СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Мне хочется быть сложнее как музыкант"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойДорн: "Надоело искать компромиссы в музыкальных коллаборациях"

Станограмма эфира на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В эфире Вести – радио новостей и мнений. С вами в студии Константин Дорошенко.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И Татьяна Гончарова. Доброго дня всем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В гостях у нас сегодня Иван Дорн – певец, ди-джей, иногда ведущий. Мы сейчас с вами послушаем небольшую справку о нем, а потом поговорим.

Справка Радио Вести: Иван Дорн. Двадцать пять лет. Певец, ди-джей, иногда телеведущий. Родился в Челябинске. В девяностом году переехал в город Славутич Киевской области. После второго класса сменил фамилию отца Ерёмин на материнскую Дорн. Впервые вышел на сцену в возрасте шести лет на фестивале «Золотая осень Славутича». Иван Дорн получил музыкальное образование по классу фортепиано. Стал лауреатом и победителем множества музыкальный конкурсов, среди которых: московский «Зажги свою звезду» - первое место, «Жемчужина Крыма» - приз зрительских симпатий, «Черноморские игры». В две тысячи седьмом знакомится с Анной Добрыдневой, с которой создает дуэт «Паранормальных». Осенью две тысячи восьмого группа выпускает свой дебютный альбом «Я придумаю Happy End», получивший широкую популярность. Летом две тысячи десятого года Иван Дорн начинает сольную карьеру, отказавшись от сотрудничества с каким бы то ни было продюсером и выпуская свои собственные песни. В том же году в дуэте с Василисой Фроловой победил в телешоу «Зірка плюс зірка». Экстравагантная пара оставила позади маститых героев украинского шоу-бизнеса. Тогда же начинается стремительный рост популярности исполнителя. В Украине, России нет модного издания, не поставившего Дорна на обложку, или не написавшего о нём. В мае две тысячи двенадцатого года презентовал первый сольный альбом. Продолжает выигрывать все сколько-нибудь значимые награды в области поп-музыки в Украине и России. Два года подряд побеждает в номинации исполнитель года украинской премии «Yuna».

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: После такой визитной карточки прямо страшно говорить. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ты настолько восхищен собой, что страшно говорить?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Просто настолько меня красиво представили, что я даже боюсь сейчас всё это опровергнуть просто в своем интервью.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Иван, Вы в шесть лет вышли на сцену. Кроме того, известно, что Вы мастер спорта огромного количества каких-то… Мастер разного спорта, бальных танцев, чего ещё?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Второй разряд по плаванью. Можно я за Ваню буду говорить? Потому что восхищает он этим всем.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Если честно, то я сейчас немножко разоблачу миф. Множество наград было придумано ещё будучи в группе «Паранормальных» просто для того, чтобы создать какое-то весомое пиар-приветствие нашей группе.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Каким-то видом спорта Вы занимались?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я занимался всеми этими видами спорта. Вполне удачно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Нет ни одного разряда?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Кроме мастер спорта по парусному.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это даже слава Богу. Так посмотришь на такого человека, можно подумать, что у вас совсем было ужасное детство. Детства Вы не видели, только спорт, с шести лет на сцене. Что это за жизнь такая? Настолько делать было нечего?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Город маленький. Два на два километра. Очень большая консистенция разных кружков, спортивных секций. Вышел из школы - через пять метров плаванье, пошел поплавал. Подождал час, через двадцать метров у тебя находится музыкальная школа, пошел…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Как раз Славутичем всё объясняется. Давайте вспомним Припять, насколько там всё было развито, как были заняты дети безумно. Славутич тоже показательный город. Во-первых, самый молодой город Украины.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: А откуда Вам знакома развитость Припяти?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Меня очень чернобыльская тема интересует. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Возвращаясь к детству. Насколько было Вашем желанием с шести лет быть на сцене, заниматься вот этим шоу-бизнесом? Понятно, что в шесть лет человек не может для себя ничего придумать чего ему хотелось.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Однозначно. Больше родительские амбиции, мамины амбиции. Вдруг она увидела, что у меня вдруг в детском садике что-то петь получается. Вдруг она увидела, как я смотрю на фортепиано в том же детском садике, когда играет другая девочка. Довольно простую мелодию, но меня это так манило. После этого она решила, что мне нужно попробовать пень, играть на фортепиано. Все мои хотелки были исполнены. Через год я не хотел этим заниматься, но мама решила довести это всё до конца.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, по сути, Иван хотя у Вас нет продюсера, можно сказать, что Вашим продюсером, во всяком случае в Вашем детстве, выступила Ваша мать?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Сто процентов. Даже до сих пор выступает моим продюсером в некоторых вопросах.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Давайте поговорим, почему нет продюсера? Мне та история с Бардашем непонятна. Довольно успешный продюсер, но какая-то маленькая история, она быстро очень закончилась. Почему Ваня Дорн стал без продюсера самым успешным? Наверняка, не только любовь мамы и вера мамы привела Ваню на вершину успеха: и «Муз ТВ» выделяет, и все выделяют. Поподробнее об этом?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Давайте более-менее визуализируем. Юрий Бардаш – это человек, который создал «Quest Pistols». Все занимаются «Нервами», ещё куча сайт-проектов вполне удачных…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: «Quest Pistols» даже я знаю, кто такие.