СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Абсолютно безопасных источников энергии не бывает вообще"

На пике событийЯдерная энергетика как альтернатива энергетической независимости

Стенограмма передачи "На пике событий" на Радио Вести

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Сегодня очень интересная передача, говорить мы будем о ядерной энергетике. Ну, вы знаете, что в последнее время, особенно, в связи с ситуацией с углеводородами, большими трудностями по оплате российского газа, как-то все заговорили по поводу того, а не заняться ли нам своей собственной ядерной энергетикой. Я очень рад приветствовать нашего гостя, который нам расскажет по поводу не только украинской ядреной энергетики, но и по поводу всех других – это член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики, Виталий Петрович Шелест, он доктор математических наук и профессор. Здравствуйте, Виталий Петрович.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Здравствуйте, Матвей Юрьевич.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Виталий Петрович, сразу перейдём к делу. Значит смотрите, вопрос первый, давайте от общего к частности. Как обстоят дела в мире с ядерной энергетикой. Мы с вами знаем, как бы, два таких направление – первое: ядерщики говорят, что станции абсолютно безопасны и всё хорошо и это дешёвая энергия. А экологи говорят, что большие проблемы. Вспомним японскую электростанцию, которая очень сильно пострадала от цунами, от землетрясения. Так всё-таки, куда ведёт вектор развития. Пожалуйста. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Матвей Юрьевич, дело в том, что, как обычно, истина лежит между двух утверждений. Абсолютно безопасных источников энергии не бывает вообще. Вы посмотрите, сколько шахтёров гибнет в угольной промышленности. И это та цена, которую платим за это направление. Как заражается окружающая местность от, например, тепловых электростанций. Потому что там осадки идут и выпадают радиоактивные осадки. То есть, абсолютно безопастных видов энергии не бывает. Даже то, что говорится про вот такие вот альтернативные источники энергии, например, солнечная энергия, при выработке солнечных батарей – это крайне грязное производство.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Потом при их утилизации да? 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Не только. При их производстве. Вот сами заводы, на которых вырабатываются эти батареи – это плохое химическое производство, со всеми вытекающими последствиями. Ветровая энергия – строго говоря, ветровая энергия она ведь приводит к тому, что возникает заражение низкочастотными звуковыми шумами, которые очень вредно действуют на организм. Так что, абсолютно безопасных энергетических направлений не бывает. Вот после таких заявлений, я скажу следующее – я разделяю точку зрения своих коллег, при чём не только в Украине и в России, а это общее мнение, что будущее, все-таки за атомной энергетикой по следующим причинам. Опыт показывает, что не смотря на, скажем, чернобыльскую аварию, более раннюю аварию в Соединённых Штатах, упомянутые вами катастрофы в Фукусиме японской, тем не менее, если посмотреть на более, чем полувековую историю развития ядерной энергетики, то потерь от неё человеческих потерь, экологических и заражений меньше, чем от любого другого вида энергии. Это первое. Теперь второе, все-таки углеводороды, не смотря на развитие технологий, сланцевые газы, вот из последних – это все-таки ограниченное, они не возобновляются, в отличии от атомной энергии, в который запасов может хватить на столетия вперёд.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, плюс обогащение и так далее. Я понимаю, да.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Более того, я здесь скажу, что когда мы говорим о ядерной энергетике, то надо иметь в виду, что для широкой публики это может быт не так известно, но сейчас происходит революция технологическая в этой сфере. И постепенно готовятся к переходу на так называемые реакторы четвёртого поколения, которые с одной стороны будут использовать изотоп урана 238, которого 90% в рудах, в отличии от ныне используемого урана, которого 5 процентов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, понятно, то есть, перспективы есть, да?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Перспективы есть и станции четвёртого поколения, которые будут использовать изотоп урана 238, которого около 90% в урановых рудах, в отличии от урана 235, который используется сейчас и, которого всего 5 % - это открывает возможность, ну на столетие вперёд всем хватит. Кроме того, когда используется уран 238 в реакторах на быстрых нейтронах – это и есть реакторы четвёртого поколения, - он выжигается. И вот то, что называется ядреные отходы или отработавшее ядерное топливо – это вызывает оправданное волнение общественности, то он просто на просто будет выжигаться в большей степени, то есть, вот эти реакторы четвёртого поколения, они не только более энергетически эффективны, но и гораздо более безопасны. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, фактически, в имеете в виду, что там не остаётся никакого …

