СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Все готовы воевать еще 10 лет, если понять, куда мы идем"

"Тема Калныша"Мочанов: "Я отказываюсь говорить об этой власти, как о новой"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер, дорогие друзья! Сегодня в рамках проекта «Герой дня» я вам представляю Алексея Мочанова. Добрый вечер!

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Здравствуйте. В нашей стране даже звания «Героя Украины» настолько себя дискредитировало, мне очень бы хотелось, чтобы из ныне живущих героев Украины составили список и какая-то маленькая комиссия из гражданских активистов определила, чем эти люди занимались с 1 марта.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это важно?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я считаю, что в СССР, который все свое существование где-то воевал, там было 18 или 20 000 Героев СССР, из них 80% - посмертно. Мне интересно, чем же занимаются герои Украины…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Москва же тоже никогда не была под советской оккупацией, а говорят, что они выиграли войну. Я хотела все-таки о будущем поговорить. Когда слышишь, что волонтеров, которые помогают нашим военным, хотят приравнять к участникам боевых действий. Что ты думаешь?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я понимаю, что власти, у нас же страна подлиз, которые пробрались наверх, и они пытаются подлизаться к волонтерству, думая, что это поможет продержаться на месте, потому что я, например, на мерседесе накатал за полгода больше 30 000 км, большую часть времени по трассе Киев-Харьков-Изюм, но есть разница между тем, был ты там или бывал. Я считаю, что приравнивать людей, которые там бывали, к тем, которые там были, аморально. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть волонтеры, огромное движение людей неравнодушных, может ли украинская власть быть другой? Может, не пришли еще те люди, которые могли бы называться украинской властью и сделать все так, чтобы общество, гражданские активисты были довольны? Я помню, Л. Кучма сказал как-то, что кто бы ни был президентом, такой его удел, народ всегда им будет недоволен. Может быть, дело в нас, которые выбирают…

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Безусловно, каждый народ заслуживает ту власть, которую имеет. Я категорически против президентского поста в Украине, здесь не было царя, я бы предпочел действующий парламент, Кабмин и нормальную судебную власть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы ведь собираетесь встретиться с президентом в ближайшее время?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я надеюсь, что в конце недели эта встреча состоится. Я хочу предложить ряд решений, которые совершенно очевидны. Я увидел 9 наших бойцов киборгов, которые в атмосфере пафоса и позднего барокко в бывшем здании КПУ получают ордена, для них это реально торжественное событие, ребята там с начала октября держали аэропорт и устраивать шоу одного актера и разборки на их празднике было бы неправильно, поэтому я сказал г-ну президенту, что на время исполнения президентских полномочий это не Петр Алексеевич Порошенко, а г-н президент, это функция, которая не имеет никакого прошлого, только настоящее и будущее, что я бы очень хотел пересечься, задать ряд вопросов, возможно, до него доходит информация очень искаженная. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О чем вы хотите говорить с президентом? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: У меня есть ряд вопросов, связанных с работой ОБСЕ, почему за забором АТО прячутся негодяи, которые не хотят люстрации, увольнения и вопрос, связанный с тем, что генерал Гилетей, который пришел в минобороны, побыл полковником и не показав никакого результата не был уволен на пенсию с разбирательством служебной деятельности, а вернулся обратно в управление с охраной. И так у нас происходит практически с каждым. Я хочу поговорить о реальной работе антикоррупционной структуры, которая обязана в том же Сингапуре, где первая тройка приближенных была максимально наказана. У нас есть макеты и формы работы, которые просты, прозрачны, и всем этим готовы заниматься люди, которые привыкли, что на войне есть в кармане пачка сигарет, значит, все не так уж плохо, и нам не надо ни дорогой икры и ничего прочего. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот то, что нам не надо, это как раз то, что сейчас инкриминируют в вину людям в Донецкой и Луганской области, они всегда довольствовались малым, вот с ними произошло то, что произошло. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Это абсолютно неправильно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Может, пришло время требовать достойного содержания, статуса людям, которые находятся на территории той, которые имеют честь называться волонтерами? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: У волонтеров не может быть статуса. Я – один из немногих в этой стране, кто понимает, что такое волонтерство в свое первозданном виде, потому что я готовил водителей-волонтеров на Евро-2012 по просьбе Г.М. Суркиса. В идеальном виде, когда страна месяц экономила на водителях, люди пришли, оделись в одинаковую форму, никто не светил там, кто чем занимается в реальной жизни. То, что сейчас делают волонтеры, это попытка создать параллельную систему государственной структуры, которая некоординируема, у каждого есть свои амбиции, кто-то там занимается медициной, кто-то пиаром, есть ряд людей, которые очень хорошо на этом зарабатывают по причине того, что люди собирают деньги на протезы, возможность восстановить за границей…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нужны законы о волонтерском движении, какой-то регулятор?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Самой правильной дорогой пошел Юра Бирюков, пытались чмырить его в сети, но он зашел внутрь системы и пытается заставить ее работать. Возможно, в большей степени оказывая приоритетную помощь для 79-ой бригады, которой он опекался еще до захода в минобороны, с другой стороны, 79-ая бригада все время на острие, это не значит, что он не оказывает помощь 93, 95 механизированной, спецназу. Сейчас идет война минометчиков и артиллеристов в сумерки работают снайперы и танкисты, все остальное – у меня очень много ребят в Нацгвардии, и в Правом секторе, их роль в этой войне очень сильно преувеличена, они выполняют свою функцию, но воюет армия. Бирюков, зайдя в минобороны, подтянув с собой волонтеров и заставив их работать внутри системы, делают очень правильные дела. Те, кто отказывается категорически сотрудничать с системой, это люди, которые знают, почему нет, потому что начнется контроль за результатами. А так очень комфортно: сел, приехал, никто ничего не считает. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, если всех волонтеров решать приравнять в статусе…