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Просто когда заканчивался контракт с группой «Паранормальных», жизнь пересеклась с этим человеком, он меня впечатлил. У него очень такая манящая энергетика.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Он умеет убеждать.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Видимо, Ваня, привычка к бальным танцам Вас подвела.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Ногой звук задел. Вот эта манящая энергетика просто поглотила меня полностью. Я решил, что пусть с новой продюсерской историей, но почему-то вырисовал себе перспективы, где буду чувствовать себя с этим продюсером намного уверенней. Но через три месяца я понял, что у нас разные взгляды на аранжировки. У нас разные взгляды на просто виденье меня в низшей эстраде. После этого я сказал, встретился с ним, поговорил с ним, объяснил ему всё, что, как и почему я бы хотел дальше не продолжать с ним работать. Он меня понял, мы очень круто разошлись. Один из самых таких преданных поклонников моих сейчас является как раз Юра.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваня, насколько вообще Вы прямо говорите людям то, что думаете? Наверняка, многие к Вам подходили с какими-то предложениями: «А давайка займусь Вами, Иван Дорн»?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: В таких резких предложениях всегда ещё такое компромиссное решение, которое не обидит и даст понять, что я имею ввиду.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И всё? После Бардаша истории вообще с продюсированием закончились? Иван решил, что будет заниматься сам?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Просто та же Василиса Фролова (этому человеку я тоже очень благодарен, потому что в этот период участвовали в «Зірка плюс зірка»), она настояла на том, чтобы в дальнейшем я пробовал что-то сам. Потому что у меня это получится. Я сам себе не сильно верил. Но окружение, в том числе Василиса, они говорили, что блин, хватит с кем-то сотрудничать.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Иван, как, кстати, произошло то, что Вы совпали тогда на этом конкурсе «Зірка плюс зірка»?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Абсолютная случайность результата, которого я очень боялся, потому что сходиться с Василисой Фроловой… Я просто имел опыт работы с ней на «М1», тогда чувствовал себя…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Она тебя уже тогда пугала чем-то?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Мне было страшно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Расскажи? Пока она только видит, но не может присоединиться к разговору. Чем она тебя пугала?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Она была умнее. Она и есть умнее. Опытнее. Людей-непрофессионалов рядом с собой она не терпит – это, в принципе, правильно. Я был как раз таким. Поэтому я потерпел от неё на протяжении двух недель пробных на этом телеканале.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Фактически, получается, что на Ваше творчество наибольшее влияние оказали женщины на самом деле. Не профессиональные продюсеры, а разные яркие женщины.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Хорошо резюмировали.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы прервемся, потом продолжим. Известна всем история Майкла Джексона. Есть ещё другие подобные артисты, которые совершенно с маленького возраста, с детства оказывались на эстраде, они достигали довольно многого, но, по сути, оставались очень одинокими людьми, как правило, не были счастливыми. Вы не производите человека несчастного. Что в этом, Иван, больше: умение с юности каким-то образом быть лицемерным, потому что артист – это лицемерная профессия, или на самом деле Вам весело живется?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Если оперировать такими понятиями, то, наверное, лицемер. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы признаете?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Местами лицемер. Мне приходится привыкать к той среде, в которой нахожусь. К тем требованиям, которые потом мне воздвигают мои же друзья или общество, которое формируется моим статусом.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По сути, артист, поп-артист – это профессия, человек, который развлекает, от Вас этого ждут. Насколько комфортно психологически Вам находиться в шкуре человека, от которого всё время ждут, что он будет развлекать? Бесплатно, за деньги? Если за деньги, то уже обязан развлекать.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Некомфортно. Более того, я из этой шкуры уже почти полностью вылез. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Что означает, Иван, «вылез»? Было Ваше заявление, что не будете появляться на публике вне музыки. Тем не менее, сейчас такое общество, оно как раз подписывается историями внемузыкальными, чтобы любить артиста. Они же мало анализируют музыку, аранжировки?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. В том сообщении, которое Вы только что упомянули, нужно было просто уточнять, что не появляться в каких-то конкретных желтых немузыкальных историях, в которых у меня случалось довольно часто. Хотелось бы, если это даже закулисная какая-то история, то лучше, чтобы это было что-то такое о том, как мы делаем музыку, как мы вдохновляемся, как мы существуем. Очень красиво.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Их же не избежать, этих историй. Вы хотите избежать, а за Вас Вас женят и всё.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я не избегал истории, я хотел, что если показывают что-то внемузыкальное, то как раз такого плана. Более того, мы это сделали в прошлом году. Полтора года назад мы закрылись в доме вчетвером. Я с ребятами, которыми делал музыку, и писали там музыку, всё это снимали на камеру, выставили всё это на показ в интернете. Получился такое пятидесятипятиминутное документальное кино. В таком образе, в такой среде мне интересно себя показывать. В другой - нет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То, что Вы женились на девушке, с которой много лет были знакомы, а не на какой-нибудь яркой звезде, которая нашлась бы, и, наверняка, находились подобные желающие во время Вашего успеха, в какой степени искренне? Или какой-то тоже такой имиджевый шаг, чтобы показать, что Иван Дорн, он умеет любить, он выше светской суеты?