СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Большинство своих денег Голливуд зарабатывает за пределами Америки, поэтому фильмы становятся все менее интересными"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойБудрин: "Пять студий из семи в Голливуде созданы выходцами из Одессы"

Стенограмма "Войны миров" на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С вами Вести – радио новостей и мнений. Программа «Война миров», и, как всегда, у микрофона Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Сегодня в «Войне миров» у нас в гостях российский актер, продюсер, который долгое время работал в Америке, человек необычайный, но, собственно, давайте первую информацию вы получите из справки о нем.

Справка Радио Вести: Дмитрий Будрин – российский актер. Окончил театральное училище им. Щукина в тысяча девятьсот восемьдесят девятом году. Живет и работает в США. В тысяча девятьсот девяносто седьмом году закончил продюсерское отделение университета Калифорнии Лос-Анджелеса. Принимал участие как продюсер и режиссер в более чем семидесяти пяти канадских и американских проектах. Сыграл семьдесят ролей, в частности, в сериалах «Секретные материалы», «Полиция Нью-Йорка», «Лост» и в фильме «Изгой». Работал вместе с Томом Хэнксом, Алеком Болдуином, Робертом Земекесом, Майклом Манном и другими. С тысяча девятьсот девяносто восьмого по две тысячи восьмой год преподавал в актерской студии Михаил Чехов. Студия USA West. Сейчас является преподавателем актерского мастерства и истории актерских техник в одной из старейших школ Северной Америки Stella Adler. Студия Лос-Анджелес. В две тысячи первом году основал международную организацию Американо-Российский Театральный Альянс, которая занимается развитием образовательных программ и совместных теле- и кинопроектов. Обладатель ряда престижных наград, среди которых премия «Золотой диск», награды фестиваля Хьюстона и Лос-Анджелеса.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Таня, как у тебя с актерским мастерством дела обстоят?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Для меня актеры всегда великие люди. Вот быть журналистом, быть ведущим для меня попроще. Перевоплощаться, а тем более игра в сериалах – для меня это что-то недоступное.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но ты пыталась когда-нибудь актерским мастерством овладеть?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да нет. Если только одна роль в кино эпизодическая, и то я играла саму себя – журналистку. Держала микрофон и сказала пару фраз. Для меня это было очень просто. Кстати, в фильме «Абонент временно недоступен» Марка Горобца, режиссера.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ничего себе! А я вот вообще не представляю себе…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Боишься?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да нет! Я просто вообще понимаю, что я не смог бы никак актерским мастерством овладеть. Вот Вы, Дмитрий, учите ему. Всякого ли ему можно научить? Актерскому мастерству.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Ну, добрый вечер или добрый день! Понимаете, смотря… опять же, мы все европейцы, я Вам сразу отвечу на Ваш вопрос; мы, как и все европейцы, воспринимаем искусство и готовы научить искусству актерского мастерства… мы это воспринимаем немного по-другому, чем американцы. Для тех людей, которые знают хорошо английский язык, то они заметили, что в американском и английском языке не существует выражения «искусство кино».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Аналог какой-то есть хотя бы?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Аналог есть. Если вы хотите сказать «искусство кино» в нашем понимании, вы должны сказать «art of cinema», то есть вы должны использовать два французских слова. Так же, например, как у них нет слова приятного аппетита.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Какое интересное замечание!

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: То есть, видите, те вещи, которые, как ни странно, связаны с культурой, в американском языке даже отсутствуют. Нет, я говорю, не все, но вот это очень хороший интересный пример, потому что там искусство развивалось как entertainment, как развлечение, а в Европе искусство было всегда чем-то…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Возвышенным.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Ну, да. Нет, просто понимаете была возможность выжить, кто бы ни был – Микеланджело, Леонардо да Винчи — все великие художники Возрождения, если они пользовались, то они пользовались… Это было модно среди королевских семей иметь при себе самое лучшее, поэтому в Европе возникла такая идея, что искусством можно прожить. В Америке никто не надеется искусством прожить серьезно. Для большинства моих студентов – это второе профессиональное хобби.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но тем не менее, в Америке сколько актеры зарабатывают!

