СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Циники, 18 января

"Циники"Голос глянца и «Изоляция» в Киеве

Стенограмма эфира выходного дня на Радио Вести

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Программа "Циники" на Радио Вести, радио новостей и мнений. В студии Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков. Еще раз здравствуйте. 15:05 в Украине; и следующий час до 16-ти соответственно мы посвятим теме модного глянца. И в нашей студии Сергей Мясоедов, главный редактор журнала XXL Украина. Здравствуйте, Сергей.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Добрый день.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вас смутила формулировка "модный глянец"?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Нет, почему же, меня абсолютно устраивает эта формулировка.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну привычно, как минимум, да?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Да.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы хотели бы разобраться в том, как вообще рынок сейчас, какие изменения претерпевает ввиду ситуации на востоке страны да и вообще в мире, как себя ощущает глянец на мировом рынке, украинский рынок ну и в частности вот XXL, если подводить какие-то итоги? Все-таки 2014 год позади и всего-то 19 дней нового года; что вы можете сказать: как ситуация в политике и экономическая ситуация в стране повлияла, и с какими показателями вы закончили минувший год?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну было бы глупо считать, что война не влияет. Она на всё влияет в нашей стране, влияет и на рынок прессы в том числе: происходят достаточно серьезные изменения. Ну вот я хочу сказать, что где-то в сентябре в Киеве проходил KIEV MEDIA WEEK, такой большой достаточно форум, посвященный анализу вообще вот прессы. И в частности там была панель, посвященная глянцу украинскому. Ну, там были достаточно интересные цифры; но основное, что можно сказать, что, в принципе, именно глянец, как ни странно, чувствует себя достаточно, скажем так, ровно, стабильно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы имеете в виду, в финансовом плане?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну в плане того, насколько публика интересуется глянцем, то есть есть, скажем, какой-то такой стабильный спрос и в плане рекламы в том числе тоже. В общем-то, нельзя сказать, что произошла какая-то, там, катастрофа: ну естественно ситуация ухудшилась, но могло быть всё намного-намного, намного хуже, чем на самом деле случилось. Ну, наверное, всем известно, что в прошлом году закрылся один из самых крупных издательских домов, и целый ряд журналов глянцевых в данный момент уходит с рынка, скажем, такие тяжелые глянцевые бренды. Но на мой взгляд, они могли бы остаться, и вероятно, там действительно были проблемы с организациями, которые их учредили, и они отнюдь не украинские. Вот.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну эта ситуация непростая – она касается только Украины или в целом на мировом рынке?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Да, много говорится о том, что Интернет вытесняет, скажем так, бумажную прессу. Но у меня здесь свое мнение: я считаю, что не всё так далеко безнадежно, и если создавать качественный продукт, который обладает своим собственным, ну скажем так, лицом, своей собственной позицией авторской, имеет свой голос, то это будет интересно всё равно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну вот авторская позиция – вопрос интересный, потому что создатель первого на самом деле культового глянца на постсоветском пространстве, собственно еще даже на советском, журнала "ОМ" Игорь Григорьев говорил, что как главный редактор, он руководствуется исключительно своим мнением, своим вкусом, своим волюнтаризмом и он говорит, что вот если мне приносят материал, и он интересен мне, лично мне, я его ставлю. И его позиция была такая; его проект был невероятно успешным, хотя не будем забывать, что это 90-е годы, и тогда, конечно, в тренде была всякого рода индивидуальность и всякого рода отрицание чего-то общего, общепринятого. Вот насколько на сегодняшний день главный редактор имеет право руководствоваться таким подходом, исходя только из собственного вкуса? А мне кажется, Сергей, что в своей работе, допустим, в том же журнале "Эго" вы во многом тоже руководствовались собственным вкусом, исходили из своей личности, и мне как раз это вот в том журнале и нравилось. Но вот такая авторская интонация, вот такой подход насколько могут выживать или, может быть, только такое сейчас и может выживать, а вот всё, что форматное, вынуждено отмирать и переходить в сеть, как вы считаете?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Это очень интересная тема, конечно, можно об этом беседовать неделями. А по поводу Григорьева, начнём сначала: все-таки тот факт, что журнал "ОМ" выходил не просто в 90-е, а пик его популярности пришелся вообще-то где-то на середину 90-х, а начинал он где-то, по-моему, 92-93-й, и это была абсолютно другая жизнь и абсолютно другая информационная ситуация. То есть тогда вообще было мало информации; и в тот момент это, конечно, для главного редактора была роскошь: он мог делать всё, что угодно, если он уверен в том, что он делает и разбирается в тех предметах, о которых он хочет сказать. Он это может делать, и это будет интересно в любом случае, потому что рынок был не заполнен, конкуренции никакой, и это давало гигантские преимущества именно для такого авторского, сугубо авторского подхода. Но я, в принципе, считаю, что полностью полагаться на вкус главного редактора, одного человека, ну нельзя, потому что это вредно для продукта, в особенности, когда ситуация очень сильно меняется и жизнь меняется постоянно. Каждый год происходят какие-то изменения, и на эти изменения необходимо реагировать. В целом ситуация вообще-то с информацией в мире очень резко поменялась. Причем здесь даже не нужно сравнивать нынешнюю ситуацию с ситуацией начала 90-х. Даже за последние 6-7 лет ситуация очень сильно поменялась, то есть информации стало намного больше, и люди вынуждены на нее реагировать в любом случае, и это создает проблемы, то есть слишком много информации. То есть для того чтобы тебя услышали и восприняли, чтобы журнал был интересен, нужно очень-очень серьезно работать над, скажем, позиционированием, - я вот употреблю такое слово профессиональное, да? И этот вопрос ну архиважный, то есть если главный редактор и редакция не представляет себе образ того читателя, для которого она делает свой журнал, и представляет его плохо, в конечном итоге это будет очень пагубно сказываться на вообще жизни бренда.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну проблема, мне кажется, особенно современных изданий в Украине, да собственно эта проблема была всегда, - это желание захватить как можно более широкую аудиторию. А собственно как можно более широкая аудитория – это отнюдь не глянцевый журнал, это скорее бесплатная газета, если мы говорим о максимально широкой аудитории. И напротив, говорят, что тенденция последних минимум лет 10-ти – это как раз всё большее движение в сторону нишевости, в сторону максимального ограничения аудитории, причем не только по цензу, допустим, финансовому либо даже по цензу образования, а по цензу вообще каких-то нюансов, если хотите, индивидуальной вкусовщины и каких-то странностей, если угодно, у потенциального потребителя того или иного продукта.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Это правда. Да, действительно нишевые продукты, ну скажем, узкоспециализированные журналы чувствуют себя прекрасно последние 10 лет, и эта тенденция сохранится еще на очень-очень многие долгие годы. Но мы же здесь говорим не о нишевых журналах, мы говорим о Life stile. Это вообще архи, вообще очень сложная тема делать Life stile журнал, мужской, женский журнал. Ну то есть это по большому счету журнал обо всём на свете, о жизни окружающей мужчин либо женщин.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но по сути Life Stile журнал – это журнал о симуляции и о том, как в жизни можно жизнь симулировать, потому что Life Stile, всякий глянец – это некий набор симуляторов, которые предлагаются человеку, чтобы себя каким-то образом ощутить, не знаю: крутым, успешным и так далее. В Life Stile журнале невозможны проблемы, невозможны некрасивые люди, невозможны неудачные окончания историй, невозможны какие-то трагические вещи, - то есть никакой правды, из которых состоит жизнь, там быть не может. Это противоречит правилам Life Stile: там всё должны быть идеально, - то есть чистый симулятор симуляции.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну, я с этим не соглашусь. Скажем, если брать какие-то достаточно серьезные мужские журналы, ну например, "Esquire", "GQ", причем даже не обязательно с нашей территории, а, там, американские, например, или британские, там достаточно много дискуссионных тем поднимается, в которых нет хеппи энда. То есть необязательно это торговля мечтой, да? То есть это распространенное мнение, что глянцевая журналистика – это торговля мечтой. Нет, я никогда не разделял это мнение, честно. Мне всегда хотелось создавать журнал, который бы был интересен и который бы был полезен, который бы давал какую-то информацию мотивирующую, помогающую читателю разобраться с самим собой и с окружающей действительностью; создать контролируемую жизнь, которая привела бы его, скажем так, к более качественной жизни. И это на самом деле вообще-то тема последних лет 15-ти в мире в целом. То есть всё, что помогает и создает более контролируемую ситуацию в жизни, всё как бы интересно. И я как раз исходил именно из этого, я старался создавать для себя, скажем, обобщенный образ читателя, для которого я это делаю, и потом подбирал под это темы, которые могли бы ему помочь, которые могли бы его мотивировать двигаться вперед, развиваться и чувствовать себя нормально, контролируемо и добиваться успехов в результатах.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Сергей Мясоедов, главный редактор журнала XXL Украина, у нас в гостях. Это программа "Циники", вернемся после короткой паузы.



Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Программа "Циники" на Радио Вести, радио новостей и мнений. Главный редактор XXL Украина Сергей Мясоедов у нас в гостях.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сергей, XXL вообще достаточно феноменальное издание, потому что если сперва появлялись на постсоветском пространстве издания свои, придуманные, разные; были всякие попытки осознавать, что такое глянцевый журнал, что такое журнал эротический: например, был журнал "Лель", был украинский журнал "Ева" – они все, к сожалению, исчезли. Журнал XXL – это тоже продукт отечественный; где-то с нулевых годов активно на постсоветские рынки стали выходить журналы сетевые, как бы уже брендовые, которые, считалось, что задавят всё вот такое доморощенное, - XXL не задавили. Более того, по сравнению с тем, как он начинался, этот журнал, он в свое время, конечно, полиграфически и по дизайну, безусловно, был лучше, чем журнал ELLE, но сначала по тематике не слишком отличался.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну это был народный журнал, скажем так.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, то есть "Лель", извините, не ELLE, что я говорю, "Лель" – был такой украинский эротический журнал, простите. Но с вашим приходом вы внесли действительно какую-то компоненту интеллектуальную, что в достаточной степени и для людей, которые привыкли просто смотреть эротику, могло и как-то и удивить, и в общем не совсем им нужно, может быть. Сейчас сайтом XXL тоже руководит человек интеллектуальный, Сергей Дидковский. То есть по сути ни он, ни вы не являетесь теми классическими примитивными мачо, которых интересовали бы только красивые "тёлки" или какие-то там символы сексуальности – вот то, что можно обозначить, как там? – "социальным пенисом": очень "крутые тачки", очень крутое что-то еще. Вы понимаете, что, если хотите, та же крутость – она имеет другие компоненты: еще вкус, интеллект, успешность, принятость в каком-то обществе, - то есть это довольно интересная трансформация.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Я бы еще добавил к этому стильность.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, довольно интересная трансформация; и мне хотелось бы знать, чем вы объясняете этот феномен – то, что XXL выжил и то, что XXL, позволяя себе не упрощаться, а напротив, усложняться, продолжает выживать?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну, я думаю, что XXL, наверное, уже заслужил двигаться дальше. Все-таки это очень долго был такой достаточно простенький, прямо скажем, журнал: я не говорю, что он был плохой, нет, но он был немножко популистским таким. Мне кажется, что тема таких журналов популистских – она уже ушла. Сейчас надо быть посерьезнее и не боятся считать аудиторию умнее; может быть, даже умнее, чем она есть на самом деле; по крайней мере, стараться ее подтягивать. Потому что это очень важно в данный момент иметь голову на плечах и разбираться в том, что происходит, особенно в нашей стране в данный момент. И в ближайшие годы однозначно тоже так и останется. Вот. Ну, вы понимаете, мне никогда не были интересны журналы, которые просто взял, полистал и выбросил в мусорное ведро, то есть такие каталоги фотографий либо дайджесты из Интернета. Мне кажется, что не в этом судьба глянца: он должен быть авторским на самом деле, по-хорошему, но не забывая о том, для кого это всё делается. Все-таки здесь должна быть эта грань между авторским подходом и пониманием вот именно аудитории.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я вернусь к тому, с чего начал. Вот аудитория – она в любом случае, как бы вы в нее не целились и как бы не желали ее понять, она менялась на протяжении прошлого года под воздействием каких-то политических процессов непростых и экономических. Как вам кажется, конкретно ваш читатель, ваш мужчина, каким образом изменился, и удалось ли вам вот за ним следовать удовлетворительно?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну главная перемена произошла за прошлый год: это то, что мужчины в нашей стране стали больше действовать, - ну я думаю, с этим все согласятся. То есть если раньше это было такая какая-то спячка, я не знаю, какое-то латентное ожидание чудес невозможных, то именно прошлый год показал, что мужчины Украины в состоянии принимать решения и нести за них ответственность и действовать – и это главное. И я стараюсь учитывать это, создавая контент журнала, я стараюсь это учитывать, что эта перемена произошла.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы уже сказали о том, что на самом деле существует журнал, глянец, когда там не предусмотрен хеппи энд, и это вполне нормально – и вы в общем-то об этом. Ну, первое, что приходит на ум в этой связи, это милитаризация, которая наблюдалась вот последние месяцы не только в глянцевых журналах, но в целом и на телевидении, и на радио. Каким образом это у вас проявлено, как изменились вот хобби, интересы?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну, скажем, тема войны и оружия была представлена на лекциях XXL уже последние, не знаю, лет 5-6, просто я развернул эту тему поближе к интересам нашей страны.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Каким образом?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну например, ну в летнем номере, по-моему, в июльском, у нас была большая статья об авианосце "Джордж Буш" – да? – про который очень много писали весной в связи с тем, что он приплыл и собирался…

