СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Украина сопротивляется навязанной глупости и насилию"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойЛандсбяргис: «Сила есть – ума не надо» — это очень умная поговорка русского народа»

Стенограмма эфира "Война миров" на Радио Вести

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это программа Война миров, это Радио Вести – радио новостей и мнений, с вами Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сегодняшний наш гость, человек, который останется в истории, кардинально изменившим в конце 20-го века персон. Это Витаутас Ландсбяргис, человек который в свое время, стал первым председателем Верхового Совета, затем Сейма, возродивший свою независимость Литвы. Давайте послушаем справку о нем. 

Справка: Витаутас Ландсбяргис, родился в семье архитектора и врача окулиста. Учился в консерватории, а по окончании преподавал музыку. Получил звание заслуженного деятеля искусств Литовской ССР. Издал свыше 30 книг, как историк и теоретик искусства. В июне 1988 года, был избран в инициативную группу «Литовское движение за Перестройку». На учредительном съезде 23 октября того же года, избран в Верховный Совет Литовской ССР и совет сейма Саюдиса. Как народный депутат от Литвы, инициировал на всесоюзном съезде, запрос по правовой оценке пакта Молотова-Риббентропа. Именно при его участии, 11 марта 1990 года, Верховный Совет Литвы принял декларацию о восстановлении независимости Литвы. В тот же день, Витаутас Ландсбяргис был избран председателем Верховного совета Литвы. Которому в 1992 году, было возвращено историческое название Сейм. Возглавлял Сейм также 1996 года по 2000 год. Сегодня член Европейского Парламента, входит в крупнейшую фракцию «Европейская народная партия», «Европейские демократы», «Христианские демократы». 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Если исходить из названия конференции, вы приехали давать людям конкретные ответы на вопросы, еще представители элиты других стран, как выбросить Ленина из головы. То есть, чему вы будете учить? Как его можно выбросить окончательно? Или это еще будут годы и столетия? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Это название придумали организаторы. Может быть так, для броского слова. Чтобы как-то обратить внимание. Такой, журналистический подход, я бы сказал – для заголовка. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: ответить на этот вопрос, в принципе нереально? 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вопрос совершенно в другой плоскости. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Какой простите, Ленин? Он давно выброшен из головы, еще есть какие-то его остатки там, куски Ленина еще где-то торчат, или привычки. Привычки – мыслить так, говорят по-ленински, по-советски. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Насколько Литва продвинулась вперед, чтобы отказаться от всего того, что в себе нес Советский Союз? Инфраструктура, право, какие-то прочие формы законодательные? Ведь это не так просто, это работало годами. Даже за день, за год и за десять лет, это изменить не получается. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Да. Потому что, как говорят, две большие разницы. Это законодательство и осуществление этого законодательства. Принять новое законодательство, конституционные основания, все такое формальное, на бумаге, в каких-то актах законодательных – это одно дело. А другое дело, это осуществить эти изменения в умах людей, в ценностном понимании. Не только понимание, как мы определяем, но просто как мы чувствуем. Это глупо, это отжившее, это уже нас не обязывает, мы так не думаем. Изменить сверху очень трудно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А признать снизу, подчас очень тяжело, когда мыслишь по-советски. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Надо поощрять изменения из глубины. Много людей, все еще относятся так – не все было плохо. А что значит не все? Основные вещи. Какие-то второстепенные, могли быть и так, мы сейчас можем оценивать. По-существу? Если спрашиваешь, какого-то родителя советских порядков, так ты что, за несвободу? Ты за свободу или за несвободу? Если тебе чего-то там платили, или дешевле была квартира, или водка была дешевле, значит это преимущества, которые можно принимать вместе с несвободой? Тут человек должен определяться, не по частям, не по каким-то одним уровня моментам, а на самом главном уровне. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: По сути, мерило здесь очень простое? Вопрос очень простой можно задать человеку, чтобы определить его уровень осознания? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Да, может быть тебе, даже при свободе, при свободе передвижения, при свободе выбора, что ты хочешь делать? Ты все можешь делать. Тебе не запрещенно иметь частное предпринимательство, как было запрещено. Не запрещенно иметь две коровы, как было запрещено при Хрущеве, только одну крову можно иметь. Таких запретов больше нет, значит, это хорошо или плохо? Это хорошо в такой степени, что это основополагающая вещь, именно свобода выбора, свобода строительства собственной жизни. Даже если не удается, если ты не способен, и ты начинаешь тосковать по начальнику, который бы указывал и у меня бы, не болела голова. Я бы выполнял работу и получал бы свою миску супа, как в лагере. В лагере, каждый по отдельности, в своем углу принимает свою пищу, которую начальство соизволило подать. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Господин, Ландсбяргис, не смотря на все то, что Литва и литовский народ выбрал свободу. Еще в 90-ом году, первая республика которая объявила о своей независимости. Это был довольно шокирующий для всех шаг. Потому что, никто не мог себе представить, что Советский Союз так развалится или вернее – разрушится. Президента в Литве выбирают А́льгирдаса Браза́ускаса, который был первым секретарем Литовской Компартии.

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Через два с половиной года… 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Что это было? Перепуг от экономических реформ, желание вернуться к предсказуемости? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Может быть, там было разное. Было и это, была и внутренняя какая-то растерянность. Сложность принятия новых условий, хотя из самих избранных условий. Вот мы сейчас - независимое государство. У нас свободно и демократически избранный Парламент, который принимает нужные законы и решения, чтобы стоить иное государство, европейское. Это непривычно, это создает психологические трудности. Конечно, тут и советские блокады, которые следовали одна за другой, чтобы подорвать экономику и социальный уровень. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Свобода началась с угроз Горбачева, он вам угрожал блокадой, если вы не откажетесь от идеи независимости Литовской Республики. Потом, фактически Советский Союз, блокаду к Литве применил. И неоднозначно, Литва оказалась в ситуации очень сложной экономически. Эта угроза блокады, она существует до сих пор. Хотя в вашей стране, ведется очень серьезная работа, чтобы избавится от энергетической зависимости от России. Каков этот путь? Насколько быстро его можно преодолеть? Насколько литовцы понимают, важность отказа от этой зависимости? Что предпринимается в этом направлении? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Провозглашение независимости, конституционной независимости – это только начало. Мы делам уже реальные шаги, как нам жить, согласно собственному законодательству, собственным решениям, собственной экономической, финансовой системе. Это постепенно, надо создать свою денежную систему, выйти из этой муры, инфляционного рубля. Рубль падает, а обвиняют независимую Литву, рубль падает там, а тут одни упреки. И до сих пор, бывшие коммунисты, вспоминают, какая была большая инфляция в Литве, после провозглашения независимости. Это была советская инфляция, она так сознательно подается. Вот, проблемы из-за независимости. Это вопреки независимости. Мы должны были преодолевать эти проблемы, имея в руках возможность, создавать независимые структуры, хотя бы финансовую систему. Мы выходили из советского бюджета, не сразу в марте 90-го года, а только к концу года. Уже на следующий год, нас не будет в советском бюджете, мы уже будем