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да, зарабатывают. В американском языке, и в английском языке есть выражение по поводу кино — это film industry or movie business, то есть там есть только фильмовая индустрия или кинобизнес. Там даже нет искусства кино, поэтому вопрос: «Можно ли научить актерскому мастерству?» — Я Вам скажу, для того чтобы научить человека занять достойную часть в film industry or movie business, — все возможно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ох, не знаю! Меня, знаете, что смущает, что Вы представляете такую школу Stella Adler. Стелла Адлер – актриса двадцатых-тридцатых годов, снималась в кино в сороковых. Это такие кошмарные пафосы жеманства, вообще, все американское кино того времени. Насколько чему-нибудь можно научиться на этом пафосе и жеманстве?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но ведь это школа имени, а не школа техники…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Просто интересно. Понятно, что это было время, когда только закончилось немое кино, а немое кино все на ужимках было построено, потому что надо было как-то демонстрировать нечто, чего нельзя было сказать словами. Так вот объясните: Вы там этим ужимкам учите или Стелла Адлер просто приделанное название, потому что она для Америки легенда?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Я как раз и приехал сюда…Моя цель… Мы хотим здесь сделать воркшопы, потому что у меня такое впечатление, что у европейцев складывается неправильное впечатление – я не люблю употреблять это слово, но придется – это слово Голливуд. В принципе, Голливуд – это надпись, бывшее рекламное отделение, что человек там продавал. Это называлось “Hollywood Land”. Это была надпись: здесь продаются земли. И почему-то весь мир из Голливуда сделал… Мир любит создавать легенды, например, что французы – великолепные романтические любовники. Я имею право сказать – у меня отец француз. Я думаю, что это не совсем так. Французы – одна из самых расчетливых наций. Не в обиду французам, но я просто говорю…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И Вашему отцу.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да. Потому что мир любит создавать легенды. Так же мир создал легенду о Голливуде. На самом деле, пять студий из семи в Голливуде сделаны выходцами из Одессы – еврейского происхождения. Опять же, сто семьдесят (я сейчас не ручаюсь за точность), но огромное количество всех голливудских звезд, которые и сейчас – мы сейчас говорим о современности, не о древних – на самом деле, серьезно учились в студии Михаила Чехова, потому что Михаил Чехов там преподавал с Григорием Ждановым, и Григорий Жданов умер в девяносто восьмом году, то есть совсем недавно. То есть те звезды, которым сейчас в районе тридцати пяти-сорока, они так или иначе, брали там уроки мастерства, потому что это было что-то неимоверное взять у Григория Жданова в студии Михаила Чехова. Понимаете, любая эпоха, любое искусство, любое… Ну, как же! У нас есть, например, в живописи искусство реалистичное, потом есть импрессионисты, есть кубисты, есть постимпрессионисты. Так же и тут. Я думаю, все менялось. Конечно, когда кино перешло от немого --- меняются средства выразительности и т. д. Почему я не учу жеманству, потому что одно из тех, что я пытаюсь рассказать здесь людям, что… Сейчас в последнее время в Европу поехало огромное количество американских преподавателей учить. Почему? Потому что у них хорошо получается. У них хорошо получается, но я вам расскажу такой анекдот, который мне рассказал продюсер ( он китаец, но он рожден в Америке и живет между Америкой и Канадой). Он у меня спросил: «Дмитрий, представь, что мы приехали в какую-нибудь страну Гугунибабию с населением семь тысяч человек. Вынули из нашей сумки маленькую баночку красного цвета, на которой белым что-то крупно написано. И вот все гугунибанцы скажут: кока-кола. Хотя они в год зарабатывают три доллара и купить эту баночку они не имеют права. Не могут просто себе позволить. Ты себе представляешь, сколько сотен тысяч миллиардов долларов со времени основания кока-колы потратила Америка, чтобы так раскрутить свой продукт, что его узнают в любой точке мира, даже люди, которые не могут себе позволить его попробовать». — Я говорю: «Ну, и к чему ты это мне рассказываешь?»

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, к чему, действительно?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: А он говорит: «Допили пепси-колу с тобой и зашли в местный «музично-драматичний» театр – гугунибанский, и поговорили с тремя гугунибанскими актерами, и сказали, что мы приехали из России, и они все вздохнут и скажут: «Станиславский». — Так вот, Дмитрий, я хочу тебе сказать, сколько десятков, сотен миллионов долларов затратила Америка, чтобы так раскрутить на весь мир Станиславского – и только вы на этом не зарабатываете! На этом зарабатывают все, кроме вас».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Действительно. Я вот хотела спросить Вас, Дмитрий. Вы сейчас в студии Stella Adler, до этого студия Михаила Чехова. Почему Вы решили преподавать? Не все актеры начинают преподавать, а Вы, получается, не простой актер. Вы и тексты даже сами себе редактировали. Вы и сценарист, Вы и продюсер. Почему Вы стали человеком столь большого размаха?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Ну, потому что, потому что…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Жизнь заставила? Необходимость вникать и больше зарабатывать?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет. Разные люди идут по-разному в актерство. Я пришел в актерство потому, что мне было что сказать, я учился в Киевском политехническом институте на факультете звукотехники, то есть я занимался… У меня был свой… У нас был общий театр, народный, в котором мы ставили пьесы, который не любили официальные… и проблемы возникали, так сказать, со всякими ответственными органами – партийными и другими.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вот расскажете об этом подробней, а сейчас мы вынуждены прерваться на минутку, после этого продолжим.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В эфире Вести – радио новостей и мнений. Программа «Война миров», и наш гость сегодня, я бы сказал, американский актер и продюсер Дмитрий Будрин. Вы сказали, что пошли в актерство, потому что Вам было что сказать. Для меня это вообще звучит как оксюморон, абсурд, потому что, что может сказать актер? Актер не говорит от своего имени. Актер нечто демонстрирует придуманное, написанное другими людьми: сценаристами, продюсерами, режиссерами. Как это: актеру есть что сказать? Для меня это странно.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Понимаете, мы живем в свободном мире, поэтому мнения могут быть разными. Я уважаю мнение других людей, в том числе и Ваше, и всех наших радиослушателей, но я считаю, что искусство всегда бывает интересным, если построено на индивидуальных вещах. Для меня всегда, когда я смотрел спектакли в театре Франко, Леси Украинки, я всегда… Вы заметили, что актеры стоят на полтора-два метра выше, чем сидят зрители?..