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Мы максимально это скрывали. Поэтому делать это ярким поводом для того, чтобы себя как-то осветлить или чтобы показать с другого ракурса, то нет. К сожалению, просочилось, от тебя это никуда не ушло. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваня, интересно, что Вы в Славутиче расписывались. Вы там прописаны, поэтому расписывались там? Для Вас принципиально было в родном городе расписываться?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Мы просто пользовались связями и скоростью, которой нам…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Связи родного города?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Которые нам могли предоставить эти связи.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Всё-таки нет сожалений: двадцать пят лет довольно рано для того, чтобы жениться? Тем более, насколько я понимаю, на всей территории бывшего Советского Союза - от стран Балтии до Казахстана - изрядное количество невест могло появиться, и хотело бы появиться у Ивана Дорна?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я не считаю, что рано. Здесь, наверняка, идет у Вас процесс сравнивания. Сравнивая средней женитьбы молодежи и их возрастных категорий, как это происходит.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я в свое время женился ещё раньше. Было очень весело, но не очень долго продлилось. Поэтому сравнивать не будем.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Артистические натуры, часто они действительно ещё раньше женятся, то есть в таком срезе Ваня женился поздно, Константин.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Неважно. Мы долго к этому шли на самом деле, до того, как произошел процесс женитьбы. Семь лет обтесывания и знакомства.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это надо же, сколько в секрете держали. Молодцы. Умеете хранить тайну. Очень важно.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я не очень хочу об этом говорить.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да. Видно по интонации, по выражению лица. Тем не менее, насколько тяжело удавалось беречь это всё от влияния внешнего мира? От влезания, от просачивания внешнего мира?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Ничего тяжелого. Вовремя научился говорить «нет, об этом я говорить не хочу и всё».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Настя, насколько понимаю, не та девушка, которая рвется выпячивать себя? Хочу побыть с Ваней Дорном, чтобы весь мир обо мне знал?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тут Вы совпали. Очень важно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Узнал я об Иване благодаря Василисе Фроловой. Когда-то она пригласила меня на Ваш первый концерт в Киеве. Шел я туда, собственно, для того, чтобы с Василисой выпить мартини. Думаю, какие-то малолетки будут петь какую-то ерунду. Сперва мне так и показалось. Потом я был очень удивлен текстами, невероятно откровенными. Они в чем-то, конечно, на искушенный вкус наивны.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: И просты.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но мне даже тогда, как ни странно покажется многим, тексты Ивана напомнили тексты Наташи Медведевой - такой российской певицы, она жестче, безусловно, она совсем другая, там много панка, они были искренними от лица человека своего времени. С того момента я за Вашим творчеством наблюдаю. Действительно интересно, что Вы не пытаетесь руководствоваться трендами. Вы не побоялись в свое время делать просто то, что захотели. Довольно быстро получили оценку, в том числе со стороны сильных мира всего. Я помню прекрасно, как оказалось, что мы летели с Вами вместе в Алматы, каждый по своим делам. Вы, не знаю, секрет ли это, летели по приглашению дочери Назарбаева?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Насколько удачно сейчас складывается Ваше сотрудничество с Казахстаном, с первыми лицами этой страны?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Последнее наше выступление было в Казахстане девятого мая. Мы отчалили туда, выступили, вернулись. Это было публичное выступление, но лишний раз подтверждая то, что с Казахстаном у нас всё хорошо. Связи налажены.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Всё хорошо. Допустим, когда Вы приезжаете не с публичным концертом, а с таким частным концертом (возвращаясь снова к той же теме), насколько Вы ощущаете: к Вам относятся на равных или Вас просто покупают, как, не знаю, как какую-то очередную невидаль?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Чем дольше ты существуешь внутри эстрады…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тем ты циничней становишься?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Тем ценнее к тебе относятся. То есть если проследить какую-то определенную череду выступлений таких частных, то в начале было фоновое выступление. Теперь мы приезжаем как лит, как хедлайнеры.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваня, но это параллельные процессы, правильно? По большому счету, наверное, Вам уже неважно, если бы Вы увидели, что как-то не так относится? Главное, что платят, главное, что райдер исполняет?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Всё равно важно?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Конечно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Важно видеть это отношение?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Моё отношение на концерте всегда важно. Если это не мой слушатель, то у меня стоит задача сделать моим слушателем на протяжении этого концерта. Сделать всё для того, чтобы он получил удовольствие от того…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Если Вас заказали, то наверняка он Ваш?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Как это происходит? Допустим, у компании праздник.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Были конкретные ситуации или сейчас мы теоретизируем?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Теоретизируем, да. У какой-то конкретной компании праздник. Владельцам этой компании нравится моё творчество, всем остальным не особо. В такой ситуации интересно завоевывать всех остальных. Такие ситуации намного чаще.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я вижу между тем, что когда Вы попадаете на какие-то помпезные эстрадные мероприятия, допустим, в Юрмале…

