СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Люди сейчас с каждым днем все более и более разочарованы, что их бросили"

"Тема Калныша"Музыка: "Бойцам говорят: вот вам 4 автоматных рожка, которые позволено иметь. И они с этим едут"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер, это Радио Вести. Девятнадцать часов три минуты в украинской столице, меня зовут Юлия Литвиненко, сегодня в рамках проекта «Герой дня» мы будем общаться с Максимом Музыкой, гражданским активистом и добровольцем. Здравствуйте. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Здравствуйте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот какая категория, да? Гражданский активист, доброволец. Это примета времени скажите? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Вы знаете, я не совсем понимаю определение данного понятия поэтому, то, что это используется всегда, везде и там, где можно и нельзя. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как Вы себя идентифицируете? Вот Вам говорят, человеку которому, Вы же не на гражданского активиста учились в университете и не на добровольца. Вот как так случилось, что вы стали добровольцем и гражданским активистом? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Знаете, разве где-то учат быть гражданским активистом? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Почему бы и нет? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Возможно, где-то и учат, но вот так вот по поводу самоидентификации – это самый сложный вопрос, начнем с того. Потому что буквально на каждом эфире я там, на «Громадськом» был семь раз, тоже мне говорят, мы шесть раз вас совершенно разными текстами титровали. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отлично, так в связи с чем я не могу не спросить, так кто же Вы Максим Музыка. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Вот Вы знаете, действительно, сейчас я сам немножко не понимаю, кто я сейчас, потому что пришлось за это время. Пока страна год полностью перемен, быть всем и вся. Чем была страна, тем жил и я. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот смотрите, Вы могли стать народным депутатом, Вы ведь участвовали в избирательной кампании, но не победили. Вы так же могли взять оружие и защищать границы Украины в зоне АТО, но Вы не были мобилизованы. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Ну, давайте по порядку пройдемся, по поводу, что касается вообще исторически, после Майдана так получилось, что много внимания было приковано к моей скромной персоне. Я съездил в Крым, могу сказать, что был одним из первых волонтеров туда потому, что уже тогда возили деньги, рации. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  А с какой целью? Крым-то не наш.

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: На тот момент это был еще март месяц, он тогда еще был наш, и мы поехали как раз за неделю до аннексии до референдума, уезжали, когда был референдум. На самом деле было для меня главное разобраться, что происходит. Потому что я понимал, будучи на Майдане, то, что человек живет в Киеве, даже живет он в двухстах метрах от Майдана, это еще не значит, что он понимает, что там происходит. У тебя есть два глаза, две ноги, и ты не можешь быть везде одновременно и видеть все, и понимать все мотивы людей, которые что-то делают. Поэтому точно так же когда меня спрашивали по Крыму. А что там? Ваше отношение к событиям в Крыму? Я говорил, ребята, я не знаю, я там не был, я не видел. Я так два раза ответил, и понял, что мне надо туда поехать и увидеть, что действительно происходит, что за «зеленые человечки».

