СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Когда я в первый раз услышал Камалию, я просто разлюбил Сару Брайтман"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойМохаммад Захур: "Вернулся в Донецк и выкупил тот завод, на котором проходил практику"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это Радио Вести — радио новостей и мнений. В эфире программа «Война миров». С вами Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сегодня в гостях у нас предприниматель Мохаммад Захур. Давайте послушаем справку о нем.

Справка Радио Вести: Мохаммад Захур — основатель и основной собственник группы ISTIL. Инвестирует в энергетический сектор, недвижимость, масс-медиа, производство и дистрибуцию фильмов. Основатель украинской ежегодной музыкальной премии YUNA. Родился в Пакистане. Первую работу получил в «Пакистанстил». Мохаммад Захур приехал в Украину тридцать лет назад, чтобы получить образование в Донецком национальном техническом университете, там же защитил степень кандидата наук. Первый собственный бизнес начал в тысяча девятьсот девяносто первом году, основав компанию «Металз Раша», которая позже стала называться ISTIL. С тысяча девятьсот девяносто седьмого по две тысячи восьмой годы Мохаммад Захур инвестировал в «ISTIL Украина» порядка ста пятидесяти миллионов долларов, создав технологически современное предприятие по производству стали на территории бывшего СССР. Его продукция экспортировалась более чем в тридцать стран мира. В апреле две тысячи восьмого господин Захур продает свой металлургический бизнес. Мохаммад Захур спонсировал восстановительные работы Государственного академического театра оперы и балета в Одессе, финансировал строительство университета для жителей северного Пакистана в Таксилия, инфраструктуру Центра кардиологических исследований в Равалпинди (Пакистан). Оказал существенную помощь жертвам землетрясения в северных регионах Пакистана в две тысячи пятом году. Журнал «Фокус» дважды включал Мохаммада Захура в рейтинг двухсот самых богатых людей Украины. В две тысячи одиннадцатом году он занимал пятьдесят восьмое место с состоянием в триста миллионов. Мохаммад Захур женат на певице Камалии, у него четверо детей.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Добрый день.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Добрый день.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы являетесь гражданином Великобритании и Пакистана, насколько я знаю, однако большинство вашей жизни сознательно связано с Украиной и в частности с Донбасским регионом. Фактически вас можно назвать донецким на самом деле. Вы получили там образование, вы делали там бизнес. Насколько этот регион вам близок? Мне вот интересно было, кстати, что в своем блоге в газете «Хаффингтон пост», когда пишете об Украине, вы говорите: мы, наша страна, мы отказались от ядерного оружия — пишете вы. То есть можно сказать, что вы себя с Украиной ассоциируете на самом деле?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Ну, когда я приехал в Украину, то мне было всего девятнадцать лет. И всю свою сознательную жизнь я прожил или здесь, или несколько лет в Москве, или в Лондоне. Большинство времени, когда ты молодой, приехал, учился, у тебя очень близкие друзья, я приехал именно в Донецк. Учился, уехал в Пакистан, вернулся в Москву и начал работать в бизнесе, в металлургии. И по счастливой судьбе получилось так, что в девяносто шестом году я выкупил именно тот завод, на котором проходил практику, будучи студентом. То есть у меня очень много связано с Донецком, у меня первая свадьба была в Донецке. Так что я могу на самом деле считать себя, что да, Донецк, Украина — это моя вторая родина.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Костя. Прекрасно звучит: выкупил завод, на котором проходил практику. Вспоминаю Любовь Михайлову, которая владелица изоляции в Донецке, у которой этот завод возглавлял отец. Вот в Донецке такие истории интересные.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А если еще дальше вернуться в вашу жизнь, в вашу историю. Когда вам было шестнадцать лет, произошло такое трагическое, нашумевшее на весь мир событие, как третья индо-пакистанская война. Тогда Пакистан потерял часть своей территории, война была очень кровопролитной, часть территории Пакистана превратилась в независимое государство Бангладеш. Индира Ганди, которую в Советском Союзе представляли чуть ли не одним из самых главных борцов за мир во всем мире, очень активно в финансовом и в военном смысле поддерживала Бангладеш в войне против Пакистана. На самом деле война была довольно кровопролитной. Как тогда, шестнадцатилетним человеком, потом молодым восемнадцати-, девятнадцатилетним, как вы переживали ту ситуацию, трагичную для своей родины? Вот войну, потерю территории, насколько до сих пор, можно сказать? Смирился ли Пакистан с тем, что произошло тогда?