СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"В этом главном лозунге "Я - Шарли" вообще собралась суть современной цивилизации и ее противостояние насилию"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымЧему нас научила Франция?

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов три минуты и пятьдесят секунд точное время. Вы слушаете Радио Вести. Двенадцатое января, понедельник. Здравствуйте, Сакен Аймурзаев у микрофона. Закончились каникулы, все вернулись в расписание. Надеюсь, вы тоже вернулись в него, или вас вернули. Как у кого вышло. Значит, сегодня целый час в прямом эфире, начинаем. Двадцать четыре тридцать пять – телефон для ваших смс-сообщений. Пожалуйста, посылайте их, подписывайте только. Непременно подписывайте ваши мысли, идеи, соображения, вопросы. Телеграммы, одним словом. Телефон прямого эфира ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Буду его сегодня включать. Хочется с вами разговор. И такое дело. Хотел сказать, что есть у нас еще одни способ общения. Бывают такие ситуации, такие форматы отношений, да, когда только от руки можно написать. И я благодарю всех наших слушателей, которые в эти дни, рождественские и новогодние дни посылали нам письма. Ручные, старые такие. Старые добрые письма со штемпелями. С поздравлениями. Я благодарю вас. Это очень трогательно, что вы так с нами общаетесь. Мы живые люди. Ваши письма вы можете отправлять по адресу: 01044, Киев, Шелковичная, 42/44. Шелковичная, 42/44, Киев, 01044. Вот так просто, Радио Вести. Пишите ваши конверты с лучшими пожеланиями, отправляйте. Можно без денег. Обязательно почитаем ваши письма. 

Итак, возвращаемся в эфир программы. Теперь, как и всегда по будням в это время я, Сакен Аймурзаев, буду с вами. 

Сегодня мы в первую очередь вспомним то, как в последние дни проживали, проживали ситуацию во Франции. Вместе с Францией, вместе с людьми, которые вчера вышли на улицы по всей Франции. С людьми, которые в последние дни много говорят и переживают о происходящем там. Это задело всех нас. И так, условно, я хотел назвать эту часть эфира «Чему нас научила Франция в эти дни?», чему она вас научила. Подумайте об этом, вы тоже наблюдали за ситуацией, за журналистами, за простыми людьми, за политиками, за неполитиками. Тоже что-то чувствовали в этом смысле. Чему она вас научила в эти, в эти дни, Франция, дорогая нашему сердцу страна. Пожалуйста, эти мысли по смс-кам, двадцать четыре тридцать пять. Подписывайте, еще раз прошу. И голосование сейчас мы объявим такое, сегодня было голосование – пошли бы вы на антивоенный марш. И вы голосовали, большинство из вас сказали «Да, мы пошли бы». Я бы хотел так сформулировать вопрос – если бы вы были в Париже вчера, вот вчера вы оказались в Париже. Сейчас слушаете меня в Киеве, в Харькове, в Днепропетровске или в Магдалиновском районе Днепропетровской области село Поливановка, в Днепропетровской области. Вот письмо я оттуда получил, от слушательницы Аэлиты. Спасибо вам. Вот если вы там сидите и слушаете, то можете себе представить, что вы перенесетесь в Париж. Перенеслись бы в Париж вчера. Вы бы пошли на этот марш, который был там вчера? Если вы пошли – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если бы не пошли – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Если бы вы оказались вчера в Париже, пошли бы вы на марш, который проходил по улицам этого города и по всей Франции? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если «Нет» – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. И у нас есть замечательная возможность связаться с человеком, который, которого не нужно было представлять. Представлять, что он в Париже, потому что он в Париже. Это мой друг, журналист Тихон Дзядко, замглавного редактора телеканала «Дождь». Мы через несколько мгновений с ним соединимся телефоном, телефонной связью. Поговорим о том, как, какие у него были впечатления от вчерашнего марша. Как вообще живет страна сейчас в этой сложной ситуации. Ситуации, которая привлекла внимание всего мира. К Франции, и как весь мир, мне кажется, увидел какие-то отражения каких-то своих проблем. Своих трудностей. Своей боли. И какого-то своего вопроса к миру, как жить дальше. Один из уроков в Париже, на мой взгляд, этих дней, это отмечают многие коллеги наши, что это некая грань, да? Мы на некой грани все оказались, после которой какая-то новая жизнь. И какое-то новое осмысление реальности, осмысление того, как относится друг к другу. Вот, Тихон Дзядко в Париже находится сейчас, как я говорил. Ему не надо представлять, пошел бы он. Он пошел. Тихон, я приветствую тебя, здравствуй.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Да, добрый вечер. Я приветствую тебя, приветствую всех радиослушателей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы тут голосуем. Это опрос имени Наташи Геворкян, я называю. Она задала, журналистка, это вопрос в Фейсбуке – пошли бы вы на марш, который был вчера. Вот ты сходил на него, ты там провел времени много. Видели мы все массовые акции. Ты видел. Ты был и на Майдане, и на Болотной, когда Москва тоже вдруг встала миллионным, миллионным движением. Да? Вот ты там это видел вчера. Ну, сравнимо ли это с какими-то вот такими событиями, или что-то совсем особенное было? 

