СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Эфир с Константином Дорошенко, 8 января

"Циники"Социализация семей бойцов АТО и налоговый компромисс для бизнеса

Стенограмма эфира на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В эфире Вести - радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. Сегодня я буду с вами в ближайшие три часа. И мне помогут в этом эфире Марина Бердичевская и Ольга Гольштейн. Буквально через пятнадцать минут в гостях у нас будет Татьяна Тарасевич, автор акции «Дети героев Украины». Она известна также по деятельности в Автодозоре и «Армия SOS». Через час мы с политическим обозревателем издания «Левый берег» Дмитрием Литвиным будем говорить о терактах во Франции и вообще о проявлениях ненависти, которые связаны отнюдь не только с вопросами религиозными. Попытаемся более широко посмотреть на этот вопрос. А сейчас обратимся к новостям, к тому, что происходит у нас в зоне АТО. Боевики на востоке Украины продолжают обстреливать позиции украинских силовиков. Об этом на брифинге заявил спикер информагентства СНБО Андрей Лысенко. По его словам, террористы начали применять системы залпового огня «Ураган», который в разы сильнее, чем БМ-21 «Град». 

Андрей ЛЫСЕНКО, спикер информагентства СНБО: «За минулу добу жоден українській військовослужбовець не загинув, двоє отримали поранення. Сьогодні о сьомій ранку в районі населеного пункту Велика Новосілка Донецької області прикордонний наряд зафіксував проліт безпілотного летального апарату. На території, що контролюється бандформуванням так званої ДНР, готуються до випуску газети «Мирний Донбас». Вона буде поширювати ідеї сепаратизму та тероризму і наклад цього видання складає сто тисяч примірників. Також у Донецьку члени незаконного збройного формування ДНР почали трансляцію двох російських телеканалів, яким заборонено мовлення на території України».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очередной так называемый гуманитарный конвой пересек границу с Украиной. Об этом в интервью «5 каналу» сообщил руководитель пресс-службы Госпогранслужбы Андрей Демченко. По его словам, на этот раз на территорию Украины заехало сто двадцать четыре грузовика. 

Андрей ДЕМЧЕНКО, руководитель пресс-службы Госпогранслужбы: «Сьогодні російська сторона в односторонньому порядку здійснила оформлення чергового так званого гуманітарного вантажу. Це рахуючи, що представники народного комітету «Червоного хреста» не брали участі в переміщенні вантажу. Український зведений підрозділ здійснив лише його візуальне спостереження з проходженням через кордон, при цьому виконання покладених на нього контрольних функцій не здійснювало. Візуальний контроль було здійснено в пунктах пропуску для автомобільного сполучення «Донецьк» та «Матвіїв Курган» на території Росії». 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Боевики проводят замену глав бандформирований на кадровых офицеров вооруженных сил Российской Федерации. Об этом в эфире телеканала «112 Украина» заявил полковник запаса, участник боевых действий Иван Якубец. 

Иван ЯКУБЕЦ, полковник запаса, участник боевых действий: «Зараз там триває дуже щільне питання щодо заміни керівників бандформувань на кадрових офіцерів російської армії та генералів. Тому зараз, якщо їм протягом зими вдасться замінити командний склад всіх цих бандформувань і реформувати їх у якийсь військовий підрозділ в більш-менш централізовано керовані, то вони на весну будуть мати там потужну військову силу, організовану військову силу. Першого квітня, я думаю, там буде з ким вже розмовляти».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Благодаря новой технике, которую покупает Министерство обороны, будет сформировано семь новых механизированных военных бригад. Об этом на брифинге заявил Министр обороны Украины Степан Полторак. 

Степан ПОЛТОРАК, Министр обороны Украины: «Техніка, яка видається, вона приходить або нова, з підприємств. От тільки її ми придбали. Ми вручили, тому що особовий склад, який використовує техніку, він має вчитися на тій техніці, на якій він буде воювати. Тому тоді, коли ми її придбали, нову техніку, маємо вручити особовому складу, підрозділеним частинам. Значить, вони мають її обслужити повністю, вивчити, пройти навчання і тільки після цього вони підуть використовувати, вона піде в зону АТО. У нас створюється спеціальна операція, у нас створюються нові механізовані бригади. Сім одиниць. І вся та техніка вона частково вже пішла в зону АТО. Частково після проведення бойового погодження вона піде».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В ночь на четверг боевики из тяжелого вооружения, минометов и артиллерии, в том числе и с «Градов», продолжали провоцировать украинских военнослужащих. И восемь раз открыли огонь по позициям сил АТО. По словам спикера антитеррористической операции Леонида Матюхина, стрельба утихла ближе только к трем часам ночи. 

Леонид МАТЮХИН, спикера антитеррористической операции: «Ніч в зоні проведення антитерористичної операції пройшла, як і вчора, неспокійно. З мінометів та артилеристських систем бойовики обстріляли наші сили в районі населеного пункту Водяне. Під мінометний обстріл потрапили Донецький аеропорт і поблизу нього населений пункт Піски. Із стрілецької зброї було обстріляно курган Могила Гостра. Вчора близько дев’ятнадцятої години незаконні озброєні формування двічі вели огонь з реактивної системи залпового вогню БМ-21 «Град». Терористи з «Градів» обстріляли наші позиції поблизу населених пунктів Тоненьке та Кам'янка. Починаючи з пів на третю ночі стрілянина на Донбасі стихла».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На участке от Марьянки до Ясиноватой как минимум две артиллерийские группы российско-террористических войск поддерживают огнем действующие формирования своих войск. Об этом сообщает группа «Информационное сопротивление». Боевики задействовали шесть огневых батарей, включая ствольную артиллерию, противотанковые орудия. Периодически, под конкретные задачи, данные артгруппы усиливаются силами и средствами из состава подразделений, рассредоточенных на юго-восток от Донецка. В то же время в западных и северо-западных районах Донецка, непосредственно прилегающих к передовым позициям украинских войск, зафиксирована деятельность как минимум трех маневренных огневых групп боевиков. В состав групп входит бронетехника, в том числе танки, а также зенитные орудия, минометы на автотранспорте. Данные маневренные группы периодически наносят огневые удары по позициям украинских войск, затем меняют позиции. Ко мне в студию сейчас присоединилась наш обозреватель, редактор Марина Бердичевская. Мы вот буквально через пару минут подымем тему собственно социализации семей погибших бойцов в зоне АТО и, в первую очередь…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: В том числе и детей. Добрый день.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Наверное, в первую очередь, детей. Марина, я знаю, что вы этот вопрос изучаете, следите за ним. Как вы считаете, насколько серьезна эта проблема? И насколько наше общество в сегодняшний момент ее осознает?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Да, мы не раз уже говорили об этом в эфире. Я, мы обсуждали это и с психологами, и с детскими писателями. Поднимали вопрос о том, как заниматься социализацией этих детей. Потому что понятно, что, действительно, скажем, ну, это физиологическая проблема, да, не только психологическая. То есть она переходит и на уровень физиологии. Явно не хватает в стране специалистов. Все это сейчас в основном на волонтерах. И вот одну из них мы сейчас ожидаем в студии. Я думаю, что проблема очень серьезная. О ней нужно говорить так часто, насколько это возможно и, думаю, что все - все специалисты, все неравнодушные должны подключаться к решению этой проблемы. Вот подробнее мы сейчас обсудим это с Татьяной Тарасевич.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, я думаю, что не только специалисты. Я думаю, что очень важно любым гражданам Украины понять, что это проблема, которая касается каждого из нас. Потому что дети, новые поколения, это, в общем то, будущее страны. Если мы говорим о некой стране, своей стране, о каком-то ее выборе, то кто этот выбор будет воплощать в жизнь на самом деле? Вот эти дети, люди этого поколения. Эти дети войны. И я боюсь, что, к сожалению, сейчас уже совершенно оправданным было вообще введение этого термина «дети войны».

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Да, да. И я тоже так считаю, так думаю. Согласна с вами, Константин. И я думаю, что именно вот та проблема, за которой мы наблюдаем, да, вот при ее рождении. Мы еще как общество не до конца осознали ее. Мы не осознали того количества переселенцев внутренних, да, переселенцев, которые переехали из зоны конфликта в разные города Украины. И, соответственно, это действительно, я думаю, коснется каждого, да, вот эта проблема, как общаться с такими детьми. Как, действительно, социализировать их, как внедрять их в мирную жизнь после того, что они пережили. Ну, и я думаю, что Татьяна Тарасевич нам расскажет не только о детях, а вообще о семьях, о погибших, погибших украинских солдат в зоне АТО. Как, как сейчас им приходится выживать и как возвращаться в мирную жизнь.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вообще, поствоенный синдром - вещь достаточно тяжелая. После Афганской войны в Советском Союзе принимались достаточно серьезные усилия для того, чтобы каким-то образом адаптировать и социализировать тех людей, которые прошли Афганистан.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: А вы помните, как они, разве они предпринимались? Ведь замалчивалась пропаганда до сих пор, вот недавно обсуждали эту тему. До сих пор неизвестно точное количество бойцов, которые участвовали. Ну, просто тех же украинцев, которые участвовали тогда в конфликте. А конфликт длился десять лет. По официальной статистике советской всего тринадцать тысяч граждан СССР участвовали в этом конфликте. Но это явно не может быть правдой, потому что даже в каждом крупном украинском городе по несколько тысяч афганцев.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В общем, проблема адаптации людей, прошедших войну и адаптация общества после войны - это очень сложная, серьезная проблема. Не менее важная, чем экономическая. Мы сейчас прервемся. А потом продолжим разговор с нашим гостем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Итак, это Вести – радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. И ближайший час, до конца этого часа, мы будем говорить о социализации. Скорее, наверное, правильно говорить о социализации семей погибших бойцов в зоне АТО. И вообще тех людей, тех семей, которые прошли эту чудовищную ситуацию на востоке Украины. К нам сейчас присоединится Татьяна Тарасевич, социальный активист, автор акции «Дети героев Украины». В свое время они делали в домике Святого Николая в парке Шевченко акцию, в ходе которой паковали подарки детям для «Армии SOS», отправили около тысячи подарков детям. Но, безусловно, мы понимаем, что подарки и даже гуманитарная помощь - это отнюдь не всегда решение той проблемы, в которой оказались люди в зоне АТО. И люди, которые оттуда вернулись. И семьи тех, кто воюет там, погибает и страдает. В общем, так или иначе, эта ситуация затрагивает всю страну, все ее регионы. Всюду она уже принесла какое-то, какую-то свою беду. И, конечно же, вопрос здесь Марина Бердичевская, обозреватель Радио Вести, которая вот то же со мной в студии, очень правильно подметила, что вопрос не только в психологической, но часто и в физической реабилитации.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Медицинские, скажем так, да

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Добрый день еще раз. И мы ожидаем Татьяну Тарасевич у нас в студии. Я надеюсь, что она вот расскажет нам конкретные истории, да?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, вот если вернуться к ситуации, которую сегодня обсуждает весь мир – террористическим актам, которые проходят…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Который, который состоялся сейчас, чудовищный террористический акт, который состоялся во Франции. Во многом, к сожалению, следует констатировать то, что это тоже, в определенном смысле, результат давно закончившейся войны. И это во многом, один из чудовищных результатов алжирской войны, которую Франция вела с невероятной жестокостью после Второй мировой войны. И, в общем, нам нужно, к сожалению, признавать и очень серьезно задумываться о том, что всякие войны и всякие насилия, они могут на десятилетия сломать сознание целым поколениям людей. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Да. Абсолютно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если не реабилитировать людей, если не излечивать их от этих травм, то насилие, возможно, будет повторяться. Вот.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Но если говорить о Франции, то тут еще все-таки цивилизационные, да, цивилизационные разногласия, скажем, которые веками длятся, да? Вспомним труды Льва Гумилева, который много писал об исламе, о том, как зародился ислам, как он распространялся и почему он стал настолько агрессивной религией, но, Константин, вы это будете обсуждать в следующем часе. А сейчас к нам присоединилась Татьяна Тарасевич.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, Татьяна Тарасевич. Здравствуйте, Татьяна.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Здравствуйте.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Итак, ваша акция «Дети героев Украины». Вы могли бы рассказать нам, что это значит? Кого вы называете героями Украины? И в чем эта акция заключается?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Ну, во-первых, я была уже у вас в эфире. Это было в преддверии акции. А двадцатого - двадцать третьего вот числа, перед Новым годом, вот в канун Николая, мы проводили акцию, которая называлась «Подарунок дітям героїв України». Проходила она в домике Святого Николая в парке Тараса Григорьевича Шевченко, где мы принесли свои подарки, которые мы смогли купить, собрать. И просили киевлян, жителей города для того, чтобы пришли, просто помогли нам их упаковать. А у кого было желание, могли принести свой подарок и тоже упаковать по списку детей, который у нас был. Это дети военнослужащих, которые погибли, либо же папа пропал без вести, что тоже очень печально, либо же это семьи, которые сейчас находятся в нужде, действительно в нужде. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Людей много пришло помогать?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Да, да. Пришло действительно много людей. Спасибо и вашей радиостанции. Были отклики как раз по эфиру. Было много людей. Спасибо тем мамам, которые провели у нас два, три часа, просто стояли, пакуя эти подарки. В этот момент мы развлекали детей как могли. Были волонтеры. Детям проводили мастер-классы. Они рисовали, лепили, клеили. Был Дед Мороз, наш тоже волонтер, который раздавал хоть маленькие, но по пару конфет детям за стишки, за танцы. Вот и произошло даже, знаете, маленькое чудо. Когда мы развозили уже подарки, это было в Кагарлыцком районе Киевской области, была одна семья, куда мы приехали, там папа жив, но папа после контузии и в данный момент находится на лечении. Плохо очень слышит сейчас. Вот нас встретила мама на пороге, вот мы позвонили заранее, что мы едем. Мы приехали с подарками. Вот и она говорит: «А у вас Деда Мороза с собой нет?» Мы говорим: «Ну, нет, мы не брали костюмы». Говорит: «Как так? Представляете, вот старший сын сказал младшей дочери, что Деда Мороза не существует. Вот она же ждет, что Дед Мороз приедет. А вы костюм не одели». Вот. Ну, у нас были хорошие действительно подарки. Потом для семьи мы пришли, и я взяла телефон свой, у меня были фотографии с этого домика, как киевляне паковали. И там были фотографии Деда Мороза. Пришла, и ей говорю, видишь, вот Дед Мороз старенький, он, к сожалению, не смог приехать к тебе в деревню, потому что дороги плохие, видишь, тяжело ему. Вот, он нас прислал. Вот тебе подарки большие. Боже, вы знаете, ну, я на самом деле, может быть, мы все здесь в Киеве очень хорошо живем, мы не видели этого всего. Вот, я первый раз в жизни видела ребенка, который настолько быстро распаковывал свою игрушку, я кажу: «Кицю, це вже твоє. Не торопись, все добре, це твоя іграшка». Вона каже: «Ні, ні. Там сестра свого розпаковує. Я хочу туди встигнути». Ну, це було дійсно свято.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Татьяна, ну, вот дети, дети погибших, погибших военнослужащих. Вот с чем вам пришлось столкнуться? Вот мы, когда обсуждали эту тему в эфире и осенью еще говорили нам и представители службы, государственной службы МЧС о том, что, действительно, многие дети, вот которые и выехали из зоны АТО, да? Или пережили вот этот стресс, эту вот травматику, да? Что это на их здоровье отражается и даже не только психологическом. Вот какие вещи вы наблюдали? Какие симптомы?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Я когда сегодня читала как раз отчет из Кировограда девочки нашего волонтера, которая как раз развозила подарки по Кировоградской области, по селам. Практически около каждой семьи, где есть старшие дети от двенадцати лет, есть пометка «реабилитация психолога, агрессивное поведение». Вот такая вот вещь, да, существует.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: То есть перерастает в агрессию. Да? Не в замкнутость, а, в основном, в агрессию.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: В агрессию, агрессию. Почему-то именно в агрессию и действительно, здесь нужна будет работа психологов. Вот. И с мамами в том числе. Потому что у мамы на лице – это апатия абсолютная. То есть это не злость, не добро, не радость, не печаль. Это пустота. Это просто пустота. Ей говоришь о том, что вам нужно оформить документы. У вас сейчас такая ситуация, нужно оформить документы, как раз там как можно быстрее. Хоть получать какую-то выплату от государства. А вона каже: «А мені нічого не хочеться. Просто не чіпайте мене, мені нічого не хочеться». В этом случае тоже нужны волонтеры, которые просто вот юридически подкованы и могут помочь вот такой вот простой ситуации, как помочь оформить документы. Рассказать, что нужно и как.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: А на ваш взгляд, вот хватает специалистов, тех же социальных служб?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Нет.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Ну, вот в той же, в той же службе МЧС, оказывается, есть такие подразделения психологов, да, и есть даже институт. Но я так понимаю, что если говорить о всех регионах Украины. А ведь погибшие бойцы во всех регионах Украины.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Вы знаете, да, такие службы есть. И даже с некоторыми мы сотрудничали. Вот, допустим, по кое-каким регионам мы получали информацию о таких семьях, действительно от социальных работников, когда, которые говорили, что да, дійсно, матеріально важко і потрібна допомога. Вот, волонтерская. Но работы их, конечно, не хватает. Не хватает абсолютно, потому что… Вот я знаю семьи, где не то, что там подарок на Новый год, да, там, где кушать нечего. Ну, действительно, маме кушать просто нечего. Была семья, в которой мы зашли, мама завела нас в свою кладовку и говорит: «Ось бачите, чоловік від’їжджає, залишив мені мішок борошна, мішок цукру і бадяк олії. І сказав, це якщо мене вдруг шо, то ти хоч якогось калача зліпиш дитині». Ну, сльози на очах, якщо чесно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, да. И в общем-то, что вы делаете, это очень важное дело, волонтерская работа – это то, на чем, собственно, строится гражданское общество. Но скажите, вы в своей практике изучаете тот опыт реабилитации и адаптации, где из семей, прошедших войну, который, в общем-то, существовал в двадцатом веке, ведь мы знаем много подобных вещей. Мы знаем там, я не знаю, ветеранов Вьетнама в Соединенных Штатах Америки - тоже была определенная серьезная социальная проблема. И другие государства воевали. Какие-то государства того мира, которые мы привыкли считать цивилизованными, может быть, имеют некие рецепты, как действовать в данном случае.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Вы знаете, вот до Нового года я встречалась с главой оргкомиссии в Украине, которая занимается проблематикой как раз переселенных детей, да, вот, семей. И очень долго мы с ним обсуждали и разговаривали. В принципе, позвал он меня по теме, так как я, ну, действительно, долго занималась еще и детьми переселенцев до этой проблематики, вот. По вопросу: почему такое негативное отношение вот сложилось к этим детям. Да? Вот к этим людям, которые переехали с территории и, в принципе, к консенсусу пришли к такому, что детей делить нельзя. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно. 

