СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Эфир без правил, 14 декабря

Эфир без правилПерспективы автопрома и будущее киевских промзон

Стенограмма дневного эфира выходного дня на Радио Вести

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Пятнадцать ноль четыре. Это «Эфир без правил». Меня зовут Василиса Фролова. И как бы я ни хотела поговорить сейчас с вами о том, как женщин оскорбляет само наличие конкурса «Мисс мира» или не оскорбляет, придется мне по запланированному плану идти, пусть без Димы Терешкова, зато с автомобильным обозревателем Радио Вести Виктором Стельмахом, который любезно согласился поддержать эту тему и внести свои профессиональные правки. Мы будем говорить об отечественном автопроме, хотя, честно говоря, для меня его существование – это вообще большой, большой вопрос и сюрприз. Мне уже много лет казалось, что в Украине не выпускают автомобили, если честно. Только благодаря работе на Радио Вести и подслушиванию некоторых Ваших программ, я в какое-то время для себя открыла, что у нас автомобили выпускают. У нас в гостях вице-президент ассоциации автопроизводителей Украины «Укравтопром», которого я совершенно не хочу этим фактом обидеть, -- Ефим Хазан, здравствуйте. Спасибо большое, что пришли к нам. Здравствуйте.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Добрый день.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Добрый день. Вот, мы бы сейчас хотели бы поговорить на эту тему, и сразу же давайте наших слушателей привлечем к разговору. Как вам кажется, надо ли Украине иметь свой автопром? Вопрос абсолютно простейший. Два варианта, как обычно, ответа – «да», «нет». То, что он существует, -- это вопрос спорный, понятно, а вот нужен ли он нам? Если вам кажется, что Украине необходимо выпускать автомобили, пожалуйста, 0-800-50-49-01; если же вам кажется, что автопром Украине не нужен – 0-800-50-49-02. Также на нашем сайте radio.vesti.ua работает такое же голосование, где одним кликом вы можете выразить свое мнение на этот счет. Также прошу присоединяться вас к нашему разговору и задавать вопросы и Ефиму, и Виктору Стельмаху по телефону: 390-104-6 и СМС, как обычно, -- 2435. Итак, как Вам кажется, нужен ли он нам вообще или нет? Если все так плохо, если уже даже новый Министр экономики Айварас Абромавичус во время консультации с депутатскими фракциями в Верховной Раде дал понять, что не считает приоритетным развивать вообще украинский автопром. Если так все плохо, если объемы сократились чудовищным образом; в Украине произвели двадцать восемь тысяч единиц автотранспорта – на тридцать шесть процентов меньше аналогичного результата прошлого года, нужен нам автопром или нет?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Я бы хотел начать со ссылок на Министра экономики. Дело в том, что прямой его речи не было нигде, а то, что говорят, к этому можно относиться с большим сомнением. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это передает ТСН со ссылкой на депутата Сергея Лещенко. По его словам, дословно фраза Министра экономики Айвараса Абромавичуса звучала так: «Зачем притворяться, что у нас есть производство автомобилей, если это отверточная сборка». — Конец цитаты.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Отвечаю. У нас есть производственные мощности, которые по полной технологии могут производить до четырехсот пятидесяти тысяч легковых и грузовых автомобилей. По полной автомобильной технологии, а не отверточной сборке. По полной технологии: сварка, краска, сборка, и на КрАЗе, на ЗАЗе есть еще и штамповка. Так что говорить об отверточной сборке, я думаю, что тут надо как-то к этому делу более спокойно относиться и отвечать за те слова, которые говоришь. Я не имею в виду Министра, я имею в виду тех журналистов, которые это озвучивают. То, что касается, нужен или не нужен автопром, то вообще-то я бы хотел, чтобы кто-то назвал хотя бы одну страну мира, развитую, где нет автопромов в том или ином виде.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Тем более европейскую.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": О европейской я вообще не говорю. Кроме того, надо учитывать, что автопром как таковой у нас есть – там работает двадцать тысяч человек.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, а сейчас уже работает меньше!

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": В две тысячи восьмом году работало пятьдесят шесть тысяч.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А сейчас тридцать осталось без работы.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Да. Вот, понимаете, если мы говорим о каких-то европейских стандартах, если где-то что-то сокращается, ну, наверное, тогда государство должно заняться переподготовкой и организацией рабочих мест для этих людей. Потому что иначе нельзя. Это общепризнанная норма. Я думаю достаточно пока.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, Виктор, если есть вкратце что добавить… Пожалуйста.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Всегда, когда речь идет об автопроме, всегда возникает вопрос, – вот Ефим Зейликович сказал, что государство должно заняться – но всегда возникает вопрос: почему государство должно заниматься, если это частные предприятия, если эти предприятия принадлежат частным лицам? Причем здесь государство? 

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Хорошо…

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Я знаю, я знаю просто… Почему я об этом спрашиваю? Потому что я знаю опыт, допустим, Франции, где тоже есть частные предприятия, такие, как Пежо, Ситроен, к примеру, семейные предприятия – им государство помогает. Это я как бы задаю вопрос и сам на него отвечаю. Но наше государство сейчас в таком положении, что, мне кажется, оно не очень может помочь автопрому. Как государство сейчас может, по-вашему, Ефим Зейликович, помочь автопрому, если у нас не хватает денег фактически ни на что.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Вы понимаете, у нас есть такая привычка: если государство помогает автопрому, значит, мы хотим, чтобы автопром получил деньги или какие-то особые условия. Ну, кстати, есть пример и Дженерал моторз, Форда, кроме Рено и Ситроена. Мы говорим сегодня об одном: то, что нужно сегодня в принципе автомобильному рынку и автомобильному производству в том числе. Первое, что может сделать государство и получить от этого дополнительный доход – не потратить, а получить дополнительный доход – это комплекс мер по активизации рынка. Это было в Германии, во Франции, в Италии.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Вы имеете в виду: поддержка производителя за счет добавочных денег на утилизацию?..

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Я имею в виду комплекс мер по активизации рынка. Это могут быть разные меры, в том числе, конечно, и утилизация, в том числе и какое-то льготное кредитование, и все остальное. Потому что в результате этого мероприятия увеличатся объемы продаж, а раз увеличатся объемы продаж, то увеличатся и отчисления в бюджет. То есть государство на этом может заработать. Это главное и первое условие, которое необходимо.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Есть люди в государстве новом, которые уже думают об этом? Или сейчас, может быть, вообще не время ставить этот вопрос в новом Кабмине?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Вы понимаете, мы не можем… Я, во всяком случае, не имею права и не могу говорить о том, чем должен заниматься новый Кабмин. Мы говорим о том, что нужно и можно: а) не потерять рабочие места. Это развить производство, и импорт, в том числе; потому что государство получит доходы и от импорта, и от производства, потому что будут продажи. Мы, не имея пока достаточного автоагрегатного производства, значительную часть комплектующих закупаем – опять доходы государства, т. е. если чего-то особого не делать, а просто активизировать рынок – это теоретически абсолютно правильно.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Ну, вот, утилизационный сбор. Если к нему вернуться – мы его затронули. Он по-разному рассматривается. В Германии, допустим, не дал положительного эффекта, потому что немцы, —если ты сдаешь старый автомобиль и покупаешь себе новый, — доплачивали этому человеку. Точно так же сейчас происходит и в России. Для того, чтобы поддержать покупку тех автомобилей, которые производятся в России. Но в Германии практичные немцы стали покупать не немецкие машины, они стали покупать Рено, они стали покупать дешевые автомобили, и фактически поддержки автопрома не было. Мне кажется, что было бы больше, наверное, смысла, если бы какими-то налоговыми льготами поддержали автопром или какими-то беспроцентными кредитами, например.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Вы понимаете, говорить сегодня о налоговых льготах – я не знаю, это, наверное, сегодня достаточно сложно. Сегодня было бы лучше всего, если бы была стабильная законодательная база налоговая, чтобы она не менялась каждые полгода, как она менялась. Кредиты – да. Или хотя бы гарантии государства под кредиты. Тогда можно было бы рассматривать вообще целый ряд вопросов, в том числе и развитие автоагрегатного производства.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Зарубежные производители от государства получают кредиты по очень низким ставкам. От банков иностранных. У нас ставки сумасшедшие, и, естественно, автопром из-за этого не может развиваться.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Не может.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Поэтому денег давать не нужно туда. Нужно давать какие-то преференции, но преференции – это у нас очень больное слово в стране.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Нет. Я думаю о преференциях надо говорить очень аккуратно и очень осторожно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Напомню, что у нас проходит голосование: «нужен ли в Украине автопром свой?» — «Да» -- 0-800-50-49-01 — «Нет» — 0-800-50-49-02. Мы продолжим беседу через мгновение.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это «Эфир без правил». Мы продолжаем разговор с Ефимом Хазаном – вице-президентом ассоциации «Укравтопром». Мне помогает в этом наш автомобильный обозреватель Виктор Стельмах. Еще раз здравствуйте. Напоминаю, что у нас проходит голосование. Спасибо, что принимаете в нем участие: «Нужен ли в Украине автопром?» — 0-800-50-49-01, если «да», 0-800-50-49-02, если вам кажется, что нам сейчас вообще не до этого. Сейчас во время рекламы как раз Ефим завел речь о том, что, может быть, и без денег бы справились. Даже если дадут деньги, то это, что же, ничем не поможет? Объясните, что Вы имели в виду?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Нет, я имел в виду другое. Я имел в виду… Деньги, конечно, нужны, но деньги надо заработать. Можно взять кредиты. Кредиты желательно, конечно, не украинские, потому что они очень дорогие, а кредиты под гарантии государства. Их можно брать за границей. И на этом поднять, не имея прямых денежных вливаний из бюджета, не уменьшая доходную часть бюджета, получить те ресурсы, которые необходимы для двух вещей. Первое – для активизации рынка. Второе – для развития собственного производства. Производство нужно развивать. Мы уже очень много потеряли отраслей, направлений в Украине.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А какую мы потеряли безвозвратно, по-вашему?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Ну, я не настолько эксперт для того, чтобы говорить такие вещи.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так, давайте послушаем звонок от нашего слушателя. Здравствуйте.