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Я в своей жизни помню две войны. Первая, она была вторая на самом деле, была в шестьдесят пятом году, тогда я был совсем маленький. А вторая была уже в семьдесят первом году. В семьдесят первом году мы потеряли половину Пакистана, которая находилась на восточной части. И очень напоминает мне сегодняшнюю ситуацию на самом деле. Тогда Америка шла нам на помощь. Мы слышали, Седьмой флот вот-вот-вот к берегам там восточного Пакистана придет-придет-придет… И вот сейчас, столько лет прошло, а он так и не добрался. Поэтому, конечно, я-то пережил все, что было, и хочется пожелать украинскому народу, чтоб они тоже не ждали Седьмого флота, потому что вряд ли будет Седьмой флот. То есть все надо делать своими руками. А потом, вы знаете, время лечит. Сегодня мы дружим с Бангладеш. И неизвестно, что будет через пять — десять лет, когда все эти раны, когда все эти убитые, которые сегодня есть, люди и их матери простят всех, и вы опять станете друзьями с этими людьми. Но на самом деле время лечит.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот вы говорите, время лечит. Прошло больше тридцати лет, а раны, насколько я понимаю, все-таки еще не зажили. Вот в той ситуации конфликта индийско-пакистанского.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Ну как, видите, всё позади, всё прошло, уже торговля идет между странами. Уже из Бангладеш очень много людей, которые трудятся в Пакистане. Они и до этого очень много поставляли. Так называемые филиппинки по всему миру поставляют своих нянек или горничных. Точно так же и Бангладеш для пакистанцев вот именно такой была. И сегодня то же самое, в каждом доме можно увидеть какого-то бангладешского повара или няню.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть получается, что основное примирение на обычном уровне. На уровне обыденной жизни, оно произошло. Людям всем нужно продолжать жить, качества какие-то лучшие проявляют бангладешцы, да? Поэтому их воспринимают, распрей никаких уже, получается, нет.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Ну, абсолютно. Потому что, я думаю, что мир начинают делать все равно или бизнес, или люди. Потому что на государственном уровне обычно это политики или обычно это у них так называемый вотербенк. Они на свой голос обычно работают. Поэтому если есть, скажем, кашмирская проблема — между Пакистаном и Индией она существует уже, сколько Пакистан существует, столько и эта проблема существует — и никто не хочет забыть об этом, хотя оно было раньше, чем бангладешская проблема. Но эта проблема решена, а кашмирская проблема еще не решена. И это из-за того, во-первых, все реки оттуда начинаются, поэтому это стратегически очень важный регион. Поэтому забыть нельзя. Отдать этот регион Индии (допустим, оставить), значит, Пакистану очень много голосов потерять. Поэтому, допустим, на уровне политиков этот вопрос всё замусоливают. А вот народ между Индией и Пакистаном — они прекрасно себе живут. Допустим, мы через два дня пойдем отмечать индийский девалий со своими индийскими друзьями, где будет много индийцев, и будет несколько пакистанцев тоже.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Можно ли сказать, что этот опыт конфликта Пакистана с более крупной и более мощной в военном и прочих потенциалах Индией — это один из тех опытов, который позволяет вам сейчас в британских и американских газетах давать советы правительству Порошенко о том, что не нужно педалировать ситуацию с возвращением Крыма, что нужно сейчас думать о том, чтобы остановить войну, а вопрос о возвращении Крыма отложить на более долгий период, возможно, в переговорах.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Абсолютно. Потому что кашмирская проблема, о которой я говорю, она до сих пор числится в резолюциях ООН, и как будто бы решается вопрос дипломатическими путями, путем переговоров и так далее. Но если индусы и пакистанцы просто перед собой первый вопрос бы поставили кашмирский, давайте решим это, а потом пойдем второй, то второго вопроса просто не было бы. То есть переговоры бы закончились на этом бы. Поэтому Пакистан, Индия, Украина, Россия, мы считаем, что они просто в Азии и в Европе — одно и то же. Абсолютно идентичная ситуация. И те же самые дела происходят, что происходили там, те же самые здесь происходят.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Поэтому как раз можно углубить еще эту тему, чтобы прояснить людям эту ситуацию, возможно, как самим людям, простым людям… Потому что Захур сказал хорошие слова, что люди и бизнес решают — мир или война, а не на уровне государства. Мы продолжим через перерыв.


Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне вестей радио новостей и мнений с вами «Война миров», и с вами Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А в нашей студии находится предприниматель и филантроп, человек, который занимается благотворительностью на мировом уровне, — Мохаммад Захур. Мохаммад, хотела бы все-таки продолжить эти параллели. Какие советы для этого можете дать простым людям, которые слишком сейчас вовлечены в политику? Вот вы уже прошли опыт двух стран, и вы говорите, отлично общаются индусы, пакистанцы, вы празднуете их праздники. Может, тогда оставить….

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, а территориальные вопросы до сих пор не решены.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: До сих пор не решены. И в ООН, вот вы говорите, этот вопрос не опущен. То есть обычным людям, может быть, перестать тогда вообще вникать во все заявления Америки. Мы, вы уже сказали, Седьмой флот ждать не должны. Не прислушиваться сильно к заявлениям политиков, потому что они не хотят терять голоса. А вот какой жизнью жить?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Надо жить своей жизнью. И вы знаете. Страна состоит из каждой семьи. Каждая семья будет жить хорошо и умело, значит, во всей стране будет хорошо. Если мы все начнем заниматься политикой, то политикам ничего не останется. Давайте не отбирать хлеб друг у друга. Пусть политики занимаются, все равно они не слушают никого. Они делают то, что хотят. Поэтому люди должны работать, потому что столько потеряно за этот год. Вы знаете, рост производства упал на семь процентов, инфляция к концу года будет там двадцать процентов. Надо обращать внимание на эти вещи. Да, народ на самом деле. С другой стороны, не только на это, потому что люди гибнут, и со стороны правительства делается очень мало. Ни одна война не может быть выиграна только на волонтерских основах. Такого не может быть. Потому что это колоссальные затраты. И какими бы волонтеры не были душевными, как бы они с утра до вечера не работали, они не могут собрать те средства, которые нужны на войну. Ну, во-первых, надо остановить эту войну. Она бесполезная, она никому не нужная, эта война. Вот, допустим, возвращаемся к вопросу Бангладеш, бангладешцы на самом деле хотели уйти от Пакистана. Индия им помогла своими войсками, своими деньгами и так далее и тому подобное. Точно так же это происходит и на востоке Украины. То есть люди на самом деле хотят уйти. На самом деле они хотят остановиться, а вот эти люди, которые там есть, они их останавливают от этого. Потому что, я не думаю, что сепаратисты, Путин и другие будут двигаться в сторону Киева, потому что здесь люди не хотят с Россией. Поэтому не будет дальше продвижения, о котором все громко говорят, что Путину мало, он придет… Да, коридор ему нужен, для того чтобы снабжать Крым. Потому что двенадцать дней там уже очереди стоят, проблема с продуктами, продовольственная. То есть этот стратегический вопрос он, может, будет решать каким-то образом, еще отвоевывая какой-то кусок на суше. А вот дальше, до Киева, — нет, никогда, потому что мы не хотим здесь пойти туда. И тут ему нечего делать.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Между тем в своих публикациях вы сравниваете ситуацию, которая сейчас происходит в Украине, с карибским кризисом шестидесятых годов, когда Советский Союз хотел разместить свои базы на Кубе, и фактически мир чуть ли не пришел на грань мировой войны, ядерной войны. Вы видите в движении Украины в сторону НАТО фактически для России зеркальную угрозу. Россия сейчас реагирует так же, как когда-то Соединенные Штаты Америки реагировали на появление советских баз на Кубе.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Абсолютно. Вот мне кажется, что сейчас весь этот сыр-бор, он и был. Когда был Янукович, это была так называемая марионетка в руках Москвы, и поэтому у него не было никаких проблем с этими же регионами, даже с Крымом. А сегодня есть проевропейские силы, которых они почему-то называют фашистами, нацистами и так далее. И есть явное уже отклонение в сторону НАТО. И не хочется России, чтобы на ее границах сидело НАТО. Это ясно. И вопрос тут, я думаю, что не надо никакие учебы здесь производить. И я всегда считал, что Украина находится в стратегическом месте, между Западом и Востоком. И поэтому она должна воспользоваться этой позицией. Вместо того чтобы сдавать в одну или другую сторону, она должна брать выгоды и с одной, и с другой стороны.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Сейчас хочу переключиться на ваш бизнес, потому что всегда слушателям интересно залезать в кошелек. В справке же мы дали информацию о том, что металлургический бизнес Захур Мохаммад продал, но у вас остался…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В то время, когда Мохаммад продал свой бизнес, в две тысячи восьмом году, и еще фактически в мире будто бы ничто не предвещало финансового кризиса, и потом, когда буквально чуть ли не через полгода случился колоссальный обвал в металлургическом бизнесе мировом, западные издания писали, что у Захура просто какой-то дар предвидения, что уникально было провернуть такую сделку незадолго до того, как рынок просто рухнул. Как вам, кстати, это удалось? Это действительно предвидение или этому вас в Донецком университете научили так мыслить?