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я откажусь от этого публично. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В свое время все у нас были повально чернобыльцы. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Ну, человек привез там блок сигарет и банку меда, а кто-то – 10 тонн еды. Кто из них больше волонтер? Это неправильно. Я просто доставщик того, на что люди собрали деньги. 


Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все ведь знают тебя в Украине как гонщика, и вдруг ты – волонтер. Как быстро ты смирился с этой ролью?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я больше смирился с тем, что в любом спорте должна быть поставлена точка. Закончились выборы майские, пошли в мэрию и Киевсовет, я поехал с гитарой к друзьям-милиционерам, которые были в этом время в Изюме, в лагере, по дороге купил тормозков, я до сих пор надеюсь, что люди меня ждут на передовой не потому, что я привезу еду и воду, а потому, что мы можем посидеть, поиграть, спеть. Мы когда-то играли концерты в тюрьмах, подошел заключенный, которому дали 12 лет, и сказал, что полтора часа из этих 12 лет он не сидел. На востоке мы тоже играли, где приходилось, я не воспринимаю себя, как волонтер, которого ждут как Деда Мороза, что он из мешка достанет кучу подарков. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что было бы, если бы эти майские выборы, о которых вы вспомнили, закончились вашей победой и как легко вы пережили поражение на выборах мэра?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Честно говоря, в стране, где 3 в списке президентской гонки приходит Ляшко, который в Инстаграме с вилами, я особо и не надеялся на какой-то потрясающий результат. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это свидетельствует о том, что у протестного электората хорошее чувство юмора. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: В свое время с таким чувством юмора Жириновский чуть не стал президентом. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но ведь не стал. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Потому что в России, как и в Украине, не важно как проголосовали, а как посчитали. Я считаю, что когда так много людей проголосовало не за Жириновского, а против пьяницы Ельцина, что пришлось включать все возможности, чтобы Жирик не стал президентом страны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто знает, как бы тогда история России развивалась, если бы победил Жириновский…

