СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Они действительно сейчас нужные эти реформы"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойСаймон Джекмен: "Мы хотели, чтобы люди видели, что могут строить свои жизни из ничего"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В эфире программа "Война миров". С вами Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У нас в гостях сегодня, пожалуй, самый известный в Украине британский бизнесмен Саймон Джекмен. Давайте послушаем о нем справку.

Саймон Джекмен – британский предприниматель. Родился в Лондоне в 1964-м году. Когда ему было 7 лет, семья переехала в Швейцарию. Закончился факультет бизнеса и коммерции университета Лозанны в 1988-м. В том же году, как стажер, присоединился к интернациональной компании "Филипп Морис", где занимал различные позиции в отделе продаж и маркетинга, как региональный представитель до 1994-го. В 1995-м Саймон Джекмен возглавляет только что созданное специально для охвата бывших стран СССР отделение "СиАйЕс енд Болтик Стакс Форс". А уже в декабре этого же года его назначают маркетинг-директором "Филипп Морис Украина". В апреле 2001 года присоединяется к ведущей британской табачной компании "Гелехер Групп". С 2001 по 2003 работает маркетинг-директором компании в России. А с 2004 по 2007 её генеральным директором в Украине. В 2007-м Джекмен возглавляет крупнейшую водочную компанию "Союз-Виктан Групп", оставаясь на посту до 2009-го года. После чего 4 года выступает консультантом ряда финансовых групп, в частности "Юкрейн Дринк Групп ДДС", являющейся дистрибютором "Инкерман" и "Таврия". В 2013-м году возвращается в Лондон, где создал и возглавил компанию "Глобал Фанкшионал Дринкс Юкей Лимитет". Супруга Саймона – украинский дизайнер Ольга Громова.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Саймон, вы работали много лет на постсоветском пространстве – в Украине, в России, в Казахстане. И вот скажите, видите ли вы различия какие-то в ментальности, в национальном характере людей этих стран? Или скорее можно говорить о каком-то феномене постсоветского человека?

Саймон ДЖЕКМЕН: Вопрос, Константин, существует он или нет? Давайте шаг назад и посмотрим все те страны, которые у нас есть по СНГ, и у каждой есть конечно его личный характер, тип. Россияне – они русские, действительно русские, они гордятся, что они русские. Казахстанцы, казаки, они гордятся, что они казаки. У нас в Украине, к сожалению, или, слава богу, такой глубины чувства еще нет национальной. Я думаю, что она начинается. Но хомосоветикус, существует он или нет? Наверное, существует. Потому что у нас есть у всех нас какое-то соединение через культуру, через музыку, через образование. Все читали Пушкина, все слушали Аллу Пугачёву.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: "С легким паром" все смотрели".

Саймон ДЖЕКМЕН: Совершенно правильно. Поэтому да, он существует. Но физически это человек или нет – нет, наверное, не физический. Это какой-то метафорикал человек.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Набор все-таки черт. Вот если говорить все-таки об Украине, России, Казахстане, вы в результате предпочли все-таки Украину, Россию. Почему?

Саймон ДЖЕКМЕН: О, это большая карьера. Это очень просто. Я нашел свою карьеру в СНГ, все страны. И потом я пришел в Украину и жил 6 лет в Украине. И после Украины в России 3 года. И после России моя карьера вернулась в Украину. На самом деле мы знали, что мы должны вернуться в Украину. Мы – это Ольга Громова и я, моя жена. И действительно, так и получилось.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы сегодня работаете в Лондоне. Там вращаетесь в деловых кругах. Как там воспринимается ситуация, в которой находится Украина? И каким в Англии видят наше экономическое будущее?

Саймон ДЖЕКМЕН: Конечно все очень расстроены ситуацией, как она есть сейчас – агрессия, потеряна территориальная целостность. Это, конечно, это очень плохо. И это все прекрасно понимают, что так нельзя. Будущее Украины – оно будет сложновато. И действительно оно будет сложноватым. Мы уже видим сейчас девальвацию, мы видим новую налоговую систему. Там есть плюсы и минусы. Но действительно следующие несколько лет я думаю, что для Украины будет тяжело и будет сложно. Но в том числе уже начинается 15-й год намного лучше, чем закончился 14-й. Сейчас есть надежда.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Получается, из двух зол все-таки выбираем меньшее. Если говорить о Лондоне, в котором живете вы, его давно облюбовали для себя богатые выходцы из России постсоветского пространства. Они покупают дома в самых дорогих районах, создают свои клубы, Рестораны. Насколько органично эти люди вписываются в жизнь британской столицы? Воспринимают ли их, их проявления?