Артем, слушатель:: Здравствуйте.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, можете задавать вопрос.

Артем, слушатель:: У меня вопрос…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Откуда Вы, представьтесь.

Артем, слушатель: Я из Днепропетровска, меня зовут Артем. Государство же может поддержать автопром и другим способом – заказывать автомобили у своего же производителя, а не искать автомобили на стороне. Возьмите ту же Францию, Германию…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вопрос ясен.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Так это даже не вопрос. Это утверждение, и абсолютно правильное утверждение, я считаю.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Нет. Ефим не согласен.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Я не не согласен. Мне бы тоже этого очень хотелось, но дело в том, что по условиям вступления Украины в ВТО, на рынке любого товара должны быть созданы равные условия для отечественного и импортного товара. Поэтому при закупке… при государственных закупках не получится реально, ну, может, как-то очень сложно и не совсем законно, но не получится пока по действующей законодательной базе сделать приоритетом украинскую…

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: А каким… Извините. А каким образом тогда удается во Франции, что все президентские машины – это Ситроен, а в Германии – это Мерседес? Они что, обходят европейские законы? Как им удается выкручиваться?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Я не знаю, как это делается во Франции и не могу сказать, как это делается в других странах европейских, но в Российской Федерации они, когда заключали договор с ВТО, этот пункт в нашей редакции подписывать отказались. Вот и все.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас еще есть звонок. Здравствуйте. Говорите.

Иван, слушатель: Меня зовут Иван. Я из Киева. Я по поводу нашего автопрома. Конечно, он нужен, потому что это высокие технологии, но нам надо было двадцать лет назад его продать какой-нибудь иностранной компании, как это сделали в Чехословакии.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А в каких это украинских автомобилях Вы высокие технологии заметили?

Иван, слушатель: Если бы его продали двадцать лет назад, то там были высокие технологии. Двадцать лет назад Шкода тоже была похожа на Девятку российскую.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Шкоду здесь тоже собирали…

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Да, у нас есть сборка.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: У нас сейчас есть производство Шкоды, мелкоузловое производство, которое … на заводе … проходит.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так, у нас есть… Опять же, звонков много. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Добрый. Говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Хотел задать несколько вопросов по поводу автопрома. Я довольно хорошо знаю украинский автопром с точки зрения компании АвтоЗАЗ. Знаете, все эти вещи, которые происходят, мне абсолютно непонятны. Когда ввели утилизационный сбор. Что он для меня лично, как автомобилиста?… Это выглядит таким образом, что украинский автопром неспособен поставить на рынок Украины качественный автомобиль, который будет соответствовать тем желаниям украинского потребителя в плане комфорта и надежности. Украинские производители производят довольно некачественные автомобили, и ребята, которые работают на «АвтоЗАЗе» — я неоднократно приезжал туда, поставлял детали — …

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Если можно, быстрее, пожалуйста, вопрос. Времени очень мало.

Слушатель: Я хочу сказать о том, что, чтобы производить и заниматься автопромом на территории Украины, необходимо создать конкурентоспособную модель, которая будет соответствовать требованиям украинского потребителя…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так, а расскажите, какой завод это сейчас может сделать?

Слушатель: Я понимаю Ваш вопрос, но для того, чтобы произвести качественный автомобиль, необходимо вложить в это все дело. А вот нежелание хозяина автопрома, в частности, господина Васадзе вкладывать в автопром, в развитие, в новые модели, которые будут соответствовать той же Шкоде, а вводить утилизационные сборы – это, знаете, заставить гражданина Украины ездить на некачественном, довольно плохом автомобиле абсолютно принудительно. И когда я об этом услышал, …

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, да, сообщение понятно. Спасибо огромное за звонок. Спасибо. У нас сейчас на связи уже Олег Назаренко должен появиться. Это генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров. Если Вам есть что добавить дозвонившемуся, пожалуйста. Да, тогда включаем Олега. День добрый, здравствуйте.

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Добрый день.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Олег, как Вам кажется, нужен ли в Украине автопром? У нас тут такой простейший вопрос нашим слушателям мы задаем, и Вы знаете, большинство из них пока говорят утвердительно.

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Я считаю, что да. Только не нужно заниматься «шароварщиной». Нам нужен автопром…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А что Вы имеете в виду под «шароварщиной»?

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: То, что украинского автомобиля не будет уже никогда, его не было…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: То есть мы можем заниматься сборкой и продажей импортных автомобилей?

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Прекрасно. Словакия занимает первое место в мире по выпуску автомобилей на душу населения.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас здесь в студии Ефим Хазан. Наверное, Вы знакомы? Мне кажется, он сейчас с Вами не согласен. А, Вы согласны. Скажите, а если ассоциация импортеров и автопроизводителей добьется-таки снижения налогов и сборов на импорт, насколько это повредит украинскому автопрому?

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Это только будет плюсом. Потому что, смотрите, ведь на самом деле в Украине в этом году будет продано девяносто две тысячи автомобилей. Рентабельность любой автосборки, даже сборочного завода, начинается от двухсот тысяч автомобилей в год. Поэтому никакой завод в Украине не будет рентабельный, если он будет работать только на Украину. Он может работать только для ЕС. Я уже привел пример Словакии, да? И если налоги снимут… Барьеры существуют – они работают в обе стороны. Поэтому, как только мы будем создавать барьеры и создавать пошлины на импорт, такие же барьеры и такие же пошлины у нас будут существовать на экспорт. Почему в Болгарии китайцы построили …? Потому что там нулевая пошлина, потому что Болгария – член ЕС. Почему в Белоруссии построили завод Geely, потому что там нулевая пошлина с Таможенным союзом. Этот завод не на Белоруссию предусмотрен, а на весь Таможенный союз, на Россию. Вот и все.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Олег Юрьевич, добрый день.

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Добрый.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Ну, я думаю, что Вы тут не совсем правы, потому что, построив Geely в Белоруссии, ушли от двадцатипятипроцентного налога на ввоз автомобилей на территорию Таможенного союза. Все очень просто

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Да, правда.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Вот. Во-вторых, мне так кажется, что вряд ли кто-то чего-то добьется, потому что все будет действовать в рамках действующего законодательства. По действующему законодательству с четырнадцатого апреля следующего года должна произойти еще одна либерализация – спецпошлина, если Вы ее имели в виду. А еще через год эту спецпошлину отменят, поэтому я не знаю, как там и кто будет отменять, но все, я думаю, будет происходить в пределах действующего законодательства. Теперь, что касается производства. Ну, Вы прекрасно знаете, что мы можем достаточное количество автомобилей делать по полномасштабному производству – мы делаем и грузовики, делаем и автобусы. Поэтому называть все это какой-то крупноузловой сборкой, ну, наверное, будет неправильно…

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Я просто сказал, что нет украинского автомобиля.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Олег Юрьевич, это нормальное явление, потому что, как Вы сами сказали, в Сербии, Словакии и во многих других странах производят автомобили различных марок…

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Конечно.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Потому что прошла глобализация, потому что фактически мировых производителей штук десять, не больше. И они… Рынок разделен. И производство точно так же разделено. Если Вы со мной согласны, я скажу Вам спасибо.

