СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Циники, 18 января

"Циники"Марш мира и сексуальность в политике

Стенограмма дневного эфира выходного дня на Радио Вести

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Программа «Циники» на Радио Вести. В студии Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков. Здравствуйте. Пока что мы еще не обозначили темы, которые будут раскрыты на протяжении следующего часа, тем не менее уже сейчас, кстати, настраивайте свои мобильные телефоны, для того чтобы писать нам короткие сообщения на номер двадцать четыре тридцать пять. Но, а что касается тем, прежде всего хотелось бы сказать о Янике Мерило — это советник, новоназначенный советник министра экономики Украины. Вот этой персоне мы и посвятим сорок пять минут этого часа. Начнем традиционно с важной информации из зоны проведения антитеррористической операции. Силы АТО в районе Донецка получили приказ открывать огонь по позициям боевиков. Об этом сообщил советник Президента Украины, помощник министра обороны Юрий Бирюков в своем «Фейсбук». Сегодня утром ситуация в районе аэропорта оставалась напряженной, однако в двенадцать часов дня наблюдалось относительное затишье. Об этом сообщает Генштаб АТО. Украинские военные контролируют ситуацию в аэропорту и проводят эвакуацию раненых. Об этом сообщил спикер АТО Андрей Лысенко. 

Андрей ЛЫСЕНКО, спикер АТО: «Тривають атаки терористів на аеропорт Донецьк, в тому числі із застосуванням важкої артилерії. Прямо вчора з шістнадцяти тридцяти бандформування вели вогонь з реактивних систем залпового вогню «Град» прямо з житлових кварталів. Попри масові обстріли терористами українських позицій, нашим військовим вдалося захистити цей стратегічно важливий об’єкт від захоплення бойовиками. Незважаючи на інтенсивний вогонь противника, проходить евакуація поранених. Це необхідності. Для доставки важко поранених до медичних закладів буде задіяна авіація».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ранее сообщалось о том, что из донецкого аэропорта вывезли троих погибших и двадцать три раненых украинских бойца. Обстрелы в донецком аэропорту были зафиксированы и ночью, сообщает спикер АТО Леонид Матюхин.

Леонид МАТЮХИН, спикер АТО: «Починаючи з вісімнадцятої години терористи здійснили двадцять вісім обстрілів позицій наших військових. Під вогонь артилерії потрапила металовежа в донецькому аеропорту. В донецькому аеропорту українськими військовими проводилися активні дії, направлені на подавлення вогневих засобів противника та встановлення контролю над територією летовища. Проведено евакуацію поранених. Всі поранені доставлені в медичні заклади. На даний час в аеропорту відносне затишшя, ситуація контролюється нашими військовими. Інформація щодо просування наших військ в Донецьк не відповідає дійсності. В цілому за добу бандформування здійснили шістдесят дев’ять обстрілів по позиціям сил АТО».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Защитникам донецкого аэропорта необходимо подкрепление, в первую очередь артиллерия. Об этом в эфире «Громадського ТВ» заявил командир пятого отдельного батальона «Правый сектор» с позывным «Черный». 

Командир пятого отдельного батальона «Правый сектор» с позывным «Черный»: «Бажано би було підкріплення у вигляді двох [неразборчиво] для іще кращого підтримання бойового духу хлопців і завершення цієї операції. Це було б класно. І тут питання в тому, що дев’яносто третя виконує свою задачу, вісімдесята там, десантна, виконує свою задачу. В залежності від своїх сил і ресурсів, якщо зараз перекинуть багато, занадто багато збройних сил, то це буде більше заважать, чим нормально упорядковувати роботу. Я казав за артилерійські дивізіони — це була б сумашедша допомога зараз».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Обстрелы со стороны боевиков в районе донецкого аэропорта стали самыми мощными за все время проведения АТО. Об этом в интервью Радио Вести заявил боец добровольческого украинского корпуса «Правый сектор».

Боец добровольческого украинского корпуса «Правый сектор»: «Вчора всі евакуаційні машини, в тому числі кілька наших машин, песівських, вивозили поранених звідти. Було не менше сорока поранених. Коли сепаратисти захопили практично весь новий термінал і захопили пожежну вишку, то зайшла туди десантура, і десантура відбила усе назад, та ще й сепаратиста узяли під час останньої атаки. Пожежна вишка зараз наша, більша частина нового терміналу наша. Коротше, відновлено статус-кво. Ці дві доби йшов такий інтенсивний обстріл, звуки артилерії були, як автоматні черги інтенсивністю. Вони зараз досягли плотності артилерії (сепаратисти) — сто п’ятдесят гармат на кілометр. Божевільна кількість. Це вперше за всю війну. Раніше такого ще не було за цю війну». 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Подробнее о происходящем в Донецке нам расскажет журналист Радио Вести в этом городе Иван Летковский. Иван, добрый день.

Иван ЛЕТКОВСКИЙ, журналист: Здравствуйте. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Здравствуйте, Иван. Вот сообщается о том, что все эти события вкруг донецкого аэропорта сейчас оказались самыми мощными за все время проведения АТО. Насколько из Донецка это воспринимается, так же?

