней, ну, проиграть или выиграть дело. У меня другое ощущение, что когда писали закон это не поспешили, это заложили бомбу про то, что это может быть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это что и как. То есть, что? Заложили бомбу. Как? Мы видим, как ее заложили. Значит, что нужно сделать в этой ситуации? Пауза, после чего мы продолжаем до конца часа слушать ваши звонки. Перед нами неудачное действие власти. Не будем говорить почему и как. Непрофессиональные, по всей видимости. Почему? Потому что человек восстановился. Значит, сейчас по каждому придется ходить в суды. Что делать в этой ситуации, чтобы всем сохранить лицо и чтобы не было бесконечных попыток реставрации. Оставайтесь с нами. Мы сейчас продолжим. До конца часа с Павлом Новиковым мы слушаем ваши телефонные звонки, как выйти из этой ситуации такой начинающей ползучей реставрации. Причем реставрации, в которой, казалось бы, нет виновных. Власть сделала закон, сделала. По этому закону уволены люди. Эти люди обращаются в суд. Они не идут на Майдан, ничего. Зачем? Украина правовое государство. Свободное правовое государство. Они идут и по закону их восстанавливают. Круто. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Начальник отдела работы с кадрами и прокуратуры Харьковской области вот по первому решению суда уже постановлено его восстановить в должности. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Казус…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Казус Суходубова. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Казус Суходубова. Слушаем звонки. Давай, Паша.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Представьтесь, пожалуйста. 

Слушатель: Всеволод, Киев. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, Всеволод. Рассказывайте, что с этим делать?

Слушатель: С этим что делать? Во-первых, в прокуратуре есть своя Служба безопасности. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так. 

Слушатель: Если человек собирается восстанавливаться, его вызывает Служба безопасности. Товарищ такой-то, такой-то. Вас проверят, если вы не подтвердит свое состояние какими либо документами, то вы будете уволены по недоверию. Есть такая статья. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Слушайте, вы меня извините, кто кого куда должен вызывать?

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, Служба безопасности прокуратуры Харьковской области…

Слушатель: Лучше не Харьковской, лучше Киевской, чтобы было перекрестно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, угрожать человеку, когда он идет в суд восстанавливать свои права? Я не понимаю. 

Слушатель: Нет, она не угрожает, она просто проводит проверку. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Проверку чего?

Слушатель: Допустим, наличие у него Audi 8. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так зачем его вызывать?

Слушатель: Нет, можно не вызывать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Погодите, погодите. Послушайте меня, вы же как-то думаете перед тем, что говорите. Он уволен по закону «О люстрации».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он восстановился по закону «О люстрации». Ну, в смысле не по закону «О люстрации», потому что нарушены его права. 

Слушатель: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если у прокуратуры есть, например, к нему другие претензии, да, что он воровал, что он там кто?

Павел НОВИКОВ, ведущий: В общем, не может подтвердить свои доходы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. 

Слушатель: Совершенно верно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пусть они делают это независимо от другого. Да Ради Бога. Пусть его хоть сажают. Какая проблема. 

Слушатель: Возможно, это нужно делать параллельно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так правильно. Но мы же сейчас говорим не о том, как зачморить его? Мы говорим, что делать с этим законом или что, если закон сырой, пусть все восстанавливаются. Будем открывать новое уголовное дело, откуда у него Audi? Мы не о втором законе говорим и не как зачморить этого несчастного Суходольского?

Слушатель: Дело в том, что уволить по недоверие это не уголовная ответственность. Это просто человек… Организация не доверяет этому человеку. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Послушайте, вы не понимаете, о чем вы говорите сейчас. Вы ищете повод его снова уволить, а мы говорим о том, что делать с законом «О люстрации»?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как выписать систему, чтобы не надо было извращаться, переименовывать прокуратуру, привлекать Службу безопасности. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Даже не выписать систему, Паша. Это ты сейчас неправильную вещь говоришь. Ты как бы говоришь, как сделать его, чтобы люстрация была. Мы с тобой не имеем права говорить, должна быть люстрация или она не должна быть. Это не наше дело. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если она должна быть, то закон должен быть таким, чтобы однозначно решать те или иные вопросы. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Совершенно верно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И не допускать того, что уже сделано. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А может этот закон вообще дурость. Мы не знаем с тобой, это не наше дело. Мы просто журналисты. Мы говорим о том, что сегодня утром мы узнали, что все поехало назад, о чем мы предупреждали. И мы спрашиваем, что с этим делать.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Следующий звонок. Пожалуйста, бери.

Слушатель: Доброе утро! Елена, Киев. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, Елена. 

Слушатель: Мне кажется, что нужно делать такие, писать такие законы, чтобы их потом не исправлять, чтобы решение было твердое по закону, потому что законы у нас так выписываются.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы правы. Сейчас что делать?

Слушатель: А сейчас нужно вернуться и хорошо проработать этот закон, потому что этот закон делался на волне оранжевой, понимаете. И как та женщина говорит, никого не посадили и уже разочарование. А что, Майдан был для того, чтобы всех пересажать? Майдан был для того, чтобы восстановить справедливость. А у нас получается есть решение Верховного Суда. А суды продолжаются, продолжаются. У меня такой пример есть. И продолжаются, и продолжаются. И нет конца. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Простите, пожалуйста. Вы имеете в виду, просто времени мало. Вы имеете в виду, что надо дальше дописывать этот закон. 

Слушатель: Надо его прорабатывать и выписывать так, чтобы он не был не сырым, ни мокрым, ни сухим, а чтобы это был закон, как говорится, ну, хотя бы на 10, 20, 30 лет, понимаете. Так же невозможно. У нас все законы так прописаны. Есть додатки к законам. Сам закон маленькая книжка. Додаток – огромная книжка, а потом еще в районных властях есть распоряжение. Понимается, как получается.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Спасибо большое. И давай теперь посмотрим, что нам пишут наши радиослушатели. Серьезная, серьезная история, серьезная история.

Павел НОВИКОВ, ведущий: «С новым законом любой крокодил теперь король», - написал Антон из Днепра на смс чат 2435. Тарас из Днепра: «Власть подставила народ. Теперь будет люстрация Линча. Аминь». Почему-то так? 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Как понять, люстрация?

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, если это не сработает, я об этом читал, в Facebook об этом много пишут, что да, если сейчас не сработает люстрация в том виде, в котором по закону юридическими методами, то вместо этого может сработать люстрация агрессивными методами. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А, понятно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, начнут, ну, не только в мусорные баки бросать, а и серьезнее что-то делать. «Когда писали, все понимали, что так и будет. Немного не знать, делаем выводы, сограждане Украины». «Нужно запретить восстановление более одного раза», - написала Гера. По-моему подписалась. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему более одного раза? Потому что Вас не касается. А если Вас так уволили и вы понимаете, что под общую гребенку. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И последнее сообщение, которое стоит прочесть: «Сначала нужно люстрировать всех судьей». Вот видите, к судьям только подбирается сейчас система, и там тоже будут, я уверен, свои казусы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Виталий пишет: «Это ровно то, о чем говорил Слава Рабинович. Нужно приводить профессиональных юристов и экономистов, а не популистов и своих друзей однопартийцев. Приостанавливать действие закона «О люстрации», дорабатывать с юристами. 100 профессионалов позвать». Так пишет Виталий. О люстрации Олег пишет. «Рано или поздно закон «О люстрации» будет отменен, так как он нарушает права человека и все решения об увольнение будут отменены, если не украинскими судами, то европейскими. Все судьи и прокуроры это понимают. Если власть считает люстрируемых виноватыми, то существующее административное и криминальное законодательство позволяет привлечь таких чиновников к ответственности. Самое главное, чего нет, ответственность чиновников и судьей за принятые решения. Например, если чиновник принял не правовое решение, есть решение суда по данному вопросу, то тогда он должен нести ответственность вплоть до криминальной. Если судья принял неправосудное решение и это доказал ЕСПЧ, то тут же такой судья должен быть снят с должности, возбуждено дело о халатности». Вот Виктор спрашивает: «Известно, что делать. Опять собирать использованные шины и тащить к зданиям суда и парламента». Не думаю, Виктор, что это нужно делать. Юля пишет: «А почему бы не посмотреть, как было в Грузии. Там по люстрации уволили тысячи. Ни один человек не восстановился». Дорогая Юля, там эти люди не восстановились, в результате Саакашвили, которого я очень уважаю, в бегах, понимаете. Пришел Иванишвили, который угробил страну. В общем, я могу сделать такой вывод, не наше дело с тобой входить в нюансы этой истории. Вот перед нами с тобой голая схема. У нас очень серьезная пощечина власти. Причем, по всей видимости, основу для этой пощечины заложила сама власть.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Законодатели заложили. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ведь этот человек по фамилии…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Суходубов. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сухудобов. Давайте запомним это, казус Суходубова. Этот человек глубоко нами уважаемый и так далее. Может, он даже слушает нашу радиостанцию. Сразу хочу сказать, что мы естественно ни в чем его не обвиняем и говорим о нем исключительно уважительно. Только мы рассматриваем это с точки зрения, так сказать, государственной проблемы.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Юридической практики и государственной проблемы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Совершенно верно. Ведь его… Можно было так сказать, его уволили по украинским законом, а потом Путин прислал танки, завоевал всю Украину, и восстановили его российским законам. Да нет же, никакого Путина нет. Его восстановили по тем же украинским законам, которые продолжают действовать в Украине. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сем статей Кодексу «Про адміністративне судочинство». 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, по всей видимости, это очень серьезная история. Это серьезная история. Знаешь, как говорят, это шутка, конечно, хочешь увидеть свою жену более старшей, посмотри на тещу. Тут совсем не про тещу, тут про то, что власти, по всей видимости, серьезно надо подумать о том, какие законы она испекает. Вот эти пирожки какие у нее получаются? Потому что нельзя сказать, что это был популизм. Ведь вроде проделали. Ты помнишь, там четки выписано и так далее. И вот тебе первая пощечина. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Опять междисциплинарные проблемы. В этом законе все чисто, но оказывается, выполняя этот закон, ты выполняешь другой закон. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В общем, серьезная ситуация, которая требует серьезного разбирательства. Это Радио Вести – радио новостей и мнений. Мы продолжим после новостей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На меня произвело впечатление это сообщение. «Известно, что делать, – пишет Виктор, – опять собирать использованные шины и тащить к зданиям суда и парламента». Не надо, подчеркиваю, это делать. Украина нормально может жить в правовом поле. Мы, Паша, видим с тобой, что Украина живет в правовом поле – это просто судебный поединок. Нам надо постепенно избавляться от этой идиотской психологии, что государство должно либо обмануть, либо задавить.