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Ну, немножко остаётся.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Немножко, но не в таких количествах, как обычно.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Именно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так. Хорошо, но полно везде старых атомных станций. Их будут модернизировать? Что с ними будут делать.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Вопрос очень правильный. На самом деле, это вопрос, который можно посмотреть на опыт других отраслей индустрии промышленности. В качестве примера приведу военно-морской флот. А что делают со старыми броненосцами и линкорами? Они должны дослужить свой срок, хотя они неэффективны, но всё равно, хотя разделывать их, утилизировать дороже, чем дать им возможность доплавать, дослужить ещё иногда десятилетия. То есть, во всех флотах, американском, российском, европейских флотах масса есть таких судов, которые используют уже не для того, для чего они первоначально, но, всё-таки используют. Я думаю, таким образом, естественно, когда выработается срок вот этих реакторов прежнего поколения, менее совершенных, вот тогда из будут закрывать, но не раньше, чем, когда их можно будет, можно будет энергию с них снимать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Виталий Петрович, а вот объясните технологически. Вот есть старая станция, вот она стоит, вот там такое здание. И в ней вот эти вот штуки все, стержни. Вот, когда она, например, вот как вы говорите вырабатывает свой срок, там надо полностью это с землёй сравнять или можно только внутренности заменить?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Полностью землёй сравнять, такой необходимости нет. Есть технология так называемой «зелёной лужайки». Вот да, сделать из этого действительно, луг, газон – это дорого и, строго говоря, это не нужно, потому что, радиоактивно заражённая часть, она составляет очень небольшую долю от тех строений атомной станции. Атомная электростанция – это сложное хозяйство. Поэтому да, центральную часть реактора и некоторые вокруг него. Технологии …

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, можно вынуть и другое ставить?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Я бы не сказал, скорее, как говорится, заблокировать вот эту вот центральную часть, поставить что-то, вроде, саркофага, но меньшего размера. Потому что саркофаг в Чернобыле стоит над взрывом целым. Существует технология в меньших масштабах, они применяется, например, к атомным подводным лодкам. Когда они вырабатывают свой ресурс, то из них вырезается центральный отсек с реактором и два соседних отсека. Вот только они утилизируются, а всё остальное остаётся. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, а остальное, вы имеете в виду…

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Железо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что оно идёт, железо в переработку, да?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А вот, кстати о подводных лодках. Я знаю, что сейчас, вдруг появилась такая интересная технология, когда берут вот эти ядерные реакторы, от подводных лодок. Они уже полудохлые, но они ещё могут чего-то там согревать или что-то там вырабатывать. Это так на самом деле? 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Это не так просто, но, строго говоря да, такая технология существует. И их можно использовать, например, для выработки тепловой энергии в тех местах, куда, например, если говорить о Российской Федерации, это дальний Север или дальний Восток, да, можно ставить там эти реакторы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Где строить какую-то такую большую станцию невозможно.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Там, где строить большую станцию невозможно или куда тянуть, даже линию электропередач сложно, там в Якутию, а поставить такой реактор, ну при соответствующей модификации – это возможно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Виталий Петрович, ну вот в этой первой части мы рассматриваем общие тенденции ядерной энергетики. Смотрите, вроде, есть сланцевый газ, ну вот об этом говориться, все ищут какую-то альтернативу в электричестве, вот машины, вы знаете, гибридные появляются и так далее. Какова всё-таки тенденция мировая? Строить новые станции или от них избавляться?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Конечно, Чернобыль, а в последствии, Фукусима, некоторые страны, некоторые правительства, общественность некоторых стран напугали. Откровенно говоря, от этого никуда не уйти, такая радиофобия существует, поэтому точки зрения разных государств не одинаковые. Но, например, во Франции, на атомных электростанциях, как производилось, так и производится более 80% электроэнергии страны. И Франция отнюдь не собирается отказываться от развития этой совей отрасли. А Германия боится. В Германии «Злёные» очень сильны. Соединённые Штаты некоторое время назад, после Чернобыля, кстати, заморозили свою программу строительства и развития ядерной энергетики. Сейчас они вернулись к этому. Так что всё по-разному. Япония, после Фукусимы, тоже сначала было политическое решение такое приняли, там и в парламенте, что давайте рассмотрим вопрос о закрытии. Но, Япония – энергетически недостаточна страна, они потихоньку это отменили и возвращаются к дальнейшим действиям.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И они будут строить станции типа Фукусимы или что-то другое?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Вы знаете, реактор типа Фукусимы безусловно будет производиться, с какими-то там модификациями, возможно, а вот место положения станции, оно будет меняться. Что произошло в Фукусиме? Она же стояла на берегу океана, собственно говоря, и понятно было, что цунами может быть, там землетрясения, цунами.