Олег НАЗАРЕНКО, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автоимпортеров и дилеров: Нет, нет, я абсолютно с Вами согласен, потому что, ну, словаки не называют эти автомобили словацкими. А почему у нас господин Азаров показывал на Daewoo и говорил, что это украинский автомобиль. Это бред.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Я не знаю, что говорил господин Азаров – я при этом не присутствовал. И не знаю, что говорят словаки. Но если по стране происхождения автомобиля брать, то по стране происхождения тот автомобиль Lanos, который показывал, наверное, Николай Янович, то он вообще-то был украинский.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Я предлагаю все-таки, учитывая, что мы должны сейчас прерваться на новости, все-таки продолжить еще хотя бы немного, хотя бы следующие пятнадцать минут эту тему, потому что у нас много звонков, и голосование мы не закончили. Тема интересная, касается, буквально, каждого. Вернемся после новостей.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Пятнадцать тридцать четыре. «Эфир без правил», и мы продолжаем еще беседу, пусть не на полчаса, но все-таки мы закончим и с голосованием, и с вопросами, ответы на которые пока не получили. Здесь у нас в студии вице-президент ассоциации автопроизводителей Украины «Укравтопром» Ефим Хазан, который еще успеет ответить и на ваши вопросы по телефону: 390-104-6; и здесь Виктор Стельмах – автомобильный обозреватель Радио Вести, который, я думаю, успеет за эти пятнадцать минут тоже задать Ефиму свои вопросы. Напоминаю, что у нас проходит еще голосование: «Нужен ли Украине свой автопром?» Если вам кажется, что «да», мы не должны его так оставить —пусть объемы производства упали катастрофическим образом. Если вы считаете, что он нам нужен — 0-800-50-49-01. Если же нет — 0-800-50-49-02. Еще пятнадцать минут продолжаем голосование и на сайте radio.vesti.ua, где бесплатно можно одним кликом выразить свое мнение. Итак, продолжим. И сразу же звонки у нас появились. Вот с господином Назаренко Вы вроде бы уже согласились к концу прошлого часа. Так все-таки, что может спасти, если не европейские производители, что мы должны выпускать и что нам в этом сейчас мешает?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Отсутствие рынка, в первую очередь. Нужна, в первую очередь, активизация рынка. Будет активизация рынка, будет платежеспособность, спрос населения, а дальше как-то оно уже пойдет.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Ну, всегда, Ефим Зейликович, всегда первый вопрос, который возникает: «Почему в Украину, как, допустим, так же, как и в Россию, как в другие страны, не приходят иностранные инвесторы?» За то время, что мы говорим у нас в стране о том, что, вот, к нам должен прийти какой-то инвестор, построить здесь завод или дать какую-то свою модель, чтоб мы ее тут производили, — за это время в России построили, если я не ошибаюсь, шестнадцать заводов мировые производители, а у нас так дальше разговоров дело и не пошло. В чем тут проблема?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Проблема в одном — в инвестиционном климате. Я не хочу сейчас из-за ограничения времени рассказывать все, что есть в России, но те условия, которые есть в России, в том числе и защита российского рынка, в том числе и льготы, не льготы, а прямое финансирование автопроизводителей. Ну, скажу так: распространив на всех утилизационный сбор, Россия ввела в свое государственном бюджете целый ряд пунктов, которые позволяют полностью компенсировать производителям оплату утилизационного сбора. Поэтому, если в Украине появятся такие же условия, как в России, и так же будет защищен рынок, как российский рынок, а это двадцать пять процентов таможенной пошлины при вступлении в ВТО, а не десять, как у нас, то тогда, конечно, сюда придут производители.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Мы уже окружены заводами со всем сторон. Во всех соседних странах есть автомобильные предприятия, и уже нет смысла к нам никому идти и здесь что-то строить. У нас единственно что может быть – это наши производители могут получить какую-нибудь старую модель, которую… ну, предыдущую – не говорю старую, древнюю – которую они могут производить на своих предприятиях и таким образом удовлетворять спрос населения на бюджетные массовые автомобили.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Ну, я хотел бы сказать так. В две тысячи восьмом году пятьдесят процентов проданных легковых автомобилей – это были автомобили украинского производства. Это известно

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Потому что это доступные автомобили.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Второе. Путь, о котором Вы говорите, его прошла Индия, и сегодня она имеет современный автопром с очень высоким уровнем технологий…

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Да, и даже купила Land Rover и Jaguar.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Да, поэтому этот путь нормальный.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас очень много звонков. 390-104-6. Уже не дождался слушатель.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Почему, по вашему мнению, правительство не дает военные заказы на наши предприятия? На автомобильные, на автобусные предприятия?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Это надо спрашивать у правительства.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Алло, здравствуйте.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Это могло бы поддержать как-то.

Николай, слушатель: Алло, добрый вечер.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Добрый.

Николай, слушатель: Николай, Киев. По поводу нашего автопрома. Просто больная тема. В точку дозвонился. В первый раз к вам на радио. Знаете, кто ездил на наших автомобилях, -- будь то производство «Богдан», будь то производство … -- какая это дрянь! С каждым годом эта дрянь становится все хуже и хуже. Возьмите Ланос девяносто седьмого года – он еще ездит. Возьмите Ланос две тысячи восьмого года – через три года все в дырках. Понимаете?! Это вот результат двадцатилетней поддержки «національного виробника». Давайте уже перейдем к поддержке, извините, забыл слово – потребителя. Хватит уже кормить Васадзе, … -- всю эту замечательную компанию за наш счет под красивые лозунги, что, вот, нам нужен «виробник». Не получилось за двадцать лет, почему получится сейчас? А не очередная афера! Непонятно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, спасибо огромное. Согласны Вы с этим, Ефим?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Вы знаете, это сложно комментировать, потому что это просто человек высказал свое мнение. Я повторяю. Даже на сегодняшний день продукция украинского производства при нынешних объемах продаж находится в лидерах, а в две тысячи восьмом году половина автомобилей на рынке Украины были автомобили украинского производства. Их было свыше трехсот тысяч продано. Я думаю, что если бы они были такие плохие, наверное, их бы никто не брал.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Ну, тут еще есть вопрос в том, с чем сравнивать. Потому что я ездил на BMW пятнадцатилетней давности и ездил на современной BMW параллельно на тестах. И я Вам скажу, что пятнадцатилетняя BMW меня никак не вдохновила, хотя это была отличная машина в свое время. То же самое сейчас можно сказать о Ланосе. Это же модель пятнадцати-двадцатилетней давности. Соответственно, если ее сравнивать с современными автомобилями, то она выглядит не очень презентабельно, скажем так.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Алло, здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. … Задать встречный вопрос. А нужны ли нашей стране вообще журналисты? Можно и государство тогда убрать. Для чего создается это все? Чтобы люди работали.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Сейчас на тридцать тысяч рабочих мест стало меньше, как мы уже обсудили это полчаса назад. Конечно, мы говорим и об этом тоже.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Да, но в автопроме одно рабочее место создает десять рабочих мест в смежных отраслях.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот. Объясните!

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: По производству комплектующих, по производству двигателей и всего остального. В автомобиле несколько тысяч, несколько десятков тысяч деталей.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Почему эта система не работает сейчас?

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Почему она работает. Просто все сокращается…

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Просто, если рухнет автопром, то следом будет потеряно, как минимум, еще сто тысяч рабочих мест в смежных отраслях. Это, как минимум.

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Именно поэтому европейские правительства поддерживают своих производителей, для того чтобы люди сохранили рабочие места и не иметь проблем с безработицей.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Да. В мире пятьдесят миллионов человек заняты производством автомобилей.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И все-таки я бы хотела поставить нашим слушателям справку об украинском автопроизводстве, которую подготовили наши коллеги. Мы так и не успели ее поставить. Давайте просто, чтобы примерно понимать, о каких цифрах мы говорим.