Саймон ДЖЕКМЕН: Понимаете, Лондон – это метрополия. До россиян были у нас арабцы, до арабцев были у нас американцы. До американцев были у нас индусы, пакистанцы. Там ты не ходишь на улице без видеть человека другой страны, да, и мы все считаемся британцами. Поэтому здесь выглядит русский, как китчинг – нет. Английцы – они молодцы. Они понимаешь, что когда живешь, то надо себя вести…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть, они ассимилируются по сути с той средой.

Саймон ДЖЕКМЕН: Да, спасибо.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот интересная тогда ситуация, Костя, получается, когда наши попадают туда, часто наша пресса пишет о том, что ага, вот наших сразу видно. На самом деле я уверена, что британской прессе наверняка тогда и дела особого нет. Она не высмеивает. А наша пресса.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Почему? Вот Саймон наверняка видел большой телепроект британский, который посвящен русским в Британии был. И там как раз достаточно карикатурно они выглядели с их богатством.

Саймон ДЖЕКМЕН: Действительно карикатурны. И это какая-то часть исключения их все. Но еще раз надо понимать, что Лондон – это метрополия. Это просто эклектика. Не бывает один типичный английский человек. Как мы себе представляем, человек, зонтик.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Чай в 5 часов обязательно, сдержанный, которому нет дела до ничего. То есть, такого уже нету?

Саймон ДЖЕКМЕН: Такой еще есть. Но это не такой карикатур, который мы себе представляем.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Понятно. Вы упомянули уже сам вашу супругу Ольгу Громову, замечательного украинского дизайнера. Но сейчас поговорим, как закончила она свою карьеру. Но в прессе не часто встретишь, как вы познакомились. Вы готовы сейчас рассказать об этом?

Саймон ДЖЕКМЕН: Рассказать, как я встречался с Олечкой – конечно. Я могу вам сказать, когда это было. 21 марта 97-го года.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вы у вас в семье даты помните?

Саймон ДЖЕКМЕН: Я эту дату прекрасно помню. Но не всегда так. Это да. И это было около 10:30 вечера. Мы встречались в кафе "Аризона" в Киеве. Я там встретился со своими друзьями. Она там сидела с подругами. Она была в одной стороне кафе, я в другой. Мы просто сели вечером. Я не смог… девушка такая красивая. Меджикел, да. Получается, вечером мы не говорили вообще. Просто смотрели на друг-друга. А потом мы с друзьями уехали, пришли ко мне домой. Я готовил ужин. Это было где-то 10 вечера. Я им сказал – ребята, еда есть. До свидания. Я возвращаюсь. Потому что мне обязательно нужно встречаться с этой девушкой.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И вы успели, она не ушла?

Саймон ДЖЕКМЕН: Я возвратился в "Аризона", и она уже ушла. Но её подруги там сидели еще, бегли на улицу, и она возвратилась. И мы познакомились. И на следующий день мы встретились еще раз. И вот.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, с первого взгляда любовь?

Саймон ДЖЕКМЕН: Абсолютно верно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Получается да. И настолько вы решительны. Как часто в жизни вы решительны, что в считанные часы вы принимаете решения? Люди бывают по году, по два думают. А тут вы все-таки решили – нет, оставляю друзей, возвращаюсь. Это моя судьба. Интересный случай.

Саймон ДЖЕКМЕН: Это да, действительно судьба. И бог мне тогда сказал – слушай, Саймон, пора, может быть, возвращаться. Более важные вещи здесь, чем твои друзья. Они кушают, они пьют.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: У них все хорошо.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Смотрите, поскольку Громова действительно была одним из самых ярких дизайнеров украинских, она была в центре того, что в Украине называется светской жизнью. И вы вместе с ней тоже оказались в центре украинской светской жизни. А насколько вам самому было интересно в этом участвовать, в светских мероприятиях в Украине? Что вам в них нравилось, что нет? Насколько чувствовалось тогда, и существует ли сегодня разница между тем, как эти мероприятия проходят в нашей стране, на постсоветском пространстве, и допустим, у вас на родине?

Саймон ДЖЕКМЕН: Нравится мне это или нет, но как все вечеринки, и как все мероприятия, иногда нет. Зависит действительно от мероприятий и от людей, которые там находятся. Но на самом деле, светская жизнь – это что-то, что у меня попал. Потому что Олечка известный дизайнер. Потому что она действительно очень яркая. Она действительно тогда попала в эту жизнь. И я всегда говорил – хотите видеть фото Саймона – ищите Олечку, я там рядом. Нравится – не нравится – это не вопрос. Нравится, конечно, да. И тоже, конечно нет, Иногда есть такие вещи и такие мероприятия, что думаешь – зачем я здесь?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но ради Оли вы на это шли? То есть, вы понимали, что вы должны быть вместе на каких-то мероприятиях. Это было возможно договор в вашей семье, что мы везде вместе появляемся на мероприятиях? Или не было таких договоров.