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: И чувствуете себя очень неуютно?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не только Вы чувствуете себя, Иван, неуютно. Вы даже стараетесь сделать так, чтобы неуютно было тем, кто Вас пригласил, потому что те имиджи, в которых Вы там выступали: на трибьютах, например, когда Вы на каблуках пели песню, или вообще в одеянии какого-то бомжа с какой-то звездой советской эстрады.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Агутин.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С одной стороны, Вы соглашаетесь участвовать в этих тусовках пенсионерских, с другой стороны, почему-то стараетесь как-то их подзадеть?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Очень правильно прочитали. Для того, чтобы больше не приглашали. Но всё не удается. Каждое моё такое вызывающее выступление вызывает бурю эмоций.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Они наоборот воспринимают? Вот она, та изюминка?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Наоборот. На следующий раз хотят ещё, ещё. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Которая нам, пенсионерам, не хватала?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С другой стороны, участвуя в подобных шоу, понимая, кто их зритель, понимая, что это за публика, Вы не можете не отдавать себе отчет о том, что Вы поете в данном случае для какой-то бабушки на лавке, на самом деле совершенно не Ваша аудитория зритель Юрмалы? 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Не моя.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Зачем Вы тогда в этом участвуете? Жадность, просто деньги?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. В этих мероприятиях обычно никто не платит. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тем более непонятно?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: За пиаром я тоже не гоняюсь. Дело в том, что есть определенные, то ли должностные обязательства…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Определенная иерархия?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы не можете сказать, что того же самого Агутина, плевать, да кто он такой?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Всё равно артисты, они артисты.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Есть определенные иерархии, с которыми не то, чтобы приходится считаться, а которые в силу того, что оно долго существует, во-первых, уважаешь. Во-вторых, просто боишься, чтобы это тебе не навредило, если вдруг ты поступишь так, как тебе хочется. Потому что там свои правила, с которыми тебе в определенный момент нужно считаться и действовать по определенным условиям. До того момента, пока ты не поговоришь, не объяснишь. Вопрос просто в разговоре был, состоялся. Мы просто встретились, поговорили. Не буду говорить с кем. Я сказал, что у меня немножко другое виденье себя. Хотелось бы появляться с моей аудиторией, с аудиторией, которая меня слышит, появляться на тех же «Муз ТВ», «Песня года». 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: От них, заслуженных, Ваня, как часто чувствуете зависть? В одном из интервью тоже Вы сказали, что чувствуете зависть вокруг себе. От этих, которые выше годами, выше опытом, от них исходит что-то или всегда?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. От них зависть не исходит. От них наоборот - только полезность. Они не совсем, понимая мою, не совсем понимая меня, и моё присутствие на этой среде шоу-бизнеса, просят меня выступать там, где мне желательно как раз не появляться. Поэтому был вопрос времени. Я просто объяснил, что, как, и почему лучше здесь мне не появляться. Меня поняли. Мы абсолютно сейчас хорошо друг к другу относимся. При этом я избежал таких конфликтных ситуаций.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Иногда у меня, когда я, едучи в такси, слышу какую-то совершенно невнятную песню, которая начинается, начинаете её петь Вы, потом поёт какой-то совершенно неизвестный, непонятный человек, Бог знает о чём, у меня возникает впечатление, Иван, что Вы слишком либо Вы проявляете малодушие, либо Вы поддаетесь под манипуляции, потому что действительно с Вашим фирменным голосом, и под Вашим брендом сейчас появляется очень много продукта сомнительного музыкального, скажем так. Мы должны прерваться ненадолго. У меня такое впечатление, Иван, иногда действительно возникает, когда я неожиданно сталкиваюсь с каким-то очередным продуктом Вашей коллаборации, или с престарелыми, или с малоизвестными исполнителями, с непонятными, участие во всяких трибьютах каких-то, непонятных дуэтов… У меня возникает впечатление, что Вы либо человек, которым можно манипулировать, либо, в какой-то степени, малодушный, что Вы не научились ещё говорить «нет», когда Вам предлагают поучаствовать в ерунде?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Всё правильно. Не во всех вопросах.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Почему?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я такой коммуникабельный. Очень сложно выглядеть некомфортно в глазах других людей. Не то, что некомфортно, мне в общем…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Может, просто Дорн не хочет быть сам или это именно?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Сложно отказывать в коллаборациях. Раньше давалось очень сложно. Очень много людей, в том числе реперов предлагало мне сделать с ними какой-то фичеринг. Но после определенного количества неудачных фичерингов, которые, к сожалению, попали в Интернет, я начал как-то жестче к этому вопросу относиться. Но некоторые всё равно ломали меня на фичеринг. В последнее время как раз некоторые треки начали просачиваться. Исключением является трек с Ассаией. У него позавчера был последний концерт здесь, в Киеве. Потому что это уже было моё осознанное желание сделать с ним фичеринг, потому что это репер из разряда настоящих поэтом и лириков таких прямых, дружных в рэп-индустрии. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваня, какие доводы сейчас Вы как музыкант с точки зрения музыки применяете, чтобы отказать человеку в том, чтобы исполнять что-либо дуэтом? С Василисой Фроловой Вы участвовали в шоу «Две звезды», Вы там пели. Константин Дорошенко через неделю придет к Вам и скажет: «Наша Василиса Фролова, Вы уже с ней спели, давай теперь, Иван, сделаем дуэт», – как Вы откажете Константину?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я скажу: «Константин, нет. Потому что мне надоело искать компромиссы в музыкальных коллаборациях». 