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот да, когда мы говорим гражданские активисты, добровольцы и ведь таких людей, как Вы, сегодня много. Но вот я хотела понять вот теперь, то, что Вы увидели в Крыму, вот знаете, говорят, после драки руками не машут. Вы об этом неоднократно говорили. Но вот, то, что Вы увидели на территории АТО, каково состояние дел? Потому что вопросов сейчас на самом деле больше, чем мы слышим ответов из уст добровольцев, из уст официальных властей. Все, что происходит вокруг донецкого аэропорта. Тот факт, что наши «киборги» преодолевали этот унизительный пост, когда вдруг оказалось, что они могли с другой стороны заходить, не отбывая вот эту повинность быть обысканными российской стороной. Расскажите, насколько близко Вы были, и насколько искренне общались с этими людьми. И вот что Вы увидели, очертите эту географию. Что там происходит сейчас?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Давайте по поводу людей. Кто такие «киборги»? потому что это название сейчас, слово года было признано. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Одно из. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Считают, что люди, которые в Песках или в терминале, то есть это они там, такое самоназвание или название, которое придумали журналисты, - «киборги». Среди них есть как военнослужащие, те, которые подчиняются четко приказам, которые подчиняются четко приказам, которые отдает их руководство. Есть добровольцы, которые никаких приказов не признают в принципе, но они там тоже есть. И тоже защищают, поэтому, когда мы говорим, что «киборги» проходят через блокпост унизительный, то есть мы должны понимать, кто именно проходит, и почему именно этой дорогой. И на основании каких договоренностей, мы общались с ребятами, я ездил туда на Новый год последний раз. Это когда непосредственное общение на передовой. Лично когда ребята едут в Киев, то я тоже с ними, пытаюсь словить их здесь, поговорить с ними, узнать последние новости, узнать их настроение, что бы понимать, что происходит. Так вот когда мы были там, они говорили, что да есть некий протокол, на который ссылаются. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Вот Вы сказали, на основании, каких договоренностей. С кем, достигнут этот протокол, он реально существует? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Вы думаете, что бойцы об этом знают? Им сказали едьте туда, вот четыре рожка, которые вам позволительно иметь, вот это ваш боекомплект. Вот они с этим едут. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто имеет право давать им приказы?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Если это бойцы 93 бригады, то их командование, если бойцы другой бригады, их командование. У них же у каждого есть собственно субординация, четко кто дает им приказ. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот Вы говорите, когда общаетесь, чисто поговорить встречаетесь, и Вам не кажется, что Вы пребываете в статусе какого-то праздного зеваки любопытствующего. Вот ту информацию, которую Вы получаете, как используете? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Как праздный зевака. Для того, чтобы получить от них информацию, нужно быть одним из них, скажем так, и иметь какую-то степень доверия. Благо с ними мы познакомились собственно в терминале Донецкого аэропорта, поэтому доверие какое-то есть, и какая-то помощь, которую мы оказываем, она влияет на степень доверия, поэтому я могу с долей уверенности говорить об их настроении. То есть я не уверен, что зевака, если говорить о настроениях. То есть как я использую эту информацию, это, безусловно, мне бежать к их начальству, говорить, что же вы делаете? Ребята недовольны, это будет несколько смешно, это не моя роль. В тоже время я пытаюсь, используя ту информацию, которую использую от них, то понимание ситуации, которое я получаю, влиять как-то на общественное мнение. Так как я верю в соответствии со своими убеждениями, с той информацией, которую я имею за все это время. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но Вы не стали одним из них. Почему?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Вы знаете, я был там, достаточно, можно сказать, что случайно. Почему я не остался там навсегда, жить в терминале, да потому что там на самом деле нечего делать. Вот мне было нечего делать, я не видел своей пользы, как одного из автоматчиков, которые там находятся. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А те автоматчики, которые там пребывают в чем видят свою пользу?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Давайте по порядку. Как они там оказались? Что делают там люди, кто дает им приказы, на основании чего они там находятся? Собирается подразделение, вот вам приказ, вам нужно провести, поехать в терминал донецкого аэропорта, и там удерживать. Кто поедет? Собираются добровольцы, которые пойдут туда из подразделений. И они едут туда, и они там находятся. Если мы даже посмотрим на стену терминала, и посмотрим на перечень подразделений, которые там были. На перечень бойцов не поименно, а из каких подразделений были, становится смешно. Такое ощущение, что там половина армии побывала. Но так и есть, из одного подразделения там был один человек, из другого два, пять, двадцать пять и так далее. Они туда приходят и защищают свою землю. То есть ну что такое донецкий аэропорт, начнем с того. Все говорят аэропорт, что он сейчас? Помимо того, что это наша земля, то есть это символ, некий символ стратегического, наверное, уже держать нечего. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Взлетной посадочной полосы уже нет? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: А ее проблема взорвать? То есть обстреливаемая полоса из там Песок, то есть чем они ее удерживают? Сами ребята в терминале? Что они делают, с автоматами удерживают, пулеметами?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда Вы говорите, что на основании каких-то договоренностей, они преодолевают этот российский блокпост, или подконтрольный так называемыми ДНР, ЛНР. Кто там этот блокпост представляет? И какие договоренности были достигнуты, что они преодолевают этот блокпост?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Я хотел бы этого вопроса коснуться глубже, потому что сегодня у меня была встреча с ребятами из ОБСЕ, мониторинговой миссии. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С русскими ребятами ОБСЕ?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Начнем с этого. Нет, с иностранными, которые находятся здесь, ездят туда. Что ребята рассказали. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Давайте на самом интересном месте, что называется, сделаем паузу и вернемся через пару мгновений. Напомню, что сегодня в рамках проекта «Герой дня» мы говорим с гражданским активистом Максимом Музыкой. Ну, я так полагаю, с Вашим статусом, к концу программы мы тоже более четко определимся. Оставайтесь с нами это Вести, у вас будет возможность сегодня задать свой вопрос или высказать свою точку зрения. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Каким другим способом об этом у нас есть возможность говорить вот после новостей озвученных Виолой Бурдой. С Максимом Музыкой мы сейчас в студии в прямом эфире на Радио Вести, гражданский активист доброволец у нас в гостях. Есть оказывается другой путь. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Ну что значит другой путь? Опять же блок пост, это же непреодолимая преграда это просто все время, когда мы были в октябре, мы прорывались боем. То есть это БТР которые везут людей на ротацию, их обстреливают это было всегда. То есть в соответствии с некими договоренностями. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С кем? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Кого с кем? Да у нас же все не публичные. Что мы знаем о договоренностях, которые ведет наше руководство с руководством террористических организаций ДНР, ЛНР, как о них сейчас говорят. Мы о них ничего не знаем. Честно, я хотел бы сам увидеть на сайте Президента тексты договоренностей, или на любом другом сайте, я готов пойти на другие сайты. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  У людей из ОБСЕ, с которыми Вы встречались. Есть ответы на эти вопросы? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Они удивлены тем, что мы молчим, о наличие таких договоренностей. Они говорят, а вы знаете что после Минских соглашений, которыми многие оперируют, украинской стороной было приглашено сто российских офицеров военнослужащих для создания некой комиссии по прекращению огня. Которую они сейчас, я так понял, расквартированы в Дебальцево. И эти военнослужащие носят часто, самовольно, без разрешения нашивки ОБСЕ, не имея к этому абсолютно никакого отношения. Это мне друзья сказали, для меня они друзья потому, что я с ними общаюсь со времен Майдана, вот ОБСЕ, вот если вы видите человека в камуфляже с нашивкой ОБСЕ – это не наш человек. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как они идентифицируют, наш, не наш? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Камуфляж они не носят. Это военные, которые маскируются под миссию ОБСЕ, и они уже не рас эти факты документировали, и эти факты говорили. Говорю друзья, почему вы об этом не говорите открыто и не шумите, это действительно ставит вас под угрозу. Отношение к ОБСЕ как организации, в которую так же входит Россия мы это прекрасно понимаем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо, мы понимаем, о том что ведутся постоянно какие-то переговоры не публичные, есть некоторые договоренности. Но также есть инициатива признать ЛНР, ДНР, террористическими организациями. Как известно с террористами ни одна из стран мира переговоров не ведет. Что это будет означать? Переговорный тупик?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Мне на самом деле смешно, что подразумевается пол ЛНР, ДНР? Вот что это такое? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  А что подразумевается под необходимостью признать эти образования террористическими организациями? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Знаете, мне почему-то сейчас кажется, что наше высокое руководство нашло общий язык с РФ по урегулированию, если так в кавычках можно так сказать в ситуации на Донбассе. То есть и это один из ключевых моментов. Почему? Потому что когда мы общаемся вот я участвовал в прямом Скайп мост, с неким атаманом все великого донского войска.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, я помню эту историю. Это когда он сказал, что чего разговариваете с нами. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Они сказали, что любые договоренности с полевыми командирами не имеют ничего, то есть потому что договариваться должен наш главнокомандующий Владимир Путин. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, на вопрос кто уточните кто ваш главнокомандующий? Он сказал Владимир Путин. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: То есть для меня это было показательно, о чем говорить, так давайте уже прямо говорить с Путиным. То есть если он управляет этими отрядами боевиков давайте с ним разговаривать. Российская армия, на самом деле то, что происходит на Донбассе это на голову здоровую не налазит. То есть мы отсюда этого не видим, потому что там воюют все друг с другом, Восток с оплотом, оплот воюет с казаками, казаки с Востоком. Это только крупные группировки, а мелких группировок там больше двадцати было в ДНР и еще в сентябре месяца. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  А люди, которые остались там, по разным причинам. Вот Вы общались с так называемым мирным населением. Вот эти ужасы о том, что ведь мирное население погибает. Люди, которые оказались в этой злосчастной маршрутке, кто эти люди? Почему они не уехали? Была ли у них такая возможность? Почему они остались?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Для нас это сюрреализм, для людей это работа. В Песках тоже там есть маршрутка, которая возит людей на завод в Донецк. И ребята бойцы говорят, это сюрреализм какой-то. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите, возят на работу людей, которые работают и соответственно должны получать заработную плату, которую они не получают? Денег нет там?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Вы знаете, я не могу исследовать вопрос, получают или нет, наверное, что-то получают, раз они туда ездят работать. Есть маршрутные автобусы, такси, которые ездят между Мариуполем и Донецком, то есть мы это видим, это есть. Тоже самое что произошло на блок посту. И они ездят постоянно, то есть и они заполнены людьми, то есть сообщения есть с этими территориями, люди едут на работу, за покупками. Их проверяют на нашем блок посту, потом они едут на блок пост террористов, их там проверяют, и они едут дальше, это было всегда это не новость. И одновременно не новость то, что происходят постоянные столкновения на блок постах, то есть постоянные обстрелы. То, что это произошло вчера, впервые попали в маршрутку, то есть рядом с маршруткой на самом деле. И то что были погибшие, то что это произошло вчера, это счастливая случайность, что этого не было еще месяц, два назад. Это может происходить каждый день. Потому что боевые действия никуда никогда не прекращались, блок посты обстреливались. Сейчас так совпало, что обстрел совпал с проездом этой маршрутки. И мы это все увидели. А до этого, она что, не ездила? Она ездила каждый день. И будет завтра ехать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сейчас больше того, сейчас появилось видео, как артиллерия боевиков попала в автобус под Волновахой. В интернете появилось видео этого обстрела, блок поста о котором мы сейчас говорим под Волновахой. В результате чего погибло тринадцать мирных жителей. И так на видео можно увидеть, как больше двадцати шести ударов артиллерийских снарядов приземляется неподалеку от блокпоста, и обзор камеры, понятное дело там ограничен, но по сообщению прокуратуры, по блокпосту были выпущены более сорока ракет. Автобус, в который попал снаряд, находится за камерой, на видео справа от трассы можно видеть тень от взрыва после попадания снаряда недалеко от автобуса. Немного спустя, камера поворачивается, и можно увидеть пострадавший автобус. Но вот это видео сейчас есть в доступе, но что это меняет. Значит, есть еще о подтверждении информации о существующих договоренностях. ОБСЕ делает заявление о том, что существуют договоренности прекратить огонь возле донецкого аэропорта, для совместного патрулирования вот о каком совместном патрулировании идет речь. Миссия ОБСЕ будет контролировать эти территории, чтобы не допустить в дальнейшем гибели мирных жителей, проживающих на прилегающих территориях. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Давайте говорить о миссии ОБСЕ. Что значит контролировать? Это мониторинговая миссия, они могут только смотреть, они не участвуют, не являются стороной переговоров, они не могут говорить, ребята прекратите огонь. Мы миссия ОБСЕ. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Я Вам сейчас процитирую. Значит, Александр Хуга который является как Вы знаете зам главы мониторинговой комиссии ОБСЕ в Украине. И значит, речь вот о чем идет. На брифинге в Донецке он сделал такое заявление «Мы договорились об установлении режима прекращения огня, и совместном патрулировании территории аэропорта. К сожалению режим прекращения огня не продержался долго это не позволило нам сегодня отправиться в аэропорт» Тем не менее Хуг пообещал предпринять усилия во избежание гибели мирных жителей, проживающих на прилегающих к аэропорту территориях. Вот есть понимание численности этого населения, которое в окружении непосредственной близости проживает?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Вы знаете, для меня, я, безусловно, не знаю, сколько человек там осталось я к сожалению не ходил по домам не проверял, но даже в ту ночь на 31 декабря в 10 часов вечера я видел людей которые там ездят с детьми на санках, по селам прилегающим. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, люди надеются, они не верят в то, что это. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Ну, есть люди, которым некуда выехать, мы должны понимать, что не у всех есть эти возможности. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот смотрите еще одна цитата «Наша миссия выступила с инициативой для заинтересованных сторон, основать совместный орган в состав, которого будут входить представители совместного центра по контролю и координации от Украины России и ДНР», вот это уже действительно сюрреализм. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Для меня сюрреализм. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  «С целью проведения совместного независимого» то есть смотрите, огромное количество добровольцев, волонтеров, что называется, люди неравнодушные. Но как сказал Вам кубанский казак, говорите с нашим главнокомандующим. Вот когда главнокомандующий признает факт ведения боевых действий, и участия российской стороны на территории Украины? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Никогда. Почему? Потому что он готов это признавать только после победы, а победы не будет. Вот и все. Поэтому, я Вам честно скажу, никогда. Победить мы этому главнокомандующему не позволим. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А за счет чего мы выиграем эту войну?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Это наша земля. Только за счет этого. Вот просто за счет этого, за счет того, что правда на нашей стороне. Я понимаю, что авиация, военные силы РФ выше военной мощи нашей разграбленной армии. Но, тем не менее, это наша земля, и те волонтеры, которые работают, все это волонтерское движение и движение добровольческих батальонов, оно не позволит им завоевать эту землю. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но так же огромное количество разведчиков и шпионов работает на этой территории. Вы не забывайте. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Это жизнь. Я, к сожалению, это не могу забыть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Значит, есть у меня еще такой вопрос от наших слушателей, касается он жизни мирного населения. У которых как мы понимаем, денег нет, цены взвинчены до невозможности, за счет чего люди там живут? Какой ассортимент там в магазинах?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Насколько я знаю, в крупных городах продукты есть, завозят. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Откуда завозят?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Из Украины, из материка, из материковой части Украины они есть. Но денег купить естественно нет у многих людей у которых нет доступа к этим деньгам. То есть не выплачиваются пенсии, многие люди помогают своим родственникам, передавая деньги пересылая каким-либо образом туда. Общины, которые собирают деньги для нужд общин которые находятся внутри ДНР что бы они могли купить продукты за эти деньги. потому что продукты купить тяжело, проще передать деньги. А вот в мелкие населенные пункты, на самом деле они выживают, что вырастили, то и кушаем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Натур продукт, но сейчас это конечно проблема. Но миссия гуманитарных конвоев. Вы знаете, что горячие головы говорят, расстреляли бы наши эти гуманитарные конвои. Мы понимаем, что это испытание на прочность, это война нервов, как только. Собственно, они и идут за тем, чтобы их расстреляли, и тогда это, конечно, начало полномасштабных действий. Тогда мы что называется, начали первыми и уже никто не будет разбираться что стояло за этими конвоями. Там действительно есть продукты кроме военной техники, там что есть?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист: Мы говорим о чем? О конвоях, которые идут из России. Вы спрашиваете у меня, я, к сожалению, не имел возможности увидеть это своими глазами, то что я вижу из интернета, публикаций из фотодоказательств, этого недостаточно мне, что бы утверждать что-то. Я знаю там по косвенным признакам, что после каждого конвоя идет усиление боевых действий со стороны боевиков. Как говорят ребята, им подвезли опять боекомплект, теперь им опять есть из чего стрелять, снова они могут вести боевые действия. Это проблема для нас, но я честно говоря не понимаю, где там миссия ОБСЕ, которая контролирует? Что она собирается контролировать? Она собирается только здесь контролировать прекращение огня? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая:  Максим Музыка сегодня рассуждает на тему будущего территории, которая подконтрольна ДНР ЛНР. Вот есть реакция на Вашу реплику, когда Вы говорите что мы выиграем войну на Донбассе за счет того, что это наша земля и это чисто справедливости ради должно восторжествовать. На что Алексей Вам пишет «Так Крым ведь тоже наша земля. А результат какой?» вернемся через пару мгновений и продолжим наш разговор, у наших слушателей будет возможность к нам присоединиться. Это Вести. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это проект «Герой дня» и мы говорим в прямом эфире с гражданским активистом, добровольцем, Максимом Музыкой. Наши слушатели хотели узнать поподробней о жизни мирного населения. Им тоже нужно преодолевать какие-то блокпосты? И что есть в магазинах, что они едят? Как они живут?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Для того, чтобы ответить на эти вопросы, нужен человек, который туда ездил, там бывал. Я не имею доступа в зону ДНР и ЛНР, потому что провести полгода в плену мне не очень хочется. Я руководствуюсь тем, что знаю от людей, которые там были.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У вас вообще не было возможности общения с мирным населением?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Мирное население на нашей территории, на территории, на которой ведутся боевые действия, - да, безусловно, я общался. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спрашивает наш слушатель: «Что местное население думает, как относятся к украинским военным, за что воюем, за землю, за людей? Они хотят вообще, чтобы их освобождали?»