Саймон ДЖЕКМЕН: Это не был договор. Это просто была наша жизнью. Это был абсолютно натуральный процесс.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вам еще пришлось поучаствовать в таком телепроекте, как телешоу "Богатые тоже плачут". Давайте мы сделаем паузу.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Сохраним интригу почему Саймон на это пошел.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И потом об этом продолжим.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы слушаете Вести – радио новостей и мнений. В эфире программа "Война миров". У микрофона, как всегда, - Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы сегодня беседуем с британским бизнесменом Саймоном Джекеменом. И как раз затронули тему его участия, участия из-за того, что Ольга Громова участвовала, его жена в первую очередь. Она персона публичная была еще до их знакомства. В проекте телевизионном "Богатые тоже плачут". Насколько комфортно бизнесмену мужчины в принципе быть публичным? Одно дело прийти и уйти на вечеринку. А другое дело – находится постоянно под прицелом камер. И этот проект был таким довольно длительным.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, его снимали почти год, по-моему.

Саймон ДЖЕКМЕН: Да, почти год.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И получается год вам приходилось делить свою жизнь с телекамерами, операторами. Причем, в разных местах. И у себя дома, и в Венеции, где-угодно. Почему вы вообще на это согласились?

Саймон ДЖЕКМЕН: Когда проект начинался, никогда нам не сказали, что это будет сниматься год. Мы думали несколько месяцев. Нам сказали – 3 – максимум 4-5 месяцев. Мы думаем – ну, давай, 3 месяца терпим.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Терпим, стоп-стоп. Ради чего изначально согласились терпеть? Даже три месяца.

Саймон ДЖЕКМЕН: Ради чего? Почему мы согласились? Для нас это было желание участвовать в этом шоу. Потому что мы хотели в том числе, чтоб люди смогли видеть, что ты можешь строить свою жизнь, и достаточно хорошо её устроить от ничего. И Олечка, и я, мы начали с ничего. У нас нет богатых родителей. У нас есть родители, которые нам дали, как все дети, образование. Сори, все. Потом мы начали строить наши карьеры. Моя карьера – международная, Олечка – карьера в дизайнерском бизнесе. И действительно, мы хотели, чтобы люди смотрели на шоу, и думали, - да, порядочные и честные люди могут строить абсолютно хорошую, нормальную жизнь благодаря их труду. Вот наша идея была.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы хотели донесли эту мысль до всех.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но получилось немножко другим. Оно скорее больше было похожим на какой-то такой продукт в стиле китч.

Саймон ДЖЕКМЕН: Так и получилось, Костя, потому что так и получилось.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В результате вы как раз вышли людьми с серебряными ложками во рту. Как будто изначально вам это дано. И вот ваш труд, и ваша идея, что действительно вы сами с Олей сделали себя, она несколько потерялась.

Саймон ДЖЕКМЕН: Она полностью потерялась, да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, я хотела быть тактичной.

Саймон ДЖЕКМЕН: Все эти сцены, которые они снимали, когда мы действительно говорим о нашем начале, как мы строили это все. Зарезали. И потом это не было 3 месяца, как Константин сказал раньше, это было действительно год. И везде надо было себя адаптировать. Куда ты идешь – там будет камера. Это не только было в Венеции. Это тоже было Лондон, Одесса, это было дома. Мы почти постоянно на мероприятиях, где мы шли – камера в лицо.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вместе с тем, шоу имело очень большую популярность в Украине. Его даже, насколько я знаю, закупили в нескольких странах. В Польше его показывали. Вам участие в этом шоу вам что-то принесло? Или это просто потраченное время с вашей точки зрения?

Саймон ДЖЕКМЕН: Через каждый опыт есть какой-то плюс. Я прекрасно помню, что такое, я в жизни никогда не сделал больше. Но самое главное, что мы получили, это дружба. Это наши соучастники, это в том числе Камалия, Наташа Ветвицкая, и тоже Воронин и Воронина. Это было самое главное для нас, что до сих пор сегодня мы дружим с Камалия и Наташа.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: С Ворониными, получается, у вас не сложились настолько теплые отношения? В силу того, что они постоянно ездят.