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Посмотрим. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы не будете искать какие-то объяснения? Музыкальный язык?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нет. Посмотрим. Вот посмотрим.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Посмотрим. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У меня совсем другой вопрос. Я знаю, что Вы очень часто выступаете в Харькове. Что за такая особенная любовь к этому городу в Украине?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Мы часто выступали в Харькове, потому что там потенциально очень много моей целевой аудитории. Там очень много студентов. Даже если ты приехал туда на прошлых выходных, на следующие выходные тебя зовут снова, потому что зацепить всю молодежную аудиторию ты в одном клубе не успеешь. Все клубы смело приглашали нас даже не следующие, через следующие выходные. Не боюсь того, что они потеряют на этом.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По-моему, кто-то из членов Вашей команды просто родом из Харькова?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Плюс приятно выступать. Потому что один из членов моей команды – это Роман Bestseller, он очень сделал большой музыкальный вклад, и делает до их пор в моё музыкальное творчество. Он как раз из Харькова, не помню с какого района.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тогда в Челябинске должны часто выступать, хотя прожили Вы там с семьей два года.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Мы выступали там только дважды. Очень далековато. Живем мы всё равно здесь.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваня, а где сейчас целевая аудитория? Всё равно же ситуация такая после прошлого года, после всех этих событий, целевая аудитория где? Украина? Россия - закрыт рынок для Вас, не закрыт? Где Вы сейчас выступаете?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я на аудиторию через призму политики не смотрю. Неважно, где и как. Кстати, перестал разделять целевую аудиторию на целевую аудиторию. Пусть это тавтология.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Её, как бы, нет?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Абстрактно пытаюсь объяснить. Я перестал. Пусть бабушки, дедушки. Главное, как они понимают музыку и на что они приходят. Я, в первую очередь, хотел избавиться от того, чтобы они перестали приходить на культ, который выходит на сцену, а чтобы смотрели больше на мой музыкальный стайл. Чтобы слушали музыку, чтобы смотрели.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: После две тысячи тринадцатого года реально, чтобы на Вас не смотрели, как на культ? Столько номинаций было? Но ладно, выиграли, как лучший альбом, но было лучшее видео, лучшая песня, лучший исполнитель?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По счастью, у современного человека память очень коротка. Тот, кто вчера выиграл все номинации, завтра его могут не вспомнить. Я думаю, что тут как раз успокаиваться совершенно рано.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Рано.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы представляете себе, Иван, что Вы в своем творчестве тот же клип, который Вы сделали с Василисой Фроловой, какие-то подобные вещи, Вы уходите иногда в такую какую-то рафинированность собственных идей, что Вы можете вылететь из широкой популярности? Не боитесь этого?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Этого не боюсь. Более того, что местами даже к этому иду. Хочется, чтобы мы… Мы заявили себя первым альбом больше, как, давайте так называть, попсовая музыка – это понятная музыка. Больше, как выходец из понятной музыки. Теперь я хочу переродиться в глазах аудитории, выйти из такой нишевой андеграундной музыки менее понятной, в которую нужно вслушиваться, которую нужно понимать, рассасывать и всё такое. Мне такое более интересно. Конечно, при этом получаю огромной процент аудитории.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Отсеется, как через решето, аудитория?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но это сознательно.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Тем не менее, будут как раз те люди, которые пришли всасывать, понимать, впитывать. Я считаю, что так.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это сознательный такой ход, что всё-таки стану на этап выше как артист или это просто такая органическая эволюция? Просто Вам свойственно, так бы и произошло: Вы не сидели не думали, что стану я артистом на этап выше, на уровень выше?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: В первую очередь, музыкальная эволюция, мне хочется быть сложнее как музыкант. Менее понятно, просто потому, что это круто.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Хочется или это начало происходить само собой в музыке, и вы поняли, что к этому идет?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Хочется.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По сути, движение в сторону гораздо большего культа, ещё большего культа, потому что человек, который настолько выбирает какую-то свою уникальность… Он может, конечно, дойти до экстравагантности, как Агузарова, но превратиться чуть ли не в сектантскую величину для своих поклонников? 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Политику Вы очень правильно прочитали. Я просто не хотел это озвучивать, чтобы сильно баснословно о себе не говорить. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Константин Дорошенко может быть Вашим пиарщиком, Иван.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Денег не хватит у господина Дорна на такой пиар.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваня, та мечта быть стадионным артистом, как Фредди Меркьюри, она осталась? Или есть понимание, что стадионных не так много, поэтому она будет, как мечта, идеал, которая никогда не воплотится?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Стадионный есть всё-таки. Допустим, сегодня один из стадионных артистов выступает не на стадионе, а в «Стереоплазе», но это тоже огромная площадка для украинской столицы. Кстати, выходец из Белоруссии Макс Корж…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Идете на концерт?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Сегодня в это время спортом занимаюсь.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Так всё просто. Нет бы какую-то более весомую причину привел.