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Для того, чтобы говорить об этом квалифицированно аргументированно, для этого нужно провести широкомасштабное социологическое исследование. Если говорить о том, с чем сталкиваются военные, добровольцы, волонтеры, то есть две категории. Первая категория – это то, что люди говорят: «Ребята, спасибо, что пришли, пожалуйста, не уходите». Если говорить о тех территориях, где не было террористов, там тяжелее. Там больше в головах ваты. Люди настроены против. Если говорить о ситуации, когда ведутся боевые действия, и проживают мирные люди — это самое тяжелое. Обвиняют обе стороны. Люди сейчас с каждым днем все более и более разочарованы, что их бросили. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Людей, которых эвакуируют из зоны АТО, стало известно, что пятьдесят украинцев польского происхождения отказались от эвакуации в Польшу из зоны АТО. Об этом сообщил на брифинге в среду спикер Министерства иностранный дел Евгений Перебийнис. По его словам, в целом представители Польши эвакуировали с территории проведения АТО сто семьдесят восемь человек. Вчера был проведен завершающий акт гуманитарной акции польской стороны по вывозу граждан Украины польского происхождения. Было вывезено сто семьдесят восемь человек, около пятидесяти не пожелали покидать свои дома. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Какие люди и какого возраста не захотели уехать, мы не говорим об этом. Возможно это было пятьдесят пожилых людей, которые сказали «я тут и помру». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а Россия анонсирует двенадцатый гуманитарный конвой. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Ждем обострения. Что самое болезненное для бойцов? Что такое перемирие глазами обычного украинского военного? Это когда он осознает, террористам подвозятся боеприпасы, нам надо приказ по ним не стрелять, и чтобы мы исполняли этот приказ, нам боекомплект не подвозят. И когда они попрут, то с чем мы их будем встречать? Нас специально недоукомплектовывали. Чтоб не дай Бог мы не пошли в наступление. Не дай Бог, чтоб мы не освободили Донецк. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Триста девяносто сто четыре и шесть — это телефон прямого эфира. Говорим мы сегодня с гражданским активистом, добровольцем Максимом Музыкой. Обсуждаем происходящее в АТО. Здравствуйте. 

