СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Утро с Мольфар и Кулиничем, 29 ноября

Утро выходного дня с Павлом НовиковымЭлектронный реестр пациентов и персональные данные

Стенограмма эфира выходного дня на Радио Вести

Марта МОЛЬФАР, ведущая: 12 часов и 4 минуты на студийных часах Радио Вести. Еще раз приветствуем всех слушателей. И в сутдии Юрий Кулинич и М арта Мольфар.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, продолжаем наш эфир. И далее будем говорить, освещать события, которые сейчас происходят на востоке страны в рамках проведения антитеррористической операции. Около часа назад боевики обстреляли населенный пункт Попасная в Луганской области. Об этом в интервью Радио Вести сообщил руководитель департамента массовых коммуникаций Луганской облгосадминистрации Ярослав Гаус. Также был обстрелян населенный пункт Черемушки. Погиб один мирный житель.

Ярослав ГАУС: Із "Градів" 10 пострілів було зроблено. Снаряди вибухнули в районі Черемушки в радіусі 200 метрів. Пошкоджено школу, дитячий садочок, перебито газопровід вуличний. Котельню знеструмлено в школі. В кількох будинках вибиті вікна. І зараз інформація уточнюється. А за попередньою – одна людина, мирний мешканець загинув від осколочних поранень. Дуже інтенсивно обстрілювали протягом цілої ночі Станицю Луганську. Спочатку з "Градів". Потім із важкої артилерії та мінометів. Практично без перерви обстрілювали. Люди в підвалах сиділи, які там залишилися. Більше десятка будинків сильно пошкоджено.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: За минувшие сутки боевики 38 раз обстреляли позиции сил АТО. Об этом сообщил пресс-секретарь АТО Алексей Дмитрашковский. Он также добавил, что террористы 16 раз обстреляли населенные пункты на востоке Украины. Погиб один мирный житель.

Алексей ДМИТРАШКОВСКИЙ: Упродовж доби сили АТО найбільш активно протидіяли терористам на луганському та донецькому напрямках. Бандити набравшись хоробрості, знову обстрілювали мирні населені пункти. Зокрема адепти "русского мира" за допомогою артилерії, мінометів та ударів із залпів "Граду" сприяли розповсюдженню своєї ідеології серед ме шканців Донбасу наступних населених пунктах – Трьохізбенка, Горське, Кримське, Гееєвка, Макарове, Щастя, Станица Луганська, Сокольники, Авдіївка, Піски, Миколаївка, Опитне, Новобахмутівка, Тоненьке. В районі аеродрому "Донецьк" наші "кіборги" свіжими приступили до активної оборони важливих стратегічних об’єктів.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Дмитрашковский также добавил, что украинские военные отбили все атаки боевиков в донецком аэропорту. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: В самом Донецке ночь прошла спокойно. Восстанавливается энергоснабжение города. Об этом сообщается на сайте мэрии. Ведутся работы по ремонту линий электропередач и электрооборудования, поврежденного в результате обстрелов. По прежнему обесточен поселок Трудовской и частный сектор поселка "Октябрьский". В городе сохраняется спокойная обстановка. Системы жизнеобеспечения и общественный транспорт работают в обычном режиме. Миссия ОБСЕ тем временем зафиксировала еще три колоны военной техники без опознавательных знаков. Об этом сообщил представитель специальной мониторинговой миссии организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Майкл Боцюркив, - передает "5 канал".

Майкл БОЦЮРКИВ: У шахтарську спостерігачі зафіксували конвой із 20 вантажівок, "УРАЛів" та "КамАЗів" без опізнавальних знаків. Крім того, за останні 10 днів ми помітили три великі конвої із військових машин, що їхали зі сходу. Близько 70 вантажівок без опізнавальних знаків везли важку артилерію і ракетні установки. Хочу нагадати, що один із пунктів мінських домовленостей –виведення важкої артилерії. Втім вона продовжує прибувати у Донецьк. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Также Боцюркив сообщил, что миссия ОБСЕ констатирует ухудшение гуманитарной ситуации на востоке Украины. В связи с наступлением зимы и усилением обстрелов, не только в зоне конфликта, но и в прифронтовой зоне, люди пытаются от туда бежать, - подчеркнул Боцюркив. Почти полмиллиона украинцев уже покинули оккупированные боевиками территории Донбасса. Об этом сообщила уполномоченный Президента по мирному урегулированию ситуации на востоке Украины Ирина Геращенко.