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: У меня сейчас в зоне АТО часто спрашивают местные люди, что я был на Майдане, Крым отстегнули, если бы я тогда знал, чем все закончится, вы бы вышли на Майдан?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мочанов бы вышел. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Да, мы бы вышли на Майдан, только зная, кто как себя сейчас повел, не было бы Небесной сотни, было бы 107 трупов среди тех негодяев, которые … у нас просто система осталась, поменялись фамилии, которые гребут зачастую хуже, чем было при Януковиче. Вчера был подан законопроект одной из дам в Блоке Петра Порошенко за ответственность милиции за невыполнение приказа, за какие-то там протестные настроения. Нынешняя власть делает то, до чего даже Янукович не додумался, где-то у него срабатывал тормоз донецкий, у этих тормозов нет. Мне сейчас кажется, что Народный фронт и Блок Петра Порошенко летят вниз, каждый думает, что он успеет отстегнуться и повиснуть на сучке, а полетит мимо другая история, но всех одна лепешка внизу ждет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Если бы вам еще раз предложили участвовать в выборах президента, мэра, оставили ли вы свои властные амбиции или согласитесь?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Если бы я стал президентом страны, мой первый и последний указ был бы об упразднении президентской должности, потому что это зло и вред. Я по натуре своей имею низкий порог терпимости и повышенное чувство справедливости, скорее всего такие люди как я не могут быть избраны в нашей стране, потому что нужно обещать вещи, которые совершимы. К сожалению, голосуют за мечты, а не за реальные изменения, где надо менять и себя, и ситуацию вокруг. Володя Парасюк зашел как мажоритарщик, мы с ним разговаривали, я ему сказал, что он придумал себе тяжелую судьбу, потому что если власть не самоцель, а инструмент, чтобы реализовать свои предвыборные обещания, то тебе все равно придется к кому-то причаливать, один ты ничего не можешь сделать. Ты можешь предложить замечательный законопроект, который утопят еще на уровне первых чтений в комитетах. За последние 50 лет в тех же Штатах сильно начала меняться оценка действительности, предыдущая литература 150-летней давности, возводила в ранг высших достижений абсолютно понятные вещи, честность, справедливость, а сейчас очень много побрякушек и золотишка. Они меряют успешность человека не по тому, каким он себя сам ощущает в кругу людей, а есть ли у него тачка. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мне кажется, что эта мишура канула вместе с эрой золотых батонов. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я общалась с Парасюком, он производит впечатление человека, который просто готов камня на камне не оставить, он будет бороться за свое место в парламенте, что он уже продемонстрировал. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Дон Кихот тоже камня на камне не оставлял…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты думаешь, что настоящих буйных в теперешнем составе парламента меньше, чем могло бы быть? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: В тысячи раз. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как это объяснить?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Парламент – это место, где надо снимать комбинезоны и клетчатые рубашки, одеваться соответственно дресс-коду и начинать работать, искать компромиссы. У нас нет парламентаризма, у нас до сих пор казаки, все еще пишут письмо турецкому султану. Турецкий султан не читал это письмо, и мы так гордимся тем, что мы его написали, вместо того, чтобы порыться в истории и выяснить, как вообще султан отреагировал, что какие-то люди взяли и что-то накалякали. Да. Они поржали, написали ПТН ПНХ, завтра будет еще что-то. Хватит уже с ПНХ, политика – это искусство договариваться. Я бы советовал следить за декларациями расходов политиков, чтобы одно не превышало другое. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего вы еще не в БРТ?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: По Киеву тяжело ездить в БРТ. На фронте я накатался на них достаточно, чтобы окончательно признать, что более некомфортно, чем старый венгерский Икарус только советский БТР. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Дело не в комфорте, а в необходимости служить Отечеству. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Чем можем, тем и служим. У меня были попытки подать документы в военкомат, но еще с июня, когда министром обороны был Коваль, он сказал, что если таких людей, как я, или Сергей Притула попытаются призвать, то я выделю десантную роту, чтобы она взяла штурмом военкомат и вам вернули обратно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отчего?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Потому что, судя по всему, тот объем работы, который мы делаем по доставке туда, мы приносим больше пользы здесь. Каждый должен заниматься своим делом и быть на своем месте. Я готов уехать туда, припарковаться, одеться в тепленькое и сидеть в АТО. Я был в Донецком аэропорту. Я приходил в школу на открытый урок, и у меня дети спросили, когда была самая страшная история, я говорю, когда возвращались в Киев, на подъезде к Борисполю на встречной выскочил жигуленок, у которого порвалось колесо с прицепом, я его еле объехал…. Погибнуть можно, просто выйдя из дому за сигаретами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда вы говорите, что были в Донецком аэропорту, что происходит там? Вы пишете в своих блогах об этом. Это наш Сталинград… Эти люди, киборги, мы понимаем, что они вернутся живыми или мы и бросили? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Часть из них уже вернулась живыми на ротацию. У нас пресса создает особую ауру блокпоста №1 вокруг аэропорта, но там Дебальцево, Углегорск… такие же точно, просто туда доехало меньше журналистов. Если говорить об аэропорту, то там есть три категории людей: 1, которые сидят в терминале, 2, вокруг, в поселках, 3, конвойные роты, которые доставляют туда людей, забирают раненых… Самые серьезные киборги, на самом деле, это водители БТРов и пулеметчики, которые ездят туда иногда 2-3 раза в сутки, это сверхчеловеки. Мы 6 числа приехали в Житомир, там 4 рота конвойная Житомирская отмечала День вооруженных сил, и ты смотришь на этих мальчишек, которые не кадровые военные, не заканчивали училища, их призвали, дали ключи от БТР и сказали «езжай!» Любого из них, кажется, можно было бы убить щелбаном, когда он за чупа-чупсом туда придет. Когда они в гражданке, это по-настоящему героические люди. Вторые потери у нас вокруг аэропорта Пески, а третьи по количеству потерь в терминале, там концентрированная квинтэссенция внутренней координации, когда ты постоянно понимаешь, что из места, где ты не увидишь пролетит звук, которого ты не услышишь. В порту страшно, там ночь тянется практически месяц, но Донецкий аэропорт далеко не весь наш, терминалы, башня обстреливаются пожарки, рядышком церквушка с кладбищем, там бункеров сепаратистов, там не особо выжженная земля. Там получила наша артиллерия часть территории Донецка, но это ответная реакция на выстрелы со стороны сепаратистов, мы защищаем свою землю, и я бы не стал отделять киборгов от всех остальных на войне. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У вам удавалось общаться с местным населением, там ведь настроения разные бывают. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я скажу больше, настроения все меньше и меньше в сторону Украины, потому что украинская власть не делает ничего для того, чтобы перетянуть на свою сторону…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что должна делать украинская власть…