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И смотрят сверху вниз.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет, нет. Для меня неважно, как актеры смотрят, я почему-то для себя решил, что, чтобы подняться на полтора метра выше, чем все сидящие в зале, ты должен иметь на это право. И решил это право зарабатывать. Вот. И поэтому сказать было что, чтобы сделать историю. Приходом в театр я, честно говоря, обязан Владимиру Семеновичу Высоцкому, потому что в восьмидесятом году ставили пьесу его «Алиса в стране чудес», и ее отказались ставить все спектакли, и меня пригласили, – это было в ленинградском университете – и я поступил на инженерный, как все мальчики (родители, требовавшие, чтобы они получили высшее образование); и художники отказались рисовать декорацию Владимиру Семеновичу для спектакля «Алиса в стране чудес». Меня ребята попросили, я нарисовал, Владимиру Семеновичу понравилось. Я стал в… Потому что тогда было все, что с ним, запрещено, и Франция освещала больше, что делает Владимир Семенович в Советском Союзе, чем Советский Союз, и поэтому я как-то стал известным театральным художником на Западе.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И звукотехником…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет, нет, я еще тогда не был…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А, звукотехника – это уже было потом.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Потом. Да. Это я перевелся в Киев. Я говорил Владимиру Семеновичу, что повезло с ним встретиться, и я спросил, как Вы так волшебно пишете о войне, о других вещах. И он сказал, что читает стихи Семена Гудзенко. Я почитал, я нашел эти вещи, и я увидел, что в Советском Союзе столько было вранья. Я, когда увидел, что это такая правда, которую захотелось сказать. С этого началось.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот Вы сказали, что у Вас были проблемы с, как это?.. С партией. В частности, Вы же и в комсомол отказались вступать, да? И Вас послали потом на речку Обь – на исправительные работы.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Ну, да. Это, это да, это все было. Но я считаю, что речка Обь и другие – это лучшие года в моей жизни, потому что я увидел таких интереснейших людей, – политзаключенных – которые решили не возвращаться, потому что я такого…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А как, подождите, мальчика, отказавшегося вступать в комсомол, его с политзаключенными вместе содержали? Или как это произошло?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет, нет. Это все гораздо проще. Когда у мальчика мама является преподавателем другого заведения, просто приходит, тогда приходила «комната милиции» и говорила, что Вы, понимаете, не можете справиться с воспитанием своего сына, как же Вы воспитываете будущих инженеров, да еще работающих со звуком. Поэтому давайте Вы напишете письмо, что Вы хотите, чтобы мы его… И… Это проводилось как бы… Трудовые, воспитательные какие-то работы. Просто там места были очень экзотические. Но я считаю, что это позволило мне… При этом, понимаете, я не был зеком. Я зарабатывал. Там десять полярок было, то есть я, пятнадцатилетний парень, ехал, я привозил восемьсот-девятьсот, привез семьсот-девятьсот рублей.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот тогда исправительные работы, в результате…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Колоссальные деньги в Советском Союзе, колоссальные!