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Нельзя делить – первый сорт, второй сорт.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Помогать нужно всем. То есть те, кто сейчас необходим, необходима наша помощь, мы должны помогать всем. И испытывая опыт, вот вы говорите опыт. Вот, допустим, в тот же домик, да, который у нас был, Святого Николая, мы приглашали детей переселенцев для того, чтобы им тоже провести мастер-классы. Да, вот помочь им там какие-нибудь полепить, порисовать, да, устроить им праздник небольшой. В этот момент мамы, которые пришли вместе с ними, могли паковать подарки для детей военнослужащих. И это очень важно, потому что мы должны хоть какое-то маленькое зерно мира внести в эту вот огромную нашу проблематику, хотелось вот, которая у нас творится в Украине. Это тоже важный аспект. Плюс, кроме того, что просто прийти в семью, да, вот просто прийти там, подарить подарок и уйти, и это тоже неправильно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Конечно. Эта одноразовая акция, это как подачка, успокоение собственной совести. Но она ничего не решает. 

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Поэтому для нас эта акция была очень важной. Это была одна из акций для того, чтобы познакомится с семьей. Понять, приблизиться к ней. Понять проблематику, чем мы можем помочь. Есть прекрасная диаспора в Канаде, которая готова взять к себе вот на десять семей, которые они будут помогать финансово, напрямую маме. То есть без нас. Без любого какого фонда либо чего-то еще. Они просто взяли контакты, созвонились с мамами, будут вот помогать. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Ну, это вот замечательная инициатива. Я тут добавлю, что в двухтысячных годах в Украине действовала активно такая программа. Люди из испанских семей, из французский семей, они просто брали на отдых детей-сирот украинских. Потом, собственно, законодательно это было ограничено. Но вот я думаю, что такая, такие инициативы нужно сейчас возрождать. 

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, волонтер: Но эта инициатива уже существует, в принципе. Да. Она сейчас в процессе решения там вопросов. Но я думаю, что эти вопросы тоже решатся. Даже обсуждался такой момент, чтобы вот на основе еврокомиссии взять семьи переселенцев, которые старшие дети двенадцати, тринадцати, четырнадцати лет. И взять семьи, у которых отец сейчас либо воюет, либо ранен, либо погиб. И отправить, допустим, двоих детей – одного с востока Украины, а одного, допустим, с западной Украины, отправить в одну семью, допустим, там, в Англию, жить на месяц. Во-первых, дети найдут между собой общий язык. Это всегда. Да. Во-вторых, им строить наше будущее в Украине. Это, ну, наше будущее. И они должны жить в мире. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, собственно, все, что происходит в стране, все, за что мы боремся, во многом делается для них. Для этих поколений, которым мы будто бы хотим предоставить некий европейский выбор и некое хорошее будущее. Мы должны с вами прерваться на вести ненадолго. Потом вернемся в студию к этому разговору. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С вами Вести – радио новостей и мнений. Также в студии со мной Марина Бердичевская, редактор, обозреватель Радио Вести. Наш гость - Татьяна Тарасевич, автор акции «Дети героев Украины». Человек, который известен также по деятельности в «Автодозоре» и в такой инициативе, как «Армия SOS». Татьяна, мы затронули важный момент о том, что Вы сказали очень правильную вещь о том, что Ваша организация собирает подарки детям из семей, пострадавших в АТО так или иначе, чьи родители погибли или ранены на войне, либо детям переселенцев. Но Вы очень верно подметили, что подарки – это очень мало. Проблема гораздо шире.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Капля в море.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Капля в море. Я уже об этом говорила. В принципе, мы начали нашу деятельность с такого города, как Харьков. У меня есть замечательная девушка Лена Теремкова, которая нас подвигла на нашу деятельность в Киеве. Дело в том, что ещё очень важно? Как мы это проводим? Допустим, десятого числа, совсем скоро, будет акция тоже в Харькове проходить – это будет в экопарке, что-то вроде зоопарка, где будет двадцать шесть детей, им будут, конечно, вручены подарки к новогодним этим всем праздникам. Кроме этого, будут мастер-классы, будет программа большая, большой праздник с шатром, с теплым чаем, кашей. Для чего это делается? Не только для того, чтобы развлечь детей. Делается для того, чтобы отвлечь детей от мам, чтобы мамы могли с собой, друг с другом поговорить.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Ещё одна проблема?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Ещё одна проблема. Дети сейчас заняты, мамы общаются. У каждой из мам есть, что рассказать друг другу. Это реабилитация тоже своего рода психологическая, плюс они могут делиться друг с другом, что нужно предпринять в данной ситуации.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Константин, у нас уже несколько категорий вырисовывается. Во-первых, дети из семей переселенцев и, собственно, сами семьи переселенцев. Во-вторых, дети погибших бойцов в зоне АТО и их вдовы. Мы видим, что волонтеры явно не могут всё охватить своими силами, вот такими единичными акциями.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В том-то и дело. Меня несколько настораживает то, с какой легкостью в нашей стране относятся, что все проблемы решают и должны решать, собственно, граждане: мы собираем деньги на армию, мы собираем деньги на медикаменты, мы теперь будем реабилитировать всех пострадавших.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: И заниматься социализацией. Заниматься тем, чем должны заниматься государственные службы, социальные службы, психологи, педагоги подготовленные.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Безусловно, можно аплодировать всему тому энтузиазму, который проявляют тысячи граждан Украины сегодня – это достойно невероятного уважения. Мне кажется, что, безусловно, и без какого-то стратегического, тактического подхода общегосударственного тут никак не обойтись. Татьяна, думали ли вы о том, чтобы, может быть, объединить усилия волонтеров, в том числе для разработки определенных законопроектов, для разработки каких-то программ, которые координировали бы всё это на уровне всего государства, не только эксплуатируя добрую волю граждан? В нашей стране с каждым месяцем никому легче жить не становится. В том числе тем гражданам, которые готовы помогать. Рассчитывать на то, что мы бесконечно будем отдавать последнюю рубашку – это достаточно цинично. Нужно задуматься немного на другом уровне над решением проблемы.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Только что как раз были новости, мы обсуждали эту тему с ведущей о том, что сколько можно доить украинский народ. Денег не становится у всех больше, а только меньше-меньше. Помощь действительно уменьшилась даже по сравнению с тем, что была помощь армии, её становится всё меньше и меньше. Спасибо нашей диаспоре. Ограничен, конечно.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Ресурс иссякаем, в том числе психологические границы, граница психологического ресурса просто тех волонтеров, которые выгорают, он тоже имеет какие-то пределы. Вопрос такой: ведете ли Вы учет?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Конечно.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Вот Вы познакомились с теми или иными детьми, с их мамами?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Конечно. Во-первых, мы ведем учет. Мы здесь, в Киеве, собираем какую-то помощь, ищем возможность поддержки материальной из-за рубежа, с помощью международных организаций. Делаем, что можем, как называется. Пока на государственном уровне у нас, к сожалению, ничего не получалось, потому что ограничен ресурс человеческий - нас всего четыре человека в Киеве, которые активно этим занимаются.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Задумайтесь, уже тысяча семей, которым нужна реабилитация, в том числе и в Киеве, и четыре человека на весь Киев?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Не на весь Киев только наша организация, их существует множество сейчас. Действительно много, кто занялся проблематикой. Я знаю только три организации, которые тоже там. Одна, допустим, занялись тем, что они собирают, издают книги, сказки детские психологического характера для реабилитации маленьких детей тоже вот в эти семьи. То есть есть много организаций, я только приветствую их количество, пусть к этой проблематике больше обращают внимание. Чем больше внимания будет, тем больше, может, какой-то отдачи случится когда-нибудь в нашем государстве, как к этой проблематике.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Кстати, о сказках и о книгах. Мы тоже поднимали эту тему в эфире уже, но действительно ведь существует мировой опыт, который нужно… Я уверена, что есть специалисты, которые как-то его собрали, аккумулировали?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Существует.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Я надеюсь, что мы к этому вопросу ещё вернемся, может быть, чуть попозже. Давайте расставим такие первоочередные потребности, которые нужно решить. Когда человеку нечего есть, ему не до реабилитации психологической, ему нечего есть. Если скоро начнется весна, ему нужно будет садить огород и так далее. Если у неё муж не погиб, а пропал без вести. Значит, нет выплаты. Значит, что государство не поддерживает на данный момент, человек пропал без вести.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: То есть семьи пропавших без вести не получают сейчас никакой государственной помощи?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: В тех, которых я была, они помощи не получали. Есть ситуации, когда человек погиб, отец погиб в зоне АТО, но в причине смерти указано…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Да. Тоже проблема, о которой мы тоже говорили не раз в эфире: не все были там, не все числились, как бойцы в зоне АТО. Сейчас с этим связана большая тоже социальная проблема.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Очень большая проблема, потому что добиваться этого, того, чтобы признали, что отец был участником АТО, что он погиб на территории АТО. Либо если парень пропал без вести, числится, а все его сослуживцы говорят: «Он подорвался на мине, мы его видели мертвым». Мама ждет, жена ждет, дети ждут.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Что делать этой семье?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Тоже проблема. Её тоже нужно решать. Вопросов, на самом деле, очень много. Решение их требует много времени. На волонтерстве на одном толком мы не выплывем. Я думаю, что придет время, когда придется, наверное, нам как-то организовываться в какую-то определенную структуру.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Может быть, оно уже пришло. Может быть, имеет смысл действительно объединяться. Я соглашусь здесь с Мариной Бердичевской, имеет смысл прислушиваться к опыту международному. Потому что чудовищные войны в Европе происходили, вспомните ситуацию с Югославией. Вспомните огромное количество пострадавших и людей со всех стран мира, не только из республики Югославии, которые пытались эту проблему решить. Почему не привлекать их хотя бы интеллектуальный потенциал?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Я по этому поводу как раз общаюсь с паном Омаром из Евросоюза, комиссия Евросоюза, которого, в принципе, очень уважаю как человека, потому что он попадал в такие как раз зоны: он до этого был в Чечне, в чеченском конфликте, потом был в Абхазии, а сейчас в Украине. Ему есть с чем сравнить, что происходило там, что происходит здесь. К его советам я пытаюсь прислушиваться максимально. Допустим, насколько бы тяжело не было психологически преодолеть свою неприязнь к переселенцам, есть у многих неприязнь: «А вот мой сын ушел воевать, а ты тут сидишь в Украине, в Киеве, в спокойной своей обстановке, а мы должны с этим бороться». Бороться максимально в себе, внутри, потому что мы разжигаем таким образом конфликт – это уже проходили другие страны, было в других странах. Ни к чему хорошему это не привело. Поэтому к этому человеку я прислушиваюсь – это всё-таки международный опыт. У нас с ним больше неформальное общение. Я очень рада, что он появился так внезапно.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Та же Югославия, та же Грузия, в которой, собственно, это всё случилось пять лет назад, да?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Да.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Татьяна, Вы сказали, что будет мастер-класс для деток десятого января в Харькове. В том же Киеве, в том же Харькове, в других крупных городах Украины, в которых много семей переселенцев сейчас, и много таких семей, в которых погибли кормильцы, может быть, каким-то образом кинуть клич. Собрать людей, которые, например, ведут всякие секции, мастер-классы. Те же кинематографисты, художники, спортсекции просто, баскетбол, плаванье, чтобы на бесплатной основе этим детям создавать какие-то группы?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Для этого у нас есть волонтеры на местах, которые занимаются всяческими такими вопросами, потому что есть запросы о том, что, побывав в семье, подарив подарок к Новому году, пообщавшись, не один раз сходив в эту семью, волонтер спрашивает: «Какая проблематика? Чего вам не хватает? Может, в чем-то есть потребность?» Действительно, во многих семьях есть потребность в кружке для танцев ребенку, то есть занять чем-то ребенка. Потребность есть.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Психологическая такая штука?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Очень важно, конечно. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Хотя бы пойти поплавать, хотя бы потанцевать. Пойти куда-то социализироваться.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Смотрите, какая ситуация вышла: у нас в Киеве развито волонтерское движение, волонтеров немало…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нам необходимо прерваться.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Мы говорили о том, что есть волонтеры на местах, в крупных городах, которые занимаются этой проблематикой, в Киеве таких организаций довольно много. Честно, в больших городах полегче. Тяжелее в селах. Если я открою сейчас список, посмотрю по селам, то если на кругу десятикилометровому – это семья одна. Волонтеров на месте, к сожалению, нет. К ним добраться довольно сложно. Использовать пока внутренний ресурс, потому что мы вчетвером оплачиваем сами себе дорогу. У нас нет карточного счета либо какой-то там попросить людей: «Скиньтесь, пожалуйста, на что-то ещё». К Новому году была акция, мы просили подарки, потому что мы это не могли сделать своими силами. Довольно проблематично туда доехать. Крупные города Харьков, Кировоград - они уже с нами. Они занимаются этой проблемой плотно. Спасибо огромное девчонкам Милане, Илане, Ляне за их активность. В каждую семью ходится не один раз. Вот мы познакомились с семьей, пришли один раз, пришли второй раз, пришли третий раз. Я сама была в семье, в которой нас пустили в дом на порог только на пятый визит, то есть мама настолько была замкнута в себе.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Об этом говорили в службе МЧС, что люди долгое время дверь даже не открывали, боялись, да?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Да. Бояться. Психологически им тяжело. Я тоже в своей жизни пережила какую-то утрату свою, у меня был период замкнутости в себе, когда я осталась с ребенком одна. Спасибо моим родителям, сестре, и всем, кто меня поддержал в тот момент. Я понимаю, насколько важна семья. Насколько важно, чтобы у тебя были люди, которые тебя поддерживают. Есть семьи, в которых, допустим… Как раз в районе есть молодая женщина, ей тридцать лет, которая осталась с двумя детьми. Да, она получила выплату по утрате мужа, но она живет в общежитии, у неё нет своего жилья. Ей жить, в принципе, негде. Я была в этом общежитии, там нет водопровода. Там вода находится в колодце, её нужно носить оттуда. У тебя два маленьких ребенка, она пошла работать в детский сад, потому что вместе с младшим, она взяла младшего сына и пошла вместе с ним в детский сад работать. Старший - в школу. Денег минимум. Районна рада виділила їй шматок землі для того, чтобы человек мог себе что-то построить. За что она построит? У неё нет денег, чтобы там что-то построить. Других вариантов получить жильё у неё в ближайшее время нет и не будет. То есть у человека опустились руки.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Татьяна, снова мы упираемся в нашу ментальную проблему, мы перечисляем беды и трагедии, мы умеем жаловаться. Однако ваша деятельность показывает, что мы умеем находить решения. Давайте в сторону решений, давайте об этом будем говорить. Наши слушатели – это люди, которые достаточно обеспечены, достаточно влиятельны, достаточно активны, достаточно социально сознательны. Давайте вместе думать, как выходить из ситуации, а не перечислять те ужасы.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Я вам расскажу своё виденье выхода из ситуации, как я сейчас пока это вижу. Сейчас небольшими такими шашками помогать диаспоре, сколько могут – это гуманитарные какие-то посылки, финансовая какая-то помощь напрямую. Повторюсь, что напрямую мы не участвуем в этом процессе. Глобально нужно решать, на государственном уровне. Но в ситуации с Украиной, с пустым бюджетом и непонятными реформами, которые никто ничего не понимает, что вообще происходит, – выхода из ситуации не видно. Возможно, пройдет год-два и всё станет на свои круги, и мы сможем что-то глобально решать.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: В ближайшие месяцы?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: В ближайшие месяца два живем, как живем.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Есть же депутатские группы. Есть молодые сейчас люди, которые зашли в парламент, которые хотят что-то менять, которые понимают всю серьезность проблемы. Возможно, как-то на уровне…

