СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Утро с Матвеем Ганапольским, 2 декабря

Утро с Матвеем Ганапольским"Именно правда и есть наше оружие"

Стенограмма утреннего эфира на Радио Вести

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы слушаете Радио Вести – радио новостей и мнений. Главные теми нашего эфира: в Блоке Петра Порошенка определились с кандидатурами на должности в правительстве. Предполагается, что в Кабмине будет несколько иностранцев. Все они уже подали заявки на получение украинского гражданства. В Украине может появиться Министерство информационной политики, которое будет заниматься контрпропагандой на временно оккупированных территориях. Обсудим после 08:00 утра. В 09:30 будет волонтер армии SOS Александр Хаджинов из самыми свежими новостями из линии фронта. Обсудим также новые правила допуска волонтеров в зону антитеррористической операции. И напоминаю, что нас можно не только слушать, но и смотреть на сайте radio.vesti.ua. Сейчас самые свежие новости.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Радио Вести – радио новостей и мнений. Доброе утро, уважаемые радиослушатели. 07:04 как всегда. Павел Новиков, здравствуйте!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро! Мы начинаем утренний эфир, судя по всему. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Судя по чему?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сидим, все открыто. Огромное количество тем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У нас свобода. Мы можем начать утренний эфир - и получать свою зарплату. Мы можем не начать утренний эфир и…

Павел НОВИКОВ, ведущий: И все равно начальство спит, ничего не узнает, и мы все равно получим свою зарплату. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но, тем не менее, есть радиослушатели и мы должны их уважать. Доброе утро, уважаемые радиослушатели. Вот скажи, сколько твоему старшему лет?

Павел НОВИКОВ, ведущий: 17.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он вырос?

Павел НОВИКОВ, ведущий: 185, по-моему, сантиметров и 45-ый размер ласта. Я не понимаю, в кого это. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут вопрос такой…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Акселерация.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вопрос такой, он вырос? Ты можешь сказать, что он вырос, что он взрослый?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Более или менее, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А как ты это определяешь? Вот только по размерам ластов или по поведению? Там, не знаю, по каким-то реакциям. Сколько ему сейчас?

Павел НОВИКОВ, ведущий: 17. Но для меня это стало показателем, когда он начал совершенно осознано читать какие-то достаточно взрослые книжки. Это показатель. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Книжки, да. Еще? Стал, есть вторую порцию, например. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, вот да, с едой действительно стало попроще. То есть, в маленьком возрасте их же накормить невозможно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: А сейчас он есть практически все, что едят взрослые люди.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Плюс тарелку сгрызаете. Еще, еще. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, мысли формулирует умнее. Речь стала шире, поскольку много читает, насыщенней словами. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Словами, да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Например, кроме слова папа еще слова отец. То есть, синонимии какие-то, да, предок.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, да, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Павел, я решил тебе помочь. Я решил тебе помочь, потому что ты несчастный отец. Утром встаешь всегда рано, отправляешься на работу. Понимаешь, потом возвращаешься, а он куда-то ходит и так далее. Я просто собрал для тебя признаки того, что твой ребенок уже не ребенок. Вот как, например, родителям несчастным определить точно, что их ребенок уже перестал быть ребенком, да. Но вот первое, у него молоко на губах не обсохло. То есть, понимаешь, ты смотришь на него. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Утром просыпаешься, о, обсохло. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Обсохло, да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вырос.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Из детской теперь слышны недетские басовитые голоса. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вот, правда.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Правда, да. Дальше, он просит спеть ему на ночь «Океан Эльзы». 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нет. Этот сам включает себе каких-то AC/DC. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На ночь, на ночь колыбельную ему ты пел когда-то, да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Когда-то в совсем маленьком возрасте.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Теперь он просит тоже, когда ты говоришь ему спокойной ночи, спой папа мне «Океан Эльзы» к примеру. Он больше не космонавт, не Росомаха и не Человек Паук. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Абсолютно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Абсолютно, да. Вы уже недели две не виделись, хотя живете в одной квартире. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, бывает, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Бывает.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я точно ухожу раньше всех из дому, поэтому, конечно, мы не видимся, пока они там все спят.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, но потом ты пришел, его нет. Хрюша и Степашка теперь для него не авторитеты. Он больше интересуется тетей Валей. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Даже неважно как ее зовут. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да. Воспитатели в детском саду зовут его по имени и отчеству. Есть такое?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Не знаю, но может быть. Кстати, о детском. Ему было что-то вот лет 5. Вот ужасная и наоборот интересная история. В общем, он плохо ел и об этом рассказа мне с возмущением воспитательница об этом инциденте и мы поняли, что надо ребенка срочно переводить в другой садик. Было это так, он отказывался есть – мой Алексей. Воспитательница, вечером, когда мы его забирали, рассказывает: я к нему подхожу и говорю, Леша, если ты будешь так плохо есть, я тебя покрашу. На что он посмотрел и сказал, я не знаю: Наталья Ивановна в вашем возрасте так уже не говорят. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да, да. Теперь в пеленки. Ты знаешь, что делают в пеленки маленькие детки. В пеленки он теперь сморкается. Он может покупать для Вас пиво и сигареты. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Еще не может, поскольку теоретически…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Теоретически, да. Он больше не хочет стать, как папа слесарем. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я надеюсь, что он не хочет стать, как и папа журналистом. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. С одноклассниками он встречается не в школе, а в ресторане. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Похоже. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Похоже, да. И вы тайком курите его сигареты. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: До этого не дошло. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот это мне нравится пункт – вы донашиваете его телефон. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: У меня было хуже. Однажды в мае Алексею стали малы кроссовки. Соответственно ему купили следующие. Ну, сменная обувь на физкультуру. В сентябре они были ему малы. То есть, они месяц послужили. Я доносил за собственным сыном кроссовки. В следующем сезоне это было уже невозможно, потому что они мне велики. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, ладно телефон. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Как в детстве ты знаешь, что нам покупали на размер больше обувь и мама вкладывала туда газетку, чтобы я мог ходить. И я ходил в обуви большего размера. Это точно: вы донашиваете именно его телефон. Потому что он там что-то такое покупает или вы ему покупаете, но ему. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно, как у меня они сейчас требуют iPhone шестой. Естественно, пусть требуют, а мне они говорят: папа, мы дадим тебе iPhone пятый. А я говорю: вы не можете, потому что вы его утопили в унитазе, он не работает. – Но ты его отремонтируешь, - ласково говорят они. Вот этот замечательный пункт – он стал поручителем по вашему кредиту.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Дойдет скоро.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Замечательная, Дед Мороз пьет с ним на кухне. Интересная история, да. Он очень терпеливо и ровно разговаривает с вами по телефону раз в неделю. Вот это точное абсолютно – терпеливо и ровно. Да, папа. Да, да, да. Да, конечно. Вот такое, знаешь. Вам на даче помогает не он, а присланный им бульдозер. Замечательно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Было бы неплохо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да, да. Мне нравится, он первым успевает снять ремень.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мы против физических наказаний в любую сторону.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Прежде, чем встать в угол, он отодвигает шкаф. Мне кажется, это замечательные признаки и это повод улыбнутся. Да, наши дети растут и конечно с одной стороны гордость за это и удивление, как быстро все это происходит, а с другой стороны какая-то печаль и огорчение, потому что они становятся самостоятельными, уходит. И вот, конечно, важно быть другом ему для того, чтобы перейти из раздела «Родителей» в раздел «Друзей». Если это удается…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Дальше коммуникация только длится. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Потому что ты входишь в его… Это надо же умудрится, понимаешь, с одной стороны любить его как ребенка, а с другой стороны быть его другом. То есть, отпускать его, отпускать. Я вот скажу по этому поводу и после этого мы поговорим с радиослушателями прямо сейчас. Умеете ли вы отпустить своего ребенка? Можете ли вы быть другом своему ребенку? Получается ли у Вас? И вчера у меня, вернее не вчера, скажем. Ночью, как сказать сегодня ночью, да?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Эта ночь сегодняшняя была, да. Сегодня ночью у меня был такой повод и очень многие знают этот повод, потому что выдели его в одном сериале, который я видел точно я, так же как и я. Я восхищаюсь этим сериалом. Много раз его упоминал в эфире радиостанции, потому что это совершенно потрясающий сериал. И получается ли у Вас быть другом для вашего ребенка? Мы поговорим об этом. Это Радио Вести – радио новостей и мнений. Это не только политика. Кстати, взрывом в Харькове мы тоже будем заниматься, но это будет позже после разминки. Радио Вести – радио новостей и мнений. Павел Новиков из сыном55-го размера обуви и рост 2 метра 15 сантиметров. Посмотрите на Павлика, маленький такой, с бородкой Ленин наш такой. Бородка клинышком. У него такое. Такое выросло, откормил, да. Откормил. Оставайтесь с нами, друзья. Вот, конечно, это очень тяжелый переход, когда ребенок отдаляется, когда он уже не смотрит тебе в рот, а смотрит, вернее в рот ему смотрит стоматолог, который говорит: у Вас давно выпали молочные зубы. И этот зуб, который болит, придется пломбировать. Это уже зуб настоящий. Когда у него появляется девушка, когда он тебе говорит, что да, вот эта она, которую я нашел на всю жизнь. Так далее и так далее. Когда он совершает какие-то ошибки, и ты видишь, что это ошибки, да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: И этот бег по граблям понятен и не надо его менять. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Знаешь, тут тоже зависит от много. Например, если взрослый имеет какие-то свои интересы. Если взрослый понимают право на ошибку ребенка. И что ребенок должен сам набить себе шишки, но чаще всего помнится взрослым две поговорки. Вот первая, которая тут подходит, что, так сказать, грабли, что ты наступаешь на те же грабли, которые там… Послушай меня. Вот там неужели ты не можешь меня спросить и кажется очевидным. То есть, почему ребенок… Вот ты не слушаешь меня, а я же тебе… Вторая эта знаменитая фраза, которую сын просил меня не говорить ни в коем случае. Это фраза «Я же тебе говорил». Вот он мне в детстве… Это удивительно. Знаешь, может быть, понял я, что он не ребенок, когда он мне сказал: «Папа, я прошу тебя, не говори мне фразу «я тебе говорил», «я же тебе говорил». Знаешь, в эту секунду я даже не помню, сколько ему было лет. Он был очень маленький. Он сказал: «Она меня раздражает». И когда он сказал фразу: «Она меня раздражает» и то, что он смог отделить эту как бы от себя, не раздражится, если можно так сказать, а сказать мне. То есть, поставить мне… То есть, это не условие было. То есть, высказать просьбу для того, чтобы у нас были нормальные отношения.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ошибка была? Была. Но не надо подчеркивать это фразой: я же тебе говорила. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Но тут важно что? Что он не обиделся, не хлопнул дверью, не сказал фразу типа, ну, вот ты отец меня не понимаешь и так далее, да. А он просто попросил меня соблюдать некое условие.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Которое для него важное.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Которое для него важное для сохранения наших взаимоотношений. О каком сериале я говорю? Я говорю, конечно, там и книжки читаю, и все это понятно. И там большой интеллектуал, шутка и так далее. Но я считаю, что каждый абсолютно радиослушатель наш, который слушает нашу программу, должен, обязан, мусить.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хіба хочеш, мусиш. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мусиш, должен обязательно вместе с супругой или со старшим ребенком заставить. То есть, ребенку, которому уже лет 17, обязательно посмотреть сериал, который называется «Отчаянные домохозяйки». Ты выдел этот сериал?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нет. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это такой восемь сезонов сериал, где действие происходят в маленьком городке. Домохозяйки, просто многих обманывает, я уже говорил об этом в эфире когда-то. Многих обманывает это слово «домохозяйки». Дело в том, что у нас домохозяйки это другое, чем на западе. Это средний класс. Они живут в своих домах. Они дружат, они ненавидят друг друга. В домах селится кто-то другой. У них интриги и так далее. Это жизнь. Перед тобой проходит жизнь. Ну, во-первых, каждый мужчина должен посмотреть этот сериал для того, чтобы понять, как устроена женская психология. Но самое главное, что у них растут дети. Эти дети становятся взрослее и там есть несколько сюжетных линий, когда… Поскольку это восемь сезонов, мы видим, как взрослеют дети и как тяжело родителям переступить то, что дети становятся взрослыми. Этот сериал наполнен и юмором, и интригами, и тайнами, и так далее. Вот не посмотрев этот сериал, не понимаешь, думаешь, что это только с тобой. И там есть несколько моментов. Ну, вот например, вчера я смотрел там момент, когда в одной, у которой пять детей, сын уехал, а потом приходит. Американцы умеют это делать. Он входит: Боже, как мы давно тебя не видели. После этого он говорит: я приехал не один. Показывает и входит русская там Таня. Реально Таня. И родители через 2 секунды понимают, что не потому что она русская, а потому что им надо разнообразие какое-то показывать в сериале. Они понимают, что она жулик, что она хочет остаться в Америке, что она ищет выгодный брак и так далее, и так далее. Но сын этого не видит. Более того, она заставляет… У них там правило такое, через 6 месяцев… Я правда не слышал о таком правиле, через 6 месяцев у них свадьба должна быть после кольца и так далее, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Она заставляет через неделю. И вот у родителей происходят простые, но может быть отпустим. Ну, разве он не видит? Ну, пойми, если он сам не испытает это внутренне, если он не просто, что ты ему говоришь. Более того, они нашли документы, что она жулик. Что у нее было 2 брака. От одного она убежала, поскольку он не мог ее обеспечить и так далее. То есть, настоящий девушка, русская девушка жулик. Я думаю, что радиослушатели говорят: да, да, да. Вот мы знаем, да, они есть такие. Понимаешь? Ну, кстати, украинки во многом специализируются на этом. Значит, она в теле такая это самое. И вот ничего. Понимаешь, и так уже, и так уже, и объясняют это самое. Он вот в железную. Он говорит нет, потому что это она, потому что она моя, потому что это самое…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Любовь. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Любовь, да. И только тогда, когда впрямую эта девка издевается над мамой его и говорит, что он слушает каждое мое слово, ну, естественно как в телевиденье, как в сериале полагается, оказывается, он случайно вошел. Именно случайно и он слышит все, что она говорит, и он понимает, что происходит и так далее. Потом он страдает. И много таких моментов в таких сериалах, где там проходит несколько лет. Там чуть ли не 5-7 лет происходит вот это. Поэтому, ребята, посмотрите, пожалуйста, сериал «Отчаянные домохозяйки». Особенно мужики. Вот я просто советую мужикам. Посмотрите, это онтология женского поведения. Почему, как устроена женщина? Почему она поступает, так или иначе? Как относится? Там же все семьи, там есть одинокие, но в основном это семейные люди. Это выдающееся кино и за этим дурацким названием, ну, иначе не перевести это название. Ну, можно было назвать тайны улицы такой-то. Но почему они отчаянные? Потому что каждый из них хочет сохранить свой дом, сделать счастливой свою жизнь и так далее, и так далее, чтобы дети были. Поэтому не бойтесь этого названия. Посмотрите, пожалуйста, этот сериал. Начнете смотреть буквально первую, вторую, третью серию, Вас затянет. Выдающиеся актерские работы. Получили премии все, которые только можно. Понимаешь, восемь сезонов отгрохали. Постановочный сериал потрясающий совершенно с юмором, со всем, как полагается. Легко смотреть. Но мы сейчас сделаем паузу, и поговорим с радиослушателями вот на какую тему, вот как вам удается и удается ли вам превратить своих детей в друзей?