Справка Радио Вести: Автомобильную продукцию в Украине выпускают пятнадцать заводов. Крупнейшие производители легковых автомобилей – корпорации «УкрАВТО», «АИС», «Богдан», «Еврокар». На основном и дочерних производствах «АвтоЗАЗа» корпорации «УкрАВТО» выпускают автомобили «ЗАЗ», «ВАЗ», «Chery», «TATA», «Dell», «Chevrolet», «Opel», «Mercedes-Benz». На кременчугском автосборочном заводе корпорации «АИС» собирают автомобили «ВАЗ». Корпорация «Богдан» в Луцке и Черкассах собирает «ВАЗ» и «Hyundai». А … холдинг на заводе «Еврокар» выпускает автомобили «Шкода», «ФольксВаген» и «Сеат». Две трети автомобилей собирают методом крупноузловой сборки. По данным «Укравтопрома» первичный рынок автотранспорта за январь-ноябрь этого года уменьшился в два и два раза, а объемы производства автотранспортных средств в Украине – на тридцать шесть процентов. Падение наблюдалось с мая по август. Минимум пришелся на июнь. В этом месяце с конвейеров сошло всего полтысячи автомобилей. В сентябре-октябре производство пошло вверх – до тысячи трехсот-тысячи четырехсот автомобилей в месяц. В ноябре производство снова упало. За месяц произвели менее шестисот автомобилей.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, вот вам для ознакомления примерные вот эти цифры. Мы, к сожалению, должны заканчивать. У нас уже дальше будет следующая тема. Результаты голосования такие. Хотелось бы, чтобы Вы прокомментировали это. Шестьдесят шесть процентов наших слушателей считает, что автопром отечественный необходим, но есть тридцать пять процентов, которые так не думают. Как Вы думаете, эта цифра будет увеличиваться?

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Я думаю, что будет увеличиваться цифра, которая будет говорить о том, что автопром необходим. Потому что автопром – это рабочие места.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Прежде всего.

Ефим ХАЗАН, вице-президент ассоциации "Укравтопром": Да. Учитывая ситуацию…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А учитывая то, что этот разговор такой серьезный и такой долгий, что даже за сорок пять минут мы не успели копнуть. Для этого есть программа Виктора Стельмаха Das Auto, которая выходит в одиннадцать часов утра по субботам, где Виктор нам обещает все-таки еще…

Виктор СТЕЛЬМАХ, ведущий: Да, мы обязательно эту тему затронем. Конечно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо Вам огромное. Сейчас после небольшой паузы мы поговорим о том, как использовать промышленные помещения с другой … Куда ни ткни — везде проблемы у нас в Украине! Интересно живем!

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Здравствуйте. Это программа «Эфир без правил». И знаете, почему он сегодня без правил? Да потому, что у меня сегодня меняются соведущие каждый час, а точнее, каждые сорок пять минут. Мы желаем Диме Терешкову скорейшего выздоровления. Я хочу уже сейчас поприветствовать с новой темой, которую я анонсировала ранее, нашего редактора и коллегу Евгения Алефиренко. День добрый.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Добрый день. Я вживаюсь в роль Дмитрия Терешкова. Его дух уже во мне и готов прямо потрясать, как всегда острыми вопросами и неожиданными инсайтами. Итак, следующие сорок пять минут мы будем говорить о промзоне, о промзонах, о пустующих, невероятно громадных территориях, которые есть везде, и Украина не исключение, но которые почему-то по европейскому опыту используются очень интересно и красиво. Мы имеем в виду лофты, бизнес-парки, различные какие-то авангардные места…

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Еще мы имеем в виду, что промышленным зонам пора уж быть красивее…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И покрасивее. У нас в гостях Наталья Карпенко – главный редактор журнала «Салон», которая видела такие места и писала, и знает почему и как их делать немало. Наталья, день добрый.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Добрый день.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо, что сегодня, несмотря на больничный, приехали к нам и присоединились к этой беседе. Итак, почему в Украине уже все знают о том, что такое лофты, в общем-то есть какие-то единичные примеры, но пустующие промышленные территории никак ни государством не инициируются вот такие идеи, ни…

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Во-первых, я бы разделила вопрос о лофтах и вопрос о промышленных территориях. Потому что то, что в Украине сейчас знают о лофтах, я не могу говорить обо всех, но я, как редактор интерьерного журнала, понимаю, что существует мода на лофты, существует мода в интерьерном дизайне на лофты; но как его трактуют не только клиенты, но и интерьерные дизайнеры, — это совершенно далеко от исторического контекста и от того, что есть лофт на самом деле. То есть мода на лофт – это мода на стилизацию. Тут мы должны понимать, что лофт – это есть пустующее промышленное помещение, желательно даже верхний этаж, которое адаптируется под жилье. То, что у нас понимают под лофтами, — это, скорее всего, покупка дорогого жилья, которое потом с помощью интерьерного дизайна стилизуют под лофт. А что касается промышленных территорий – это другой вопрос совсем и очень сильно открытый. Конечно, нужно его решать, и со всех сторон – со стороны дизайна и со стороны градостроительства, и со стороны…

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Просто почему мы их связали… Дело в том, что западный опыт говорит нам о том, что промзоны плавно перетекали в лофты, потому что это естественно. Больше заводы, огромные помещения, высокие потолки. Что с ними делать? Делать из них огромную студию.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Безусловно. Процесс шел не так гладко. В Украине мы тоже можем быть готовы к какому-то революционному процессу, потому что даже когда в Нью-Йорке происходили эти знаменитые захваты, … и так далее, вначале правительство очень сильно этому противилось, городские власти тоже. Шла длительная война с жертвами. И только потом, наконец-то, можно сказать уже в наше время, после того, как в шестидесятые годы художники показали пример, и власти города смирились, и возникли общественные организации, которые отстаивают интересы жителей так называемых лофтов, -- тогда это приобрело какую-то позитивную динамику. А в Европе, конечно, умные европейские градоначальники… Я могу подробно рассказать на таком примере, как in Hoven, они уже использовали этот опыт, не делали своих ошибок, совершенно продуктивную программу сделали, которая работает и которую можно взять как пример сейчас в другом городе, в том числе и в Киеве.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Очень показательный пример Лиссабона. Я своими глазами наблюдала еще во время подготовки к европейскому чемпионату по футболу в две тысячи восьмом году в Португалии. Там была здоровенная территория – доты, которые не использовались многие десятки лет. Туда просто провели, насколько я знаю, всю необходимую инфраструктуру и в таком состоянии уже предоставили со льготами молодым творцам, которые потом уже из этого сделали свои нестандартные офисы, впоследствии – жилье, а потом уже, конечно же, этот квартал стал модным, там уже захотели арендовать магазины, бары, рестораны. Потом уже хипстеры, которые изначально там были самыми модными, точно так же, как и в Берлине, и в Лондоне – эта история везде повторяется – потом уже оттуда съехали, как первопроходцы, а квартал стал жить своей новой жизнью.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: То есть произошла такая … , только творческими силами. Ну, это нормально. вот в in Hoven там все произошло, как в музее просто. Можно устраивать тренинг для градоначальников именно в этом городе. Все знают, что там было производство «Philips», и город весь строился вокруг этого производства. Город-завод был. Сто лет назад его построили, сто лет он функционировал как город-завод. Через сто лет, на рубеже двадцатого-двадцать первого века «Philips» переносит свое производство в Азию, в Китай и Тайвань. после чего город пустеет, т. е. он теряет смысл своего существования. Мог бы вполне превратиться в руину, в постиндустриальный памятник постпанковский, но при этом умные голландцы, которые вообще очень социально активны, очень остро относятся к каким-то социальным вопросам: занятости населения… Ну, всем известна голландская политика в этом вопросе. Они делают из этого фишку. Они выигрывают с помощью такого очень разумного хода, который был произведен не в один десяток лет, но сначала была создана программа. Главный архитектор города вместе с мэром делают программу по брейнстормингу, к которой привлекаются все слои населения, что самое интересное. Когда были в in Hoven, нам сами эти люди – главный архитектор, такой очень симпатичный дядечка – рассказывал, как они это делали. Они сделали творческие группы, в которых были не только архитекторы, не только люди, напрямую связанные с градостроительством. Там в каждой группе был философ, поэт, домохозяйка, т. е. все творческие слои населения, активные, способные каким-то образом повлиять и которым там предстояло жить, повлияли на эту ситуацию. В этой ситуации был создан оптимальный план реконструкции города без разрушения промзон. То есть промзоны были надстроены, были реконструированы и отданы практически за символическую плату добровольным организациям, которые распределили их между дизайнерами. В in Hoven была открыта академия дизайна, которая теперь на весь мир знаменита, как фабрика мозгов, которая поставляет самых лучших специалистов, от которой зависит будущее дизайна и с которой связаны имена таких известных людей …, …, которых, я думаю…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, да, да. Предсказатели будущих трендов.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Эта академия, ее продукты расцвели благодаря этой градостроительной…