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Будем выходить или беседовать. Будем пытаться находить выходы.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Обеспечивать хотя бы диалог, чтобы эти депутатские группы могли что-то продвигать?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Я вижу сейчас, что в нашем коллективе не хватает хорошего юриста, который действительно помог во многих вопросах решения. По поводу депутатов, пожалуйста, молодые депутаты. Не буду называть просто регион. Мама одна говорит. Я говорю: «Вам депутаты помогают местные на местах? Что-то депутаты делают?» – «Ось до Нового року мене визвав до себе депутат поздоровити з Новим роком». Понимание? Я говорю: «Порозмовляли з ним?» – «Ні. Була замісниця. Вона мені дала дві коробочки конфет для моїх дітей і на цьому все». Депутаты помогают.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Собственно, как местная власть. Да. Я даже знаю историю о том, как пострадавший в зоне АТО человек, вернувшись в своё село в одной из областей Украины, его жена получила такой месседж от местных властей, что если на грядущих местных выборах вы будете голосовать за нас, тогда мы обеспечим вам лечение, реабилитацию в местной клинике.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Я знаю ещё хуже случай, когда мама была уволена с работы за то, что её муж пошел в зону АТО.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Снова мы обсуждаем ситуации печальные, циничные. Мы не обсуждаем тех шагов действительно, которые должны эти ситуации решать. Я не зря говорил Вам, что имеет смысл объединять усилия с другими волонтерскими организациями, подключая юристов, разрабатывать законопроекты. Уже имея опыт, ведь Вы не просто как-то абстрактно судите о том, что могло быть, как можно помочь: может, конфетки подарить или ботики купить. Вы видели конкретный набор проблем. Исходя из них, это уже социологическое исследование у Вас в руках конкретное, Вы можете действительно понимать, что нужно предусмотреть в возможном законодательном акте?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Я очень надеюсь на то, что в ближайшее время мне удастся достучаться до нашего государства и нашего правительства для того, чтобы меня просто услышали хотя бы с этой проблематикой. Во-вторых, я надеюсь на поддержку международных фондов, пусть даже небольших, потому что своими силами Украина сейчас не выплывет. В этой социальной проблеме у нас нет такого бюджета, нет столько денег для того, чтобы решить все проблемы сразу АТО, военных, переселенцев - действительно, мы не справимся пока. Поэтому нам действительно тоже нужны доноры определенные и они есть, есть желающие люди. Надеюсь, что просто не будут вставлять палки в колеса. Даже на законодательном уровне, который сейчас существует, для таких же фондов, которые хотят что-то сделать, помочь. Скорее всего, наша группа из нас четверых, нам придется организовывать фонд помощи и действительно помогать.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы неоднократно упоминали украинскую диаспору. Однако давайте вспомним о том, что в Украине достаточно весьма обеспеченных людей, у которых есть свои фонды, которые поддерживают так или иначе благотворительность, культуру и так далее. Возможно, имеет смысл координировать деятельность, в том числе и наших здешних фондов?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Мы уже сотрудничаем с несколькими фондами.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Например?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Не буду называть названий.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Почему?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Сочтете за рекламу, наверное.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нет. Мы лишь можем только приветствовать тех украинских предпринимателей, которые поддерживают.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Вот новоорганизовавшийся фонд Санты Димопулос. Она организовала его как раз в преддверии Нового года. Они занимаются детьми-переселенцами, но также помогали нам. В своей очереди мы тоже им помогали. Если у нас что-то было в лишнем количестве, у нас есть определенный список детей, мы видим, что у нас карандаши или ручек получилось больше, я их передам переселенцам, передам через фонд Санты Димопулос. Они пообещали, как раз этот вопрос сейчас решается - одной семье купить ноутбук. Потому что это дорогостоящая вещь, и мы её себе не можем сейчас позволить купить. Дело в том, что папа, уходя в АТО, пообещал детям, что вернется к Новому году и купит ноутбук. К сожалению, его не стало. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очень хорошо, что Вы озвучили этот конкретный фонд, потому что мы неоднократно в этой студии тоже говорили о том, что представители шоу-бизнеса, артисты, деятели культуры очень любят громко заявлять о своей позиции такой или иной, делать какие-то заявления в стиле экранов или с подмостков. Вот Санта Димопулос без лишнего шума организовала фонд и занимается конкретными делами. Я бы хотел посоветовать всем нашим замечательным деятелям шоу-бизнеса и культуры, если в самом деле заинтересованы не только в пиаре, не только в очередном шуме по поводу себя, а и в решении проблем своей страны поступать таким образом – это достойный пример.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Даже в такой акции, как с подарками, были известные люди – это деятели культуры, спорта, которые действительно прилучилися до акції. Это были футболисты, которые подписали мячи футбольные, были подарены детям. Действительно, очень хороший подарок, когда у тебя есть футбольный мяч, подписанный кем-то из футболистов. Поэтому я подумала, что лучше максимальное количество знакомых, людей, чтобы просто сделать максимально хороший праздник детям.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Я здесь добавлю, что, мне кажется, те люди, у которых есть определенные компетенции, Костя, согласитесь, не только речь идет о деньгах?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Разумеется. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Речь идет о том, что если ты возглавляешь спортсекцию, пожалуйста, вот у тебя это есть, ты можешь это дать бесплатно. Если ты педагог, пожалуйста, поделись своим опытом. Если ты писатель детский, собери этот опыт, сделай хотя бы перечень этих сказок, которые нужно читать этим детям. Если ты издатель, издай какие-то новые и сделай переводы тех же сказок. Если ты юрист, присоединяйся к этой акции. Вот не хватает юристов сейчас в этой сфере.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Я сейчас общалась с Министерством образования по своей тематике, я могу сказать, что насколько было приятно то, что хоть что-то поменялось в нашем мире. Я действительно смогла поговорить с замминистра напрямую, причем в «Фейсбуке». Он мне действительно ответил, мы встретились и обсуждали тематику.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Это Павел Полянский?

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Да. Замечательный человек. Я была искренне удивлена, что так легко можно решить какие-то определенные вопросы. Я надеюсь, что тоже у нас удастся многое решить в ближайшее будущее.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Будем надеяться, что подключится и Министерство образования в том числе.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Потому что это их тоже проблематика. Сейчас Вы знаете, сколько школ в Киеве, которые приняли этих же переселенцев?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Да.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Допустим, у меня списки детей, которых мы поздравляли с Новым годом. Некоторые из этих списков не были переданы как раз ни самому Министерству образований с региональных отделений, я передавала прямо в школу. То есть передавала подарки, куда не могу добраться. Мы не смогли добраться туда, к этим селам. Передавали напрямую в школу, директору школы. Я звонила директору, он принимал подарки, и сам детям их вручал. То есть, в принципе, школы тоже многие участвуют и понимают проблематику. Я надеюсь, что как-то этот вопрос в ближайшее время будет поднят.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Благодарю вас. У нас в эфире была Татьяна Тарасевич, волонтер, человек, который занимается сейчас проблематикой, социализацией семей, людей, пострадавших от АТО, от боевых действий в Украине. Я хотел бы пожелать вам успеха в Вашей деятельности и настаиваю на том, что Вам необходимо её координировать с другими подобными организациями.

Татьяна ТАРАСЕВИЧ, автор акции «Дети героев Украины»: Спасибо большое за Ваше пожелание. Я в свою очередь хочу поблагодарить, во-первых, киевлян, которые пришли к нам в домик Святого Николай и действительно нам очень сильно помогли. Они сделали действительно хорошее дело, полезное дело. Я действительно счастлива, что у нас отзывчивый народ. Спасибо вам огромное.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, редактор, обозреватель Радио Вести: Мы не раз ещё будем обсуждать эту тему в эфире.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно. Оставайтесь на волне Радио Вести.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне Вестей – радио новостей и мнений с вами Константин Дорошенко и в ближайший час мы будем обсуждать теракт, который произошел вчера во Франции. Однако не только его. Мы будем обсуждать проблему ненависти, которую в своем посте в Facebook затронул очень интересно, откликнувшись на события трагические во французской столице, Дмитрий Литвин - политический обозреватель газеты «Левый берег».

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Сайта.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сайта «Левый берег». Электронной газеты, можно так назвать. Также по-прежнему со мной в студии обозреватель Вестей Марина Бердичевская.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Добрый вечер еще раз.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Итак, давайте напомним слушателям, что же случилось? 7 января в центре Парижа произошла стрельба в редакции сатирического журнала «Шарли Ебдо», опубликовавшего карикатуру на Мухаммеда. Погибли 12 человек. Среди погибших 10 сотрудников редакции, в том числе 3 карикатуриста и главный редактор, а также 2 полицейских. Террористы стреляли из автомата Калашникова. Нападавшие, которые прибыли в редакцию на машине, могли скрыться. Вот послушаем небольшую справку Радио Вести о событие.

Фрагмент записи

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Все, что произошло, уже обсудили и об этом сделали заявления многие серьезные лица. В частности Президент Франции Франсуа Олланд накануне созвал экстренное заседание правительства в связи с нападением на редакцию журнала. И Олланд назвал произошедшее терактом.

Франсуа ОЛЛАНД, Президент Франции: Франция шокирована случившимся. Это, вне всяких сомнений, террористическая атака. Мы должны показать, что мы единая страна. Еще несколько подобных террористических атак были предотвращены за последние недели. Это варварский акт против унии.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Имам города Дранси Хасен Шальгуми осудил нападавших, которые именем Аллаха совершили преступление.

Хасен ШАЛЬГУМИ, имам: Это сделано с гневом и варварством от имени ислама. Мы выступаем против преступников, варваров и дьяволов, которые совершили это нападение. Хотел бы напомнить, что ненависть и варварство не имеют ничего общего с исламом. Мы приносим соболезнование семьям погибших. Все французские семьи плачут.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вчера серьезно этот вопрос на Радио Вести обсуждал наш шеф-редактор Сакен Аймурзаев и он в частности сказал, что ответственность за гибель французских карикатуристов несут все, кто выступает за запрет на свободу слова в том или ином виде.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, шеф-редактор: Еще во времена инквизиции появлялись карикатуры на церковные святые вещи на святых, на апостолов, но я бы, наверное, не удивился, с позиции, что ответственность за гибель карикатуристов на всех, кто за запреты какие-то, связь присутствует, потому что ровно такую же мысль исповедуют сами те люди, которые выступают против. И это не первый случай, когда страдают художники, страдают люди творческих профессий из-за того, что кому-то не нравится их позиция по тому или иному священному для кого-то вопросу.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, продолжает тезисы Сакена Аймурзаева. Я хочу сказать, что в свое время как раз испанская инквизиция преследовала Франциска Гойю, уничтожала его офорты, называя их еретическими и оскорбительными. И вообще сама такая вещь, идея как богохульство, она в различных странах в различное время считалась преступлением наказуемым. Хотя если вспомнить основы римского права, то там как раз считалось, что богохульство как такое это просто некий абсурд, потому что если говорить о Божестве как о чем-то божественном, то простой человек не в состоянии его оскорбить.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Не только Франциска Гойю так вспоминая инквизицию.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Начнем с Коперника.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Безусловно. Но Коперник карикатур-то не рисовал.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Он другое заявил.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Гойя рисовал папу Римского в образе осла. Мы давайте не будем отвлекаться. Вопрос в том, безусловно, что в ХХI веке прецеденты каких-то невротических реакций на искусство, в том числе на карикатуры они известны и в ХХ веке. Адольф Гитлер в свое время объявил о том, что необходимо казнить Чарли Чаплина за карикатурные фильмы. Примеров таких миллион. Безусловно, в ХХI веке мы не можем ни в коем случае и ни каким образом оправдать некий факт агрессии, тем более терроризма, связанный с тем или иным искусством, даже если это искусство карикатуры, даже если оно нам не нравится. Если вспомнить журнал «Шарли Эбдо», то в свое время он начинался, как такой… Его называли леворадикальным. Скорее это было такое панковское издание, которое позволяло высмеивать очень много всего. Отнюдь не только ислам и исламистов. На их обложке были карикатуры на Деву Марию, Троицу, Президента Франции. Но действительно мои друзья французские художники, с которыми я вчера общался, в частности один из них знал 2 погибших карикатуристов. Он сказал, что действительно в последние годы издание «Шарли Эбдо» очень слишком повелось как бы на этой конъюнктуре исламофобии и слишком много уделяло этому внимание. Но почему все-таки в нашей студии…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Костя, я добавлю вот штрих такой. Но стало известно, что журналисты из SkyNews выяснили, они узнали от очевидцев, что именно вот эти 4 погибших были заранее намечены террористами как цель. Перед тем, как их расстрелять, убийцы называли их по именам, чтобы удостовериться, что это именно те, кого они ищут. Это 80-летний Жорж Волынски, 47-летний главный редактор Стефан Шарбонье, 58-летний Бернар Вильяк и 76-летний Жан Кабю.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Опять же, если мы говорим о фундаментализме религиозном, имею я в виду абсолютно не только исламский, потому что я против того, чтобы демонизировать какую угодно религию. Я считаю, что любая религия это личное дело того человека, который ее хочет исповедовать. Так вот, вот такие заочные приговоры они тоже известны. Вспомним приговор, который был вынесен Хомейни, писателю Салману Рушди за его «Сатанинские стихи». То есть, тут тоже никакой новости нет. Будет… Есть много людей, которые могут этот вопрос обсуждать с точки зрения свободы слова и с точки зрения мнимой или реальной исламской угрозы. Я хотел бы процитировать то, что написал Дмитрий Литвин вчера в своем Facebook. «Сейчас будет масса рассуждений об исламизации Европы. О том, что Европа допустила ошибку, став на путь мультикультурализма о том, что некие религии и вообще не воспринимают свободу. Так вот, иногда некоторые религии не воспринимают свободу. Иногда уголовные преступления на почве ненависти – это всего лишь уголовные преступления на почве ненависти. Ненависть может наряжаться в разные одежды. Иногда этой одеждой служит религия. Довольно часто ненависть наряжается в патриотизм. Еще чаще ненависть просто морализаторствует. Но вопрос не в той одежде, в которую ненависть нарядилась, а в ней самой». Дмитрий, я хотел бы, чтобы вы действительно как-то развернули этот свой тезис и чтобы мы с вами обсудили вот этот язык ненависти, откуда она берется и чего стоит нам опасаться. Мировой терроризм это страшная вещь, но мы живем с вами в Украине. Мы живем в другой части Европы. Исламской угрозы у нас не существует, насколько мне кажется. Все попытки спровоцировать, допустим, крымских татар на какие-то исламистские проявления или подтолкнуть их к терроризму за все годы независимости Украины ничем не увенчались. Так что же это за язык ненависти и откуда берутся эти преступления на почве ненависти?

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Знаете, я хотел вообще начать с другого немножко. С того, что все говорят, что это нападение на свободу слова и так далее. И мне кажется, это спокойная европейская интерпретация того, что произошло. На самом деле, мне кажется, намного интереснее разобраться в том, насколько продуманным был этот теракт. То есть, например, это только там 3 или несколько 4, 5 каких-то радикалов решили отомстить конкретному журналу, конкретным людям, которые там рисуют карикатуры. Либо за этим все-таки стояла некая организация, чьи цели могли пойти немного дальше, потому что если предположить, что стояло за этим как организация, пусть «Аль-Каида», да, то ее цели могли идти намного дальше, чем атака на свободу слова, например. Если эти цели были, например, они хотели каких-то изменений в европейской политике достичь, то в принципе те цели довольно близкие, потому что сейчас все говорят, что Франция там будет немножко радикализоваться в своей политике. Там, может быть, правые как-то отыграются. И смотрите, история какая? Эти люди, которые нападают на газету, они нападают, в общем-то, не на там конкретных людей, которые рисовали конкретные карикатуры. Они нападают на врагов ислама, если они при этом исламисты.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы сейчас прервемся ненадолго, и вы подробнее развернете ваш тезис. С вами Вести – радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. Также в студии Марина Бердичевская и в гостях у нас политический обозреватель сайта «Левый берег» Дмитрий Литвин. Террористический акт во Франции заставил нас задуматься о проблеме ненависти вообще. В частности Дмитрий Литвин в своем посту в Facebook вчера написал: «Вообще в каждом обществе есть эта угроза – угроза ненависти». Итак, Дмитрий, вы начали разворачивать этот тезис. Какие нужно делать выводы из того, что произошло?