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть оно типа всегда так делает?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Оно всегда так делает.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Государство воспринимается как то, что тебя обязательно надурит где-то.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Заметь, юристы звонили и говорили, как это сделать?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Гениально.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потому что система работала ровно. Так.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте, увольняем человека, а потом просто меняем вывеску.

Павел НОВИКОВ, ведущий: На прокуратуре.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Причем двадцать названий. Только уволили человека какого-то из прокуратуры. У нас запасное есть ещё.

Павел НОВИКОВ, ведущий: По четным - такое название, по нечетным - такое.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А по праздник и выходным у нас отдельное название. Хорошо. Но это испытание для власти, пусть крутится.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Тут вопрос тоже верховенства, верховенства закона или права, потому что они не всегда совпадают: если право нормально не выписано в законе, то эти казусы так и будут, по сути.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Если мы говорим про смену названий, то поговорим о смене имен. Тут тоже новость такая, к которой непонятно, как относиться. Я попрошу вас сейчас, уважаемые радиослушатели, также к нам позвонить и сказать: это дурость или так надо? Вообще, что это такое? У нас тут значится смена имен. Давай расскажем про эту смену имен.

Павел НОВИКОВ, ведущий: История известная. Помните все такого человека, который называется Руфер Мустанг, перекрасивший звезду на московской высотке в цвета украинского флага? Помните, что тогда после этого мероприятия задержано несколько человек в России.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Ты называешь это «мероприятие». «Мы сегодня провели мероприятие. А что вы делали? Мы перекрашивали звезду».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мы – это один человек.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Мустанг Руфер, настоящее имя которого было Павел Ушевец, он сменил имя. Получил новый паспорт с этим новым именем. Теперь его в паспорте официально зовут Слава Украине, – об этом он сам заявил в эфире канала «1+1». Информация о том, что Павел Ушевец сменил имя, появилось в сентябре впервые, – об этом заявил советник министра внутренних дел Антон Геращенко. Однако новое имя Руфера Мустанга стало известно лишь сейчас.

Включение: Знаю, что вы недавно занимались тем, что взяли себе другое имя, какое имя другое себе взяли?

Слава Украине: Слава Украине.

Включение: Слава Украине – это Ваше имя?

Слава Украине: Кажется, да.

Включение: У Вас в паспорте написано Слава Украине?

Слава Украине: Теперь да.

Включение: А отчество?

Слава Украине: Секрет.

Включение: Оставили?

Слава Украине: Конечно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: По украинскому законодательству человек может сменить как имя, фамилию и отчество, – об этом в интервью Радио Вести заявил юрист Олег Гринь. Он отметил, что отказать в смене могут лишь в случае, если новое имя оскорбительно по отношению к другим людям.

Олег ГРИНЬ, юрист: «Треба звернутися в орган РАЦС, подати туди заяву, сплатити державне мито, подати документи, свідоцтво про народження і інші формальні документи. Протягом трьох місяців розглядається заява, може змінитися як ім’я, так і прізвище, так і ім’я, і прізвище. Можуть відмовити в зміні імені і прізвища, тоді треба звертатися до суду. В державних органах не регулюють, щоб ім’я не змінювалося на якісь нецензурні слова. Коли дитина народжується, її по-батькові одразу надається, якщо людина хоче змінити по-батькові, вона може також її змінити».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Какая была мотивация у Руфера Мустанга? Он сказал, что собирается с этим новым именем, например, пересекать украинско-российскую границу. Сейчас я почти цитирую дословно: «Чтобы троллить сотрудников миграционной службы российской. Ждешь ты в очереди. Вызывают: Слава Украине. И такой подходишь, показываешь свой паспорт», – то есть смена имени и фамилии у него для такого дела. По крайней мере, я так понял, что это одно из объяснений, зачем он сменил свое имя. Мы также помним об именах интересных, когда перед парламентской компанией, собственно, прошедшей осенью, была «Интернет партия Украины», в которой был Дарт Вейдер. И это имя, как-то Дарт Михайлович, по-моему, Вейдер. Степан какой-то по отчеству, Степан Михайлович Чубака и так далее.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Они были в «Интернет партии»?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А я об «Интернет партии» хорошо думал.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Они даже меняли свои имена для того, чтобы в списках участников членов этой политической партии, они с такими именами и фигурировали. На самом деле такая массовая смена имен – это не новое в человеческой истории. Каждый раз, когда в обществе происходят масштабные трансформации, неизбежно наступает волна переименований, и переименований не только каких-то объектов, как улиц, городов и так далее. Но и новые имена для людей. Журналисты Радио Вести подготовили справку о некоторых странных именах, которые появлялись в нашей истории.

Справка Радио Вести: В советское время инициатором изменения простых имен людей на имена с политическим подтекстом было государство. Лев Троцкий, в частности, говорил: «Мы должны перестать называть детей именами, которые не имеют никакого смысла». Таким образом, после октябрьской революции семнадцатого года в Советском Союзе стали популярны имена, сочетающие в себе советские лозунги. Среди таких: женское имя Даздраперма, которое расшифровывается, как «да здравствует первое мая»; Вектор – «великий коммунизм торжествует»; Дележ – «дело Ленина живет»; Кукуцапль – «кукуруза - царица полей»; Даздрасмызгда – «да здравствует смычка города и деревни»; Владлен – «Владимир Ленин» и другие. С иронией такие имена уже воспринимали в советское время. Например, поэт Самуил Маршак писал следующее: «Удружить хотела мать дочке белокурой, и надумала назвать дочку Диктатурой». По словам экспертов, большинство из советских имен–неологизмов сегодня вспоминается как лингвистический курьез. Впрочем, есть исключения - такие имена, как Владлен, Велена, Декабрина встречаются и сейчас.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сейчас у нас свежий казус, но это человек с именем Слава Украине.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте проведем голосование. Смена имени на Слава Украине, то, что сделал этот человек, Мустанг Руфер – это проявление патриотизма или проявление глупости? Не торопитесь. Просто человек пошел официально сменил. Надо понимать его психологию. Не каждый человек заберется на высотку и перекрасит звезду в жовто-блакитний колір. Не спешите с выводами. Многие говорят, что это глупость, потому что человеку родители дали имя. Почему он должен заменить свое имя на Слава Украине? Если бы его хотя бы Слава звали, да? Тогда он может. Странная история.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Был Павел, стал Слава. Фамилия у него теперь Украине. Голосуйте.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы вернемся после паузы. Виталий пишет: «Лева «Би-2», как Вам? Таких примеров много. Ничего страшного в этом нет. Страшнее было бы Владимир Путин», – да. Есть люди, которые Владимир Путин. Но Лева «Би-2», он и называется Лева «Би-2», а этот парень Руфер, он говорит, что поменял имя в паспорте.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Виталий з Борисполя пише: «Головне, щоб дочку не назвав Хана».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У нас разделилось. Я не имею право употреблять слово-глупость. Давай заменим на что-то. Патриотизм. Не глупость – человек имеет право чего хочешь делать. Давай «абсурд». Не «глупость».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Решение Руфера Мустанга поменять имя на Слава Украине в паспорте – это патриотизм или абсурд?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте послушаем несколько телефонных звонков. Вам приемлемо, что человек такое делает или нет? Тут пишут: «Пусть хоть Тракториной назовется. Но за звезду ему спасибо».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это правда.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно, что это человек необычный. Не каждый залезет туда, не каждый будет рисковать жизнью, не каждый будет менять имя. Он говорит: «Ради стеба». Он не понимает. Я же знаю, как работают пограничники российские. Первый раз его пропустят. Дальше он будет внесен в списки. Кроме того, он обращает на себя внимание, как известно, он находится в розыске в Российской Федерации.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Он в розыске находится как Павел Ушевец.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не надо думать, что они глупы. Это как раньше во время Великой отечественной войны про фашистов, помнишь, как первые фильмы - их карикатурно, а они до Москвы дошли, поэтому не надо. Там не лохи. Будет взят за зябры, арестован. После этого его, как Савченко, будут пытаться оттуда выколупать. Поэтому противника надо уважать. Троллить ему не удастся – это он будет затроллен в СИЗО Матросская Тишина, где четырнадцать человек сидит в одной камере. Он будет вспоминать свои походы туда на звезду, больше ему похода на звезду нет. Оттянутся на нем по полной программе, в России это умеют. Мы сейчас говорим на эту замену такую, что это для вас?