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну мы же все надеемся, что пронесёт.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Там поставлен был барьер 10 метров, хотя, как говориться, предлагали изначально, около 12 -15 метров и тогда бы цунами не перехлестнуло и не залило бы энергетические блоки. То есть, ничего бы не было тогда. То есть, вот эта глупая экономия на трёх метрах, она привела, тое есть, дальше будут строить в глубине острова. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну что ж, дорогие друзья, я напоминаю, что у нас в гостях Виталий Петрович Шелест, ядерщик, в широком смысле этого слова. Мы сейчас сделаем небольшую паузу и после этого продолжим наш разговор. Ну что ж, продолжаем наш Разговор. Дорогие друзья, сегодня мы гооврим о ядерной энергетике. Член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики, доктор физико-математических наук, профессор Виталий Петрович Шелест. Виталий Петрович, следующая наша тема – это Чернобыли. Ну, во-первых, докладываю вам, что Чернобыль – это самый популярный туристический объект и соответственно город Припять, и никакие проблемы экономические, значит, туристические, ничего не помогает. Люди сначала идут в 30-километровую зону, потом в 10-километровую. Интернет расцвечен рассказом про какие-то несколько семей, которые там жили всё это время, что они герои. С другой стороны лес, который рыжий там. В общем всякие разные страхи, с одной стороны, а в «Крепком орешке» последнем, я не знаю, видели ли вы или нет, там, значит, прямо в Чернобыле оказывается, в Припяти, где-то там было спрятано чёрти что. В общем, короче говоря, действительно печальная торговая марка, печальная, но торговая марка. Ну, и конечно идёт разговор, чего с этим Чернобылем дальше делать. Потому что с ним что-то надо делать – это все говорят. При том, что вы видите, он стоит себе, работает и как-то особой проблемы с ним нет. Вот расскажите нашим слушателям, надо ли с ним что-то делать и, если надо, то что?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: С Чернобылем, конечно, не просто надо что-то делать, а и делается. Конкретно, Чернобыль не работает, не только, понятно, взорвавшийся энергоблок был выведен и закрыт, изолирован, но и оставшиеся три там было энергоблока, которые никак не были затронуты аварией, катастрофой 1986 года. Они работали не очень долго. В середине 90 годов все энергоблоки Чернобыля были закрыты. Чернобыльская атомная электростанция, как энергопроизводящий объект больше не существует.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, её просто отключили или её вывезли, как это сделали? Навсегда? 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Навсегда. Вот эти вот реакторы, из них выгрузили стержни с содержанием урана, там других объектов, так называемый, тепловыделяющий элемент и таким образом, это стоят просто пустые реакторы, которые вывозить не надо. Они потихоньку остывают, в смысле их радиоактивность падает со временем. И всё, никакой угрозы они не представляют. То есть вот эти три энергоблока, из которых выгружено топливо, они стоят и никакой особой заботы не требуют.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, ещё раз, ничего больше взорваться там не может. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Не может ничего взорваться.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Потому что там ничего нет.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: За исключением того, что надо постоянно мониторить то, что происходит во взорвавшимся 4 реакторе. Туда ведь, как говориться, часть материала расплавленного, во время этого взрыва и, ещё не остановившейся ядерной реакции, не цепной, но ядерные процессы шли. Это ушло под землю. И надо смотреть, чтобы не прожгло, были такие опасения, не прожгло какие-то слои, не ушло в подпочвенные воды и так далее. Такой мониторинг ведётся. Мониторинг ведётся и украинскими соответствующими ведомствами, Академией наук и так далее. Ведётся международными командами, МАГАТЕ – международное агентство по атомной энергии следит за этим. То есть, реальной такой угрозы нет, но следить надо, потому что это такая сложная вещь. Кроме того, тот саркофаг, который был поставлен над взорвавшимся 4 блоком, прошли много времени, прошло четверть века и за это время там возникли и щели, и утечки, то есть, необходимо ставить новый. Он ставится, он строится. Выглядеть это будет таким образом- это будет намного больше, вот это самый большой цилиндрический шит монтируется отдельно, а потом он будет надвигаться рельсом на этот самый энергоблок и замуровываться. И этого по оценкам должно хватить на следующие, порядка, 100 лет. За это время, кстати сказать, в ряду полураспада всё будет остывать, остывать и всё менее опасным будет. Вот такая ситуация с Чернобылем, как с источником ядерной энергии.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А скажите, вот выгрузить этот блок, вот как вы употребляете это выражение, не возможно?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Взорвавшись, этот блок выгрузить очень сложно, потому что это, представьте себе расплавленную такую лаву радиоактивную. Строго говоря, к ней и подходить-то не надо, она вот закрыта сейчас и она остывает себе потихоньку. А пускать туда людей или даже роботов – это опасно. Кстати сказать, надежда на то, что можно какой-то техникой подобную проблему решить, она ошибочна. Если в Чернобыле кто-то бывал и знает, то там есть целое кладбище той техники которая использовалась при ликвидации аварии, непосредственно в первый месяц, два, три. Она заражена, она там стоит и будет стоять до тех пор, пока уровень радиации не упадёт ниже допустимого. Там целые поля и грузовиков и бульдозеров и другой техники.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А переплавить её, то есть это…