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Пример очень интересен. Тут поднялся еще один аспект насчет того, что промышленность этого города ушла.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Ушла.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Даже если киевская администрация будет точно так же успешна и договориться с дизайнерами и все распланирует…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, хорошо, а если эти заводы в любом случае так стоят. Ну, ОК, ну, уйдет… Они в любом случае будут разрушаться или из этого можно сделать модный квартал, причем, если мы говорим не о Киеве только, мы говорим о всей Украине, где нет, к сожалению, ни одного подобного примера. А в Европе, куда ни ткни, начиная … Берлин, Лондон, Лиссабон. Каждый европейский город…

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: В Москве уже есть такие примеры.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Позвольте поделиться своей типа электростанцией. Я живу на Жилянской, рядом со мной ТЭЦ-3, которая постоянно напоминает мне про лондонскую… Просто руки чешутся когда-нибудь увидеть ее перестроенной в арт-пространство.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: В центре города стоят арсенальские пустующие здания…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, да.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Какие они красивые! В каком прекрасном месте они расположены.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: К нам присоединился Евгений Березницкий, который, я уверена, сейчас очень кстати продолжит эту тему. Потому что, во-первых, долго жил в Берлине и видел своими глазами использованные подобные территории… День добрый, Евгений.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Здравствуйте.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Во-вторых, Евгению есть что рассказать о недавно открывшемся новом арт-пространстве – это такая арт-платформа Березницких, которая третий день работает и… Как-то странно! Она открылась на Воздвиженке. Мне казалось, что Вы вот как раз можете использовать вот именно какие-то пустующие промышленные зоны, которых маловато на Подоле, но найти можно. А Вы выбрали новый модный район — Воздвиженку.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Этому есть ряд причин. Дело в том, что я кратко слушал, что говорили здесь до того, как я появился в студии. Это все очень хорошо ложится на канву уже развитой культуры общественной, культуры восприятия и потребления таких вот культурных «осередків», что ли. Как это правильно сказать по-русски?

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Культурной среды.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Да, культурной среды. Точно.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Вы имеете в виду, что должен быть контекст, а потом уже возникнет…

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Нет, контекст есть, но просто есть там еще такая штука, как потребительские привычки, то есть, грубо говоря, заставить нашего гражданина поднять свой пушистый задик и пройти лишние пятьдесят метров для того, чтобы окультуриться. Это здоровенная проблема, которая требует не только желания участников культурного процесса, но и определенных вложений вообще в развитие культуры в целом. Это уже не индивидуальная задача, это задача государства.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И даже не градоначальников, которые могут отдать эти промзоны и дать какие-то субсидии, льготы для тех людей, которые там начнут что-то строить новое?

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала «Салон»: Начнут реконструировать…

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Кроме всего прочего, нужно сказать, что все эти промзоны находятся в массе своей в частной собственности, и возникает еще вопрос юридический. Есть процедуры, как эту частную собственность можно «отмотать», да, назад. Получить ее снова в коммунальную собственность, если она там не используется…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, это вообще, это отдельная, вечная тема…

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Да, это вечная тема. Но сейчас как-то эти процессы ставят на повестку дня. Но упущено ни много ни мало двадцать лет, поэтому все то, о чем говорится – это процесс не одного дня. Почему в данном случае Воздвиженка, а не Фрунзе, потому что Воздвиженка находится в пределах досягаемости. Район "мертвый», конечно, в смысле траффика необходимого…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, на Вашей презентации я не сказала бы – невозможно было проехать. 

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Это ситуативно. Это ситуативно. Там невозможно проехать не потому, а потому что там классные проектанты. Когда они этот проект готовили, они просто элементарно не учли примитивных законов урбанистики.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Но опять же, сейчас я эти полчаса закончу точно так же, как и прошлые: куда ни ткни – везде проблема! Давайте сфокусируемся, но уже в следующие полчаса, потому что сейчас мы переключаемся на новости; а уже подробней с Натальей Карпенко и с Евгением Березницким о том, как использовать европейский опыт по применению промышленных пустующих зон в Украине в лофты, в бизнес-парки и в новые пространства нестандартные, мы поговорим в следующие полчаса после новостей.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это "Эфир без правил". Шестнадцать часов четыре минуты. Меня зовут Василиса Фролова. Мы из одной темы плавно переходим в другую. Хотя сейчас мы все-таки продолжим разговор об этой самой урбанистике. Просто полчаса назад мы говорили об исчезающем автопроме. Заводы стоят, промзон полно, в каждом городе есть огромные территории, с которыми непонятно, что делать. И мы сейчас решили обсудить европейский, и даже московский опыт постройки лофотов - нестандартных жилых и бизнес помещений в этих пустующих зонах. С нами сейчас на связи будет Григорий Мельничук – со-координатор Совета Киева по урбанистике. Я думаю, он нам какие-то полезные вещи расскажет. С нами также конечно Евгений Алефиренко - наш редактор, который сегодня мне помогает вместо Димы Терешкова.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: С огромным удовольствием, здравствуйте.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Сейчас пока справка, чтобы мы и вы понимали...

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Что в мире делают с промышленными зонами, и как туда заселяют дизайнеров принудительно.

Справка Радио Вести: Промышленные зоны в крупных городах начали переделывать для жилого и коммерческого использования вместе с ускорением процесса урбанизации в середине девятнадцатого века. Причиной обычно становился рост цен на недвижимость, который делал нерентабельным размещение крупного производства в границах городов. Тенденция началась с Лондона и Парижа, но каноническим примером конверсии промышленных зон стали нью-йоркские районы Трайбека и Мясоразделочный квартал. Покинутые прежними арендаторами, застроенные заводами и складами, они некоторое время пустовали. Большие здания с высокими потолками и относительно низкой арендной платой привлекли внимание творческих людей, которые использовали их в качестве студий. Богемный уклон новых арендаторов улучшил восприятие этих районов в городах, привлек к ним внимание малого бизнеса, и в течение нескольких десятилетий превратил бывшие окраины с высоким уровнем преступности, в фешенебельные кварталы. Реконструкция фабричных зданий ввела в моду объемные апартаменты лофты со свободной планировкой и индустриальным стилем оформления. С развитием районов в них также начали размещать деловые торговые центры, а промышленные зоны начали рассматривать как привлекательные места для спланированных программ конверсии.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: О каких вообще территориях в Киеве мы можем говорить? Кто знает. 

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: А давайте поговорим про улицу Фрунзе, я почему вспомнила, потому что у нас там сейчас офис размещается. Я знаю, что там очень много пустующих помещений.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Где была галерея Цех.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Да, где была галерея "Цех", и там же были и другие там начинались проекты. Мы знаем архитекторов, которые бредили какими-то прекрасными проектами о всяких творческих скводах, которые можно разместить на территории улицы Фрунзе. Ну, и вообще, проезжая вдоль этих пустующих заводов, наводит это на мысли... И это недалеко от центра города на самом деле, это не такое уж далекое место даже от Воздвиженки. Но как это все сделать.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, Евгений, почему та же галерея "Цех" там не прижилась? Почему ничего на Фрунзе не приживается?

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: А я, кстати, не знаю, они по-моему там и есть.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Разве?

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Да.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Что-то там ничего не происходит.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Это нам нужно спросить у галереи "Цех".

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А галерея открывается на Воздвиженке.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Дело в том, что галерея Цех находится несколько вне общей среды, они не слишком интегрируются со своими коллегами, поэтому там на самом деле что-то происходит, они участвуют в каких-то ярмарках, насколько мне известно. То есть они там живут. Да, я слышал, что на Фрунзе даже планировался музей современного искусства. И для этого было приобретено очень красивое здание завода солодовых экстрактов, но оно оказалось, к сожалению, совершенно чудовищно поражено грибком. Его реконструировать невозможно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Его снесли?

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Нет, но оно доживает свои века.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Может это какой-то миф? Я не верю, что грибок может быть так опасен.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А может Григорий Мельничук знает об этой истории, это со-координатор Совета Киева по урбанистике. Здравствуйте Григорий, слышите нас?

Григорий МЕЛЬНИЧУК, со-координатор Совета Киева по урбанистике: Здравствуйте.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот вы недавно писали о киевском заводе АТЕК на Святошино, бывшем промышленном гиганте Красный экскаватор, который долгие годы сейчас стоит и пустует. Как вам кажется, почему с этой площадью до сих пор никто ничего путного не сделал? 

