СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Нормальным ты не станешь уже никогда, билет на войну - это билет в одну сторону"

"Точка зрения"Бабченко: "Украину ждет сильный "донбасский синдром"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шестнадцать часов и пять минут в украинской столице, это программа "Точка зрения". Меня зовут Юлия Литвиненко, сегодня в рамках этого проекта я пообщаюсь с Аркадием Бабченко, российский журналист, военный репортер будет у нас в гостях, с минуты на минуту мы ожидаем его в нашей студии.
Я напомню, что у вас есть возможность нам позвонить в прямой эфир. Аркадий Бабченко достаточно известный журналист в нашей стране своими материалами о событиях, о нелепом, как нам всем кажется, противостоянии между Украиной и Россией. Сегодняшнюю речь президента Путина, конечно же, мы тоже будем обсуждать в эфире. Можете звонить и высказываться, если вы действительно слушали сегодняшнюю речь президента Путина. Так ли важно все то, что сказал сегодня Путин? Как вы оцениваете то, что вы услышали? И конечно же о будущем вообще российской журналистики, о российских и украинских медиа будем говорить в этой студии. Алло, добрый день. Откуда вы звоните?

Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Оксана. Я из Киева звоню. Все это последнее время, когда происходит у нас вот этот ужас у меня такое чувство, что мы живем в виртуальной реальности по соседству с нашим бывшим братом, и лишний раз я убедилась, что там какие-то гуманоиды живут сегодня, потому что правит этим государством самый главный гоблин. То, что надо их слушать и понимать какие настроения в стране – это, безусловно, но принимать за чистую монету все то вранье и примерять ее на себя, и что они делают так как говорят, думаю что не стоит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажите, Оксана, а что нового вы сегодня услышали в речи президента Путина?

Слушатель: Ничего абсолютно, тотальное вранье. Меня поразило только то, что он очень много говорил о каких-то животных, сравнивая Россию, сравнивая еще кого-то, вот как говорила Ксения Туркова, это зооморфология, как выясняется, в лингвистике. Вот очень много было про животных. Вот и получается, что вся страна, которой он правит - это зоопарк. А он директор этого зоопарка

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, тут да, масштаб личности, ничего не скажешь. Вот такой выдалась вам речь Путина. Спасибо за ваше мнение. Алло, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Из Днепропетровска звоню.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как зовут вас?

Слушатель: Валентин меня зовут. Тридцать девять лет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Очень приятно, более чем исчерпывающая информация. Как вам сегодняшняя речь президента Путина? И не кажется ли вам, что слишком пристально мы следим за всем, что происходит в России? Может нужно больше делами внутренних событий опекаться?

Слушатель: Я думаю, что это человек, которому уже не верит весь мир, который уже заврался настолько, что там не должно было быть вообще даже наших журналистов. Бесполезная абсолютно вещь. Пусть русские СМИ слушают.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: просто в такой ситуации всегда интересно, а что же дальше. Вот вы к конспирологии как относитесь? Некоторые пользователи Фейсбука сегодня на своих страницах разместили такой конспирологический сценарий, о том что вербовка якобы Путина произошла еще в бытность его работы в Германии, вот велено было Путину развалить Россию, с чем, как мы видим, успешно справляется. Вот что выдумаете о таком варианте событий?

Слушатель: Явно видно, что человек уже очень болен властью, и я думаю, что он не несет никакую миссию, просто очень хочет остаться в истории, запечатлеться как создатель нового государства, царьком в Российской империи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня, как мы видим, даже не смотря на то, что нашим ребятам пришлось пережить и погибнуть в этом Иловайском котле, стало совершенно очевидно, что все равно с помощью автомата Калашникова и на танке не выиграть эту войну. Вот как вы полагаете, развязка всей этих военных действий, в чем она?

Слушатель: Поскольку Россия, судя по заявлениям Лаврова и Путина, идет на попятную, хотя они не оставили себе путей для отступления, им нужно либо вперед, либо умереть в Украине. Я думаю, что они отойдут, а наши войска все-таки займут эти регионы, и наши люди... Я сам из Луганска, я пятнадцать лет прожил там. Наши люди поймут, что мы - Украина, и здесь демократия, а там тоталитаризм.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо. Опять же, вот вы говорите, что живите в Луганске, я надеюсь, что люди, которые знают особенности этого региона, позвонят нам сегодня также. Вот только ли дело в людях? Вот на что нужно обратить внимание теперь украинской власти? Стало известно, что в субботу состоится заседание СНБО. По всей видимости, будет обсуждаться и доктрина национальной безопасности в том числе. А вот есть ли она на сегодняшний день? Чувствуете ли вы, что секретарь СНБО Александр Турчинов - это тот человек, который действительно сможет инициировать создание новой доктрины национальной безопасности?