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: К примеру, в Углегорском в конце августа взяли там порвались провода, там две улицы недалеко от Енакиева повышибало стекла, и к огромному сожалению и сейчас висят провода, которые недотырили. Американцы, когда заходят в любой населенный пункт, за ними сразу идет полевая кухня, а потом плотники, которые помогают немножечко восстановить инфраструктуру, которая разрушена боями. К сожалению, туда в сентябре не приехало ни одной машины со стеклом, никакой тыловой поддержки для местных. Если при заходе в Углегорск отношение к Украине было 50:50, то сейчас, я думаю, это 70% в сторону России. Потому что чем может радовать Украина людей? Своевременно выплаченные пенсии, борьба с коррупцией, не назначением на должности людей, которые себя дискредитировали задолго до того, как их на эту должность назначили. Сейчас по власти – не только повозвращалась вся гадость, которая деньгами кишит деньгами, как шпротов в банке, а повытаскивали туда своих корешей. Кто-то боролся сегодня с коррупцией?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Можно ли провести реформу по децентрализации без внесения изменений в Конституцию? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я не собирался быть мэром. Просто народ сформулировал надежду в новых лицах, подходах, чтобы поменять систему, поэтому я человек, который не готов обещать популярные решения, я не готов. Я искренне уверен, что децентрализация в Украине жизненно необходима, но центральная власть борется за то, чтобы остаться центральной. Если все уйдет на места, не будет нужен царь. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы когда будете встречаться с президентом, спросите, почему он не продает свой бизнес?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я бы все-таки вернулся к децентрализации. Меня крайне возмутило, когда Донецкой и Луганской областям дали особый статус. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вас не возмутило, что его потом забрали?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Нет. Статус нужно было дать всем 24 областям. Украине децентрализация очень необходима, но, к сожалению, тот парламент, который сейчас выбрала страна, куда залетела Самопомич, не имея никаких рычагов влияния на местах, потому что это структура за партию Садового. Меня всегда удивляло, в Киевсовет она прошла, в ВРУ, но в самом Львове, где есть Садовой, фракции Самопомочи во Львовском совете нет. Мы стоим в начале огромного пути, нам досталась на шару независимость, без единого выстрела, мы ни за что не боролись, боремся сейчас. Если Украина, не дай бог, расколется на три части…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не у вас ли есть песня, которая называется «Не ждать конца»?