Слушатель: Мне кажется, патриотизм.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Каково применение этого патриотизма? Вы же не часто показываете свой паспорт просто другим людям?

Слушатель: Как он сказал, что он посмеется и посмотрит на служителей таможни, когда они будут говорить «Слава Украине». Я думаю, что даже телевиденье будет собираться и «Ютюб» показывать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо.

Владимир, слушатель: Доброе утро. Это миг патриотизма и пиара.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Чего больше?

Владимир, слушатель: Здесь сложно понять. Однозначно здесь есть пиар какой-то, в этом всем действии.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо. Пиар есть, он понятен. Человек называется официально Слава Украине. Как Вы считаете, будут ли широко освящать, если вдруг война схлынет, все войдут в какую-то спокойную жизнь, когда человек будет отказываться от имени Слава Украине, чтобы вернуть, например, свое имя Павел Ушевец или еще какое-то очередное взять?

Владимир, слушатель: Если это произойдет, то тихо. Сильно это освещать вряд ли будут.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вас как зовут?

Владимир, слушатель: Владимир. Я из Харькова.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Владимир, Вас же так, Володей назвали родители?

Владимир, слушатель: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему Вы не меняете себе имя?

Владимир, слушатель: У меня мотивации большой нет менять имя. Он на гребне волны пошел. Популярность после звезды и все. Молодец, классно. Вопрос какой? Если он не будет продолжать что-то такое делать, то через время это все утихнет и про звезду тоже забудут.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Очень аргументировано. Я только не упрекал бы его в пиаре, потому что…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Почему пиар – это плохо? Это хорошо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У нас пиар носит негативный характер. Кстати, у нас игра, как ты знаешь. Находить нормальные, русскоязычные аналоги пиара. Значит, как пиар? Самореклама?

Павел НОВИКОВ, ведущий: «Реклама» - тоже чуждое слово.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тогда как мы? «Самопродвижение».

Павел НОВИКОВ, ведущий: «Самовозвышение».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Ты прав. Мы с тобой тоже в эту игру не можем играть. Мы только можем, когда слова у нас написаны перед глазами. У меня сын Мишка, дочка Катя, ещё один сын Саша. Мы долго с женой обдумывали, как их назвать. Конечно, если он назовется «Крым наш», я его сразу удушу - вопрос не в этом.

Павел НОВИКОВ, ведущий: «Крым наш» Ганапольский - как это вкусно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вкусно. Можно умом поехать. Можно всякое разное. Я его удушу не потому, что он взял «Крым наш», а потому, что он меня этим оскорбляет. Имя – это то имя, которое я ему дал как сыну. И ты, вы с женой долго думали. Вы давали имя, чтобы он был счастлив.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это правда. Но есть имена, которые давались, всегда же есть очень популярные имена. Помнится в девяностые, этих Велосипедин стало очень много.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он же был не Велосипединым?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Альбины, Кристины, Карины.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он же был не Велосипедином, как его зовут?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Алексей. Мы вынуждены были это сделать, потому что я - Павел Алексеевич, мой отец - Алексей Павлович, мой дед - Павел Алексеевич, мой сын - Алексей Павлович.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Рука руку моет. У вас коррупция, семейная коррупция.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут имена дают святым и так далее. Мы с этой точки зрения.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Или имя не является. Паспортное имя не является какой-то очень высокой ценностью, поэтому оно может быть использовано как инструмент. Была на выборах президентских две тысячи четвертого года, если я правильно помню, дама в Запорожье, когда взяла себе имя Усама бен Ладен и баллотировалась куда-то там с именем Усама бен Ладен. Такая специфическая дама была.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ради Бога, для этого ведь не меняют имя в паспорте.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Именно в паспорте она поменяла, чтобы баллотироваться по паспорту как Усама бен Ладен.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Не понимаю.

Светлана, слушатель: Светлана, Днепропетровск. Мне не очень понятный его поступок. Патриотизм – это здорово, но любовь к Отечеству, наверное, в первую очередь - любовь и уважение к своим родителям. С моей точки зрения, не то, чтобы предательство, но неправильно менять имя и отказываться от своего рода, от своего племени. «Слава Украине - Героям слава!» Но, тем не менее, очень некрасивый поступок по отношению к своим родителям.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я буду возражать пару секунд. Несколько лет назад, точнее, в две тысячи одиннадцатом, показывали сюжет на одном из каналов про то, что на окраине Ужгорода, в цыганском таборе родился ребенок, которого назвали и в свидетельстве о рождении записали имя - Янукович. Янукович, как-то условно, Владимирович и фамилия. То есть вместо имени слово «Янукович» - вот такой ребенок. Как вы считаете, здесь он должен будет уважать такой выбор своих родителей, когда вырастит?

Светлана, слушатель: Дело даже не в имени, дело в фамилии. Я просто помню, как относился к продолжателю своего рода мой отец. Я прекрасно знаю, как относится трепетно к своей фамилии мой муж, по отношению к моим детям. Он отказался не только от имени - он отказался от фамилии, от родового имени. Вот это меня очень смущает.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Может быть. Спасибо. Мы сейчас паузу должны сделать. Давай подведем итоги голосования.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сайт. Смена имени на Слава Украине – это патриотизм или абсурд? По голосованию на сайте сорок четыре процента считают, что это патриотизм, пятьдесят шесть процентов называют решение абсурдным.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У меня наоборот. Пятьдесят пять точка семнадцать считают, что это патриотизм. Абсурдом считают сорок четыре точка восемьдесят три. Трудно сказать. Например, какое отчество будет у его детей?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Славович.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Как Славович?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если он Слава.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он не Слава.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нет. Слава - имя, фамилия - Украине. Он сейчас Слава Михайлович Украине. Соответственно, у него будет Владимир Славович.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У ребенка будет фамилия Украине?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть он пойдет в школу и будут говорить: «Пожалуйста, к доске Украине»?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. Если имя не сменится. Если он детям в паспорт не впишет иную фамилию, что тоже возможно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ладно. Есть такие эксцентричные люди, в хорошем смысле.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я про одного эксцентричного сейчас напомню. Был тоже судебный казус, когда родители судились с отделом регистрации, потому что они хотели своему ребенку в качестве имени записать следующее: БОЧРКС и дальше какие-то цифры. Как это они расшифровывали? БОЧ – биологический объект человек, род Коваленко-Семеновых – РКС. Потом какие-то цифры, которые что-то для них обозначали. Суды длились около года. По-моему, им не дали записать ребенка таким именем – это было достаточно давно. Тогда для меня этот казус стал вообще каким-то кривым. Потому что одно дело называть детей по планетам Солнечной системы, как ученые некоторые.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Юпитер Иванович?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. Марс Иванович. Венера Ивановна. Все хорошо. Моя мама всю мою известную жизнь называет своих котов буквами греческого алфавита. У нее был кот Альф, потом кошка Бета, потом была кошка Гамма, потом кошка Гамма оказалась котом, поэтому он стал Гамлет. А тут с человеками такое происходит.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Люди - не коты. Мы никого не хотим обидеть, нечего указывать. Просто эти современные какие-то явления, они требуют обсуждения. Хочу в какой-то степени вернуться. На мой взгляд, у каждого из нас главное событие сегодняшнего дня, у нас казус Суходубового. Вы помните – это то, о чем мы говорили. Для тех, кто присоединился к нам сейчас, то это судья.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Начальник управления кадров прокуратуры Харьковской области.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Который восстановился по суду, по закону о люстрации, то есть его уволили и он восстановился. Те, кто подключились к нам сейчас, они, может, не знают, что с самого начала, с семи часов мы спрашивали радиослушателей, что делать с этой историей, как быть? Многие нам советовали переломить через колено. Смешно было: уволить его, а потом поменять название организации, и он уже туда восстановиться не может.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Чтобы прокуратура Харьковской области называлась как-то иначе.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ты понимаешь, что в этих случаях каждый ищет внутри себя аргументы. Не мое дело, что свершится дальше с господином Суходубовым. Но когда мне советуют, чтобы переломить… Я задам тебе вопрос. Что здесь ценнее в этой ситуации, для тебя лично? Для тебя ценнее, чтобы был исполнен закон о люстрации, его выпихнули или для тебя ценнее то, что он по суду восстановился?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Поскольку и там, и там можно предполагать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давай мы сделаем голосование. Что для вас важнее, друзья, чтобы государство уволило Суходубова по закону о люстрации? Или для вас важнее, что он восстановился по суду? Это очень интересный вопрос. Очень интересный вопрос.