Ирина ГЕРАЩЕНКО: З Криму та міста Севастополь до інших регіонів переїхало 19 тисяч 501 особа. В тому числі 10 з них людей за останній день. А з району АТО до інших регіонів на сьогодні переселено 470 тисяч 545 осіб. В тому числі 124 тисячі 701 дитина, 98 тисяч 286 інвалідів і пенсіонерів. За останню добу ця цифра збільшилася на 2295 осіб.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Также Геращенко отметила, что из плена террористов уже освобождено 1800 человек. В тоже время судьба более 2-х тысяч украинцев до сих пор неизвестна, - отметила Геращенко. Вцелом за вре мя проведения антитеррористической операции погибло 62 сотрудника государственной пограничной службы Украины. 350 человек получили ранения. Об этом заявил глава Госпогранслужбы Виктор Назаренко. Он отметил, что Украина не контролирует украинско-российскую границу. О том, что правительство начинает реализацию проекта по укреплению границы под названием, ну "Стена" или "Европейский вал". Стоимость обустройства одного километра границы составляет более 3,5 миллионов гривен. Ну, и вцелом, обсуждая ситуацию на востоке страны, стоит отметить заявление представителя Министерства иностранных дел Украины Даниила Лубкивского. Он подчеркнул, что в Украине необходимо провести общую мобилизацию. По его словам, это принципиальная позиция правительства.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как мы уже говорили сегодня утром с Юрой, что это вызвало определенную панику, панические слегка настроения среди людей. Так вот, заявление Данила Лубкивского, это элемент информационной технологии. Так в эфире Радио Вести сказал военно-политический эксперт Юрий Еременко. Заявление чиновников вызвано реакцией СМИ на последний телефонный разговор Петра Порошенка и Владимира Путина. И это с ответом на возможную угрозу России. Так что буквально воспринимать слова чиновника не стоит. Давайте послушаем самого эксперта 

Юрий ЕРЕМЕНКО: Безусловно эти нюансы связаны с недавним разговором Президента Украины Петра Порошенка с его коллегой с агрессивной России, скажем так. Воспринимать однозначно заявление чиновника из МИДа, как таковое, которое звучало бы и означало бы то, что было сказано на человеческом языке, не следует. Всеобщая мобилизация – это фактически война. Мобилизация всеобщая – это очень дорого. И третье – если в этом будет необходимость, это придется делать. Заявления такие делать – они могут нести в себе некий дипломатически смысл и некую дипломатическую технологию.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, вот видишь, если говорить о заявлении представителя украинского МИДа, ну, Марта, знаешь, вот когда появилась эта информация, я для себя просто отметил – даже в украинских версия новостных лент, даже некоторые путали МВС и МЗС. Да, потому что человек, который писал новости, обрабатывал материал, редактировал его, для него, наверное, сыграло даже не то, чтобы аналогия, ну, вот какой-то ассоциативный ряд. Ну, вот для меня это не то, чтобы дико, но я просто как человек, я не совсем понимаю вот каким образом ситуация не то, чтобы в зоне АТО, а ситуация с наполнением живой силой представителей сил АТО, как бы знаешь, корректируется с позиции Министерства иностранных дел. Это вот, например, представь себе, глава МВД Арсен Аваков выступая заявляет о том, что Украине нужно на 80% сократить количество дипломатических представителей Украины за рубежом. Это позиция правительства. Ты понимаешь о чем я? Как бы, если бы это Аваков заявил или в штабе АТО, или решение коллегиальное какое-то на уровне совета нацбезопасности страны, это одна вещь.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Понимаешь, это элемент информационной технологии. То есть, это скорее было рассчитано не на нашего слушателя, а скорее рассчитано на Российскую Федерацию. На какую-то определенную реакцию или постановку проблемы именно таким образом. Если посмотреть как на самом деле идут дела сейчас в зоне АТО, то большинство экспертов сходятся в том, что новые бойцы там не нужны. То есть, там сейчас нужен не человеческий ресурс, а технический. Так считает в частности нардеп, комбат батальона "Айдар" Сергей Мельничук. Он так прямо и сказал .что главное сейчас обеспечить армию техникой и оружием. А людей сейчас в зоне АТО достаточно. Давайте послушаем что он говорил.

Сергей МЕЛЬНИЧУК: На даний момент вона не потрібна. Вона потрібна буде коли все таки ворог почне активні дії. Зараз головне – це нам потрібно мобілізуватися на військово-промисловому комплексі, і підготувати техніку і озброєння, яким надалі ці люди будуть воювати. Людей є в достатній кількості для того, щоб відбивати напади ворога. А от техніки дуже багато, яку треба відремонтувати.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Продолжим мы сразу же после небольшой паузы.


Марта МОЛЬФАР, ведущая: И так, продолжаем тему всеобщей мобилизации. В студии – Юрий Кулинич и Марта Мольфар. И хотим напомнить то, что неоднократно звучало в нашем эфире, и вообще в многочисленных СМИ из уст экспертов. Всеобщая мобилизация может быть объявлена в стране только после того как будет объявлено и введено военное положение. На сколько это сейчас нужно, на сколько необходимо это Украине – это уже вопрос другой. Тут эксперты уже расходятся во мнениях. Вот если говорить, например, о политологи-международнике Георгие Перепелицы, то он считает, что сейчас первоочередное задание Верховной Рады – объявить военное положение. Давайте послушаем что он думает.