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Я себе купил магнитофоны, на которых потом я делал … , на которых мы потом начали делать серьезные вещи. Это, во-первых, сумасшедшие деньги. Это за год, наверное, зарплата инженера. И я получил на всю жизнь… Потому я и говорю, что мне есть, что рассказать. Все это собиралось. Как я сказал, подтолкнуло знакомство с поэзией Гудзенко. И у меня был друг Евгений Лизерович. Его отец воевал. Он был кинооператором, и он воевал, и он нам показал кадры… Например, такая песня есть «Я — "Як"-истребитель» у Высоцкого Владимира, а у Гудзенко есть – это киевский поэт, Семен Гудзенко – есть стихотворение. И что мы делали! А у отца Евгения Лизеровича были кадры, которые он вместе с Гудзенко снимал. Вы себе представляете?! Мы читаем стихотворение Гудзенко «Истребитель», и потом, когда народ это делает, мы пускаем кадры и песню Владимира Высоцкого «Я — "Як"-истребитель», а кадры идут те, которые снял Лизерович-старший, когда Гудзенко писал стихотворение «Истребитель».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это вообще, как мир во всех точках…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да! Когда молодые люди – это восьмидесятые годы, восемьдесят четвертый, восемьдесят пятый год – они… Когда слышали, что программа будет о войне, они не очень… Но когда девочки и мальчики, пришедшие потанцевать на дискотеку, оставались и плакали, то… Поэтому мы заняли первое место в Советском Союзе.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Первое место среди чего?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Это называлось тогда музыкально-литературной программой, но после восемьдесят пятого года, когда… Потому что мы начали этот конкурс, когда это называлось музыкально-литературной программой, потому что тогда диск-жокеями нельзя было назвать – это западное слово. А в восемьдесят пятом, когда началась перестройка, то закончили мы… То есть начали мы как ведущие музыкально-литературных программ, а закончили как победители первого конкурса диск-жокеев; и получили золотой диск, и все думали, что…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Так вот, у нас первый ди-джей страны сидит!

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Все думают: он number two. Потому что мы были первые, и у нас есть этот золотой диск, по-моему, он находится в Израиле у Жени Лизеровича. Но он тогда еще был на скорую руку сделан. Все грамоты были красные, перепечатали ее в голубую и штампонули золотой диск на ней. Так вот первый диск-жокей номер один – это в общем-то были киевляне. Это были мы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот. Замечательно. А, кстати, если возвратиться к Высоцкому и к «Алисе в стране чудес». Была выпущена пластинка, между прочим. Там его песни были.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Вот это этот спектакль…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот очень интересно. Вы говорите, спектакль запрещали, между тем, фабрика «Мелодия» выпустила пластинку огромным тиражом, которую слушали дети. Фактически Советский Союз допустил Высоцкого до воздействия на детей, на новое поколение строителей коммунизма! А пластинка более, чем странная была.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да. Нет, я сейчас, честно говоря, не помню, потому что, по-моему, мы сейчас говорим о восьмидесятом, когда он еще был жив…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А пластинка вышла позже, по-моему. Да.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Понимаете, у нас же все было, то есть, когда человек умирает… И поэтому я говорю, что сначала от него отказались все… Он очень… Я считаю, что самое страшное было, что на тот момент, по-моему, этот спектакль ставили только вот в этом театре – в Ленинградском театре университета на улице Красной, где собирались и Гребенщиков Борис. Там была очень интересная тех годов культурная, такой underground культурный. Потом, может быть, и случилось, но я просто говорю, что именно семьдесят девятый, восьмидесятый год. Вот, как меня серьезно затронул театр и как я к нему пришел, потому что я никогда театром в жизни не занимался. И не думал, что я буду…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В результате получилось, что занимались очень многим, и мы Вас еще о многом спросим. Сейчас тоже делаем перерыв – уходим на новости. После этого продолжим наш разговор.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это программа «Война миров». Мы продолжаем. Еще ровно половинка у нас осталась. Константин Дорошенко, Таня Гончарова и Дмитрий Будрин – американский актер и продюсер сегодня у нас в гостях. Дмитрий, но вот, чтобы путаницы… Для многих открытием Вы стали сегодня. Для нас – открытие, что Вы были еще и первым ди-джеем Союза! Это по сути. Чтобы путаницы в головах слушателей не произошло. Итак, Вы родились в Питере, Вы учились в Киеве, потом Вы решили уехать в Америку, да? То есть вопрос вообще не стоял остаться в Украине или вернуться в Россию? Или как судьба забросила!

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет. Дело в том, что… Вопрос простой. У меня отец… Мать с отцом развелись, и отец остался жить – он был из Ленинграда. Мать – киевлянка. И поэтому приходилось туда-сюда мотаться, и то там, то там. То, что у меня родители оба работали, и оба работали на не простых работах, поэтому пришлось… Я учился здесь в Киеве, я учился в школе и в Питере. Я учился в школе и в Ленинграде, я учился и здесь, потому что я получил, как я вам сказал, я получил… КГБ мною интересовался, а я хотел быть психологом. Я пришел в Киевский университет, и мне сказали: «Молодой человек, — я, как сейчас, помню, — у Вас 3,33 аттестат, — ну, не любили меня, — Вы не комсомолец, у Вас нет никакой характеристики. У нас люди зарабатывают комсомольские характеристики, проходят армию, становятся кандидатами Коммунистической партии, получают характеристики – приходят на психологический факультет. У нас в Виннице есть такая тюрьма, где сидят люди, которые сели по неосторожности. Знаете, мастер цеха забыл проинструктировать, девушка пришла, врубила и… Вот там им разрешают заниматься и поступать на заочное отделение. Вы туда идите – там поступите, а иначе Вы с такой характеристикой…»

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Роскошный пример!..