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я просто был на его концертах. Мы с ним хорошо знакомы. Из разряда стадионных артистов. У него ещё более понятная музыка.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Как же стадион эскалирует этим, что Вы сказали: «Хочу быть другим артистом, более нишевым», – как же тогда стадион будет собирать такой этот?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Вопрос времени и перевоспитания. Не то, чтобы перевоспитания, а привыкания.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Часто пишут о том, что Вы первый на постсоветском пространстве артист, который начал действительно на территории поп-музыки, массовой музыки создавать совершенно не постсоветский продукт. Грубо говоря, Иван Дорн родом не из Аллы Пугачевой?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Приятны такие ассоциации, конечно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С другой стороны, мы прекрасно знаем, что Алла Пугачева, она так старается патронировать всё более-менее яркое и выразительное, что появляется на территории постсоветского пространства. В своё время даже с Курехиным, с Агузаровой пыталась сотрудничать. К Вам уже протянулись щупальца этого спрута?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Меня они обходят стороной. Недавно я наткнулся на мнение Галкина, которое было сказано во всеуслышание. Он сидел в какой-то программе, и там кто-то меня пародировал. Галкин возмутился: «Как можно было вообще выбрать такого артиста? Миллионы им не увлекаются. Я бы сказал, десятки тысяч. Дай Бог, чтобы этим десяткам тысяч нравился», – поэтому, мне кажется, что тот спрут, про который вы говорили, щупальца ко мне не потянет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Всё-таки кто-то зовет Вас на Юрмалу, а кто-то понимает, что Ване Дорну там делать нечего. И такие, как Пугачева, Галкин, Вас никуда не позовут, получается так?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Где была самая тяжелая публика во время Ваших гастролей? В каком городе, в какой стране? Где сложнее всего было петь?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Сложнее петь для искушенной публики, там, где консистенция таких же артистов, как я, местами даже лучше, намного чаще встречается. Поэтому Лондон, Москва, Петербург.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Если они приходят на Вас, наверняка они Вас любят? Не пришли же на Вас цинично, ожидающе рассматривая: «И что тут нам покажет Дорн?»

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Как сказать, на самом деле… 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Есть такие заразы?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Есть. К сожалению, или, к счастью.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но это повышает планку?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Во-первых, планку. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Делаем паузу, а потом будем формулировать мысли.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Искушенная, сложная, искушенная для меня – это в равной степени публика, они встречают так называемых выскочек. Я таким являлся, когда только начал.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Такой парень с горы.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Появлялся в пространстве Интернета, вдруг сразу выступая в таком видном клубе столицы. Они приходят, притом, что они заплатили деньги за билеты, они приходят, смотрят на меня с такой немножко предвзятостью. Притом, что ждут меня уже полтора часа: «Давай посмотрим, что ты сейчас, как ты, покажи». Это усложняет задачу и тем интересней мне, на самом деле. Потому что в конце я вижу результат, и этот результат более, чем оправдывает мои ожидания, и мой выход на сцену.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несмотря на все успехи и награды, готовы ли Вы участвовать в каких-либо конкурсах? Сейчас невозможно не говорить о «Евровидение», потому что нынешний конкурс вызвал некий совершенно мировой скандал, давно столько не говорили о «Евровидение». Хотелось бы Вам поучаствовать в подобном конкурсе?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Кстати, по поводу скандала. Я думаю, что этот скандал был намного раньше, если бы нашей Верке Сердючке дали победить в том году, когда она участвовала.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Однозначно.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я считаю, что скандал просто из-за бороды.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я с Вами не соглашусь. Я думаю, что если бы победила Верка Сердючка, тогда скандала не было никакого. 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. В нашей стране точно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Времена меняются. Не было бы его тогда в России. Дело в том, что действительно времена меняются. Некие консервативные идеи на тех или иных территориях становятся более актуальными. В девяносто восьмом году Dana International победила. Всё постсоветское пространство было в восторге от этого.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Вот. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но из-за сейчас, Константин? Если не борода, если о ней говорят в первую очередь, забывая о том, что человек поет?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я считаю, что борода всему виной.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Как мемы разошлась именно борода, говорят об этом.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вас не интересуют такие площадки, как «Евровидение»?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Почему? Ведь это одно из самых популярных в мире шоу?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Во-первых, очень большой груз ответственности. Я не люблю большого груза ответственности. Я не люблю считаться с чьим-то мнением. Потом не оправдывать чьи-то надежды и всё остальное. Во-вторых, я считаю, что я заранее буду проигрышный вариант, потому что с той музыкой, которую привыкли слышать зрители «Евровидения»…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Дорн отстает.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Хотя можно, конечно, Дорну ответить словами: «Не надо стесняться». Словами его песни.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Вопрос не в стеснении. Вопрос в музыкальных устоях. Я не готов.