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Вы знаете, да, между предпринимателями и простым работником разница только в одном — только чутьё. Иначе — простые работники, они могут быть намного образованнее тебя, намного умнее, намного лучше читать цифры, но единственно, чего у них нет — это чутье. И вот этим отличается всего-навсего. Я всегда раньше выступал на конференциях, которые связаны были с металлургией, я всегда слушал аналитиков, тех, которые прогнозировали что-то. Никогда им не верил, и никогда их прогнозы так и не сбылись. Я всегда верил своим прогнозам. Я сам их делал, и они были очень просты.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: На чем они базировались?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Они базировались так, что в мире идет колоссальное увеличение производства стали из-за того, что в Пекине будут в две тысячи восьмом году Олимпийские игры. Китай, вместо того чтобы покупать эту сталь, решил построить несколько металлургических заводов, прекрасных, с новейшими технологиями и так далее. Когда мы подошли ближе к две тысячи восьмому году, я подумал: вот закончится это строительство, Олимпиада закончится — что дальше? В Китае нет столько потребления. То есть будет так, что рано или поздно Китай развернет весь этот рынок в сторону экспорта, и такие заводы, как наши, которые производят всего-навсего один миллион тонн, не могут выдержать конкуренцию. Поэтому вот сейчас, пока в мире всё на пике, в это время надо продавать и найти себе что-то другое. У меня мои друзья, которые со мной работали на этом заводе, все они считали меня в это время, что или я чокнулся, или что-то случилось со мной. Все были против, чтобы я продавал, но я настаивал, и я продал его.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот это да! Потом они скажут, все-таки нюх.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Куда сейчас направлен ваш взгляд как инвестора, как человека, у которого есть такое вот чутье?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Дорошенко хочет знать, куда надо вкладывать деньги.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Какие бизнесы для себя вы видите и вообще для мира перспективными?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Вы знаете, к сожалению, когда я вышел из металлургии, это был мой бизнес, я в нем варился. А другие бизнесы для меня все новые, я точно так же теперь читаю прогнозы, аналитику и так далее. И стараюсь вкладывать деньги туда, куда они советуют.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Хочу спросить тогда о вашем масс-медиа-бизнесе. Об ISTIL-студио. Вы снимаете большие шоу, то есть на базе вашей студии снимаются большие шоу. Знаю, что в разработке была идея снимать большие фильмы и кино. То есть насколько это направление развивается? Или вы, возможно, тоже будете его продавать и сворачивать?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Вы знаете, сегодня в Украине вообще ничего не работает.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот же, поэтому и спрашиваю. Россия свернула свое производство, для которого там много было развернуто.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Знаете, Украина сегодня — это или айтишный бизнес, или аграрный бизнес. Третье с трудом можно что-то найти. Поэтому мы терпим убытки, но пока сидим. Но на одном украинском рынке такие большие студии, как FilmUA, как наша студия, и такие павильоны вряд ли могут быть прибыльными. Потому что тут нет столько потребления. А потребление начинается с рекламного рынка. Его практически здесь нет. Здесь телеканалы существуют аллегористические, то есть это чисто политические каналы, которые терпят убытки для того, чтобы создать рекламу своим учредителям.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну точно не ваша схема, как бизнесмена.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Абсолютно точно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы сейчас прервемся на вести ненадолго, потом продолжим наш разговор интересный о масс-медиа.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это Радио Вести — радио новостей и мнений, вторая часть нашей программы "Война миров", в студии с вами Константин Дорошенко, Таня Гончарова и Мохаммад Захур. Мохаммад, медиа как таковым, точно нам не стоит ожидать, что один из двухсот самых богатых людей Украины создаст канал.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот я хочу ремарку сделать. Журнал "Ньюсуик" в свое время писал, что Мохаммад Захур потерял почти шестьдесят миллионов в попытке создать канал "Скай ТВ" как спутниковую телевизионную сеть в Украине. И все равно вы создаете снова "Экстра ТВ", то есть вы не оставляете эту территорию несмотря на то, что первый опыт был не таким успешным, как в металлургии.