Слушатель: Добрый день. Киев, Дмитрий.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, слушаем вас.

Слушатель: По поводу речи Путина. Я даже не знаю, как это культурными словами, это чистая ложь, в большом количестве. Это были сплошные съезды с вопросов, то есть никакой конкретики.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не увидели вы сильного президента сильной России? Нет?

Слушатель: нет. Он раньше сидел и восхищался Владимиром Путиным, а сейчас я понимаю, что это был банальный клоун.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: ну, как сказал классик: "А король-то голый". Видите, мы продолжим на эту и другие темы по телефону 390 104 6 сразу после свежих вестей на Радио Вести.
Пробки сегодня в Киеве, наша студия находится в самом центре Киева, поэтому тут с транспортом в столице сложно и тяжело, а сегодня еще и маршрутные такси и трамваи не работают. Вот Аркадий Бабченко, наш гость сегодняшний есть на телефонной связи. Чтобы вы поверили мне на слово, я вам продемонстрирую в телефонном формате Аркадия Бабченко. Добрый день.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Добрый день. Прошу прощения, что я вот так вот...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ничего. Нет преград в современном мире. Мы вас и по телефону услышим. Как настроение? Откуда вы добираетесь к нам?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я к вам еду из Львова, вот сегодня утром выехал из Львова, и вот сейчас еду.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какое впечатление у вас от города Львова?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Примерно то же самое, что и ожидалось.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что предполагали вы? Увидели европейский город?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Да, хороший, старый европейский город.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говорили вы на русском? Не опасно было?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Без проблем говорил на русском, и вот когда гулял по городу, мне показалось, что лексики на русском языке было даже побольше, чем в Киеве.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Бывает. Ну, видите, это вопреки всем опасениям, которые иногда звучат с российских телевизионных экранов. Слушали ли вы пока добирались к нам и вообще из Львова в Киев, президента Путина сегодня?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Частично, я вообще все вот эти выступления не слушаю, потому что они все были абсолютно одинаковы и ни о чем, но сегодняшняя пресс-конференция отличается, потому что мне показалось, что Путин уже в это случае не выступал, а скорее оправдывался.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шутил даже, вот в отношении с Ксенией Собчак. Вы слышали? Она задала достаточно жесткий вопрос, на что Путин пошутил, обращаясь к своему пресс-секретарю: "Зачем вы дали ей слово?". Ну, вот так, как кошка с мышками, я бы сказала, вел себя президент Путин. Нет?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Он всегда так себя ведет, но в этом случае мне показалось, что человек уже не так уверен в себе, как раньше.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но теперь вопрос, а что дальше? Президент Путин будет вести себя так, чтобы превратить все происходящее в шутку? Вот как выйти из сложившейся ситуации? Вы же знаете, какая вражда посеяна между нашими народами, и любая информация - это просто вспышка гнева, как с одной, так и с другой стороны.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я не знаю, как из этой ситуации выходить, потому что она дошла уже до такой степени... Полгода назад еще никто не мог предположить, что вот так будет. Как будет себя вести российская власть, я прогнозировать вообще никак не могу, потому что у меня такое ощущение, что власть России уже живет совсем в своем мире. Вот год назад Владимир Путин был, в общем-то, довольно предсказуем, но какие сейчас у него будут следующие шаги, я совершенно не представляю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спрашивают наши слушатели вас:
"На будущих президентских выборах в России альтернатива есть кроме Медведева и Путина? Остались ли в России личности?".