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В музыкальных устоях. Я вспомнила, мы Галкина цитировали. Вы рассказали, что он обсмеял Вашу песню. 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Не песню, а меня как такового.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но это же была запись российского шоу «Один в один». Там Галкин обсмеял, и оперная певица Ольга Бородина ему вторила: «Такая музыка на современном сленге называется отстой, – это о Вашей песне «Не надо стесняться». - Не хочу, чтобы мои дети слушали такое». Устои и отстой, иногда они в одной плоскости лежат.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Она считает так, оперная певица.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я тоже так раньше выражался, на самом деле. Очень грубо и смело.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но это всё оценочное суждение, это её личное мнение, правильно?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Просто потом понял, что даже такую оценку смелую нужно давать аккуратней, потому что у каждого есть разные вкусы. Я не претендую, конечно, на звания лауреатов «Грэмми» и всё остальное… Нет, претендую.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Иван, Вам двадцать пять лет, а Вы уже рассуждаете, как будто Вам шестьдесят. Давайте не будем сейчас призывать к ханжеству. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: К ханжеству или тактичности Иван призывает?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Тактичности.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ещё лет двадцать Вы могли заявлять всё, что угодно, как угодно жестко, и это было бы, на самом деле, только плюсом и для тех, кто Вас слушает.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Сейчас он тактичен и воспитанный, чем же это плохо?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Таня, плохо. Потому что на территории поп-музыки, шоу-бизнеса у нас и так слишком много ханжества. Все такие вылизанные, все такие замечательные, все такие только за мир и благотворительность… Такое впечатление, что это просто бесполые существа. Они ничего не делают, только о благотворительности и думают. Знаете, это надоело, на самом деле.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Давайте так. Я так шагаю угловато и остро, как вы сейчас от меня требуете, как раз в музыке, и мне этого достаточно. Потому что нагло вести себя вне музыкальной какой-то среды я не хочу, мне это не нравится.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Кстати, Дорна можно в музыке назвать наглым, потому что он делает то, что он хочет. Тут просто заявлять о себе вне музыки, такие выходки.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Мне это достаточно. Зачем?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Выходки и показуха. Тут я согласна с Вами.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сколько раз Вы опаздывали на собственные концерты на час, на полтора – это не наглость что ли?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Было. Но это по вине организаторов. Понятное дело, что в глазах аудитории мы всегда виноваты. Потому что мы выходим на сцену, именно нам тыкают средние пальцы.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Только организаторы виноваты? Сейчас в каком-то городе, слушая Дорна, и говорят: «Боже, ты сам не хотел выходить, звали его. Пока не повязали эти сине-желтые шарики, о которых он просит, не вышел».

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Это всё дело опыта. Потому что, когда тебя привозят на площадку и говорят: «Ваш выход во столько-то». Мы выходим, а нам показывают средние пальцы. Мы уходим со сцены, спрашиваем: «Почему так?» «Просто вы, - оказывается, - опоздали на четыре часа». Откуда мы знали? Нас так вывезли организаторы. Просто они ждали, пока все максимально купят билеты, потратят деньги на бар, высушат свой организм и ещё раз потратят деньги на бар. Дождутся нас, мы выйдем, они нам покажут средний палец и всё. После этого мы начали обращать внимание на плакаты, во сколько выход, заявочная на плакатах, во сколько нас ожидают. Допускаемое опоздание не больше, чем на час. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Насколько Вы успеваете это делать самостоятельно? Учитывая, что Вы сам себе продюсер, Ваня? Тут Вам нужно настроиться на концерт, а Вы должны следить за плакатами?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я приезжаю с командой, с тур-менеджером, который отслеживает это всё.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вместо того, чтобы сказать, что я звезда, чувства времени у меня нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А мне такая дисциплинированность нравится. 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я не Мадонна. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Такого не будет, как Мадонна. Что влияет на Вас помимо собственной музыки? Один раз собственными глазами видел, как в самолете Вы читали не больше, не меньше как книжку Льва Толстого «Анна Каренина»?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Было дело. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По-настоящему Вас такое интересует? Или для того, чтобы все в самолете увидели, что Вы читаете «Анну Каренину»?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Почему у Вас такое неправильное восприятие меня?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Не с кем было лететь, кроме «Анны Карениной».

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Любой публичный мой жест почему-то думаете, что работаю на публику. Нет. Просто стало стыдно, что в отведенное на это детское время школьное я это не сделал. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Занимался бальными танцами, яхтингом и прочими делами? Мы знаем, что были очень заняты.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Есть же лето. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Спорт – это прекрасно. 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я просто пообщался с людьми, которые сказали, что это поведение сродни Вронскому из «Анны Карениной». Я не понял, мне стало стыдно. Я не знал, что ответить. Поэтому решил прочитать для того, чтобы в следующий раз быть более смелым в этом диалоге.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нам тут пришел по СМС маленький анекдот про Ивана Дорна: «Знаете, сколько Дорнов нужно, чтобы вкрутить лампочку? Трое. Один крутит, а остальные стесняются».