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Это все у Макаревича. Я считаю, что надо надеяться на лучшее, рассчитывать на худшее. В этой истории есть несколько вариантов развития, один из которых, что мы потеряем Луганскую и Донецкую область, и потом, возможно, начнутся уже не военные проблемы с попыткой отстегнуть и западный кусок Украины. Сталин говорил, что нация – это общая территория, история, традиции, язык. У нас кроме территории за 23 года негодяи, которые управляли Украиной, не создали ничего общего. Они так и не смогли решить вопрос с языком, у нас две трети учителей, которые преподают на украинском, в реальной жизни либо разговаривают на суржике, либо на русском. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мне кажется, это особенность, которая могла бы нас объединить. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Каким образом?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Проблема не в том, на каком языке мы говорим. Это выдумано для того, чтобы нас поссорить. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: А почему мы ссоримся? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какой должна быть политики у новой украинской власти? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я отказываюсь говорить про эту власть как про новую. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты говоришь, что все досталось на шару, за это должен будет заплатить премьер Яценюк, Порошенко. Понимают ли они, какой ценой обойдется проведение реформ? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Якщо куля в лоба, то нехай куля в лоба. Это пророчество. Нет, я не воспринимаю этих людей как новую власть. Я не верю в то, что они могут что-то поменять. У них было 8 месяцев на то. Они должны рассказать, кто стрелял на Майдане. Может, они боятся, что откроется какая-то неведомая правда, о которой говорит каждый второй окоп. Было достаточно возможностей доказать свою полезность украинскому народу и свой профессионализм. Нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты же по образованию археолог. Ты работал в силовых структурах? 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Да, в Киевском ОМОНе, пока он не стал Беркутом. В разведке пограничных войск, работал каскадером. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот появление Эки Згуладзе в министерстве внутренних дел, как ты воспринимаешь, а твои бывшие коллеги? Вы обсуждали? 
Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Я, честно говоря, вообще не понимаю, о ком ты сейчас говоришь. Для меня, например, министр экономики, человек, который возглавлял инвестиционный фонд, которые инвестировал в Украину больше, чем за 10 лет аж 1,5млрд грн, мне кажется, что если в банки приходит специалист по инвестициям, речь идет о том, что его собираются обанкротить и продать, поэтому для меня это очень плохой звоночек. С точки зрения реформ грузинских – я не верю в то, что кто-то со стороны придет сюда, возьмет и все победит. Украинцы умеют сливать любого человека, который не выгоден. Здесь не работают правила, законы, здесь только внутренние дела. У нас достаточно порядочных и толковых людей у себя, чтобы приглашали кого-то со стороны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ладно, «Не ждать конца», откуда эта песня в твоем репертуаре? Это должен быть манифест всех нас… 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Ты же взяла половину строчки из песни Андрея Макаревича. Мы сейчас действительно находимся на переднем краю, у нас есть с чем сравнивать, потому что постоянно мотаешься между Киевом и передовой… У нас проблема: президент не общается со страной, министр обороны. У нас замечательный журналист Святослав Цеголко стал пресс-секретарем президента, с тех пор я его не видел нигде и ни разу. Свят был ведущий журналист 5 канала. Сейчас он не может уговорить своего патрона выступить перед страной. Мне кажется, что президент страны должен объяснить, как он видит окончание войны, где, ставим ли мы забор, жмем ли друг другу руки… Все устали, все ждут, готовы воевать еще 10 лет, если понять, куда мы идем. Еще я попрошу президента, когда вся страна экономит электричество, отключить иллюминацию фабрики «Рошен», потому что это выглядит как плевок в рожу людям, когда в городах идут верные отключения. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Президент Порошенко еще не продал свой бизнес, он может себе это позволить. 

Алексей МОЧАНОВ, автогонщик, политик: Не может, в этой стране есть репутационные потери. Свет – это жизнь, а не мишура. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, Алексей.

Читать все
Читать все