Слушатель: Добрый день. Андрей, Киев. С вашей точки зрения, как обеспечена армия? У меня много ребят, там есть, и говорят, что в принципе все хорошо. Есть все, и бронежилеты, и одежда, и патроны, и автоматы. С вашей точки зрения можно узнать?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Мы прошли долгий путь по обеспечению армии. Волонтерские движения работали с мая, и они сделали все, чтобы армия была обеспечена всем. Но ведь никто не контролирует потоки, и слава Богу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как мы поняли, что Президент не всегда контролирует, потому что оказывается, что танки, которые он презентуют — стреляют не все. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Когда с ребятами говоришь, то он говорит, что если я сейчас сниму все, что дали волонтеры, то я останусь без трусов. Потому что даже трусы они мне дали. Вот и все. Это мы говорим об обеспечении. Волонтеры обеспечили. Те цифры, которые есть в интернете, это очень маленькие цифры, они не соответствуют действительности. Это скорее всего то, что поставили на баланс вооруженные силы, из того, чем обеспечили волонтеры. Ребята накормлены, продукты есть. Что касается оружия, обеспечивает государство, но в то же время, есть волонтерские организации, покупают снайперские комплексы и передают их туда. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушатель задал такой вопрос: «Интересно ваше мнение. Можете объяснить, почему исламские террористы участвуют в боевых действиях на стороне боевиков на востоке Украины? Ведь у нас никогда не было проблем с мусульманами, мы не рисовали карикатур на Магомеда. Спасибо за ответ. С уважением, Светлана из Киева». 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Вы имеете в виду, что есть исламисты, которые воюют против Вооруженных Сил Украины. Вероисповедание не является чем-то, что оправдывает терроризм. Есть много мусульман Украины, которые воюют на стороне Вооруженных Сил Украины, и внутри Вооруженных Сил. Я одно время был с группой Крым, то там тоже есть мусульмане. И с ними воевать приятней. Они не пьют. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что православных пьющих много?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: На войне обычные среднестатистические люди.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы всегда идеализируем образ человека военного. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Но там самые обыкновенные люди. Есть подразделения, где не пьют в принципе. Там жесткое командование. И они это выполняют. Есть подразделения, где дисциплина не сильна. Они сидят где-то в палатках, месяцами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос дисциплины. Особенно в батальоне Донбасс и вся эта история. которая случилась с Семеном Семенченко. Давайте предметно поговорим. Там какой-то раскол произошел. Что там произошло?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: А что лично знаю я? С кем лично общался я? Это для меня основная информация. То, что кто-то говорит, или кто-то видел, это уже вторичная информация. Я лично знаком с Семеном Семенченко. Я участвовал в подготовке батальона Донбасс здесь. Предлагал свою помощь, провел несколько тренировок, но потом не стал продолжать, потому что понял, что ребята сконцентрированы на другом. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На другом – это на чем? Вы ответите на этот вопрос сразу после Вестей. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это проект Герой Дня, в прямом эфире на Радио Вести. Гражданский активист Максим Музыка, По телефону триста девяносто сто четыре и шесть у вас есть возможность задать свои вопросы. О мобилизации. Вы ведь не служили в армии, но вы военнообязанный. 


Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Я старший лейтенант запаса по специализации Военные финансы, закончил военную кафедру Киевского политехнического института.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Повестка к вам уже приходила? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Повестка не приходила, более того я сам приходил в июле, спрашивал - хочу. Мне говорили: «Вас с плане мобилизации нет». Ни одного офицера не призвали тогда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему? Вам разве это не интересно?

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Им приходит разнарядка на военкомат, Деснянский районный военкомат города Киева, и там сказали мне — ни одного офицера не призвали, это было в июле. После этого я пошел добровольцем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Российские спецслужбы готовят информационную кампанию против мобилизации в Украине, о чем сообщил на встрече с представителями областных государственных администраций Президент Петр Порошенко со ссылкой на главу СБУ Валентина Наливайченко. Председатель СБУ доложил, что спецслужбы соседнего государства готовят акции против мобилизации. «Реакция правоохранительных органов и руководителей областей должна быть мгновенной и жестокой», - сказал Президент. Он предостерег военных комиссаров от получения взяток за уклонение от несения военной службы. А что у вас смех вызывает это сообщение? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Мне нравится, что предостерег. То есть закон у нас уже не имеет значения, а предостережение Президента имеет. Это на самом деле смешно. Что касается моего отношения к мобилизации, то я только за. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы «за» или «против» - адресуем этот вопрос нашим радиослушателям. И выслушаем ответы. Здравствуйте. 