Георгий ПЕРЕПЕЛИЦА: Воєнний стан чи мобілізація є першим заходом, до речі, запобіжним заходом, щоби не дати можливості військам агресора вторгнутися вглиб території України. І якби було це запроваджено, то ми би не здали українсько-російський кордон на сході. І не загинуло б скільки наших військовослужбовців. Я вже не кажу про мирне населення. Введення воєнного стану, воно є необхідною умовою, яка мала б уже бути давно реалізована. Але оскільки ми уявляємо, що у нас війни немає, агресора немає, тому воєнного стану і мобілізації немає.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Однако мнения людей, которые находятся непосредственно в зоне АТО, я имею в виду украинских военных, как раз прямо противоположное. Они считают, что введение военного положения сейчас не на руку Украине. Потому что в этом случае мы не сможем получать военную помощь. Мы не сможем покупать оружие у других стран. Ну, в общем, положение страны усложнится. Однако вернемся к тому, с чего начали. Мы говорили о мобилизации всеобщей. И я напомню еще раз, что Семен Семенченко, комбат "Донбасса", и новоизбранный депутат Верховной Рады от фракции "Самопоміч", он заявил следующее, я даже вот дословно процитирую. Это прозвучало в эфире Радио Свобода. Там он сказал – "есть люди, которые не хотят служить на фронте. Поверьте, они там и не нужны. Зачем нам груз, который будет бежать после любого удара? А чтобы они не платили взятки военным комиссарам, нужно это легализовать. Создать государственный фонд, в котором человек нежелающей служить в армии, заплатит, например, эквивалент в 2 тысячи долларов". Ну, ответ моментально последовал. Ему ответил Александр Данылюк, военный советник. Тоже я хочу процитировать. Во-первых, он считает такую идею глупой и подлой. Дальше уже цитирую: "во-первых, эта идея делит граждан на два сорта, в зависимости от возможности откупится. Во-вторых, защищать родину – это честь, а не повинность".

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, ты знаешь, туту еще вопрос в том, от чего будет больше пользы? От того, что эти люди не будут участвовать в АТО или от денег, которые они смогут отдать тем ребятам, которые сейчас воюют на передовой, которые защищают жизненно важные объекты и блокпосты, и опорные пункты. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, вот я предлагаю вопрос слушателям. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, я перед этим, просто для того, чтобы понимать цифры неким образом, хочется просто напомнить, что до этого в Украине было три волны мобилизации. И вот о них прямо сейчас на Радио Вести.

Контекст: Первая волна мобилизации началась 17 марта в соответствии с указом тогда исполняющего обязанности Главы государства Александра Турчинова. В армию призывали добровольцев до 45 лет, офицеров и сержантов запаса, а также рядовых до 40 лет. Вторая волна мобилизации началась 6 мая. Под призыв попали офицеры всех специальностей до 45 лет, и рядовые до 40 лет. 22 июля Верховная Рада поддержала указ Президента Украины Петра Порошенка о частичной мобилизации, которым была объявлена третья очередь мобилизации. Она завершилась 9 сентября. Подлежащим мобилизации добавились военно обязанные женщины, а также призовники. Согласно указу Президента, призванными могли быть все, кто не служил в армии, но пригоден. О четвертой волне мобилизации заговорили в конце сентября. Бывший министр обороны Валерий Гелетей заявил, что мобилизация точно состоится. Но Президент Петр Порошенко это опроверг, сказав, что сейчас главное оснастить армию.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, вот как. И бывший министр обороны говорит о том, что в принципе не то, чтобы есть потребность в человеческой живой силе. Есть потребность в технике. Есть потребность в обмундировании. Есть потребность даже в теплой одежде и в теплой форме. И полностью в каком-то высокоточном вооружении. Но сейчас по крайней мере высшее руководство страны говорят о том, что четвертой волны мобилизации пока что не предвидится. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, она и не может предвидится пока не введено военное положение в стране. Я надеюсь, что этого и не случится. Впрочем, давай спросим наших слушателей. Номер нашего телефона – 390-104-6. Вы можете позвонить нам и высказать свою точку зрения на то, что мы вам только что рассказали. Действительно ли хороша вот эта идея узаконить отмазку от армии, сделать её платной и официальной? Если эта идея хороша, то по вашему мнению, какой тариф нужно поставить? Если эта идея плоха, – объясните почему плоха.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 390-104-6 – телефон прямого эфира. Алло, здравствуйте. Да, пожалуйста, сделайте приемник потише. Выключите его, наверное. И мы вас выводим в эфир.

Слушатель: Здравствуйте. Я Дмитрий, я из Киева.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, Дмитрий.

Слушатель: Как раз сейчас еду и слушаю ваше радио. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, смотрите осторожно.

Слушатель: Да, спасибо. Значит смотрите, я так считаю, это мое субъективное мнение. В принципе, идея неплохая, да, в плане, что все равно как откупались, так и будут откупаться, независимо от того, как говорится, есть это предложение или нет, но просто эти деньги пойдут в нужное дело. Но второе, я еще хочу заметить. Если говорить об общей мобилизации, то я считаю, что она должна быть действительно всеобщая. А не так, что опять же, призовут тех, кто не сможет откупиться, а те, как говорится, кто у нас откупится, они всегда откупятся. И мобилизация будет всеобщая только, как говорится, для вух сортов людей. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, видите, опять же, смотрите, опять же мы сталкиваемся с такой проблемой, что те, кто сможет откупиться. Вы понимаете, что они откупятся возможно даже и без денег. Будет пара нужных звонков. Там минималка, какой-то поднос. И в принципе проблема решена.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот Дмитрий об этом и говорит. Что если должна быть всеобщая, то прозрачно всеобщая. Спасибо большое.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо большое за мнение. 390-104-6 – это телефонный номер прямого эфира. А также можете присылать нам смс-сообщения по номеру 2434, и писать нам на сайт radio.vesti.ua. Алло. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Добрый день.

Слушатель: Меня зовут Юрий, город Киев. Я все время слушаю ваше радио.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Юрий.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да.