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Здесь, наверное, нужно сравнивать эмоции. И из упомянутых тобой двух, скажем так, исторических и общественных событий, естественно по эмоции это более сравнимо с тем, что происходило в Москве. Потому что если в Киеве на Майдане шла в какой-то момент, образно выражаясь, в какой-то момент, уже не образно выражаясь, борьба не на жизнь, а на смерть. То, те события, которые происходили в Москве, это были скорее, это был скорее выход достоинства. Это был выход позиции, выход, выход людей на улицу для того, чтобы объявить – да, мы есть. Вот такие как мы есть, мы считаем, так как мы считаем. И мы существуем, и нам не страшно, мы не боимся. Ровно с такой позицией выходили люди в Париже. Как мне кажется. Ну и в других городах тоже накануне. И это очень четко читалось на лицах, на плакатах. И собственно в главном, как принято говорить, месседже всего этого движения. Это месседж «Я Шарли», который на самом деле помимо непосредственно названия этого самого журнала, в котором были расстреляны его сотрудники. Помимо этого в этот слоган вкладывается очень много. Ведь если посмотреть на самом деле, удивительным образом в этих трагедиях, которые за последние три дня, не последние три дня, а с седьмого по девятое января обрушились на Францию. Если посмотреть, у них на самом деле заложено таким удивительным образом абсолютно не специально, но тем не менее, заложена большое количество современных проблем современной Франции и в каком-то смысле, проблема современной, современной Европы. Современного западного, цивилизованного, как это принято говорить, мира в целом. Потому что одним из распространенных плакатов в ходе вот этих манифестаций вчера и сегодня, они повсюду в Париже встречаются, был плакат, на котором было написано «Мое имя - Шарли, моя профессия – полицейский, моя национальность - еврей».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: «Моя национальность еврей», да. Да, национальность – еврей.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Национальность еврей. Или, или например, плакат, который я видел сегодня на месте убийства полицейского, неподалеку от редакции газеты «Charlie Hebdo», наверняка многие слушатели видели страшные кадры, как братья Куаши сначала в него стреляют, затем добивают выстрелами в голову в упор. Так вот, рядом с редакцией газеты есть несколько мест, куда люди приносят цветы и свечи. Помимо непосредственного входа в редакцию. И одно из этих мест в непосредственной близости от редакции, это то самое место, это полицейский был убит. Так вот, там помимо всех прочих плакатов, там висит плакат на итальянском, по-моему, флаге, это написано «Я - не Шарли, я Ахмед. Я Ахмед полицейский. Ты, в смысле Шарли, оскорблял и высмеивал мою веру и мою культуру. Я убит за то, чтобы у тебя было право делать это таким образом». 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": И на самом деле, вот в этом, в этой надписи и в том плакате, в котором я до этого называл, зависло огромное количество проблем, как я уже сказал, и современной Франции, и Европы, и всего цивилизованного мира. Например, проблема антисемитизма, которая в последнее время довольно остро стоит во Франции в свете череды, целой череды нападения на евреев, на представителей еврейской общины в различных французских городах. Противостояние с полицией, которое, несомненно, здесь есть. Накануне во время этого марша, люди аплодировали полицейским и аплодировали снайперам, которые, которые здесь в большом количестве располагались на крыше для того, чтобы соблюдать безопасность. Значит, проблема противостояния исламского, исламской цивилизации 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И христианской, да.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": И цивилизации христианской и европейской. Которое также отражается в одном из этих плакатов «Я - Ахмед полицейский, который тебе. Который убит за то, чтобы у тебя было право».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Отдал жизнь. Да, да.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": «Отдал свою жизнь за то, чтобы у тебя было право высмеивать мою культуру и мою религию». Далее, «Я, мое имя Шарли», что отражает естественно одно из главных европейских ценностей право на самовыражение, право на выражение. Право на свободу слова. И таким образом в этих плакатах, и в этом главном лозунге «Я - Шарли» вообще собралась суть современной цивилизации и ее противостояние насилию, в ее противостоянию идеологии агрессии, террора и уничтожения. И именно за этим, за этим общим посылом, сложенном из десятков, из сотен абсолютно личных посылов. Например, выходила, шла женщина с плакатом «Я мусульманка. Они меня не представляют». «Они» в том смысле те люди, которые прикрываясь Исламом, берут автомат Калашникова и гранатомет и с этим отправляются в центр Парижа. Так вот из десятков, из сотен этих надписей, сложился этот общий. Вот этот вот общий лозунг «Я Шарли», в котором все люди вышли, и в этом смысле, естественно вчерашняя акция была не «акцией скорби». Как, например, акции, которые проходят у здания редакции и проходят вот у гипермаркета кошерной пищи у Венецианских ворот. Это была акция силы, акцией силы, акцией единства, акцией солидарности и акцией-заявлением о том, что мы цивилизация, построенная на тех самых принципах, которых мы хотеть не намерены.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тихон Дзядко, зам главного редактора канала «Дождь», сейчас в Париже. Мы после новостей продолжим разговор. Еще поговорим о политическом измерении этих событий. И ты там был вчера. Вместе с тобой, можно сказать, были президенты, премьеры. Это тоже важный был день для политики мировой. И об украинском месте в этих событиях, о российском. После новостей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов восемнадцать минут. Двадцать четыре тридцать пять – смс-ки. И напомню голосование: если бы вы были вчера в Париже, вышли бы вы на марш? Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – «да». Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два – если бы вы не вышли на вчерашнюю акцию в Париже и во Франции, которая выходила в память о погибших. И в акции «силы» как сказал Тихон Дзядко, зам главного редактора телеканала «Дождь». В нашем эфире мы сейчас продолжим с ним разговор. Акция достоинства, акция силы, солидарности. Акция, которая объединила людей в таком порыве. В порыве и гуманном, и патриотическом. Кстати, Тихон, ведь «Марсельезу» пели, флагов много пели, да, французских. Это был патриотический такой аспект в этой акции?