Саймон ДЖЕКМЕН: Это не не получились отношения. Я встречался с Андреем, наверное, пару раз. Очень хорошие отношения. Очень прекрасный парень. Просто, он жил тогда в Германии. И сейчас живут я не помню где. И мы жили в Украине, путешествовали постоянно тоже. Поэтому очень сложно было с ним строить отношения. Захур, Камалия, Наташа, они все находятся в Киеве. И нам было, может быть, легче. Или, может быть, потому что мы оба британцы, есть какие-то корни. Вот и так иполучилось. Это не был какой-то негатив в сторону Андрея.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот по поводу Камалии. Вы вместе и Новый год отмечали, и бываете на всех концертах, где поет Камалия. Вам нравится её творчество? В частности, если вы на автомобиле по городу перемещаетесь, слушаете песни её вот так?

Саймон ДЖЕКМЕН: Я очень люблю её музыку. Она профессиональная девушка 100%. И её музыку слушаю в машине. И действительно когда я есть в городе, где она поет, - обязательно я на концерте.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А скажите, пожалуйста, не удивляет вас вот тот же Захур, когда участвовал в этом проекте "Богатые тоже плачут", он с таким восторгом рассказывал о своем знакомстве с Камалией, и о том, когда впервые он услышал её голос, вас вот не удивляют мужчины, которые так трепетно публично готовы рассказывать о любви к своей жене?

Саймон ДЖЕКМЕН: Если это мне мешает, что люди открываются. Нет, конечно. Это очень красиво. Это Захур говорит о Камалии потому что действительно он её любит. И она ему в том числе. Поэтому, нет, я не вижу здесь ни какой-то минуса. Только плюсики.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот во время как раз съемок шоу "Богатые тоже плачут" Ольга Громова вместе со мной, не буду этого скрывать, реализовала один из очень радикальных художественных проектов "Фатальные стратегии". Это был проект, посвященный Жану Бадерьяру, посвященный его критики, обществу потребления. И как вы помните, тогда прямо на подиуме Ольга сожгла на глазах у публике очень сложную дорогостоящую красивую коллекцию. Таким образом поставила точку в своей карьере, как дизайнер моды. Я тогда видел, Саймон, что вы смотря на это, плакали.

Саймон ДЖЕКМЕН: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как вы вообще восприняли? Мы с Ольгой долго держали в тайне от всех, чем закончиться.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Даже от Саймона?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И от Саймона в том числе.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Люди были шокированы, когда это происходило.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А как в результате вы вы все это восприняли, и что за этими слезами стояло?

Саймон ДЖЕКМЕН: Слезами, это не было насчет платьев.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно.

Саймон ДЖЕКМЕН: Слезы – это было на счет точка. Что она действительно сказала – ребята, все. Закончилась карьера, как дизайнер фешен, и сейчас идет дальше по пути. Жалко платьев конечно. Но это было очень красиво. И это было очень смело. И я помню все эти дискуссии, которые были вместе с Олечкой в библиотеке. Когда меня просили – пожалуйста, Саймон, не хочешь идти, гуляй чуть-чуть, чтобы мы смогли еще обсуждать детали наших проектов. Или где вы скрывали у меня в музыкальной комнате или в кинозале, и я сидел в библиотеке в том числе. Олечка такая – фантастична персона. Она сделала карьеру в моде, фешен. И хотела поставить просто точку. И какая лучше точка чем брать свои вещи, которые ты трудился месяцев 6-8, сколько времени вы работали. Это минимум 6 месяцев. И просто их бросать там – спасибо, до свидания.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Для многих до сих пор это загадка. И многие думают, что все-таки была какая-то обманка, и что по подиуму ходили модели в дорогих нарядах, а спалили другие наряды. И вот я если сталкиваюсь в таких разговорах, говорю – нет, как раз спалила она эту же коллекцию. Все говорят – но зачем, почему она не могла спалить что-либо другое? Почему Оля, вот она во всех отношениях и шагах, понятно, это была, Костя, и твоя идея. Объясните почему вы не пошли на обман? Ведь это шоу, прежде всего.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Потому что искусство, Таня, это очень честная территория, в отличии от моды, в которой очень много подмен, симуляций и выдумки. А это был в первую очередь жест художественный, а не жест в области моды.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Просто хотела, чтобы это прозвучало в эфире нашей радиостанции, чтобы очередной раз все поняли, что же тогда произошло. Саймон, тем ни менее, эта точка была поставлена. Обсуждали ли вы точку с Олей, что она решила закончить с дизайнерством? Для вас это было открытие? Это долгий шаг? Вы поддерживали её в этом шаге?