Иван ЛЕТКОВСКИЙ, журналист: Ну, в Донецке, скажем, уже несколько суток подряд не прекращается артиллерийская стрельба, повсюду слышны взрывы и залпы тяжелых артиллерийских орудий. За последние сутки, за минувшую ночь, ситуация обострилась, можно сказать, до предела. Сейчас с утра под огнем артиллерии находятся практически все районы города. Поступают сообщения о том, что снаряды падают даже в центральной части города, в которой, в принципе, до данного времени было значительно тихо и спокойно. И вот даже местным коммунальщикам пришлось очень сильно ограничить приближение муниципального транспорта. Фактически вот не вышли на маршруты три автобусных маршрута, и также вот на девяти трамвайных маршрутах работает лишь три трамвайных маршрута. Такое случается впервые за всю историю проведения боевой операции на востоке Украины.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Иван, вчера Вы в эфире говорили нам о том, что местные жители так привыкли к обстрелам, что уже особо и не реагируют. Можно ли сегодняшнюю ситуацию назвать экстраординарной, наблюдается ли паника, может быть, население прячется в бомбоубежищах?

Иван ЛЕТКОВСКИЙ, журналист: Однозначно. В принципе, паники не наблюдается как таковой, явной, но люди, вместе с тем, стараются по возможности не выходить на улицы и, скажем так, находиться дома, подальше от окон, подальше от мест возможных попадания осколков и вот разрывов снарядов. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Наблюдалась ли сегодня активизация со стороны «киборгов», об активизации который объявлял сегодня советник Президента Юрий Бирюков?

Иван ЛЕТКОВСКИЙ, журналист: Скажем так, по нашей информации, в течение ночи украинские военнослужащие, скажем так, предприняли контратаку и оттеснили боевиков от позиции терминала, нового терминала, донецкого аэропорта. Сейчас этот стратегический объект находится под контролем украинских силовиков. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо, Иван. Это Иван Летковский, журналист Радио Вести в Донецке. Ну, вот пока что такая информация поступает оттуда. Мы продолжаем следить за ней и будем, конечно же, оповещать вас о дальнейшем. Кроме этого, хотелось бы сказать и о событиях, которые проходят сегодня в Киеве, ну, в частности Марш мира в память о погибших под Волновахой. Марш начался с шествия к Майдану Независимости, он стартовал в двенадцать в парке Тараса Шевченко. Сообщается примерно о двадцати тысячах участников, которые пришли почтить память погибших. На Майдане прямо сейчас должен начинаться молебен с зажжением свечей и возложением цветов в память жертв терроризма. Ну, и подробнее сейчас о том, что происходит на площади Независимости, расскажет нам наш корреспондент Марина Бердичевская. Марина, здравствуйте.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент: Добрый день, Дмитрий.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, расскажите, правда ли двадцать тысяч участников? Вот говорят, что такое количество людей сейчас.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент: Я думаю, что даже больше. Сложно оценить просто на глаз, но я думаю, что даже больше двадцати тысяч человек находится на Майдане Независимости. Люди практически все держат в руках, на груди листки А4, на которых написано «Я — Волноваха», есть люди с плакатами, на которых написано «Путин — главный террорист», есть люди с плакатами, на которых озвучено требование объявить военное положение.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сообщалось, что в шествии принимает участие патриарх Украины и Руси Филарет, мы сейчас видим его на экранах телевизоров в нашей студии, также видим выступление бывшего министра культуры Украины господина Нищука. Кто еще из серьезных представителей украинской политической элиты присутствует? 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент: Главы всех конфессий присутствуют сейчас. Сейчас вот, с минуты на минуту, должен начаться молебен памяти не только двенадцати человек, чьи имена были сейчас озвучены. Действительно, когда их озвучивал господин Нищук, скажем, становится совсем все по-другому, когда слышишь годы рождения этих людей. Среди погибших есть немало молодых людей и восемьдесят восьмого года рождения, и девяностого года рождения. И молебен будет посвящен не только памяти этих двенадцати человек, но и всех погибших за последние месяцы в зоне АТО. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Чем закончится сегодня марш, как анонсируется дальнейшая… вот после молебна какие-то мероприятия запланированы?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент: Пока анонсов не было, сейчас ожидается молебен. Ну, а насколько я знаю, планируется еще и мероприятия на Михайловской площади, которые должны начаться в четырнадцать часов.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Присутствуют ли представители иностранных государств, послы, консулы, есть ли действительно какие-то серьезные официальные лица, которые готовы выразить солидарность с украинской трагедией, из-за рубежа?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, корреспондент: В данный момент, Константин, я не вижу, потому что я не возле сцены, я не вижу представителей посольств и консульств. Возможно, в прямой трансляции мы их увидим, возможно, они появятся на Михайловской площади. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо за информацию. Мы продолжаем следить за Маршем мира, который сейчас проходит в центре Киева. Вот запланирован молебен, который через несколько минут начнется. Спасибо, Марина Бердичевская, это наш корреспондент. Напомню, тринадцатого января боевики обстреляли рейсовый автобус под Волновахой, погибло тринадцать человек. Мы вернемся, и к этой теме в том числе, позже. Сейчас прервемся на короткую паузу, после чего продолжим. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Программа «Циники» на Радио Вести — радио новостей и мнений. В студии Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков. Мы продолжаем и переходим к теме, анонсированной ранее, мы будем говорить о Янике Мерило, но не через призму политики, хотя и в том числе через политическую.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Политики в том числе, да.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, тут вот какое дело. Помимо того, что Яника была назначена советником министра экономики, в начале этого года, недавно, она произвела фурор в социальных сетях и в средствах массовой информации. Украинцы обратили внимание на фотосессию, и многие посчитали ее откровенной, фотосессию Яники Мерило. Вышли заголовки в духе «Встречайте Анджелину Джоли в Министерстве экономики» или «Советник министра экономики Украины шокировала откровенным фото». Ну вот, скорее, последнее нас заинтересовало. Оказывается, фотосессия «Женщина в образе другой женщины» может шокировать общественность.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В двадцать первом веке довольно интересный феномен, и сегодня мы пригласили в нашу студию разобраться в этом вопросе людей, безусловно, компетентных и в фотографии, и в том, что такое «публичная персона» — это Виктор Марущенко, один из самых именитых украинских фотографов, он участник сорок девятой Венецианской биеннале. Причем нужно отметить, что эту биеннале, ее куратором был Харольд Зейман, это самый легендарный куратор, человек, который вообще практически своей деятельностью обосновал как бы эту роль социальную и культурную, куратор. Проект назывался «Плато человечества». У Виктора Марущенко сейчас своя школа фотографии. А также у нас в гостях Нана Морозова, первый главный редактор журнала «Элль Украина». До этого она была главным редактором вообще первого украинского глянца, журнала «Лукс интернешнл», в девяностые годы. Это было совершенно культовое издание. Даже у простых журналистов, которые там работали, брали интервью, первый глянец независимой страны. Сейчас Нана Морозова главный редактор сайта «Бренд зона». И вот вместе давайте попробуем разобраться вообще о том, насколько совместима сексуальность и политическая или общественная деятельность, насколько адекватна какая-то реакция, которая такие вещи могла бы осуждать либо каким-то образом критиковать, и будет ли вся эта шумиха каким-то плюсом для профессиональной деятельности Яники Мерило, у которой на самом деле очень серьезный профессиональный опыт: она занимала управляющие должности в ряде инвестиционных фондов Европы, боле десяти лет посвятила вопросам привлечения средств на развивающиеся рынки восточноевропейских стран. Но вот эта фотосессия, которую я не назвал бы даже, в общем, откровенной, — она станет плюсом или повредит ее профессиональной деятельности? Ну и, собственно, о самом качестве фотосессии тоже хотелось бы с вами, как профессионалами, поговорить.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте вот, собственно, с фотосессии и начнем. Давайте дадим какую-то экспертную оценку, вы же наверняка видели то, о чем будем говорить в ближайшие сорок пять минут. Вот что вам эта фотосессия сказала? 