Слушатель: По вашему вопросу. Одни хотят откупиться, другие хотят служить. Но есть ситуация такая – людей с возрастам – 40-43 года, 44 года, приходят в военкомат, а на них смотрят как бы на людей, которые зря сюда пришли, и не дают ни ответов, ничего конкретно не отвечают.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это видимо в вашем военкомате. Потому что призывали людей, отправили в зону АТО людей и постарше. То есть, и 50-летние туда отправились, и тем, кому даже за 50.

Слушатель: Да, понятно. Но в данный момент я столкнулся с такой ситуаций. У меня есть желание служить, и я бы пошел служить. Но у меня не получается.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А вы бывший военный, наверное.

Слушатель: Нет, я просто давно служил в армии. Сейчас, исходя из ситуации в стране, ну, хотел бы я служить.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Понятно. Хорошо, спасибо вам большое. Во-первых, респект вам за то, что вы готовы идти защищать нашу страну. Я хочу сказать еще, что иногда идут в качестве добровольцев в военкоматы бывшие военные. Офицеров бывших не бывает, понятное дело. И некоторым отказывают. Потому что если офицер, например, в статусе подполковника, к примеру. Ему просто обязаны предоставить там же должность не ниже его звания воинского. Ну, а это не всегда возможно. В первую очередь нужны рядовые. И так, 390-104-6.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Алло, да, здравствуйте, вы в эфире. 

Слушатель: Алло, добрый день.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Добрй и вам.

Слушатель: Меня Виктор зовут.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Виктор.

Слушатель: По поводу откуплений и тому подобных вещей. Смотрите, есть такой принцип – деньги не воюют. Ну, если доведем ситуацию до, ну, как говорится, до маразма или до крайней точки, от представьте, что все заплатят по 2 тысячи долларов, и кто будет защищать нашу родину? По поводу Семена Семенченко, его идеи, у него, понимаете, он человек добровольческий, и он комбат добровольческого батальона. Ему, ну, наверняка до сих пор тяжело понять чем регулярная армия полноценная отличается от добровольческой.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы имеете в виду, что не хватает регулярной армии всего?

Слушатель: Вот смотрите, её не хватало тогда, когда появился Семен Семенченко в балаклаве, и стал национальным героем. Чтобы о нем не говорили, но к сожалению, или к счастью даже, не к сожалению, а к счастью его время ушло. И вот если идти сегодня воевать добровольцем, к примеру, ну вот личный пример – у меня нет воинской специальности, как таковой серьезной. Но когда выпросил как бы требование у сенате о том, что они будут вводить войска в Украину, я как бы захотел пойти добровольцем в армию. Меня не взяли. Сказали – позже. А сейчас я понимаю ,что мне там делать нечего без специальности. Война – это дело регулярной армии. Война – это артиллерия, это авиация, и все серьезное. Посмотрите как – ни одного контактного боя. Артиллерия – бог войны. Воюет. Это все. И там нужны высококачественные специалисты. Высококачественных специалистов должно готовить государство, и никаких добровольческих. Да, должен быть полупринудительный порядок. Ну, извините, так человечество живет уже не одну тысячу лет. Люди не хотят воевать, но собираются и воюют. Мамы плачут, жены плачут, дети хватают за руки, за ноги, но человек должен идти воевать. Потому что это государство. Государство, родину нашу надо защищать. По-другому никак. Никаких денег, никаких откуплений быть не должно. Если человек здоров, если у него есть паспорт гражданина Украины, он знал на что шел, получая паспорт гражданина Украины. Он обязан.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо, Виктор, вам за звонок.

Слушатель: Спасибо и вам большое.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот к стати, Виктор от части ответил и на вопрос Юрия, который звонил перед этим. Возможно просто специальность воинская не была востребована. Юрий, который приходил в военкомат, и его не взяли.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, Марта, сотри, перед тем, как мы уйдем на паузу, смотри, вот некий подсчет от меня. Представь себе, что если, например, в рамках мобилизации призывают 50 тысяч человек. Каждый из них отмазать от армии, вот так, это гипотетически воображаемая сумма, по 30 тысяч гривен, это получается 1,5 миллиарда гривен. Вот у меня вопрос, даже вот этому Семену Семенченко, вот не то, чтобы я его обвиняю или выступаю. Ну, просто интерес, чтобы узнать от него, этот человек действительно достоин похвалы, достойный человек, который принимал участие в АТО со всеми отсюда вытекающими последствиями, чтобы не думали, что мы на кого-то там сейчас бочку катим, но все таки. Смогут ли 1,5 миллиарда гривен решить вопрос необходимый сейчас – техника, вооружения и все для того, чтобы кардинально усилить позиции сил АТО на востоке страны? Это та сумма, которую хочется получить, или все таки мобилизация должна проходить в рамках закона и без узаконивания этого откупа?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, видишь, Юра, против математики не попрешь. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Понимаешь, цена вопроса – 1,5 миллиарда рублей. Ну, так гипотетически, если 50 человек призовут. Ну, это уже вопрос, ближе, наверное, к экспертам, и тем ребятам, и волонтерам, которые занимаются сейчас обеспечениям сил украинской армии.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, а сразу же после новостей мы уже поговорим о том, как можно защитить свои персональные данные. У нас в гостях будет эксперт. Все карты раскроем сразу же после выпуска новостей.


Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: 12:34 в Украине. Это Радио Вести – радио новостей и мнений. Марта Мольфар и Юрий Кулинич. Мы с вами еще 26 минут до часу дня. И это время мы проведем с нашим гостем. Это глава правления Лиги противодействия кибертерроризму, информационным войнам Юрий Иванович Когут. Также у вас там послужоной список просто шикарен на самом деле.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А я даже добавлю. Потому что это пригодится нашим слушателям. Мы будем принимать звонки с вопросами. Как можно больше, надеюсь, примем звонков. Юрий Иванович также эксперт в сфере обеспечения комплексного управления рисками бизнеса, и еще член Всемирной ассоциации детективов. Вот так. Сразу говорю номер нашей студии – 390-104-6. Но дайте хотя бы нам минут 5 с Юрой. Но если вопросы готовы – 390-104-6. Запоминайте номер нашего телефона. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, что послужило поводом, как говорится, для встречи? То, что в Украине намерены создать вот такой единый электронный реестр пациентов. На это выделяется 300 миллионов гривен. И как я понимаю, правительство, Кабинет министров, Министерство здравоохранения Украины, они планируют собрать некую общую базу всех пациентов нашей страны. Понятно, что это еще как бы анализируется, подготовительная работа в этом плане идет. Но мы сейчас будем говорить, наверное, все таки не о пациентских вот этих нюансах, но о том на сколько вообще может быть этот реестр как бы обезопасен?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, и опасен для нас. Сразу же возникает мысль, возможно на Петровке опять можно будет купить диск, где я вот возьму и узнаю, Юрий Иванович, обо всех ваших заболеваниях, которые вы может хотели скрыть.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, не дай бог конечно, но все же. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я просто вчера, чтобы подготовится к эфиру, в Интернете в поисковой системе вбивала ваше имя отчество и фамилию. Помимо просто статей интересных о вас, и каких-то ваших выступлений, я еще получила ваш домашний адрес и телефон, как впрочем можно сделать, Юра, и с тобой, и со мной, со многими. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, мобильный точно, в принципе, не вопрос достать по большому счету. А там уже все вытекающие и все втекающие обстоятельства.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как человек может защитить персональные данные свои? Или это невозможно? К стати, сразу сюда в общий котел я хочу сбросить все социальные сети. Вот в частности, но вы то уж точно знаете, и просто такой флешмоб в кавычках, в "Фейсбуке" все сейчас постят вот такое сообщение – в ответ на новую политику "Фейсбука" настоящем я объявляю, что все мои персональные данные, бла-бла-бла, являются объектами моего авторского права и так далее. Но мы то с вами понимаем, что это только лишь слова. Никакой юридической силы не имеют, если вы становитесь пользователем "Фейсбука", то разумеется, вы уже автоматически подписываете кликом договор с ними. Получается мы беззащитны вообще в наш цифровой век?

Юрий КОГУТ: Не совсем. Я благодарен, что вы подняли такую важную тему. Хотел бы сказать, что ответом на ваш вопрос я бы предложил некий анализ того, что было проведено в нашей украинской политике за последние несколько лет. Это даст понимание того как можно и нужно защищать персональные данные граждан нашей страны. Первое, на что хотелось бы обратить внимание слушателей, это то, что три года назад, условно, было создана Государственная служба защиты персональных данных. Эта структура должна была взять на себя все эти функции, о которых вы сказали – защитить персональные данные каждого гражданина, сделать так, чтобы они больше никогда не попадали на Петровку. Эта структура успешно начала работать. Пыталась решить ряд задач, связанных с защитой персональных данных. А дальше на толкнулась на ряд противоречий, которые она преодолеть не сумела. Буквально 1,5 года назад прошлый парламент принял дополнение к Закону о защите персональных данных, и сказал о том, что государство больше не отвечает за защиту персональных данных граждан. Поэтому первая проблема, которую нужно будет решить, для того, чтобы защитить ваш реестр, о котором вы говорите, от злоумышленников, нужно будет решить целый блок вопросов, связанных с защитой персональных данных на законодательном уровне.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вопрос, я так полагаю, не своевременный сейчас?

Юрий КОГУТ: Ну, безусловно. Более того, Служба защиты персональных данных находится в режиме ликвидации. Кабинетом министров принято решение в течении там полугода её ликвидировать. Идет процесс ликвидации Службы защиты персональных данных. Единственная структура, которая сегодня как-то отвечает в стране за эти вопросы, является омбудсмен.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ликвидация этой службы вызвана экономическими какими-то моментами? 

Юрий КОГУТ: Вы знаете, я не имею как бы права и возможности анализировать решения, принятые правительством. Они приняты. Я гражданин этой страны. Я считаю, что коль правительство приняло такое решение, значит чем-то оно руководствовалось. В условиях гражданского общества, любое решение, наверное, не плохо было бы прокомментировать. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А какая мировая практика? Защищает, государство берет на себя ответственность?