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот-вот заходит…

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Вот-вот он здесь будет у нас в гостях. И хотелось понять, почему собственно весь такой шум, переполох и российский генштаб так нервничает. Ну и мы разобрались собственно в группе этого авианосца, из чего можно было сделать вывод, что она, конечно, в два раза мощнее, чем все ВВС Украины и было чего пугаться, в общем-то. Ну вот такие как бы загадки решали. Ну могу рассказать небольшой секрет: в следующем номере я планирую сделать такой букет бога войны, - это… Мы все знаем, что самоходная артиллерия имеет своё точное название: "Гвоздика", "Акация", "Пион" – и вот мы поговорим обо всех цветках бога войны, которым является артиллерия, то, что стоит на вооружении украинской армии.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Значит ли это, что у читателя снизился интерес к чему-то другому, к каким-то другим хобби и соответственно темам, разделам вашего журнала?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Девушки, автомобили – ну это всегда…

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это классика.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну естественно, ну как бы против нее ничего не скажешь, да: оно всё останется и будет – это вечная интересная тема. Я стараюсь больше давать стиля в журнале, поскольку я считаю, что это очень важно, особенно в последние 10 лет. Этот сегмент, fashion, мужской fashion – он становится всё более и более важным: мужчины хотят выглядеть современно, хотят чувствовать себя уверенно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Но об этом ли они сейчас думают, о том, как одеться?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Вы знаете, всё равно тоже об этом думают, я в этом уверен, ну потому что мир изменился. Во всем мире так думают, и это влияет и на Украину тоже и на украинских мужчин в том числе. Понятно, что когда ты находишься под огнем на блокпосту, ты не будешь размышлять, какого бренда берцы на тебе – да? – или рукавицы, но это же не вечно, во-первых, и не непрерывно. Всё равно должны быть какие-то вещи, которые греют, которые позволяют отвлечься.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну Life Stile – он ведь да, и отвлечение, в том числе отдых подразумевает.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Да, и я вот об этом хочу сказать, что очень важно, чтобы глянцевые журналы сохранились в нашей стране, потому что они несут, на мой взгляд, очень важную психологическую такую функцию. То есть пока они есть, есть надежда на то, что у нас всё хорошо, то есть всё под контролем; вот если они исчезнут, это будет очень тревожный сигнал для всех вообще, кто будет ходить по улицам.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но не кажется ли вам, что для украинского рынка у нас избыток глянцевых журналов? Избыток, потому что по сути тех же журналов о моде, и в общем, не удивительно, что определенные из глянцевых журналов начинают закрываться. Потому что когда мы говорим о таких странах, скажем, как Великобритания или Франция или тем более Соединенные Штаты Америки, там эти журналы существуют не просто потому, что кому-то хочется нечто подобное издавать, а потому что всё совершенно завязано на рынке производства, потребления тех или иных товаров. Здесь очень долгое время глянцевые журналы пытались создавать по принципу: сделаем-ка журнал для богатых, - вот я сто раз слышал такие концепции.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Да, это правда.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И это выглядело всегда смехотворно. И вот эти все журналы прогорали, потому что, во-первых, богатый человек однозначно не будет тратить время на то, чтобы в журнале изучить, какие часы ему купить: он придет в швейцарский магазин швейцарских часов, проконсультируется там со своим консультантом и купит то, что ему понравится, в независимости от того, что какая-нибудь Маша или какой-нибудь Вася напишут в том или ином журнале. Так вот как сейчас обстоит с этим дело? Для кого вы делаете журнал?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Для меня ничего не поменялось за последние, скажем так, 10 лет. Я по-прежнему считаю, что журнал нужно делать для людей, которые хотят быть успешными в жизни собственной, хотят разобраться в собственной жизни. Они хотят быть в том числе и богатыми – да? – поэтому я не делаю журнал для богатых именно, для тех, кто уже состоялся. Да, окей, они могут читать этот журнал – не вопрос, и им тоже будет, кстати, интересно; но я делаю все-таки более мотивационный продукт, который помогает людям себя укрепить и продвинуть.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте о продвижении, об укреплении чуть позже. Прервемся на короткую паузу: сейчас будут новости, - а потом продолжим.



Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Программа "Циники" на волне Вестей, радио новостей и мнений. Продолжаем говорить о глянце, в частности о мужском глянце. Наш гость сегодня Сергей Мясоедов, главный редактор журнала XXL, - это, пожалуй, на сегодняшний день старейший мужской глянцевый журнал украинский, именно отечественный. Мы говорили о воле главного редактора, о том, что есть и должно быть место для определенной специфики проявления и прививки вкуса, если хотите, в современных СМИ. Но есть еще такое понятие как формат, есть еще такое понятие, профессионалы называют его "движок", "движок" того или иного издания. Вот что я имею в виду: когда мне в свое время пришлось работать в газете "Коммерсант", в издательском доме "Коммерсант Украина", её запускал создатель в общем этого бренда "Коммерсант" Андрей Васильев. И в определенный момент он ушел со своего поста, много по этому поводу было всяких переживаний, и Васильев тогда сказал, что "движок" "Коммерсанта" создан так, что по сути "Коммерсантом" может руководить обезьяна: невозможно сломать и испортить то, что заложено собственно в конструкцию этого издания. Так вот вы сторонник какого подхода: более что ли творческого, личностного либо вы согласны с тем, что могут существовать масс-медиа, в которых вот существует такой как бы, вот назовем это "движок", и в нем совершенно не имеет значение, кто главный редактор, кто в команде, - это всё можно ротировать, это всё можно изменять, а издание будет продолжать быть успешным?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну я так понимаю, что вопрос о бренд-буке журнала, да?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: То есть о наборе правил и ограничений, благодаря которым... в который нужно, как в матрицу, вставлять контент?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну и собственно о матрице не только формата журнала, но и менеджмента: того, как руководить, каков менеджмент, какова система менеджмента того или иного издания. Это включает в себя и редакционную политику, и прочие стандарты ну и, конечно, бренд-бук, безусловно.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну вы понимаете, глянец – он все-таки очень личностное направление, все-таки личность журналиста очень важна. То есть авторский стиль и видение очень-очень, особенно, не знаю, в мужском глянце по крайней мере это заметно. Я могу предположить, что с тем изданием, о котором вы говорили, может сравниться разве что "Men’s Health", - это именно тот журнал, который был математически вычислен американцами. Они провели гигантские совершенно исследования, вложили очень-очень крупные суммы денег и математически вычислили, какие темы интересны для современных мужчин и создали такой вот очень жесткий рубрикатор. И когда я общался, примерно в 2006 году, с американцами, они говорили, что "Men’s Health" будет популярен в любой стране, поскольку он так устроен, что в любой стране его будут покупать. Вот это универсальный подход, то есть вот именно "движок" не зависит от погодных условий, грубо говоря. Ну а в остальном все-таки журналы типа XXL не имеют таких жестких рамок, поэтому очень многое может меняться. Здесь есть свои плюсы и здесь есть свои минусы: в зависимости от того, кто будет создавать этот продукт, он может быть изменен, даже несмотря на то что существует целый набор ограничений. Ну они не такие жесткие, как в газетах или в журнале типа "Men’s Health".

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Существует еще другой взгляд, который говорит о том, что любой журнал, именно журнал, не может постоянно существовать как раз в рамках одного бренд-бука, и что раз в несколько лет необходимо и дизайн, необходимо и…

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Естественно, конечно, это же Life stile журнал: жизнь-то меняется, естественно нужно корректировать бренд-бук и делать перепозиционирование. Это всё правильно, да, естественно. Раз в несколько лет нужно его обновлять, чтобы он соответствовал ожиданиям аудитории, которая естественно меняется, конечно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я бы хотел обратиться к нашим слушателям: 390-104-6, код Киева – 044, - свои вопросы прямо сейчас можно задать главному редактору журнала XXL Украины Сергею Мясоедову, кроме этого пишите свои сообщения на короткий номер 2435. Гражданская позиция, - об этом сейчас очень много говорят, и, как ни крути, даже если ориентироваться на людей мыслящих, которые мыслят критически, так или иначе некоторые из них становятся, принимают какую-то сторону, сторону конфликта. Мы же сейчас живем как раз в такое время вместе, где конфликт – это обсуждаемая тема. Удается ли вам как-то балансировать на грани, при этом сохраняя лицо, и что это за лицо? Если средство массовой информации остается объективным, при этом читатель или за или против и конфликтует, как ни крути.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну я не могу сказать, что сейчас можно быть вне политики, 100 процентов – нет. Хотя бытует мнение, что глянцевая журналистика – это практически чисто развлекательный формат, я считаю, что это не так. То есть это в любом случае life stile журнал, и если в нашу жизнь вторгаются такие серьезные потрясения, какие мы сейчас испытываем в стране, то естественно это будет иметь своё отражение. XXL – это украинский журнал, и естественно этот журнал должен соответствовать нынешней Украине. Я как бы поддерживаю всё, что происходит в этой стране и…