Павел НОВИКОВ, ведущий: С какой-то стороны может быть торжество правосудия, хотя, опять же, тут какой нюанс, как мне кажется, важный: возможен же некий, даже если это не был сговор, но общее ощущение единства у судебной и прокурорской части?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это область метафизическая, мы этим заниматься не будем.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Предположений.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы задаем конкретный вопрос. Что для радиослушателей важнее в данной истории? Для вас важнее увольнение Суходубова или для вас важнее факт восстановления его по суду? Голосование началось. Пока печально то, что я вижу.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сейчас не хорошо и не правда – это правда.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Это плохо то, что я вижу. Саша из Киева пишет: «Можно посадить, чтобы другие не лезли», – Вы правы. Что для вас тут важнее? Проголосуйте. Я просто у реального Суходубова, который слушает наш эфир, я тысячу раз прошу прощения - мы говорим о Вас несколько отвлеченно потому, что этот казус, который связан с вами, он очень значимый. По фамилии человека и называют эти казусы. В данном случае, какой из этих процессов для вас важнее? Для вас важнее то, что его уволили? Или, с вашей точки зрения, лично вашей жизни важнее, что его восстановили по суду? При этом, что мы не знаем вины этого человека.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Его вина была в том, что он был на такой должности, раз он уволен по закону о люстрации.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Его сначала уволили, а потом его восстановили. Мы делаем паузу. Мы не будем принимать телефонные звонки. Давай, что у тебя получилось?

Павел НОВИКОВ, ведущий: По голосованию на сайте. Шестьдесят два процента считают, что важнее, что он был уволен. Тридцать восемь процентов считают, что важнее его восстановление по суду.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Точно такие данные у меня. У меня - шестьдесят один против тридцати восьми. То есть большинство за продавление ситуации, а меньшинство, но все-таки треть, у меня даже больше трети - тридцать восемь, почти сорок процентов думают совсем о другом, что в Украине есть правосудие. Если даже государство во имя каких-то высших политических целей тебя чморит, то ты можешь пойти. Может быть, тут рука руку моет и так далее. Можно долго рассуждать о том, смог бы обычный украинец и так далее. Вопрос здесь не в этом. Вопрос в том, что в России, если увольняют кого-то по звонку из Кремля, то никто его восстановить не может. Он получает волчий билет и может ехать в Украину работать или куда хочет. Для меньшинства, с которым я абсолютно солидарен. Для меня важно, что пусть усеченную, но правду можно найти. Потому, что каждый из нас может оказаться. Помнишь знаменитый фильм с Уиллом Смитом «Враг государства» - каждый из нас может оказаться врагом государства. Вот человека восстановили по суду. Конечно, тут пишут: «Выход – расстрел, приведение приговора немедленно», – пишет Олег из Днепра. Получается так. Для того, чтобы понять насколько это важно, вот такая история. Мы все с вами знаем Василия Головнина – это корреспондент «ИТАР-ТАСС» или «РИА Новостей», я все время путаю, но это «Россия сегодня» и так далее. В общем, он много лет живет в Японии, пишет о Японии. Но не только о Японии, и о Китае. У него получается Япония и Китай в «Фейсбуке». Вот он пишет историю про Гонконг нынешний. Ты знаешь, что Гонконг, у него особый статус – это такая отдельная территория. В Гонконге – это бывшая британская колония, в ней британское право и британский суд.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Система.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Сидят эти.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Судебная система, импортированная из Британии. Сидят местные, не английские судьи судят.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Там и английские. Сейчас прочитаем. Что получается, вы помните, что там местный мэр оказался человеком Пикина, и он душит, давит, в общем, пошли протесты студентов. Вот что он пишет: «Тяжелое наследие оставили британские колонизаторы нынешним жителям Гонконга. Некогда, как говорится, самого яркого бриллианта в короне королевы Виктории. Тамошняя китайская публика волей-неволей, привыкла доверять суду по английским законам, и решениям его подчиняться. Слушаться полицию, если она эти постановления дядек и тетек в мантиях выполняет. Короче, отчаянные студенческие фрондеры в гонконгском районе Монг Кок, которые еще недавно героический дали отпор бандитским титушкам и отбили у них свои баррикады, сегодня в целом тихо подчинились приставам, которые предъявили им предписание суда разойтись и освободить занятые дороги. Как вы думаете, по чьему иску? По скучному, но обоснованному иску автобусной компании, которая сослалась на разрушение ее законного бизнеса. Некоторое количество горячих ребят, правда, сопротивлялись, полицейские с распылением противного, но безобидного перечного аэрозоля задержали тридцать с чем-то несогласных. Но остальные смотали вещички, убрали палатки и пошли домой, выкрикивая, что мы не покоримся диктату коммунистического Пекина. Требует всеобщего избирательного права. Обидно, конечно, но суд постановил - надо законы исполнять, как чертовы британцы научили. Иначе весь этот процветающий Гонконг рухнет и превратится просто в обычный Китай. Впрочем, вольнодумство по-британски сохраняется. На одной из улиц Монг Кока сотня с лишним лихих сторонников всеобщего избирательного права готовятся сегодня подраться по-настоящему, как в Лондоне иногда бывает». Я бы обратил твое внимание на одну фразу: «Иначе весь этот процветающий Гонконг рухнет и превратиться просто в обычный Китай». Я хочу сказать, что казус Суходубова для меня важен тем, что если в Украине не будет возможности найти нормальный суд, то Украина со всеми ее реформами превратится в Россию.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Здесь ключевая фраза какая? Найти нормальный суд. Доверие к судебной системе очень небольшое, по всем социологическим опросам. Именно оттуда я бы брал и трактовал итоги нашего голосования. Что увольнение сейчас важнее для большего количества людей просто потому, что не верят судебной системе, а в Гонконге наоборот - жива судебная система, настроенная еще британцами, и этой судебной системе доверяли, потому если она рухнет – будет Китай.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я трактую совершенно иначе, чем ты говоришь. Ты раздаешь медали, которых радиослушатели не заслуживают. Потому что радиослушатели хотят додавить этого проклятого Суходубова. Они говорят: «Власть делает замечательное дело». Вот он причем? Они не знают: он совершил что-то, не совершил. Они не думают о том, совершенен этот закон, несовершенен. Они доверяют власти, потому что власть – это их власть. Они хотят изменений в стране, ради изменений в стране они готовы пожертвовать каким-то Суходубовым. Потому что для меня гораздо важнее суд, чтобы любой украинец пошел в суд и нашел там правосудие. Потому что у нас, в основном, власть гнобит людей. Чиновник гнобит людей.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это правда. Я же не против.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ты не против, они против. Радиослушатели против. Говорят: «Давить его гада. Переименовать организацию. Расстрелять, повесить и так далее». «Власть делает новую жизнь», – говорят наши радиослушатели. А тут всякие Суходубовы прыгают со своими исками - вот что получается. Люди не ставят себя на место Суходубова, не ставят. Они не понимают, что власть неграмотными решениями…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Подрывает опять доверие к тем законам.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Самое страшное, что может получиться: если власть сейчас переломит судебную систему через колено, ты понимаешь, что получится? Только человек понимает, что благодаря казусу Суходубова, он может теоретически просто найти этого судью и сказать: «Я хочу, чтобы вы судили», – такое не делается, но тем не менее. А люди говорят: «Нет. Справедливый суд – это власть, которая суд переломит через колено». Паша, вот что получается.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Не сильно согласен. Длинный разговор может получиться.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Длинный. Почему мы вернулись? Потому что каждый, люди требовали реформы судебной системы.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. Которая пока не началась.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А когда суд постановил восстановить человека на работу, которого сказала уволить власть, люди за власть, а не за судебную систему.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потому что судебная система до сих пор не реформирована, а, значит, принимает решение по тем принципам – это не мое мнение. Я так понимаю результаты нашего голосования.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ладно. После паузы дадим вам послушать одну фонограмму. Мы ничего не утверждаем, но мы задаем вопрос.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вчера говорили, что собой представляет оппозиция. Мы говорили: «Ребята, приходите, мы хотим рассказать про вас». К нам не приходят, ходят на другие телевизионные передачи. Вот фрагмент из телевизионной передачи, который меня страшно заинтересовал. Вчера была передача.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В понедельник вечером.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На «ICTV» передача «Свобода слова». На ней, как на любой передаче, такая украинская традиция, выступил Нестор Шуфрич. Нестор Шуфрич, насколько мы понимаем – это один из людей Оппозиционного блока.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так и есть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я предлагаю послушать его фрагмент, после этого я буду вынужден задать несколько вопросов.