Юрий КОГУТ: Ну, безусловно. Мы должны понимать, что в современном мире информация стала тем ресурсом, который в случае доступа к этому ресурсу, оппонентов нашего государства, не важно как они будут называться. Позволит им манипулировать персональными данными каждого из нас. Мы помним ситуацию с Майданом, когда персональные данные граждан, которые вышли туда защищать революцию, защищать свои убеждения, попадали к злоумышленникам, которые точно также, как вы говорите, порывшись в Интернете, достав персональные данные, начали создавать этим людям проблемы. Безусловно, гражданин не может все сам защитить. Поэтому в стране должна быть законодательная база для защиты персональных данных всех граждан. Это первый блок. После того, как мы решим эту задачу. Потому что сегодня в омбудсмена такой возможности нет – защитить персональные данные. Во-первых, там нет структуры, которая бы это решала. Омбудсмен раньше занимался специфическими задачами, и будет заниматься специфическими. Там нет специалистов необходимой квалификации. Продолжает действовать закон или нормативный акт Верховного совета, который говорит о том, что государство не отвечает за защиту персональных граждан, наших граждан. Естественно на этой платформе формировать базу данных пациенту было бы не корректно. Потому что тогда мы можем сразу получить эффект, за который спросить будет не с кого. Персональные данные, ну, окажутся действительно там, где это не нужно. Еще раз хотел бы сказать, что данные граждан – это ресурс, который не должен попадать к оппонентам. Потому что это позволяет проводить с гражданами определенные манипуляции, использовать манипулятивные технологии, и управлять государством в условиях информационных войн, так, как нужно нашим оппонентам. Поэтому это задача, я бы сказал, национальной безопасности. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Тогда получается, я сначала сказала, что сейчас это как бы не своевременная проблема, поэтому возможно упразднена эта контора. Уж извините, что я так назвала. Но получается наоборот. Во время информационной войны наоборот к этому нужно относится более серьезно.

Юрий КОГУТ: Не только нужно относится более серьезно, если что-то упраздняется, то эта функция остается все равно за государством. В Конституции четко обозначено. Что государство отвечает за все вопросы. Связанные с защитой интересов и прав наших граждан. Естественно либо эти функции должны быть переданные новой структуре, которая должна быть создана в замен той, которая не справилась с задачами. Было бы, наверное, нам с вами интересно послушать руководителей Службы защиты персональных данных, которые бы прокомментировали причины ликвидации такой структуры. Второе – наметили бы задачи, которые нужно решить государству, и в любом случае, в стране, которая является демократичной, нам с вами хотелось бы услышать людей, которые бы управляли этим процессом, почему их закрывают? Что они сделали не так, и что будут делать так, как нам нужно те люди, которые их заменят?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы хотели и сегодня это сделать. К сожалению, выходной день там. А в госструктурах, вы сами знаете, жестко – суббота, воскресенье – все.

Юрий КОГУТ: Вы знаете, было бы полезно, если рядом со мной вы пригласили соответствующего чиновника из этой структуры, и мы бы вместе с вами поняли, что происходит с нашими персональными данными.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А давайте мы сделаем еще такой разговор. Мы обязательно его пригласим, и поговорим более предметно.

Юрий КОГУТ: Я думаю, что это будет очень полезно. Потому, что не красиво говорить плохо о структуре, интересы которой некому защищать. В данном случае моя позиция строго государственная. В любом государстве персональные данные граждан должны быть надежно защищены. Не решив задачу защиты персональных данных в прошлые периоды, которые я бы, ну, взял там три года, говорить о создании реестра пациентов всех лечебных учреждений, наверное, можно только после того, как будет построена соответствующая платформа. Вы помните скандал с государственными реестрами пару лет назад, когда они почему-то перестали работать, и перестали работать нотариусы, и у всех создалась такая значит, ну, наверное, ситуация опасности с персональными данными, которые могут быть похищены, неправильно использованные. Каждый из нас должен безусловно волноваться, Но сегодня за персональные данные каждого гражданина отвечает лично он, учитывая позиция, изложенную в нормативном акте государства.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хорошо, договорились. Тогда мы частично разговор перенесем на другой день, когда у вас будет оппонент. А сегодня вы дадите ответы нашим слушателям. Потому что очень много я вижу уже звонков. Сразу после небольшой паузы мы дадим возможность пообщаться с вами.

Юрий КОГУТ: Спасибо.


Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Это Радио Вести – радио новостей и мнений. Марта Мольфар, Юрий Кулинич, и 15 минут у нас с вами для обсуждения вот такой очень интересной, и очень тонкой, наверное, темы защиты персональных данных. В частности говорим о государственных каких-то реестрах и единых базах данных, в которых есть, наверное, не вся информация украинцев, но есть определенные данные, которые позволят, как вы говорите, манипулировать в той или иной сферы, даже с каждым из нас.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я напомню, что в нашей студии гость. Это Юрий Иванович Когут. Он является главой правления Лиги противодействия кибертерроризму и информационным войнам. Ну, и хочу еще добавить, также он является экспертом в сфере обеспечения комплексного управления рисками бизнеса, и является членом Всемирной ассоциации детективов. 390-104-6. Очень много звонков.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Также напомню, что у нас работает смс-портал по номеру 2435, и сайт radio.vesti.ua. Алло, здравствуйте. Пожалуйста, выключите приемник, чтобы не было фона, который мешает нам с вами говорить.

Слушатель: Добрый день.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Добрый день.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Катя. Я с города Харькова. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Катя. 