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну существует трезвый взгляд, существует истина некая, и она не всегда соответствует Украине или России.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но существует еще такая вещь как медиа-бизнес, и, в общем-то, медиа как бизнес – это самый правильный, на мой взгляд, путь для медиа вообще, потому что медиа как бизнес; медиа, которые себя окупают – они не зависят тогда от владельца, они не зависят от какого-то давления и они могут быть гораздо более свободными, гораздо больше соответствовать такому понятию как собственно свобода слова и журналистские стандарты. И мне приходилось поработать в свое время и в глянце, но не совсем в глянце, скорее в таком развлекательно-консьюмерском журнале: я в свое время создавал журнал "Афиша", первый такой городской журнал в Украине. Его издатель Джет Санден, американец, тогда сказал, что у нас есть совершенно жесткие и четкие правила: никакой политики, никакой религии, - это то, что вредит в данном случае такому сегменту как журнал развлекательный, лайфстайловый. Впрочем, это был 2001 год. Может быть, с тех пор что-то изменилось, может быть, политика, религия и прочая проблематика на сегодняшний день допустимы в лайфстайловых журналах?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну если мы говорим о мужском глянце, о мужских журналах, то в этих журналах есть герои-мужчины, да? То есть естественно в нашей стране серьезно достаточно поменялся, скажем так, иконостас героев за последний год, и закрывать на это глаза бессмысленно. То есть это данность, объективная реальность, и естественно это должно находить какое-то отражение: ну может быть, не прямое лобовое, но все-таки. То есть я понимаю, почему журнал "Esquire" разместил Дмитра Яроша на обложке, - на мой взгляд, это абсолютно оправдано было. Я бы, например, на их месте это сделал раньше, но они это сделали в декабре, слава богу.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: У нас есть вопрос слушателя. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Алло, я вас внимательно слушаю. Вы на самом деле, как говорится, подняли злободневную, интересную и острую тему, но вы опираетесь на опыт западных глянцевых журналов и журналистики, а у нас остался третий советский опыт – понимаете, в чем дело? Хотим мы этого или нет, понимаете, в чем дело, наше население несколько другое. И возможно его воспитывать, культивировать какие-то новые мысли, но по крайней мере, как говорится, даже советская платформа представляет интерес, понимаете, в чем дело? У нас, как говорится, большой исторический опыт в советское время. Почему не взять, как говорится, аспекты, связанные с этим временем, развивать их, совершенствовать, наполнять их…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Благодарю вас, благодарю вас. В общем-то вопрос ваш понятен, однако я не могу с вами согласиться, потому что опираться на какое-то прошлое, ну давайте тогда развивать, я не знаю, какие-нибудь летописи времен Киевской Руси. Прошлое остается в прошлом, какие бы ни были те или иные традиции, тянуть за собой за шкирки в будущее совершенно ни к чему. И я очень сомневаюсь, что журнал формата советского даже "Огонька", не говоря уже, допустим, о "Крестьянке", был бы кому-то сегодня интересен, кроме очень специфического круга людей. Ну может быть, господин Мясоедов со мной не согласится.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А давайте мы спросим у господина Мясоедова после короткой паузы.



Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне Вестей, радио новостей и мнений, продолжается программа "Циники". В эфире глянцевый час, час глянца, посвященный такой части медиабизнеса как глянцевые журналы. И в гостях у нас сегодня Сергей Мясоедов, человек, который руководил несколькими подобными проектами, сейчас главный редактор журнала XXL. Ну вот слушатель наш сказал, что мы говорим об опыте неких заграничных изданий, а остаемся мы людьми постсоветскими, и, наверное, имеет смысл нам использовать подходы советской прессы. Ну не знаю, насколько это возможно, как вы считаете? Конечно, Тарас Шевченко нас учил не цуратися опыта, в общем-то, в том числе в данном случае от того, от которого мы, наверное, хотим сейчас отказаться. Ну в Советском союзе было много вещей в достаточной степени прогрессивных, но он развалился и не просто так, и с тех пор прошло довольно много времени.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Я хочу сказать, что аудитория действительно очень разная в Украине. Отвечу сразу на первую часть вопроса: почему мы опираемся на опыт западный, потому что в Советском союзе не существовали мужские журналы как класс. То есть они существовали в мире и более ста лет, и еще перед Второй Мировой войной люди читали мужские журналы Life stile в той же самой Америке; но у нас этого не было. Поэтому естественно, когда мы создаем своё в этом направлении, существующем уже в мире, мы просто вливаемся уже в общую картинку, мы естественно пользуемся тем опытом, который присутствует, и нарабатываем свой собственный, который, надеюсь, будет полезен в будущем. Вот. Насколько можно в Life stile глянцевом журнале опираться на то, что происходило в Советском союзе, не знаю, если честно; но я знаю, что тот же журнал "Крестьянка", по-моему, выходит в России. Его не так давно перезапустили, он есть и вероятно аудиторию свою имеет, но это такой специфический момент, то есть я не знаю, как бы мог называться какой-то такой постсоветский мужской глянцевый журнал в Украине, тем более что мы, по-моему, абсолютно рвем с этим прошлым и уходим дальше вперед.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Опять же если говорить о журнале "Крестьянка", который, предположим, перезапущен в России, то в этом тоже заложены какие-то моменты того, каким является российский рынок, какой является социология российского читателя.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Они существуют в медиапространстве, которое создано последние 10 лет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: И они там органично могут жить, эти журналы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно, если говорить…

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: У нас другое.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если говорить о целевой аудитории, допустим, журнала "Крестьянка", то в Украине эта целевая аудитория имеет свой набор вполне успешных средств массовой информации, например, газета "Порадниця", одна из самых тиражных газет в Украине, которую действительно массово выписывают, и она как раз работает в сегменте медиарынка.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Да, это однозначно. То есть есть целый ряд изданий, которые именно на вот эту постсоветскую аудиторию нацелены, и они довольно успешны. Я не знаю, насколько они в состоянии пересечься взглядами, если честно, не могу ответить.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, вы в начале разговора сказали о том, что ведутся дискуссии о будущем глянца и, мол, он переходит в Интернет, все-таки цифровые технологии идут вперед, и если сейчас сравнить, вот есть XXL.ua, есть собственно журнал. Вот если на чаше весов как-то пытаться возложить и одно, и второе, у чего больше шансов и дела, вот так, простым языком, у кого лучше идут сейчас?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Если честно…