Саймон ДЖЕКМЕН: Это было точка на дизайнерской моде. Это не было точкой на жизнь, как дизайнера. Она продолжала работать, как дизайнер интерьера, и еще как дизайнер проектов. Но действительно, не в одежде, не в моде. Знаете, обсуждали мы это? Наверное, да и нет. Еще раз это было её решение. И я просто поддерживаю её в её решении. Да, правильно сказал?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да, все верно сказали. Я просто думаю, вот вы очередной раз сказали. Действительно, когда происходит, вот как о походах на мероприятия, вы сказали – как-то и не обсуждалось. Так происходит само собой. Также и тут вы говорите. Я просто поддерживаю её. Потому что когда вы на публике появляетесь, вы в первую очередь выглядите такими друзьями. Вот друзья Саймон и Оля. Но вместе с тем ты видишь, что это влюбленная пара. И влюбленная постоянно. Хотя уже давно влюбленность должна была уйти, и остаться только любовь. Мы сейчас прерываемся, и у нас еще будет полчаса разговора с Саймоном Джекменом.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это программа "Война миров". С вами Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У нас в гостях сегодня Саймон Джекмен, британский предприниматель, который много лет своей жизни посвятил Украине, и украинскому бизнесу. В частности, Саймон, вы работали много в табачной промышленности, в продвижении сигаретных брендов, и сами курите. Как вы относитесь к кампаниям последних лет по запрету курения и рекламы сигарет. Это дает какую-то реальную пользу или по сути это только приносит убытки многим отраслям? Не только табачным.

Саймон ДЖЕКМЕН: Да, действительно много лет работал в табачной индустрии, около 20 лет. И, знаете, это, наверное, у нас нашей страны Украина, Россия, тоже другие развитые страны, где мы видим последние несколько лет запрет курения в публичных местах или рекламы, или так далее, так далее. Но понимаете, что это уже началось намного раньше. В том числе в Северной Европе, Скандинавии, Финляндии. И тоже, в том числе в Великобритании. Поэтому был это сюрприз или нет, что запрещают рекламу сигарет – нет, это не сюрприз. Сигареты – это взрослый выбор. И должен выбирать взрослый человек. Поэтому дети недолжны никак курить… И что касается курения в публичных местах. Вы знаете, да, я курил, но я за. Потому что есть большая часть людей, которые не курят, чем люди, которые курят. И это действительно для некурящих неприятно сидеть в ресторане кушать блюдо, и кто-то возле тебя курит постоянно пачку сигарет. Поэтому, это эволюция времени. С временем мы меняем. И сегодня нам говорят – ребята, давайте уважать друг-друга.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот смотрите, в Берлине, например, уже научились обходить некоторые запреты, понимая, что взрослый человек все-таки имеет право выбора. Действительно. И во многих немецких ночных клубах теперь курить можно снова. Хотя Германия была одной из первых стран, которая поддержала запрет на курение. В некоторых ресторанах после 12 ночи в Германии можно курить. Может быть, подобные процессы все-таки в Европе вернуться, что появятся места, где просто будет разделено. Вот здесь можно курить, а здесь нельзя, а не так, что везде не нельзя?

Саймон ДЖЕКМЕН: Конечно, самый лучший вариант – это если ты можешь сидеть в курящем зале или некурящем зале. Здесь, например, Берлин я не очень хорошо знаю. Но я знаю, Костя, вы были в Берлине недавно. Поэтому я слушаю ваш опыт. Что я думаю об этом? – Я думаю, что окей. 12 ночи – действительно, дети больше не гуляют. Второй, может быть, есть такой закон в Германии сейчас, но я не вижу, что такой закон возвращается в Великобритании. Было недавно принято новый закон в Великобритании, что запрещено курить в машине, в твоей собственной машине, если у тебя дети в машине есть. Но мне чуть странно, почему надо писать закон за это. Я думаю, что это просто логика. Если у тебя дети сидят в машине, - ты не будешь курить в машине. Нет, не будешь. Останови машину, сиди, пей кофе, кури сигарету, садись обратно в машину. Но поэтому вижу я какой-то возврат в будущее в закон курения в публичных местах – я не думаю. Честно слово, я не думаю.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вот если вообще говорить о запретах, как вы к ним относитесь вцелом? Вы верите в действенность запретов? Я понимаю, что мы не можем эту тему обобщать, но тем ни менее, она сейчас в политике актуальна, в экономике актуальная. Запреты, как таковые работают ли они?