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Ну конечно, здесь же еще очень, очень символичен, символичен маршрут, по которому двигались все участники марша. Маршрутом они стартовали на площади Республики. И завершался он на площади Нации. Да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, по бульвару Вольтера они ходили. 

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Ну, по бульвару Вольтера. Еще по, не только по нему. Поскольку было такое количество людей, что бульвар Вольтер не смог бы там всех вмесить. И по бульвару Вольтера первоначально впереди шли, шла, так мы ее зовем, VIP колонна – руководители правительства, руководители государства. Люди, парижане, шли совсем отдельно. Не только по бульвару Вольтера. И там по бульвару Дидро и по другим улицам, которые ведут к, которые ведут к площади Нации. Но просто сам, сам маршрут в этом смысле очень, очень мне кажется символический. И в каком-то смысле, и в каком-то смысле очень показательный. И естественно, очень многие пели, очень многие пели «Марсельезу». Большое количество французских флагов помимо тех плакатов, которые я, текст которых я озвучивал. Были плакаты «Я полицейский», «Я Шарли», «Я еврей», «Я мусульманин», «Я француз». Или «Я республика». Конечно, такое, патриотические идеи здесь тоже, тоже очень активно содержалось, скажем так. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну вот, политики приехали. Был Президент Украины Петр Порошенко. Занятно, что США и Россию представляли люди не первого ранга. От России – министр Лавров. От Штатов – генпрокурор Соединенных Штатов. Но вот, я смотрел вчера новости французские, и мне показалось, что главный аспект все-таки, что вот был палестинский лидер Аббас и израильский Нетаньяху. Вот эти два лидера, очень серьезно о них говорили. А вот остальных заметили в информационном пространстве? Вот вообще, насколько говорят об этом? О политической, политическом представительстве. 