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Так радиоактивность при переплавке никуда не денется.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, она заражена, да и совершенно будет заражение того метала, то есть, при переплавке, ничего не происходит?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Ничего не изменится, радиоактивность остаётся.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Такое всё-таки несчастье было. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Несчастье страшное.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А вот окружающий лес, вот эта вот зона. Это тоже на 100 лет вперёд?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Тут ситуация вот какая. В принципе, да это на 100 лет вперёд. Самая большая угроза была какая, что радиация проникнет в подпочвенные воды, которые дальше будут питать притоки Днепра, сам Днепр. Разными специальными методами, о которых я не буду говорить, там, значит были и защитные стенки поставлены были, сейчас такой явной нет. Я замечу, как бы в качестве комментария, что, ведь нулевой радиоактивности не бывает вообще. Она везде есть, она естественно есть. Вот, когда до уровня естественной радиации опустится радиация на чернобыльской площадке, вопрос благополучно разрешиться.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А через сколько это? Действительно 100 лет? Иди говорят, что это тысячи лет.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Нет. Вы знаете, там есть незначительное количество изотопов, у которых период полураспада больше, но их процентное содержание, что, строго говоря, этим можно пренебречь. Это никак не повлияет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не повлияет, да? Хорошо, если говорить о, значит туристический объект будет работать ещё минимум 100 лет.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Буде, будет. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно, хорошо. Если говорить о планах каких-то Украины по, так сказать строительству ядерных объектов, то что это может быть? Сколько это может стоить, кто это может делать? Кажется, что по нынешней ситуации с россиянами не очень получится это делать. И вообще, есть это в планах?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Есть конечно. Существует план развития ядерной энергетики Украины.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это был, наверное, ещё мирный план?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: А вы знаете, хотя, действительно время у на сне очень мирное, но перспектива развития сложной технологии, она не должна зависеть от сиюминутной политики. Поэтому да, этот мирный план, который был выработан на всех уровнях и парламентом, и правительством, и президентской администрацией. Этот план он, в каких-то частях действует нормально, в каких-то частях возникают проблемы, о которых я скажу, но на само деле он сводится к следующему. Ядерная энергетика для Украины – это необходимость. Потому что энергоносители так или иначе, если даже будет развиваться нефте- и газодобычи и так далее в Украине, то этого будет недостаточно. Поэтому ядерная энергетика Украине абсолютно необходима. Кстати сказать, когда я упомянул о Франции, в которой вырабатывается 80% электроэнергии на атомных станциях, так Украина является в Европе второй страной по этому показателю. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Даже сейчас?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: 50% электроэнергии вырабатывается на атомных электростанция.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А где они ещё? Многие не знают, где тут ядерные электростанции.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Значит, в Украине существует на данный момент 4 атомных электростанции. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кроме Чернобыля?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Кроме Чернобыля, Чернобыль я уже исключаю. Это Ровенская, Южноукраинская, Запорожская, Хмельницкая, на которых работает 15 ядерных реакторов, 15 энергоблоков, принято говорить. Все эти энергоблоки они или ещё советского или уже постсоветского, но российского производства. Это энергоблоки типа ВВР, это не такого типа, как был на Чернобыле.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не такого?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Не такого. И некоторые из них, понятное дело, модернизированные и так далее. Эти реакторы работают на российском же ядерном топливе, которое производится на концерне «ТВЭЛ», тепловыделяющие элементы в России. И поставляется на эти украинские электростанции. Но, программа развития ядерной энергетики предусматривает диверсификацию, то есть Украина готова рассмотреть вопрос о возможности использования, как ядерного топлива, так и ядерных реакторов других стран. Для строительства у нас, для снабжения …