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: У меня была характеристика, где было написано, что любая организация, которая примет меня на работу или учебу, должна каждые три месяца сообщать в КГБ, как я себя веду. И мне люди из приемной комиссии говорили: «Ну, не поступите Вы в нормальный институт, будучи еще и не комсомольцем!» — Поэтому я поехал в Ленинград тогда, когда мне отец помог. Мы как-то заклеили клеем эту характеристику. Там какие-то были такие…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть буквально, физически исправили эти недоразумения.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Потому что кто-то из … поступал, заклеили клеем, это не обнаружили. И потом, потом, когда я решил, что инженером не буду (после постановки спектакля), я поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Но тогда был Афганистан, и тогда отсрочки сразу лишали. Поэтому – а комиссию я уже прошел – поэтому надо было идти служить в Афганистан. Мне сказали, что только в одном случае я могу не пойти воевать в Афганистан: если я найду институт, в котором будет такая же военная специальность, которая была у мена в ленинградском …техническом институте. И такая же специальность была в Киевском политехническом институте на специальности «звукотехника для кино и телевидения, акустика». Мать мне помогла, и меня перевели. В октябре я с потерей года перевелся, и с тех пор я был в Киеве. И потом закончил институт этот. Потом поступил в Москве, ездил на практики (на «Мосфильме» нас посылали).