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Да, первый опыт у нас был как бы на богатую публику, потому что там вход был очень дорогим для самого подписчика, где-то полторы тысячи долларов. Оно потерпело, конечно, поражение из-за того, что сегодня в принципе не существует среднего класса в этой стране, есть очень богатые люди и есть очень бедные люди. Поэтому на опыте этого мы решили, что можно создать что-то, что будет работать для бедных людей. И мы нашли такой продукт в виде "Экстра ТВ", который всего-навсего, если у тебя есть сто гривен, ты можешь купить карту, если ты смотришь бесплатные программы по спутниковому боксу, то ты можешь туда вставить эту карточку и можешь смотреть эту программу. Ну, дополнительные какие-то программы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вообще, насколько я помню, ваше взаимодействие с бизнесом масс-медиа началось с проекта фактически убыточного, когда в 2009 году вы приобрели газету "Киев пост", газету на самом деле не прибыльную. Вы больше миллиона, опять же по информации "Ньюсуик", заплатили за ее покупку, более того, в 2009 году это было довольно опасная инвестиция, потому что газета была оппозиционной. Мы прекрасно знаем, что Президент Янукович достаточно жестко относился к попыткам критиковать его, особенно на иностранных языках. В свое время посол Чехии в Украине сказал относительно "Киевпоста", что голос газеты является жизненно важным в экономических и политических условиях в Украине. И насколько вы тогда осознавали опасность поддержки оппозиционной газеты в Украине, почему вообще этот ход сделали?..

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Это было так называемое... Это был не бизнес, абсолютно не бизнес, потому что, еще начиная с того времени, уже печатные издания были неприбыльными. Но газета "Киевпост" — это была своего рода такая ностальгическая газета. Когда мы приехали, когда мы начали бизнес, то эта газета каким-то образом давала новости, которые мы любили читать, знали, что происходит в этой стране, и не только мы. Я-то хоть по-русски говорю, а другие люди, которые вообще не знали этот язык, то для них это был на самом деле глоток воздуха или воды. До сих пор есть люди, которые читают и просто берут эту газету и понимают, что происходит в этой стране. Я просто хотел сделать какую-то работу для своего «экспатовского» общества, которое живет здесь. Его ни мало, ни много — в Киеве только не менее тридцати тысяч человек. Или тридцать тысяч семей даже. И мы хотели это сделать. Мы хотели сделать именно этим людям подарок, чтобы они знали, что газета спасена, что они могут продолжать точно в таком же виде новости, которые есть. Газета не была оппозиционной. Никогда не была. Но ее считали всегда оппозиционной. Видите, я считаю, что у вас был первый Майдан, был второй Майдан, сейчас угрожают, что будет третий Майдан. Я хочу сказать, что газета "Киевпост" с первого дня, как пришла на Майдан, она оттуда просто не уходила. Это постоянно, девятнадцать лет, этот Майдан. Просто поменялся в две тысячи девятом году хозяин. Но мне пришлось, конечно, намного хуже, чем первому хозяину, потому что тогда еще хоть газета была прибыльная, а мне еще приходится платить из своего кармана деньги, содержать газету, держать уровень и при этом еще получать прямые или непрямые угрозы от правительства или от органов. И если они, допустим, напрямую в газету не могут прийти, то они могут, даже претендуют на мои другие бизнес-серии.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот скажите, реально угрожали и реально приходили в связи с информационной политикой газеты?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Они приходить напрямую не приходили, но передавали, да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Интересно просто, если все-таки газета воспринималась как оппозиционная, вы сейчас говорите, что вы купили собственно из-за ностальгии, чтобы могли читать факты экспаты, эти 30 тысяч семей. Насколько вы сознательно влияли на политику информационную газеты, издания? Либо вот какие вы задачи ставили перед теми людьми, которые там работают? Фактаж, объективность или вообще никаких разговоров не было, и вы никогда непосредственно сам не влияли на людей, которые там работали.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Никогда не влиял, это было... Мы брали писателей, журналистов. Они были из Америки, из Австралии, были из Польши, были из многих стран. И они писали всё, что видели, и всё, как они думают. Нас считали, что мы газета Тимошенко, нас как только не считали. Сколько раз я не встречался лично там, вам же платят. Никто нам не платит.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, когда они в одну дуду с властью, получается, если факты, объективный взгляд, тогда уже значит оппозиционные.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Я хочу просто сказать, что даже при сегодняшней ситуации наша газета будет продолжать считаться оппозиционной, потому что мы будем следить точно так же. Мы никакой люстрации и так далее не верим. Но мы верим в правильность информации. Мы будем информировать. Если что-то неправильно, то газета все равно будет писать об этом. И теперь получится так, что мы были оппозиционерами Тимошенко, Януковича, и теперь Порошенко получится.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Роль вечного оппозиционера.