Павел НОВИКОВ, ведущий: И превратится в друзей для детей это тоже не маловажно, потому что одно дело, когда ты хочешь и ты уже готов, а другое дело, когда твой ребенок, например, подросток или юный, юная и соответственно вот это отторжение родителей, стремление к самостоятельности такое: ой, да, предки отстаньте. Вот это же тоже с другой стороны. И я по себе это помню. Я уверен, что каждый по себе это помнит. Вот момент, когда ты уже тоже и родителям разрешаешь стать твоими друзьями. Вот что важно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это есть. Может молодые, которые слушают нас, которые тоже… Ну, мы же без родителей. Молодые родители, у которых дети, у них же есть взаимоотношение с их родителями. При этом, знаешь, я часто вот слышу: ой, я уже махнула рукой на него. Пусть делает – чаще всего позиция родителей такая. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Пусть делает все, что хочет. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пусть делает все, что хочет. Набьет себе шишек. И вот эта такая удобная позиция. То есть, я не могу до него достучаться, пусть делает все, что хочет. Все равно потом приползет. Я понимаю, что картина возвращения блудного сына это документальная картина.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Раз она библейская, значит, точно документальная. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, она библейская не с точки зрения так сказать библейского сюжета, а гениальный художник обобщил свои некоторые проблемы, которые у него возникают в жизни. Дорогие друзья, ваши телефонные звонки. Да, 044-390-104-6. Сразу сейчас будем принимать эти звонки. Пишите нам на 2435 и на сайт … Да что же это такое.

Павел НОВИКОВ, ведущий: radio.vesti.ua. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, ты не выпивал утром в отличие от меня, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я просто не закусывал. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, наоборот закусывал, закусывал.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это я не закусывал. Оставайтесь с нами. Снежана, у меня вопрос, уточни, пожалуйста, по поводу электричек. Все электрички отменяются или какого-то направления? Я не понял, как-то проскочило, и я смотрел на красивейшего Павла Новикова. А кто выдел Павла Новикова, знает, оторвать взгляд абсолютно невозможно и я пропустил и не понял. Еще раз.

Снежана СТАРОВИЦКАЯ, ведущая: Я уточню. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Прочитай.

Снежана СТАРОВИЦКАЯ, ведущая: Киев из сегодняшнего дня временно отменяет направление поездов городской электрички. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, что такое городская электричка?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Городская электричка это кольцевая электричка в городе Киеве. 

Снежана СТАРОВИЦКАЯ, ведущая: Это внутри города Киева. Это не из Киева и скажем там, до Нежина, допустим электричка. Это внутри Киева наша городская электричка. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Она просто как шатл была. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да.

Снежана СТАРОВИЦКАЯ, ведущая: Я думаю, что, скорее всего, это связано с отключениями электричества.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Неважно, с чем связано. Просто чтобы как я, радиослушатели, которые слушают нас между яичницей. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И беконом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пашенным ребенком ростом 1,85 и чем-то еще. Просто что, отменили электрички? Нет, ребята, не отменили. Кольцевую отменили. Но это знать и помнить. Спасибо тебе большое. Радио Вести. Мы продолжаем. Продолжаем.044-390-104-6. Удается ли вам переключиться? Удалось ли вам переключиться из родителей в друзья ваших детей? Получается ли это? Они же, знаешь, гаеры эти дети. Они уже входят в силу. Ой, мама, что ты в этом понимаешь. Ой, папа, я Вас умоляю, ребята. Они начинают, сейчас жизнь совсем другая. Это неважно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Причем жизнь совсем другая абсолютно в каждом поколение.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Она то конечно другая, но в виде другой соковыжималки и в виде другого телевизора диаметра, да. А система взаимоотношений остается. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Совершенно верно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот звоните нам, пожалуйста, и пишите и давайте поговорим на эту тему. Это очень важно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кстати, у меня был интересный опыт. Я когда понял, что мне пора воспитывать своих родителей, я так для себя это сформулировал. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Гениально.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мне было 15.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я перестал их называть словами «папа» и «мама». Кстати, это мне очень интересным шагом. Я где-то лет с 15 начал их называть исключительно по имени и отчеству. На «ты», но именно по имени и отчеству. И соответственно…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это невероятно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это сначала их привело в какое-то непонимание. Потом я последовательно объяснял, что уважаемые мои, я же своими общаюсь не потому что, вы биологические мои родители. Уверенно собирался на биофак, поэтому тоже в этом разбирался. А именно потому, что вы и без этого интересные для меня люди. Я все равно общаюсь с вами независимо от биологических линков вот этих. Поэтому, во-первых, смиритесь. Во-вторых, считайте, что это вам такой бонус, что я с вами общаюсь независимо от того, что вы мои родственники. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Паша, ты чудовище. Во-первых, ты чудовище, во-вторых, ты грузин. Объясню. Дело в том, что это меня поразило, когда я приехал. Дети называют родителей… Там есть, конечно, слова «папа», «мама» это понятно, но называют по имени. А просто по тому, что там такая традиция. Но я сказал, что в моей семье мои дети будут называть меня «папа», потому что я папа. Это может быть единственное подчеркивание кроме денег, которые я даю на семью. Единственное формальное подчеркивание того моего статуса в семье. Ну, ладно, есть телефонные звонки. Давай послушаем. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Слушаем Вас. Доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Радио выключайте. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Радио катастрофа. 

Слушатель: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Доброе утро! Здравствуйте!

Слушатель: Паша опоздал.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что? 

Слушатель: Паша опоздал.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему?

Слушатель: Сказать вам, я живу в Киеве возле Вас – возле центра. Наш ребенок – в 6 лет купили ему кулек семечек и деревянную кружку. И он еще не знал, что такое. Сегодня мы смеемся, ему 23 года, что он не знал. Это был обморок, падание. Если бабушка даст десятку, надо давать какую-то сдачу. Это раз. Второе, когда он поступил в университет, он мыл машины. У 14 лет мыл машины на Троещины, на Харьковском продавал костюмы какие-то. Не знаю, дочка его все устраивала. Потом два года на метро давал и проверял эти бумажки, которые раздавали и дома после котов, после всего рукавицы одевает и моет. Объявляется на Лавре снег, берет лопату и идет, кровяные мозоли приносит. Вот так она его держала. Ребенок у нас золотой. Но не в том дело. Его надо прижимать, а не рассказывать, какие у него там размеры ног. Потому что вы богатые, вам было хорошо. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Конечно. О, у нас столько денег. Паша, мы же богатые.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я вот сейчас этот, простите, поток сознания не всегда регистрировал. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это поток сознания, да. Ничего тут не поделаешь. Следующий телефонный звонок. Слушаем Вас. Доброе утро! Пожалуйста. Удается ли вам стать другом для ваших детей? Пожалуйста. 

Слушатель: Удается.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кто вы? Откуда? Пожалуйста, представьтесь. 

Слушатель: Это Одесса, Татьяна.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, Одесса, Татьяна. Пожалуйста, Татьяна, расскажите.

Слушатель: Другом, конечно, удалось стать мне с моей дочерью. Начиналось все с того, что, в общем, воспринимала ее, как собеседника, как друга своего. Приходили ее друзья к нам. С ними тоже вели беседы какие-то, интересовалась, чем молодежь сейчас живет, что им интересно. В общем-то, так поступали доверительные разговоры. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Послушайте, здесь есть такой момент очень сложный. Вот вы подтвердите и паша подтвердит. Вот где-то в 14 лет, или в 13 лет или даже раньше ребенок начинает тебе рассказывать уже свои выводы о жизни и так далее. И они глупы, поверхностные, ну, детские. Понимаешь? И должен это выслушивать, но ты же знаешь, что на самом деле все не так и у тебя есть искушение объяснить. Значит, послушай меня, моя дорогая, я тебя очень люблю, но я это все проходила очень давно. Потом есть такая фраза, но ты же знаешь, что мне тоже было 14 лет. Вот как вы… Это очень обижает ребенка, кошмар. 

Слушатель: Вы знаете, говорила, наверное, в таком контексте, да. Были такие разговоры, что да, мы это все проходили. Там где ты сейчас, там мы уже давно были. Но, наверное, говорилось с такой интонацией в каком-то контексте, что мою дочь это не обижало. То есть, у нас были разговоры. Если что-то обижало, она говорила: мам, то есть, не ты меня раздражала, а вот этот поступок меня раздражает в тебе или вот фраза меня раздражает. В общем, каким-то образом, что доверительные были отношения. Я старалась не налегать, не налегать на это все. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И что получилось в результате?

Слушатель: А в результате ничего. Выросла достойная девочка, вышла замуж, уехала за границу, все хорошо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А как вы теперь общаетесь? Насколько часто она вам звонит там? Вот как вы общаетесь?