Григорий МЕЛЬНИЧУК, со-координатор Совета Киева по урбанистике: Если говорить конкретно о заводе Красный экскаватор, то насколько я знаю, там вопрос в бывшем руководстве, в правах собственности, по этой причине огромная территория в очень интересном месте, возле станции метро, возле пересадки на электричку, она как бы пустует.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Ну, таких территорий наверное немало.

Григорий МЕЛЬНИЧУК, со-координатор Совета Киева по урбанистике: Интересно было бы обратить внимание еще на другие киевские промзоны, они очень разные. Действительно где-то уместно перепрофилировать промзоны в жилые кварталы, это прежде всего те территории, которые находятся ближе к центру, а самые интересные на мой взгляд, перспективная территория - это бывший мотоциклетный завод на Лукьяновке, это Шевченковский район, рядом находится Институт международных отношений и еще ряд довольно серьезных объектов, но к сожалению на сегодняшний день это предприятие простаивает, ничего перспектив.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: А почему оно простаивает?

Григорий МЕЛЬНИЧУК, со-координатор Совета Киева по урбанистике: Как мне недавно рассказал один довольно известный архитектор, в Киеве в общем-то земля раскуплена и разделена на лет тридцать-сорок вперед, если говорить о нынешних центрах строительства. То есть очень многие собственники пока просто владеют участками, и условно говоря, ждут более привлекательного инвестиционного времени, когда бы начать строительство нового объекта.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А может быть именно сейчас, когда уже все опустилось до неприличных цен, может быть именно сейчас время заниматься этими объектами?

Григорий МЕЛЬНИЧУК, со-координатор Совета Киева по урбанистике: С другой стороны, для строительства нужны серьезные кредитные средства и насколько это возможно привлечь сейчас, тем более если мы говорим о строительстве широких жилых комплексов на бывших промышленных территориях - это вопрос коммуникаций и прокладки новых улиц и дорожной сети, потому что предприятия занимают зачастую огромные площади, а чтобы мы получили настоящих жилой и качественный город - улицы все-таки должны размещаться часто.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мы к сожалению уже должны прерываться. Григорий, спасибо вам огромное за включение. Мы продолжим после коротенькой паузы.
Давайте поговорим о объединении в старых, не использующихся промышленных зонах разных функций, полезных современных и новых. Какие примеры хорошие есть у нас в Украине где люди сами взяли старые дома вот эти в грибке и перестроили под себя?

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Конечно есть. Ну, не то чтобы перестроили, но например есть очень такой, Евгений наверное меня поддержит в этом, хороший опыт, продуктивный с художниками. То есть, как вообще вот это сквотирование происходит в мире, в Украине то же самое? Например, ранние девяностые годы. Как образовывалась Парижская коммуна, как образовывался БЖ-Арт - известные арт-формирования, которые образовывались как раз вокруг покинутых зданий? То есть, когда в девяностые годы, когда освободили здания по разным причинам, которые мы все помним, но кто идет первым в разрушенное здание? - Бомжи. Как это было в Нью-Йорке..

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Творческие, или просто?

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Нет, это настоящие бомжи. Сначала идут настоящие бомжи и преступные элементы. Там расцветает какая-то тайная деятельность. Кто приходит вторым? Когда идет позитивный сдвиг, приходят художники.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Хорошо, бандиты приходят, которые потом их выселяют, и которые потом перестраивают все под себя.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Вот, например случай БЖ-Арт, я очень хорошо знаю этот случай, потому что я участвовала на начальном этапе формирования этого всего. Как раз бандиты, спасибо им большое, подарили ключи. Получилось так стихийно, что перераспределили эту собственность внутри художественной среды, но так получилось, потом художественная среда уже взяла это в свои руки, уже договор был с ЖЕКом, возникла добровольная организация. Были люди, которые этим занимались уже на каком-то уровне. В принципе этот мини-пример и есть что-то вроде вот того, что происходило в Нью-Йорке, Лондоне. То есть сначала идет хаотичное заполнение этих разрушающихся пространств, люди там начинают какую-то созидательную деятельность, после чего возникает добровольная организация, и в этот момент если город и власти перестают бороться с этими стихийными захватчиками, а договариваются с ними. Например, не нужно это здание, оно под снос и так далее. Так очень часто бывает, но не город договаривается, но ЖЕК или местные организации. В миниатюре эта схема работала. Почему бы ей не работать в более широком масштабе, но тут встают вопросы собственности, которые нам бесполезно сейчас обсуждать.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Наталья, а тогда скажите, проходим ли мы на второй шаг? То есть хорошо, поселились там...

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Придет ли к нам буржуазия?

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Именно так.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Конечно, пройдут вот эти тридцать-сорок лет. То есть сначала нужно пережить этап захвата, если говорить о вот этой схеме, которая работает, сначала нужно пережить этап захвата. Если мы увы сейчас на этапе захвата, или еще даже не на нем, то говоря мерками Лондона и Нью-Йорка, нам нужно еще лет пятьдесят до буржуазии подождать.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Пятьдесят это многовато, я рассчитывал пораньше.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Сейчас все быстрее.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Ну, а вообще, обеспеченные люди готовы сейчас брать район, который там под отчуждение железной дороги у нас в Шевченковском районе?

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Я думаю, что этот район нужно сделать более престижным. Вот эту функцию как раз выполняют художники и дизайнеры. Дизайнеры при этом более коммуникативная структура, они все-таки связаны с промышленностью и обществом в большей степени, менее обособленны. Поэтому вот в Эйндховене когда дизайнеры, например, заселили город - это в принципе послужило основой его продвижения в мире, как какого-то культурного элемента, то есть теперь это столица дизайна, и это очень хорошо и звучит, и привлекает инвестиции и все остальное, и оживляет экономику страны.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: А в какой процент вы бы оценили спрос вот на лофт и на индастриал? Если взять там скажем сто процентов людей, которые хотят себе сейчас сделать отличную дорогую квартиру и заказывают лофт. Сколько это - один процент?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Лофт будет стоить на пятнадцать процентов дешевле, чем в квартале жилом квартира.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Имеете в виду покупают под лофт какое-то помещение промышленное?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Честно говоря, я таких примеров не знаю. Я знаю когда люди стилизуют, когда покупают пент-хаусы и делают из него лофт. Вот такие примеры я знаю в массе.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Я знаю такой пример. Это вот как раз на Подоле, на пересечение улицы Фроловской, где была раньше фабрика, которую в итоге снесли. Там был огромный двухэтажный лофт одного достаточно известного в узких кругах человека. Который ему помогал строить Павел Гудимов - архитектор, дизайнер, бывший участник группы "Океан Эльзы". И этот лофт просуществовал лет пять. Это была еще такая достаточно известная тусовочная точка гигантских размеров, два больших этажа, на которых можно было играть в баскетбол.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: В Юности что ли?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, в старой Юности. Потом его снесли. Очень жаль весь этот сумасшедший классный ремонт и все эти стены. Все снесли и в итоге сейчас вот уже четвертый год там ничего нет.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Есть еще другой путь. Не обязательно бомжи и художники. Другое дело - есть еще общественные какие-то организации. Вот это более плавный и культурный путь, когда отдается, например, под выставочный центр. То есть это инициатива города или группы людей может быть. Временное присутствие например, и тогда туда подтягиваются, вот то о чем говорил Евгений, подтягиваются культурные силы. Этот район становится более известным, более престижным, и там уже человек думает покупать жилье.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, да, потом этот район становится популярным.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Я просто представляю себе квадратные километры промзон Киева, которые заселили общественные организации..

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Нет, ну одно здание например становится центром культурным. То есть даже если открыть ночной клуб, то туда начнут ездить люди, есть такие примеры. Они туда ездят, проводят время, и они уже по-другому относятся к этому захолустью.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Кстати, улица Нижнеюрковская - хороший пример.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Да.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А вот что касается Берлина. Там же очень много подобных примеров. О каком хотелось бы вспомнить?

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Там нельзя выделить какой-то отдельный пример. Я просто хочу обратить внимание, что мы не можем Киев сравнивать с Берлином, потому что все-таки в буржуазном обществе развитом существует ментальное различие. То есть, культурно развитые люди, с детства привыкшие, что есть необходимость культивации культуры, они иначе воспринимают и вопросы собственности, то есть то что сейчас у нас происходит, есть там какое-то количество людей, которые сидят на своих собственностях индустриальных и ничего с ними не делают, они просто помимо того, что они понятное дело ничего не хотят инвестировать туда, они еще просто тратят свои деньги. Они этого просто не понимают. В случае с Берлином например, громадным городом, в котором пустуют миллионы квадратным метров площадей, бизнес и офисных центров. Вообще, Берлин стал федеральной столицей Германии с целью собрать все государственные институты, чтобы бизнес туда подтянулся, и город зажил настоящей столичной жизнью. Но этого не произошло. Бизнес остался в привычных местах. Он действительно стал бюрократической столицей, но они для того, чтобы оживить город, сделали его культурной столицей. Вот эта культурная программа позволила его сделать модным. Собственники там понимают, что лучше запустить кого-то с нулевой ставкой аренды только за то, что люди будут оплачивать коммунальные, и это все равно выгоднее.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот что происходит, да.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: И вот эта глупость непроходимая наших бизнесменов замечательных, которые...