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Я говорил о том, что возможно за этими конкретными террористами стоить некая большая организация. Если представить, что эта организация все-таки направляла тех террористов, то они нападали на врагов ислама. Теперь Европа может стать чуть-чуть правее и сказать: ага, ислам это, наверное, угроза и предводителя таких людей как те, которые напали на этот журнал, могут сказать: ага, они ненавидят ислам и заявляют, что мы есть угроза. Так давайте будем типа более, как бы серьезно относится к Европе и больше там бороться против этих наших врагов ислама. То есть, это может начаться такая игра на повышение риска и уровня насилия в Европы. И собственно мне бы не хотелось, чтобы это было. Поэтому я написал, что не надо говорить о каких-то угрозах ислама, потому что угроза в общем, не от ислама, а от людей, которые влюблены в насилие и свою влюбленность в насилие, в общем, трансформируют в себе в ненависть к определенным объектам или субъектам. Ну, если это, допустим, выходцы из какой-то арабской среды или там Северной Африки, как мы вот имеем дело сейчас в Франции, то вполне логично, что они выбрали себе ислам как такую одежду для своей ненависти, для своей влюбленности в насилие. Где-нибудь в другой части мира, как у нас, с этим может такой одеждой быть совсем не ислам, а как ни странно, украинский патриотизм или что-то такое знаете.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Русский патриотизм, какая-то Новороссия.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Безусловно. Куча всего, чем можно привлечь внимание людей и чем можно обосновать свои какие-то дикие порывы, превратив их в нечто моральное. Правильно?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Тут есть момент. Вот вчера слушатели, звонившие в эфир, большинство высказывали мнение, что карикатуристы виноваты сами, что они посягали на святое, да, и не только на ислам, а в частности и на христианские святые ценности, да. И что, конечно, убивать их было зверством, но при этом одна слушательница заявила, что она бы пошла, разгромила, например, редакцию.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я не совсем понимаю, Марина, для чего мы продолжаем цитировать подобные вещи, которые являются, безусловно, абсолютно дремучими и абсолютно не соответствующими…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Они ведь имеют поддержку в обществе?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Марина, поддержку в обществе имеет много того, чего, в общем-то. Не стоит озвучивать в радио эфире, мне кажется.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Давайте посмотрим с другой стороны. Например, все эти высказывания они концентрируются вокруг страха. То есть, вот люди, которые это говорят, если на них так внимательно посмотреть, у них центром жизни является страх. Вот, например, страх каких-либо опасностей, страх какой-то там реакции со стороны репрессивного аппарата или других людей и зная, что вот они чего-то боятся, стараются максимально избегать в своей жизни. Например, не провоцировать кого-то в чем-то. Например, не подходить лишний раз к милиционеру, скажем. Как бы избегать любых угроз, которые могут произойти. То есть, их жизненная стратегия, то есть, избегать угроз. И когда кто-то другой пользуется другой жизненной стратегией, считает, что угроза это и страх, в общем, не главное и в центре своей жизни имеет свободу, то их возмущает, потому что как это они не понимают очевидные вещи, что типа нужно боятся, что нужно сдерживать свои порывы и так далее. И вот нынче говорят, что они сами виноваты эти жертвы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Страх на самом деле и ксенофобия это одни из самых древнейших качеств человеческой ментальности. Они существуют со времен того, как неандертальский человек охотился и питался кроманьонским человеком. Ну, в общем, по официальной версии науки потомки кроманьонского человека, которого ели неандертальцы.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Кстати, вот интересно, а кроманьонцы ели неандертальцев?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По официальной версии нет. Хотя, знаете, нужно об этом говорить.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: История наука такая, да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По официальной версии кроманьонцы неандертальцев не ели. Между тем выжили кроманьонцы. Это я к чему? Безусловно, с каких-то там допотопных времен в человеческом существе очень много страха от того, что на него нападут и сожрут. Неандерталец какой-нибудь саблезубый тигр. Безусловно, из-за того, что когда-то в древности было сложно из пропитанием, с чем угодно, любой чужой, любой чужак воспринимался как агрессия, как агрессия просто угроза твоему выживанию. Ну, послушайте, существует действительно любимое нами понятие цивилизация. И, может быть, в ее смысл и входить преодоление вот этих всех кроманьонско-неандертальских комплексов? Может быть, мы действительно не будем, по крайней мере, от своего имени в эфире озвучивать какие-нибудь вещи о том, что кто-то сам виноват. Знаете, если девушку изнасиловали, так сама виновата в короткой юбке. Это абсолютно абсурдные вещи. Давайте перейдем на какой-то другой уровень осмысления того, о чем мы говорим. Вот писатель, российский художник Максим Кантор очень интересно тоже высказался по поводу того, что произошло. Он пишет, что: «Демократическая Европа сегодняшняя кажется слабой. Быть демократом - значит, выглядит слабаком. Тирания гораздо выигрышнее. Решения принимаются мгновенно. Исполнительность завидная. Подобострастие впечатляет. Правда, ханы воруют, а население в нищете, но с идеологической точки зрения все красиво. Воспитанный человек уступает место в троллейбусе и вытирает ноги при входе в дом. Разве хулиган такого очкарика будет бояться? Гейропа! Что они могут! Вот мы, новые, юные, хищные, дурные - Моторола идет. А что очкарик против Моторолы? Дедушка очкарика был конкистадором и крестоносцем, а сегодняшний демократ чувствует раскаяние за конкистадора и крестоносца. И оттого он выглядит слабым. Это обманчивое впечатление. Европа была и остается самым сильным культурным полем планеты - и дух Европы сломить невозможно. Фашистам и фундаменталистам сегодня хочется играть в Мордор, хулиганы говорят так: "раз в богатом доме думают про нас плохо - так мы и будем очень плохие". И плюются, бьют окна, стреляют. Это дурно и глупо. Нет, хулиганы, про вас плохо не думают. Про вас думают хорошо. Надеются перевоспитать - и непременно перевоспитают. И хулиганам придется в который раз сделать над собой усилие - и учиться быть людьми. Сразу не получится. Очень медленно получается, как мы видим. Но, возможно, получится у детей». Напомню, это был взгляд Максима Кантора на те уроки, которые…

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Оптимистический такой взгляд, что все-таки этих людей можно там воспитать, как-то обезопасить себя от таких вредных направлений. В общем, как бы логичнее предположить, что терроризм будет всегда, и такие теракты будут происходить в будущем. И во Франции, может быть не только во Франции. Кстати, 6 января некая россиянка взорвала полицейский участок в Стамбуле.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Уже есть подтверждение, что это россиянка, да. Вот здесь это разделение между варварством и цивилизацией оно было во многих заявлениях за последние сутки. Вот что написал Виктор Шендерович. «Я сажусь за клавиатуру и пишу то, что я про это думаю. А они берут нож, гранатомет и автомат Калашникова, потому что им нечего мне возразить по существу. И все разговоры о том, что мы должны учитывать раздражение агрессивных дикарей - интеллигентное прикрытие полной капитуляции».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Дело в том, что насилие относительно сказанного слова или какой-нибудь метафоры художественной или литературной книги это вовсе не проблема тех обществ, в которых существует вот этот некий разлом цивилизации, о которой господин Шендерович пишет. Потому что я прекрасно при том, что я могу не разделять взгляды тех или иных своих коллег, я помню, как травили в Украине, избивали Олеся Бузину и таскали его по судам, потому что он тоже посягнул на святое – на образ Тараса Шевченка. Я не считаю книжку Олеся Бузины достаточно убедительной и талантливой, однако я, безусловно, был тогда на его стороне. Из тех пор в Украине неоднократно происходят вещи, когда на людей, которые занимаются искусством, творчеством или массовой информацией, кто-то считает возможным воздействовать путем насилия. Да, их не убивают, да, у нас еще пока что в редакциях не взрывают бомбы, но это не значит, что насилие не существует и это не значит, что такая реакция преодолена. Вот в чем проблема.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Есть еще шанс, что в течение вот событий, которые развернулись в Украине в этом году. То есть, начало там антитеррористической операции, террористической активности, в нашей стране стало настолько много оружия, которое, в общем, не подконтрольное и находится везде, что те вот случаи, которые раньше были, когда кого-то избывали, там кого-то пытались сжечь, сейчас будут более жестокими. То есть, кого-то будут убивать, и будут сжигать не просто там, например, простую галерею там или еще что-то такое за неправильную выставку, а может быть, наполненную кем-то галерею или наполненные кем-то кинотеатры. Вот недавно на почве ненависти у нас подожгли кинотеатр «Жовтень» и наша, в общем, публика выглядела очень забавно. Тогда даже стеснялась сказать основную причину того, почему этот поджог состоялся. Когда говорили что это некие рейдеры, да, но было совершенно очевидно, что дело было не в рейдерах, а в том кинофестивале, который состоялся в «Жовтне» собственно во время поджога.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: И показ на ЛГБТ тематику. Да, то есть, там. Но по поводу «Жовтня» было такое мнение, потому что это, скажем, не первая попытка отобрать у кинотеатра здание, да, выгнать театр из здания.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Даже уже когда стало понятно, кто подозреваемый. Даже уже когда стало понятно, в чем мотива этих подозреваемых, все равно выступили люди, которые говорили: «Ах, это всего лишь рейдеры, какая здесь ненависть? Это всего лишь жажда наживы». Ну, в общем, все не так просто.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы, Дмитрий, работаете в средствах массовой информации, вы пишите именно о политике и об обществе. Вы очень серьезно все это анализируете. Вы были активным участником Майдана. Вы, как видите, как эти процессы можно направлять, избегать, изменять ситуацию с ростом ненависти? Или это просто невозможно. Просто расслабится и ждать, когда все эти гнойники сами взорвутся?

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Нет, почему? Есть конкретная проблема, которая заключается в том, что, например, есть куча оружия в стране. И есть куча людей, которые считают, что это их наград некая за смелость, проявленная в том году, которую они могут там позволить носить с собой публично. Могут применять, как им вздумается. И, в общем-то, главный вызов для страны в этом году, на мой взгляд, что-то решить с людьми, которые считают, что оружие это награда, что оружие это классно, что оружие нужно применять по чаще, и если бы мы его почаще применяли, то, может быть, в стране что-то наладилось к лучшему. Таких людей у нас много. Эти люди, в общем, популярные и пользуются поддержкой части наших сограждан, которые считают, что патриотизм это страшно морально и поэтому люди, которые называются патриотами, могут себе многое позволить.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Есть о чем задуматься. Дадим нашим слушателям для этого возможность. Прервемся на несколько минут. На волне Вестей радио новостей и мнений. С вами Константин Дорошенко и мы продолжаем обсуждать проблему террористического акта, который вчера произошел в издании юмористической газеты французской «Шарли Эбдо».

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Но и не только этого акта.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Безусловно.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Потому что у нас в Украине с недавних пор есть свой терроризм, который, например, проявился во взрывах в Одессе и в Харькове, которые очень продуманы. Это преступление, потому что состоялись, например, возле всяких волонтерских центров и патриотических мест. И эти теракты манифестируют сами по себе. То, что теперь волонтер и патриот это тоже мишень. Мишень не только там, в зоне АТО, например, но и в других городах. С другой стороны у нас там, в течение этого года, и раньше было довольно много преступлений на почве ненависти, которые там стыдливо квалифицировались как более мелкие правонарушение. Например, вот напали на Василя Черепанина в свое время. Это такой директор Центра визуальной культуры и известный носитель взглядов.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Культуролог.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Да. Как бы милиция считает, что это некое нападение там просто из каких-то там хулиганских мотивов с мотивами побыть человека, но, в общем, на него напали, потому что он левак и это нападение манифестировало собою то, что другие леваки должны боятся. Что собственно чуть-чуть терроризм тоже.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я хочу просто напомнить слушателям, что у нас в гостях сегодня Дмитрий Литвин, политический обозреватель сайта «Левый берег». И в студии также Марина Бердичевская, обозреватель Радио Вести. Да, вопрос, безусловно, в ненависти. Вопрос еще в том, что вы вот Дмитрий упоминали, что возможна цепная реакция. Что какой-то жест, какое-то проявление ненависти или преступления на почве ненависти…