Слушатель: Общаемся часто. Сейчас очень технологии развиты. Общаемся часто по skype, по телефону. В общем, это все хорошо, все замечательно. Я, вот знаете, что случилось, все своевременно случилось. То есть, не тогда, когда ребенка нужно было отрывать, в 18 лет куда-то отпустить, а так все своевременно шаг за шагом. Я спокойна за нее, она спокойна за нас. У нас, в общем, замечательные отношения.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Она с вами общается потому что, как я тут, слышали, наверное, прочитал, разговаривает раз в неделю терпеливо и ровно. То есть, надо. Или у нее есть живой интерес, что происходит с вами?

Слушатель: У нее есть живой интерес. Иногда даже вот так звоню по skype. Что ты делаешь? – Вот пилосошу сейчас, вот играю. И вот skype включен, и мы с ней можем разговаривать. Можем там какие-то рецепты она у меня спрашивает. Я ей говорю. Ну, в общем, живое общение, живое, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Живое. Это прекрасно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я Вас поздравляю. Значит, вот этот момент перехода из родителя в друга у Вас произошел нормально.

Слушатель: Спасибо большое.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое. 044-390-104-6. Я думаю, постепенно появятся комментарии на radio.vesti.ua. Значит, вот Сергей пишет о сериале, о котором я сказал: «Я смотрел «Отчаянных домохозяек» от начала до конца под смешки домашних, замечая все косяки, противоречия и общую невероятную наивность сценария. Но может быть именно этой наивности, простоты и веру в победу добра нам так не хватает в жизни». Да. Это же, конечно, кино, Сергей. Это понятно. Но, тем не менее. Олеся пишет: «Дети – цветы кактусов». Замечательно. «Очень трудно дать им свободу, мотивируя своей заботой. Хорошо иметь бабушек. Родители воспитывают, а бабушки любят». Ой, нет. Самое трудное кибер-безопасность. Хорошо, если в борьбе с кибер-булингом принимает участие школа». Это я не очень понял.

Павел НОВИКОВ, ведущий: У нас школа не очень сильно научит сейчас. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вася пишет: «Все, теперь жена будет на мозги капать». Нет, не будет. Знаете, почему? Дело в том, что в этом сериале, если вы о том, что типа, значит, посмотри. Видишь, как там это происходит. Дело в том, что в этом же сериале есть и мужчины. И там происходят конфликты между женами и мужчинами. И жены совершают ошибки, потому что женщины они в какой-то степени и эгоистичны. Понятно, да. Собственно…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Все люди настоящие. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все люди настоящие и при всей кукольности этого сценария там правдивые взаимоотношения. Там мужья уходят от жен, жены уходят от мужей. Но потом они живут одни и так далее. В общем, посмотрите этот сериал. Мы продолжим еще 15 минут с вами разговаривать. Я хотел бы еще звонки. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Отцы и дети – вечная тема. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не отцы и дети, а вот эта конкретная тема – удалось ли вам переключиться из родителей в друзья? Кстати, я хочу тебе сказать, что нет шквала звонков, потому что мне кажется, радиослушатели немножко стесняются этой темы. И у немногих это удается. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Очень может быть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понимаешь? Им то, конечно, про Порошенка, чтобы я говорил, а Порошенко это чужая жизнь. Понимаешь? Это чужая жизнь Порошенко и Яценюк. И там все специалисты в политике. Все всё знают. А вот сказать про себя, сказать про свою жизнь это гораздо сложнее. Ничего, послушаем того, кто звонит. Павел Новиков, Матвей Ганапольский. До конца часа мы занимаемся вопросом важным, на мой взгляд, удалось ли вам переключиться из родителей в друзей, когда дети вырастают. Тут интересно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сергей пишет: «И меня старшие сыновья – 20 и 15 зовут по имени. У нас очень доверительные отношения и дружеские отношения. А младший шестилетка зовут папой». Ну, вот тоже. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это мне чуждо. Я не знаю. Может я старорежимен, может я не грузин. Дальше тут пишет нам на смс 2435: «Я даже невестку сделала подружкой. По всем вопросам звонит мне. С мамой ей общаться тяжело – совковый диктат». Дальше Ольга из Днепропетровска: «Меня до сих, ему - сын 30 лет, называет Оля. Я не возражала. Мне нравится». А вот Арем из Киева пишет: «Я сейчас еду в электрички. Непонятно». Непонятно другое, Артем из Киева, вы едите именно в этой электричке? То есть, в кольцевой? Или вы едите просто в электричке? Значит, кольцевая… Напишите нам, это интересно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, прямо сейчас. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот он пишет: «Еду в городской киевской электричке. Очень хочется точнее узнать, что и когда отменили». Вот Снежане Старовицкой я по этому поводу говорю. Она, наверное, меня слышит. Вот Снежана все тут пишут, что они едут в этой электричке. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: В городской электричке, которую якобы отменили.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На самом деле, друзья, вы спите. Раз Снежана… Помните, раз сказали гроб, значит, гроб. Следующий телефонный звонок, удается ли вам переключиться и стать друзьями ваших детей? Слушаем Вас. Пожалуйста, Паша, принимай звонок.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Представьтесь. 

Слушатель: Оксана, Киев. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, Оксана. 

Слушатель: Вы еще обсуждаете тему по поводу детей?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Конечно. Вот с вами прямо будем обсуждать. 

Слушатель: Ну, у нас есть дочь – 22 года. И она пару лет назад перешла в категорию друга. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как это происходило, расскажите. Как вы задружились?

Слушатель: А у нас просто проще произошло. Мы переехали за город жить в дом, а ребенок остался в киевской квартире. И вот это опекунство наше постепенно-постепенно отошло, и ребенок стал очень самостоятельный. На сегодняшний день любой вопросик житейский она с удовольствием звонить, и спрашивает у папы совета. Больше совета спрашивают у папы, чем у мамы. У мамы больше по части помощи в подготовке всяких студенческих штучек, работ. И так даже очень легко и просто. И зарабатывает ребенок уже, хотя и учится на стационаре. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, это понятно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, самостоятельное проживание. Может быть, может быть. Как фактор, кстати, сработать в этом, да. 

Слушатель: Хотя дети рассказывают, вот в 14 лет, а вы мне говорили так, а я очень сердилась. А теперь я понимаю, что вы были на все 100% правы. Поэтому… Или же, допустим, звоню ей на днях, а она на пары не пошла и чего-то там насочиняла. А ей говорю: ну, ты же не пошла. – Откуда ты знаешь? – Я же тоже, говорю, студенткой была. Поэтому эта фраза: «А я же была» она нормально воспринимается. Это все зависит от того, какой ребенок. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, это зависит от контекста. Если вы говорите: «Я тоже не ходила…».

Павел НОВИКОВ, ведущий: На пары и прогуливала так это нормально. 

Слушатель: Но мы же все прогуливали, если была возможность. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Конечно. Павел Новиков не прогуливал никогда. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Клеветать на меня не надо, Матвей Юрьевич. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо вам большое. Следующий звонок. Принимай. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Представьтесь.

Слушатель: Меня зовут Елена, Киев. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, Елена, слушаем Вас. 

Слушатель: Мне очень понравился предыдущий ваш звонок. Единственное, я расскажу, у меня мальчик. Это немножко другая история. Вот история, когда девочка звонит папе, мне понятна, потому что мне папа был вот таким же другом, которому можно было и горести, и радости, а маму оберегаешь. Вот я расскажу историю про своего мальчика. Однажды я пришла в кабинет к доктору, уважаемая мною. Она говорит: Лена, а сколько твоему сыну лет? Я говорю: 13. – Ну, надо пережить. Там если физиологические какие-то вопросы, я не доктор, я не понимаю. Но жизнь показала, что действительно нужно пережить эту ситуацию, но пережить таким образом, чтобы потом действительно нужно было стать другом. А как пережить? Не нужно рассказывать, не нужно моралью, не нужно задумываться воспитанию. Нужно просто жить с ребенком жить его жизнью. Ну, это не значит, что не иметь свою жизнь. Ребенка не надо воспитывать. Просто нужно жить и жить своей жизнью. И заметьте, что действительно люди становятся друзьями с возрастом. А в 13-15 лет, особенно мальчик. Может быть, у кого-то легче проходит. У нас был тяжелый переходный период. Ну, вот как-то так. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: А потом задружились?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Задружились или нет?

Слушатель: Да, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: В результате подружились.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Теперь, когда раз в четыре года он вам звонит, вы вполне нормально разговариваете, да?

Слушатель: Нет, нет. Мы видимся… Сегодня у него семья, сегодня у него свой сын. Мне, например, было очень тяжело, когда он женился. Вот это другая история, когда нужно было его отрезать. Нужно было в своей душе понять, что это у него другая семья, другая жизнь и его надо было отпустить. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И как это удалось?

Слушатель: Удалось. Вот мне удалось. Знаете, в душе, в сердце. Не могу сказать, что мы стали с невесткой большими друзьями, но я тоже не теряю надежды. У нас все впереди. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Ну, мы сейчас про невестку не говорим. Потому что, конечно, вот этот момент и вот это хорошо показано в «Отчаянных домохозяйках». Там есть несколько моментов на протяжение всего сериала, когда ребенок приводит, либо парень, либо… И абсолютно правильно показано, что родители по разным причинам… Вот это поразительно, как на протяжение сериала показаны разные причины, но по которым родители не принимают своего избранника. Тебе рано, кто он такой? У тебя были планы. Ты собиралась ехать, ты собиралась стать моделью. Ты собирался, ты собиралась то, ты собирался это. Понимаешь, в чем дело. То есть, тысячи вариантов, по которому можно не признать и ставить в штыки. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Являются ли они причинами или поводами? 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И сын, или дочь на протяжение сериала говорит: мама, но это же моя жизнь. Но мне… И там даже в прямую говорит. Там очень интересно. Там в одной сын, в которой довольно сложно, но они вместе. Он постоянно… Они то расстаются, то вместе, то они ссорится, и она никак не может принять. Там вот есть одна и это абсолютно гениально показано. Они же разные типажи эти домохозяйки. Там есть одна, которая фантастически идеально любит чистоту. Все время протирает и так далее. Понятно, да. И у нее растет обычный мальчик. Понимаешь, это показано не просто, что она любит чистоту. Она выстраивает какие-то идеальные отношения. Она как бы идеально представляет жизнь. Она нормальная, хорошая. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Перфекционист, но такой чуть-чуть creasy.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но ребенок оказывается, он даже там совершает преступление. Ну, такое, в 14 лет, короче говоря. И вот ей приходится… Там еще показан слом собственного характера, когда все мы живем в плену своих представлений о жизни и когда… Она повторяет периодически фразу: я всю жизнь положила на то, чтобы ты…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я бы расстреливал за такие фразы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Она, правда, всю жизнь положила. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Особенно если это правда. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Правда, она положила всю жизнь, потому что она…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Не надо было быть дурой. Не надо всю жизнь класть на детей, как я считаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но ведь сериал, сериал это же не жизнь. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я понимаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это жизнь, это как урны, это сцена, на которой…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Есть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, показан… По сути, все эти отчаянные домохозяйки они как бы синоним одного человека разных его сторон. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понимаешь, одна такая, другая перфекционист. Третья у нее 5 детей. Там все время на протяжение сериала и она очень смешно во вчерашней. Я уже смотрел, я досмотрел вчера шестой сезон. Начал смотреть седьмой и там замечательная фраза. Она беременна в очередной раз. Замечательная актриса и там репризы очень хорошие, фразы. Говорит, ей говорит сын: «Мама…». Когда это случилось. «Мама, я тебя ненавижу». Ну, кого ненавидеть? Маму же и выходит из комнаты. А тот говорит: «Прости ее». Другой ребенок говорит: «Прости его». Она говорит: «Вот потому я беременна, чтобы рождать дополнительных детей взамен тех, которые меня ненавидят». 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Дополнительных. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дополнительных, да. Этот ненавидит и уходит. Есть другой ребенок, который любит. Понятно, да?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нормально. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Еще раз, ребята, сериал называется «Отчаянные домохозяйки». Я хочу, я рекомендую вам.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Его более хордовая версия «Californication». Там жесть, много нецензурной брани, но тоже семейные отношения. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здесь никакой не цензурщины. Это можно смотреть семьей со старшими детьми вот такими, потому что там все представлено абсолютно. Поверьте мне, как будто глоток хорошей воды.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Что за сериал, если там нет многих наркотиков и разных нарушений закона. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Они есть. Они есть, но дело в том, что это сериал для семейного просмотра. Американцы хорошо это имеют делать. Я понимаю, что ты бандит и убийца. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я асоциопат. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так, дорогие друзья, после этого мы сейчас поговорим о вот этом взрыве в Харькове. Немного поговорим. А сейчас оставайтесь с нами. Радио Вести – радио новостей и мнений. Большое спасибо всем, кто принял участие в этом обсуждение. Мы будим это делать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Саша, а знаешь, что нам тут написали? В Днепропетровской области минус двадцать один – это что-то невероятное.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Обещали к концу недели большое похолодание, действительно, до минус двадцати пяти градусов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот уже. Напишите, пожалуйста, если можно, в каком месте? Напишите, пожалуйста, температуру в Днепропетровске. Что-то у нас, конечно, расхождение.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Между сообщениями синоптиков и реальностью всегда расхождение.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы говорим то, что мы видим. Днепропетровск - минус шестнадцать. Пришло два сообщения: минус шестнадцать и минус семнадцать. Раз минус шестнадцать, минус семнадцать, то, может быть, где-то двадцать один.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Гостомель - минус двадцать один.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Гостомель - минус двадцать один.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Зима. Второе декабря.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В квартире у меня, вроде, батареи горячие, но все равно вчера было минус пять. В общем, такое дыхание сложное.