вне системы распределения. Когда от нас берут и нам дают. Мы переходим на товарооборотные отношения. Мы представляем, что нужно Советскому Союзу, Советский Союз платит, мы за это покупаем энергоносители, да что угодно. Когда мне, говорил Рыжков: «Как вы будете жить? У вас нет собственного источника энергии?». Ну как, будем покупать. Он даже думал, что я ничего не понимаю. А мне казалось, что он чего-то не понимает. Почему, многие страны в мире, не имеют собственной нефти, но живут, они продают и покупают. И мы так будем жить. А им все казалось, что они всемогущи. До сих пор им мерещится эта мировая власть, благодаря этой сибирской или арктической нефти. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это Вести – радио новостей и мнений, с вами Татьяна Гончарова и Константин Дорошенко. Сегодня мы в гостях у Витаутаса Ландсбяргиса, представителя Европарламента. Также, человека, который возглавил первый независимый Сейм Литвы, получивший свободу в 90-ом году. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваш путь в политике, весьма интересен. Потому что, до 56 ваших лет, вы занимались музыкой, вы писали книги о любви. В 88-году, вы были избраны в инициативную группу Союдиса. Это изначальное литовское движение за Перестройку. Потом, 11 марта 90-го года, когда была восстановлена независимость Литвы, вы становитесь председателем Верховного совета Литвы. Получается, ваш путь в политике, был короткий и стремительный. Буквально за полтора года, вы получили наивысшее звание. До этого, вы были большим человеком в музыке, в искусстве, а теперь стали большим человеком в политике. Как так произошло? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Прежде всего, это не совсем точная картина. Я не был каким-то большим человеком, тем более так официально в музыке. Я не управлял никакой музыкой. У меня просто были свои позиции, были свои выражения взглядов. Я писал книги, статьи и так далее. Но я интересовался, я был вовлечен в общественную деятельность, пошире от музыки. Это было, довольно-таки давно, тем более, я сам по себе интересовался мировой политикой, выписывал прессу и читал очень много. Даже сейчас помню, что немногие музыканты так интересовались историей и происходящим. Так что у меня, некоторая подготовленность была. Чтобы потом уже действовать как политику. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если вернуть к вашей работе, человека, который является теоретиком истории искусства. Вы, в первую очередь, очень много изучали творчество Микало́юса Константи́наса Чюрлёниса. Для меня, как и для многих, он является, не то чтобы уникальным воплощением литовской культуры, и литовского духа, а каким-то кристаллом, в которым все собрано. Через преломления которого, мы до сих пор принимаем литовскую культуру. Насколько это правильно? Насколько значимо то, что определяющая для культуры Литвы личность, Микало́юс Константи́нас Чюрлёнис, был человеком такого синтетического мышления? Он был художником, он был композитором, в меньшей степени писателем. Тогда как для традиции европейской, больше свойственно, что таким образом собирающим нацию, выступает как правило поэт. Микало́юс Константи́нас Чюрлёнис – в большей степени музыкант, композитор и художник, а не поэт. Вот, в чем особенность его образа? И в чем его значение для Литвы, прошлой и нынешней? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Пожалуй, основное это не форма выражения идеи, словом или кисть с краской, или музыка, а сами эти идеи. Как тот или иной человек, который имеет обилие идей, их представляет для своего общества. Потому что, Микало́юс Константи́нас Чюрлёнис, значителен не только для Литвы, он значителен для своего времени, для Европы, может быть и для Мира. Он отражение мировых проблем, человека и человечества, он это осознавал, он очень широко смотрел на то, что такое жизнь, что такое человек, какие ест параметры его бытия, какое предназначение. Одно из предназначений, конечно и для самого Чюрлёниса – было служение своему народу, национальной культуре. Но он к этому подошел, как будто не сразу, а представляя себе задачу художника в целом. Для всех людей, что я должен сказать из своего миропонимания. Потом, эта задача, помочь собственному народу, просто была благодатной. Это уже была конкретика, где можно сконцентрироваться. Руководить литовскими хорами, писать для литовской прессы, создавать литовские организации, и творить те искусства, которые он видел. Конечно, он хотел, чтобы это было известно и пошире. Но чтобы это было накоплено и сохранено в Литве и будет служить возрождением и становлением литовского народа новых времен. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы пишете о его искусстве так: «Неслучайно, у него размерность, при монументальной компоновке и хрупком исполнении». Вы называете это соразмерностью, для меня это как совершенно монументальная оптика. Действительно, если из далека смотреть на его работы, мы видим какие-то пласты композиционные и световые. Если подойти ближе, это филигранная, такая ювелирная утонченность деталей. Можно ли э то вообще сравнить с характером литовским? Который может диктуется литовским пейзажем, образом жизни. Дело в том, что в этом году я был на Арт-Вильнюсе, вы там общались с художниками. Я заметил, что современному литовскому искусству, свойственна такая специфическая, очень своя опция, одновременно удаленность – это отстраненность от предмета, а с другой стороны – это внимание к деталям. Какая-то интимная созерцательность. Как вы объясните это совпадение? Может быть это только мое впечатление, как наблюдателя и критика. Модно ли, образы искусства, переносить на национальный характер? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Тут довольно рискованно, судить о национальном характере в какой-то исключительности, что у других наций нет таких свойств. Есть тоже такие свойства. Просто мы видим эти свойства там у Чюрлёниса, в литовском искусстве, литовском фольклоре, в литовском народном искусстве. Видим, это как факт, зачем нам морочить себе голову, есть ли это в мире, в подобном образе или нет? Это наше, мы так живем, мы так понимаем, мы этому радуемся, это для нас красиво. Не то что красиво, в таком смысле красоты, это для нас содержательно, это значимо, это говорит о чем-то многом. Вот это и есть, что такое Чюрлёнис, его мир. В конце концов – это мир свободы, свободы, становления духа, творческого духа, созидание жизни вокруг себя и одновременно в себе самом, даже говоря о народе, а не только о личностном. У нас, при восстановлении Литвы, была надежда, что Россия тоже повернется к демократии, к европейскому пониманию национальной и межнациональной жизни. Где сила и принуждение, не будет первоначальной и наиболее значимой ценностью. Будет такой вещью, к отрой надо относиться осторожней, и ограничивать, так как демократия ограничивает силу, даже государства и правителей и так далее. Но Россия все-таки осталась при другом, особенно сейчас. При другом направлении, сила есть, ума не надо – это очень умная поговорка русского народа, народ очень умен, и в шутку говорит очень умные вещи, даже о себе. Вот так Россия и живет сегодня. Вот от этого, возникает неопределенность будущего и тревога из-за будущего. Если Россия постарается, как она и сейчас старается, навязать эту формулу другим, раз у вас нет силы или вы слабаки, или боитесь поставить свою силу нашей силе, вы должны будете подчиниться. Вот и будет тогда русский мир такого рода. Навязанные порядки, Европе по крайней мере, а может даже и Америку поставим на ее место. Вот такие сумасбродные идеи, очень открыто провозглашаются, надежды на господство. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы, исходя из вашего опыта, вы не верите в воплощение этих сумасбродных идей? Что сила не может в этом столетии править. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: По-моему, если это приблизится к реальности, это грозит концом цивилизации. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это Радио Вести – радио новостей и мнений, по-прежнему с вами программа Война Миров. Мы говорим с Витаутас Ландсбяргис.