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Да, вызывает ответный еще один жест.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Так вот она уже пошла. Сегодня закидали мечеть во Франции, да, закидали гранатами. Собственно цепная реакция уже есть.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Цепная реакция уже есть. И это говорит, в общем-то, о том, что несмотря на что, мы очень любим Европу и европейские ценности, однако ксенофобии и дикости еще очень много всюду: и в Европе, и у Франции, и у нас. И когда… Меня, знаете, поразили как раз наши соотечественники и выходцы из постсоветского пространства. Даже люди, обладающие там высшим образованием и неплохим доходом, которые начали радостно рассказывать о том, что пора гнать арабов и черных из Франции, что они там делают? Портят такой замечательный город. Так вот людям, которые так ринулись защищать белых европейцев, выходцам из постсоветского пространства я хотел бы сказать, что общаясь с французами, тоже интеллектуальными образованными и достаточно богатыми, хочу вам сказать, что скорее отребьям в своей стране они считают сегодня выходцев из Восточной Европы. И гораздо более злобно и снобистским, мягко говоря, они настроены по отношению к сербам, полякам, румынам, болгарам, а уж тем более тем людям, которые приезжают из-за железного занавеса. Если вы решили, что вы сейчас своей поддержкой каких-то правых и российских сил во Франции будете спасать вот эту белую Европу, так вот в этой белой Европы вам то, как раз место и не окажется. Вас оттуда будут гнать в зашей, потому что к своим арабам они давно привыкли. Я хотел бы напомнить всем, что когда Франция в 30-ых годах ХIX века аннексировала, фактически захватила Алжир, она объявила его частью своей территории. Это не была колония. Алжир вошел как бы в состав Французской Республики. Французы рассказывали алжирцам, что они принесли им свободу, равенство и братство и фактическим дают им возможность быть гражданами. На всех французских картах до 50-ых годов, до 60-ых годов ХХ века Алжир был частью Франции. Любой француз считал Алжир своей землей, своей территорией. Ничего вам это не напоминает в истории постсоветского пространства в то время, как люди, родившиеся в Алжире как раз не имели права вот так спокойно и легко ощутить себя гражданами Франции. И когда пошла ситуация с определенным переселением и переездом алжирцев или представителей там черных африканских колоний в Париж, то эти люди приезжали туда, потому что им было обещано то, что они граждане Республики. И поэтому сегодня, когда они говорят в Париже или конголезцы в Брюсселе мы здесь, потому что вы были там, они имеют на это полное право. И, безусловно, никто никому не дает право на терроризм. Никто никому не дает право на проявление дикости. Но если Вас интересует проблема французской колонизации, то о ней не обязательно читать книжки. Знаете, если вам лень читать книжки, посмотрите пару фильмов, посмотрите фильм Жана-Люка Годара «Маленький солдат» об алжирской войне, который в свое время был запрещен во Франции. Посмотрите знаменитый фильм «Битва за Алжир», который снял итальянский режиссер Джилло Понтекорво. У Вас на многое откроются глаза, потому что британская колонизация и французская колонизация это были два разных сценария. И французы действительно особенно в колониальных войнах позволили себе очень много мерзостей. И то, что позволяли себе бельгийцы в Конго это абсолютно спокойно можно сравнивать с политикой нацистской Германии по отношению к тем народам, которых они считали неполноценными. Я хочу напомнить, в 45-ом году сразу после Второй мировой войны алжирцы выступили с требованием предоставить им независимость. И эти требования были очень жестоко террористически подавлены Францией. Тогда американский журналист писал: «Началось, так сказать, открытие охоты на людей. Действовали в группах по 20 и 30 человек. Прежде, чем быть расстрелянными, жертвы должны были рыть себе могилы. Для массового уничтожения алжирских заключенных, они вывозились из города Кеф Эль-Бумба вблизи Гелиополиса. Трупы, облитые бензином, сжигались прямо на площади или в печах для обжига извести. Иногда группы заключенных связывали цепями или веревкой и давили их гусеницами танков. Грудных младенцев брали за ноги, чтобы, размахнувшись, разбивать им головы об камень. Танки и артиллерия, поддержанные авиацией, уничтожали все очаги инакомыслия. Это было верх ужаса». Так что французы оторвались в Алжире очень серьезно. И алжирская война за независимость, давайте еще вспомним, что Алжир одна из стран, которые позже всех других получила независимость в Африке. Уже независимость была Тунису и Марокко. Алжир все еще воевал. Эта война в Алжире привела к краху Четвертой Республике. Эта война в Алжире привела к путчу, который фактически привел к власти генерала Шарля де Голля. И вот Шарлю де Голлю хватило ума и фактической мудрости, несмотря на то, что фактически Алжир был залит кровью и подавлен, он все-таки признал за Алжиром право за независимость. Ни в коей мере эта кровь не оправдывает ту кровь, которая проливается во Франции в террористических актах. Ни в коей мере, безусловно, нельзя проповедовать принцип «око за око». Но не нужно забывать, что алжирцы и черные африканцы и в Париже, и в Брюсселе на самом деле имеют право быть. Просто потому, что им когда-то это было обещано и просто потому, что они слишком дорогой ценой заплатили за это право. Более того, я не знаю, в каких кругах вращаются те люди, которые высказываются о неких ужасных арабах или черных в Париже или в Брюсселе. Я бывал и в Париже, и в Брюсселе и сталкивался с исключительно обходительными людьми, выходцами из Северной Африки и из Черной Африки, где бы они не работали – в отелях, в ресторанах, в такси, либо это просто интеллигентные люди. Все…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Собственно те, кто считают Францию уже своим домом и уже не первый год.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно. И Бельгию. И вопрос, наверное, в том, в каких кругах вы вращаетесь. Обращаясь снова к тому, что говорил Дмитрий Литвин, что если вы ищите какого-то стрема, то вы его найдете. Если вы ходите путями респектабельными, то вы найдете респектабельный ответ. Но извините за такой очень долгий экскурс. Просто я совершенно убежден в том, что нужно уметь останавливать эту реакцию ответа ненавистью на ненависть.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Ирония судьбы в том, что среди погибших, среди 12 человек погибших был Мустафа Урад, возраст неизвестен. Работал в газете литературным редактором, родился в Алжире, переехал в Францию в 20-летнем возрасте. До «Шарли Эбдо» несколько лет работал корректором в издании «Вива». Ну, и, кроме того, погибший Ахмед Мерабет – 42-летний полицейский, который патрулировал ближайшие улицы и собственно он был мусульманином. То есть, среди пострадавших один выходец из Алжира и один мусульманин.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Это на самом деле очень европейская, очень французская история. Это вот здесь наши граждане могут не вполне понимают, что это история взаимоотношений с Алжиром или там еще с другими странами Африки, но во Франции это понимают отлично. И, кстати, если обратить внимание на эти митинги, которые начались мемориальные после всех событий, когда там люди поднимали ручку, да, символизируя как бы то, чем занимались жертвы и то, за что на них напали.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Свободу выражения мысли, да.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Но это не только символ того, чем занимались жертвы. Это некий призыв. То есть, поднять ручку наверх это значит, зачем вам насилие? Возьмите ручку, да, сделайте тоже самое. Скажите то, что вы хотите сказать, но с помощью ручки. Это типа нормально, это типа по-европейски. То есть, в Европе это как бы можно рассматривать как дискуссию, которая развернулась. И как обращение в прошлом, которое когда-то было и которое еще осмысливается, переживается. У нас этого всего нет. У нас начинается терроризм и нас ожидает на самом деле очень интересное будущее хотя бы в том смысле, что вот, например, у нас все граждане мечтают о реформах, да, об экономическом росте и о других вещах, которые как бы были хороши для нашей страны, но при этом не вполне отдают себе отчет в том, какие последствия будут. Например, у нас сейчас, если идти по улицам, то можно увидеть в основном белые лица. Если наша страна станет богаче, если наша страна будет развиваться, то лица будет не только белые. И у нас там появятся арабские инвесторы, наверное. Какие-то там мусульманские рабочие могут быть и китайцы, вьетнамцы и так далее. И какими будут эти люди, какими будут дети, если они родятся в Украине, это еще большой вопрос.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы прервемся снова и поговорим после перерыва о нас. На волне Вестей – радио новостей и мнений с вами по-прежнему Константин Дорошенко. В гостях у нас сегодня политический обозреватель газеты «Левый берег» Дмитрий Литвин. Также в студии наш обозреватель Радио Вестей Марина Бердичевская. Мы говорим о насилии и ненависти.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Если позволите, цитата. Андрей Бильжо, художник на сайте «Эхо Москвы».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И писатель, между прочим.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Вот что написал: «Зло наступает по всем фронтам. Зло под маской духовности и божественной справедливости. Неважно, в каком обличье Бог. Война идет между здравым смыслом и безумием. Убить средь бела дня невооруженных, безобидных, выполняющих свой профессиональный долг людей - у себя в стране, у себя дома – это чудовищный вызов и чудовищная несправедливость. Смеховая и художественная традиция Франции уходит корнями очень глубоко. Это гигантская цивилизация. Убийство художников и журналистов – это вызов этой самой цивилизации и мировой культуре. Убить клоуна может только рожденный от зверя».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но нужно сказать, что в том, что касается здравого смысла и безумия Андрей Бильжо хороший специалист, потому что, в общем, по образованию он психиатрий. Дмитрий, ну, вы опять же говорили о том, что вызовы ненависти они вовсе не обязательно связаны с какой-то конкретной религией. Они могут возникать из очень разных источников. И вы правильно заметили, что если Украина будет развиваться, здесь неизбежно будет много людей из разных стран, из разных цветов кожи, разных национальностей. Вы говорите о, допустим, мусульманских инвесторах, у нас уже есть такие. Есть Мохаммад Захур, который достаточно много инвестировал в украинскую промышленность.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Но их пока мало.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Пока что их мало, но, однако случаи, между прочим, в том числе агрессии, связанной с расовыми вопросами, они известны в Киеве.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это тоже не секрет.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Да. И, наверное, дальше их будет еще больше. И в принципе наблюдая эту всю реакцию на французские события мне кажется, что в украинского общества нет никакого ответа на вопрос о том, что с этим делать, потому что сейчас, если посмотреть по Facebook и там всяким другим дискуссиям, ответ выгнать вредных исламистов из Европы это самый популярный ответ. Там кто-то сдержанно как-то предлагает еще какие-то решения, но там что делать, например, с украинцами, которые могут устраивать некие теракты, что делать с иммигрантами в Украину, которые могут здесь как-то нам не понравиться, если мы будем их, допустим, выгонять, если просто предложить как решение типа какой-то общинной ответственности. Например, я не знаю, вся семья должна отвечать или весь какой-нибудь… все выходцы одной страны за преступления одного человека, то это все просто еще больше отдалит нас от той Европы, к которой мы стремимся.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, и что же мы должны делать в данном случае? Понятно, что Украина проходит сейчас стремительную метаморфозу, невероятно стремительную. В том числе в моментах самосознания людьми себя, как граждан. Непременно ли вы считаете, это будет связано с болезнью вот какой-то консервативной, если хотите, контрреволюцией интеллектуальной, которая, безусловно, содержит в себе ксенофобию, всякого рода фундаментализм. У нас слово фундаментализм приклеивают только к исламу. Я считаю, что фундаментализм это любое, любые попытки бездумно обожествлять некие установки прошлого, какие угодно домострой. Я не знаю, православие, все, что угодно. В общем, вопрос не только в исламе.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Давайте поразмышляем, что может произойти в этом году? В этом году от нас может начать уставать наши европейские друзья, потому что мы тут реформы не делаем. Мы не стараемся как-то особенно меняться в сторону цивилизованности. И я думаю, что мы будем все больше упирать на то, что мы белая христианская страна. Там мы в Европе уже тысячу лет и поэтому, дорогие европейцы, примите нас, пожалуйста, такими, как мы есть, помогите нам. Собственно это уже год можно услышать, что Украина в Европе и Европа, я думаю, будет так слегка сдержанно относиться к там будущему. С другой стороны у нас, может, не закончится антитеррористическая операция на востоке в этом году и в 15-ом. Может в 16-ом. Сейчас, наблюдая за усилиями правительства, которое там налаживает какие-то коридоры в зоне АТО. Как бы занимается тем, что выстраивает границу с зоной АТО. Можно сказать, что это, в общем, долгосрочная стратегия, которая направлена на то, чтобы мы там как-то выстраивали свои отношения с Евросоюзом, скажем, в том числе в стороне безвизового режима. И при этом сохраняли как бы зону АТО в таком виде, в котором она есть. Соответственно у нас будет угроза внешняя, что к нам станут относиться прохладнее и угроза внутренняя, что события будут все-таки менее горячими, которыми они есть. Соответственно будет некая политическая реакция, которая может выразиться в том, что политика станет более склонной к простым резким решениям. Будет больше граждан, которые будут хотеть какого-то давления, все, что им нравится и какого-то быстрого избавления от всего, что им нравится. Но это отличная почва для правых партий, например, и для всяких там людей, которые считают, что автоматы это лучшее решение, чем законы или там какая-нибудь процедура, для исполнения которой нужно жить долго.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Об этом говорилось долго, и говориться уже несколько месяцев. И вот недавно вышел материал на сайте www.theinsider. Там участники боевых действий с украинской стороны в зоне АТО говорили о том журналистам, что вы не представляете, сколько уже оружия вывезено из зоны АТО, сколько вывезено на материковую Украину, да. И кому оно попадет в руки не известно. И, скажем, не захотят ли устроить условно Майдан № 3 те люди, которые вернулись из зоны АТО.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Я бы даже говорил не о Майдане № 3, а о том, что многие люди, которые получили оружие, в общем, в тех событиях, которые здесь уже год развиваются, и будут идти дальше, они могут оказаться не у дел в условиях мирной жизни. То есть, они там могут, не знаю, не выдвигать никаких политических требований, но прийти в какой-то момент к тому, что бандитизм для них окажется лучшим решением чем, например, поиск каких-то перспектив для своей карьеры, скажем. И собственно некие такие бандитские проявления вполне могут быть в будущем. Кстати, сейчас ходит много слухов о том, как в зоне АТО пропадают автомобили, как там переходят к одним лицам к другим разная собственность и, в общем, это начало большой истории бандитизма в нашей стране возможно. Возможно, и нет, но с другой стороны видно, что государство ничего не делает для того, чтобы как-то становится цивилизованней, а не более такими резкими, более склонными к насилию.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Значит, если предположить, исторические параллели, они, безусловно, все всегда с натяжкой. Все с натяжкой, потому что история каждой страны имеет свои обстоятельства. Украина в отличии от Франции не страна, которая захватывала колонии. Однако очень многое из того, что мы видим сейчас в нашей стране, в самом деле, напоминает тот удивительный режим 4-ой республики. С одной стороны буржуазные и весь такой демократический красивый, если хотите. С другой стороны невероятно кризисный, который закончился собственно путчем. Который закончился тем, что люди, которые воевали в Алжире. И тогда они нашли компромиссную фигуру Шарля де Голля, который поехал, встретился с военными. Он сказал им: я Вас понял (Je vous comprends). Однако ему хватило силы воли развернуть ситуацию в совершенно другую сторону. И вместо военной правовой диктатуры создать основы демократической Франции пятой республики, которая существует сейчас. Проблема в том, что пока что я не вижу у нас подобной Шарлю де Голлю личности.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Я на самом деле верю в Украину и первое то, что плохой сценарий для Украины, в общем-то, как-то мы обойдем, как было всегда в нашей истории, когда из двух плохих вариантов всегда появлялся какой-то третий получше. Но хочу сказать, что не верю в отдельных личностей. Вот можно продолжить эту параллель с Французской Республикой и вспомнить собственно тех террористов, действия которых мы здесь собрались обсуждать. Они алжирского происхождения, но родились в Париже, да. В нас в стране теперь появилось десятки тысяч беженцев. Эти люди там могли жить нормально себе в разных частях нашей страны, но сбежали оттуда по истечении войны. Кем станут их дети? И как их дети могут интегрироваться в наше общество? Все ли они могут успешно интегрироваться. И может кто-то из них предпочтет какие-то радикальные решения или некую преступную деятельность.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, ведущая: Это большой вопрос. Мы как раз обсуждали это в эфире перед тем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Может быть, мы не будем сейчас так откровенно стигматизировать людей, семьи которых, так или иначе, пострадали от военного конфликта.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Я хочу подчеркнуть, что я не о стигматизации говорю, я говорю о том, что государство это некая система, которая должна учитывать разные угрозы, которые могут возникнуть в нашем обществе или возникают. Пока что у нас государство занимается тем, что живет от одного кредита там наших западных друзей до другого кредита западных друзей. Горизонт планирования у нее, в общем, отсутствует вообще. Собственно как бы борются за то, чтобы кредит получить да и все. А такие угрозы, которых в общем много и ответа на них нет. И это и теракты, о которых я говорил в Одессе и в Харькове. Это и там возможные какие-то угрозы, которые еще только возникнут. На это все нет никаких ответов вообще.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ответ может быть каждому человеку стоит искать для самого себя, как преодолевать ненависть, вызовы и провокации ненависти? Проще простого. Мы говорили об этом. Включить в себе кроманьонца и включить в себе ненависть ко всему, что тебе не знакомо и не нравится.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: И пользоваться принципом - жертва сама виновата. И не провоцировать, да, о чем говорят многие наши сограждане, которые, в общем, используют это как стратегию самосохранения.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А как иначе?

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Иначе надеется на то, что государство все-таки как-то отреагирует и мы, как граждане должны его додавить, чтобы государство превращалось в систему, которое учитывает разные угрозы и предлагает решения тем или иным вызовом, которые поступают постоянно в стране. В общем, мы как граждане, если верить во все эти слова, что мы в этом году очень поменялись, должны оказывать на государство давление с тем, чтобы оно, в общем-то, предлагало некие решения.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, Дмитрий, я соглашусь с вами. Но я все-таки уверен в том, что это вызов того, Европа или нет, это личный вызов для каждого человека, потому что европейские ценности, о которых мы бесконечно говорим, это то, за что каждый должен бороться внутри себя, в том числе преодолевая ксенофобии, в том числе преодолевая ненависть. В том числе признавая то, что кажется неприятным, нехорошим и гадким в старой и новой истории своего народа. Потому что та же Франция прошла Люка Годара, через Пьера Гийота, через колоссальную рефлексию своей истории.

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Которую цензурировали, запрещали.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Цензурировали, запрещали, однако…

Дмитрий ЛИТВИН, политический обозреватель сайта «Левый берег»: Все-таки она прорвалась.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Она прорвалась. У нас серьезный путь цивилизационный, несмотря мы географически и исторически как бы тысячу лет в Европе, однако до современной Европы серьезный цивилизационный путь. Он стоит перед каждым из нас. Если приступы ксенофобии возможны в стабильной и хорошей Европе, то нам тем более нужно каждому работать над собой, вот о чем я думаю. И тогда мы и правительство додавим, и общество изменим каждый своими усилиями. Спасибо! Оставайтесь с нами. Это Радио Вести.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Добрый день. С вами Вести. Поскольку, конечно, смены в налоговом законодательстве, которые недавно произошли в Украине, прямо скажем, омрачили празднование нового года очень многим людям. В частности, все мои знакомые, с которыми мы общались в эти праздничные дни, а это люди, так или иначе, связанные с предпринимательством, бизнесом, и они очень серьезно обсуждали все, что происходит с налоговым законодательством. Попробуем в этом разобраться. Поскольку появилась информация о налоговом компромиссе, так называемом. "Верховная Рада рассмотрит закон о налоговом компромиссе. Этот документ очень нужен бизнесу", - заявил глава Государственной фискальной службы Игорь Билоус. По его словам, это даст возможность собрать те деньги, которых недостает в бюджете на две тысячи пятнадцатый год. Вот вы, господин Сушко, как член Совета палаты налоговых консультантов, что можете сказать вот об этом налоговом компромиссе? О чем идет речь?

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: На самом деле, тема налогового компромисса - это тема, наверное, уже последнего года. Обсуждалась она несколько раз в парламенте. Первые два законопроекта были успешно завалены предыдущим парламентом. Ключевая причина в том, что налоговый компромисс, как основное требование, было для наполнения бюджета 14 года. Ну, а для бизнеса - больше, конечно же, касалось крупных налогоплательщиков, которых у нас насчитывается около полутора тысяч. Переговоры все велись между правительством и крупными финансово-промышленными группами, которые правдами или неправдами пользовались теми же самыми оптимизационными схемами, незаконной оптимизацией, так называемыми "налоговыми ямами", и к которым возникло очень много вопросов вот уже при текущем правительстве. Как альтернативное решение хотели решить проблему с помощью налогового компромисса. Основная проблема заключалась в том, какая ставка этого налогового компромисса будет выбрана. Предполагалась изначально ставка 15 процентов. Позднее она упала до 10, вот в последней редакции, которая на сегодняшний момент принята, но еще пока не подписана, лежит в парламенте, эта ставка - пять процентов. Ключевой вопрос, который задают: от чего пять процентов? Пять процентов от суммы налогов, которые заплатил бы бизнес, если бы он не пользовался вот этими вот схемами незаконной оптимизации. То есть 95 процентов прощаются бизнесу, и только пять процентов перечисляются в бюджет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, о том, что количество налоговых проверок увеличилось, в нашем эфире неоднократно говорили предприниматели из Харькова, Киева, Днепропетровска. Я хотел бы, чтобы мы послушали их мнение. 

- Службы сорвались как с цепи. Они приходят, устраивают проверки, и там вообще полнейший беспредел. Решается все очень просто. Пять процентов с оборота люди платят, и просто распоряжаются своими заработанными деньгами.

- Налоговая. При чем, они уже не приходят. Они ставят перед фактом, что они провели какую-то проверку. При этом никаких актов нет. Просто либо снимают НДС, или... Правила их поменяли, а проблемы создают очень большие.