Нана МОРОЗОВА, первый главный редактор журнала «Элль Украина»: Я не встречала эту фотосессию в своей ленте в «Фейсбук», и перед эфиром мне пришлось войти на сайт и посмотреть, о чем пишут люди, как выглядела эта фотосессия. И насколько я успела понять, эта фотосессия была совершенно частной, если правильна информация на одном из новостных сайтов, ее снимал ее супруг и снимал для себя. Видимо, они считают, что женщина красивая. Безусловно, госпожа Мерило производит прекрасное впечатление, она очень хорошо выглядит, она ухожена, она следит за собой. Некоторое сходство, возможно, с героиней есть. И возможно, они сделали это просто для собственного удовольствия, полюбоваться тем, что украшает их жизнь красивая женщина. Я не вижу в этом ничего предосудительного. Если это называют «скандалом» и «шоком для общества», меня, например, это удивляет, это странно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, откуда тогда растут ноги у скандала и что, собственно, могло шокировать украинскую общественность? Сам факт того, что публичный человек, да еще и политик, связан с экономикой в будущем.

Нана МОРОЗОВА, первый главный редактор журнала «Элль Украина»: Но, во-первых, эта сессия была сделана, скорее всего, до того как она вышла в украинские люди. И связано это, скорее всего, с тем, что тут объединяется иррациональная красота и рациональная политика и экономика. Этот конфликт был всегда, и он всегда останется. Другое дело, какой будет реакция общества на подобную (как правильно выразить?), на подобное сочетание. Я подумала о том, что если, например, эта фотосессия была бы опубликована в Америке, то, скорее всего, они бы задумались о том, как соблюдаются авторские права, если бы она была где-то опубликована. Французы, возможно, обсуждали, насколько у нее хороша и подходит или не подходит ей помада. Итальянцы бы обратили внимание, какое некрасиво кресло в частной съемке и какое красиво кресло, на котором сидит Анджелина Джоли.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: С другой стороны, как бы отреагировали иранцы, например? 