Саймон ДЖЕКМЕН: Короткий ответ – нет. Они никогда не работают. Потому что должен быть не запрет просто так, должно быть обсуждение – почему-то не делать, или почему можно что-то делать. Но закон есть закон. На конце концов она есть. И слава богу, что она есть. Именно поэтому мы живем в демократии. Что у нас есть возможность выбирать наши правительства, нашу власть. И через этот процесс мы тоже принимаем в том числе эти законы, которые существуют. Но просто запрет – нельзя кушать сладкое. А ребенок тебе в ответ – почему? Надо объяснять почему. Или нельзя сидеть здесь. Но почему? И давайте обсуждаем почему. Тогда мы понимаем почему. И тогда мы принимаем участие в процессе. И согласимся с решением, которое принято.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Главное, чтобы оно было здравым.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот если возвращаться, собственно, к Великобритании, к настроениям современным, которые там существуют, достаточно много было в последнее время публикаций о том, Великобритания собирается выйти из состава ЕС, Насколько они вот живя в Лондоне, насколько вы чувствуете, что серьезные есть такие настроения, или это больше какая-то пиар-кампания? Действительно ли британцы готовы выйти из ЕС? Действительно ли для британцев Евросоюз – это какая-то вот такая ноша тяжелая?

Саймон ДЖЕКМЕН: Это очень спорный вопрос, Костя. И это можно дать очень длинный ответ. Можно обсуждать это буквально пару часов, которых у нас нет сегодня. Но короткий вопрос, серьезный этот вопрос или нет в Великобритании на сегодняшний день, актуально это или нет? – Да, актуально. Да, серьезно. Почему? Это, я думаю, самый первый вопрос.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Конечно.

Саймон ДЖЕКМЕН: Первый ответ, надо понимать сколько из Европы, Польша, Чехия, Болгария, Венгрия пришли в Великобританию, после того, как они соединялись с Европейским союзом. Ответ – очень много. И, к сожалению, мы сейчас находимся в период кризиса. Экономический кризис. Да, выходим от нее. Она существует до сих пор. Чувствуется больше здесь Россия, чем в другие Великобритания сегодняшний день. Но последние пару лет это было сложно для всех. И тогда люди стали безработные. Больше людей, чем раньше, стали без работы. И когда ты становишься без работы, ты всегда смотришь на своего соседа, и ты видишь, что твой сосед работает. Не важно тебе какую он работу держит. Он работает. И, к сожалению, или слава богу, много людей, которые из этих стран, которые я назвал раньше, - Польша, Венгрия, Болгария, Румуния и так далее, занимают много рабочих мест, которые может быть заняли б англичане, британцы, шотландцы, валлийцы. Может быть. Именно здесь спорный вопрос – может быть. Но в конце концов что ты видишь? Ты видишь, что ты без работы. Ты видишь, что все те преимущества, которые ты раньше получил от государства, потому что был период экономический рост, ты получил больше. Помнишь, и так далее, но тебе по чуть-чуть снимают, убирают это. И действительно, последние несколько лет серьезно снимали эти. И ты видишь, что человек, который, ну, поляк на самом деле, он работает, и получает зарплату.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но ведь вы же сами, Саймон, говорили, что Лондон – это метрополия, и там всегда было очень много людей, во всяком случае из бывших колоний британских. Огромное количество. До людей из Евросоюза, из Восточной Европы там было огромное количество людей из Индии, Пакистана. Британия имела большое количество колоний. То есть, как бы можно было бы уже и привыкнуть к тому, что в Лондон постоянно приезжают люди из других стран. В Англию вообще.

Саймон ДЖЕКМЕН: Да. Лондон, когда мы говорим русские – это действительно Лондон. И от общее Великобритания – это две разные вещи. Лондон – это метрополия. Великая Британия – не везде метрополия. Есть много большие города. Конечно да. Но всегда у нас было достаточно большое количество людей из другой страны, да. Сложно объяснить ментальность. Но еще раз, я помню этот феномен во Франции. По времени метро, и был Ле Пен. Помните?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Он и сейчас в Европарламенте заседает.

Саймон ДЖЕКМЕН: Есть его дочка.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А во Франции его дочь Марин.