- Ничего не изменилось. Как проверяли, так и проверяют. Недавно сделали очередную, провели как плановую, которая по сроку не должна быть.

- Большое давление на бизнес. Зарплаты поэтому уходят в тень. Никому не выгодно в этой ситуации, ни государству, ни предпринимателям.

- Я управляю крупной американской белой компанией. Мы, естественно, никаких взяток давать не можем. Но, когда приходят большие штрафы после налоговых проверок, проблема заключается в том, что их сложно оспорить. Последний штраф, который к нам пришел, был пять с половиной миллионов гривен. Они просто поддерживают пополнение бюджета. В таких условиях сложно работать. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Стоит напомнить, что налоговая реформа предполагает сокращение количества налогов с 22 до 9. О том, сколько налоговой платят предприниматели в Украине и в мире - далее в правке Радио Вести.

Справка Радио Вести: В 2014 году по количеству различных налогов Украина заняла первое место в мире. Всемирный банк подсчитал, что в украинский бизнес в той или иной форме уплачивают 135 различных налогов. За 14 год государство упростило уплату налогов, введя электронную систему для подачи и уплаты налоговых затрат. В связи с этой реформой, место страны в рейтинге по уплате налогов снизилось сто 157 до 108-го. При этом Премьер-министр Украины Арсений Яценюк пообещал увеличить количество основных налогов до 9. С россиян снимаются 7 сборов: подоходный, земельный, водный, транспортный налоги, налог на имущество физических лиц, государственную пошлину, а также налог на использование объектов животного мира. Одно из самых обременительных в плане налогообложения стран в мире является Венгрия. Там самый высокий на планете уровень НДС. Наряду с Данией и Швецией - 25 процентов. Кроме того, Венгрия расположилась на 2-ом месте по тяжести налогообложения для граждан. В среднем 52,5 процента зарабатываемых денег. Высокий уровень налоговых сборов со стороны государства - выше 40 процентов также в Швеции, Австрии, Италии, Франции, Финляндии, Турции, Чехии, Польши, Нидерландах и Словакии. Один из самых низких уровней по рассматриваемому показателю наблюдается в Японии и Австралии - около 24 процентов от доходов налогоплательщика.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как вы полагаете, существует ли какая-то система, на которую нам стоит равняться? Это звучит достаточно издевательски. США, как известно, страна, у которой нет НДС. А Украина, которая, до недавнего времени, лидировала среди всех стран мира по количеству налогов, чего в результате добилась? Ни роста экономики, ни роста соц. обеспечения. Тогда в чем смысл всех этих игр? Сейчас понятно. Поскольку идут военные действия, очень многое списать на них. Но, рано или поздно, они закончатся.

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: Ключевая проблема, которая есть, это недоверие наше с вами. Искать компромисс в виде той же самой отмены НДС невозможно, поскольку мы двигаем в ЕС, а это один из налогов, который должен там обязательно быть. Нужно искать проблему в других направлениях. Мы слушали предпринимателей. Очень правильный там был задан тон о том, что, не смотря на качество ведения учета, правильность уплаты платежей, по факту приходят налоговые проверки и доначисляют определенные суммы налога. На сегодня в той же самой графе поступления в бюджет заложена статья, которая предусматривает поступления от так называемых налоговых проверок. Без разницы, какие они, плановые или не плановые. Сама проблема лежит именно в плоскости плана. Если бы этого плана не было, то явно тогда бы не нужно было так рьяно исполнять. Поскольку план есть, то при каждой проверке просто объявляются какие-то суммы, которые необходимо по данной проверке инспекторам написать акт проверки. Если мы с этим не согласны, то это судебное разбирательство, не всегда выигранные суды.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, само слово план относительно налогов, звучит дико. Напоминают историю с Советским Союзом с всякими планами, и приписками к планам. Мы видели, к чему это привело советскую экономику. Может нужно пересмотреть это положение о плане на налоги?

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: Нужно не только это положение пересматривать. Нужно пересматривать и концептуально подходы к налогообложению, особенно в такие ситуации кризисные. Как для страны, так в том числе и для ее экономики, для бизнеса. Вести сейчас бизнес в сегодняшних условиях значительно тяжелее, чем это было несколько лет назад

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: При том, что его в Украине всегда нелегко было вести.
Мы продолжим после паузы.

Продолжаем тему, которая подпортила новый год в первую очередь людям, которые занимаются бизнесом. Никогда я не слышал ни от украинских предпринимателей, ни от зарубежных, что у нас было делать бизнес легко. И всегда все эти двадцать с лишним лет люди жаловались на налоги, на то, что это очень накрученная, сложная система, на то, что она вынуждает людей, так или иначе, участвовать в каких-то коррупционных схемах. А в чем проблема? Почему мы не можем никак этот вопрос решить? 

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: Здесь можно говорить о симбиозе проблем. Рассматривая последние изменения, которые внесены, очевидно, что вот крупный бизнес все-таки здесь меньше всех пострадал, и попробовать как-то наступить на интересы крупного бизнеса у правительства силы воли нет и не набрались. Изменения коснулись малого и среднего класса, то есть те люди, которые и так платили до этого налога, не имея особых сверх прибылей. Правительство оказалось не готово к радикальным шагам, которые возможно могли бы привести к какому-то позитивному эффекту, если бы дали все-таки возможность существенно понизить налоговую нагрузку, и сегодняшний "серый рынок" сделать "белым". 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но "серый" рынок вывести из тени, мне кажется, возможно, как раз за счет снижения налогов. Потому что если налоги таковы, что людям просто не выгодно, то как они выйдут из серой зоны?

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: Люди за время существования Украины очень много что пережили.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, это просто национальное соревнование, как обходить налоги. Хотя, откровенно говоря, это противозаконно. Вам не кажется, что со времен независимости все складывалось так, что люди были вынуждены оказываться на грани преступления в своей экономической деятельности. Их ставили в такие условия.

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: Если смотреть по ставкам налогообложения - возможно, да. По некоторым из налогов, например, налоги на зарплату находились в каком-то таком диапазоне, который высок для налоговой нагрузки, особенно для Украины. Но, как мы начинали сегодня разговор, если бы вопрос стоял в том, что те деньги, которые мы с вами платим, на самом деле давали какой-то социальный эффект, то мы бы понимали, зачем мы их платим.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот, непрозрачность использования налогов, совершенно верно. Существует мнение вообще, что большинство наших налогов тратится на содержание налогового аппарата.

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: Кто у нас наиболее сегодня успешные имеет транспортные средства, дома и так далее, то в большей части это чиновники, которые официально декларируют минимальные зарплаты. Вот это возмущает больше всего.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Экономист Александр Охрименко в нашем эфире заявил, что налоговая реформа усилила давление на предпринимателей. "Сокращение количества налогов не уменьшает их ставок". 

Александр ОХРИМЕНКО, экономист: Они фактически введением счетов НДС вымывать будут деньги из бизнеса, и фактически у нас налог с добавленной стоимости превращается в налог с продаж. Вы сами понимаете, платить налог с продаж 20 процентов - это очень тяжело. Потом, налог на прибыль тоже не уменьшается, предлагается ужесточение условий. Теперь не все затраты можно относить будет на затраты. В результате налогооблагаемая база расширится.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы - член Совета палаты налоговых консультантов. Какую консультацию вы можете дать в данной ситуации? Насколько люди должны бороться за свои права? 

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: На сегодняшний момент еще все-таки остались те же самые упрощенные системы налогообложения, в которых действительно несколько понизили общую ставку единого налога. С другой стороны, подняли объемы до двадцати миллионов гривен, поэтому для малого бизнеса все-таки еще какие-то варианты для того, чтобы легально уплачивать налоги и оставаться в зоне рентабельности своей, они еще существуют. Если говорить об общей системе налогообложения, тот же НДС, не все так печально, как в последнем комментарии я услышал. Поскольку та редакция законопроекта, которая была изначально, была существенно доработана. И все-таки общественные организации с частью депутатов, которые поддержали, добились того, чтобы были внесены правки, которые на сегодня все-таки позволяют более перспективно смотреть на вот это электронное администрирование по НДС. Тот же налог на прибыль, я бы сказал, что в какой-то части должен быть проще, чем сегодня, поскольку его приближают к бухгалтерскому учету. Но, мы упираемся в самый ключевой вопрос, не в механизм, а в том, как собирают эти налоги и как их проверяют потом. То есть, если будет качественный подход со стороны инспекторов, проверяющих данное налогообложение, то и бизнес будет понимать, что теперь уже есть четкое правило. Правильно все делаешь, платишь налог - потом никто не приходит и не доначисляет какие-то планы. 
Есть определенное положение в Налоговом кодексе, которое предусматривает благотворительность, меценатство. Если это действительно идет через не прибыльные организации, то есть даже определенный процент, который можно относить на налоговые расходы. То есть даже это предусмотрено. Нельзя говорить, что полностью у нас закрыта норма. Важным остается вопрос кадров, кадровая политика. Наблюдая весь 14 год, что изменения кадровой политики в налоговых, по сути, очень слабо происходит. Идет просто ротация тех же кадров, которые работали долгие годы. Основной аргумент, что нету адекватной замены этим кадрам на сегодня, и их менять просто не на кого. А поскольку люди остаются те же самые, то и подходы на местах остаются теми же к работе.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Между тем, налоговые поступления в госбюджет в этом году вырасти на пять процентов. Об этом сообщила новоназначенный глава Минфина Наталья Яресько. 
Ранее в государственной фискальной службе заявили, что украинские предприятия задолжали госбюджету более 34 миллиардов гривен налогов. По итогам года недобор по налоговым платежам может составить 16,5 миллиардов гривен. Несмотря на все эти планы, на все эти бесконечные проверки, налоги все равно не добираются. Просто какой-то замкнутый круг. Это уже напоминает некую систему шантажа. Как же это можно контролировать с точки зрения общества и предпринимателей? 

Дмитрий СУШКО, кандидат экономических наук, управляющий партнер международной аудиторской компании PSP Audit: Прежде всего, мы сегодня видим, что вопрос децентрализации поднят был, и большую часть средств от поступлений налогов будут получать местные органы власти. Таким образом, тот же самый гражданин, общественность может приблизиться к контролю этих средств. То есть необходимо требовать, куда потрачены были средства, увидеть результат. Потому что раньше были ссылки на то, что центральные органы власти мало средств перечисляют, постоянно существуют дефициты. То, на сегодня есть конкретная сумма средств, которая должна быть для общественности прозрачна, понятна, и тогда, наверное, местные предприниматели будут понимать, куда они платят данные налоги. Другого механизма, кроме общественного контроля на сегодня сложно себе представить. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: За последний год украинское общество показало, что оно готово и на социальную активность, и на общественный контроль. Значит, предпринимателям придется уделять внимание, в том числе и этому. Благодарю вас. У нас в гостях был Дмитрий Сушко, член Совета палаты налоговых консультантов. Через пару минут мы вернемся в эту студию. Будем говорить уже об Одесском кинофестивале.
С вами Вести - радио новостей и мнений. Это Константин Дорошенко, и ближайший час мое общество скрасит для вас Ольга Гольдштейн, наш культурный обозреватель.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Приветствую.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А сейчас у нас в гостях Юлия Синкевич, продюсер Одесского кинофестиваля.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Приветствую.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Одесский кинофестиваль представляет конкурсную программу короткого метра ОМКФ digital. Мы будем говорить о том, как кино с кинофестивалей переходит в доступную интернет-плоскость. Учитывая, что наш зритель привык нелегально качать фильм или смотреть пиратские копии он-лайн, можно ли сделать так, что люди стали покупать фильмы, а не откровенно воровать? 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Это попытка прокатчиков и организаторов фестивалей пойти навстречу своему зрителю или некое фестивальное промо. Вот в этом случае, все ли фестивальные фильмы можно потом отправлять в прокат и зарабатывать на этом. В общем, такую вот кухню обсудим.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Видите, тут разговор идет о короткометражках. Конечно, потребителю кино хотелось бы и крупномасштабные фильмы в интернете смотреть легально.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Именно поэтому и нужно отметить, что в рамках этой инициативы будут показан ряд полнометражных фильмов, среди которых и фильм Сергея Лозницы "Майдан". Это, действительно, шаг навстречу зрителю. С одной стороны, это можно воспринимать, как некую провокацию, да. То есть, необходимо ли остальным прокатчикам тоже проявлять подобную инициативу, или же оставлять свои фильмы в плоскости фестивалей, проката. Как это вообще влияет на прокат?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Я думаю это не так однозначно. Всегда есть дискуссия о том, как донести фильмы до зрителя. Любой творец хочет, чтобы его произведение нашло своего зрителя. Поэтому любые способы хороши. Он хочет, чтобы фильм был на фестивалях, показан в кинотеатрах, чтобы был опен-эйр показы, интернет и другие способы. К сожалению, конкуренция огромная сейчас. Понятное дело, что в нашем пространстве преобладают в основном голливудские фильмы, блокбастеры, которые не оставляют больших шансов более маленьким арт-хаусным фильмам. Иногда даже фильмам с достаточно большими бюджетами. Тем не менее, очень сложно им конкурировать. К тому же для Украины у нас не так много кинотеатров для такой большой страны, поэтому любые способы того, как донести свой фильм до зрителя, хороши. Что касается идеи фестиваля, то для нас это абсолютный старт-ап, эксперимент. Мы совершенно не знаем, какие у нас в конце будут результаты, насколько украинский зритель готов легально смотреть арт-хаусное фестивальное кино. Эта идея возникла по заявкам желающим, потому что нас постоянно спрашивали, где же после фестиваля можно посмотреть фильмы, которые там были показаны. Естественно, может быть, процентов десять картин, которые мы показывали на фестивале, не находят дистрибьютора в Украине. Это могут быть одноразовые клубные показы, но широкого проката нет. И поэтому мы придумали вот такой способ, который хорошо отвечает сегодняшнему дню. Все пользователи интернета, такой вот формат будет интересен им, возможно, если им не удалось посмотреть в Одессе. Также мы решили такое новшество внести, как конкурс короткометражных фильмов. У Одесского кинофестиваля нет такой программы, как международный короткий метр.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Конкурс короткого метра.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Да, у нас есть национальный конкурс, где представлены украинские короткометражки, но международного нет. По нескольким причинам, потому что это отдельная достаточно большая работа, коротких метров снимается множество.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: То есть должен быть какой-то определенный большой штат людей, которые должны отсматривать эти заявки.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Естественно.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Наверняка таких заявок огромное множество.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Конечно, пока мы не нашли место для международного конкурса в нашей программе, но, возможно, в будущем также эта программа появится. Поэтому мы решили, что эта площадка позволит нам организовать вот такой вот конкурс, где картины из разных стран смогут быть показаны украинскому зрителю.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Здесь вот 24 фильма в программе digital. Как вы их отбирали? Сколько вообще времени вам понадобилось? Сколько было заявок?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Порядка ста заявок мы получили из разных стран. Отбор шел около двух месяцев. Мы принимали заявки, и в течение месяца мы их рассматривали и отбирали. География очень разнообразная. Есть фильмы от Австралии до Японии, Америки, Франции, Бельгии, Украины. Жанр мы определили такой же, как и у фильмов нашего фестиваля.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Арт-мейнстрим.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Да, арт-мейнстрим. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Расшифруйте, что это за жанр?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Это энциклопедически термин, наверное, неопределенный.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, вы же для себя его как-то определяете?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Как фильмы, которые обладают высокими художественными качествами, но в то же время, доступны для широкой аудитории.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Например, как что? Как "8 женщин" Франсуа Озона.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Например, да, вполне хороший пример. Вчера буквально пересматривали.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Весь тот лайн-ап, который обыкновенно представлен на Одесском кинофестивале, это те фильмы, которые мы увидим в прокате. И они наверняка имеют успех в прокате, как, скажем, фильм Линклейтера последний "Юность". Есть, конечно же, какие-то фильмы, которые показываются только в рамках фестиваля. И вот, судя по всему, с помощью таких инициатив их и можно донести широким массам. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сама представка арт к слову мейнстрим мне нравится. Вообще мне показалось, что Одесский кинофестиваль дрейфует в сторону взаимодействия с искусством. Собираете ли вы и дальше, выбирая арт-мейнстримовые фильмы, продолжать также сотрудничать с визуальным искусством? Это могло бы стать одной из отличительных черт вашего фестиваля в мире?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Мы сотрудничаем с художниками, например, даже при разработке нашего постера фестивального мы всегда общаемся, обсуждаем концепты. Собственно в основу постера Одесского кинофестиваля была взята картина Ройберта, точнее, элемент его картины. Однозначно арт-события, выставки, смотры, проекты аудио-визуальные присутствуют. В этом году у нас тоже была выставка, даже три выставки, которые были в рамках кинофестиваля проведены. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы сейчас ненадолго прервемся, а потом продолжим наш разговор. 
Мы затронули момент того, что Одесский кинофестиваль, так или иначе, пересекается с таким явлением, как искусство. Слово арт-мейнстрим - это те фильмы, которые вы продвигаете. Вы понимаете, что если вы делаете вот такую заявку, вы говорите об арт-мейнстриме, вы сотрудничаете с художниками, это момент достаточно серьезной работы, в том числе концептуальной. И такой подход уже не предполагает, чтобы главой жюри были люди, например, такого плана, как господин Роднянский. Потому что Роднянский - профессионал, но он профессионал в той области, которая собственно к арту не имеет никакого отношения. К мейнстриму - да, конечно. Тот фестиваль, главой жюри которого был Роднянский, он безусловно и определенный чувствовался крен в сторону телевизионного.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Не могу согласиться с вами, к сожалению, потому что Роднянский вообще-то является и продюсером Левиафана.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Да, я, кстати, тоже хотела отметить. Роднянский уже давно перешел в ту плоскость, которая воспринимается ближе к арту.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте вспомним те фильмы, которые были отмечены на Одесском кинофестивале, когда Роднянский был главой жюри. Кто-то глобус пропил...