Нана МОРОЗОВА, первый главный редактор журнала «Элль Украина»: За кадром.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я думаю, что вопрос абсурдный, потому что подобную фотосессию представить в Иране, в силу иранского законодательства, невозможно. А вот как отреагировали бы в Германии, интересно узнать у Виктора Марущенко, поскольку он очень связан с Германией уже много лет и поскольку там несколько другая политическая культура. Потому что вот тот образ, который собою несет канцлер Ангела Меркель, его, скорее, можно назвать принципиально асексуальным.

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Ну, тут есть ряд вопросов, которые хотелось бы просто знать, перед тем как обсуждать. Ну, первое — я хочу сразу сказать, что мне фотосессия нравится, и, в принципе, я не вижу ничего тут такого особенного. Но тут есть два вопроса: хотела ли она это использовать для своего какого-то карьерного роста, когда она это делала. А делала она это очень давно, мне кажется, это было несколько лет тому назад. И, кстати, американский журнал какой-то даже перепечатал, я смотрю. Это первое. Второе — это могла быть частная съемка, которая попала в социальные сети, сознательно может быть. Она ни о чем не думала. Тем более, я думаю, что если сравнивать, допустим, фотографии с теми текстами, которые сегодня можно найти в социальных сетях, то я думаю, что компромата можно больше найти именно в текстовой части, чем в визуальной. Поэтому тут я не знаю, каким образом все это произошло, и я не вижу тут ничего предосудительного. И, безусловного, возможно, речь бы шла в Германии о том, насколько соблюдены авторские права и насколько можно это перепечатывать, размножать и показывать. Поэтому я думаю, что есть определённые силы, которые против, допустим, министра экономики, против его команды, и они могли это просто использовать. Поэтому, безусловно, когда возникли такие люди, как советница, которая занимается венчурным бизнесом, и, возможно, стали под нее копать и нарвались на эту сессию, и таким образом эта тема всплыла. Поэтому тут есть много очень недосказанных вещей, которых мы не знаем. Но с точки зрения цивилизованного мира, Европы, я думаю, ничего предосудительного в этом нет. История знает и более худшие варианты: с Чичолиной, например, которая стала депутатом парламента.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Почему это худший вариант? Чичолина была очень активна с точки зрения продвижения социальных законопроектов, в том числе о защите прав секс-воркеров. Она достаточно активно и разумно участвовала в деятельности итальянского парламента. И то, что она сама, собственно, представитель той части, той профессии, что называется секс-воркер, и снималась в порноиндустрии, то, что она этого не стеснялась…

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: И не скрывала.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И не скрывала, и поставила этот вопрос как социальный. Я, кстати, не вижу в этом никакого тоже негативного примера. Но другой момент в том, что действительно, наверное, в различных странах существует разный тренд и разный подход вообще к допустимости использования сексуальности в политике. Потому что если мы возьмем государства скандинавские, или ту же Германию, или то, что общим термином называется «евробюрократы» — там, скорее, можно говорить об асексуальности. Человек, который становится чиновником, становится госслужащим, считается непринятым для него подчеркивать свою сексуальную принадлежность, потому что там давно дебатируются вопросы вообще гендерного равенства и прочих подобных моментов. С другой стороны, если мы возьмем действительно такие государства, как Италия или та же Франция — и Берлускони, и президенты Франции, начиная от Ширака, активнейшим образом используют сексуальность. Вся история с второй супругой Николя Саркози — это, в общем-то, вокруг того же разговор. Вот на обложке «Элль» госпожа Морозова, в свое время была Премьер-министр тогда Украины Юлия Тимошенко, и внутри была фотосессия ее совершенно в стилистике журнала «Элль». А раз в стилистике журнала «Элль», то, безусловно, в том числе, очевидно, не асексуальная. Как вы полагаете, это тогда послужило в плюс Тимошенко? И насколько нашим политикам свойственно использовать сексуальность в своей профессиональной деятельности? 

Нана МОРОЗОВА, первый главный редактор журнала «Элль Украина»: Не свойственно в принципе, потому что, мне кажется, что в любом случае мы боремся за выживание, и наши лидеры должны представлять из себя сильных, приятно выглядящих, решительных лидеров. Когда вступает в конфликт сексуальность, красота и решительные действия, безусловно, извлечь из этого плюс для карьеры очень сложно. Было ли для Тимошенко это плюсом? Мне кажется, вряд ли. Но это было очень важно для общества, потому что мы тогда привлекли внимание к тому, что, во-первых, женщина стала впервые Премьер-министром, мы надеялись на то, что это вдохновит других женщин на яркие, благородные, социальные поступки, что это станет толчком движения участия женщин в общественно-политической жизни страны, намного более активном, чем было до сих пор. Сейчас женщин в правительстве стало немного больше, но их все равно крайне-крайне мало. Если они будут использовать свою сексуальность для достижения конкретных целей, для привлечения внимания окружающих к тому, что женщины в политике нужны, важны и несут определенную функцию, и достигают успеха — это прекрасно. Я не вижу в этом никакого конфликта. Мне кажется более странным, если люди выбирают в правительство людей с заведомо криминальным прошлым, пусть неплохо выглядящими, но не слишком спортивными, например. То есть мы можем вспомнить всех наших прошлых руководителей — это мужественные лица, неспортивные фигуры и очень спорные морально-нравственные качества.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но зато у нас сейчас, пожалуй, самый спортивный мэр, а может быть, не только в Европе, а и в мире.