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это раньше было решение или это в связи с войной?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Нет, это решение было раньше и оно никем не отменено и по сей день.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А в чём смысл?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: То решение, которое принималось раньше, в начале 2000 годов, оно…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Там дешевле. И вообще, дополнительный вопрос, в этом деле есть конкуренция?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: В этом деле есть конкуренция, я сейчас об этом скажу. Почему было принято такое решение. Ну, чтобы всё-таки уменьшить вот такое, зависимость от северного соседа, на всякий случай, тогда ещё никаких особых, но всё-таки. Украина зависела от России в этой ядерной, энергетической отрасли излишне сильно. Таково было мнение Украинской власти. До определённой степени оно справедливо. Потому что действительно нужно диверсифицировать. На самом деле в мире существуют 4 и только 4 страны, которые могут производить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ядерное топливо.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Ядерные реакторы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А, ядерные реакторы и ядерное топливо. Я почему позволил себе вас прервать. Потому что я смотрю на часы, нам нужно сделать очередную паузу. Дорогие друзья, беседа о ядерной энергетике и мы с Виталием Петровичем Шелестом, замечательным специалистом и, я бы сказал популяризатором ядерной энергетики как таковой, вернёмся в студию после небольшой паузы. Оставайтесь с нами. Ну что ж, продолжаем нашу программу. Мы говорим о ядерной энергетике. Наш гость член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики, доктор математических наук и профессор Виталий Петрович Шелест. Программу ведёт Матвей Ганапольский. Вы говорили в той части программы в финале, что есть только 4 страны, которые всё это производят. Давайте об этом поговорим и, что тут годится для Украины? 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Эти 4 страны следующие: Россия, Соединённые Штаты Америки, Канада и Франция. Значит, близки к этому порогу, но пока ещё не конкуренты: Китай, Япония и Южная Корея. И всё. Другие страны не производят. Примерно 5 лет назад. На украинский рынок ядерного топлива вошёл Американский концерн «Вестингауз». Они стали поставлять своё ядерное топливо, в качестве пилотного проекта, для украинских атомных электростанций, а именно Южноукраинской. Но, проблема в том, что геометрия вот этих топливных стержней «Вестингауза», она по геометрии и по другим свойствам отличается от тех, под которые рассчитаны реакторы российского производства. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Там, значит, не просто так, а они какие-то специальные по форме и по содержанию?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Ну, они по форме да. Значит, строго говоря, когда вестингаузовский загружается в ВВР, от он до конца до доходит.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Короче что ли?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: российский выходит на конус, а них такая гаечка на конце стоит.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, а сделать специально для …

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Да не хотят они. У них аналогичная проблема, у «Вестингауза» была, когда они поставляли это своё топливо на чешскую электростанцию «Томелин» и там были проблемы с реактором. Тоже там российского производства у чехов стояло.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, если оно до конца не опускается, то соответственно, и отдача хуже?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: нет, тут даже хуже. Отдача меньше, но проблема в том, что в процессе ядерной реакции идёт консрадиация и эти стержни начинают видоизменяться, они разбухают, они там, как бы перекручиваются. Это нормальный процесс, если всё, но в этом случае, когда до конца не доходит, они начинают выпирать в верх и предохранительную решётку реактора вышибают. И это почти произошло, предотвратили, как говорится, ровно под нашим наблюдением…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С ума сойти. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: предотвратили на Южноукраинской АЭС подобную ситуацию летом 2012 года. Мгновенно выгрузили вестингаузенское топливо, попросили, чтобы Россия скомпенсировала это поставками своего топлива, никаких аварий не произошло. Но это была предаварийная ситуация. 2 года с «Вестингаузом» идут переговоры на счёт того, чтобы они изменили конструкция и так далее. Кроме геометрии, там у них свойства закручавиемости ещё другие, так что, если через какое-то время, эти реакторы, эти ТВЭлы, стержни, они начали бы изменяться, поворачиваться, искривляться не так, как это сделано в российских реакторах, то были бы большие проблемы. Это ситуация с ядерным топливом. «Вестингауз» не предлагал и, по настоящий момент, не предлагает Украине своих реакторов. То есть, американцы с реакторостроением в Украину, пока что, не идут. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, Канада?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: А Канада предлагает свой реактор – это реактор хороший, это реактор, я б сказал, более современный, чем ВВРы, хотя по некоторым параметрам они лучше, но значит, это дело долгое. Если будет нормальная ситуация, которая позволит построить канадский реактор в Украине, то начнут они работать и давать электроэнергию, не раньше, чем через 4-5 лет. Это долгое и дорогое дело. К тому же, откуда деньги брать на это? На постройку реактора и так далее? Конечно, канадцы предлагают там льготные условия, кредиты и так далее, но это дело долгое. То есть, в обозримом будущем расчёт может быть только на то, что есть, на российский реактор.