Александр СОТНИК, ведущий новостей: Сегодня в Киеве было минус десять. Спасибо за сообщение. Мы обязательно эту информацию уточним, причем в нескольких источниках.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Саша, я это сказал совсем не для того, чтобы виниться. У нас есть Гидрометцентр.

Александр СОТНИК, ведущий новостей: Я говорю «спасибо» слушателям.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Вы просто, ребята, не верьте нам, вы смотрите на градусник и корректируйте.

Александр СОТНИК, ведущий новостей: Сообщайте нам.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Черт его знает, что там Гидрометцентр может написать. Давайте разберемся с этой историей - взрыв военной части. Я попрошу звонить нам только харьковчанам. Что это такое? Что вы про это слышали? Я Павла спросил, Павел мне говорит: «Какие-то, наверное, партизаны Харьковской народной республики».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так подписано, что правоохранители подозревают в этом партизан ХНР. Собственно, те ребята, которые уже осуществляли ряд взрывов и терактов на территории Харькова. Мы же их помним - раз в несколько недель нечто подобное происходит. То был выстрел в военкома, то ещё какой-то взрыв. Сейчас сообщение либо о взрыве ворот военной части тридцать семнадцать на улице Проскурой – это я сейчас цитирую «ТСН». Соответственно, взрыв было слышно в районе метро двадцать третьего августа на новых домах и Павловом поле.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ашот из Киева пишет нам: «Путин тоже взрывал вокзалы и метро, чтобы запугать метро и набрать рейтинг». Во-первых, не доказано. Слава Богу, украинские спецслужбы гуманнее. То есть вы считаете, что это делают украинские спецслужбы? А зачем это им надо? Тем более в городе Харькове… Не знаю, мне непонятно. Харьковчане, позвоните нам те, кому интересно. Скажите нам, что это такое, на ваш взгляд, как вы к этому относитесь? Другие не звонят. Потому что они рядом, они знают где, знают как.

Евгений, слушатель: Евгений, Харьков. В принципе, ситуация спокойная. Если помните, был такой выстрел у нас, я не знаю, партизаны, не партизаны. Военкомата. Я прописан в этом военкомате, живу достаточно недалеко, непосредственно в эпицентре не был, но знакомые говорили: «Был сильный хлопок», – как психологическое воздействие на живущих вокруг, оно, конечно, оказало, были страхи. В целом обстановка в Харькове спокойна, даже последний взрыв, который был возле военного госпиталя, Слава Богу, никто не пострадал, больше, наверное, как психологическое, для шума.

Павел НОВИКОВ, ведущий: По-вашему, психологическое давление?

Евгений, слушатель: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как горожане к этому относятся, милицию критикуют, или наоборот поддерживают? Они ищут кого-то, не ищут?

Евгений, слушатель: Я не могу сказать, что критикуют, конечно, не нравится. Несколько возбуждает людей, негодование некоторое есть, как и «за что», и «зачем»? Пока крайних не нашли. Милиция, в принципе, работает. Достаточно оперативно оцепляют. Процесс этот идет заметно. Милиция появляется.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Можно сказать, что органы правопорядка реагируют на это дело?

Евгений, слушатель: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо.

Алексей, слушатель: Алексей, Чугуев, Харьковская область. Это все-таки какие-то партизаны харьковские. Пытаются раскачать Харьковскую область, Донбасса им мало, ещё хотят в Харькове что-то.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ваше отношение какое? Им это удастся?

Алексей, слушатель: В Харькове умный народ. Я думаю, что не удастся им Харьков раскачать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Как Вы считаете, это делает какой-то одиночка или какая-то организованная группа?

Алексей, слушатель: Конечно, не одиночка. Организованная группа. Что-то вроде тех же ЛНР, ДНР. Только это уже в Харькове какая-то. Не один человек – это организация.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо.

Даниил, слушатель: Даниил, Харьков. Не первый взрыв в нашем городе, если вы знаете, а вы знаете, наверное, точно. У меня в руках сейчас газета «Вести», харьковский выпуск, понедельник, первого декабря две тысячи четырнадцатого года. Кто читал, знает: здесь карта, на которой написано, какие взрывы были за полгода в городе Харькове. Страничка восемь.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Какие выводы можно сделать из этой карты, по-вашему?

Даниил, слушатель: Я вам просто прочитаю сколько было минирований, и сколько было взрывов, а вы уже сами определитесь.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Даниил, слушатель: Первое. Южный вокзал – шесть минирований. Областная прокуратура – одно минирование. Завод имени Малышева – тринадцать минирований, один взрыв. Университет воздушных сил – одно минирование. Рок-паб «Стена» – один взрыв. Военкомат Орджоникидзевского и Фрунзенского районов – один взрыв. Областной военкомат – два взрыва. Район, станция снова – два минирования, два взрыва. Военкома Коминтерновского района – одно минирование. Харьковский бронетанковый и ремонтный завод – один взрыв. Забор военной части «А» двенадцать пятнадцать – один взрыв. Подстанция военного госпиталя – один взрыв. ОГА – семь минирований. Апелляционный суд Харьковской области – три минирования. «Харьковоблэнерго» – два минирования.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ничего себе.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Спасибо за звонок.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сколько тебе лет?

Даниил, слушатель: Двенадцать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А чего ты не в школе?

Даниил, слушатель: Школа с девяти утра.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо. Ты хорошим журналистом оказался, потому что прочитал этот список - он дает нам понимание того, что это не разовая история.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Во-первых. Во-вторых, обращает внимание на военкоматы, военные объекты, военные вузы, суды.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Даниил, ты боишься или нет?

Даниил, слушатель: В городе спокойно, бояться нечего. Страшно, поскольку граничим с Донецкой областью. На данный момент вообще неизвестно, мы как-то зажаты в тисках, страшно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо тебе большое. Мы записали твой телефон, но не с целью тебе звонить или чего-то такое. Хотя будем тебе звонить, если нам понадобится информация.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Квалифицированная помощь.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Чтобы ты не сомневался: мы за твою такую помощь нам, мы обязательно придумаем тебе какой-то приз. Мы пока не знаем, как мы его передадим, как мы это сделаем, как что-то такое.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как-то найдем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но за то, что ты нам так помог. Вообще, ты большой умница. Казалось бы, в двенадцать лет такими вещами не надо интересоваться, но это правильно – это жизнь, Даниил. Спасибо тебе большое, очень важно.

Даниил, слушатель: Пожалуйста.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Срочно пауза.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нам тут пишут радиослушатели. «Мы живем в Харькове на поселке Жуковского, недалеко от части. Никакого взрыва ночью не слышали. Это попытки запугивания, но этот номер в Харькове не пройдет», – написала нам Ирина. Светлана из Харькова: «Патрульных нет, милиции нигде не видно ни днем, ни ночью. То, что было слышно взрыв в десяти километрах, чуждо. Что толку бояться?»

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю. Что толку бояться? Даниил, который звонил, он очень точно сказал, что так, вроде, не страшно. С другой стороны, он говорит: «Мы же граничим с Донецкой областью». Вот такое вот. Тут, конечно, я не думаю, что это запугивание. Просто ребята показывают свою крутизну. Они так себе определили, но это совершенно удивительно. Давай дальше слушать. Звонков полно.

Анна, слушатель: Анна Петровна, Харьков. Когда были выборы, Матвей спрашивал, почему Харьков так проголосовал? Один молодой человек позвонил и сказал: «Харьков сливают», – это потому, что Харьков у нас русскоязычный. Здесь Белгород, Курск - все люди. Понимаете, каждая вторая семья: муж или жена с России. Это русскоязычный регион, можно так сказать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И что?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Поэтому должно взрываться?

Анна, слушатель: Вы понимаете, сколько происходит у нас всех этих взрывов? Неужели Президент не видит?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как по-вашему?

Анна, слушатель: Можно так же точно сказать, как не слышали Донбасс, так не слышат и Харьков. Губернатор один с партии, мэр - с другой. У нас нет тут согласия. Чувствуешь, в городе живешь - мертвый город сейчас. Он никому не нужен. Область полностью вся, обидно страшно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Не надо комментировать.

Александр, слушатель: Александр, Киев. За последние полгода дозвонился в первый раз, звоню каждый день. По поводу высказывания женщины по поводу Харькова. До глубины души обидно, когда говорит, что «мы русскоязычные». Я живу на Украине сорок пять лет и разговариваю на русском языке так же само, как на украинском. Но это ужас, блин, когда не могут ничего даже помочь, предпринять для того, чтобы Украина нормально жила. И что, что там разговаривают на русском языке? Я тоже разговариваю? Мы разговариваем все на суржике.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут немного другая тема. Мы не о языке. Вы мне про взрывы скажите?

Александр, слушатель: Я так понимаю – это запугивание. У меня руководитель с Харькова. Каждый день общаюсь со своими – это просто-напросто запугивание. Но есть такое не рассуждение, а всякие ходят слухи, что Харьков могут взять в течение максимум недели.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы откуда сами?

Александр, слушатель: Киев.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: До свидания. Было сказано: звонят харьковчане. Почему вы забираете у них возможность позвонить? Давайте.

Дмитрий, слушатель: Дмитрий, Харьков. Я живу рядом с воинской частью, там, где пограничники живут, наши летчики. Один из взрывов, который был неделю назад на железной дороге, было очень хорошо слышно вечером, когда гулял. Я, как раз проходил с собакой около КПП пропускного, смотрел, как там все активировались, то есть там обычно двое-трое дежурных стоят в полном обмундировании, сразу подбежало ещё несколько человек, которые привели в какую-то готовность боевую часть. Так какого-то особого напряжения в городе не чувствуется вообще. То есть дети ходят в школу, как обычно, ничего в этом плане не меняется. Люди, студенты гуляют. В кафе люди сидят. Как женщина звонила недавно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Женщина вообще сейчас о другом говорила, каждый говорит о своем, о девичьем, понимаете?

Дмитрий, слушатель: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кстати, женщина и мужчина. Мы все-таки имеем, давайте назовем это прямым текстом – это терроризм. Когда взрывают, когда выдвигают условия, не выдвигают условия, а эти ребята ещё хуже - они не выдвигают условий, просто взрывают и так далее. На ваш взгляд, кто это делает? Неужели ситуация в Харькове такая, чтобы там существовала какая-то хрень? Это я так расшифровываю Харьковскую народную республику – «хрень» сокращенно.

Дмитрий, слушатель: Я понял вопрос. Я считаю, что ситуация однозначно нагнетается со стороны России. С другой стороны, это уже делается всё достаточно специфически. Нет каких-то человеческих жертв, никто не пострадал, то есть все взрывы происходят в каких-то местах, которые близки от жилья, но все равно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы понимаете, если взрывы идут, и нет человеческих жертв, то появление человеческих жертв – это вопрос времени.

Дмитрий, слушатель: Это вопрос времени, да. Была изначально разнарядка такая, чтобы то, что происходит, делалось аккуратно и осторожно, иначе бы такого, что сейчас, не было бы тоже.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. На Ваш взгляд кто это делает?