Нана МОРОЗОВА, первый главный редактор журнала «Элль Украина»: Кстати, ему до сих пор вспоминают фотосессию, которая была в одном из немецких изданий, где два брата снимались оголенными. Я не помню, к сожалению, с чем это было связано.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, там целый гей-скандал возник на этой почве. 

Нана МОРОЗОВА, первый главный редактор журнала «Элль Украина»: Да-да-да-да, то есть, пожалуйста, этот условный «гей-скандал» (в кавычках, безусловно) возник в Европе, который поддержали у нас, раскрутили, раздули. Но его результат —это пшик.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте мы сейчас прервемся на короткую паузу, на новости, а потом продолжим. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Программа «Циники» на Радио Вести. Радио новостей и мнений. В студии Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Бурную реакцию, которая в социальных сетях, и даже в некоторых изданиях вызвала старая фотосессия Яники Мерило нынешнего советника министра экономики Украины, фотосессия, в которой она себя преобразила в образе Анжелины Джоли. Бурная реакция на эту фотосессию в украинском обществе заставила нас вообще обратиться к теме сексуальности в политике, и к теме восприятия обществом этих вещей. Наши гости сегодня. Фотограф Виктор Марущенко, участник главного проекта сорок девятой Венецианской биеннале, участник биеннале в Сан-Паулу и более семидесяти, по-моему, международных выставок. Первый главный редактор, редактор, создатель журнала «Elle» Нана Морозова. Нана говорила о том, что когда снимали на обложку Юлию Тимошенко, на обложку журнала «Elle», хотели этим, как раз поощрить украинских женщин, быть более активными, и может быть более открытыми в украинском обществе. Насколько сложно тогда проходили переговоры с Тимошенко? Как Вам вообще удалось это сделать? Потому что для украинского общества тогда был прецедент. Глянцевый журнал, несерьезный, не политический никоим образом и Премьер-министр на обложке?

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Как я уже говорила – это было невероятно важно для того, чтобы подчеркнуть появление впервые на такой высокой должности женщины в нашем обществе. Мы возлагали на госпожу Тимошенко очень большие надежды. Переговоры шли достаточно сложно. В силу того, что госпожа Тимошенко в тот момент была чрезвычайно занята, но мы очень благодарны ей были за то, что она согласились это сделать. Я верю, что это стало определенным толчком для тех, кто прочитал этот материал, увидел её. Несмотря на то, что сопровождали часто разговоры об этой фотосессии, нас упрекали в том, что она снята в очень дорогих марках, что на ней слишком дорогая одежда. Что тут сказать?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я Вам скажу, Нана, что меня действительно смутило то, что Премьер-министр страны фактически рекламирует те или иные торговые марки. Если мы вспомним других премьер-министров женщин других стран, ту же Маргарет Тэтчер, никогда нельзя было сказать, в марку какой одежды она одета. Если мы возьмем Ангелу Меркель, то фактически она одета в определенную униформу. У неё абсолютно одного и того же кроя костюм, пиджак и юбка, только разных цветов. Почти она выглядит фактически, как аутист, который одевается в одну и ту же одежду. Известно, что Ангела Меркель, когда в первый раз появилась в декольтированном платье, она тогда ещё была кандидатом на пост бундесканцлера. И вот она появилась в декольте – это уже вызвало колоссальную реакцию в германском обществе. Не потому что это посчитали чем-то смелым, а потому что в этом увидели очень четкий знак Ангелы Меркель в сторону интеллектуалов, и в стороны арт-публики, потому что появилась она в этом декольтированном платье не где-нибудь, а на вигнеровском фестивале в Байройте. Более того, с тех пор Меркель регулярно появляется на Вагнеровском фестивале в Байройте, но всё в том же, одном и том же декольтированном платье. То есть, несколько разные, в самом деле, подходы. Премьер-министр, которая на фотографии и рядом подписано «Луи Витон», и бундесканцлер, которая в платье непонятно от какой модистки, просто в платье. Виктор, что Вы скажете по этому поводу? Я ещё вспоминаю выражение лица Кучмы, на всех фотографиях, когда я приходил встречаться с Ханне Северинсен, она занималась мониторингом от Евросоюза. Её стиль одежды был немножко растянутый трикотаж. Немножко взъерошенные волосы. По сравнению с нашими ухоженными постсоветскими красивыми дамами политиками, она выглядела настолько странно, что бедный Леонид Данилович, по-моему, такое было впечатление, что он вообще терял понимание того, о чём разговор. Почему вот эта взлохмаченная дама в непонятном трикотаже что-то ему ещё тут доказывает? 