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Будущих президентских выборов в России не будет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да ну?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: В том смысле, что их и так-то не очень было. Потому что, что было, выборами назвать нельзя. В восемнадцатом году, я думаю, даже и этого фарса не будет, потому что я думаю, что будет что-то типа военного положения прямого президентского правления, либо какая-то уже совсем иная будет ситуация, но в том формате, как это было, вот таких выборов уже не будет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как могло вот все это случиться с Россией? Как вы думаете, потому что вы же знаете, вы - частый гость здесь в Украине, вы знаете, что мы иногда поглядывали на Россию и говорили, что вот как у них все замечательно и хорошо, впереди планеты всей, и театры российские всегда с огромным успехом гастролировали здесь, и очень много российских журналистов в качестве приглашенных звезд работали и работают в Украине. И как теперь на все это посмотреть? По мнению наших слушателей, все-то ждали, что вот президент-лидер великого народа, сильный президент сильной России будет общаться со своей нацией. Много слабостей сегодня было со стороны президента Путина. Чем все это может быть чревато для России, как думаете?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Нет, ну если судить по телевизионной картинке, то может быть Россия и выглядела все эти годы сильным государством, но реальность то была совсем другая. Сильное государство, может, было в Москве, Петербурге, Красноярске, а от Москвы сто километров отъезжаешь - там девятнадцатый век был. Там ничего не изменилось с девяностых годов. Телевизионная пропаганда оказалась очень эффективна, я не думал, что она будет настолько эффективной. Десять лет вот этой пропаганды сделали свое дело, и население зомбировано полностью. Здесь даже дело не только в киселевщине, а проблема-то была в том, что десять лет было не зомбирование, а дибилизация населения, были совершенно идиотские шоу, сериалы. То есть планка не повышалась, а понижалась, была ставка сделана на маргинальные слои населения, и, в конце концов, последний год был вообще какой-то безумной вкусовщины, которая идет на подготовленную почву.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот тут вся вина на работниках масс-медиа, если так. Потому что это же телевизионные менеджеры задавали моду, вот эту вкусовщину, о которой вы говорите. Или это был такой государственный заказ?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Это был и государственный заказ, и желание выслужиться. Там не вся вина, конечно, не вся вина, большая часть, но не вся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тут вопрос еще и бизнеса, конечно, появились еще понятия "неформат", "это не даст рейтинга", и вот на поводу у таких целей и задач пошли наверное телевизионные менеджеры, ну и теперь имеем то, что имеем.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Да, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы так говорите, как человек, ностальгирующий за советским телевиденьем. А советское телевиденье было качественнее, чем современное телевиденье в России.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Нет, я вообще не ностальгирую по советскому телевиденью, я не знаю, почему вы услышали у меня эти нотки. Нет, упаси Боже. Я скорее ностальгирую за телевиденьем начала двухтысячных - конца девяностых, когда в России была действительно свобода слова, когда были независимые СМИ. Потому что то, что сейчас мы видим, это не телевиденье, это пропаганда. Это не средства массовой информации, а средства массовой пропаганды. В Советском Союзе оно было, в общем, примерно так же, но все-таки такой ненависти, агрессии, ксенофобии там не насаждалось все-таки, конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я очень надеюсь, что вы все-таки доберетесь до конца этого часа в нашу студию, и мы поговорим здесь уже с глазу на глаз. Но я все-таки задам еще один вам вопрос, скажите-ка, как вы думаете, вот эта вражда между нашими народами, вот это напряжение, которое теперь существует, что должно произойти помимо смены власти, наверное, этого уже будет недостаточно? Потому что теперь речь уже не только во Владимире Путине. Как теперь убедить этих людей, которые поверили в российскую пропаганду, обречь снова в веру нормальных людей? Покаяние, примирение, что мы переживем, россияне и украинцы в ближайшем будущем?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Это конечно, уже просто смены власти не достаточно. Украина, конечно, еще год назад все-таки отношение было совсем другое, и Украина не отворачивалась от России уж совсем, хотя тоже вектор был выбран европейский, но как бы и вместе со всеми. То сейчас разворот произошел на сто восемьдесят градусов, вектор развития страны выбран, обратно он уже не поменяется, Украина, безусловно будет уходить в Европу, а Россия будет оставаться одна. Для того чтобы восстановились какие-то нормальные отношения, это, конечно, нужны годы, для того чтобы ушел вот это вот шок от того, как Россия себя повела в этой ситуации, как себя повели люди. Для этого должны пройти годы и в России должна произойти конечно ментальная смена сознания самого общества. Само общество должно понять, что мы и не хуже всех, и не лучше всех, мы не самые великие, и не самые плохие, а мы такие же как все. Давайте жить вместе со всеми, вместе в Европе. Мы тоже европейская страна, и давайте строить правовое, географическое, свободное государство двадцать первого века. И должно быть и покаяние, и естественно должна быть работа над ошибками, общественная дискуссия, но пока предпосылок вот к такому повороту событий я не вижу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я очень надеюсь, что вы добираетесь все это время, пока мы говорим, к нам здесь на улицу Шелковичную. Как далеко вы?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Мы пытаемся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Если вы не доберетесь, в следующей четверти часа поговорим по телефону, и не теряем надежды увидеть вас здесь, в программе "Точка зрения".
Это программа "Точка зрения" на Радио Вести. Вот так все долго ждали и свершилось чудо. Аркадий Бабченко здесь в студии, здравствуйте.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Добрый день.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Итак, понятное дело, что мы будем говорить сейчас и об Украине, и о России. Но я вот с чего хотела начать вот эту часть нашей программы. Вы ведь на Востоке Украины сколько в общей сложности провели времени?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я там пробыл три недели в начале еще под Славянском где-то полгода назад.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О том, что вы попали в плен, это была правдивая информация?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Не то чтобы в плен, были вопросы по подозрению в шпионаже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В чью пользу?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: В пользу России естественно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: то есть это украинские военные, обнаружив вас…