Саймон ДЖЕКМЕН: И в Великобритания есть тоже… это более правая сторона. И как эти политические партии растут, но всегда на страх другие берут на страх народ. Если эти небыли, - тебе было бы лучше. Поэтому ты ненавидишь. Правда, ты их ненавидишь. Потому что тебе было бы лучше, если они небыли. А какой ответ у тебя может быть? Да, я хочу, чтобы мне было лучше. И сори, мы Великобритания, и у нас очень большой… Действительно, у нас много людей, которые пришли у нас пост колонизация. И не только из Индии и Пакистана. Но тоже есть Гонконг и другие места. Но все равно, здесь это именно сейчас, и именно это количество людей, которое колд енд колд. Надо переводить это, пожалуйста. Берут у нас наш…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот все-таки так.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Прервемся ненадолго, и вернемся к британским делам.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Сегодня в программе "Война миров" мы разговариваем с Саймоном Джекманом. Вот остановились на том, что якобы едят британский хлеб выходцы из других стран. Но вот еще о британском правительстве хочется поговорить в отношении Украины теперь. Оно сегодня занимает в Европу одну из самых жестких позиций в отношении Кремля и российской агрессии в Украину. Сказываются ли здесь традиции векового противостояния двух империй колониальной политики? Либо Британия реагирует лишь исходя с ситуации современности? Потому что вот так сегодня правильно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле действительно, на протяжении столетий Великобритания и российская империя были серьезными соперниками. В частности, в Азии, на Ближнем Востоке это была борьба определенная за колонии. Только совершенные разные подходы были. Если Британия создавала колонии, то Россия просто все поглощала в себя. Это разные имперские политики и позиции. Поэтому, как бы, Британия и Россия исторически традиционно соперники. Но вот интересно, это на сегодняшнюю позицию Британии влияет каким-то образом, или британское правительство в жестких мерах относительно России сегодня исходит только из сегодняшних соображений? Не из исторических традиций.

Саймон ДЖЕКМЕН: У нас уже давно, Константин, нету колоний. Давно-давно-давно. Слава богу, что мы поняли, что колония нам больше не надо. У каждого народа есть его преимущества жить его национальной жизнью, да, И поэтому наша позиция, что касается Крыма, Украины, эта политика, это современная позиция. Это не историческая позиция. Вот здесь история ничего не играет. Кроме того, что мы тогда подписали – помогает Украине, если будет какая-то агрессия в Украине. Это часть нашей мировой позиции. Я думаю, что демократии одинаковы. И не только Великобритания в том числе. Это США, и тоже Европа, Германия. Европейский союз только что подписал, в декабре, если я не перепутаю, 24-го, новые санкции на эту тему.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле Россия, мне кажется, нанесла определенное оскорбление фактически Соединенным Штатам и Великобритании. Ведь Россия, Великобритания и Соединенные Штаты – три страны, которые взяли на себя гарантии целостности Украины. И когда Россия захватывает часть Украины, она фактически обесценивает гарантии Британии и Соединенных Штатов.

Саймон ДЖЕКМЕН: Да, и так и есть.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Саймон, если все таки на рельсы ставить, вы в первую очередь бизнесмен, мы заговорили немножко о том, что Британии сейчас тоже не сладко. Правильно мы вас поняли. Но в Украине во время перемен сейчас кажется еще более не сладко. То есть, многие люди слыша об очередном налоге, они просто взвывают, и им тяжело предположить, что это временная какая-то ситуация, и что сейчас мы подтянем пояса, потом дальше будет хорошо. Вы смотрите на украинский бизнес, несмотря на то, что вы живете в Британии. Как вы видите его будущее, и что с ним нужно делать сегодня? Или, возможно, вы также следите за нашими реформами, и понимаете, что все-таки они сейчас нужные.

Саймон ДЖЕКМЕН: Они действительно сейчас нужные эти реформы. И как я говорил раньше, есть плюсики и минусы.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да, вот о плюсиках и минусиках.

Саймон ДЖЕКМЕН: Минусы, что народ сейчас платит больше налогов. Это минус. Но, к сожалению, так и должно быть. Я уверен, что без этого не будет помощи.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть, это необходимые меры?

Саймон ДЖЕКМЕН: Да. Потому что должны быть эти реформы. И через эти реформы тогда будет помощь. Денежная помощь. И без этого экономика просто умирает. Нельзя, чтобы она умерла. Один из плюсиков, это что уменьшение налога на бизнес. И это, слава богу, наконец-то. И тоже уменьшались социальные выплаты, и сильно уменьшались. Я уверен, что государство надеется, что через эти шаги будут убирать эту "серую" экономику, которая существует. И это раз. И второе, что будет стимулировать мелкий и средний индустрия, мелкий и средний бизнес. И как мы все знаем, кислород экономики – это мелкий и средний бизнес, люди, которые есть, не знаю, ну, 50, 150, или 500, может быть до тысячи работников. Но который действительно себя специализирует в каком-то направлении, да. Если мы остановимся здесь платить зарплаты, как мы сейчас платим зарплаты, и начинаем зарплаты через открытые банковские системы, надеемся, что все будет возвращено.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот когда здесь был в студии ваш друг Мухамад Захур, он советовал новому украинскому правительству обратиться к украинской диаспоре, которая живет за рубежом, и среди которой много разных специалистов. Наше правительство поступило несколько более экстравагантно. Оно просто пригласило иностранцев занять министерские посты. Как вы расцениваете такую инициативу? Насколько она действительно экстравагантная? Насколько вообще такая практика может принести какие-то плоды – приглашение иностранцев в правительство страны?