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Я могу ремарку. Глянец живет по жестким, совершенно звериным законам. Мы можем представить гламурную героиню, в жизни одевающуюся очень дорого и строго в каком-то новом образе, но не это было нашей задачей. Мы шли в русле стиля госпожи Тимошенко. Мы подчеркивали её элегантность, её вкус, она выглядела всегда очень хорошо. Просто отлично, пятерка её стилисту или ей. Никогда на обложке рядом с фотографией не стоит название марки.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Внутри фотосессии?

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Да. Безусловно. Во-первых, мы были достаточно ограничены в выборе одежды для неё. У нас не было такого разнообразия марок, которые мы могли бы использовать. Плюс наши рекламодатели были бы очень и были очень горды и счастливы, представив свою одежду на ней. Нельзя мешать грешное с праведным. Одно дело, что ты можешь выглядеть сексуально, красиво, элегантно. Совершенно другое дело, какие поступки ты совершаешь.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Виктор, прокомментируйте как-то реплику Константина относительно Ангелы Меркель?

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Да. Тут есть попадание. Вопрос абсолютно правильный поставил Костя. Мне приходилось несколько раз работать с первыми лицами на предвыборных кампаниях. Главная задача, которую ставили политтехнологи – это создание человеческого быта. Мы в нашем обществе испытываем определенный дефицит образа человеческого, наших политиков и руководителей – это такой факт есть. Более того, я с господином Кучмой проработал, наверное, более года, как личный фотограф. Снял десятки тысяч фотографий. Только четыре или пять фотографий показывали его, как человека, всё остальное было чистый протокол. Безусловно, когда приезжает человек, но уже раскрепощенный в такой стране, как Эстония, допустим. У неё есть частная съемка, безусловно – это был, наверное, я так предполагаю шуточная была фотосессия, потому что она скопировала съему Анджелины Джоли. Безусловно, была шутка домашняя, которая попала в социальную сеть. Мы этого не можем понять здесь, как такое может происходить. Я, например, ничего не знаю о частной жизни публичных людей, коими являются министры, руководители. У нас это абсолютно не освещается. Они закрыты, они закрыты заборами, охраной, на западе совершенно по-другому. Едет госпожа Меркель отдыхать, кататься на лыжах на зимний отдых, мы знаем, сколько она потратила денег, сколько стоит её отель, откуда эти деньги, каким фондом они выделены, если это не личные деньги для отдыха. У нас этого ничего нет. Поэтому нас будоражит простейшая такая история с эстонским советником, которая, мне кажется, выеденного яйца не стоит.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте вернемся к этой простейшей истории, мы пофантазировали о возможной реакции в различных обществах, где-то об авторском праве подумали бы, где-то художественной ценности фотографии. Почему украинское общество отреагировало именно так, как отреагировало?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Притом, что традиционно известно, что мы достаточно сексуально раскрепощены, украинская женщина не знала домостроя. Нет ничего тут такого, у нас нет не фундаментализма православного, никакого либо другого.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я приведу в пример ещё один заголовок. Компромат на силиконовую эстонку Янику Мерило или откуда растут губы у нового советника министра экономики. Может мы к естественному тяготеем?

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Нет. Я думаю, что у нас политтехнологи перепутали с реальной жизнью. Я Мы настолько сегодня, особенно касается людей известных и публичных, безусловно, есть какие-то группы людей, которые против были, наверное, её. Они против этого министра, возможно, они это использовали. Я уже сказал об этом. Мы не знаем первопричину, откуда сразу, какая первая публикация, откуда взялась. Но то, что была шутка, с её стороны я ничего не вижу. Нормальная сессия, нормальный человек. Посмотрите её бэкграунд профессиональный. Абсолютно, дай Бог, чтобы у нас были такие специалисты, в таком возрасте и такого международного уровня. У неё всё нормально. Я за неё не волнуюсь, у неё вообще всё нормально. У неё семья есть. Такие уколы могут быть сознательными. Я говорю, у нас путаница происходит уже политтехнологи с реальной жизнью. Я не знаю, если мне покажут отдых реального человека известного – это будет выстроенный отдых, специально саранжированный или будет естественный? Поэтому абсолютно, я уже никому не верю здесь.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы все смотрим на эту фотосессию нормально, но я вернусь к вопросу всё-таки об украинском обществе. Интересует природа этой реакции, почему именно так украинская общественность отреагировала?

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Если продолжить эту статью, то я сегодня утром прочитал. Там дальше идут фамилии украинских бизнесменов. И откуда ноги, откуда губы растут. Называются конкретные фамилии. Не любитель какой-то пишет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Элементарный черный пиар, который строится на таком отвратительном явлении, как ханжество. На том явлении, с которым, мне кажется, все, от журнала «Elle» до нормальных фотографов борются которое десятилетие. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Выходит, что украинское общество не было шокировано, его пытаются в этом убедить?

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Может, часть возмущена населения, я не знаю – это надо опрос делать. 