Дмитрий, слушатель: Это делают какие-то организованные банды, которые проплачиваются. Не банды, а спецслужбы, возможно, которые проплачиваются явно со стороны России, получают определенные задачи.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Есть же целеполагание. Что это такое? Давай следующий звонок.

Юрий, слушатель: Юрий, Харьков. Я живу в центре, взрыва не слышал, прочитал о взрыве на форуме. Там что бабахнуло? Обсуждение сразу началось. Сразу реакция: «Вот опять бабахнуло». Действительно привыкаешь. Постоянно задается вопрос: кому это нужно? Есть ли причины для терроризма? Я работаю с детьми, преподаю. Маленькие дети, первый, четвертый, седьмой класс, школа, в общем. У меня с детьми первого, второго класса была такая история: дети там играются, ножницы разноцветные, шарики разноцветные. Соединяют желтый, синий. Україна переможе. Один мальчик говорит: «Это фашистский флаг». Я говорю: «В смысле фашистский?» «Мне мама сказала: «Сейчас с такими только фашисты ходят»». Я, конечно, пытаюсь нивелировать всю эту ситуацию, дети не должны быть в этом замешаны. Тем более, чтобы конфликт на этой почве, чтобы возникал. Такие ситуации есть, что целые семьи. Таких на самом деле очень много скрытых людей, которые на фоне не высказываются, они дома смотрят так.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На что тут расчет? На то, что после какого-то взрыва, все харьковчане с криками: «Путин, приди. Да здравствует Бабай», – пойдут гоняться за Кернесом или что? Я не понимаю, на что рассчитано?

Юрий, слушатель: Я не знаю. Вообще, не замешан ли в этом Кернес? Потому что Харьков – это, по сути, колыбель «Оплота». Тут Кернес с Добкиным в свое время ходил с этими ленточками полосатыми.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы сейчас не о Кернесе и Добкине.

Юрий, слушатель: Я об «Оплоте», который сейчас с террористами там воюет, а вышел он, грубо говоря, из Харькова. Поэтому здесь достаточно большое количество людей, которые все это могут поддерживать, и которые действительно ждут команды, что завтра, возможно, будут брать Харьков. Кстати, может быть не только запугивание, а ещё и тренировка, обрабатывание каких-то моментов, что можно брать, как брать, и какая реакция происходит со стороны, в том числе милиции, спецслужб, каким образом проходит расследование.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Теперь я понял Вас.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Тренировка, учение - понятный мотив.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пауза. Это вообще интересно, что происходит в Харькове, то есть тут война, как бы, заканчивается. Не заканчивается, а, видишь, подписали очередное соглашение, что не будем стрелять друг в друга. А там работают какие-то то ли упертые, то ли упоротые, непонятно кто, которые всё. Очень важно, чтобы страна услышала голос Харькова, как сами харьковчане…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это оценивают, к этому относятся.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дама же сказала нам, что нас не слышала. Не знаю как? Принимаем звонки. Как вас услышать? Чего ещё делать? Принимаем звонки. Только Харьков.

Алексей, слушатель: Алексей, Харьков. Ребята, могу сказать так, что Харьков мы никому не сдадим. Кто бы там не говорил, что город спит, он ватный и так далее, я бы сказал так, что это не соответствует действительности. Очень много патриотов, да, они сонные. Но факт есть факт.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Об этих взрывах: как Вы считаете, кто и зачем их делает? Какова цель?

Алексей, слушатель: Раскачать население, посеять панику. А кто делает? Опять те же самые маргиналы, которые выступают сейчас в Донецке, Луганске.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Немножко Вы говорите так, как будто это заявление Министерства внутренних дел. Что значит «посеять панику»? Вы сами говорите: «Город сонный», – сеется паника, получается это?

Алексей, слушатель: Нет. Не получается, честно говорю и не получится. Хочется сказать такой интересный момент, который наблюдал на выход. Наш головной мозг оказывается очень заразительный в каком плане? У меня сестра, она более пятнадцати лет живет в Канаде. Недавно она заявила, что у нас в Украине фашизм, причем об этом существует отчет на сайте Организации объединенных наций. Я был, конечно, очень поражен и удивлен подобными высказываниями.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. Интересно, где она в ООН взяла.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Наконец ООН признало, что в Украине именно фашизм и опубликовало.

Алексей, слушатель: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это клиника. Спасибо Вам большое. Я специально для этой истории про фашизм, но это позже немножко сделаю. Напомни мне, чтобы я про украинский фашизм тебе рассказал – это очень интересно. Украинский фашизм, он же есть.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я ещё чего-то не знаю про украинский фашизм?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не знаю. Вон уже ходит тут.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кофе делает.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Принимай звонки. У нас тут фашисты есть, кофе не допросишься. Фашист на фашисте. Во-первых, кофе не дают. Во-вторых, у нас фашистская организация, которая чертовая, которая получает деньги за кофемашину, которая…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это фашистские диверсанты её вечно ломают.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Во-первых, одни фашисты дают неисправную машину: то в ней вода течет, то в ней кофе насыпал, а она не мелет. Кофе крутится, но всё.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сам страдал от этого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Фашист на фашисте. Я уже не говорю, что сахар пропадает. Вот Филоненко стоит, наш корреспондент – фашист первостатейный. Приходит, приносит свою еду и ест её в углу. Ест ещё звукорежиссера нашего еду.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Объедает весь коллектив.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Фашистская страна.

Сергей, слушатель: Сергей, Харьков. Город большой. У нас очень много русских. Тут русских у нас много. Но влияние имеет на общую массу людей, которые не хотят думать, не хотят анализировать, не хотят понять, что будет завтра. Они смотрят на кусок, они смотрят на какую-то картинку, которую им преподносит Россия.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вас слышно ужасно. Ответьте «да» или «нет». Если, например, в Харькове какая-то бандитская группировка начнет переворот, начнет захват власти, граждане это поддержат или нет?

Сергей, слушатель: На сегодняшний день никто не поддержит. Большинство будет сопротивляться.

Артем, слушатель: Артем, Харьков. Идет элементарный подрыв доверия к власти. С учетом того, что ни СБУ, ни правоохранительные органы вообще не пытаются ничего делать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Зачем Вы так?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Другой наш слушатель сказал, что милиция оперативно приезжает, оцепляет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы хотите сказать, что взрыв за взрывом, а милиции по кочану?

Артем, слушатель: Да. Могу привести элементарный пример. Вчера в российских изданиях появилось о том, что из Харькова из следственного изолятора СБУ сбежал какой-то приднестровский депутат – это подтвердили все российские. В Харькове, в котором сейчас много говорят - русскоязычный город - ориентировано читают, но какое может быть доверие к СБУ, если об этом все говорят? Причем в Харькове об этом сказали только на утро. Человек сутки уже в России. По украинским новостям это признали сегодня. Не помню фамилию. Это первое. Второе, посмотрите все эти, когда были захваты обладминистраций, – это всё слухи. Кто из них сейчас отбывает? Около сорока человек. Все остальные были выкуплены. Причем харьковские власти, не стесняясь, говорят, что залог внес за людей Царев. О каком доверии власти может идти речь? Это когда был Донецк, когда было за две, за три недели до Иловайского котла.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Артем, слушатель: О каком доверии власти может быть идти речь? Прокуратура у нас честная? Все решают свои вопросы. Как можно доверять милиции, если начальник криминальной милиции Харькова – человек с фамилией Гладык. Это как в Киеве чуть не началась вторая Врадиевка. О чем может идти речь? О каком доверии власти? Тут специально все делается, специально вносится зерно недоверия к самой власти.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кем оно вносится?

Артем, слушатель: Потому что нет реальных случаев. Вы мне скажите, СБУ отрапортовало: «Мы задержали этих террористов», – после этого произошел взрыв возле военного госпиталя. «Не всех, а большую часть». Потом еще два-три взрыва. «Мы их задерживаем». Покажите хоть одного. Милиция борется? Вам рассказать, как милиция борется? Ловят волонтеров и находят у них два-три патрона, которые они находят, а потом трубят, что «мы задержали человека, который перевозил в Харьков запасы оружия», – это всё фейк. Всё идет втирательство в глаза.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Есть замечательный писатель Пелевин, Вы, наверное, слышали такую фамилию, не знаю, может быть, даже читали его.

Артем, слушатель: Читал.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он сказал замечательную фразу в одной из книг: «Безусловно, заговор против России существует - в нем участвует весь российский народ». Правильно ли я Вас понимаю, что существует внутри украинской власти, которая стремится в Европу, существует некий заговор силовиков, которые покрывают эти все дела?

Артем, слушатель: Вы немножко неправильно поняли меня. Я не говорю, что существует заговор силовиков. Я говорю о том, что какие бы события не произошли, люди, которых сейчас поставили руководить силовиками, остались старыми. Знаете такую пословицу? «Невозможно козла выучить новым шуткам». Они, может, хотят, но они не умеют по-другому.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Я Вас понял. Я Вам слабо возражу. Я из Киева, не имею права учить Вас жизни в Харькове. Я в Харькове был пятьдесят лет назад. Вообще не уверен, что такой город существует. Может, меня обманывает Павел Новиков. Все это театр - то, что сейчас передо мной. Сейчас послушаем свежие новости. Знаешь, что меня смутило в звонке? Я только задаю вопрос, не более того, что типа, те же люди. Как те же? Если в силовых структурах мы видим?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Изменения начинаются. Люди меняются, но это лишь начало, на самом деле. Сказать, что поменялась половина состава МВД точно нельзя, половина состава СБУ - тоже нельзя. Половина состава прокуратуры - тоже нельзя о таком сказать. Процесс начинается. Судя по тому, что слышно в новостях, что мы читаем в информационных лентах, что сообщают пресс-службы этих ведомств, процесс начался. Но это только начало, даже не середина.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Значит, логична фраза о том, что все старые ещё остаются, их не успели поменять.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Давай дальше.

Сергей, слушатель: Сергей, Харьков. Только что звонил человек с Харькова, рассказывал, что не поменялось. Но это факт. Мало того, настроения силовиков. Когда началась ситуация в Крыму, сразу у меня знакомый с милиции, который сказал: «Придет Путин и, слава Богу». Больше зарплата, а что с ней? Народ тот же. Процентов сорок в Харькове так и думает.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы говорите о силовиках сейчас?

Сергей, слушатель: Да. О силовиках и о власть имущих, которые зарабатывают на том, что на откатах, на том, что можно получить денежки с простого народа, с простого бизнеса, не напрягаясь. Не делая ничего для города или не живя на зарплату.

Павел НОВИКОВ, ведущий: По Вашему ощущению этот состав - сорок процентов - которым все равно, что это Россия или не Россия, он поменяется в Харькове или никуда ничего не денется?

Сергей, слушатель: Нет. Руководство не меняется. Руководство все уже договорилось. Пока если кардинально в верхах не поменяется, в Харькове будет тоже происходить. В Харькове более-менее спокойно и, слава Богу.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Не оптимистично.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Андрей, слушатель: Андрей, Харьков. Ребята правильно сказали. Власть у нас не поменялась. У нас наш мэр, который больше всего мутит каламутную воду. У нас нет сильной руки. У нас выходец из Харькова, товарищ Геращенко, который мог бы возглавить администрацию, то есть жесткий контроль Харькова. Сорок процентов, может быть. Каждый пятый, грубо говоря, смотрит в сторону Российской Федерации.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Но четыре пятых в другую сторону?

Андрей, слушатель: Город однозначно украинский. Однозначно народ, молодежь, то есть мы тут все украинцы. Вопросов здесь нет таких. Тут больше нагнетает обстановка руководством города, которая на данный момент дискредитирует город Харьков. Здесь проукраинские настроения в большинстве. Вся молодежь - мне тридцать семь лет - моего возраста люди – это люди, которые смотрят в будущее, смотрят в Европу, в Украину верят. Поэтому ребята правы: верхушка, та, которая была, она поменялась, конечно. Но та есть, которая почему-то дестабилизирует ситуацию.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо. Есть новость о том, что замминистра внутренних дел будет Эка Згуладзе – это грузинская специалистка, которая в свое время проводила жесткую люстрацию в органах МВД прежде всего в Грузии. Её назначение на пост, как оно на Харьков повлияет?