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Сайт был недавно реанимирован, насколько я понимаю с приходом Сергея Дидковского.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: На мой взгляд, это два абсолютно разных продукта под одним названием, ну то есть они вообще по восприятию абсолютно разные. Естественно мне кажется, что нельзя сравнивать Интернет-портал и бумажный глянцевый журнал: это абсолютно разное восприятие информации. Есть свои плюсы и свои минусы и в одном, и в другом случае. То есть сайты – они более оперативны, но у них нет вот тактильных физических вещей, которые на самом деле заложены у нас в подсознании. Нам всё равно хочется потрогать – да? – не только посмотреть, поэтому, на мой взгляд, у журнала всё равно остается достаточно нормальное контролируемое будущее. Вот они будут более, на мой взгляд, артовыми, более творческими ну вот с точки зрения создания контента, то есть создания именно содержимого журналов, и они будут развиваться. То есть я хочу сказать, что, например, в той же самой Англии за последние десятилетия появились масса абсолютно новых интересных продуктов в сфере вот именно глянцевой журналистики. Они, конечно, такие, более art-fashion, но просто на этом поле можно себя максимально творчески реализовать журналистом. Это достаточно важно. То есть в принципе, Интернет-порталы, как ни крути, но они все-таки не столь требовательны в плане творческого самовыражения журналиста, который пишет: то есть там можно себе позволить расслабиться – да?- и выработать какой-то такой нейтральный стиль и гнать километры прозы. Журналы более требовательны в этом плане, и здесь нужно более серьезно подходить к тому, что и как ты излагаешь, поскольку этот текст не исчезнет при нажатии клавиши: он останется с читателем надолго.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алло, здравствуйте.

Слушатель: Алло, еще раз хочу с вами пообщаться.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А, вы у нас уже были в эфире?

Слушатель: Да.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну тогда не надо, прошу прощения, время ценно. Как вам кажется, существует ли сейчас какие-то предпосылки к запуску новых проектов и появлению глянцевых журналов в Украине?

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну такие возможности есть всегда. На самом деле кризис – это всегда самая благоприятная пора для запуска чего-то нового, то есть когда всё меняется, и рынок на самом деле находится в динамичном развитии и изменении, а не в застывшем состоянии, – в этом случае его тяжело пробить. Легче значительно закрепиться, зайти на рынок и закрепиться, когда идут перемены и когда кризис. Вот сейчас на самом деле достаточно выгодная пора для того чтобы начинать новый журнальный проект. Кстати, я хочу вернуться вот к этой вот теме, которая касается Интернета и глянцевой журналистики. Я не знаю, известно ли вам о том, что на самом деле еще где-то 5 лет назад в той же самой Америки появился новый журнальный тренд, это так называемые буказины, их называют. Это смесь: книга и журнал – буказин. Когда очень дорогой проект, который стоит реально достаточно серьезные деньги, в продаже не часто выходит, где-то раз в квартал, 2 раза в год; в него отбираются очень тщательно редакция, и они создают дорогой эксклюзивный контент: это толстые издания. Более того, я хочу сказать, что существует также такой тренд: например, существует такой портал stile.com, очень известный по моде, американский. Так вот, несколько лет назад этот портал принял решение о запуске своей глянцевой версии журнальной. Именно для того, чтобы укрепить Интернет-издание на рынке, было принято решение о выпуске журнала для того, чтобы подкрепить портал. То есть все-таки это в очередной раз говорит о том, что с глянцем не так всё плохо, как кажется.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну вот приведенный вами пример буказина – он интересен в том смысле, что есть на самом деле большая разница между такими понятиями как потребление и обладание. Собственно глянец как таковой – он работает на потребление, а вот буказин, то есть такая принципиально дорогостоящая вещь, эксклюзивная и уникальная – она играет с человеком в другую игру, в игру обладания. И, безусловно, я с вами соглашусь, что люди обеспеченные – они, как правило, чем более человек обеспечен, тем более он настроен на некую уникальность, на некую уникальность того, что он может себе позволить: не просто хороший бургер, а что-нибудь более уникальное. Точно так же не просто интересный журнал, а совершенно эксклюзивным тиражом изданный журнал. Это, между прочим, тенденция и в книжном издательстве сейчас проявляется, потому что снова возобновился интерес достаточно широкий в обеспеченных слоях населения к уникальным изданиям, инкунабулам вот таким современным, которые создаются вручную: сделанные бумаги, вручную напечатанные в специальных типографиях. Вот например, уже третью подобную книгу будет издавать Максим Кантер, известный писатель российский. Это делается по очень строгой подписке; никто не делает больше экземпляров, чем те, за которые заплачено; очень немаленькие деньги: мы говорим о тысячах евро в данном случае. Но это все равно нельзя сравнивать с тем глянцевым бизнесом, который представляете вы, потому что это некие услуги уникальные, это некие услуги эксклюзивные, это немного другой уже срез бизнеса вообще. И тут мы скорее говорим не об издательском бизнесе, мы скорее говорим о каком-то бизнесе вещей high-класса всяких разных: специально для вас собранные уникальные часы или в 14-ти экземплярах изданная книга на бумаге ручной работы, или подобного же плана журнал, - это уже совершенно другой уровень, повторю, не потребления, а обладания.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Ну конечно, я понимаю эту тенденцию, и ее необходимо учитывать тоже, создавая глянцевые журналы на сегодняшний момент. Просто я хочу сказать о том, что мы живем, скажем так, в эпоху творческого самовыражения – да? То есть молодые люди сейчас стараются как-то себя проявить и выразить в этой жизни, и новые технологии информационные максимально этому благоприятствуют и будут благоприятствовать дальше их развитию. То есть сейчас есть прямой доступ: потоковое видео и так далее, и так далее. Можно создавать и самостоятельно, не выходя из дому, многое то, о чем даже и мечтать не приходилось, скажем, лет 15 назад. Так я вот хочу сказать, что глянец как раз должен быть нацелен вот на именно творческий подход, то есть в этом его будущее, на мой взгляд. То есть чем более творческим будет подход в создании журнала и чем более для творческих людей он будет рассчитан, тем больше у него есть гарантий и успеха и стабильного развития в будущем, я имею в виду, у журнала.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это слова Сергея Мясоедова, главного редактора журнала XXL Украина. Спасибо вам за визит.