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: "Географ глобус пропил"

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Ну, это на грани "мыла" кино такое, совершенно телевизионное, очень популярное, мейнстрим, никакого арта.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Обратите внимание, Одесский кинофестиваль - это тот фестиваль, где голосуют зрители.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Поэтому случаю этот фильм получил сразу две награды: и приз зрительских симпатий, и приз жюри, как лучший фильм. Этот фильм также получил массу наград на очень престижных фестивалях.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Каких очень престижных?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Список очень большой. Там порядка двадцати.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Один-два назовите.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Например, кинофестиваль в Котбусе, также это кинофестиваль восточноевропейского кино в Германии.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы считаете, что он очень престижный?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Он престижный. Поверьте, да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нет, очень престижных фестивалей очень мало, скажем так.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Ты, конечно же, вспоминаешь о Каннах, о Берлинале, о том, что на слуху.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Безусловно.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Но, Юлия, я думаю, в этом случае говорит все-таки о тех фестивалях, которые имеют непосредственное отношение к кинопроизводству и тому, где задействованы в большей степени специалисты. Надо понимать, что кинофестиваль - это, безусловно, и для зрителей, но, все-таки, для зрителей - это прокат. А кинофестиваль во многом для того, чтобы люди из кино индустрии обменивались, и понимали, что происходит в мире.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я с этим согласен. Именно уровень тех, кто в жюри, а этом могут быть очень известные и компетентные в определенном направлении люди, но их компетентность не совпадает с тем, что является престижным в области кино. Каждый фестиваль, состав его жюри, те фильмы, которые там получают награды - это некий сигнал для мировой фестивальной кино системы, из которого складывается репутация Одесского кинофестиваля. С точки зрения менеджмента у вас все отлично, но, с точки зрения лица, он еще не сделан.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Он еще достаточно молодой фестиваль. У нас было только пять лет, пять кинофестивалей мы провели. Мы ищем ту самую изюминку, которая могла бы стать отличительной чертой, по сравнению с, например, подобными кинофестивалями. Потому что в каждой стране есть свой крупный кинофестиваль, и вопрос, для кого он делается. В первую очередь, мы зрительский кинофестиваль. Поэтому мы ориентируемся на наших зрителей. Для нас это приоритетный момент. Что касается критики в адрес членов жюри, я думаю, что и после Берлинского, и после Каннского кинофестивалей масса кинокритиков критикует жюри. Потому что всегда это абсолютно субъективное мнение. Что касается Александра Роднянского, то он своей профессиональной деятельностью доказал, что он хорош и профессионален, и успешен, как в мейнстриме, в массовом кино, так и в арт-хаусных картинах, которые он продюсирует. Можно по-разному относиться к фильму Сталинград, который также он представлял.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Который в прошлом году в Украине собрал самое большое количество просмотров по кинотеатрам.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Но, тем не менее, не признавать его профессиональный уровень достаточно сложно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы не говорим. Никто не сомневается в его профессиональном уровне. Мы говорим о нюансах. Успешный человек - это не критерий. Может быть успешным человек, который создает металлургические заводы, может быть успешным человек, который создает сеть по продаже пирожков. И тот, и другой имеет право называться успешным. Есть нюансы того, что называется успешным, и они являются маркерами, в какое направление идет Одесский кинофестиваль.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Я согласна, и профили кинофестивалей Роттердама в корне отличаются от профилей кинофестиваля Каннского тоже.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Конечно, конечно.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Это абсолютна разная точка зрения, программная команда, которая работает над этим. Наш кинофестиваль будет двигаться по пути поиска себя. Профиль наш может выражаться в параллельных программах, например, в профессиональных программах. Потому что для нас приоритетная профессиональное общение, какие-то профессиональные контакты, именно для стран европейских, например, Грузия, Армения, Болгария, Польша, Румыния и так далее. Мы хотим больший упор делать на проектах оттуда. Таким образом формируя определенное направление.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: В этом году среди жюри Одесского кинофестиваля был Сергей Лозница, была Ольга Дыховичная, которая создатель фестиваля альтернативного кино «Tomorrow» в Москве. Все эти люди в некотором смысле формируют и виденье того, как Одесский кинофестиваль выглядит для зрителей и для киносреды. В некотором смысле дают понимание того, что люди из этой сферы выбирают, как жюри. Но, при этом, председателем жюри был, насколько я помню Трымбач.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Питер Веббер

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Ага, Питер Веббер, даже так. 

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Британский режиссер.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель Радио Вести: Поэтому Костя, здесь и да, и нет, касательно того, что ты говоришь об Одессе. Все-таки, да, многое меняется. И вот в этом году, не смотря на события в стране, фестиваль состоялся, и на фестиваль приехали и заграничные гости, как мы можем видеть. Все-таки, да, какие-то сдвиги происходят, и совершенно в особенную сторону.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Я не считаю, что нас нужно как-то защищать и оправдывать, потому что тот факт, что наш кинофестиваль в принципе наш пятый, юбилейный состоялся, учитывая все условия, это уже достаточно большая победа. Потому что наши планы менялись просто каждый день, вплоть до самого фестиваля. Это было очень нелегко, и будет сейчас тоже нелегко.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, Одесский кинофестиваль, действительно, организован очень качественно, и это его отличает от прочих кинофестивалей, которые существовали в Украине. Хотя у меня впечатление, что по составу жюри ваш фестиваль находится по-прежнему в орбите постсоветского пространства. Даже Йос Стеллинг, который был членом жюри, по-моему, дважды даже...

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Один раз.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Он довольно в последнее время был завязан на российскую киноиндустрию. Он снимал фильм с российскими актерами.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Это было в первый год фестиваля.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, и это тоже человек, хотя Йос Стеллинг - один из самых интересных современных режиссеров и то, что он снимает, это безусловно арт, но не арт-мейнстрим. Но, все-таки, правильно ли я понимаю, что вы остаетесь в рамках осознания постсоветского пространства? Либо вы собираетесь расширять это во всевозможные стороны?

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Я бы это так не формулировала, что в рамках постсоветского пространства. Я, в принципе, назвала страны, которые нам интересны. Они интересны и международной общественности профессиональной, которая приезжает для того, чтобы познакомиться с тем, что может предложить в культурном смысле наш регион. Действительно, какой-то период времени мы ориентировались, в том числе, на российского зрителя, потому что Одесса - туристический город, и мы зрительский фестиваль, мы рассчитывали на приток зрителей из России. Но, в связи с тем, что наша ситуация совершенно изменилась, то сейчас для нас это не приоритетно. Я также не могу согласиться на счет членов жюри. Вы знаете, что это самое сложно в кинофестивале, это собрать состав жюри.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно.

Юлия СИНКЕВИЧ, директор Одесского кинофестиваля: Если меня спросят, что самое сложно в организации - я скажу, что это самый сложный момент, все учесть, и самые успешные люди, востребованные интересные должны выделить 9 дней из своей профессиональной жизни на то, чтобы провести на кинофестивале. Это не каждый решится, и нужно уметь убеждать, что это того стоит. Жюри у нас очень интернациональное в этом году. Не знаю, кто у нас постсоветский.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я, на самом деле, не вижу ничего обидного в формулировке постсоветский, потому что постсоветское пространство огромно, очень многообразно. Там существует совершенно разные киношколы. Мы сейчас прервемся снова ненадолго, и продолжим разговор о кино.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы слушаете Вести — Радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко, сегодня в студии со мной наш культурный обозреватель Ольга Гольдштейн, а в гостях у нас продюсер одесского кинофестиваля, Юлия Сенкевич. Одесский кинофестиваль запускает инициативу «Диджитал фестиваль». Повод поговорить о том, что ожидать от кинофестиваля, он уже превратился в культурное светское событие Украины, потому что на дни Одесского кинофестиваля съезжаются светские львы и львицы, предприниматели, не всегда, чтобы посмотреть фильмы, иногда, чтобы себя показать. В этом году было много споров по поводу того, уместно ли проводить кинофестиваль, когда государство находится в тяжелом состоянии. Война не может приостановить культурные процессы страны, хотя бы потому, что если люди воюют, они должны понимать, что им есть куда возвращаться. А возвращаться они будут не на руины, не в уныние, хотя жить нам всем тяжело, и не скоро придется вздохнуть с облегчением, но Украина — страна, которая развивается, в том числе и в области культуры. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Каждый день, включаясь с одесского кинофестиваля к нам в эфир, слышала один и тот же вопрос: «Так что, все продолжается?». Ну конечно все продолжается. И каждый день мне нужно было находить новые аргументы, почему в сложные времена нужно проводить культурные мероприятия. Почему это не зазорно, не стыдно. Да, возможно на одесском кинофестивале не было того количества вечеринок, ради которых приезжают многие из бонвивана в Одессу. Как как факт культурного подспорья он произошел не зря. 

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: У нас была однозначная позиция, что стоит его проводить. 
Цитата Черчилля: ради чего тогда воевать, если не ради культуры? Мы рады этому факту. Команде фестиваля удалось провести все в постоянно меняющихся обстоятельствах. Мы открылись минутой молчания, и закрылись минутой молчания. Все, что от нас зависело, мы сумели показать и воплотить. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Хотелось бы вернуться к программе «Диджитала». Есть ли украинские фильмы, которые попали в список этих двадцати четырех? 
В этому году на одесском кинофестивале была достаточно сильная программа короткого украинского метра. Если ее сравнивать с киноальманахом «Украина, гудбай», который вышел несколько лет назад, и те фильмы, которые были на прошлом одесском кинофестивале, они действительно отличаются как качеством, так и разнообразием, то есть в этом году украинские фильмы были однозначно сильные. 

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Да, в конкурсе короткометражных фильмов «Диджитал» тоже украинские фильмы представлены, их было два. Один я бы отметила особо, потому что когда я посмотрела этот фильм, то он оставил такую длинную паузу после, называется он «Жены войны». Это работа молодого режиссера, очень рекомендую этот фильм. Второй фильм называется «Точка, запятая». Это семейная драма. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: А есть какой-то тренд — на какие темы снимают короткометражные фильмы?

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: В основном это межличностные отношения, это поиск себя, это отношения в семье, отношения между мужчиной и женщиной. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Переходя к длинному метру, мы поговорим о том, на какие темы снимают великие режиссеры, поговорим об этом с Ильей Дядыком, программным директором дистрибьютерской компании «Арт-Хаус Трафик», по совместительству он консультировал и Одесский кинофестиваль. Илья, здравствуйте.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Он сейчас на связи. Здравствуйте, Илья. Скажіть будь ласка, ви маєте якісь прогнози стосовно того, чого очікувати цього року на найбільш гучніших фестивалях, чи кінофорумах? Можна говорити про якусь тендецію?

Илья ДЯДЫК, программный директор «Арт-Хаус Трафик»: Я б хотів зазначити, що в дві тисячі чотирнадцятому році був тренд, що більш гучніші фільми були зняти без величезних спецефектів. Всі фільми в стосувались загальнолюдських емоцій, цінностей, можливо сімейних проблем. Мені здається, що частково ця тенденція буде і в дві тисячи п’ятнадцятому році, хоч з голлівудського кіно найбільш очікувані фільми продовження і “Айрон менів”, “Юрасик парків”, але що ми побачимо на фестивалях в Берлині, в Канах, я ще не можу сказати. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: А если говорить о тех фильмах, которых мы еще не видели в прокате, но которые попадут возможно в список фильмов оскароносных? Мы видели «Отель Гранд Будапешт». Я думаю, что в прокат наверное не выйдет фильм «Бердмен»? Почему так? И какие фильмы мы сможем увидеть из главных и ключевых этого года в прокате? 

Илья ДЯДЫК, программный директор «Арт-Хаус Трафик»: У нас вже є фильм, який переміг в Каннах, це “Ловець на лис”, і навіть буде номінований в одній із категорій на Оскар, це фільм Беннетта Міллера. Думаю, мі отримаємо фільм “Іметейшен гейм”, британсько-американське кіно. З приводу “Бьордмана” - це комерційне питання. Тут проблема, чи вигідно правовласникам передавати права в Україну. І думаю, що “Бьордман” на жаль не потрапить в прока. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: А увидим ли мы фильм последний фильм Клинта Иствуда «Американский снайпер»? 

Илья ДЯДЫК, программный директор «Арт-Хаус Трафик»: Так, цей фільм, я думаю цей фільм потрапить в загальний прокат. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Вы затронули тему того, что прокатчикам или правообладателям не выгодно или не удобно продавать те или иные фильмы. Каким образом формируется список того, что показать? 

Илья ДЯДЫК, программный директор «Арт-Хаус Трафик»: Це залежить від очікування продавця і від можливостей покупців. Наприклад, продавець дуже велика компанія і хоче продати фільм за дуже великі гроші, а відповідно дистриб’ютор в Україні не може сплатити таких великих грошей, після цього фільм і не потрапляє в прокат. Особливо в іноземній валюті. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Нам нужно прерваться, и возможно с Ильей мы поговорим еще и после паузы. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На Радио Вести — радио новостей и мнений у микрофона Константин Дорошенко, мы продолжаем разговор о кино, на телефонной связи с нами сейчас Илья Дядык, программный директор дистрибьюторской компании «Арт-Хаус Трафик».

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Поскольку Илья, человек очень насмотренный, ему приходится выбирать из сотни и тысяч фильмов то, что будет показываться на фестивале. Илья, то что вы посмотрели за прошлый год, на что бы вы сделали ставку в оскаровской гонке этого года? 

Илья ДЯДЫК, программный директор «Арт-Хаус Трафик»: Я вважаю, що найкращими фільмами от минулого року був і “Бойхуд”, яка називалась в нашому прокаті “Юність”, Інтерстеллар” Нолана, це ті фільми, які певне будуть номіновані. “Ловець на лис” дуже сподобався, “Племя”, яке вже не потрапило на Оскар, але це дуже гарне кіно. Це є фільм “Одержимість”. Вона потрапить можливо в найкращу акторську роботу. Також вийде в прокат в січні. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Фильм “Ида», который посоревнуется за лучших иностранный фильм, как вы его оцениваете? Есть ли у него шансы победить?

Илья ДЯДЫК, программный директор «Арт-Хаус Трафик»: Він отримав безліч нагород. “Іда” отримала нагороги Європейської кіноакадемії, це аналог Оскару в Європі. Я думаю, що серед іноземних фільмів, у цього фільму є найбільш шансів отримати Оскар. За минулий рік найцікавіші фільми зняті без спецефектів, просто стосується людських відносин, як і “Іда”. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Дякую вам, це був Ілля Дядик. Програмний директор дистриб’юторської компанії “Арт Хаус Трафік”. Тем временем, в нашей студии Юлия Сенкевич, директор Одесского кинофестиваля. У вас на фестивале есть довольно странная позиция, как официальный дизайнер фестиваля. Я думал, что этот человек разрабатывает весь дизайн фестиваля, декорации, принтовая продукция, украшения городской среды. Но тем, с чем я столкнулся, это были эскизы платьев. Для чего нужен дизайнер фестиваля? Хотя бы показ грандиозный этого дизайнера был.

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Показ был. Это фэшн-дизайнер. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Можно было бы как-то четче и концептуальнее. Потому что ситуация, когда «по сусекам по скребу, по горнице помету и колобок слеплю» не очень солидна. Если у вас уже есть дизайнер фестиваля, то этот человек должен нести концепцию визуального воплощения. 

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Немного путаются данные. То, что мы вкладываем...

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, мало ли что вы вкладываете. Я же говорю то, что я вижу. 

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Я напомню, что фестиваль является частной инициативой, и не смотря на то, что это зрительский фестиваль, но программу мы готовим по вкусу и видению нашего коллектива. Я не понимаю, почему дизайнер фестиваля у вас вызывает удивление. Фестиваль сложная структура, где происходит масса параллельных событий.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А где еще есть дизайнеры фестиваля?

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Например, Хьюго Босс, дизайнер Каннского фестиваля, это официальная марка. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хьюго Босс это один из партнеров Каннского фестиваля, и он не дизайнер, а очень серьезный международный брэнд. Так что там, картинки костюмов Хьюго Босс на фестивале выставляют? 