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, а вот Франция?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: С Францией, это в начальной стадии переговоры на эту тему. Пока что они активно не предлагают.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Ну и вот как-то это всё долго и так далее, но, видимо, я так понимаю, оно всё-таи будет делаться.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Да, это будет делаться.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я почему обращаю внимание ваше и своё на это, тут вот новость была, что премьер-министр Яценюк, он обратился к гражданам и стал говорить «знаете что, вот давайте ставить вот эти электрические нагревательные котлы дома и использовать их вместо газовых». Он, как премьер, его заботит кризис, который может быть, ведь мы сейчас у Российской Федерации не покупаем газ по известным причинам. И он, вот думает, что будет дальше. И поэтому, он предлагает всем, на всякий пожарный, поставить ТЭН, ну вот этот бойлер. Хорошо. А вот всегда у нас было такое понимание, что газ дешевле. Что, получается, что всё-таки электричество составляет какую-то конкуренцию газу?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Они же применяются не везде в одинаковой степени, в разных отраслях. Например, электричество для граждан, оно более важно. То есть, это идёт в энергетическую систему Украины и распределяется всем, кому надо. А вот, например, тот же газ или мазут, или другие там, они идут больше промышленные. Зачем мазут гражданам? Зачем нефть гражданам? Они идут на промышленность, они идут в транспорт, ну и так далее. Так что, атомные электростанции, они, я бы сказал, в сильной степени удовлетворяют потребности населения в целом, в электроэнергии. А в других направления, не может заменить атомная энергетика то, что даёт энергоносители углеводород.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, вот видите, сейчас электричество и в электромобилях. Сейчас компания «Тесла» делает какие-то прорывные технологии и так далее. Можно ли сказать, что электроэнергия в том или ином виде будет всё больше вытеснять углеводороды. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: 100% не вытеснит, потому что, для некоторых параметров, будет дороже. Когда вы, например, говорите об электромобилях, то там есть технологический вопрос, который до конца не разрешён. Это дешёвые и чистые в производстве аккумуляторы. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: О, где такое найдешь?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: так в том то и дело. Там разрабатываются разные подходы, там ионнолитиевый и так далее, не буду входить в детали, но пока что, это на уровне колесо, вот первоначальном.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. я Виталий Петрович, хочу рассказать вам одну смешную историю из моего детства. Я вообще такой человек любящий технику, технологии и так далее, всегда об этом в эфире рассказываю, про всякие новинки. И, когда я был совсем маленьким, у меня была такая книжка советская, она называлась, очень красивое у неё было название «Страна строит». Ну она была написана где-то в 53-54 году и там говорилось про энергетику, про всё вот это вот. И там был удивительные рисунок, который я запомню навсегда. Там рассказывалось, что электричество семимильными шагами идёт к нам в жизнь и была картинка. Знаете, как детские книжки, с одной стороны текст, с другой картинка и на ней было поле и над этим полем были провода и ехал комбайн только с пантографами. Ну, пантографы, это я радиослушателям хочу сказать, это рога у троллейбуса, причём 2. И вот трактор ехал, ехал там, этот комбайн. Счастливый, на нём, по-моему, было «Беларусь» написано, на нём ехал счастливый водитель этого и вот на электричестве, вот, значит были такие мечты. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Теоретически возможно, но дорого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дорого. Хотя, вот если подумать, поля-то огромные, понимаете, один раз сделал, но поля тоже их переносят, что-то такое там. Значит, все комбайны надо оснащать этими пантографами.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: А вы представьте себе вот эту сеть проводов, за которой тоже надо следить. Дорого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дорого, дорого, вы абсолютно правы. Как вы относитесь, я вот, например, большой фанат энергосберегающих ламп и большой фанат светодиодных ламп, которые сейчас появляются. Это действительно удивительные технологии, которые позволяют, уж не знаю, как они у «Зелёных», какой пользуются популярностью, но я вот знаю, что вот эти энергосберегающие, их ругают за ртуть, которая там, но, во всяком случае, они экономят до трети а вот эти светодиодные до 80% реально.