Слушатель: Я просто хотела скорее пожаловаться, ну, вот на эту систему, которая была. Приходишь в поликлинику, пишешь бумажки, что ты не против использования. То есть, добавило как бы больше бумажек. А по сути что-то изменилось?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Угу.

Слушатель: Даешь, например, свой адрес, и пишешь, что ты согласен с использованием этих данных. И так в каждом госучреждении. Ну, то есть, это как бы писанина и все, по-моему. Спасибо.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Спасибо вам большое. Но можно еще даже к вопросу добавить, что вот действительно сейчас люди, ну, даже там я, например, я соглашаюсь с тем, что мои персональные данные не должны передаваться третьим лицам без моего согласия, там уже подключаются какие-то госструктуры, чтобы обеспечивать это мое право на сохранность. Но в тоже время сейчас мы можем говорить, что эти реестры, они как-то действуют и эффективно? Что вот они действительно работают, помогают людям обслуживаться в госучреждениях без очередей, как-то упрощается вообще разговор с чиновником и так далее?

Юрий КОГУТ: Нет. Я думаю, говорить нужно о совершено другой ситуации. Девушка, которая звонила, нам сообщила. Учитывая то, что в стране было принято решение защищать персональные данные, чиновники для того, чтобы не отвечать за утечку персональных данных, требовали с человека, он ж сама сказала об этом, подпись о том, что она разрешает свои персональные данные передавать кому-то другому. В случае утечки персональных данных этого человека злоумышленникам, претензий предъявить некому. Она ж согласилась с тем, что её персональные данные может учреждения, которому она доверила их хранение, использовать по своему усмотрению. В этом заключается хитрость чиновников, которые для защиты своих личных интересов, в случае утечки персональных данных, потребовали с человека письменное согласие. Есть документ. И сегодня никаких претензий никому предъявить нельзя.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: А как тогда действовать человеку, если он, например, приходит в госучреждение, и с него требуется эта расписка?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Или просто прописано это в документе. Ни да, ни нет. Вы ставите галочку – разрешается…

Юрий КОГУТ: Он вправе не подписывать. Зачем, человек не хочет соглашаться.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот, например, человек заключает с банком какой-то договор. А там уже прописана эта строка об использовании данных. При чем, не да/нет, а просто ты или подписываешь договор, или нет. И очень много. Вот нам сейчас Елена из Харькова тоже написала – пару лет в "Приватбанке", в который я до этого не обращалась ни разу, был номер моего мобильного. Откуда взяли? Возможно из другого банка дали базу данных. Очень многие жалуются наши слушатели, что им постоянно звонят с какими-то услугами, в том числе банковскими, либо банки, совершенно с которыми контактов не было, либо банки, с которыми они контактировали, допустим, на протяжении года. Затем все отношения разорвали. До сих пор вот эти спамовые звонки. Они конечно особо жить не мешают. Но есть люди, которых это раздражает.

Юрий КОГУТ: Это не спамовые звонки. Банки, в случае когда сами не могут вернуть долг, который возник.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нет-нет, не долг, а вот звонят, и предлагают услуги. 

Юрий КОГУТ: Это другое дело. Значит вот та структура, о которой я говорил, - служба защиты персональных данных, и должна была отрегулировать все эти отношения в обществе, в банках, в страховых компаниях, в лечебных учреждениях, в карточках, которые мы получаем на скидки в магазинах, и на заправках, которые нам дают, и где есть наши персональные данные. Вот эту всю массу вопросов, которые связанные с защитой и хранением персональных данных, теми структурами, кому они доверены, должна была отрегулировать эта структура. Она не справилась с задачей. Естественно у людей возникает вполне резонный вопрос – я доверил свои персональные данные, а теперь мне звонят люди, которым я эти данные не давал. И начинают использовать мои персональные данные для того, чтобы мне навязывать какие-то товары, которые они хотят продать. Они теперь знают где я живу, они теперь знают как мне позвонить по мобильному телефону. Они знают мой День рождения. То есть, задача, которую государство поставило перед Службой защиты персональных данных, не решена. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Абсолютно.

Юрий КОГУТ: Безусловно. И мы должны, как нормальные граждане, которые хотят, чтобы у нас в стране все было хорошо, зафиксировать эту задачу, послушать представителей Службы защиты персональных данных. Потому что они должны были решать. Им платились деньги. Им выделялись помещения. Им давали возможность выступать по телевидению. Они ходили на заседание Кабинет министров. Они участвовали в работе парламентских комитетов. Это была структура, которой государство доверило решение очень важной задачи в информационный век. Она с ней не справилась. Естественно я бы считал корректным послушать здесь не меня, как эксперта. Потому что я буду занимать в любой случае государственную позицию. Я считаю, что в государстве эта задача должна быть решена, ну, послушать людей, которые получали деньги за решение этой задачи, и не решили. Пусть они расскажут почему так получилось.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: В том то и дело. Они расскажут почему они не решили. А нам то хочется решить. Поэтому в нашей студии вы сегодня.

Юрий КОГУТ: Тогда я считаю, что наша задача не в том, чтобы ругать кого-то. Мы же их не ругаем. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нет.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Мы просто разбираемся.