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Одеваются ведущие в платья Хьюго Босс. У них своя промо-кампания, я глубоко туда не погружалась. Я когда приезжаю туда, меня волнуют немного другие вопросы. Естественно проявления брэнда в нарядах ведущих и гостей присутствуют. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А для ваших звезд или гостей какие проявления брэнда тех, кто является дизайнером вашего фестиваля, присутствуют?

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: В этом году в платье от Лилии Пустовит, которая была официальным дизайнером Одесского кинофестиваля две тысячи четырнадцать, у нас были и ведущие церемонии открытия и закрытия, актриса, которая сыграла главную конкурсную роль в фильме «Звезда», конкурсная программа, она была тоже в платье Лилии Пустовит. Другие гости были также в ее нарядах, в том числе и президент Фестиваля Виктория Тигипко. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Для меня все равно эта тема не очень убедительна. Вам нужно завести еще официального бармена, повара, башмачника, парфюмера, либо как-то иначе ее концептуализировать. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Коль уж мы затронули Каннский кинофестиваль, он уже не за горами, а в прошлом году, вы, как организатор Одесского кинофестиваля, представляли Украину в рамках Украинского павильона, вы были в Каннах. Поменяется ли концепция представления Украины в этом году? 

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Немножко рано об этом говорить, мне кажется, что этот год будет сложнее. Украинский павильон в рамках Каннского фестиваля был поддержан самим фестивалем, там была и скидка большая, мы не были организаторами павильона, и с аккредитациями помогали, и пресс-конференция Сергея Лозницы по поводу премьеры фильма «Майдан» тоже состоялась в Украинском павильоне, вот такая лояльность была всячески показана. Но я не уверена, что это может происходить долго, если не будут какие-то кардинальные изменения, реформы, какая-то политика поддержки культурного сектора.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: А что касается кино, которое будет показано в Каннах? Есть ли уже наметки на определенных украинских режиссеров? Я думаю, что фильм Сергея Лозницы «Бабий Яр» наверное к этому времени еще готов не будет. Возможно, мы будем что-то ждать от Мирослава Слабошпицкого?

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: Тоже не думаю, что у него будет готова его следующая картина. Есть фильм Тараса Ткаченко, который имеет очень большие шансы попасть фестиваль класса А. Но там проблема как раз с государственным финансированием, как только будут деньги, так и фильм будет закончен. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Есть ли у вас планы по взаимодействию с другими международными кинофестивалями? 

Юлия СЕНКЕВИЧ, продюсер: У нас есть несколько постоянных партнеров, с которыми мы сотрудничаем. Международный кинофестиваль в Варшаве, у нас есть такая инициатива, как польско-украинские встречи, два года подряд мы проводили в Одессе, в прошлом году в июле, мы приглашали польских продюсеров, дистрибьюторов, представителей телеканалов, для встречи с нашими украинскими продюсерами, режиссерами и дистрибьюторами. И мы создали площадку, где они бы смогли обмениваться своими идеями. Мы просто предоставили место, время. Продолжение этой встречи было в рамках Варшавского киновестиваля. Кто-то нашел режиссера, кто-то нашел актеров, вот такое сотрудничество постепенно вырисовывается. Есть еще у нас партнерство с таким «Ко-продакшн-маркет», который проходит в Италии, в Триесте, в январе, состоится следующее мероприятие. Представляют проекты из стран Восточной Европы. Кинофестиваль в Котбусе, это тоже кинофестиваль восточно-европейского кино. Мы также сотрудничаем с ними, как по проектам, так и по готовым фильмам. У них был фокус в этом году на украинском кино, мы помогали составлять им программу, рекомендации, помогали с контактами 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Пять лет, это только кажется, что не большой возраст. Мы будем с нетерпением ждать нынешний Одесский кинофестиваль, безусловно, будем информировать нашей слушателей о том, что же там будет происходить. И, учтите, мы за вами внимательно следим. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы слушаете Вести — радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко, со мной сегодня культурный обозреватель Ольга Гольдштейн. Ближайшие полчаса у нас будут интерактивными, потому что мы будем разыгрывать подарки. Это карточки «Гоу» и «Комфорт» от компании Смайл Ассистенс, это продукт, который связан с предоставлением услуг технической помощи владельцам автомобилей, если случилась поломка автомобиля, ДТП, а также при возникновении других неприятностей в дороге.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Итак, пакет «Гоу» в помощь автомобилистам в любом городе и любое время, и пакет «Комфорт», который поможет решить все технические проблемы, связанные с автомобилем, в любое время и в любом городе. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы будем задавать вам вопросы. Вопросы будут связаны с культурой. Вы нам звоните, и если будете правильно отвечать на наши вопросы, сможете эти карточки выиграть. Я бы рекомендовал в первую очередь звонить людям, у которых есть автомобили. Телефон ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Вопрос первый. Алло 

Слушатель: Алло, добрый вечер. С праздником вас. Я из Киева. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вопрос: вы можете назвать трех последних министров культуры Украины? 

Слушатель: Министров? Я знаю Павленко — Министр спорта. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Но мы имеем в виду министров культуры. 

Слушатель: Крутится в голове, но я не припомню. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Давайте попробуем другой звонок. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Извините, звоните нам в следующий раз. Второй звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Как вас зовут, откуда вы?

Слушатель: Меня зовут Леся, я звоню из Киева. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Очень приятно. Итак, если вы можете, назовите трех последних министров культуры нашей страны. 

Слушатель: Ленид Новохатько, Евгений Нищук, и Вячеслав Кириленко. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я вас поздравляю, абсолютно правильно. Оставайтесь на линии, сейчас с вами наша редакция свяжется, и вы узнаете, как получить ваш подарок.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Речь идет о карточках — пакете «Гоу», который мы разыгрываем в количестве трех штук, следующие два вопроса будут касаться именно этого пакета. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Какие выгоды дают клиентам эти карточки? Круглосуточный сервис, мы можете более уверенно себя чувствовать, путешествуя на автомобиле, потому что, если друг случиться какая-то происшествие, то, благодаря этой карточке вы получаете оперативную бесплатную техническую помощь, при возникновении проблем с автомобилем, круглосуточно. Принимаем следующий звонок и задаем вопрос. Добрый вечер.

Слушатель: Алло.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Здравствуйте, откуда вы? 

Слушатель: Злравствуйте, Ира, я из Киева.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ира, вы может ответить на вопрос? Персональная выставка какого художника была последней из сольных проектов в «Пинчук Арт центре»? 

Слушатель: Это был бельгиец. Ян Фабр. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы, наверное, не только регулярно бываете в Пинчук-Арт центре», но еще и слушаете Радио Вести. А вы успели посмотреть выставку Фабра? 

Слушатель: Да, конечно, мне очень понравилось. Бываю не очень часто на выставках, но иногда бываю. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Великолепно. С первого раза, очень правильная публика у нас, не зря мы рассчитываем на людей образованных, состоятельных, с активной жизненной позицией. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: И тем приятнее, что нам звонят те люди, которые нас регулярно слушают. Потому что знания о бельгийце Яне Фабре наша слушательница получила как раз от Константина Дорошенко, поскольку он писал целое интервью с Яном Фабром. Оно звучало у нас в эфире. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: До перерыва мы успеем принять еще один звонок. Но я что-то не вижу желающих. Может быть, люди испугались, что слишком серьезные вопросы будут? 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Нет, как подсказывает практика, можно даже с первого раза ответить. Не пугайтесь, подсказки у нас есть. У нас есть несколько вариантов ответов, мы вам можем их предложить.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Наш телефон триста девяносто сто четыре и шесть. Вы можете выиграть сервисный продукт компании Смайл Асистанс. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Сейчас речь идет о пакете «Гоу», в помощь автомобилисту, в любое время, в любом городе. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У нас есть звонки, от постоянных наших слушателей. Алло. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Да, добрый вечер. Откуда вы нам звоните? Как вас зовут? 

Слушатель: Город Киев, Виталий.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Виталий, у вас есть автомобиль? 

Слушатель: Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как зовут художницу, которая в прошлом году в рамках группового большого проекта представляла Украину на Венецианской биеннале представляла произведение «Памятник новому памятнику»?

Слушатель: Ай-ай-ай. Не готов.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Это известная художница. Ее регулярно показывают в «Пинчук Арт Центре», это человек, который представляет Украину на ключевых международных форумах современного искусства. 

Слушатель: К сожалению, не могу сказать. Могу гадать. Нет. К сожалению, нет. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Тогда и вы нас простите, следующий звонок принимаем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ольга, на следующий звонок у нас времени не остается. Мы ненадолго прервемся и доразыграем наши призы после перерыва. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне Вестей радио новостей и мнений с вами Константин Дорошенко и Ольга Гольдштейн.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Приветствуем вас и продолжаем разыгрывать карточки пакета «Гоу» и пакета «Комфорт», у нас осталась последняя из пакета «Гоу», а «Комфорт» мы разыграем немного позже, посмотрим, сколько у нас времени останется. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Расскажу слушателям, чтобы они понимали, что же они выигрывают. Это сервисный продукт, который связан с предоставлением услуг технической помощи владельцам легковых автомобилей, и их пассажирам. У карточки есть пин-код активации, свои способы защиты, ее можно активировать, и имея карточку «Гоу», и если вы попали в неприятную ситуацию, вы можете рассчитывать на бесплатную эвакуацию машины, на замену колеса, на доставку топлива. И, напомню, что вопросы нашего розыгрыша связаны с культурой. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Поскольку последний вопрос для карточек «Гоу» мы уже озвучили, наверное, следующему дозвонившемуся слушателю будет достаточно просто ответить на этот вопрос. Давай примем звонок. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Добрый вечер. 

Слушатель: Алло. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Здравствуйте, как вас зовут, и откуда вы нам звоните? 

Слушатель: Владимир. Мы вам звоним с Житомирской трассы. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы вопрос, наверное, уже слышали, и может даже успели где-то подсмотреть.

Слушатель: Нет, не успел. Но дочка мне подсказала. Это Евгения Гапчинская.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Нет, к сожалению это не Евгения Гапчинская. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Евгения Гапчинская пока не участвовала в Венецианской биеннале. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Более того, Евгения Гапчинская проходит не по современному искусству, а по декоративно-прикладному. Поэтому давайте примем следующий звонок. Спасибо вам большое. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Добрый вечер. Здравствуйте. 

Слушатель: Здравствуйте. Я из Харькова. Зовут Ерохин Даниил. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очень приятно. Даниил, может вы нам скажете, какова фамилия художницы, которая в прошлом году представила на Венецианской биеннале Украину с произведением «Памятник новому памятнику»?

Слушатель: В прошлом или позапрошлом? В тринадцатом, наверное? 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Да да. Спасибо за уточнение. 

Слушатель: Жанна Кадырова?

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Абсолютно точно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Браво, вы совершенно правы. Не бросайте трубку, я вас соединяю с нашим менеджером, который договорится с вами, как вы получите свой приз. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: А запутались мы, потому что Новый Год только настал, а мы уже в ожидании новой Венецианской биеннале, которая пройдет совсем скоро, она стартует не в мае, а немножко раньше. И я думаю, что мы с Константином отправимся в Венецию.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно, тем более, что нынешняя биеннале должна быть интересной. Ее куратором будет Оквуе Энвезор, это опытный международный куратор, произвел много проектов в различных странах мира. Ему предложили стать куратором Венецианской биеннале за выслугу лет, потому что он уже настолько знаменит, и не настолько молод. В последнее время кураторами были молодые деятели искусства. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Да, надо отметить Массимилиано Джони, который был куратором последней Венецианской биеннале, и он во многом перевернул взгляды современной арт-среды на то, как функционирует искусство, потому что он вернул нас к тактильным, и в некотором роде странным вещам, был показ искусства душевнобольных.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Политзаключенных, заключенных просто, инвалидов, то, что когда-то получило название Арт-Брют, то, что когда-то вдохновляло многих художников дадаистов, футуристов. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Именно поэтому мы делаем вывод, что прошлая Венецианская биеннале во многом перечеркнула концептуализм, которым мы уже наелись. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нынешняя Венецианская биеннале ожидает быть политизированной. Предполагается постоянный перформанс на территории биеннале, который будет заключаться в чтении «Капитала» Карла Маркса. Мы расскажем нашим слушателям о том, что же будет происходить на биеннале в Венеции, а сейчас розыгрыш главного приза. Мы разыгрываем карточку под названием «Комфорт», что дает гораздо больше преференций для своего обладателя, и в случае, если что-то происходит на дороге, карточка предоставляет, кроме того, что бесплатная эвакуация автомобиля, или замены колеса, или доставка топлива без лимита, запуск двигателя, оплата проживания в отеле. Мне бы и самому такая не помешала. Звоните нам по телефону триста девяносто сто четыре и шесть. Попытайтесь ответить на вопрос, связанный с культурой. И выиграть вот такую роскошную штуку. Здравствуйте. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Добрый вечер. Представьтесь, откуда вы. 

Слушатель: Добрый вечер. Александр. Из Киева. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Александр, вы интересуетесь автомобилями. 

Слушатель: У моего брата есть автомобиль. Я интересуюсь культурой. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это тоже очень хорошо, потому что люди обеспеченные и люди образованные это люди, ради которых мы работаем. Вопрос: в этом году в Киеве будет проходить биеннале современного искусства. Какая она будет по счету?

Слушатель: Я не помню такого мероприятия, чтоб проводилось раньше.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот подумайте. Она называется Арсенале. 

Слушатель: А, в Мистецьком арсенале? 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: У нее название Арсенале. 

Слушатель: Она имеет отношение к Мистецькому Арсеналу?

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Она имеет непосредственное отношение, потому что локационно она находится там. 

Слушатель: Может быть первая?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Увы. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: К сожалению, вы не правы. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очень жаль, но в любом случае вы узнаете об этом. Оставайтесь с нами. И не знать цифры, это не самое страшное для человека, который интересуется культурой. Всего доброго вам. Кто у нас еще? Здравствуйте. 

Слушатель: Здравствуйте. Максим из Киева. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Киевская биеннале современного искусства, которая таке имеет название Арсенале, будет проходить в Киеве. В который раз она будет проходить в Киеве? 

Слушатель: Восьмой или девятый. Девятый.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Немножко многовато вы посчитали биеннале в Киеве. К сожалению, нам придется принять следующий звонок. Вот. Алло, добрый вечер.

Слушатель: Алло, добрый вечер. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Здравствуйте, как вас зовут, откуда звоните нам? 

Слушатель: Меня зовут Катерина, я из Киева.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Очень приятно. У вас есть автомобиль?

Слушатель: Автомобиль есть у моих родителей. Мне шестнадцать лет, пока нету. Первая биеннале была в двенадцатом году, когда было Евро, вторая в тринадцатом, в четырнадцатом биеннале не было, и получается, что будет третья. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Запутались. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Вы немножечко ошиблись. Хотя вы правильно сказали о первой биеннале. Мы не можем засчитать ваш ответ, потому что вы немного просчитались. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Еще один звонок. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Слушаем вас, откуда вы?

Слушатель: Меня зовут Егор, из Киева. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Итак Егор, какая по счету Киевская биеннале будет проходить в этом году? 

Слушатель: Я так думаю, что четвертая. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: И вы тоже просчитались.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Следите внимательно за культурными событиями в Киеве. Следующая попытка. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Вадим из Киева.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Ответьте на вопрос, какая по счету будет проходить биеннале в этом году? 

Слушатель: Предположим, что пятая.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: И вы тоже просчитались. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Принимаем еще один звонок, у нас совсем мало времени. Алло, здравствуйте. 

Слушатель: Анна, Харьков. Исходя из логики, то третья. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И снова, к сожалению, нет. Увы.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Давайте примем еще один звонок, и я сделаю небольшую подсказку. В связи с событиями в стране в прошлом году биеннале не прошла, именно поэтому нужно как-то сообразить. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У нас есть еще один слушатель. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что тогда два. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы правы, представьтесь, пожалуйста. 

Слушатель: Рузен, Киев. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вам невероятно повезло. Вы получаете карточку с невероятным количеством услуг, вы оставайтесь на линии, с вами свяжется наш менеджер для того, чтобы вы эту карточку забрали. Однако, мы вам желаем, чтобы никаких неприятных происшествий свами в дороге не случалось. 

Слушатель: Я вам очень благодарен. Спасибо.

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: И вам спасибо. Слушайте нас. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Оставайтесь на Радио Вести, после небольшого перерыва будет в повторе программа «Война Миров», в которой мы с Татьяной Гончаровой говорим с очень интересным бизнесменом с Мохамадом Захуром, с человеком, который много сделал для украинской промышленности, а теперь очень серьезно занимается шоу-бизнесом. 

Ольга ГОЛЬДШТЕЙН, культурный обозреватель: Я непременно послушаю эту передачу, но уже из дому, так как мы с Костей заканчиваем. Желаем вам приятного вечера. До свидания.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: До свидания.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все