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но вы-то сами, Мохаммад, всегда оставались вне политики, на протяжении фактически тридцати лет вы никак не комментировали политическую ситуацию. А вот в последнее время все-таки выступаете неоднократно в западной прессе и в той же "Хаффингтон пост" уже от своего имени, а не от имени газеты. Вы пишете, что, на мой взгляд, самая большая ошибка Президента Порошенко была в назначении команды, которая на девяносто процентов состоит из ветеранов две тысячи четвертого — пятого годов Оранжевой революции. Эта команда, вы отмечаете, в свое время не добилась успеха в стране. То есть, вы предполагаете. что и сейчас она успеха гарантировать не может. Уже вы вышли на позицию критики правительства от собственного лица, а не от имени газеты. Но почему так? Что вас заставило вас сейчас активно говорить о политике, о которой вы молчали тридцать лет?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Ну, если вы читали эту статью, то вначале я просто сказал, что я всю жизнь был вне политики, но сейчас не говорить об этом — это, я считаю, еще больший криминал, чем молчать. И поэтому я говорил об этом. Я не верю на самом деле, я считаю, что Оранжевая революция — это была победа, но сразу после этого было поражение. И большое поражение. Намного хуже, когда вы отдали всю власть, потом вернули и просто пригласили Януковича всё это дело вести. Поэтому считаю, что я за то, чтоб не менять команду победителя. Но я просто против, что если команда уже проиграла, вы ее заново берете каждый раз и хотите ожидать от него лучшие результаты. Этого не произойдет никогда. Человек, который один раз проиграл, ему очень сложно выиграть потом.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А какой тогда совет вы можете дать Президенту Порошенко в формировании новой команды? Где ему брать людей? Ведь мы же говорим не только об аппарате правительства, мы говорим фактически всей стране. После люстрации подняты вопросы коррупции, о которой вы неоднократно высказываетесь. Какой выход? Где искать кадры?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Вы знаете, у вас очень много профессионалов за границей. Ваша диаспора, там мало бизнесменов за границей, но профессионалов очень много. Почему он не приглашает этих профессионалов? Они придут с удовольствием в свою страну еще раз, и они ее поднимут. Я недавно видел программы, где были выпускники Гарварда здесь сидели, тоже предлагали. Но дело в том, что до сих пор идут схемы. Не нужны никому эти гарвардские выпускники. Никому не нужна диаспора, которая себя очень хорошо показывает за границей. И люди сидят, НДС тридцать процентов, еще тысяча там, суды до сих пор те же самые. Ничего же не изменилось. То есть если есть настоящее ваше желание изменить эту страну, то зовите людей ваших, если вы не доверяете западным экспертам, то их зовите. Вы пригласили людей из Грузии, которые сделали чудо в своей стране. Вы их пригласили. Они вам дали советы. И потом те же люди говорят: да, мы даем советы, но никто же не работает по этим советам. Вы еще хуже себе делаете. Вы платите им за советы, но не пользуетесь этими советами.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но не пользуемся ими. Но мы внедряем нашу постоянную практику делать перерыв каждые четверть часа. Поэтому у нас сейчас впереди последняя часть нашей программы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С вами вести радионовостей и мнений. Это программа "Война миров". В студии Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Разговариваем мы с Мохаммадом Захуром. Пока мы не ушли от темы ваших бизнес-проектов, хочу спросить о вашей жене Камалии, потому что в Украине, видите, вы большой бизнесмен, вы филантроп, а в Украине вас упоминают как мужа Камалии, хотя так же и она ваша жена. И в одной из телевизионных программ вы сказали, что помимо того, что она ваша жена, вы уважаете ее талант и она так же ваш бизнес-проект. Вот насколько это была тогда ирония или вы действительно продолжаете и хотите вывести Камалию именно как бизнес-проект.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Подожди, более того, вот издание "Дер шпигель интернациональ" цитируя Мухаммада Захура, говорит, что они с Камалией хотят не больше, не меньше, как отправить на пенсию Леди Гага.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот, да. Эту цитату тоже я помню отлично. Но просто зная ваше умение шутить, из отдельных интервью, я его отслеживала, очень у вас хорошее чувство юмора. Все-таки это был юмор, это вот такая игра или это реальные ваши ставки. Но, с другой стороны, если вы теряете там, то шестьдесят миллионов долларов как бы даже не жалко или все-таки жалко?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Жалко денег всегда, когда ты теряешь, а на жену в принципе никогда ничего не жалко.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы хороший муж.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Если ты любишь ее.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да, любишь и веришь ей.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Это раз. Второе, на самом деле Камалия — это довольно успешный продукт и проект. На Западе ее обожают. У нее очень много поклонников, очень много от гей-аудитории. И программа "Мит рашенс".