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Ну, в общем да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как это произошло?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я пока не хочу вдаваться в подробности и не хочу говорить об этой теме, потому что я потом все это подробнее расскажу и распишу. Просто не хочется мне сейчас вот это кусками.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как непричастность вы доказывали украинским военным?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Никак не доказывал. Не расстреляли и спасибо

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего не расстреляли-то? Судя по тому, что говорит президент о украинских военных - каратель на карателе сидит, да карателем погоняет, а вас не расстреляли.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Вот, врет, значит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Аркадий Бабченко, российский журналист, военный репортер, вот вы на качество посетовали. Вы говорите, что самое страшное ведь на самом деле то, что сделали телевизионные менеджеры, да и вообще российские медиа, то, что они сделали с сознанием и с сердцем. Это иногда гораздо больнее и гораздо дороже денег инвесторов, которые они разбазарили. Вы ведь получили, помимо журналистской премии за мужество и профессионализм от Союза журналистов России, вы ведь лауреат премии за мужество в литературе. А расскажите-ка о состоянии дел в российской литературе, каково сегодня оно? И не кажется ли вам, что вот закончите вы доказывать свою невиновность и вернетесь в литературу, может ну ее, эту журналистику?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Мне вот на самом деле сложно рассуждать как про журналистику в России, потому что я телевиденье не смотрю и что там происходит, я комментировать в общем-то не могу. Я вот так вот включаю иной раз, десять секунд посмотришь, волосы дыбом встали, и полгода еще не подходи к этом у делу. И примерно то же самое с литературой, потому что сейчас пошло такое. Вся та же самая проблема, что нет направленности на образование общества, идет направленность на маргинализацию общества. Власть сделала ставку не на интеллигенцию, а на нижние слои. И это абсолютно во всем, в том числе и в литературе, пошел вал какого-то ширпотреба. Я перестал ходить в книжные магазины уже очень давно. Потому что выбор большой, и книг хороших, качественных, умных действительно много, но там надо потратить часа три-четыре, чтобы найти то, что нужно читать. Все остальное забито ширпотребом. Есть несколько магазинчиков, которые делают ставку именно на это.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как вы зерна от плевел? Вы доверяете владельцам этих магазинов? Чему доверяете вы, когда выбираете, что почитать?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Есть вот несколько магазинчиков, которые вот специализируются именно на нормальной литературе. Самый известный, я туда тоже часто захожу, это «Фаланстер». Но это такой тоже революционный магазин, его несколько раз жгли, пытались закрывать, там пожары, поджоги были. Но, они вот пока держатся. И начинают появляться тоже небольшие магазинчики, рассчитанные на нормальную публику. Вот там можно что-то искать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот почему на рынок хлынуло вот это все некачественное? Вы же помните, раньше как-то цензура, контролирующие органы. А что сегодня. Вот вам свобода, тот, кто умеет писать, пишет и называется себя свободным писателем. Сколько в России видишь писатель, писательница, катастрофическое количество народу.