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Конечно же, тут же можно воспользоваться как сразу.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Существуют еще какие-то страхи на этот счет.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Я не знаю, они просто не хотят ввязываться в мелкую операционную деятельность, но предпочитают сами платить коммунальные платежи, вместо того, чтобы отдать это кому-то чтобы они там даже без ремонта что-то делали.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Конечно, но есть еще и помещения, у которых не работают вот эти все первоначальные коммуникации, и нужно заняться и дорогами, и светом, водой, канализацией и прочее.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Это только Генплан, это не решается..

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Есть много таких, у которых есть дороги.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, большинство, и нам даже не стоит задумываться о каких-то больших переворотах. Передо мной сейчас невероятный лофт в городке Тривиза, в котором раньше располагалась пуговичная фабрика. Теперь фабрики нет, но этот лофт попадает теперь на страницы всяких модных интерьерных изданий.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: А расскажи Вася, а отражено ли там пуговичное прошлое? Есть ли там большая пуговица на входе?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ты знаешь, а вот пуговица есть на ковриках. Все очень минималистично, как это обычно в лофтах и бывает. Высоченные потолки, широкие пространства и невероятный дизайн. Если же у вас есть идеи по поводу того, как использовать вокруг вас пустующие промышленные зоны, присоединяйтесь к нашей беседе.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Да, тема кажется очень перспективной.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: "Эфир без правил" состоит в том, что мы меняем темы вне зависимости от времени и гостей, которые в любом случае находят общий язык друг с другом. Вот как это например с последней темой случилось. Сейчас вот во время новостей вспомнили про Лондон. Я раньше любила брик-лейн - это те же самые лофты, бывшие кварталы заброшенные с фабриками, которые пустовали. Потом появился Хакни-Уик, не будь Олимпиады в Лондоне - не было бы Хакни-Уик. А вот когда начали протестовать люди, которые жили рядом со стадионом куда выселяли тех людей, которых приходилось выселять ради этого стадиона, где проходили Олимпийские игры два года назад, когда они начали протестовать и их поддержали художники. Они просто заселились на территории, где раньше не было ничего...

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: И давай рисовать.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, и в итоге это стало самым модным, прогрессивным райончиком, где уже конечно дороже гораздо кафешки, магазинчики, бары, галереи, и куда ездят туристы. А стадион с этим здоровенным парком, который строили специально для Олимпийских игр, пустует. А живет Хакни-Уик, а не та, гигантская территория, в которую были вложены миллиарды фунтов стерлингов.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Я вот пытался вспомнить, что мне нравится из таких промзон, которые стали не промзонами, и в голову приходят в основном вот визуальные, символические промышленные объекты, вроде той же станции Баттерси в Лондоне, или вроде Венских газометров - огромных сооружений полтора вековой давности, которые переделали в настоящие кварталы, в которых сочетается и жилье, и творческие пространства, и галереи, и места для лекций и встреч.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Прямо в центре Вены, да?

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Дело в том что сам центр Вены очень компактен, но теперь это все равно уже Вена. Это не дальняя окраина.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: А вот как в Лондоне Брик-лейн обрела свою ценность вот эту культурную? Там стоит большой пивзавод Трумана, с семнадцатого века прекрасно функционировал он, а потом что-то там произошло, заброшенные здания остались. При чем, здания очень красивые. Вот как Евгений говорил, прежде всего это красиво. Но, для того чтобы это увидеть и показать, нужно чтобы прошел какой-то процесс социализации. Что случилось? Случилось что там сделали выставочный центр. То есть выставочный центр изначально пришли художники, винтажные магазины, дизайнеры и так далее, заселили Брик-лейн и весь близлежащий район, который теперь супер-район, в который ходят все туристы, проходят самые интересные выставки по фэшн-дизайну, в котором есть свою инфраструктура уникальная, помимо бутиков, галерей и всего остального.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ярмарки, да, там все время столпотворение.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Там жизнь, при чем люди естественно туда заселяются и происходит процесс, когда уже и буржуазия туда придет. Там конечно есть определенные национальные районы, но все равно все это смешивается, и вот эта национальность дает свою экзотику, все это красит в какой-то определенный цвет, а цветов так много в Лондоне в каждом районе, что это дает прекрасный букет уникальный. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А может быть не Киев надо делать такой арт-столицей? Я понимаю, что в этой студии мы сейчас ничего не решим. Но все-таки, когда мы говорили о том, что есть там город столица, есть арт-столица. Вот вчера побывав в Харькове, где нас тоже слушают, почему-то несколько раз вспоминали о том, почему бы не оставить Киев экономической столицей, а в Харьков перевести Верховную Раду.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Вы же понимаете, можно и так. Нужно найти такой город, который вот никому не нужен, все про него забыли.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Николаев, там невероятное количество промзон брошенных. Первое место по... извините, по ВИЧ в Украине. Николаев - совершенно заброшенный город, одна сплошная промзона.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Если никому действительно не нужен, там собственники себя уже расслабленно чувствуют, или наоборот погибают от коммунальных платежей и так далее, вот там нужно приложить какое-то усилие. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Нет таких усилий в Украине, которые из Николаева вдруг сделали арт-столицу страны.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Ну, да.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: При любых вложениях и льготах в эти промзоны.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Я вот вернусь к Харькову на секунду. А вы Госпром считаете промзоной?

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: А что там сейчас?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: К сожалению, нет, там сейчас офисные помещения. Это самая первая подобная уникальная визитка города.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Вот это бы я конвертировал.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Ну и в Харькове промзон тоже достаточно пустующих. На него то глаз положили уже многие. Особенно люди, которые сидят в кабинетах напротив.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Я даже не сомневаюсь. А еще Вася подняла вопрос ответственности за лицо города. Я вот хотел бы спросить у деятелей культуры, Наталья, Евгений, а вы понимаете, что вот подталкивая наши промзоны к превращению в такие места, вы точно так же и меняете идеологию города, из города трудового, в котором кучи заводов, железные дороги, склады и все что угодно, вы должны его вытянуть и сделать городом культуры.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Ну, он никогда не был чисто трудовым городом.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Безусловно.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Он больше был культурным городом, поэтому история его так и складывалась. Мы наоборот пытаемся ему статус-кво вернуть, для того чтобы Киев как бы обрел свою жизнь, чтобы он не стоял там в руинах. Просто когда здания или районы не заселены - они разрушаются. И для города, как для организма - это разрушительно. Там должен кто-то жить, и поэтому когда, особенно в центре города, огромные здания, в которых когда-то кипела жизнь, они пустуют - это просто грустно. И любому человеку это должно быть обидно и неприятно. Даже человеку, который когда-то работал на этом заводе Арсенал, смотреть на этот корпус умирающий, разрушающийся - это тоже не правильно.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Что подводит нас к вопросу о спросе на такие места и вещи. Евгений, вот вы замечаете изменения в аудитории для арт-пространств? Ходит ли туда ограниченный круг любителей творчества или это уже общее место, куда приходят буквально все, кому хочется приобщиться к культуре? 

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Безусловно есть определенный костяк людей, которые ходят обязательно на культурные мероприятия, посещают выставки, и прочие культурные события. Но, также наметилась тенденция увеличения количества людей, которым это действительно интересно. Это не только люди из арт-среды, но также это люди, которые понимают, что культура - это такая сфера жизни, которая необходима для правильного развития личности.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: И они уже готовы ехать только на Воздвиженку или чуть подальше, на Фрунзе? 

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Люди ездят на Фрунзе. Есть вот это прекрасное место, которые на Нижнеюрковской. Люди ездят на Воздвиженку. Ну, Воздвиженка - это такой развивающийся объект, еще не достаточно насыщен культурой, но процесс идет. Привычный Андреевский спуск, который уже стремительно теряет свое значение культурное, и скорее приобретает туристическое.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: И обратно промышленное.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Да.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да это кстати там есть.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Есть Мистецький арсенал, есть Мастер класс, есть проекты, которые находятся в стадии разработки. Я сейчас консультирую по проекту "Реализация арт-пространства в строящемся на месте архитектурного памятника, торгового центра".