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте напомним нашим слушателям, может быть, они не знают, это большое телевизионное шоу, которое сняли в Великобритании, о людях, которые живут в Лондоне, об очень богатых людях в Лондоне, выходцев с постсоветского пространства.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Значит, вот эта программа обошла весь мир уже и, естественно, даже в тех странах, где мы никогда Камалию не продвигали, даже в этих странах с трудом проходим по улицам. Мы недавно отдыхали в Черногории, и столько людей хотели с ней сфотографироваться, подойти. Мы в Черногории вообще в первый раз были в принципе.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тогда маленький вопрос параллельно. Сейчас вы закончите тему, все-таки успешный — неуспешный бизнес-проект, вы уже сказали. А насколько вам легко дается публичность? Жена понятно — она певица, она звезда. А насколько легко вы пристали на эту тему, что вам тоже фотографироваться и быть в свете?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В каком-то интервью вы тоже говорили, что раньше вы, как стальной магнат, тратили свободное время на разные званые обеды с другими стальными магнатами. Сейчас все изменилось. Всюду фотографы, журналисты.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Честно — ненавижу это все. И не мое это все. Но для того, чтобы поддержать Камалию, кто-то должен — или она должна жертвовать, сесть на кухню, или я должен пожертвовать.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Представляю, представляю себе Камалию на кухне. Я себе представляю.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Поэтому считаю, что то, что я делаю сам лично, не только деньгами, но еще и своей персоной, то это только ее поддержать. И поддержать только из-за того на самом деле, что Камалию в Украине никто не оценивает.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, в общем-то, это традиционная для нашей страны ситуация. Редко когда у нас оценивают свои таланты.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Поэтому когда я ее первый раз услышал, я просто разлюбил Сару Брайтман, начнем с того. Потому что такой мощный голос я всю жизнь...

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Три октавы!

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Больше октавы, да. Вы придете там шестнадцатого декабря, мы вас пригласим, послушаете еще там, будет специальная программа, где будут украинские песни, романсы, классические песни.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, в общем вот так вот. На голос поймали вас.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я надеюсь, что мы Камалию еще отдельно пригласим в студию.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да, конечно.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Она вам расскажет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но я не могу не спросить о фильме, в котором она снималась с Шерон Стоун. Было много информации о съемках этого фильма. Какова теперь его судьба?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Значит, этот фильм готовится к выходу. Он уже закончен. Мы его смотрели с Камалией, были на показе его в Лос-Анджелесе, он уже готов и наверняка будет выходить где-то в мае следующего года, потому что кинотеатры заказывают намного, там за шесть месяцев хотя бы. Фильм очень хороший, сами посмотрите, убедитесь в этом. Первый раз открою тайну вашей программе, что готовится очень большой проект в Америке, где Камалия будет участвовать в главной роли. Это телевизионная программа.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И снова вам быть на свету.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Реалити. И он будет на очень большом телеканале Америки. Это ее заход в Америку, потому что, если считать, что в Европе она очень популярная, то в Америке ее знали мало.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Япония еще осталась. В Японии очень выгодно выступать.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В Японии любят яркие образы, поэтому тут лишь бы было время у Мохаммада заниматься этим.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я тоже хочу вас о личном спросить, но немножко более ретроспективно. Через три года после того, как вы стали студентом в Советском Союзе, к власти в Пакистане пришел президент Зия-уль-Хак, который взял позицию откровенно антисоветскую. Его считали одним из главных врагов, я помню публикации тогда, одним из главных врагов Советского Союза. Он поддерживал афганских моджахедов, он был абсолютно проамерикански настроен. Как тогда изменилось отношение к вам и вообще к пакистанским студентам в Советском Союзе? Приходилось вам сталкиваться с КГБ, с каким-то там подобными вещами, ведь из людей, представителей страны нейтральной, вы превратились в представителей страны-врага по сути.