Нестор ШУФРИЧ, избранный депутат Оппозиционного блока: «Сегодня Донецк - самодостаточный город. Попытались взять штурмом - не получилось. Погибли десятки тысяч людей. Четырнадцать тысяч военных. И эта цифра скоро, к сожалению, будет объявлена публично, погибли за время антитеррористической операции – это только украинских военных. Они эту цифру знают, они её скрывали ради выборов. Мы тоже были корректными, мы не хотели на смертях наших солдат и добровольцев спекулировать на этих выборах. Но выборы закончились, люди имеют право знать, сколько погибло военных».

Андрей КУЛИКОВ, ведущий «Свободы слова» на «ICTV»: «То есть Вы считаете, что есть время говорить правду, а есть время не говорить правду?»

Нестор ШУФРИЧ, избранный депутат Оппозиционного блока: «Мы ожидали эту правду от власти. Мы говорили о том, что цифры погибших значительно занижены. Мне это болит вдвойне. Мы не раз на эту тему говорили».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ему оппонировал Андрей Куликов, ведущий этой программы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Андрей Куликов, которого, как ты знаешь, я глубоко уважаю как ведущего, он задал правильный вопрос. Потому что вот передо мной расшифровка, давай в ней разберемся. Какая цель? Мы пытаемся понять, что собой являет Оппозиционный блок? Мы пригласили представителей Оппозиционного блока сюда в эфир для того, чтобы они рассказали, что они есть – это же очень важно. Потому что самый главный тезис заключается в простом: оппозиция в стране должна быть – это мое глубокое убеждение, как хорошая судебная система. Нужно выбирать свою оппозицию, а не ждать Владимира Владимировича Путина. Украинцы могут и свою оппозицию иметь, не обязательно, чтобы оппозиция была в виде танков, и в виде Путина. Оппозиция должна быть.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Совершенно верно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Четырнадцать тысяч военных – эта цифра скоро будет объявлена публично. Погибли за время антитеррористической операции – это только украинских военных». Почему я взял этот фрагмент? Если погибло не четыре тысячи, а четырнадцать тысяч военных, почему об этом не говорит власть? Я так размышляю: а что, это ее будет дискредитировать? Это война. Кроме того, если не четыре, а четырнадцать, то, казалось бы, должны поднять. У меня вчера была дискуссия по этому поводу с одним моим приятелем. Я ему говорю, послушай меня: в России погибли люди - сразу стало известно через «Комитет солдатских матерей». Здесь говорится, что на десять тысяч больше. Мы с тобой знаем официально - четыре. На десять тысяч больше.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это население небольшого города, иногда райцентра.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Города. Я не понимаю. В Украине существуют какие-то там, что-то типа «Комитета солдатских матерей», каких-то правозащитных организаций, которые бы увидели, что десять тысяч людей просто исчезли?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Не учтено.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не учтено или как? Их тайно, как собак, похоронили или с почестями, но на десять тысяч больше? Десять тысяч, да?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Или Нестор Шуфрич, который говорит: только при штурме Донецка - десятки тысяч. Потом переспросил Куликов: «Десятки?»

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он уточнил. Не будем его ловить на слове. Он назвал. Еще раз цитирую тебе его: «Четырнадцать тысяч военных – эта цифра скоро будет объявлена публично, и они, правительство, – я читаю расшифровку с news.bigmir.net, – они эту цифру знают, они ее скрывали ради выборов». У меня второй вопрос: как эта цифра в условиях войны могла помешать выборам? Я этого не могу понять. Страна ведет войну против агрессора. Четырнадцать тысяч челок – это только наоборот, как мне кажется, повысило бы шансы. Большие потери относительно Второй мировой войны с тридцатью миллионами – это, конечно, мало.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это тысячи жизней, семей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Я понимаю, что существует полемический задор, политический пиар и так далее. Что я не хочу комментировать, по этому поводу язвительно Андрей Куликов спросил: «Мы, Оппозиционный блок, тоже корректны, мы не хотели на смертях наших солдат и добровольцев спекулировать на этих выборах. Но выборы закончились, и люди имеют право знать». Дальше он говорит, что не было кадровых военных в Украине. Пусть говорит, мы не это сейчас рассматриваем. Это такой сделан пас в сторону власти, что четырнадцать тысяч погибших.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Якобы скрывают.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Очень бы хотелось услышать разъяснение властей по этому поводу. Пресс-секретаря Президента и так далее. Получается, что власть чего-то боится, при этом у меня нет этого ощущения. Я не понимаю, почему нужно было? То есть мне просто непонятно. Почему нужно было скрывать, что, например, не четыре, а четырнадцать?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если это правда? Тут вопрос ровно в том, есть ли это правда?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если данные Нестора Шуфрича не совсем корректны, или, например, они считали как-то. Я не знаю, как можно считать так, что только украинских военных погибло четырнадцать тысяч - у него, наверное, были какие-то данные. Если эти данные оказались правдивые, а правительство это скрывало, то тогда действительно вопрос.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хотя я абсолютно не понимаю вот этого целеполагания скрывать, мне непонятно, зачем нужно скрывать. Это то же самое, что товарищ Сталин говорил бы: «Погибло пять человек».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Товарищ Сталин говорил, что в Украине не было голодовки, тут всякое было.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не в том дело. Это другая ситуация. При войне с нацисткой Германией, какой был смысл занижать количество жертв? Он не занижал, он говорил: погибло столько. Ещё и завышали. Хотелось бы по этому поводу какие-то разъяснения от властей. Потому что это прямое обвинение. Шуфрич обвиняет власть в том, что она жульничает. При этом, еще раз повторяю, я совершенно не понимаю, зачем власти это делать? То, что мы, Оппозиционный блок, тоже были корректны – это называется «корректны». То есть он обвиняет власть в том, что делал сам: «Мы не хотели на смертях наших солдат и добровольцев спекулировать на этих выборах». Может быть он тогда, Шуфрич, простит и власти то, что она не хотела спекулировать?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Куликов так и спросил: «Есть время, когда надо говорить правду, а есть время, когда не надо говорить правду?».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. «Мы не хотели». Такая ситуация. Хочется услышать разъяснения, кто лжет? Граждане имеют право это услышать. Мы делаем паузу. Давай теперь поговорим про номерные знаки.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Об этом впервые, о том, что операция «Номерной знак» стартует, и ее проводит Госавтоинспекция, – об этом впервые в субботу или воскресенье, на выходных сказал наш автомобильный эксперт Виктор Стельмах в программе «Дас авто», что сейчас стартует операция «Номерной знак». Сотрудники департамента ГАИ будут останавливать автомобили с заклеенными или снятыми номерными знаками. Под такую категорию попадут модные сейчас наклейки Евросоюза, наклейки вышиванок вместо автомобильного номера.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вместо автомобильного номера. На автомобиле у тебя может что угодно быть нарисовано.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вопрос именно номерного знака. В том числе модные надписи «ПТН ПНХ» и другие. Среди украинских водителей сейчас распространена практика замены номерных знаков на надписи, которые делают нечитабельным сам номер автомобиля – это всячески усложняет поиски машин в случае аварии или угона, – об этом в интервью Радио Вести сказала пресс-секретарь департамента ГАИ Инна Котула. За заклеенные номера предусмотрено административное наказание в виде штрафа от ста семидесяти семи до двухсот тридцати пяти гривен.