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Для России, вы представляетесь, как один из главных врагов России. В свое время, Михаил Горбачев шантажировал Литву тем, что… 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Простите, я сразу вас поправлю. Я никакой не враг России, я враг империализма, и враг глупости. Если нам противостоит глупый империализм, я действительно этого не приемлю, я буду сопротивляться, я буду помогать тем, которые сопротивляются, так как сейчас сопротивляется Украина. Сопротивляется этой навязанной глупости и насилию. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вернусь все-таки к тому вопросу, который я хотел задать. В сове время, Горбачев шантажировал Литву тем, что если она выйдет из состава СССР, Союз предъявить требования, возместить все инвестиции, которые Советский Союз вкладывал в Литву. Вы в свое время, выступили как один их авторов закона, фактически зеркального. О компенсации ущерба, нанесенного советской оккупацией. Как этот закон принимался и какие он принес плоды? Потому что, это очень интересный опыт, он может быть полезен и для Украины в том числе. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И учитывая, что потом все эти счета обнулили. По-сути, никакой компенсации ущерба и не было. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Дело не в самой компенсации как таковой. Раз мы так ставим вопрос, что мы ничего не должны, потому что, когда оккупант пришел и начал что-то делать, он может называть это инвестициями. То, что он уничтожил экономику и жизнь, которая была до этого, он может и это назвать инвестициями. Это называлась иначе – Советизация. Вот произошла Советизация, и было уничтожено то, что сотворила Литва до этого. Какие-то новые порядки, новая культура, были навязаны, и это назвать инвестициями? Мы ставили точки над и, с самого начала. Если оккупант там что-то старил, он строил для себя, он не принес нам подарки. Он строил как будто на своей земле, для своих нужд, свою промышленность, свои стратегические интересы для продвижения дальше не Запад. Литва об этом и не просила и не могла принимать никаких решений. Это чужая сила принимала эти решения. В конце концов, это риск этого оккупанта, если это он строил для своих нужд, а сейчас ему приходится уходить. Бери эти шоссе и вынеси с собой. Если это нельзя вынести, ты сам это создавал и тут нам никаких счетов предъявлять нет никакой логики. Другое дело, что было уничтожено и что мы потеряли, в людях, во времени. Но то, что было разрушено, но и чего Литва не могла создавать, не имея свободы решения и собственной воли, это тоже огромный ущерб. Даже те изъяны, та искалеченность мышления, и духовного состояния людей, и пьянство, и жестокость, и лень, и нежелание работать. А зачем работать, если государство дает кусочек. Это тоже очень большой ущерб, духовный ущерб. Который даже посчитать невозможно. Когда на меня нападали, что вы себе тут придумали? Какие-то ущербы? Мы вам тут выставим такие счета. Я сказа давайте, сядем при столе и будем говорить, что кому, кто должен. Они отскочили сразу, потому что они не хотят ничего признать. Никаких неверны, не говоря о каких-то преступных шагах Советского Союза или руководства, или той России, которая считает себя продолжателем и принимает на себя всю вину. Странным образом сегодняшняя Россия, приписывается все это себе.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Из европейских правителей, только Даля Грибаускайте сегодня говорит, что это война, она находит такие честные и правильные слова. Что интересно, когда в 2012 году, когда она вам присваивала орден Креста Витиса, она о вас сказала такие хорошие слова: «Вы профессор, который будучи вольным творцом, импровизировал свободу и создавал государство». Вот сейчас, профессор Ланцбергис: «Время, для импровизации для политиков, или когда мы говорим четко о силе и об уме, должны быть у руля власти, такие политики, которые будут четки в своих суждениях, которые не будут импровизировать, которые уже будут опираться на опыт всего происшедшего с разными странами ранее». Или импровизаторы сейчас побеждали, а не те, которые боялись шаг ступить какой-то? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Видите, слово импровизация, истолковано не очень верно. Это не происходит таким образом, что кто-то пришел, и не зная, чего делать, начинает вокруг себя копаться.

 Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Я, больше расцениваю импровизацию как небоязнь. То есть, ты понимаешь изначально некую картину, но ты не боишься создавать что-то новое. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Есть накопление, накопление понимания и конкретных идей, а как их осуществлять, тут в средствах, то есть в поисках путей, возможны некоторые, но не импровизационные, а поисковые движения. Довольно быстро можно найти то, что плодотворно, то что верно, то что продвигает дело вперед, даже если кто-то не принимает, отвергает, сопротивляется. Тут есть старая формула - наше дело верное, она работает. Раз мы стоим на своей ясной и четкой земле, собственными ногами, а не оглядываемся, кто нам тут подскажет, позволит нам ли что-то сказать. Вот вы упоминали Грибаускайте, она не спрашивает где-то на западе или на востоке, а можно ли так сказать? Просто она так думает, она считает своим долгом, не вилять, а говорить как есть, как она видит, как она предлагает, брать вещи и обсуждать. Если для вас это кажется спорным, давайте спорить. Давайте спорить, но пусть это будет на столе. Использует ли сегодня Россия, террористические приемы, против своего соперника или противника? Конечно использует, в личном порядке. Убили Александра Литвиненко в Лондоне, отравили полонием, ну кто отравил, все знают. Послали специальных людей, чтобы убить ненавистного человека. У меня спрашивали, почему тебя не убили? Это отдельный вопрос, по-видимому, посчитали что не стоит, я так думаю. Но подход, что этого нельзя делать, нет такого подхода, все можно делать. Вот в том и состоит это определение государства, поскольку профиль, этому государству, дается теперешней властью. А теперешняя власть, позволяет себе все, только при расчете, полезно ли это? Или не совсем полезно? А добросовестно ли это? Это же смешно, такими критериями подходить. Честно, добросовестно – нет таких критериев, они отброшены полностью. Вот это мировоззрение, так скажем политическое, теперь хотят навязать миру. Чтобы это приняли, как вполне нормальный, много полярный, другой полюс. Ну, тут можно так, а можно и так. Можно давить, можно убивать, можно травить, можно, почему не нельзя? Кто ведь верит, что так нельзя. Вы можете, благодаря тому, что у вас есть сила и вас боятся. Этого нельзя делать, исходя из понимания, что такое человек и человечество. Вы выступаете против человечества, которое хочет жить в мире, и строить жизнь, а не разрушать эту жизнь. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Программа Война миров, сегодня в гостях у члена Европарламента и в прошлом, председателя Сейма Литвы Витаутаса Ландсбяргиса. Скажите, вот когда мне пригодилось быть в Вильнюсе, я слышал очень много слов поддержки относительно Украины, от очень разных людей. От деятелей культуры, до просто водителей такси. С другой стороны, я слышал и опасения, переживания. Литовцы, говорят, что конечно мы рады, что мы члены НАТО, иначе то, что происходит у вас, происходило бы сейчас и в Литве. С другой стороны, есть подозрения в том, если Россия будет идти напролом, если она не остановится, то она может попробовать совершить экспансию и в страны Балтии. Есть опасения, что НАТО не сможет гарантировать безопасность. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Я опять должен уточнить. Не будем говорить, если Россия будет идти напролом, если Путин будет идти напролом, под видом, что это делает Россия. Навлекая ответы не на себя, а прежде всего на Россию, она становится заложником одного человека. Давно этого не было, чтобы весь мир был заложником умонастроения, или умопомрачения одного человека. А сейчас это очевидно, такая ситуация, тогда надо так и говорить, говорить про Россию. Россия может быть одурманена телевизионной пропагандой и наваждениями всякими националистическими, шовинистическими, ксенофобскими, против всего остального мира. Весь мир шагает не в ногу, а я один шагаю в ногу. Это известная формула, почти из Чарли Чаплина. Был такой фильм – Диктатор, его тоже стоило бы показывать в России, если бы позволили. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Фильм был запрещен в нацистской Германии в свое время. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Там понятно, там было все прямолинейно. Вот показывали бы его сейчас показывать в России, вот это был бы тест. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это тоже из разряда если. Продолжая этот вопрос, если НАТО защитит ли, если Россия пойдет в наступление? Не Россия, а как вы сказали – Путин. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Насколько Литва сегодня, может быть уверенна в том, что ее границы не прикосновенны? Что она может справиться с ситуацией, как вы сказали, в своем умопомрачении, захочет совершить агрессию? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Литва не является каким-то островом, в бушующем океане. Литва не одна, у Литвы очень много связей и отношений, Литва участник международных, в том числе оборонительных организаций. Это дает определенные гарантии, что противник, который претендует на Литву, призадумается перед тем как напасть. Конечно, могут быть разные предсказания или предчувствия, что Литва может быть использована как тест для запада, для НАТО. То есть, пойдет ли запад защищать? 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: У вас, есть такое предчувствие? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: У нас нет четкого предчувствия как бы это было. Но то, что неумный и алчный враг, может соблазниться на такое испытание, это мы понимаем. Может ему удастся навредить не только Литве, ног и дискредитировать само НАТО? Вот была бы удача. Если бы НАТО струсило и не ответило военными мерами, против военных мер Восточной империи. Если не ответит, значит – слабаки, значит – сдаются. Значит, идем дальше и берем на всю катушку. Пока армерика пусть подождет, а европейский банк, мы будем брать, начиная с Литвы. Сейчас, начиная с Украины, Украина является ассоциированным членом Евросоюза, об этом мало говориться, это война против Европы, против Евросоюза. Который осмелился принять Украину в ассоциацию, хотя начальник запрещал и предупреждал. Начальник сейчас в обиде, его не послушали, он должен показать, что он начальник. А начальник ли он для Европы? 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это уже должна показывать Европа. 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: Да, Европа должна ответить, такой вызов может быть прошен, и он уже брошен Европе. А вот будет ли этот вызов брошен НАТО, скажем после нападения на Литву или Эстонию, Нарву могут забрать и посмотреть, а что дальше? А что они там? Как они ответят? Это компания, такого хулиганского поведения, она может пойти далеко. К этому должны быть все готовы. Лучше иметь ответы заранее, необязательно опубликованные может быть, если они будут приняты, они будут просачиваться, как информация для потенциального агрессора, что его ожидает.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нам время уже заканчивать. Спасибо что вы уделили нам свое время. Вот последний может вопрос. От литовских дипломатов, раньше мне приходилось слышать. Вначале в Евросоюзе, многие государства, не могли понять специфики постсоветских стран, стран, первых переживших оккупацию, которые оказались там Литвы, Латвии, и Эстонии. Насколько сейчас готовы слышать и понимать? Насколько сейчас Европа прислушивается к тому, о чем Даля Грибаускайте говорит как о реальной угрозе, для европейского мира? 

Витаутас ЛАНДСБЯРГИС, Экс-глава Сейма Литовской Республики: По крайней мере, больше прислушиваются. Были времена, еще несколько лет назад, когда они были подвергнуты российской пропаганде, и с какой-то там агентурой влияния. С проникновением таких идей, что Россия, неагрессивная, она друга, она не Советский Союз, она хочет сотрудничать, она хочет модернизироваться. Прежде всего хочет модернизировать свои военные возможности. А тем временем, продвигать свое присутствие, свое влияние и свое господство. Хотя бы энергетическое, а через это и политическое. Это была такая открытая программа, вместе с постоянным напоминанием, что какие-то страны раньше принадлежали России, значит это надо еще учитывать. Россия там имеет какие-то права на эти народы и так далее. Это как будто на принималось, но и не отвергалось, с таким предупреждением, что перестаньте об этом говорить. Потому что, вы дискредитируете себя, как потенциального агрессора. Вот сейчас это обнаружилось. Когда мы об этом говорили, нам отвечали, что вы когда-то потерпели, вы не можете быть объективными. Мы говорили, наоборот, потому что мы потерпели, мы можем быть объективными. Мы лучше вас понимаем, благо, вы не имели советской диктатуры. Может быть и жаль, несколько лет советской диктатуры во Франции, были бы полезны для сегодняшних умов там. Но это, так в шутку, можно было поговаривать. Как мы между собой шутили, будучи молодыми, такими независимыми ребятами в Литве. Раз нас отвергли, нас оставили этому зверю, то мы приедем к вам на советских танках. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И покажем, что это такое. Спасибо вам за разговор. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Спасибо, с нами был Витаутас Ландсбяргис, один из людей, которые создавали историю 20-го века.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все