Саймон ДЖЕКМЕН: Все зависит от человека. Надеемся, что наш процесс выбор человека – это правильный процесс. И что его/её знания, опыт будет помогать нашему государству, правительству строить эти политика, и эти процессы, которые нужно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А какие процессы вам сейчас интересно строить в бизнесе, имея вот такой колоссальный опыт, и пройдя опять же таки многие падения в разных странах бизнеса, рост какой-то. Вот какие процессы вам интересны? Создавать новые компании или регулировать вот это протекание процессов? Или когда это некое состояние стресса? Вот лично вы.

Саймон ДЖЕКМЕН: Я только что создал новую компанию в Великобритании. Но это абсолютно новый бизнес, который до нас не существовал. Мы производим и продаем безалкогольные напитки, энергетически напитки, просто безалкогольные напитки. И это, сказать, что это стресс – да, это стресс, 100%. Другая страна. Это стресс. Но это очень кайф. Это большой кайф, когда ты сделаешь это, смотришь назад, и – вау. Сделал.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Все-таки создавать новое. В чем необычность этой компании? Вы говорите – никто не делал до вас.

Саймон ДЖЕКМЕН: Компания сама по себе не существовала, она существовала в России, в разных странах, в СНГ, и в Америке. Но в Великобритании – нет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А если к личному вернуться. Вот меня всегда удивляло, что у вашей библиотеке очень много книг на французском языке, не меньше, чем на английском. А практически считается, что британцам не свойственна такая франкофилия. Немцы любят французов. Британцы не очень. А откуда у вас такая любовь к Франции?

Саймон ДЖЕКМЕН: Я думаю, что в 2015 года у нас не такое чувство против Французов в Великобритании, как…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: При Наполеоне.

Саймон ДЖЕКМЕН: При Наполеоне, или другие. Как у меня франкофилия получилась? Когда мне было 7 лет, я жил в Швейцарии. С 7 до 27 я там учился. И я учился по-французски, и только по-французски. И тогда у меня появилась эта любовь к французским писателям. И все время был этот спор. И действительно, у меня дома есть тоже самое количество книг на французском, как на английском, и тоже там в том числе у нас на русском тоже.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Еще, к сожалению, у нас заканчивается программа, но не могу не задать один вопрос, который в прошлом году волновал многих, в Украине в том числе, - идея независимости Ирландии, Идея отделения Уэльса от Великобритании, и референдум, который проходил. Понятно, что.

Саймон ДЖЕКМЕН: В Шотландии.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Прошу прощения. В Шотландии! Как вы относитесь к этой идее? Вот вы можете, как британец, допустить, что когда-нибудь Шотландия отделится от Соединенного королевства?

Саймон ДЖЕКМЕН: Она не будет. Потому что выбор. Напомню данные, 54% - против, и 46% - "за". Поэтому здесь вопросов нету. И будущие 20-30-50 лет не будет. Не хочу я думать, что Великобритания возвращается к абсолютно разной стороны, где надо показывать паспорт на границе. Для меня Великобритания – это Великобритания. И если смотрим в нашу историю, - это Великобритания. Строили её империю, и потом потеряли ею империю. Это Великобритания поддерживала свободу во Вторую мировую войну, и потом с помощью американцев, и русские тоже. Вот, поэтому нет, Великобритания для меня – одна целая.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Нашим языком – это единая страна.

Саймон ДЖЕКМЕН: Это единая страна. Совершенно правильно. С другой стороны, если мы сам себе этот выбор, который только что был, он абсолютно демократичный. И это было сделано абсолютно по демократических процессах. Ни какой-то танк, ни какой-то солдат.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Что хотели – то сказали, то выбрали.

Саймон ДЖЕКМЕН: Совершенно правильно. Поэтому если так и есть, и если люди выбрали по-другому, да, сори, тогда ситуация была бы другая. Но она была свободной.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Что ж, Великобритания остается единой страной. Я надеюсь, что в этом году Украина тоже продемонстрирует тоже, что она единая страна.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все