Юрий КОГУТ: Да, мы разбираемся. Я вижу несколько этапов решения такой задачи. Первое – есть новый парламент, куда пришла масса молодых людей, которые болеют за то, чтобы все в нашей стране было хорошо. Я думаю, что одним из корректных шагов этой новой команды парламентариев было бы принятие закона о защите персональных данных, который бы все задачи, и все проблемы, которые бы возникли ранее, помог решить. Это первый блок. Второе, учитывая то, что Служба защиты персональных данных расформирована, и идет её процесс расформирования и ликвидации, было бы корректно, у нас парламентско-президентская республика, поручить Кабинету министров соответствующим нормативным актом, в какой-то срок те функции, которые были не выполнены соответствующей службой, возложить либо на новую службу. Ну, на омбудсмена, ну, как посчитает правительство. Это задача правительства. Но есть два органа, которые это должны решить. Это должен решить парламент. Это должен решить кабинет министров. Тогда мы с вами увидим, что задача начала решаться. Функция то сегодня висит в воздухе. Её никто не исполняет. Поэтому наша задача, как людей, которые платят налоги, увидеть кто же будет выполнять эту функцию. Я считаю, что вот есть два органа, которые в ближайшее время должны эту задачу решить. Второе – мы идем в Евросоюз. Сегодня начинается сертификация товаров, попытки скажем занять те ниши в рынках, на которые мы будем выходить. Безусловно интересно к персональным данным будет со стороны наших конкурентов на западных рынках. В данном случае безусловно мне бы хотелось, им вам бы хотелось, чтобы персональные данные были защищены. Поэтому было бы очень приятно увидеть активность на этом поле новых парламентариев, которые пришли.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: От кого это может зависеть?

Юрий КОГУТ: Это от них самих. У них есть дети, жены. Они безусловно сами заинтересованы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но конкретно кто? Министр юстиции или кто? Кто должен за это взяться?

Юрий КОГУТ: Вы сказали очень мудрую фразу. Раньше Служба защиты персональных данных замыкалась на Министерство юстиции Украины. Безусловно первый структурный элемент, который понимает как этим управлять, на мой взгляд, наверное, должен быть министр юстиции. Который должен в любом случае поставить эту проблему. Он её может поставить письменно запиской в парламент. Он может поставить письменно вынеся этот закон на обсуждение очередного заседания Кабинета министров. Он может выступить с публичной позицией своей, с гражданской по радио, по телевидению рассказать. Вопросов то много. Эти вопросы в студии не могут быть решены.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, мы начинаем. Видите, мы хотя бы начинаем. Возможно нас услышат.

Юрий КОГУТ: Это очень хорошо. Я вам очень благодарен, что вы видите важные проблемы. Потому что если мы их не будем видеть, ну, зачем их загонять в угол? Нормально. Министр юстиции в праве, как должностное лицо, молодой, нормальный перспективный человек, который способен по-новому посмотреть на проблему. Я думаю, что он способен её поднять. Вначале её нужно увидеть. После того, как мы увидим проблему, пригласить экспертов, если он посчитает нужным, провести 1-2 "круглых стола", и эксперты подскажут ему, даже если он сам не увидит, подскажут возможные пути решения. А дальше есть Аппарат министерства, есть соответствующие профильные комитеты Верховного совета. Там есть достаточно количество экспертов. У нас в стране достаточно потенциала, чтобы задачу решить. Она должна быть поставлена, и должно быть, скажем, принято решение, ну, наверное, парламента, о том, что в какой-то отведенный парламентом срок эта задача должна быть решена тем же Министерством юстиции. Она будет решена.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас осталось буквально минута. Что мы можем сделать вот сами, чтобы защитить себя?

Юрий КОГУТ: Сами, наверное, мы должны очень внимательно относится к тем бумагам, которые нам дают на подпись в банках, когда нам очень хочется получить кредит. Еще неизвестно что лучше – может быть не получить кредит, и дать банку право на использование наших персональных данных. Потому что сумма ущерба, которая может быть нанесена гражданину некорректным использованием его персональных данных, может в много крат превысит тот кредит, который он получает. Человек не понимая самой сущности информации сегодня, доверяет защиту и хранение персональных данных структурам, которые за их утерю и неправомерную передачу другим лицам не несут никакой ответственности. Ну, я думаю, что мы входим в информационную эру. И естественно задача вот корректного решения этой проблемы лежит в школе. Люди должны знать что такое персональные данные, чего нельзя говорить, чего нельзя распространять о семье, о замках, о том месте, где лежат деньги.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нам нужно еще и Министерство образования подключить, получается.

Юрий КОГУТ: Безусловно. Это нормально. Это нормальный системный подход.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это хорошо было бы.

Юрий КОГУТ: Это нормальный системный подход к решению задачи. Нужно подключить как бы соответствующие структуры в парламенте. Нужно подключить общественные организации. Это проблема. Эту проблему мы должны решать системно. Тогда мы ее решим.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас, к сожалению, не осталось больше времени. Очень жаль. Потому что очень много вопросов осталось открытыми. Юрий Иванович Когут был у нас в гостях. Я надеюсь, мы еще встретимся с ним.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, в расширенном формате.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: В расширенном формате. Еще пригласим чиновников из Службы защиты персональных данных. Юрий Кулинич, Марта Мольфар с вами, уже язык заплетается, прощаются на сегодня.

Юрий КОГУТ: Спасибо.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Марта МОЛЬФАР, ведущая: Уступаем место "Циникам". Из Парижа только вернулся Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все