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Абсолютно верно, это хорошее дело, это перспективное направление. Я хочу вернуться на минуту к вопросу российско-украинского сотрудничества атомной отрасли. Может создаться впечатление того, что мы обсуждали только что, того, что в этом заинтересована только Украина. Получать ядерное топливо, это не совсем так. Дело в том, что есть такие направления, как принято говорить в ядерном цикле, в которых заинтересована также и Россия. Пункт первый – уран. В России месторождений урана мало, они остались за границами Российской Федерации после распада Советского Союза, а у нас в Кировоградской области есть месторождения урана, которые были бы крайне полезны и для российской энергетики. В 12 году было принято решение и начато строительство в Кировоградской области российско-украинского завода по добыче, обогащению и производству стержней для атомной энергетики как России, так и Украины. Это развивается медленно. В конце 13, в начале 14 года почти приостановилось, но никто эту программу не отменят и работа идёт. Это первое направление. Их много, я только два скажу. А второе вот какое – как работает атомная электростанция? В конечном счёте там пар давит на турбину и турбина вырабатывает, так вот эти вот турбины - это очень специфические турбины, это не те, которые стоят на гидростанциях или на судах океанских. Это, так называемые, тихоходные турбины, по технологии. Так они производятся по сей день только на Харьковском заводе «Турбоатом», в том числе и для российской энергетики. Так что, у нас есть взаимная заинтересованность. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорош. Друзья, мы опять сделаем небольшую паузу. И, вместе с Виталием Петровичем Шелестом вернёмся в студию и продолжим наш разговор о ядерной энергетике и как она соотносится с нашей сегодняшней жизнью. Друзья, мы продолжаем нашу программу, на мой взгляд очень интересную. «Спроси и тебе ответят», я спрашиваю, Матвей Ганапольский, ведущий программы у члена-корреспондента Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики, доктора математических наук и профессора Виталия Петровича Шелеста. Я его спрашиваю о ядерной энергетике. Мы, те кто с начала слушают, знают, что мы сначала говорили о российской энергетике, об украинской, Чернобыль затронули, в общем, я б так сказал, интереснейшая тема. Ну, давайте продолжим. Я бы хотел ещё сказать, спросить вас про вот это сотрудничество. Так вот, смотрите, получается, что не смотря на такую напряжённую ситуация между Украиной и Россией, во сотрудничество в этой сфере, без него не обойдёшься, получается. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Без него, безусловно, не обойдёшься. И, не смотря, как вы сказали, на сложную ситуацию, а в отдельных аспектах, даже трагическую, должен вам сказать, специалисты, с российской и с украинской стороны, я имею в виду не только Академию наук, но и ведомство, соответственно «Росатом» и «Эненргоатом» и другие заинтересованные ведомства понимают важность этого диалога, решение тех вопросов, которые назрели. В частности, с российской стороны постоянно идёт мониторинг реакторов российского производства, так, по технологии нужно, периодически их там, проверять, исправлять, заменять, если это необходимо какие-то элементы. В течении, уже почти года, это программа почти свёрнута. А это ведь. Это же не швейная фабрика. Пока, слава Богу, нет, ну как говорится, силами украинских специалистов там смотрим, нет ли утечки, нет ли каких либо других изменений тревожных. Пока нет. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А это очень странно. А что, эту программу аннулировали или они просто не приезжают? 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Нет, де факто. Вот просто, как говорится, это остановилось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну ты смотри, а.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Нет, никто ничего не аннулировал. Все договорённости, между соответствующими ведомствами российскими и украинскими, Академиями, ведомствами атомными «Росатом» и «Энергоатом» соответственно, они в силе, никто ничего не отменял.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Давайте дальше. Я хотел поговорить о будущем. Например, о ядерной энергетике и космосе. Мы знаем, что в некоторых космических аппаратах стоят такие маленькие, совсем крохотные ядерные реакторы. Вот, если я не ошибаюсь, по-моему в «Касине» стоял, в этих двух аппаратах, которые уже сейчас покинули солнечную систему, они были рассчитаны на 15 лет работы, а проработали чёрти когда. Ну, вот мы говорим, что, например, на Марс полетим и как-то надо там, например, построить ядерную. Но с другой стороны, все говорят, да как же, чтобы ракета взлетала вот с этими. Ну, вот, взлетает огромная ракета, она должна там куда-то, чёрти куда, лететь с ядерным. А вдруг она взорвётся? Вот как здесь найти какую-то золотую середину.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Большинство специалистов склоняются к тому, что в настоящий момент степень безопасности ракетной техники гораздо меньше, чем степень безопасности ядерной техники. И поэтому, безопасный-то реактор поставить можно, но если ракета грохнется и взорвётся, то она безусловно заразит. Она заразит землю, если упадёт на землю, а если с ней что-то произойдёт в открытом космосе, то мы ещё слишком мало знаем о процессах, которые идут в солнечной системе. Там есть потоки солнечного ветра, там есть космическое излучение, если мы к нему добавим результаты вот этой какой-нибудь катастрофы…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но, оно же летит от нас туда, пусть себе оно туда и летит.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Оно летит от нас туда, но на встречу ему летит солнечный ветер и, если мы к нему добавим радиоактивный щит, это будет воздействовать на атмосферу земли. Это опасно. Выкидывать туда – это опасно. Вывести за пределы солнечной системы, вроде бы спокойнее. Непосредственно на землю это не будет влиять. Но, если это полетит, как говорится подальше или на дальние планеты солнечной системы, то мы же их заразить можем. 