Андрей, слушатель: Конечно, повлияет. Харьков традиционно был ментовской город. Начиная с Бандурки - наш деятель, депутат всех созывов. Харьков в девяностые стал ментовским городом. Здесь надо менять эту всю верхушку. Должен быть сильный губернатор, должен быть сильный мэр, который проукраинский мэр. Порошенко должен реально поставить человека, который любит город.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Порошенко не должен поставить мэра, потому что мэра избирают харьковчане. Более того, сейчас выборы будут в два тура.

Андрей, слушатель: Замечательно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так что с Кернесом тут не причем. Губернатор, кто, по-вашему?

Андрей, слушатель: Геращенко однозначно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы сейчас начинает предвыборную кампанию.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Он только в парламент прошел.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я вернусь к первому вопросу. Всегда, когда говоришь со слушателями, размывается тема. Какая цель этих взрывов?

Андрей, слушатель: Мы больше популяризируем этих товарищей. Я бы не обзывал их ХНР, забыл бы эти аббревиатуры. Называл бы их шакалами и тому подобное. Не раскачивать город. Потому что все выходы, все Майданы, которые были - они показали жителям Харькова, что нас намного больше, и город проукраинский. Поэтому это всё фейк, чтобы раскачать какую-то ситуацию. Никто не обращает внимание. Вот мальчик Даниил звонил, тринадцать лет. Ребенок не боится совершенно, он четко понимает, что это просто развод. Кого они хотят запугать, я не понимаю. Бабушек? Не так много в Харькове бабушек.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Может быть, они не хотят запугать. Может быть, просто некий поединок.

Павел НОВИКОВ, ведущий: У кого нервы сдадут.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Просто ребята показывают, что они типа крутые. Вот они такие. Они это могут. Ты власть знай, что мы тут такие существуем.

Андрей, слушатель: Да. Пусть существуют. Мы на них не сильно обращаем внимание.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо за это обсуждение. Мы его прекращаем. Напоследок хочу прочитать простую историю. Кто-то позвонил, сказал, что фашисты, Организация объединенных наций. Пишет Александр Ройтбурд: «Украдено у Ирины Нисановской. Моя коллега из российских немцев, поведала, что с детства чувствовала, как на западной Украине негативно относятся к русским... Я удивился, как она, прожив всю жизнь в Омске, могла это почувствовать. Оказывается, в возрасте двенадцать лет эта девушка с подругой была на экскурсии во Львове. Загулявши по городу, они решили узнать время у местного дяди, а он не ответил на вопрос: "Который час", а обозвал их "две гадины". И вот теперь, через тридцать лет мне пришлось ей объяснять, что "две години" - это "два часа", а не оскорбление...». Две гадины. Сейчас у нас будет пауза. После паузы мы поговорим об интересной истории: оказывается, в Украине хотят создать Министерство правды. Трудно в это поверить, что такое может быть.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Оно будет Министерством информационной политики. Как только его не называли.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Радио Вести – радио новостей и мнений. Оставайтесь с нами.
Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут объявление я увидел. Мы же говорили про электричку, я набрал «электричка», чтобы посмотреть, параллельно же это происходит. Вдруг увидел объявление, звучит оно так - лист А4, на нем прямо написано: «Уважаемые пассажиры, стоимость проезда на электропоезде в стоимость билета не входит».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Наверное, какое-то старое объявление.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я не знаю. Может, не украинская электричка, может, из Лондона. Странное объявление. Давай, Паша.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В Украине может появиться Министерство информационной политики – это абсолютно новое министерство. «Оно должно заниматься контрпропагандой на временно оккупированных территориях», - об этом в интервью Радио Вести заявил советник главы МВД народный депутат Антон Геращенко. «Главным задание ведомства будет защита информационного пространства от российской пропаганды», - подчеркнул Геращенко. Он уверен, что эту инициативу поддержит большинство в парламенте.

Антон ГЕРАЩЕНКО, советник главы МВД, народный депутат: «В Украине достаточно хорошо построена информационная политика об информировании как жителей Донбасса, захваченных территорий, так европейских наших товарищей, коллег, тех событий, которые происходят в России. Россия в то же время финансирует взаимодействие десятков телерадиостанций, искривляя информацию о ситуации в Украине. Нам нужно воевать, говоря правду людям. На сегодняшний момент стоит вопрос координации действий, кроме того, стоит вопрос создания операторов, которые будут вести такую информационную политику, будет общественное телевиденье. Как государственные телеканалы «УТР» или «БТБ» - их действия неэффективны на сегодняшний день».

Павел НОВИКОВ, ведущий: «Решение о создании министерства поддержали депутаты фракции Блока Петра Порошенко на своем заседании», – об этом написал Сергей Лещенко, журналист и народный депутат теперь. По его словам, против проголосовали шестеро депутатов: Мустафа Найем, Светлана Залищук, Иван Клымпуш-Цзинадзе, Дмитрий Добродомов и Леонид Козаченко, и сам Сергей Лещенко. Создание министерства, по его словам, повлечет увеличение государственных расходов, создаст проблему для создания общественного вещания, а также может быть чревато цензурой, если окажется в руках представителей прошлой власти, – уверен депутат. При этом в Украине нет необходимости создавать отдельное министерство для информирования. Для противодействия пропаганде, достаточно сформировать отдел при существующих СБУ или Министерстве иностранных дел. В этом уверена медиа-эксперт Наталья Лигачева. По её словам, нужно не только подавать правдивую информацию, но и развенчивать мифы, которые создают российские СМИ.

Наталья ЛИГАЧЕВА, медиа-эксперт: «Один из мифов то, что восток – это чуть ли не исконно-русские территории, что там всегда были люди ориентированы на Россию и так далее. На самом деле Вы сами знаете, что история говорит о многих моментах, когда эти мифы не соответствуют действительности. То есть можно создавать такие ролики. Можно делать достаточно много. Главное, чтобы это не было неправдой нашей».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Попытка создать ведомство, которое будет заниматься информационной политикой, напоминает советский формат ведение пропаганды. В этом уверен президент Академии украинской прессы Валерий Иванов.

Валерий ИВАНОВ, президент Академии украинской прессы: «Есть же в открытом доступе советы НАТО, каким образом вести информационные компании, государственные. Он говорит о журналистике и о деятельности государственных органов в период войны. Дикость, что вообще представители власти высказывают такие идеи – это ещё раз подтверждает, что власть должна быть постоянно под прессом, под контролем медиа, если она будет выходить из-под контроля. Любая власть склонна к авторитаризму».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Журналисты Радио Вести подготовили информационную справку о том, какие ведомства по информированию населения существовали в разных странах мира.

Справка Радио Вести: С две тысячи третьего года в Белоруссии по указу Президента Лукашенко ввели практику политдней для информирования населения. Тематику этих дней определяет администрация Президента республики. В Австралии Министерство информации было создано в годы Второй мировой. Ведомство отвечало за цензуру и распространение пропаганды, оно было распущено в пятидесятом году. В СССР существовал комитет по делам издательства и книжной торговли. В частности, он отвечал за цензуру. С подачи ведомства издательства составляли тематический план выпуска литературы, комитет осуществлял жесткий контроль за содержанием и направлением книг. В тридцатые годы в Германии было создано имперское министерство народного оповещения и пропаганды, его возглавил Йозеф Геббельс. Ведомство в свое время выпустило сто тысяч народных радиоприемников. За несколько лет людям раздали до полумиллиона экземпляров. Так же была проведена национализация радиовещания. В марте тридцать пятого года в Германии вышла первая в мире регулярная телепередача.

Павел НОВИКОВ, ведущий: О том, как информацию нужно защищать или не защищать, интересный пост написал Александр Ольшанский, известный деятель интернет-пространства Украины, создатель нескольких стартапов. Сейчас президент холдинга «Интернет Инвест». Я цитирую его статью на сайте «Новое время»: «В условиях российской агрессии я бы разделил вопрос информационной безопасности страны на две части — техническую и медийную, то есть пропаганду. Сразу скажу, что бороться с пропагандой техническими способами — бессмысленно. Это как раз та ситуация, когда нападение гораздо дешевле защиты. То есть мы имеем дело с такой средой, где блокирование и фильтрация информации стоят намного дороже, чем средства преодоления таких фильтров. Как это выглядит? Возьмем пример Китая. Китайцы утверждают, что на постройку Великого Китайского Фаервола они потратили три миллиарда долларов, а независимые источники - что не менее двадцать миллиардов. Однако копеечные изменения в протоколах работы сервисов, от которых они хотят фильтровать, превращают весь этот фаервол в груду железа. Это типичный пример, когда нападение стоит намного дешевле, чем защита». Вот он вывод делает: «Правда — это самая сильная из всех возможных позиций и не нужно ее ослаблять (ни полуправдой, ни ложью). Так вот, поскольку нам есть что сказать, то нам и следует говорить. И вот тут есть проблема — это недостаточное количество медийных ресурсов, сосредоточенных на донесении этой правды не только до русскоязычного, но и англоязычного, франкоязычного и т. д. пользователя. А поскольку коммерческой перспективы это не имеет, то здесь должно вложиться государство - как в средство обеспечения своей безопасности. Почему, грубо говоря, радио России существует, а Радио Украины - нет? Да, такие государственные медийные ресурсы - это и радио, и телевидение и сайты. Надо использовать все действенные медийные каналы чтобы доносить правду, в том числе и до жителей Западной Европы, и к этим расходам стоит относиться, как к оборонным», – считает Александр Ольшанский. Собственно, Министерство информационной политики, вероятно, будет заниматься этим вопросом, но журналисты, которые прошли в парламент - один из них Сергей Лещенко - он уже написал, что само по себе решение, они будут выступать против такого решения, поскольку это впоследствии может угрожать цензурой.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Тут надо сказать без обсуждения пару слов. Я говорил об этом, что достаточно Радио Вести поставить два средневолновых передатчика. Один рядом с Крымом, а другой - рядом с Донецком, как вся эта территория довольно хорошо будет покрыта нашим русскоязычным эфиром. Мы рассказываем то, что происходит – это раз.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Разница в том, что мы не занимаемся пропагандой.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здесь пропаганда не нужна.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Министерство, которое собираются создавать, должно заниматься ещё и пропагандой.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я не понимаю, что пропагандировать? Короче, бессмыслица. Хочу тебе сказать, что абсолютно уверен, что, например, Крым, он имеет достаточно хорошую информацию, то есть они могут не любить Украину, могут украинцев считать бандеровцами и так далее. Но тут чисто исторически есть такая история: все ребята взрослые, они знают такое название «Змей Горыныч». «Змей Горыныч» – это три спутника, которые принимаются на одну антенну - очень популярная позиция - где все украинские каналы, которые, собственно, говорят не про российское, а говорят про украинское, и это бесплатно. Ещё со старых времен, как вы идете и видите антенну спутниковую, на которой три головки стоят, то это «Змей Горыныч» – это бесплатно. Я думаю, что каждый третий, каждый пятый в Крыму имеются такую антенну, потому что бесплатно, много программ, жуткое количество программ – это хорошо. Украинские каналы, они не то говорят? Я абсолютно согласен, именно правда и есть, действительно, оружие. Поэтому я согласился бы, что какого-то специального Министерства пропаганды, где будут писать какие-то ролики, и утверждать, что в Украине хорошо, в Украине сложно, но Украина живая, в отличие от абсолютной мертвечины. Четвертого числа товарищ Путин будет выступать на фоне падающего рубля. Мы увидим, как он будет обвинять Украину, Запад и так далее в том, что рубль падает, и что страна на грани катастрофы.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вчера Минздрав России закрыл онкопрограмму как государственную программу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это до этого ещё. Новость двухмесячной давности.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нет. Вчера окончательно принято это решение.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Принято решение там по другой причине. Я хорошо знаю этот вопрос. Она оказалось неэффективной. Потратили.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сорок восемь миллиардов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Миллиардов рублей, а смертность, заболеваемость по онкологии уменьшилась только на один процент. Они в этой ситуации, правда, они не предлагают ничего взамен. Делают вид, что не существует Запада, у которых, на Западе, где как-то это иначе. То есть потратить такие сумасшедшие бабки, понимаешь, нет ответственных. Это другое, я о России могу говорить очень много. Мы обсуждали этот вопрос. Сейчас будет «Свободный микрофон». Оставайтесь с нами. Тут новая новость, ребята, только что пришла в девять пятнадцать, ребята, конечно, круче вареных яиц.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Что за новость?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Задаю Вам загадку: США могут расширить санкции против России не из-за Украины. Ребята, по-моему, принято какое-то решение, что мочить Владимира Владимировича просто со страшной силой. Я недооценивал господина Обаму.