Слушатель: Добрый день. Это ваш постоянный слушатель Арам. С Новым Годом вас, со всеми праздниками. У меня два вопроса. Как вы относитесь, уважаемый Максим, к закону по поводу пропуска. Я проживаю в Харькове, а моя мама в Луганской области. Практически границе России. Я теперь для того, чтобы поехать маму увидеть, я должен сделать пропуск, короче — беготня. Есть вот президентско -парламентская организация. Нельзя ли сделать волонтерско-парламентскую? Потому что я сколько слышу, все вопросы решают волонтеры. Тогда верховных главнокомандующим будет какой-нибудь умный, образованный волонтер и все вопросы решают сами. 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: По поводу пропуска. Я до конца не знаком с процедурой. Я однозначно «за», потому что этот доступ должен контролироваться. Идут военные действия. Свободное перемещение людей неизвестного происхождения, неизвестно какую информацию они передают в одну или в другую сторону. Это противоречит логике военной, военного времени. Что касается волонтерского движения, я, как один из людей, который участвовал в его создании, я отношусь немного иначе. Волонтер не царь и не бог. Волонтер это посредник, который передает помощь от одних людей к другим, это волевые люди, которые много делают того, что не хотят делать другие. Но это не панацея. Нельзя сказать, что ты волонтер — иди управляй государством. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте, откуда вы звоните? 