Матвей ГАНОПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, знаете, що очі не бачать, то серце не болить. Ну, пока оно миллионы лет будет лететь, ничего в этом страшного нет. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Ну, до Плутона или до Нептуна не миллионы лет. Я имею в виду дальние планеты солнечной системы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ух, заразим Плутон, ну это будет прям уж там.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Ну, это будет, вандализм и варварство со стороны человечества. Нехорошо, некомфортно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Давайте ещё по поводу использования ядерной энергии. А вот она в виде холодного синтеза, о котором так много говорят и, который холодным пока никак не получается. Вот может быть, в каком-то обозримом будущем стать, ну вот как бы вот, батарейка, а в ней, я понимаю, что я фантазирую, но, тем не менее, мы говорим об идеях, о научных идеях. Вот батарейка, в которой внутри холодный синтез и вот, всё оно там работает, ничего не заражает и всё равно, это опасная история.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Значит, Матвей Юрьевич, должен вам сказать, что вот такой вот холодный синтез, а тем более в таком компактном виде, в виде батареек.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: 3А, знаете совсем маленькие такие. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Да, знаю. Это даже не научная фантастика – это фэнтэзи, это сказка, в ближайшем будущем никаких перспектив этого нет. Холодного синтеза, пока что не готовы к этому не наука, ни технологии. Он не получается. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это потому, что этого не может быть по физическим законам или незнаем как сделать?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Нет, потому что, этого не может быть по тем физическим законам, которые нам известны. Там могут быть какие-то другие, которые требуют глубокого проникновения на уровень субструктур и элементарных частиц. На, на сегодня, пока что, до таких технологий крайне далеко. Эти надежды пока что бесплодны. Пока что. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, плохо.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Что ж хорошего.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит мы можем сказать, что ядерная энергетика, продолжает быть достаточно опасной. А вот ещё у меня вопрос, наверное один из последних, это с точки зрения миниатюризации. Вот, например, мы видим огромные лайнеры, сейчас же строится супер-лайнеры, супер- корабли, которые возят контейнеровозы, пассажирские лайнеры огромные. Вот в них ставится ядерный реактор?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Да, в них могут ставится ядерные реакторы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Есть такие примеры? 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Есть такие примеры. Ну, например, атомные ледоколы, которые в Российской Федерации есть, они работают на атомных реакторах.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: ну, там нет массово граждан и, кроме того, это во льдах, там где-то чёрти где. 

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Это верно, что во льдах, но ледокол, он же не сам по себе, он проводит транспортные суда и пассажирские суда и так далее.

Матвей ГАНОПОЛЬСКИЙ, ведущий: А вот всякие вот эти туристические нечеловеческих размеров там тоже ставят или нет?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: насколько мне известно, на данный момент, не ставят, но этот вопрос обсуждается и это не исключено.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А ещё вопрос. По поводу, теоретически терроризм, если это можно так назвать. Вот такие вот, не опасно ставить их в гражданского назначения объекты?

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Там системы защиты чрезвычайно сложные, тяжёлые. То есть, террористам, если это не государственный терроризм, а терроризм какой-то группы, они вряд ли смогут туда проникнуть. И им, террористам, ядерным, гораздо проще, в своих террористических целях, взрывать, так называемую грязную бомбу. Просто распылять радиоактивные вещества, а результат, как говорится, террористический, будет сравним с ядерным взрывом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: И вот, последний вопрос Виталий Петрович. Вот очень много говорят про эту ядерную бомбу, это просто рассыпать в Манхэттене и Манхэттен на 5 тысяч лет, значит, это самое. Почему до сих пор это не произошло, веди вроде говорят, и нас убеждают, что полно этих ядерных материалов, что их можно чуть ли не на базаре купить.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Ну, не то, чтобы на базаре, но они доступны, их можно достать, небольшие грязные бомбы сделать можно. Почему этого не делают. По то же самой причине, по которой Гитлер не применил отравляющие газы на Второй мировой войне, опасаясь ответа. В случае, если какая-то террористическая группа использует это в цивилизованных странах. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А они не скажут, что это они.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: А не важно, известные антитеррористические группировки, они более и менее известны, то просто, цивилизованная часть человечества возьмёт и сделает ядерную пустыню в местах их дислокации. Они боятся.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот так вот. Вот такая вот история. Ну что ж, Виталий Петрович, огромное вам спасибо. Очень интересно, информативно и очень, очень, очень важно. Спасибо вам за это рассказ. Я напоминаю, что гостем в нашей студии был член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики, доктор математических наук и профессор Виталий Петрович Шелест. Виталий Петрович, огромное вам спасибо и ждём вас в гости.

Виталий ШЕЛЕСТ, член-корреспондент Национальной академии наук Украины отделения ядерной физики и энергетики: Спасибо.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все