Инна КОТУЛА, пресс-секретарь департамента ГАИ: «Грубо говоря, если, не дай Бог, сбили пешехода и есть свидетели, то если этот номерной знак читаемый, свидетели оперативно согласны дать информацию и мы водителя можем разыскать. Поэтому учитывая то, что идет длинный период, что грязно, они быстрее заляпываются эти номера. Мы водителям напоминаем, что они должны забезпечити видимість свого номерного знаку. Этот номерной знак направлен именно на наклей, на забруднення, на всяческое закрывание этих номерных знаков для того, чтобы они становились нечитаемые».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Важная фраза, которую сказала пресс-секретарь ГАИ, что загрязненный номер, также может оказаться причиной остановки. Все, что касается чистоты, читаемости и незаклеенности автомобильных номеров. «Дорожный контроль» – это такая гражданская инициатива, которая зачастую выступает против каких-то неправомерных действий ГАИ, обращает наше внимание на другой фактор. Кроме того, что обычные водители, которые хотят высказать свое мнение по поводу политической обстановки в стране, такими наклейками вместо номерных знаков могут воспользоваться злоумышленники. Например, автомобиль угнали и не хотят, чтобы их обнаружили. Таким образом взяли, заклеили каким-то патриотическим лозунгом номерной знак, их тогда сложнее обнаружить, – об этом сказал в интервью Радио Вести главный редактор газеты «Дорожный контроль» Алексей Кириенко.

Алексей КИРИЕНКО, главный редактор газеты «Дорожный контроль»: «Мы придерживаемся законодательства. По правилам дорожного движения указано, что нельзя закрывать номерные знаки. Сейчас в это время плюс ко всему очень сильно повысился угон автомобилей - они не дадут распознать системам видео, которые стоят на дорогах, возле постов ГАИ - они не дадут распознать, если это будет действительно угнанный автомобиль. Можно допустить, что может быть такое. Могут автомобиль угнать, налепить такую наклейку и просто-напросто уехать. Со стороны сотрудников ГАИ надо подойти к этому чуть по-другому. Не штрафовать водителей, а просто водителей обязать снять эти наклейки и приклеить их в другое место».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хороший совет для сотрудников ГАИ – не штрафовать. Поскольку инициатива Госавтоинспекции может принести дополнительные деньги в бюджет за счет штрафов, однако не решит остальных дорожных проблем, которые существуют в Украине, в частности, в городе Киеве, – об этом в прямом эфире Радио Вести рассказал автоэксперт Рауль Чилачава.

Рауль ЧИЛАЧАВА, автоэксперт: «Как это влияет на профилактику дорожного движения? Как это влияет на сокращение ДТП в городе Киеве? Как это влияет на то, чтобы сократились пробки в городе Киеве? Сейчас номера грязные из-за того, что на улице грязно. И это большая проблема, чем что-то заклеенное. Все очень просто. Сейчас на улице очень грязно, завтра будет совсем грязно. Десять тысяч машин выедет с грязными номерами, как вы думаете, сколько за день можно собрать штрафов за то, что у вас номера грязные и их не видно? По сути, сотрудники ГАИ правы, но они не предотвращают ДТП, они просто наполняют бюджет».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Интересное заявление. С ухудшением погодных условий департамент ГАИ предупреждает водителей о том, что нужно заменить резину с летней на зимнюю. Автоэкспреты говорят, что даже всесезонная резина работает хуже, чем зимняя. Наклейки на государственных номерах в Украине стали нормой недавно. В мире такая практика очень распространена. Рассказал об этой практике обозреватель Радио Вести Виктор Стельмах.

Виктор СТЕЛЬМАХ, обозреватель Радио Вести: В Китае, там у них ограничение скорости сто двадцать километров в час даже на самых скоростных магистралях. Там специально заклеивают номера свадебными лозунгами для того, чтобы превышать скоростной режим. Именно с этой точки зрения на этот феномен смотрит ГАИ. Они считают, я с ними согласен, что заклеивание государственных номеров – это желание избежать ответственности под благовидным предлогом патриотизма. Если ты хочешь наклеить какую-то наклейку на свой автомобиль, пожалуйста, клей на автомобиль, но не заклеивай номера, по которым тебя можно опознать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Еще мы следим за перипетиями вокруг «свет очей» российской эстрады Иосифа Давыдовича Кобзона. Я просил бы тебя рассказать в оставшееся время историю, которая развивается вокруг Кобзона. Мы ее обсуждать не будем. Конечно, радиослушатели будут рвать и метать – это все понятно. Такая слишком очевидная вещь.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Полтава лишила Иосифа Кобзона звания почетного гражданина города. Полтавский горсовет лишил российского певца звания почетного гражданина Полтавы, – об этом пишет местная газета «Полтавщина». Сначала планировалось просто отменить решение от две тысячи второго года о присвоении ему этого звания, но потом, по предложению депутата по имени Алексей Горик, проголосовали за лишение этого звания. То есть не отменили свое прошлое решение от две тысячи второго года, а проголосовали новое решение – «забрать звание почетного гражданина города за антиукраинскую пропаганду и поддержку российской агрессии». Давайте послушаем мотивацию Алексея Горика, депутата полтавского совета.

Алексей ГОРИК, депутат Полтавского совета: «Я пропоную, щоб було записано: «За сприяння розколу нації, територіальної цілісності, суверенітету та незалежності України, ведення антиукраїнської пропаганди, заклики та підтримку військової агресії Російської Федерації проти України позбавити звання «Почесний громадянин міста Полтави» Кобзона Йосифа Давидовича». Прийняте рішення опублікувати в засобах масової інформації».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Было проголосовано. Кобзон открыто поддерживает боевиков ДНР и ЛНР. Ему сейчас запрещен въезд в Украину. Но мы помним, что некоторое время назад Иосиф Кобзон выступал в Донецке, туда он проник через территорию, не контролированную Украиной. Еще один город лишил Кобзона звания.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Видишь, какие неприятные вещи с Иосифом Давыдовичем.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я не знаю, насколько он лично пострадал от того, что он был почетным гражданином Полтавы, и теперь перестал быть почетным гражданином Полтавы. Тут вопрос внутригородской, что мы такие, а у нас числится почетным гражданином Иосиф Кобзон, который сейчас призывает к агрессии Украины.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ему, конечно, все известно. Для него обидно. Я знаю его точку зрения. Он считает, что это несправедливо. Он говорит, что: «Лишайте меня, пожалуйста. Вы перечеркиваете всё, что я для вас сделал».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Наверное, потому что Вы, Иосиф Давыдович перечеркиваете для нас всё, что Вы сделали своими нынешними поступками, заявлениями, выступлениями в Донецке, пение на этой сцене с Захарченко про «вышел в степь донецкую парень молодой». Вчерашняя наша прекрасная история про конкурс красоты.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он пел, а они шагали под песню «Хотят ли русские войны». Смешно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В купальниках.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я тебе уже говорил - я давно его знаю, я его знаю лет тридцать. Я уважаю этого человека, он многое сделал. Он действительно такой российский, советский Фрэнк Синатра. Он действительно в пору своих неограниченных возможностей, которые у него были, во всяком случае, он перепел все украинские песни – это есть на записях, я об этом говорил. Но что его заставляет? Знаешь, коготок увяз, всей птичке пропасть. По всей видимости, ему говорят: «Иосиф Давыдович, Вы депутат Государственной думы, мы Вас поддерживаем во всем, а что Вы делаете для поддержки политики России?» – и вот он едет, вот он поет с Захарченко. Если бы он не пел с Захарченко, но он спел с Захарченко – это не шутка. Ты поешь с одним из главных врагов Украины – это сложная история. Что теперь обижаться? Тут обижаться нечего. Сейчас пауза. После этого «Свободный микрофон» в течение пятнадцати минут. После этого Вадим Плачинда.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Приступаем к нашей постоянной рубрике «Свободный микрофон». Продолжаем, Павел. Ну, что, тебе принимать звонки. Я напоминаю: это наша постоянная рубрика в конце эфира, пятнадцать минут. Сегодня у нас нет игры по русскому языку, потому что придет Вадим Плачинда и было много тем всяких разных. Ну, вот вы поднимаете любую тему, не обязательно одну. Пожалуйста.