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Ну, естественно, присутствие в первой, первой шеренге, их разделяло всего несколько человек, господина Нетаньяху и господина Аббасу. Это было таким главным, главным что ли символом вот этого единства. И отдельные кадры как они обнимаются, обнимаются друг с другом. Что впрочем вызвало и большое количество нареканий здесь, во Франции. Не только присутствие Аббаса. И не только присутствие Нетаньяху. Потому что понятно, что они вызывают разные эмоции у правых и разные эмоции у левых. Но например и присутствие господина Лаврова у различных правозащитных организаций, которые занимаются свободной прессой, также вызывало некоторое недоумение. Дескать, зачем вы на марш, который напрямую связан со свободой слова зовете представителя России, которая в различных рейтингах международных организаций по уровню свободы прессы занимает далеко, далеко не верхние строчки. Но тем не менее если сейчас от этого отвлечься, то конечно вообще уровень представительства политических лидеров – глав правительства, глав государства активно обсуждался и обсуждается. И достаточно вспомнить то, что это первое за четверть века участие французского Президента в подобном мероприятии. В предыдущий раз это было Президент Миттеран, который также выходил на акцию, подобную этой, связанной с толерантностью, с межнациональными отношениями. Что касается украинского представителя, Президента Петра Порошенко и российского представителя Министра иностранных дел Сергея Лаврова, то конечно здесь сложно было не заметить, например, то, что я как пример. Я смотрел накануне, на протяжении больше часа смотрел итоговый выпуск новостей на крупнейшем французском телеканале ТF1. И Петр Порошенко, шедший в первом ряду. Пусть он не упоминался, и отдельно его присутствие не озвучивалось, однако он все время мелькал в кадре. Были видны кадры, как французский Президент Франсуа Олланд с ним, значит, приветствуя друг друга, они целуются в щеки. Сергей Лавров, который шел, по-моему, в пятом ряду, ни разу, ни разу на этих кадрах виден не был. И вообще слово «Россия» не звучало, что естественно обращала на себя внимание. Поскольку, например, отдельно ТF1, я не знаю, как по другим каналам, сразу оговорюсь, что я смотрел только этот канал. Он самый крупнейший. Так вот, в тот момент, когда они показывали акции солидарности в других городах Европы и в других городах мира, в Африке, в Мадриде, в Лондоне, и в десятке других городов. Так вот, Москва, в которой пусть и несколько десятков человек, но тем не менее, под невероятным снегопадом вышли к французскому посольству на Большой Якиманке. Так вот, об этой акции не было сказано ни слова. Хотя, мне надо сказать, что по другим. По другим каналам она, эта акция упоминалась. Но, тем не менее, какое-то отсутствие, отсутствие Российской Федерации и Украины на самом деле тоже, скажем отсутствие постсоветского пространства в вот этой цивилизационной что ли акции, в этой цивилизационной борьбе

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Общечеловеческой, общечеловеческой, да, да.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Именно отсутствие постсоветского пространства в этой цивилизации, упрощая, скажем так, оно как-то, как-то ощущалось. Хотя я там на фотографиях видел большое количество украинских флагов. Российских флагов признаться, я не видел. Хотя здесь было больше миллиона человек. И естественно они могли, они могли там и быть тоже. Но как, за что купил, за то и продаю.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": И делюсь, делюсь вот этим своим впечатлением.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И последний я хотел вопрос тебе задать такой. Эту часть программы назвал я так пафосно «Уроки, которые нам Франция этими днями преподавала». Мне, например, урок того, как они разговаривают о своих проблемах насколько открыто, насколько честно со своим обществом, работают журналисты и это большой для меня урок. А вот тебя, что больше всего ну не поразило, чтобы ты хотел, чтоб было и у нас? В широком смысле этого слова «у нас».