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Нет, ну это не с сегодняшнего дня пошло. Я за абсолютную свободу слова, за возможность самовыражения всем и во всем, но когда считается, что давайте вот просто дадим все на самотек, и рынок сам все отрегулирует... Не отрегулирует. Должны быть экспертные институты, общественные институты. А когда дают премии, там не знаю, Большая книга, Букер. Я думал, что это я дурак такой. Видишь, книга получила какую-то большую премию. Я ее открываю и понимаю, что я это читать не могу. И все это стало насаждаться. Это еще из времен дикого капитализма.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда вы говорите, что нынешняя российская власть ориентируется на малообразованных граждан, ведь это уже было, когда каждая кухарка будет у нас править государством, но ведь этот люд не допустят во власть, во всяком случае, пока там президент Путин властвует. Какая тогда функция вот этой массовки? Что эти люди? Их задача пойти проголосовать за президента Путина в очередной раз? Или не приходить.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я думаю, что чем меньше будут приходить, тем вообще лучше. Это функция именно массовки. Чтобы образовывать общество, ты должен быть сам образованным. Ты должен быть на ступеньку выше, а если ты по своей образованности стоишь на ступеньку высших слоев образованного общества, естественно, ты не можешь делать на них ставку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, цитировал же сегодня Лермонтова Путин.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Уже хорошо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это конечно было несколько смешно, потому что отвечал он на вопрос о пятой колонне.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Любая власть, когда она из демократической превращается в авторитарную, она всегда делает ставку на низкие слои населения. Это всегда так. Пожалуйста, Украина год назад, все то же самое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы так говорите, вот низкий слой населения. Это же не Бразилия, это же не Латинская Америка. Самая читающая нация, самые лучшие институты, самые лучшие умы стекались всегда в Россию. Вы же знаете это, весь Советский Союз делегировали и командировали самых лучших своих людей именно в Москву. Как это могло произойти? Откуда все это?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Теперь они растекаются.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как в США говорят, личный бизнес - это строительство приватных тюрем. Такой бизнес, казалось бы, странный, а как просчитать, вот лет через пятнадцать какая загруженность будет, сколько народу, сколько камер надо. А просчитать рентабельность этого бизнеса достаточно просто. Нужно посчитать какое количество народу в возрасте десяти-одиннадцати лет не умеет читать. Но это там. А в России-то мы думаем, что обязательно и бесплатно образование и все социальные гарантии. Что происходит в сознании русского населения.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Образование рушится уже на протяжении нескольких лет, и постоянные реформы, которые там проводятся, мне кажутся странными. На самом деле здесь вопрос не последних десятилетий, все это началось в тысяча девятьсот семнадцатом году, и даже еще раньше, с Ивана Грозного, всеми этими столетиями ген вольнодумства, свободолюбия, достоинства выбивается в русском народе, но при всем при этом каким-то совершенно парадоксальным образом он каждый раз возрождается снова.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А не кажется ли вам, что не выбивается, а просто лень, простая человеческая лень всему виной? Потому что сегодня живем мы в открытом реальном обществе. Вот даже тот ужас, который льется из уст Дмитрия Киселева на российском телевиденье, зайдите в интернет, посмотрите другое телевиденье, сверьте эту информацию, читайте другие источники, все же доступно, интернет ведь есть еще в России, слава Богу