Павел НОВИКОВ, ведущий: «Свободный микрофон». Доброе утро. Слушаем вас (гудок). Я отказываюсь разговаривать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Свобода — говорить, и свобода — не говорить.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мы в свободной стране. Доброе утро. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, дорогое радио. Лена, киевлянка, украинка. Я хочу вам сказать: вы так много уделили внимания провокатору Шуфричу... Как ему можно верить?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, давайте…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Следующий телефон. Нет, слушатели все понимают. Мгновенно человек убирается из эфира. Слушаем вас, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый день.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Днепропетровск, Виктор.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, мы слушаем вас.

Слушатель: Значит, вы поднимаете темы, много тем, но как-то с уклоном противоукраинским.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Конечно.

Слушатель: Значит, вы с тем же Кобзоном. Вы говорите: «Ну, лишили несчастного и лишили». А на самом деле он же не раскаялся. Его слова: «Ну, фашисты меня лишили», - и это его не интересует. Это ж плевок в сторону Украины. Какие мы фашисты? Вы себя чувствуете фашистом? Если в том же Днепропетровске или в том же… Кстати, также лишили этого звания.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, в Днепропетровске тоже лишили Кобзона, я помню.

Слушатель: Так что, неужели мы тут фашисты все? И вот он, бедный, он там перепел песни. Он не чувствует раскаяния. Это человек, который беспринципный, понимаете? Уважаемый и любимый народом певец стал просто беспринципным. Поэтому это надо иначе преподносить людям.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Следующий телефонный звонок. Слушаем вас, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день, Матвей. Это Юрий, Харьков.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, Юрий. Пожалуйста.

Слушатель: Еще насчет Шуфрича. Матвей, там такая история. Во-первых, официальная цифра: на украинских позициях военных тысяча, а не четыре тысячи человек. Во-вторых, если летом наш «великий эмигрант» в Россию Царев говорил - двенадцать тысяч. Я бы поставил вопрос: если так, какой смысл скрывать? Да, кстати, данные ООН: четыре с половиной тысячи всех погибших лиц в Украине. Я бы поставил вопрос не так, почему скрывать Украине, а почему выгодно Шуфричу нагородить такую цифру немыслимую. А выгодно потому, чтобы дискредитировать власть — вот она скрывает. Его замашки известны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы согласитесь, что власть, у нее есть пресс-секретари, правда, люди? Значит, позавчера Шуфрич заявил… Почему я вырубил и безжалостно буду всякие оскорбительные звонки против украинских политиков вырубать? Потому что Украина же куда стремится — в Европу, правильно? Значит, позавчера один из лидеров депутатской фракции «Оппозиционный блок», которая находится на четвертом месте по количеству проголосовавших за них, обвинил украинскую власть в том, что она не говорит правильное количество погибших. Прошел вчера целый день. Это было в популярнейшей программе. Скажите мне, почему это никто не опроверг?

Слушатель: Я думаю, опровергнут еще.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. А вы не отвечаете на мой вопрос. Чем занят пресс-секретарь, например, Министерства обороны? Чем занят пресс-секретарь Президента? Они что — вареники едят?

Слушатель: Ну, может быть, действительно, вареники едят и не правы. Опровергнут.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Подождите. Вы говорите: «Опровергнут». А я спрашиваю: прошел целый день, почему не опровергли?

Слушатель: Плохо, плохо. Соглашусь.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ага. Плохо. Поэтому неча Шуфрича ругать, если не опровергнуто. А что вы все потом будете говорить (сейчас ругаете Шуфрича и обзываете его разными именами), если вдруг выяснится, что это правда? Чё вы будете говорить?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я не очень верю в правду, потому что один наш слушатель посчитал: четырнадцать тысяч разделить на сто восемьдесят дней (шесть месяцев) — получается семьдесят семь человек в день. Многовато.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Еще раз, Паша, это не должно тебя касаться. Я предупреждаю тебя — это не должно тебя касаться, что там считают радиослушатели. Для нас есть официальная передача, в которой были сказаны эти слова. Для нас есть — для нас с тобой, журналистов. Есть официальное либо опровержение, либо молчание…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как сейчас.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Которое, как известно, — знак согласия. Это серьезное обвинение. Поэтому чё там? «Моршинскую воду» пьют? Придите — и скажите. Понимаешь, когда ты начинаешь считать — считать можно так, а можно считать иначе, а можно так считать. Зачем ты в это влезаешь? Есть простая история. Политик сказал эти слова на всю страну. Мы говорим: опровергните. Вот и все. Поэтому чё Шуфричу говорить, что он провокатор? Пусть опровергнут, и тогда мы будем знать, что провокатор. Ну, что его так назвали, что этого не было. Или больше интересно Шуфрича называть провокатором, чем знать правду? Такая позиция тоже может быть. Принимай.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Представьтесь.

Слушатель: Василий, Киев.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, Василий. Слушаем вас.

Слушатель: Я хотел бы поговорить по поводу вашей первой темы, которая утром была. По поводу закона.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, пожалуйста.

Слушатель: Я считаю, что в принципе (я не юрист, сразу скажу), но с чисто технической точки зрения, что закон был правильно сделан. Рассказываю почему — по закону очень много людей надо люстрировать. И если просто наши органы будут этим заниматься, это надо такой штат раздуть — сумасшедший. А второй вопрос — хорошая тема…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, подождите. Так люди же восстанавливаются.

Слушатель: Так вот это вот плюс в том, что может… Если человек считает, что он невиновен, он пытается восстановиться. И уже дальше было сказано: при наборе новых людей они проходят проверку. То бишь человек считает, что он честный был…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так все старые восстановятся. Мы же об этом говорим.

Слушатель: Ну, я не уверен, что все старые плохие. Если человек честно работал? Такие люди ведь тоже есть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Пожалуйста, продолжайте.

Слушатель: Получается, мягко говоря, всем людям сказали — выборы. По этому вот закону выбрать либо тебя увольняют по этому вот закону. Но у тебя просто юридически ставится запись, что ты по люстрационному закону уволен. И человек думает, если он там где-то что-то напортачил (ну, он по этому закону), но он чистый уходит. Если он считает, что он не напортачил, он честный и так далее — он восстанавливается по этому закону.. То бишь презумпция невиновности. Все остальные тоже могут так же сделать. Просто проходит проверку и работает дальше на благо государства.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое. Ну, у нас время ограничено. Спасибо за эти звонки. Каждый день у нас «Свободный микрофон». Вы можете поднимать…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Любые темы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас пауза, после чего Вадим Плачинда с очень важной информацией.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вадим Плачинда появился у нас в студии. Вадим, доброе утро.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Доброе утро, дорогие друзья. Ну, что же, сегодня можно всех поздравить с тем, что украинский полпред, так сказать, украинский представитель, будет в Лиге чемпионов: «Шахтер» обеспечил себе место. Ну, практически это случилось, такой редкий довольно случай, за полтора тура до окончания группового этапа. Потому что уже после того, как в матче «Порту» — БАТЭ был зафиксирован (вернее, БАТЭ — «Порту») счет три — ноль в пользу португальцев, стало ясно, что этот результат «Шахтеру» уже обеспечивает проход в Лигу чемпионов. То есть в весеннюю часть Лиги чемпионов в плей-офф.

Павел НОВИКОВ, ведущий: За полтора тура до окончания…

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Вот это, как бы, да, — это первый парадокс. А второй парадокс, что «Шахтер» обеспечил себе это место, пока что выиграв два матча. И оба эти матча у БАТЭ — у главного аутсайдера. И сейчас с нами будет на связи Артем Франков — это наш специалист футбольный, замечательный главный редактор журнала «Футбол». И мы спросим у него, я лично…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это вторая твоя темная сторона — Артем Франков.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я знаком с Артемом Франковым — это светлая сторона.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Исключительно, вы знаете.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Артем Франков — это светлая сторона.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Человека с таким четким мышлением и таким, как мы говорим, андеграундом, я еще не встречал, если честно. И в футболе, и в общественно-политическом, и на стыке этих наук — футбольных и общественно-политических. Человек знает просто все. Но вот сейчас мы будем говорить действительно о футболе, и вот лично я не припоминаю, чтобы команда выиграла два матча у главного аутсайдера, коим, наверное, БАТЭ и останется, потому что ему один матч осталось сыграть с «Атлетиком Бильбао» - испанцами, которые вчера обыграли «Шахтер» с минимальным счетом один — ноль, причем во Львове, в Украине. Наверное, БАТЭ так и останется на последнем месте. Здравствуйте, Артем.

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Категорически вас приветствую, доброе утро.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Ви чуєте, про що я торочу тут, у студії?

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Без понятия, но на всякий случай уточню: жеребьевка пятнадцатого декабря, матчи возобновляются семнадцатого февраля.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Это замечательно. А скажите, Артем, вы припоминаете, вот на вашей памяти был случай, когда команда, обыграв дважды аутсайдера группы, обеспечивала себе досрочный выход в следующий раунд, да еще и, собственно говоря, как минимум за полтора, ну, вот если так, то за два тура, можно сказать, до окончания этапа.