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да у Вас уже столько всего произошло до окончания института! Я не знаю – столько разного.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот Вы упоминали, кстати, театр Франко, в который Вы ходили в Киеве. Насколько наша здешняя школа театральная отличается от того, что можно назвать театральной школой в Соединенных Штатах Америки? Признаться, то, что в большинстве спектаклей театра Франко на моей памяти присутствовало – это все еще отголоски школы Гната Юры, Натальи Ужвий, где эмоции передавались, прямо скажем, криком. Это не слишком убедительно, во всяком случае, сегодня выглядит.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да, я с Вами согласен. Понимаете, дело в том, что актерское… Потому что я считаю, лично я считаю, что актеры для театра и кино – это два разных вида искусства. Потому что средства выражения абсолютно другие. И у нас, наверное, я понимаю, что в институте Карпенко-Карого, помню до сих пор, студентам, которые заканчивают актерский факультет, я думаю, я думаю, что до сих пор, пишут: актер театра и кино. Почему им пишут: кино – я до сих пор не знаю. То же самое и нам в Щукинском училище писали: актер театра и кино. Я все время спрашивал: «А почему кино?» — Ну, почему? Нас же не учат. Когда учат… Здесь учат на… И это в общем-то во всей Европе, это не только в Украине. Это во всей Европе, во всей Европе продолжает цениться хоть какое-то образование. Главное отличие в том, что в Америке не нужно никакого образования. Ты выполняешь формат, получаешь, правильно делаешь себе резюме, правильно портфолио, находишь себе агента – это можно сделать. В Европе все равно… Последнее время все меньше и меньше, но все равно остается какое-то уважение к высшему образованию.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но Вы же сказали, получается, в Европе – art, а там movie business. Есть набор, да, каких-то пунктов.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да. Мы сейчас закончим по поводу актерской техники театра, которая здесь существует. Я считаю, что, во-первых, существуют разные школы. Все как бы основано на Станиславском, да?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, у нас же и Курбас был. У нас много чего было. Просто в свое время точно так же, как соцреализм победил в официальном искусстве, вот эта школа Станиславского — в нашем изводе Гната Юры и Ужвий— она здесь тоже как бы официально победила.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Вот Вы только что сказали, потому что Станиславский (я уже, так сказать, перечитывал Станиславского), потому что он настолько популярен везде, что я начал… У нас, например, в Щукинском училище говорили, чтобы мы не читали Станиславского, потому что то, что написано, сам Станиславский в течение более десяти лет хотел изменить. Понимаете, что случилось! Вы должны понимать, почему так много трактовок существует в мире! Потому что в двадцать втором-двадцать четвертом году он написал эту систему в книге. И они стали популярны на весь… Это было молодое достижение, первое достижение в искусстве советского молодого государства. И когда возник вахтанговский театр, когда возникла школа, как ее называли, представления, Михаил Чехов, Вахтангов Евгений Багратионович — просто все начали… Да, он захотел пересмотреть после этого, но книга не принадлежала ему. Понимаете?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Она принадлежала партии и государству.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да. Ему так и сказали. Ему сказали: «Извините, пожалуйста, Константин Сергеевич, у нас единственная, в принципе, книга по искусству написана, серьезная, которая дико популярна во всем мире. И Вы хотите сказать, что она не очень хорошая! Извините, отдыхайте». — Мы в Щукинском училище получили возможность работать со Львовой. Они работали со Станиславским. Они нам сказали: «Ребята, книжки можете читать. Хорошо бы их прочесть, но в принципе, не обязательно. Можно и не читать». — Это было написано, так сказать… Как вы знаете, сейчас взять какой-нибудь Software. Оно вам будет бесплатно, но там масса ошибок, и мы это знаем, шлите нам, и за это мы вот… То же самое, то есть было издано это… первая система Станиславского, которую все трактовали, как хотели. Не забывайте, когда одобрил эту книжку Иосиф Виссарионович, начали по всем странам бывшего СССР… и каждый трактовал как угодно, поэтому именно в Америке я решил серьезно прочесть, решил посмотреть и обнаружил такие фразы, на которые мы никогда не обращали внимания. Станиславский пишет: «Вас никто не может научить играть. Никто. Но я на самом деле вам предоставляю просто… Я ничего не открыл, я ничего не изобрел, я просто упорядочил существующие в природе законы – законы природы, которые помогают актеру войти в творческое состояние. На самом деле это набор инструментом, который актеру помогает войти в творческое состояние». — Он ввел этот метод «творческое состояние», которое мы – нормальные люди – называем вдохновением. Все забывают, что Станиславский был менеджером. У них в семье был хороший бизнес. Они производили пуговицы. Это была гламурная семья. Он сказал: «Я создал театр. Я не могу ждать, пока на сорок человек моей группы свалится вдохновение. Я хочу, чтобы они выходили и были готовы к работе»…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Для многих тоже открытие сейчас делаете…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Он выяснил, что есть законы природы, которые существуют. Хотите вы этого или не хотите. Он вам сказал, что они такие есть, а вы, пожалуйста, выберите себе, которые вам помогают. Вот это забывают, потому что все хотят на этом заработать деньги, особенно на Западе. Поэтому никогда Станиславский не называл свою технику системой. Мы знаем все: система Станиславского. А на Западе – это метод. Почему? Потому что «метод» звучит шикарно. Нужен гуру, который тебя будет вести. И всегда можно уже сто двадцать тысяч долларов взять за это дело, потому что гуру, потому что пять лет…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Потому что метод, потому что конкретика…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: И учебники можно продать, а на книжке (в английском варианте этого нет) написано: это не учебник, и никто Вас научить не может. Этого всего, конечно, в английском нет. Поэтому тяжело продавать учебник, в котором первая строчка: это не учебник.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Дмитрий, мы сейчас должны снова сделать паузу. После этого о Ваших методах поговорим, потому что Вы же сказали, что приехали сюда открывать workshops.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С вами Вести – радио новостей и мнений. Программа «Война миров». У микрофона Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова. Гость наш сегодня – Дмитрий Будрин, в прошлом петербуржец, киевлянин, нынче – американский актер и продюсер. Но перед тем, как продолжить, собственно, разговор об актерском мастерстве и о школах, мне интересно спросить о Вашем участии в американских сериалах. Среди многих сериалов, в которых Вы участвовали, есть два, которые я люблю очень. Это «Секретные материалы». Я с таким рвением их в свое время смотрел, что сжег два видеопроигрывателя, и «Мыслить как преступник». Вот, про «Секретные материалы». Джиллиан Андерсон. Она какова в жизни? Она настолько же обаятельна и интересна? Или она, как большинство американских актеров, просто некий автомат, который, приходя в студию, что-то изображает, а потом превращается в совершенно циничное существо, не нуждающееся в каком-нибудь продолжении общения?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Вы упоминали о workshops и моих техниках. Я продолжаю отвечать на Ваш вопрос. Вот именно об этом. Потому что от воркшопов… Не нужно ждать, что я сделаю, сконцентрирую четыре года, пять, три обучения. Нет. Самое главное – поменять отношение. И вот тут. Вроде бы такой несложный вопрос о Джиллиан Андерсон. Вы понимаете, актеры в Америке являются двигателем этого шоу, то есть в основном, они два главных героя -- Дэвид Духовны, который происходит из Киева, если вы знаете – его отец и другие. Вот. И Джиллиан Андерсон. Для Джиллиан Андерсон – это, в принципе, первая серьезная роль. Поэтому все построено вокруг этих двух главных героев, которые рассказывают эти истории. Поэтому вопрос такой: «Хорошие ли они люди?..» — Они понимают, что любой, вовлеченный в этот процесс, как-то строит их популярность. То есть нет маленькой роли. Я прихожу, если я счастлив, если я хочу помочь, то… поэтому все люди пытаются…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По сути, Вы работаете на них в данном случае.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да. Я работаю на них. А самый главный benefit, главную пользу получают они. Потому что, если шоу хорошее, говорят, шоу Джиллиан Андерсон и Дэвида Духовны. Не говорят – Дмитрия Будрина. Они это знают, и поэтому актеры ведут себя в высокой степени профессионально, совершенно другая этика с теми вещами, которые существуют нормально в советских или в российских… с российскими актерами, которые я слышал – эти скандалы. Такого практически не возникает, потому что…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть все человеческое, по сути, остается за съемочной площадкой? Это это означает?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет, нет, нет. Оно, наоборот, человеческое начинает влиять… Понимаете, оно… они хотят, чтобы у тебя было хорошее настроение, потому что, когда у тебя хорошее настроение, ты уверен, ты не боишься, ты предлагаешь что-то интересное, ты можешь найти какие-то нотки интересные в шоу. Потому что они работают в нем годами. А вот актеры, которые приглашены на роли! Если актер чувствует себя хорошо, если его приняли хорошо, если его уважают – он не боится, он приносит какие-то свежие… , и за счет этого шоу продолжается. Поэтому актеров маленьких ролей – абсолютно два-три слова – к ним очень хорошо относятся, потому что это работает команда, и все работают на одну цель.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А в каком именно эпизоде «Секретных материалов» Вы снимались?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Самый первый раз…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: О чем он был?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Самый первый раз… Я даже помню – это «Fluke man». Помните, когда привозят… Чернобыльский корабль приходит в Нью-Йорк, забегает мутант, который вырос на корабле, вырос мутант – получервяк…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Один из самых жутких эпизодов.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да. Он сбегает в Нью-Йорке… Если Вы помните, в начале был капитан корабля, который привозит…, и потом мы идем, ищем его, одного моряка съедает. Я этот капитан, который его привез. Это была моя первая роль.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это же надо! Вы пришли на чернобыльском корабле! Просто какой-то парадокс, что Ваши корни славянские тут сработали?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да нет, нет, нет!