Слушатель: Добрый вечер. Тимур, Днепропетровск. Два вопроса. Первый: по-вашему, есть ли у нас достаточно техники, вооружения для противостояния боевого конфликта? Второй вопрос: есть ли потребность в добровольцах, которые не умея ничего, готовы пройти подготовку и отправиться в зону АТО. Спасибо.

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Что касается вооружения, у меня полной картины нет. Были легенды, что есть склады с кучей бронетехники, которая может быть расконсервирована, но я понимаю, что это не так. Что касается добровольцев, то те люди, которые хотят пройти подготовку и идти воевать, должны проходить подготовку и идти воевать. Пройти подготовку это уже очень важно для обороноспособности страны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы были свидетелем передачи техники бойцам Нацгвардии? 

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Непосредственно я не был свидетелем. И Президент ничего не произвел, не закручивал гайки, он присутствовал при передаче. От народа к народу. Что касается новой техники, как шутят на передовой: «Ти бачив нову техніку? - Тільки по телевізору”. Примерно так. Мой друг ездил в Житомир получать танк и два брта, но оказалось что один брт, и к сожалению, они его не смогли доставить на передовую, потому что сказали — самовывозом. А что такое самовывозом? Садись и едь через всю Украину? Организовать доставку поездом не смогли. Решили отказаться. Это я лично слышал. 

Слушатель: Алле, здравствуйте. Эти восторги, которые все время звучат по вашему радио, связаны с мобилизацией, что необходимо защищать Украину. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Представьтесь, откуда вы звоните и как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Константин, Киев. Это просто праздник, это когда Гитлер говорил еще, для фашизма это самая большая находка — война, здесь государство фашистское может себя проявить по полной программе. Что происходит с нами? Это результат общественного помешательства. Майдан во мне вызывает полное отвращение. Куда вы призываете людей? Куда вы толкаете молодежь? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У меня такое чувство, что вы не смотрите новости? 

Слушатель: Я слушаю новости целыми днями и без отвращения не могу слушать о боевых действиях, о том, что их нужно продолжать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Позвольте задать вам один вопрос. А чей Крым? 

Слушатель: Крым — Советский. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Советский. А, ну тогда спасибо, что слушаете нас. Хотя и раздражаетесь. Один слушатель сказал, что то, что происходит это перегрызание советской пуповины.

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Надо было родить плаценту, она бы сама отсохла. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот видите как. Есть у нас еще несколько мнений. Здравствуйте, откуда звоните? 

Слушатель: Здравствуйте, Донецк, как ни странно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну почему же странно. Вы где находитесь? В городе, или вы в области? 

Слушатель: Да, в городе. Я просто хотел предложить этому звонящему приехать и пожить здесь в Донецке, он сразу ощутит все прелести. И все станет на свои места. А вам спасибо за работу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Расскажите нам про жизнь в городе. Потому что мы, когда начинали вещание Радио Вести, нас очень много слушали в Донецке. Есть у вас телевидение, интернет, есть ли возможность получать деньги, что в магазинах? 

Слушатель: К сожалению, не хотелось бы долго оставаться на линии. Прослушка везде работает, но в в общих чертах на букву «ж». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: За счет чего выиграем войну? Ну вот все, нет связи. Ну вот такой звонок.

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Да, показателен. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет у нас возможности больше общаться, потому что у нас истекло время. Есть много сообщений, о которых мы продолжим говорить в следующей части нашей программы, есть сообщение, что Россия хочет прекратить транзит газа через Украину. В Европе удивлены, но по всей видимости смиренно согласятся. Так это или нет — мы вернемся в эфир и продолжим наш разговор, но я поблагодарю Максима Музыку. Героями следующего часа будут известные украинские политологи. «Что бы это значило?» - примерно так мы будем говорить о будущем Украины. Спасибо, и до скорой встречи.

Максим МУЗЫКА, гражданский активист, доброволец: Спасибо.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все