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Да, мы, когда приехали, нас послало сюда социалистическое правительство Бхутто. Когда мы вернулись, это было чисто такое строго мусульманское правительство. И естественно, мы там никому не нужны были. И если бы не наши знания, которые мы знали, практически в Пакистане это первый большой металлургический завод был. Если бы не было так, что мы не знали свой предмет, то нас бы вообще никто даже на работу не взял бы. И нам на каждом шагу приходилось доказывать, что мы не шпионы. А в это время в Пакистане работало на нашем заводе девять типа агентств разного рода, которые друг за другом следили. А у меня была жена, естественно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Первая жена.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Да, первая жена, советская. Мы жили в советском городке. И был один очень интересный случай, когда меня вызвала пакистанская служба и сказала, что вы же патриот. Говорю, да, я патриот. Ну, помогите нам. Я говорю, чем вам помочь-то? Ну, понимаете, у нас самый большой проект, а вот нам кажется, что советские инженера у нас крадут нашу идею, это промышленный шпионаж и так далее. Я говорю, пожалуйста, я готов помочь, что хотите, но скажите мне одно — вот зачем им это все нужно, что сначала нам отдать это, а потом у нас же его украсть? И я по его лицу просто увидел, что он до этого даже не догадывался.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А в Советском Союзе были попытки КГБ привлечь вас на службу?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: В Советском Союзе тоже были, не у меня, но я знаю своих товарищей, которых приглашали. Сначала они продавали доллары. У них сначала покупали. Или джинсы. Потом к ним человек приходил, который их спасал. И потом заангажировал каким-то образом, что вот, давайте помогите нам. И так далее.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Бороться за мир во всем мире.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот так вот, получается, меняется мир, и ваш бизнес и творчество параллельно. И бизнес, и жена прекрасная. То есть все равно интересный Костя задал вопрос: какие направления сейчас выгодны. Вы сказали, что в Украине только IT и только аграрии. Но, тем не менее, вам ближе по душе сейчас, от чего вы больше всего в жизни испытываете удовольствие? Если не говорить о бизнесе, именно что близко вашей душе?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Вы знаете, сейчас я еще даже благодарен, что такая ситуация, что бизнес не так бурлит, и у нас есть время, которое уделяем с утра до вечера, сколько это возможно, своим маленьким детям, и которые наша единственная радость сегодня. Камалия по всей Европе бегает все время, возвращается сюда и вот несколько дней, сколько есть, она не выходит из дому. Она сидит с ними с утра до вечера, до следующей своей поездки. Они, к сожалению, или к счастью, очень часты. Поэтому вот это наша настоящая радость.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, вот так вот, нам время уже заканчивать. Такой маленькой радостью закончили.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я бы все-таки напоследок у Мохаммада, как у человека донецкого, скажите какой-то ваш прогноз, чем все-таки, зная Донецк, регион, менталитет, чем может закончиться это противостояние. Есть ли у нас надежда на мирный выход из ситуации?

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Вы знаете, мирный выход находится только в том случае, когда есть две желающие стороны на этот мир. Сегодня я вижу, что нет ни у одной стороны такого желания. Желанием что может быть? Оставить их в покое и забыть о них. Ведь у вас еще очень большая часть Украины, которая из-за той части гибнет и теряет свои европейские мечты, которые можно было бы сегодня исполнить. Я бы, честное слово, те, которые со мной не хотят, я с теми не хочу работать, жить не хочу, вообще ничего не хочу. Зачем все это держать? Если это сегодня станет головной болью России, я считаю, что оттуда люди будут бегать к вам, и будут работать, как бангладешцы сегодня у нас работают, в нашей стране.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вывод один: в двадцать первом веке нужно учитывать не только свою национальную историю или историю Европы, нужно смотреть на историю всего мира. И учиться есть много у кого.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да, это прекрасные параллели Костя провел.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Спасибо.

Мохаммад ЗАХУР, бизнесмен: Спасибо.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все