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Этот раздражитель, красота и сексуальность в политике, в данном случае в экономике, я думаю, ещё связано с тем, что мы к этому непривычны. Красота никогда не участвовала у нас в общественно политических течениях, проектах. Она была за гранью, за рамками. Мы слишком серьезно к тому относимся. Мы, несклонны иронизировать. Мы говорили, упоминали с вами о ситуации с комиком, который победил в Исландии в Рейкьявике на выборах мэра. Создав свою партию за считанные недели, победив на этих выборах, создав очень много интересных проектов. Спокойно ушедши с этой должности. Общество отнеслось к нему иронично. Они увидели в этом новый шанс. Мы пока этих шансов не видим. Нам кажется, что всё должно продолжаться, как и раньше. Это – ужасное стремление к стабильности и жертва ради этого всем меня чрезвычайно возмущает. Стабильность – это всего лишь слово, не более того. Разве есть какая-то стабильность в нашем обществе сейчас? Разве можно рассчитывать на то, что серьезные дяди, только потому, что они дяди, и неплохо выглядят, решат наши проблемы? Может быть, их решат сексуальные тети?

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: И будут принимать неординарные решения.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очень интересно. Мы должны прерваться. Продолжаем тему политики и сексуальности. Вообще, на самом деле, вспомните выборы последние, сколько появилось также найденных в соцсетях фотографий тех или иных кандидатов в Верховный совет, где они снимались для себя, с той или иной степенью фривольности. Тоже было огромное количество каких-то непонятных воплей, посмотрите на неё, вот эту мы избираем. А почему собственно нет? Нас куда-то отбрасывают, в ту знаменитую идиотическую ситуацию телемоста Советский Союз, США, который вел Познер, где некая дама серьезно и внушительно сказала: «У нас секса нет». Почему нет? Мы не из пробирки все. Собственно, если человек в своей жизни фотографировался так, как он хотел. Извините, он ничего не украл, он никого не убил. Не может быть причиной для того, чтобы его куда-то не избирать. С другой стороны, политика, как таковая, публичная политика, как таковая во многом замешана на моменте нарциссизма, политики любуются собой, они, как артисты к себе привлекают внимание, этим питаются. Вопрос в том, где тут какая-то грань? Нужна ли она? Может ли просто выигрышная внешность быть серьезным бонусом в политической карьере. Я предлагаю совершенно маленькую ремарку музыкальную. Одна из моих любимых групп украинских, группа, которая называется «Куку», а песня называется «Анджелина Джоли». Какова и где эта грань? Нужно ли напрягаться, чтобы в жизни состояться? До какой степени можно делать ставку на свою сексуальность и привлекательность, выбирая такую сферу деятельности, как политика?

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Ставку на сексуальность и привлекательность нужно делать обязательно. Последние исследования американских, не английских ученых психологов. Свидетельствуют о том, что люди выбирают более привлекательного кандидата, исходя из того, что они боятся болезней – это очень странно на первый взгляд. Если углубиться, то да, конечно. Общество, как стая стремится к тому, чтобы выжить. Чтобы руководитель был здоров, а красота – это свидетельство здоровья внутреннего. Пропорциональное лицо говорит о том, что у него хорошие гены. Общество, боясь болезней и проигрыша в эволюции. Оно стремится выбрать здорового лидера. Поэтому, безусловно, красотой и привлекательностью нужно пользоваться. Для меня всегда важен аспект для чего, для каких целей? Чего вы хотите добиться? Насколько ваши цели благородны? Если вы пользуетесь красотой только для того, чтобы заработать деньги, не нужно идти в политику, есть масса профессий, где платят за красоту, я не имею в виду проституцию. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да. При этом никто не пытается понять намерение, распознать их намерения Яники. Никто не проводит никаких аналитических исследований относительно её способностей экономических, как управленца?

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Вот это и есть симптом, почему такая острая реакция? Мы реагируем на внешнее, и не стараемся вникнуть в суть. У Яники есть программа и задача, которую она должна выполнить. Если она их не выполнит в течение своего служения обществу, да, мы можем предъявлять ей претензии. Конечно, у неё слишком акцентированное внимание личное на губы, на фигуру, на внешний вид, а на самом деле пустышка и ничего она не сделала и себя не представляет. Что на самом деле неправда, потому что у человека, как говорил Виктор: «Хороший бэкграунд, хороший опыт». Давайте посмотрим, что она сделает в будущем. Тем более, что программа, которую я читала, она меня очень заинтересовала фраза о том, что она будет заниматься Интернет-правительством.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да. Электронным правительством.

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Для меня это внове. Я обязательно поинтересуюсь, что это такое. Но ведь это проверить проще простого. Господин Янукович обещал нам стабильность. Она странно выглядит сейчас.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Размыто. Абстрактно.

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Мягко говоря. Давайте посмотрим, что она сделает. Обсуждать частную жизнь политиков всегда будут – это всё время происходит.

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Чем больше её будет, тем будет лучше частная жизнь.