Павел НОВИКОВ, ведущий: И из-за чего? Сирия?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Читаем. Псаки говорит: «Мы знаем о переговорах между Россией и Ираном, которые касаются различных областей экономического сотрудничества. Мы будем продолжать следить за развитием этих дискуссий, касающихся перспектив их сотрудничества. Мы не знаем конкретные детали переговоров. Если будут подозрения о том, что договоренности являются санкционными, мы будем действовать, но пока мы не можем (делать это) абстрактно». Если Российской Федерации понадобится бабло, и они договорятся с Ираном поставлять им какие-то элементики чего-то там, чего-то уранового, светящегося и прекрасного… В общем, Слава Рабинович - вчера была передача в записи, он назвал Россию радиоактивным государством.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Токсичным.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он по-разному говорит. И это абсолютно правильно. То есть куда ни сунься - везде санкции, потому всё, уже доверия нет. Не из-за Крыма, а просто доверия нет. Понятно, что пойдет на всё, да, конечно. «Свободный микрофон».

Инна, слушатель: Инна, Харьков. Я хотела передать респект мальчику тринадцатилетнему, который прочитал аналитику. Мне кажется, из этой аналитики всё понятно на самом деле. Потому что он прочитал не количество взрывов и угроз, он прочитал отдельно взрывы и отдельно угрозы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я не понял.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сколько раз сообщали о заминировании такого-то объекта, и где конкретно происходили взрывы?

Инна, слушатель: Да.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Какой вывод из этого делаете?

Инна, слушатель: Там, где не говорили, что будут взрывы, были взрывы, да. И это были удары именно точечные: Нацгвардия, военные какие-то эти самые, и там, где общественные места, где были покушения, но не было взрывов. Я считаю, что это пиар-компания на самом деле.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Пиар-компания чья?

Инна, слушатель: Харьковских властей исключительно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое.

Андрей, слушатель: Я написал СМС. Андрей, Харьков меня зовут. Хочу, пользуясь случаем, пригласить Матвея Юрьевича в Харьков. Раз давно Матвей Юрьевич у нас был. Посмотреть Харьков, может быть, провести эфир и настроение поднять здесь у нас, в Харькове. Насчет ситуации в Харькове я согласен с ребятами, которые звонили по Харькову. Я думаю, что это ещё остатки старой власти, надо их немножко подвигать. Мне сорок четыре года, помоложе ребята, настроения украинские, проукраинские, мы думаем, что будет у нас все хорошо. Нам немножко помочь надо и все.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А чем помочь?

Андрей, слушатель: Я хотел так жестко сказать: выжечь каленым железом старую - ничего не поменялось. Все, как были чиновники, остались - вот в этом помочь, где-то поменять чего-то.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Запрос на люстрацию очень большой.

Андрей, слушатель: Точно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое. Давай аккуратней со словом «люстрация» - мы с тобой не очень понимаем, что такое украинская люстрация. Наши вопросы вызывают злобные, абсолютно злобные оскорбительные комментарии авторов этого закона о люстрации. То есть они не отвечают фактически на наши вопросы, они просто злобно это комментируют в «Фейсбуке», переходя на личные настроения, на то, что мы рука Москвы и так далее. Что работаем за большую зарплату. Но это на их совести, их государство. Пусть они это делают, мы в это не вмешиваемся, мы эту тему подняли, давай не будем трогать люстрацию. Мне кажется, у него другой запрос, что просто лица должны менять. Лица меняются не только, Паша, из-за люстрации, они меняются ещё из-за выборности. Просто по процедуре.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ближайшие местные выборы - осень следующего года, через год.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Дело здесь не только. Есть выборность, а есть переназначение. Может быть, в законодательство, например, Украины, нужно внести пункт, что, например, чиновник не должен работать больше трех лет. Я не знаю, особый вопрос этому надо посвятить. Просто вот эта постсоветская наша история, где ты, как сел жопой на это место, и ты на нем всегда потому, что ты обрастаешь всякими людьми.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ещё потом племяннику его в наследство передать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Госслужбу. Либо потом приватизируешь что-то, эту структуру, и она твоя по жизни. Ничего не скажешь, потому что твой сын закончил Кембридж и замечательный специалист. Не скажешь же, что почему он сын просто. Он не просто сын, посмотрите, у него NBA.

Павел НОВИКОВ, ведущий: NBA.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На самом деле, это правда. Так делают. Сыновья тут ни в чем не виноваты. Он не виновен в том, что вы его отправили в Англию, он выучил идеально английский. Потом закончил десять университетов, теперь работает в Украине и её это самое. Хорошо ли это? Не знаю.

Георгий, слушатель: Георгий, Одесса. Я не активист не одной и не другой страны, я просто одессит. Я тоже чувствую напряженность, которая висит в городе. Мне бы хотелось, чтобы больше обращали внимания на такие слоновьи телодвижения типа отмены принятия «Великая отечественная война». Упразднение Деда Мороза, замена его чем-то. Как бы, внизу такие телодвижения, а вверху сейчас в Раде Порошенко сказал: «Сто процентов всех украинцев за то, чтобы не было федерализации». Извините, это нехорошо. Потому что оно на самом деле не так. Я действительно сторонник единой Украины, но я не хочу, чтобы она разваливалась. В общем, был сторонником Майдана. Такие заявления делать, по-моему, нельзя. Тем более такому высокому посадовцу, как Президент Украины. Я за состав Украины.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю Вас. Очень правильно говорить. Я не знаю, сказал ли это Порошенко «сто процентов». Сто процентов - такого не бывает, один против – это уже не сто процентов. У нас сейчас пауза будет. Много тем мы затронули.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Друзья, после короткой паузы и новостей, у нас в гостях будет Александр Хаджинов – это волонтер движения «Армия СОС», которая поставляет на передовую планшеты для артиллеристов. В основном, конечно, гуманитарные грузы: форма, теплая одежда, берцы - много-много всего. Несколько машин они отправили. В общем, он сам всё расскажет. Он вчера только вернулся, по сути, из Песок, насколько я понимаю. Ситуация там, все эти разговоры о перемирии - все это обсудим с Александров Хаджиновым после короткой паузы и новостей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Действительно, мы должны отслеживать всё, что происходит. Очень хорошо, что, Паша, приглашаешь ребят, и мы можем смотреть.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В данном случае я должен сказать Александру спасибо, потому что он по пути в Киев сам написал. Вот есть свежая информация, и наше приглашение постоянное в гости, вот оно снова сложилось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Хорошо. Оставайтесь с нами.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Павел Новиков, Матвей Ганапольский. Продолжаем наш эфир. У нас гость. Паша сейчас все напомнит.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Александр Хаджинов, «Армия SOS». Собственно, говорим о новых правилах для волонтеров, о том, что сейчас происходит там. Александр просто вчера вернулся из Песок.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас начнем.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Собственно, самый первый вопрос, естественно: какие самые большие проблемы, самые большие потребности у бойцов там? Каждый раз, каждую неделю из «Армии SOS» уходит несколько «бусов» на восток, развозите теплые вещи. В чем сейчас есть потребность, чем люди могут помочь? — самый главный, пожалуй, вопрос.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Доброе утро. Как всегда, конечно, пытаемся всех одеть, само собой, в теплое. Сейчас очень холодно. В первую очередь нужно, чтоб ребята не мерзли, не болели, чтоб могли правильно выполнять свой долг. И, конечно, не хватает оборудования еще.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Оборудования какого?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Оборудования в плане тепловизоров, ночников и всего такого. Ну, и более детально некоторые вещи не могу сказать, само собой.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, понятно, есть вещи, которые не стоит говорить в эфире.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да, ради безопасности ребят.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо, в сообщении Минобороны о том, что форма в АТО отшивается, форма отправляется. Насколько, по-вашему, по волонтерскому ощущению, сдвигается акцент обеспечения формой со стороны волонтеров к Министерству обороны?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Ну, в тех частях, в которых мы были, видел у некоторых людей новую форму. Но ребята сразу сказали, что она горит. Да, пытались, ее проверяли — она вспыхивает. То есть форма уже не подходит.

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть форма поставляется, но это форма не того качества, которое…

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Я же говорю: у некоторых военных из целой части я видел эту форму. Так ее, когда проезжаешь, периодически замечаешь. Есть, немного выдают.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Выдают. Обеспечение едой, медикаментами — как с этим там сейчас?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Еда, медикаменты тоже есть сейчас у ребят. Более-менее некоторые сейчас из питания просят — очень хочется сладкого. Конечно, при такой жизни надо сладкого.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сладкое — это что? Шоколадки, «Сникерсы»?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Шоколадки, «Сникерсы», да. Сгущенку, конечно, любят. Ну, обязательно, потому что хоть что-то должно их там радовать.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ясно, хорошо. Насколько я знаю, ввелись новые правила попадания волонтеров на передовую. Что это за новые правила, насколько они вам помогут, не помогут, помешают?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да, мне вчера позвонили по поводу этих правил. Но, знаете, мое мнение — это нереально. Особенно вот это: «Сообщить за десять дней маршрут». Ну, как они это себе представляют? То есть мы сообщаем маршрут, едем. За десять дней… Там каждый день меняется ситуация. Мы прозваниваем за день буквально, узнаем ситуацию. Само собой, маршруты часто меняются, часто о поездке узнаем за один день сами. Ну, как сообщать за десять дней?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вообще — да, это как-то странно. Что, война по расписанию, что ли?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Плюс дальше у меня - у меня лично - доверия нет к этим людям. Потому что там половина людей из совдеповских времен.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, там — это где? Это имеется в виду…

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Именно в структурах Минобороны, у нас в властях, тех же депутатских креслах. Я не хочу…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо, нет доверия — что это означает?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Что я не буду сообщать свой маршрут. Лично я.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Недоверие в чем? То есть, я так понимаю, что если сообщить ее заранее, то эта информация может оказаться у сепаратистов и колонну просто обстреляют? Собственно, были же такие сообщения, когда волонтеров обстреливали.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Вполне возможно и такое. Я такое не отрицаю.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо. Вот сейчас началась, пишет, по крайней мере, Юрий Бирюков о том, что началась большая координация между волонтерами и Министерством обороны. По вашему движению уже есть ощущения какие-то этой коммуникации или вы пока еще автономны?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Мы автономны. Полностью. Только благодаря людям, с их поддержкой, с их помощью мы стараемся открыть все сектора. В этот раз выехали на новый сектор, на сектор «М», и…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, сектор «М», вот для меня лично, который там никогда не был…

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Зона Мариуполя. Там посмотрели обстановку, завезли теплого, одели. Ну, то же самое, так же, как и на всей линии фронта. Ситуация одинаковая.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Перемирие, о котором говорят, что оно то наступает, то отступает…

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Вчера мы выехали с Песок - перемирия я там не наблюдал, честно говоря. По тем звукам, по тем разрывам — работало всё, можно так сказать. Перемирия не было. Но про перемирие узнали буквально в семь часов. И то сообщение, как это сообщалось, мне вообще не понятно. Особенно «центр АТО». Вот я не могу никак осознать, почему до сих пор «центр АТО». Если российская сторона вместе с украинской признали, что Россия даст команду о прекращении огня… То есть она признает, что там эти боевики выполняют ее команды?