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Из-за чего Вас так назначили?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На капитана похож!

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Похож на капитана. Конечно.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Во-первых, я офицер морского флота. Я же не даром закончил Киевский политехнический институт по специальности акустик. Отслужил два или три месяца во флоте после института. После этой роли я попал на…, и меня удивил один чех, который был… нет, не чех – звукорежиссер; и он увидел, я с ним разговорился и сказал, что вообще-то по первой специальности я звуко… И он так удивился, и взял меня на работу. Я потом звук делал… очень много делал. Location sound… Вы очень много моего звука слышали.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вон там, в «Секретных материалах»?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: В «Секретных материалах».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А в «Мыслить как преступник» в каких эпизодах снимались?

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Я очень, очень, очень хочу… Я не знаю, как этот сериал называется по-английски…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: “Criminal mind”.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Ну, “Criminal mind” – я отвечу на Ваш вопрос. Это я и Илья Баскин – такой известный актер, который… Он, помните, ему сейчас где-то так под шестьдесят три-шестьдесят четыре года. Он снимался в «Москва на Гудзоне» с Робином Уильямсом – вот тот клоун такой, который не смог остаться. И он там достаточно хорошо закрепился. Я был одним из его подручных. О чем эпизод? Честно говоря, не помню.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, наверное, тоже о русской мафии.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет, нет, абсолютно он, видно, что-то нехорошее задумал, и в общем, какую-то гадость мы там сделали.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А кто Ваши любимые герои, кстати, в “Criminal mind”? У меня Пенелопа Гарсиа – такая Кирстен Вангснесс. Это какая-то датская актриса или?..

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Абсолютно. Я Вам честно говорю, я говорю, понимаете, там же работа мне… ну, честно говоря, я…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы приходите, отрабатываете свой кусок…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Да. Там с Вами никто не репетирует. Вы понимаете, да…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Даже так.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Мы все будем рассказывать на воркшопах. Просто, понимаете, ребята, дело в том, что… Я говорю, вот, как мир любит рисовать, создавать себе легенды. И вот опять же, другая легенда создана о Голливуде. И наши воркшопы, я думаю, что они расскажут о реальной вещи, потому что, понимаете, приезжают люди, они хотят выглядеть хорошо. Без злого умысла. Все хотят выглядеть хорошо. Мы все люди, мы все человеки, и в итоге создаются какие-то такие легенды про этот Голливуд, что аж страшно становится. И на самом деле, мы хотим рассказать что-то. Это производственный процесс. Мы хотим рассказать, как он работает, как выживают люди, как можно, как можно в этом работать и как можно учиться, и как можно у них совершенно нормально взять все хорошее. И не обязательно брать у них все, потому что мы остаемся европейцами. Мы не американцы.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Хорошо. Ответьте тогда на глобальный вопрос. Я уверена, с ним к Вам придут на воркшопы. Так все-таки есть место еще там для звезд и есть ли возможность пробиться? Или Вы развенчаете стереотипы все настолько, что скажете: «Ребята, не суйтесь. Вы там не нужны!»