Сергей МЯСОЕДОВ, главный редактор журнала XXL: Спасибо вам. Очень интересно было, мне понравилось.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы продолжим, но уже с другой темой после небольшой паузы, после новостей.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: После новостей мы будем говорить о первом большом проекте уже легендарной институции современного искусства "Изоляция", которая открыла свои двери в Киеве.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Программа «Циники» на Радио Вести – радио новостей и мнений. В студии по прежнему Константин Дорошенко и Виктор Терешков. Наша следующая тема, мы будем говорить о выставке, которая открылась вчера. Речь о проекте Изоляция.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Выставка называется Ревизия. Арии всем притом, что это известная художественная институция, мультикультурная, которая существовала в Донецке, имела большой резонанс, на протяжении многих лет. О ней, активно писала зарубежная арт-пресса. Но прошлый год, с одной стороны стал трагичным для «Изоляции», потому что ее территория захвачена боевиками Центр искусств превращен в изолятор. «Изоляция» была вынуждена казаться в эмиграции, она оказалась в Киеве. Ведет на сегодняшний день, активную международную выставочную политику. Тут, может это цинично прозвучит, нет худа, без добра. Жаль, безусловно, что Донецк лишился такого центра, но с другой стороны, появление такого сильного игрока как «Изоляция» в Киева, серьезным образом изменяет художественную жизнь всей столицы. Мне кажется, изменяет в лучшую сторону, мне кажется, что чем больше сильных институций, чем больше конкуренции, идей и проектов, тем лучше. Итака, после долгой подготовки, «Изоляция» в Киеве, открыла свою территорию, и открыла проектом, который называется «Ревизия». Сегодня собственно о нем и будем говорить.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, а помогут в этом разобраться в этом проекта Ася Баздырева, главный редактор журнала IZIN. Здравствуйте.

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Здравствуйте.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: IZIN – это интернет издание о современном искусстве, которое тоже появилось в прошлом году, что тоже меня очень радует. Потому что, достаточно долгое время в Акарине существовало, всего лишь два издания, которые занимались современным искусством – это «Art Ukraine» и «Коридор ». IZIN – это новая интонация, новый подход, новый угол зрения. Это говорит о том, что не смотря на все наши кризисы, внимание к культуре растет. Оно растет без помощи государства, порой вопреки политике государства. Оно растет благодаря инициативам профессионалов, таких вот, как госпожа Баздырева. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И Андрей Логинов, один из художников группы. Здравствуйте.

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Добрый день.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вчера, состоялось открытие этой выставки, ваши ожидания оправданы? Все ли прошло гладко?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: В принципе, да.

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Я бы, даже добавила, что более чем. К нам пришло, просто невиданное количество гостей. Мы открылись, где-то в 4 часа, и до 7 часов, приходило все больше и больше людей. Иного представителей художественной сцены украинской, много людей, которых мы видели впервые, политики в том числе. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы ощущаете заинтересованность из вне, в связи с этой ситуацией, в которую попала «Изоляция»?

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Безусловно. Потому что украинская арт-сцена она не очень большая, поэтому приток новой крови, он очень востребованный. Тем более, что «Изоляция», всегда делала достаточно качественные проекты. «Ревизия» - это первый проект, который осуществлен на новой территории. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Достаточно интересно, что все участники, все художники, участвую в это проекте «Ревизия», это пять художников. Все они из Белоруссии, в том числе и наш сегодняшний гость. Почему такой выбор был сделан в Украине вдруг, именно художников белорусских? «Изоляция» работала и со звездами мирового искусства, французскими, китайскими, итальянскими, есть достаточно много художников в Украине. Почему, именно белорусские художники?

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Если позволите, я отвечу на этот вопрос. На самом деле, идея первой выставки, она просто витала в воздухе, ее нужно было взять и отработать. Три основные композиции, которые сейчас показываются в «Изоляции», это работы из коллекции фонда. Когда фонд был захвачен этим летом, его захватили террористы, которые устроили в изоляции, собственную ревизию. Они решили, назвав себя экспертами, разобраться, что является искусством, а сто не является. Есть даже видео, журналисты записали, это напоминало произведения Фонвизина, Люди с говорящими фамилиями. Был такой, Леонид Баранов, который держа в руках книгу Бориса Михайлова, известного украинского фотографа, который представлен во всех ведущих музеях мира. Он, держа книгу в руках, говорил, что это дегеративное искусство, это нужно сжечь, мы не в коем случае, не позволим, жителям ДНР такое смотреть. Вот они, в то время, провели такую ревизию. Работы, которые сейчас показаны в «Изоляции», это одни из тех, которые сохранились. Интересно что, сам проект называется ревизия, он изображает группу людей, которые оказались в таком, вымышленном пространстве, они начинают устраивать, пересмотр произведений искусства. Это такие два монументальных полотна, два фотоколлажи, где мы видим людей, которые производят отбор, что именно является ценным, а что не ценным, так может понять зритель эту работу. Мы видим, что во дворе этого музея, такой красивый, роскошный сад, там горит костер, возможно там сжигают работы. Это такая метафора, пересмотра истории, которая очень хорошо легла в историю «Изоляции» прямо сейчас. Поскольку ее работы были пересмотрены террористами, а сама «Изоляция», поскольку оказалась в Киева, пересматривает, что у нее осталось, что можно показывать, что сохранилось в ее фондах. Может быть Андрей добавит. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Андрей Логинов, художник. Родился в Минске, закончил Дюссельдорфскую художественную школу, живет и работает сейчас в Берлине. Вот если совершенно так прямолинейно, сравнивать вашу среду художественную ситуацию с «Изоляцией», вы ощущаете себя в Берлине, человеком, который в изоляции от своей родины? Либо для вас важно, не столько представлять белорусское искусство, а общемировое? Насколько для вас важно, в данном случае, взаимодействие с «Изоляцией»? И что конкретно вы делали, в том проекте который мы обсуждаем?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: В Германии, я уже живу более 15 лет. Поэтому в плохо себя там не чувствую. Все таки, я там учился в академии и стараюсь там заниматься современным искусством. Чтобы я ориентировался на свое прошлое…

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Андрей, расскажите как вы там оказались с вашими друзьями, и что стало предпосылкой, для создания этой работы. Это очень интересная история.