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Чтобы это читать, должен ген свободы присутствовать. Я считаю, что в принципе все страны, на мой взгляд, они по большому счету одинаковы. Вот та прослойка, которую мы называем обывателями, вот она составляет большинство во всех странах мира, а двигаю всегда прогресс и страну, и человечество всегда небольшая прослойка активных людей, пять-десять-пятнадцать процентов. Вот во всех странах вот эта активная прослойка действительно пятнадцать процентов, но в России она постоянно выбивалась. Сейчас говорят за полгода вот этих две тысячи четырнадцатого года самый большой отток из России.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: мы продолжим сразу после свежих вестей.
Я вот какой вопрос хотела задать, у вас была возможность, сколько, кстати, в плену вы провели?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я бы все-таки не стал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: хорошо, задержание украинскими военными как долго продолжалось?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Ночь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В беседах провели вы эту ночь.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: В общем да, в беседах, это были одни из самых насыщенных бесед в моей жизни.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Били вас?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да вы что?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так ведь так, есть приватные батальоны, не приватные. Что это было?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Армия.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это была армия, ну тут на войне как на войне, Аркадий.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: А я ничего не говорю, я все это отлично понимаю, я сам был солдатом, и сам знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы кстати, прошли же чеченскую войну? Сколько вы там были?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Да, полгода, наверное в общей сложности.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы были в составе армии, или вы были тоже заблудший романтик?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: В составе армии. А там не было никаких добровольческих батальонов, только армия там была.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы как раз проходили службу, и эта служба пришлась на время чеченской войны.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: В первую чеченскую войну я туда попал добровольцем-срочником по призыву, а на вторую чеченскую войну я заключил контракт и поехал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По доброй воле?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А могу спросить, если бы можно было бы этого не делать, вот сейчас спустя некоторое время все равно бы отправились?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Сейчас в данный момент я никуда бы конечно не отправился, и в данный момент я уже совершенно точно знаю, что оружие в руки я не буду брать, вот если только совсем уж не крайняя необходимость какая-то. но это был девяносто девятый год, я такой два года как вернулся с войны, у меня был мощнейший синдром пост-комбатанта, мне кукушку унесло напрочь, я совершенно не мог найти себя в мирной жизни. Я ненавидел мирную жизнь, Москву, москвичей, и это не было рациональным шагом. Это было абсолютно иррациональный поступок, то есть я возвращался. Тело у меня оттуда вернулось, а мозги остались еще там, и я не ехал в Чечню, я ехал на войну, мне все равно было где эта война происходила.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что помогло вернуться вам к мирной жизни? Потому что на самом деле то, что вы говорите, будут переживать очень многие ребята, люди, которые впервые взяли оружие, оказались на войне, потому что будем мы это называть интеллигентно АТО или другие определения, все равно это война. Та мясорубка, в которой люди оказались, вот это война, и самая большая сложность, с которой придется столкнуться, вот по сути это же победить самого себя, выиграть войну. Украину ждет очень сильный донбасский синдром, как чеченский, вьетнамский, так вот Украину ждет очень сильный донбасский синдром, это будет обязательно, и я вот постоянно делаю на этом акцент, совершенно напрасно на мой взгляд государство не занимается уже сейчас. А этой проблемой должно заниматься именно государства. Волонтеры волонтерами, но полностью решить эту проблему может только государство. И совершенно напрасно украинское общество пребывает в некоем слишком романтическом и слишком идеализирует состояние на данный момент, потому что проблемы будут, когда эти люди вернутся с войны. И будет все то же самое, что и было, вот абсолютно. Другое дело, что проигранная война несет гораздо более сильный синдром, чем война выигранная, потому что поражение в войне настраивает на поражение и в мирной жизни, а победа в войне настраивает на победу и в мирной жизни, но все равно этот синдром будет в любом случае. Что делать? Я не знаю, у меня нет совета как все это преодолеть, потому что мне повезло, я все-таки в Москве, я все-таки москвич, я сумел найти работу, создать семью, у меня родился ребенок, я начал писать. Я никогда не хотел вообще писать и быть журналистом. Я писать начал именно потому, что невозможно это носить в себе. Вот ты оттуда возвращаешься, ты смотришь на этот мир и думаешь, что это мир каких-идиотов, простите. Люди не понятно зачем живут, какая у них цель в жизни. Заработать денег? На какой черт тебе это надо? У тебя совершенно все перевернуты ценности. У тебя ценности абсолютно другие, на мой взгляд, кстати нормальные, ты понимаешь, что ценность - это жизнь, это когда не стреляют, это тепло, это еда, сигареты, это ценность. А вы здесь - ложный мир, ложных ценностей. И в конце концов все-таки чтобы вот перестроиться обратно и войти в вот эту мирную жизнь нужно лет пять, чтобы ты по крайней мере перестал ненавидеть и перестал хотеть всех поубивать, а чтобы уж почти совсем нормальным человеком стать нужно вообще лет пятнадцать. Нормальным ты не станешь уже никогда, билет на войну - это билет в одну сторону, и здесь нужна помощь. Нужно выстраивать систему психологической реабилитации. Это та штука, которую нужно лечить. Это должны быть психиатры, психологи, внимание государства. Самая лучшая система в этом плане выстроена у Израиля. Надо смотреть, как делает Израиль, и по его лекалам все это нужно создавать. Самое главное - найти цель в жизни, зачем заново жить. Но, опять же, это легко делать в крупных городах, в столице легче всего это делать, где можно найти работу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Может современные реформы в том и состоят, чтобы сделать привлекательными регионы? Это возможно осуществить?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Возможно осуществить все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему в России тогда этого не хотят? И почему так медлят с реформами в Украине?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я не знаю про Украину, я не буду говорить. Почему в России этого не делается? Страна такая.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть звонок от слушателя.