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет, господа, я просто хочу вам сказать одно. Что значит «возможность пробиться»? Вы затрагиваете очень серьезный вопрос, потому что… Что значит пробиться? Пробиться – стать звездой?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, наверняка люди ради этого идут в актеры!

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Правильно. А теперь назовите мне… Вот вы говорите: Украина… Пробиться… Да? Литва… Пробиться. Швеция. Пробиться. Ну, назовите мне какую-нибудь звезду из этих стран?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мила Йовович.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Мила Йовович…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тоже киевлянка.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Она киевлянка. Да. Я Вам скажу больше. Я считаю, что Украина сейчас достаточно серьезное занимает относительно … Куриленко появилась, Мила Кунис…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А я тут даже больше…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Одни Черновцы зажигают!

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Потому что Мила Кунис, кстати, из Черновцов. А еще вы не знаете, если вы внимательно следите за творческим американским процессом и театральным миром, и Бродвеем… Был такой, совсем недавно, пару лет назад «Билли Эллиот» -- известнейший мюзикл прекрасный. Автор Элтон Джон. Да. Продюсировал это тоже. Там играет Кирилл Кулиш Билли Эллиота – английского мальчика. Тоже мальчик из Черновцов. Ну, правда, родился он уже в Америке, но мама приехала беременная. Или буквально там… То есть он совершенно нормально разговаривает, абсолютно нормальный человек. Мама его так учила не по-американски…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Знаете, я не в привязке к стране даже спросила, а в привязке ко времени. Сейчас пробиться можно? Или тут нет временных рамок? Если человек сумеет…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Дело все в том, что, понимаете, … Сейчас проблема одна, проблема одна. Вся Европа пытается соревноваться с Голливудом. Это огромный бизнес. Вы себе даже не представляете какой! Приходите, мы вам расскажем. Это огромный бизнес, и опять же, у меня есть такой… Например, ну, что такое «Оскар»? Вы когда-нибудь задумывались? Ну, давайте подумаем.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Церемония. Вручение. Красота.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Нет, это «Оскар», это награждение, это абсолютно местное голливудское награждение звезд, в смысле, киноситуация, которая…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Локальная…

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Локальная абсолютно, лос-анджелесская. Потом она стала всеамериканской. Не больше. Потому что я слышал какие-то гневные вещи: почему, мол, кто-то сказал: «Нас всех… — кто-то из европейцев сказал: — Почему нас всех дискриминируют, что вот такая … какое-то позорище о нас — фильм на иностранном языке, и мы в какой-то третьей категории идем». — И этому автору… Я не помню, это было или из Франции, или откуда-то автор был. Я ему ответил: «Извините, люди, но вот эти страсти-мордасти вокруг «Оскара» создали вы. Почему? Потому что это локальная премия, и когда к ним такой абсолютный сделали… Это вы раздуваете…. Они уже подумали: слушайте, если все так переживают за нас, надо, надо и им что-то дать! Они так все хотят к нам». — Поэтому мы… Это действительно… Это шикарный бизнес, и он пользуется уважением, но, когда вы говорите: «Есть ли шанс?» — Шанс есть всегда. Особенно сейчас. Я вам сейчас продам часть из моего воркшопа. Я хочу, чтобы это узнали ваши слушатели, потому что надо поменять… Потому что, смотрите…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: К сожалению, очень мало времени.

Дмитрий БУДРИН, голливудский продюсер и актер: Хорошо. До, до, до двухтысячных годов голливудские фильмы… Бюджет составлялся так, чтоб они окупились в Канаде и Соединенных Штатах. Поэтому Америка могла себе позволить снимать фильмы интересные: «Apocalypse Now», «Однажды в Америке» и другие. После две тысячи восьмого года – сейчас идет глобализация – большинство своих денег Голливуд зарабатывает за пределами Америки и Канады, поэтому фильмы голливудские становятся все менее, менее интересными, потому что они должны быть понятными, как в Иране, так и в Норвегии, как в Японии, так и на Гавайях. Поэтому сейчас очень сильно поменялась финансовая ситуация. И если вы хотите серьезно об этом, можем либо еще раз встретиться, либо приходите… Это очень серьезный вопрос! А шанс есть всегда.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Прекрасно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Хорошо

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хоть, по Вашей логике, кино превращается в бутылку кока-колы, но шанс есть всегда. Спасибо.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Спасибо.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все