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть российская сторона участвует в переговорах.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Если они заявляют, что нет их войск, как они могут заявлять о прекращении огня? Я вот этого не понимаю. И мы уже наблюдали с вами два предыдущих прекращения огня. Его не было. По крайней мере, с их стороны.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вот если сообщают о возможном прекращении огня, необходимом прекращении огня, бойцы как-то комментируют или они уже просто не обращают внимания на такие сигналы?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Бойцы ждут команд. Бойцы ждут команд, потому что со стороны боевиков так званых, которыми командует Россия, хотя это не их войска, прекращения огня нет. Они как обстреливали, так и обстреливают. Из-за этого наши бойцы ждут команд, приказов, ответов. Они готовы воевать, но им нужны нормальные командиры.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нужны нормальные командиры. Хорошо, возвращаемся к вашей координации. По вашей логистике, вы формируете грузы из того, что поступило, да? То есть вы зависите от того, что принесут люди, что пришлют, я не знаю, там вам присылают из-за границы канадцы, американцы, из Европы присылают вам грузы для бойцов. То есть загрузили «бус» - «бус» уехал. Как вы осуществляете, у вас есть какие-то контакты, собственно, в самих частях, я не знаю.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Если новая территория, новый сектор, мы, само собой, едем, собираем контакты, заказы. Само собой, загружаем сначала посылочку, автобус, по дороге видим, что необходимо, выдаем прямо солдату в руки обязательно, потому что может не дойти, и собираем списки всего необходимого.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Что значит «может не дойти»? Детально можете объяснить, чтобы все понимали. Как работает волонтерская группа там, близко к передовой?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Были такие случаи, когда волонтеры довозили не на самую передовую, а где-то вот в тыл — неглубокий, но тыл. И дальше оно уже не доходило. Мы стараемся довозить на самую передовую, именно тем, кому в первую очередь это необходимо.

Павел НОВИКОВ, ведущий: А куда оно девалось, если не доходило?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Ну, знаете, человеческий фактор — он всегда работал и работает на данный момент. Или забыл, или захотел себе что-то еще. Ну, вот так как-то. Есть люди везде такие. Они были и будут так же, как и во властях.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Понятно. Ну, и, наверное, последний вопрос мой вот в этой части. С одной стороны, много говорят о прекращении огня, перемириях и так далее, говорилось уже о том, что объем помощи, которую сейчас граждане оказывают волонтерским движением, упал. Началась зама. Люди как-то встрепенулись, поняли, что нужны теплые вещи? В связи с акциями, акция «Согрей бойца», помню, там была. Люди фотографировались в летней одежде, условно, на снегу. Как-то вы по своим объемам понимаете — люди участвуют, не участвуют?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да, помощь ослабла, конечно, из-за так званых перемирий, которых не было. И я хочу сказать, что война не закончилась, война продолжается, наши ребята там как защищали нас, так и защищают, их как атаковали, так и атакуют. И они атакуют иногда, я надеюсь, и будут атаковать. Потому что это война, это уже не АТО. И вот сейчас еще хочу сказать, что помощь не только ослабла из-за того, что объявили перемирие, а еще из-за того, что люди выдыхаются. И вот меня вот это, знаете, тоже тревожит, потому что у нас сидит куча олигархов, у нас в правительстве, и все их прекрасно знают. И тот же господин Президент. Да, я понимаю, это его деньги. Но у людей тоже свои деньги, и они отдают последнее, потому что сейчас на первом месте — это наши человеческие жизни, наших военных. И вы извините, но вы помогите сейчас, а потом вас народ отблагодарит. Не хватает средств. Соберитесь вы все, миллионеры, сделайте так, чтоб нашим ребятам было с чем воевать, чтоб нам было чем защищать нашу Родину, нашу семью, наших близких, наших родных. И тогда покажите. Вот вам дали шанс исправиться, вам дали шанс показать, что вы способны. Покажите, на что вы способны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас мы паузу небольшую сделаем и вернемся.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы продолжаем наш разговор. Павел, представь, пожалуйста, нашего гостя.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Александр Хаджинов, «Армия SOS». И, соответственно, мой следующий вопрос: если вы были вчера в Песках, нашумевшая история героев, которые называются «киборги» - какова там ситуация? Может, есть какие-то детали, которые можете сказать в эфире.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Про аэропорт не могу ничего сказать. Да, звонили, были сообщения, но не буду пока это озвучивать. Но по поводу аэропорта и «киборгов»: хочу сказать, что у нас «киборги» по всей линии фронта, по всей первой линии фронта. Потому что с тем командованием и с тем обеспечением… Я поражаюсь нашим ребятам. Они — «киборги», они все «киборги», из-за этого не только в аэропорту идет, это вся первая линия фронта.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вся первая линия фронта. Хорошо. От фронта к…, я не знаю, к тыловой жизни.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас. Все-таки я хотел бы вернуться, о чем мы говорили: вы полагаете, что усилий власти, организации какой-то, что она осталась такая же? Она вялая? В чем? Она бессмысленная, координации, недостаток материальных средств — все-таки самое главное здесь что? Она не понимает, — вот я так скажу? Она не понимает?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: По поводу координации, согласен, этого не хватает. Но суть не в этом. Суть в том, что, допустим, возможно, что господин Президент чего-то не знает, да? Есть вещи, которые я здесь не могу озвучить. Я с удовольствием ему расскажу, особенно по двадцать пятой части военной, ой, по двадцать восьмой, прошу прощения. Там ситуация из ряда вон выходящая. Я сколько не общался с комбригами разных частей, с военными, такой ситуации, как в двадцать восьмой, я не наблюдал.

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть она трагичная? Даже без деталей.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да, да. Потому что я впервые слышал, чтобы солдаты так отзывались о своем комбриге. И у меня к нему появилось тоже, вот знаете, свое настроение — не очень приятное и не очень хорошее. Я бы с удовольствием пообщался с этим человеком. И я это еще озвучу, но немножко позже и в деталях. По поводу власти: посмотрите, что у нас происходит. Мы возвращаемся с фронта и видим такие новости по поводу Арбузова того же. Как это считать? Я считаю, что это — предательство.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А что Арбузова? Многие не знают. Просто, одним предложением.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Арбузов — это была касса Януковича, можно так сказать. Счета его были заблокированы. И здесь выдают такую информацию, что разблокировали его счета.

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть снят арест счетов и через три дня восстановлен арест счетов. В Киеве?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да, здесь, в Украине. За эти три дня, конечно, деньги были выведены, я так думаю. Там Филатов дал запрос депутатский, вместе с Березой, насколько я знаю, по поводу средств на этих счетах. Я надеюсь, они все озвучат попозже. Молодцы, ребята. Работают. Видно. Так бы хотелось, чтоб работал и Президент. Вот что он — и про эту ситуацию не знает? Как такое может быть? Я считаю, что это предательство со стороны ГПУ, со стороны суда.

Павел НОВИКОВ, ведущий: ГПУ — это Генеральная прокуратура Украины.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Генеральная прокуратура Украины, да. Потому что ну ничего не осознали, не делают уроков, не выносят ошибок. И будет очень печально, если у них вот такими действиями получится открыть второй фронт. Потому что не хотелось бы этого. Очень не хотелось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: И вот я об этом говорю, о таких поступках. Да, может, что-то делают правильно. Да, переговоры с Евросоюзом. Да, еще что-то. Делают правильные вещи, правильные поступки, но этого недостаточно. Есть вещи, которые поважнее сейчас. Сейчас, допустим, война — важнее стране. И это на первом месте, потому что там уходят драгоценные жизни для нашей страны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: И они сейчас в первую очередь должны волноваться и заниматься вот этим.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть вот еще раз…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Конкретно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Выжить. Вот когда мы говорим «недостаточно внимания» — это абстрактная фраза. Чего они не дают? Они: а) не знают; б) у них нет денег; в) они коррупционеры? Вот просто…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Под Мариуполем нет карт местности нужного масштаба.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: А это точно. Мы привезли эти карты местности. Теперь под Мариуполем есть карты местности нормального масштаба. «Армия SOS» этим обеспечила.

Павел НОВИКОВ, ведущий: До этого они радовались, что у них есть карты сорок третьего. Тысяча девятьсот сорок третьего года. Нормального масштаба. На все подразделение, на двадцать восемь человек, одна карта сорок третьего года.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: А у некоторых и таких карт не было. Нам приходилось даже иногда свои атласы отдавать. Вот просто подходит зам комбрига части и спрашивает: «А у вас есть карта хоть какая-то?» Я ему достаю атлас, обычный, дорожный, Луганской области, и отдаю. И он этому обрадовался. Понимаете, я об этом говорю. Нет какого-то… нет координации — это понятно, нет логистики — тоже понятно, но нет какой-то человечности. Вот, допустим, будь человечным. Он бы пришел и сказал: «Я вот за свои деньги куплю вам технику, у вас будет двадцать новых танков. Вот вам танки». Ну, это ж все вернется. Главное — сберечь сейчас жизни и удержать фронт.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно. У меня еще такой вопрос. Извините, я просто не только об этом. Вы ж там были, и поэтому я разное спрашиваю. А военной техники там хватает? Кроме того, говорили, что там какая-то импортная техника военная. Это есть? Или там вооружение еще советских времен? Что там?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Не хватает военной техники.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не хватает, да.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Военной техники не хватает. Не буду говорить где и чего именно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю, не надо, да. Но вот какие-то поступления — они все-таки происходят или воюют тем, что есть?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Воюют тем, что есть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ой, боже мой.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кстати, о ваших планшетах. Это же интересный проект. Никто еще такого не делал. Что это, зачем это, сколько планшетов вы уже отвезли?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Ой, даже сейчас и не посчитать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А в чем смысл, что это за планшеты?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Планшеты разработаны…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Киевские айтишники разработали специальный софт для расчета для артиллеристов. Там есть артиллерийские карты, которые сразу выдают данные, есть калькуляторы для разных видов орудия. То есть очень удобно и сокращает работу артиллерии, разведки и корректировщиков. Это хорошие планшеты. Военные не могут нарадоваться. Молодцы. И эти команды «Армии SOS» — молодцы, ребята, которые объясняют и налаживают полную работу, совместную, и налаживают координацию между нашими военными, между разведкой и корректировщиками. И благодаря вот этим планшетам работа улучшилась намного, в разы. Военные довольны.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, то есть, по сути, получается, что волонтерское движение, там киевские айтишники, пододвинули артиллерию в двадцать первый век.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да-да-да, именно благодаря им мы более продвинулись во времени.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Нам надо заканчивать. Вы еще здесь, в Киеве. Когда вы отправляетесь, куда вы отправляетесь?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да, в Киеве.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не спрашиваю за десять дней. Езжайте, когда хотите. Просто пока вы в Киеве. Да?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Да, пока в Киеве.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы не будете возражать, если мы попробуем, я и Паша, организовать вашу встречу с кем-то из доступного нам руководства для того, чтобы вы описали ситуацию?

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: С удовольствием. Я даже, знаете, с кем бы хотел встретиться?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. С Порошенко не можем.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Нет, есть такой комбриг двадцать восьмой части — Лещинский его фамилия. И вот с этим человеком я бы с удовольствием пообщался, потому что наслышан о его отношении к волонтерам. Недавно приезжала девочка-волонтер, и он чуть ли там прокуратурой не угрожал. И плюс сделал еще такое заявление, что ребята там ни в чем не нуждаются. Но, извините, мы там были. Я позавчера был у ребят.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, мой дорогой, вам для этого не надо с ним встречаться, а вам надо встречаться с теми, кто считает, что волонтеры все-таки что-то делают. Ну какой смысл? Вы ему скажете, что он козел. А он скажет: «Нет. Ты сам козел». Это забудьте. Я о других людях.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: Нет, я ему не скажу, что он козел. Я ему хочу задать вопросы военные, чтоб он хоть на них ответил.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не ответит.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я тоже так думаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо вам, что пришли. Давайте это отслеживать. Пожалуйста, звоните, вот в рабочем порядке. Люди должны это знать. И будем, что можем, делать. Спасибо вам большое.

Александр ХАДЖИНОВ, волонтер «Армии SOS»: И вам спасибо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Уважаемые радиослушатели, я хочу вам напомнить: это была программа «На пике событий». Ой!

Павел НОВИКОВ, ведущий: «На пике» событий будет в семнадцать часов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот смутило меня все, что вы сейчас рассказывали… Это был утренний эфир, Павел Новиков, Матвей Ганапольский. Сейчас нас сменяют…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Татьяна Гончарова, Олег Билецкий.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У них очень много информации будет. Завтра мы в семь утра с Пашей. Я в семнадцать часов о всяком «На пике событий». Оставайтесь с нами. Спасибо.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все