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так, так, так. Неужели Контрактовая площадь?

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Нет, это не настолько в центре. Это пример того, что в средней периферии тоже можно будет что-то делать. Использовать старые пространства для того, чтобы там создать еще и культурную среду, которая бы повысила вот этот замечательный уровень качества жизни.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Вообще вот эти процессы интересные в моде идут. Вот почему сейчас в моде лофт? Уже мне кажется до самых отсталых слоев населения дошло... 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну...

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Ну, до самых скажем так обеспеченных и консервативных слоев населения дошла эта мода. То что когда-то произошло от бомжей, от художников, от богемы, сейчас там самые обеспеченные люди покупают себе пент-хаусы и обустраивают их. И вот слово лофт, там архитекторы и дизайнеры его используют его с придыханием. Вы хотите лофт там и так далее. Но, слово работает. Но парадокс именно культурный - то что пришло из низов, теперь наверху. Поэтому все исторические процессы они так и проходят. Подождите лет тридцать - оно все произойдет само собой.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Мы готовы ждать, но не тридцать же лет. А как насчет следующего года, или может через год?

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Если мы все будем проявлять инициативу, возможно что-то сдвинется. нужно эту обсуждать. Какие-то процессы которые идут в дизайне украинском, на них можно и нужно влиять, и процессы идут тогда гораздо быстрее, и масс-медиа собственно и созданы для того, чтобы этот процесс ускорять. И так как сейчас их намного больше, существует интернет, телевиденье, радио, журналы, то мы сейчас как раз и занимаемся активизацией. Существует коллективный разум, и у города он тоже есть. Тут без всякой мистики.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас этот коллективный разум говорит голосом слушателя. Добрый день.

Слушатель: Вы меня слышите?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Уже вас слышит вся страна.

Слушатель: Я очень рада. Я тоже винтик этого коллективного разума. Я считаю, что эти комнаты надо использовать как комнаты для новобрачных

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Афигеть.

Слушатель: Чтобы не было проблемы отцов и детей, когда вот эти молодожены уже обживутся - оставить место для новых молодоженов. Вот так.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Какая свежая идея.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы не представились, ах жаль.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Какой у нас интеллектуальный потенциал вообще у людей.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Комнаты для молодоженов. Ну это такие комнатища. Это залы, где можно балы проводить.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Нужно подготовить какой-то доклад для правительственных структур, которым будут изложены идеи. А эти идеи потом просто в какой-то удобный момент взяты на рассмотрение.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Тут кроме масс-медиа есть еще такой аспект, что если молодоженов заселить в огромные лофты, они на это посмотрят, а потом уже вряд ли выйдут оттуда. Они привыкнут и скажут, что остаются.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, там много молодоженов будет.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Это медовый месяц я так поняла должен быть.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Здравствуйте.

Слушатель: Алло, добрый день. Я из Киева, Геннадий. Дело в том что в этих промышленных разных помещениях можно было бы сделать реакторы холодного синтеза и сделать газозаменитель.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Вот это круто.

Слушатель: У нас в правительстве с этими идеями.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: А почему бы эти реакторы холодного синтеза не вынести за город.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Ну вот в загородных зонах.

Слушатель: Они безопасны, это разработки Болотова

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Просто слово реактор - страшное.

Слушатель: можно одно вещество превратить в другое.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Да, интересное предложение, философское.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Вещество в другое.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы просто боитесь слова реактор.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: На самом деле мы многого не знаем, но два звонка, и уже две совершенно радикально противоположные, но очень свежие идеи. То есть нам бы они в голову не пришли.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Радио Вести - радио новостей и мнений. Как преобразовать пустующие лофты и заброшенные промзоны? Звоните со своими уникальными предложениями.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: После двух этих мнений не хватает только мнения художника, который попросит выдать ему список пустующих промзон, чтобы тут же переселиться со своей студией с мольбертами, натурщицами.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: С натурщицами, да, обязательно. Еще у нас десять минут есть. Какая зона, еще если говорить об Украине может быть самой перспективной? 

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: когда-то была история очень давно, еще до кризиса две тысячи восьмого года. Есть такой прекрасный город Шаргород под Винницей, и в нем два года подряд реализовывался проект, бывший уроженец города Шаргорода, который переехал оттуда. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Обычно так и бывает.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Он решил отдать дань своему родному городу и два года подряд проводил там культурные события. В первый город это был арт-фестиваль, а второй год - это был архитектурный фестиваль. Шаргород довольно далеко находится и к нему инфраструктуры удобной нет чтобы эти события посещать.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это с промзоной мало связано.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Там как раз использовали публичное пространство. Там использовался например сокоморсный завод, который находится в здании самой старой синагоги в Украине каменной оборонительного типа. Прекрасное, великолепное здание. В нем там смонтированы все эти вещи были. Потом заброшенные дома и промышленные объекты.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: А еще есть такой механизм, вот как создать определенный... Звонок да?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, есть звонки.

Слушатель: Здравствуйте, это Харьков. Ольга меня зовут. Я считаю, что в промзонах нужно строить промышленные зоны, потому что мы там разрушили, это уже дальше некуда. На одних конфетных фабриках мы не выедем. Спасибо.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот видите, если вы нас слушали час назад, автопром стоит, столько всего стоит. Тридцать тысяч людей за этот год остались без работы. И цифра эта скорее всего будет увеличиваться. Потому что пока что никакой поддержки автопрому нет. Сейчас куда ни ткни, если даже говорить о том же кораблестроении, если заговорили о Николаеве, там Кривой Рог... Что не возьми, у нас в каждом городе есть гектары помещений, которые покрываются грибком да и все.

Евгений АЛЕФИРЕНКО, ведущий: Это правильные очень замечания, но нужно учитывать что есть все-таки процесс культурный, и вот эти все проблемы, в том числе и с появлением депрессивных регионов, связаны с тем, что упущен момент развития общества. А общество начинается с культуры общественной.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Я подумала, что еще может сработать такая схема, вот когда мы хотим какое-то место возродить, к нему привить интерес - нам нужна сенсация. То есть мы берем очень удобное по инфраструктуре место, делаем там например какую-то сенсацию, какое-то чудо. И туда стекаются люди любопытствующие. Или открываем там какое-то месторождение.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это может быть легенда?

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Давайте сейчас об этом не говорить. Что бы это ни было, это должно привлекать внимание. Туда приходят люди, формируется культурный феномен. И вот на базе этого культурного феномена уже туда стекаются силы самые разные творческие бизнес и так далее. Люди начинают там зарабатывать деньги и формируется социальная структура вокруг этого.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Абсолютно работающая идея, уже историей подтвержденная.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Может меня услышит какой-то Остап Бендер и это произойдет.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: здравствуйте.

Слушатель: Алло. Добрый день. Вячеслав, Киев. Вот я последнее время работал в ресторации, и мы разработали способ воспроизведения инсталляций, скажем там Майдан. И хотели сделать галерею легенд о восточных единоборствах.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И сделали что-то?

Слушатель: Сделали в миниатюре. По альтернативному способу. Быстро и дешево. По поводу этих зданий, они же все раскуплены, и поскольку кушать они не просят - люди будут их держать, поскольку это вполне выгодно.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: О чем мы уже говорили.

Слушатель: Нужен тот самый ресурс, которого нету у нас в стране - политическая воля. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Иностранцы в Кабмине, может они нам помогут. У нас еще минута до новостей.

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Давайте заканчивать как-то позитивно.

Евгений БЕРЕЗНИЦКИЙ, галерист, куратор и арт-консультант: Не знаю будет ли это позитивно, я так и не понял, почему у нас в Киеве проблема с застройкой в историческом центре, но в то же время владельца промзон не берутся строить у себя. 

Наталья КАРПЕНКО, главный редактор журнала Салон: Я думаю, что культура возьмет свое. Придут люди и это произойдет. И чтобы это было быстрее - мы должны просто это обсуждать и говорить об этом больше.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Что мы и сделали на протяжении последнего часа. Спасибо огромное Наталье Карпенко, лавный редактор журнала Салон, Евгений Березницкий, галерист. Мы передаем микрофон как обычно Константину Дорошенко и Дмитрию Симонову. Это программа "Элементарно", сегодня в гостях единственный в Украине дипломированный экзистенциальный психотерапевт Ирина Коваль. А мы вернемся через час.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все