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Конкретный случай я не припомню. Я жутко жалею, что в одной из групп не состоялось совершенно фантастическое событие, а именно — команда вышла в плей-офф, набрав пять очков. Если бы «Манчестер Сити» проиграл вчера «Баварии», то именно это бы у них в группе и произошло.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Но сейчас «Манчестер Сити» у нас на последней позиции. А вот московский…

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Сейчас у них три команды по пять очков, и впереди матч «Рома» — «Манчестер Сити», то есть, скорее всего, они между собой решат, кто из них пройдет. А вот если бы «Манчестер Сити» проиграл и был с двумя очками, в то время как «Рома» и ЦСКА — по пять очков, то запросто: в случае победы «Мансити», в последнем туре получилось бы три команды по пять. И вот тогда бы было интересно. А так антирекорд пока что держит «Зенит», который выходил с шестью очками в прошлом году.

Павел НОВИКОВ, ведущий: (смеется) С шестью очками…

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Ну, вот.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: У меня, собственно, вопрос по поводу львовского матча. Неужели так уж повлиял вот этот результат в Борисове на ход матча «Шахтер» — «Бильбао», что был зафиксирован счет, ну, который мало кто очень прогнозировал, откровенно говоря. Потому что вчера мы говорили: в четыре раза более высокие шансы были у «Шахтера» на победу в этом матче.

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Вот как раз букмекеры, на мой взгляд, и те, кто ставил, не учли вот именно этот фактор, что уже после белорусского матча будет известно — вышли или не вышли. Но на самом деле вероятность того, что «Шахтер» не выйдет, — она была крайне минимальна. А борьба за второе место — это такая вещь… Она далеко не всех возбуждает, и, по-моему, как раз «Шахтер» не из тех, кто возбуждается. Обратите внимание на желтые карточки, которые были получены «Шахтером» в этом матче. «Шахтер» сделал все, для того чтобы мирно в последнем туре отсидеть в дисквалификации и подойти к плей-офф, что называется чистыми.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Ну, понятно. В общем-то, это футбольные нюансы, которые только вы нам таким образом можете объяснить.

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Это такие тонкости… Помните, как в свое время Жозе Мауриньо, ну, мягко говоря, критиковали, даже наказывали, когда он достаточно явственно, будучи главным тренером, проделывал такой трюк: он прямо записки отправлял футболистам — «Немедленно получите желтые карточки, потому что уже пора».

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Хм, понятно. То есть практически в этой группе (в группе эйч), где играет «Порто», «Шахтер», «Атлетик» и БАТЭ (я напомню: у «Порто» сейчас тринадцать очков после пяти матчей, у «Шахтера» — восемь, у «Атлетика» — четыре, у БАТЭ — три), там важен будет только матч БАТЕ (ну, в турнирном плане) — «Атлетик» за борьбу, вернее, за место в Лиге Европы, да, уже?

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Да, БАТЭ нужно будет побеждать «Бильбао» для того, чтобы занять третье место и выйти в Лигу Европы. Ну, вы сами можете решить, насколько вероятен этот расклад. Я надеюсь, вы поговорили о том, что на последних минутах был чистейший гол в ворота «Атлетика», которые у «Шахтера» ничью, скорее всего, отобрали.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Нет, мы про это не поговорили, потому что вот эти перипетии больше оставили вам, так сказать. А что там за ситуация? Я вот, честно говоря, до конца не досмотрел.

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Фантастическая ситуация. То есть атака «Шахтера», один убойный удар выносит защитник, и при втором ударе, если не ошибаюсь, Марвес — защитник, вчистую играет рукой, выбивает мяч, летящий в ворота. Это прекрасно видит стоящий в двух метрах позади заворотный арбитр. Вопрос даже не в главном, а именно заворотный. И мы снова задаемся вопросом: что же делают эти люди за воротами, кроме того, что они получают зарплату, если они допускают такие скандальные решения. Или отсутствие решений в матче «Шахтер» — «Атлетик». Или, допустим, «Шальке» — «Спортинг», когда российская бригада, если не ошибаюсь, выдумала последнее пенальти на последней минуте в ворота «Спортинга».

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Ну, остается нам поздравить «Шахтер» и поболеть в матче с «Порту» за дончан. Ну, а что скажете о Лиге Европы? У кого шансы есть, а у кого уже нет, ну, и насколько велики? Ну, у «Металлиста» — понятно, нет, а у «Днепра» и у «Динамо» дальше пройти в «Евровесну», так сказать.

Артем ФРАНКОВ, главный редактор журнала «Футбол»: Вы знаете, парадокс же в том, что как бы «Днепр» не сыграл с «Интером», ему все равно нужно обыгрывать «Сент-Этьен» дома. Там разные могут быть расклады. Но, скорее всего, нужно будет выигрывать у «Сент-Этьена». И тогда проходим, независимо от исхода матча с «Интером» вообще ни в каком виде. Поэтому не знаю, как «Днепр» будет выстраивать свое поведение в этом матче, потому что, в принципе, Мирон Богданович Маркевич — достаточно расчетливый тренер, ну и, конечно, нынешняя форма «Днепра» внушает большие подозрения. Тем не менее, будем надеяться все-таки на лучшее, потому что матч с «Интером» — это вообще престижная штука. Ну, «Динамо» обязано выигрывать, обязано решать свои проблемы как минимум с выходом, а также с достаточно высокой вероятностью первого места даже в группе. Так что поболеем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Поболеем.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Поболеем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое.

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Спасибо. Артем. Ну, что же, напомню, что сегодня у нас еще три клуба — это «Металлист», «Динамо» и «Днепр» — играют в Лиге Европы. Динамовцы встречаются с «Риу Аве» — это абсолютный аутсайдер группы джей Лиги Европы. Динамовцы, кстати, сейчас идут на первом месте - девять очков у них. «Стяуа» румынская на втором — семь. «Ольборг» — шесть. Ну, и «Риу Аве» — одно очко. Ну и, действительно, как сказал Артем, динамовцы должны выигрывать, должны выходить, и, наверное, это случится с первого места. Ну, а у «Днепра» в группе аж у трех команд по четыре очка — у «Сент-Этьена», «Днепра» и «Карабаха». «Милан» идет первым — у него восемь. А вот с «Интером», конечно, игра у «Днепра» будет очень сложная. Очень сложная — это понятно. Тут, кстати, очень интересно, тот парадокс, который мы немножечко упустили: чем похожи вчерашний соперник «Шахтера» — «Атлетик Бильбао» — и «Днепр» из Днепропетровска. Как вы думаете?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не знаю, трудно сказать.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Там по одиннадцать футболистов? Одиннадцать на одиннадцать играют. Да?

Вадим ПЛАЧИНДА, спортивный обозреватель: Нет, друзья, дело в том, что эти оба клуба, тренеры этих команд отдают предпочтения внутренним чемпионатам. Конечно, и для «Бильбао», и для «Атлетика», и для «Днепра» стоит вопрос престижа, стоят турнирные задачи. «Атлетик» может только решить попадание в Лигу Европы, «Днепр» может попадание в плей-офф Лиги Европы для себя тоже выиграть, вот весной продолжить выступление в Еврокубках. Но более важными в командах являются внутренние чемпионаты этих стран. Вы знаете, что «Днепр» сейчас ведет борьбу за медаль, находится на втором месте на внутреннем чемпионате. Ну, а «Атлетик» — на девятом. Там посложнее ситуация. Ну, и посмотрим, как «Днепр» будет разрываться на два фронта. Крайне трудно это сделать, конечно. Вот на таких фронтах сложных, как сейчас «Динамо» — внутренний, вот как «Динамо», «Шахтер» и «Днепр» — вот эта вот Лига Европы. Но мы будем болеть за «Днепр» и пожелаем успеха днепрянам.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое. Я благодарю Вадима Плачинду. И мне остается только напомнить вам, уважаемые радиослушатели, — это был утренний эфир, Павел Новиков, Матвей Ганапольский. Нас сменяют Олег Билецкий, Татьяна Гончарова. С Павлом Новиковым мы встречаемся завтра в семь утра, а я с вами встречаюсь в программе «На пике событий», друзья. У нас сегодня будет гость — Сергей Лойко, не пропустите. Будет обо всем рассказывать — и о той истории, которая произошла в Москве, и о том, что этот замечательный человек «нарыл» тут, в Украине, в свой очередной приезд. Это будет с семнадцати до восемнадцати. Сергей Лойко. До встречи.

Читать все
Читать все