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Ну, это очень, очень верное, очень верное замечание про умение разговаривать. Умение разговаривать друг с другом. И умение обсуждать эти проблемы. Поскольку этих проблем множество, и я об этом сегодня уже говорил. Эти проблемы, они не с этим, не с этими терактами появились. И абсолютно очевидно, что такой массовый выход людей, такая массовая реакция связана не только с этим терактом. Это просто стало последней каплей. Это все накапливалось, накапливалось, накапливалось, чтобы в течение, не знаю, последних десяти лет, например, затяжных погромов в парижских, на парижских окраинах, которые были в две тысячи пятом году. Так вот, вот это произошло. Этот некий, некий нарыв сорван. И вот миллионы людей вышли на улицу и об этом говорят по телевидению, по радио, друг с другом в кафе. Говорят и понимают, что эта проблем общая. Нету проблем ваших и проблем наших. Который каждый, каждой из которых мы поделимся и будем решать. Мы будем о них разговаривать сообща. Потому что у нас есть некая общность и наше некое стремление. Опять же в очередной раз повторю слово «цивилизация». Вот это некое наше, принадлежность к одной цивилизации. Не к варварской цивилизации. А к цивилизации, которая движется куда-то вперед, которая нас объединяет. Но здесь на самом деле отдельный большой разговор, который здесь также ведется. Это разговор, который из Франции течет. Потому что помимо прочего, вчера я видел, например, плакат у одной девушки на площади Нации «Сегодня вышли. А что завтра?». 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Действительно, вот этот вопрос, который многие ставят «А что завтра?». Вот мы сегодня все едины, и сегодня об этом говорим. И храните такой мощный и сильный запал на завтрашний день. Хочется верить, что да. И хочется верить, что помимо того, что он сохранится, он передаст еще по остальной части Европы, остальной части мира, в том числе и на постсоветское пространство, и в Россию, и в Украину.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо тебе, Тихон. Тихон Дзядко, зам главного редактора телеканал «Дождь». Из Парижа с нами вот так долго.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Спасибо 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И хорошо все рассказал. Спасибо, Тиш, до свидания.

Тихон ДЗЯДКО, российский журналист, телеканал "Дождь": Спасибо.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы продолжаем голосование. Значит, если бы вы были в Париже, вышли бы вы? После новостей подведем итоги. Если бы вышли – ноль пятьдесят пятьдесят, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Я отвечу до новостей Михаилу из Харькова – зачем нам об этом говорить? Неужели нам украинские солдаты не дороги? Нам конечно же дороги. И французы нам ближе – спрашиваете Михаил. Тут как раз разговор об общей цивилизации, о которой Тихон говорил. О том, что мы не принадлежим к варварам. И поэтому мы говорим о том, что во Франции происходит. И будем говорить. И будем сопереживать. После новостей продолжим. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов тридцать четыре минуты, в студии Сакен Айзмурзаев, продолжаем программу. Двадцать четыре тридцать пять — ваши смс сообщения. В этой части буду принимать ваши звонки. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть — телефон прямого эфира Радио Вести. Светлана из Киева пишет смс с выражением чувства гордости за Петра Порошенко, который вчера был с супругой виделся в лидерами, не думаю, что было много времени, но сам факт общего порыва — это прекрасно конечно. Что касается уроков Франции, сошлись мы с Тихоном, я не перестаю удивляться их поражающей способности разговаривать. Говорят и на телевидении, которое меня тоже удивило и порадовало, вообще французским журналистам в эти дни можно позавидовать, их солидарности, их благородному отношению к собственной профессии. Да, вот такие мы, мы не только для того, чтобы говорить .что вам приятно слышать, читать, смотреть. Мы и для того, чтобы и провоцировать вас, спорить с вами, дергать вас за чувства, мысли, вместе с вами что-то решать. Это очень чувствуется во французской журналистике, которая многообразна, огромна, которая полна разных направлений. Вот вам газеты, которые очень консервативны, католические. Вот вам «Либерасьон», название говорит само за себя. Вы читаете про свободу геев, про свободу выражений, про марихуану, про свободу. Есть и карикатуры. Когда еще не задержали и не убили террористов, канал «БФМ ТВ» дозвонился до одного из них, и разговор журналиста с террористом весь день крутился в эфире. Они все время обсуждали, что говорят террористы. Удивительная готовность людей и говорить, и слушать, и спорить. Это урок для всех нас. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Сам призываю разговаривать и сам слова пока не даю. Пока звонят самые верные слушатели. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Федор, Харьков. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Чему вас научила Франция? 

Слушатель: Есть какие-то злодейские силы, которые пытаются вбить клин между разными религиями. Поразительно то, что мусульмане и христиане, и иудеи, они ведь духовные союзники. Они все из одного корня. Есть провокаторы, наверное, из азиатов, то есть атеисты, которые тонко играют на раскол между религиями. По моим данным, среди спецслужб МГБ китайского, у них есть свои агенты, во многих спецслужбах, даже в израильском Моссаде тоже прощупывают почву.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, вот двухминутка Федора из Харькова. Комментировать не будем. Алло, здравствуйте. Как вас зовут?