Слушатель: Добрый день. Меня тоже зовут Аркадий, живу в Киеве. Хочу поблагодарить вас за вашу работу, за ваши посты в Фейсбуке и за ваши статьи. И хочу спросить, вот если не сдвинется с места этот имперский режим в России, вы видите себя в России через десять лет, через пятнадцать лет вот такой как сейчас? И возможно она станет еще хуже, если будет тот же Путин и такие же. Или вы будете менять широту и долготу?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Если вот этот вот имперский вектор в России не изменится, то такой России, которую мы знаем на данный момент, ее просто не будет. Этот режим на самом деле может просуществовать довольно долго. Он может просуществовать и десять лет, но это все равно будет оттягиванием какого-то социального взрыва. Пока на данный момент я вижу, что все идет к социальному взрыву, и вектор изменится в любом случае, но проблема в том, что совсем не обязательно, что он изменится в сторону демократии, свободы, прав человека и так далее. Он может измениться в сторону углубления еще в большую яму. Это тоже вполне возможно. В любом случае я думаю, что сейчас Россия находится в точке бифукации, и какие-то довольно значительные перемены будут происходить в любом случае. На данный момент я пока уезжать из страны не собираюсь и не хочу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Конечно, не дает покоя слушателям, все знают вашу биографию, и спрашивают, что вы делали и кого защищали вы в Чечне? Мы-то защищаем свою землю. И есть еще такой вопрос: "Так что случилось на блокпосту? Почему вы провели в плену ночь?". Если вы не хотите сейчас об этом говорить, почему вы не сделали это сразу по горячим следам? Это сейчас идет какое-то расследование, или почему?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Нет, я не хочу никакого расследования, я абсолютно не собираюсь. Мне это ничего не нужно. Я пишу про войну, мое дело поехать и увидеть войну такой, какой я ее увижу. Вот я ее увидел таковой. А не писал просто потому что не мог собрать себя в кулак. Ну, все-таки не каждый день такое бывает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Затаили обиду?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Нет, у меня нет обиды, я понимаю психологию войны, я понимаю, что там происходит, я понимаю людей, я понимаю, почему происходят взрывы, вот такие психологические взрывы. Я понимаю. Я же говорю, я сам таким был. Когда теряешь людей, своих близких - взорваться можно...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нам, журналистам, не откажешь в красноречии. Почему не хватило аргументов, не дожидаясь этой страшной ночи, объяснить, что вы делаете на этой территории, и что вы не шпионите в пользу России? Или это тут легко рассуждать теперь в студии?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: В общем да, это здесь легко рассуждать. А те люди могут просто не слушать, понимаете, когда все-таки пошла ненависть, там аргументы уже на двадцать пятом месте становятся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говорят, что интуиция - это вещь, которую можно в себе воспитать, опираясь на какой-то опыт, вот оглядываясь на все пережитое, как думаете, чем закончится противостояние между нашими странами, президентство Путина? Что может заставить людей все-таки опережать время и выбирать политиков, которые бы соответствовали времени, а не толкали их назад?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Я стараюсь быть оптимистом до последнего, я надеюсь, что все-таки в России произойдет переворот в сторону правового государства, и он произойдет бескровно, потому что все-таки Алексей Навальный на последних "выборах", если бы эти выборы были бы свободными, то мэром Москвы был бы Алексей Навальный. Москва – это, в общем-то, довольно свободолюбивый город, и Москва - это не Россия, конечно, Москва - это отдельное государство в России. Но все вещи, конечно происходят всегда в столицах, все изменения векторов развития государств всегда происходят в столицах. Но на данный момент мне кажется наиболее вероятным все-таки бунт.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Бунт?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Боится этого президент Путин?

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Не только Путин, я этого боюсь. Мне временами реально становится страшно, я вижу, кого он поднял со дна, и до какого градуса ненависти, мракобесия, ксенофобии доведена страна.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Аркадий Бабченко российский журналист, военный корреспондент высказал сегодня свою точку зрения. Но, вы ведь еще и прозаик, у вас всегда есть возможность это описать в литературе, а литература для умного читателя служит неким предупреждением. Будем надеяться, что вовремя прочитанные строки остановят очень многих людей. Спасибо вам.

Аркадий БАБЧЕНКО, российский журналист, военный корреспондент: Спасибо большое, всего доброго.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы слушаете Вести, оставайтесь с нами.

Читать все
Читать все