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Кстати, привлечение внимания к своей работе очень важно. Если она сейчас совершенно закроется – это тоже будет неправильным. Я считаю, что мы должны знать, как она пришла к успеху, как она этого добилась. Какие у неё правила поведения в обществе мужчин. Ведь мы живем в совершенно мускульном обществе. Женщин крайне мало на руководящих должностях. Мне кажется, что они бы смягчили атмосферу и всё-таки подавили какую-то общую агрессию, которой очень много.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С другой стороны до недавнего времени, во времена, которые мы можем называть, существует такой термин «путинский гламур». Был, безусловно, очевидно «януковический глумур». Как раз именно во времена Януковича, хотя началось – это ещё с правления Ющенко, но расцвело во времена Януковича. Дамы депутаты украинского парламента, по-моему, только тем и были заняты, что демонстрировали друг другу всякие наряды, бренды и марки. Тоже выглядело в определенной степени карикатурно. Я понимаю, Нана, о чём Вы говорите. Я абсолютно согласен с Виктором о том, что чем больше открытости будет у украинских политиков, чем меньше они будут продолжать строить из себя каких-то бонз по той советской дремучей привычке.

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Абсолютно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Которую единственный только Хрущев пытался когда-то преодолеть. Свою курьезную, смешную жену показывал миру, и это было замечательно. Она совершенно очаровательна, мир этому аплодировал. Над ней не смеялись. Хотя она, как тумба выглядела рядом с Жаклин Кеннеди. Потом Горбачев немножко пытался это изменить. Хватит строить из себя этих бонз неприкасаемых. Снова-таки, почему мы в крайности всё время впадаем? Либо совершенно закрытое типа небожитель. Либо расфуфыренные дамы, которые больше проводят времени в салонах красоты, чем собственно в Верховном совете, а там появляются только чтобы продемонстрировать новую прическу. Ведь было же такое впечатление, согласитесь?

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Безусловно. Но, опять-таки, голосовать нужно не по списку, а по смыслу. Наша демократия очень молода, Слава Богу, она развивается. У нас нет диктатуры. Мы её к моему огромному счастью всё-таки избежали, и это должно заставлять людей думать, разбираться, тратить время не только на приготовление еды, на прическу, на то, чтобы отвезти ребенка в детский сад, а чтобы открыть сайт и посмотреть программу кандидата. Если программа кандидата, мягко говоря, стенографика. Возможно, стоит либо встретиться с ним, потратить на это время, либо голосовать за кого-то другого.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Два кандидата. Одна элегантная в «Луи Витоне», вторая в растянутой трикотажной кофте и взлохмаченная. Та и другая сильный политик. Какого выберите Вы?

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Я буду руководствоваться личными симпатиями, если программа обеих кандидаток меня устроит. Я не всегда тоже выгляжу так, как сегодня. Сложный вопрос, Константин. Всё-таки мы будем руководствоваться фактами, давайте делать так, потому что внешность всё-таки обманчива. Встречают по одежке, как говорит мой муж, а провожают по умению расставлять запятые.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вообще в восприятии другого человека оно вообще очень индивидуально. Франсуа Миттеран Маргарет Тэтчер когда-то сказал, что эта женщина с губами Мэрилин Монро и глазами Калигулы. Он так её увидел. Хотя я от Мэрилин Монро в Маргарет Тэтчер ничего не замечаю. Тут действительно много ещё нюансов индивидуальных. Всё же я хотел у Виктора спросить, фактически Вы живете на две страны, Вы видите действительно, как проходят выборы, как проходит агитация, как развиваются какие-то вещи в Германии? В стране, которая является лидером Евросоюза и во многом законодатели мод, в том числе политических и социальных. Отнюдь не Франция, не Италия, а именно Германия является таким законодателем мод. Что кроме открытости мы видим там? Допустимы ли там отсылки к сексуальности в политике?

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Нет. Всё-таки, я думаю, концептуальные, смысловые вещи, они имеют первостепенное значение. Мы, допустим, какая сексуальность? Мэр Берлина гей. Что тут? Это ему не мешает прекрасно руководить большим городом. Мы знаем много примеров. Довольно специфический образ у госпожи Меркель. Она же не женщина. Вы правильно сказали, что она асексуальна и этот образ культивируется её одеждой. Безусловно, у неё есть имиджмейкеры, стилисты, которые поддерживают её. Этот образ нравится немцам. Потому что абсолютно нет конкурентов никаких. Нравится, потому что по своим делам достойный руководитель и европейского уровня. Поскольку она занимает первое место в Европе. Поэтому тут очень много таких вещей, но, что бросается в глаза – это безусловная свобода, которой нет. Это личная свобода. Это поведенческая свобода, которая у нас отсутствует. Вот эти заборы, которые в Конче-Заспе шестиметровые – это то, о чём мы сегодня говорим. Закрыться, чтобы никто не видел, и что такое частная жизнь нашего руководителя? Никто в этой стране не знает, чем он занимается. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Может быть, чем более открытыми будут наши публичные люди, тем менее ханжеским будет наше общество, чего хотелось бы.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо вам. Разобрались. При этом диагнозы, вроде как, не ставили. 

Нана МОРОЗОВА, редактор, создатель журнала «Elle»: Спасибо. Мира всем нам.

Виктор МАРУЩЕНКО, фотограф: Спасибо. Да.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все