Слушатель: Алло, здравствуйте. Александр из Киева. У меня ощущения, что несмотря на великие открытия и великих поэтов, те, кто испытывал ислам, эта религия не предполагает получение общего образования и стремления к развитию. Это религия регресса. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну почему вы так за всю религию говорите? Так не надо за всю религию говорить. 

Слушатель: Это мои впечатления об исламе. Это самый противоборствующий прогрессу.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А христианство периода крестовых походов какое было?

Слушатель: Мы говорим сейчас о современности?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, но это было же?

Слушатель: Конечно было. Мы переросли ее уже.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А они ее перерастут?

Слушатель: Конечно. Они ее перерастут. Такой у них период.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Александр. Все равно у нас разговор в религию уходит. Я про уроки Франции. Чему бы вы хотели научиться у них за эти дни? Алло. 

Слушатель: Алло, добрый день. Дід Зірко із Києва. Скажіть будь ласка, на кого ви працюєте і хто вам платить гроші?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Что вы хотите от меня сейчас узнать? Я работаю на Радио Вести, и Радио Вести платит мне зарплату, дорогой Дид Зирко. Алло. 

Слушатель: Алло, добрый вечер, Сакен. Это Алексей из Киева. Что у вас с голосом?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Простыл. Извините. Я благодарю вас. Но вот зов работы, Диана Будниченко, которая помогает мне делать этот эфир. Зовут меня, и я прихожу слушать ваши звонки, ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. После небольшого перерыва продолжим.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: С легким перерывом на автомобильную тему мы с вами вернемся к разговору. Алло. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Вероника. Киев. Нахожусь сейчас в клинике Амосова, завтра у меня операция. Беру с собой наушники и мобильный, чтобы слушать вас, люблю вашу передачу. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Будьте здоровы. 

Слушатель: Я хочу коротко высказать свое мнение по поводу событий во Франции. Безусловно, горе у семей, которые потеряли своих кормильцев. Но кто давал право высмеивать богов, любых богов, любого народа. Это преступление. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот видите, Вероника. Удачи вам и хорошего лечения. Будьте здоровы. Не будем сейчас спорить на эту тему, мы спорили на эту тему в эфире. Я считаю несколько иначе, и ничто не дает право убивать журналистов. Алло, вы в эфире.

Слушатель: Алло, добрый вечер. Это Михаил, Харьков. По сути, чему меня научила Франция? Две вещи. Это солидарность, правило, что чужой беды не бывает. И второе — это наличие горизонтальных связей в обществе, люди говорят друг с другом. Все точки зрения должны быть услышаны. Это то, чего не хватает Украине. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Михаил. У них, действительно, слышать точки зрения, это искусство очень старое. Они виртуозно, с кровью, с серьезными проблемами это искусство оттачивали в себе — слышать другого. Именно поэтому страна, в которой католическая церковь играла огромную роль, сейчас по традиции католической, Франция это дочь церкви, хотя там нет сто процентного похода людей в храмы. Тем не менее, в этой стране так уважается свобода, выражение, что есть те, кто могут критиковать церковь, при том делают это достаточно открыто. Это превратило иерархов церковных в тонких проповедников, которые готовы разговаривать со всеми на свете, быть цивилизованными. Это право долга воспитывали они в себе. Алло, вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер, Юрий, Киев. Такой вопрос. Какая польза от этого журнала для людей?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну какая польза вообще от средства массовой информации? Польза тем, кто покупал. Шестьдесят тысяч экземпляров был тираж. Они не много печатали своих карикатур. Был постоянный читатель у них. Есть постоянный читатель у автомобильного журнала. Я был в Норвегии, видел очень много печатных журналов, и есть там порножурналы, в которых престарелые актрисы от шестидесяти и выше, и у этих журналов есть свой покупатель. 

Слушатель: Согласен, я понимаю. Но я видел их карикатуры, немного глупые они, бессмысленные, мне кажется. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну не смотрите, не нравится — не смотрите. Это же очень простой принцип, спасибо за звонок. Этот принцип мотивируется в том числе экономически, нравится — покупают, не нравится — не покупают. Алло, вы в эфире. 

Слушатель: Андрей, Донецк, Днепропетровск. В Днепропетровске в командировке. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Когда в Донецке были? Что там? 

Слушатель: Третьего января. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как Новый Год прошел там?

Слушатель: Салют был, конечно, праздничный. Мишура, салют, на площади ёлка, люди ходили. Я хочу сказать про толерантность французов. Сколько нужно убить журналистов, чтоб арабы поняли, что они толерантны? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Что толерантны французы?