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я слышал.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хорошо. Если серьезно, дала что-то «Анна Каренина»? Не перехотелось после этого вообще книжки в руки брать?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Дочитали ли Вы, Иван?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Сколько рейсов пришлось совершить?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Не только в рейсах читал. Просто перед сном на квартире.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Что читаете сейчас?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Джей Кей Роулинг, автор «Гарри Поттер».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тоже детское время потерянное и сейчас решили его наздогнати?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Она написала взрослый рассказ. Я даже не знаю жанр этой книги. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не стихи, не поэзия?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Загрузил себе из Интернета. Сюжет закручивается вокруг человека, который уже умер. Называется «Случайная вакансия». Всё вокруг этого происходит. Очень интересно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ваня, когда песни пишите собственные, как часто себя стимулируете чьими-то стихами? Или сознательно не читаете?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Не читаю. Хочу из себя выжать максимально.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Останавливаете?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тут очень интересный момент и принципиальный по поводу постсоветской поп-музыки. Как правило, абсолютно у большинства исполнителей сперва появляется текст, сперва появляются стихи. Поп-музыка постсоветская, она слишком на текстах зациклена. У Вас что сперва появляется? Мелодия или слова?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: У нас сначала, да, у нас сначала музыка. Причем уже почти оформлена. У нас дэмка выглядит как почти готовая аранжировка. Вот уже сверху я напеваю какой-то мотив. Мне важно сначала усадить в том, что мы придумали, в аранжировку усадить какую-то мелодию так, чтобы она очень красиво смотрелась в этой истории, которую мы создали.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Потом всё-таки текст?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Да. Потом сверху той мелодии, которую мы сочиняем.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Я почему-то думала, что сначала тексты у Дорна?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Нет. Текст я уже подкладываю сверху мелодии, которую придумал.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Может, поэтому получаются такие иногда корявые, наивные, с другой стороны, достаточно выразительные образы.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Галкин очень прикольно про то видео, которое говорил, очень прикольно показал: «Почему я вообще должен заходить в «Гугл», искать в «Гугл» текст? Текст песни чувака, который непонятно вообще о чем поет? Как это так можно? Как можно так менять в великом русском могучем языке?» Он говорит: «Как можно так менять ударение? Что это за моя любимая музыка...?»

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы понимаем, что это все заявления о музыке в сторону украинца – это тоже, как политический ход какой-то, как повод ещё раз очернить нашу страну.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: На самом деле, смешно и приятно. Он мне посвятил целых две минуты в этом эфире.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: После этого сто процентов все зрители этой программы, не зная Дорна, ринулись слушать его песни.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если не принципиален текст, что действительно уникально для нашей музыкальной, поп-музыкальной культуры, почему тогда нет текстов на украинском, на английском языке? Почему только по-русски?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я не скажу, что мне принципиально, не скажу, что уникально. Потому что если послушать другие группы, других исполнителей, то у них в разы менее принципиальный текст, чем у меня, – это раз. Во-вторых, всё-таки над текстом я во втором альбоме работаю ещё плотнее, ещё усидчивее, потому что всё-таки хочется какой-то словесный месседж тоже нести понятный. Работа над ошибками.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Константин Дорошенко то говорит, что простые, выразительные тексты, то говорит, что тексты – не принципиальное. Я как раз в его песнях слушаю тексты.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Всё-таки будут ли песни на других языках, кроме русского?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Я думаю, что да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: После Галкина - только на украинском.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хватит о Галкине, вы просто меня удивляете. Кто гость нашей программы? Вы сами в состоянии, Иван, написать текст на украинском или на английском языке?

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Не в состоянии. На украинском - может быть. Но на английском нет. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Значит, я на украинском напишу, как филолог украинского языка, с удовольствием. Дайте хотя бы попытку.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Без проблем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот мы и склонили Ивана Дорна к очередной коллаборации.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Причем со всеми тремя. Константин Дорошенко поет, а я пишу.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Тогда Вы должны понимать, что будет конкретно мелодия, на которую Вам придется сверху просто положить их?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: С удовольствием, без проблем.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да. Я это понимаю. 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Мне было очень приятно спеть на украинском.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мне было приятно попробовать.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Именно поэтому мы взялись за «Танец пингвина» Скрябина. Потому что, существуя здесь, в Украине, не спеть на украинском… Сами сочинить, к сожалению, толково на нем не можем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я думаю, что песня по-украински не одна появится, и очень хотелось бы, чтобы новый альбом, который сейчас Иван Дорн записывает, отличался от прошлого в самом деле.

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Так есть, так и будет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В ближайшее время ждем премьеры. Спасибо. 

Иван ДОРН, певец, ди-джей, иногда телеведущий: Спасибо большое.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Спасибо вам всем за то, что были этот час вместе с нами. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На программе «Война миров». Вести – радио новостей и мнений.

Читать все
Читать все