Слушатель: Ну, смотрите, убили журналистов. Вся Франция за толерантность. Но арабы не поняли, что они должны быть терпимы. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Во-первых, мы не будем за всех арабов так сразу. Во-вторых, это очень серьезное испытание для каждого. Каждый гражданин Франции будет теперь отвечать для себя на какие-то вопросы, связанные с безопасностью, с фундаментализмом. Тут разговор простой. Либо вы принимаете условия цивилизации, в которой вы живете, этот язык, ценности. Никто не заставляет отказываться от своих ценностей, просто говорят, что в нашем обществе женщину бить нельзя.

Слушатель: Ну, арабы там уже лет тридцать живут.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вообще мир идет к тому, чтобы уже не циклиться на нации, на религии.

Слушатель: Я тоже за это. Но, французы к себе домой пустили людей, о которых они вообще ничего не знали. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, ну я вас понимаю. Спасибо. Как будто с Марин Ле Пэн сейчас поговорили. На самом деле, это то, что сказал Саркози в эти дни, который был и министр внутренних дел, и президент Франции, очень много занимался вопросами миграции, то, что в той или иной форме всех должно беспокоить, и Украину в том числе. И он говорил, что мы слишком много думали об идентичности гостей, иммигрантов, настолько долго думали и серьезно, что перестали заботиться о своей идентичности. Завтра моей программы не будет, будем концерт, послушаете. Завтра исполнится месяц, как Надежда Савченко не принимает пищу, объявила голодовку. Сегодня Надежда через своих адвокатов обнародовала письмо. Отрывки этого письма я хочу вам почитать.

Письмо Надежды Савченко: «Всем, кому не безразлична моя судьба. От всего сердца благодарю за поддержку, поверьте, я ее чувствую, не смотря на то, что следственный комитет лишил меня права переписки. Я уже два месяца не получаю ни одного письма. Поэтому не могу вам ответить. Сейчас я говорю спасибо всем, кто написал мне или просто вспомнил добрым словом, мне это очень прибавило сил». Теперь про голодовку. «Я знаю очень много людей на всех уровнях государственной власти Украины, во всем мире, многое делают для моего освобождения. Я очень благодарна им за это. Я даже не рассчитывала на такую поддержку, потому что и на Украине, и во всем мире, сейчас, кроме меня, проблем не мало, поэтому я очень ценю ваше участие. Мне стыдно, что сама я из тюрьмы сделать ничего не могу. Поэтому, я решила бороться единственным доступным мне методом — голодовкой. Но я не хочу, чтобы вы за меня сильно волновались. Слава Богу, моему генетическому коду, моим родителям, здоровье у меня как у космонавта. Я выдержу. А ваше соучастие в моей судьбе мне в этом поможет. Каждый человек, который хотя бы раз в день подумает обо мне хорошо, добавит мне веры и силы, а каждый, кто подумает плохо, добавит упертости и злости». Надежда Савченко продолжает: «Юлия Владимировна Тимошенко написала мне письмо, где просит приостановить голодовку и беречь силы, ибо «врагу мы нужны слабыми». Очень мудрые слова. Спасибо, Юлия Владимировна. Но, хочу вас успокоить, слабой никогда я не была и не буду, силу духа мою не сломать, а в рукопашный бой мне тут с тюремщиками не вступить. Главное – духом выстоять, а физическая сила восстановится. Если Богу будет потребно другое, ну что же, потеря одного бойца — это большая потеря, но это еще никак не проигранная война. Украина победит!» И заканчивает свое письмо Надежда Савченко «но не живет в тюрьме человек, который родился свободным, а не рабом в неволе, особенно, если он невиновен. Своим протестом я хочу добиться здравого смысла от российской власти и совести от следственного комитета России. Есть бесспорные доказательства моей непричастности, невиновности в тех преступлениях, в которых меня обвиняют. Что им еще нужно? Решение голодать я приняла самостоятельно, никто меня к этому не склонял. Дала слово — до дня возвращения меня на Украину или до последнего дня жизни в России. И назад я его не возьму, иначе чего будут стоить мои слова. Спасибо, что верите в меня. Надя Савченко». Двенадцатого января, сегодня, две тысячи пятнадцатого года, в первый месяц голодовки, которую держит политзаключенная Надежда Савченко в Москве. До свидания.

Читать все
Читать все