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Уехал я в 96 году. В школе у нас, один из старшеклассников, который был на 2-3 года старше нас, уехал в Дюссельдорф учиться, и присылал открытки. Ходили слухи, как там классно, как там интересно учиться. После этого, пошла такая волна эмиграции, около 10-12 человек уехало из Минска, учиться в Академию искусств в Дюссельдорф. В какой-то момент, там нам предложили, нас там было 5 человек, сделать выставку в Художественном союзе. Назвали нас, почему-то русским авангардом, мы подумали, что если такая путаница, мы попробуем сделать, такого рода ревизию, для них. Мы сделали коллективное действие, сделали совместную работу, что для нас было интересно и заняло очень много времени. Около трех месяцев, мы только обсуждали, пытались выяснить, что мы можем прийти к какому-то результату. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ревизия чего и для чего? В этом есть определенное противоречие, с одной стороны, современное искусство совершенно интернациональное, космополитическая. И какая, вам должна быть в Берлине, из постсоветского пространства разница, называю вас русским или узбекским? Либо для вас, была принципиальная разница, подчеркнуть то, что вы именно белорусские художники? Собственно, в чем была эта ревизия? Что вы хотели, тогда в Германии сказать?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Ну как, это конечно было для нас важно. Разобраться с искусством, это для художника, постоянно актуальная тема. Как бы ревизия, инвентаризация, оценить, что для тебя важно, для твоего развития. Ну, и наверно, тема искусства вообще.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, это была ревизия, понимания своего места, на территории искусства. Либо вы предлагали немецкой публике, провести ревизию ее восприятия?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Нет, мы никому ничего не предлагали, искусство ничего не предлагает, и не пытается ничего объяснить. Искусство – это само в себе, прежде всего. Художники ставят задачи себе, и стараются как-то реагировать, на то, что происходит в современном мире, таким образом делают работы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Объясните, ревизия чего это была? И что в результате этого вы сделали? Вот, что интересно услышать. Потому что, пока мы слышим, только общи фразы.

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Результатом, стала серия работ «Ревизия». Состоящая из двух пятиметровых фотографий, глее мы видим…

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: … вымышленный музей, это достаточно постмодернистская работа, в ней полно классического цитирования. Я бы не сказала, что там есть что-то локально белорусское, поскольку там видны фонды музея, которые наспех разбираются и пересматриваются людьми. Там очень много работ, включая и античное искусство, которое просто наспех пересматривается. Что именно хотели сказать, это скорее вопрос к Андрею, я бы сказала, на мой взгляд, что это очень мощная коннотация к тому, что каждое поколение, склонно делать пересмотр. А в этой спешке, она ключевой момент компонентов работы, там что-то ломается, абсолютно небрежно отношение к работам. Можно сказать, что эти люди, просто грабители. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы сейчас прервемся ненадолго, а потом будем продолжать разбираться в этом вопросе. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Программа «Циники» на Радио Вести – радио новостей и имений. Мы говорим о выставке «Ревизия», которую вчера презентовала «Изоляция», теперь уже в Киеве. Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков у микрофонов, и наши гости Ася Баздырева, главный редактор журнала IZIN, Андрей Логинов, художник. В целом, художников 6, я правильно понимаю?

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: 5 художников.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Сам проект «Ревизия», представляет собой масштабные, монументальные работы, коллажи. Это традиция в современном искусстве, это такой подход в современном искусстве, он знаком и украинскому современному искусству. Одним, из наиболее значимых авторов, современного украинского искусства, является Арсен Савадов, который тоже неоднократно обращался к подобному подходу. В прочем, это скорее были не коллажи, а постановочны многофигурные композиции. Вот интересно, господин Логинов, вы когда создавали композиции своей группы, как происходило взаимодействие? Были ли кто-то, кто руководил процессом как режиссер? Как создается пятью художниками, одна большая фотография? Как рождается сюжет?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Очень сложно. Как я уже сказал, этот процесс занял очень много времени, именно обсуждение. Потому что, мы так и не могли понять, какой будет результат, будет ли это фотография, будет ли это скульптура. Никто не делал что-то отдельное, все делали параллельно все. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Наверняка был идеолог?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Нет. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть, вы вместе договорились и распределили роли?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Мы встречались, обсуждали, выпивали.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Как давно это было? Когда вы впервые задумали этот проект?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Это был 2004 год. Просто нас пригласили на вставку, до которой еще было 4 месяца. Вот за этот время, мы создали это проект «Ревизия».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: О каком количестве работ в экспозиции идет речь?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Это диптих, и вторая часть, акт 2, называется. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Фактически, этот проект с одной стороны статичен, поскольку мы имеем дело с фотографией, с другой стороны, в него уже залощена некая драматургия, которую вы предлагаете рассмотреть. Меня интересует, немножко другой феномен. Психология творчества, это довольно таки индивидуалистические вещи, с другой стороны, история искусства 20 века, знает много творческих коллективов. Когда люди, в общем очень индивидуалистичные, каким-то образом совпадают, и создают совместные проекты. В Украине, существует тоже несколько таких проектов, одни из них уде распались и исчезли, как харьковская группа Соска. Другие, как группа РЭП, которая начиналась с более 20человек, ужались до гораздо меньшего числа. Но тем не менее, каждый из участников группы, идет и своим отдельным творческим путем. Насколько это в вашей группе происходит? Продолжаете ли вы, отдавать предпочтение творчеству коллективному, либо каждый из художников, ведет и свою линию отдельно?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Это изначально было, что каждый из участников, занимается своим искусство, и сейчас занимается. В общем, группой мы, как таковой и не были, это событие, это предложение выставки, нас объединило на какое-то время. Мы проработали 3-4 года вместе, сделали три проекта, а сейчас у нас планов никаких нет, что мы дальше будем вместе работать. Каждый делает дальше свое искусство. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Германия, в которой вы живете, представляет безусловно одну из наиболее живых, импульсивных, разнообразных и перспективных сцен, современного искусства в мире. Большинство коллекционеров современного искусства, это немцы. Чем обоснован ваш интерес, в сотрудничестве с институцией украинской, с проектом в Украине?

Андрей ЛОГИНОВ, художник: Честно говоря, это вопрос к украинским коллегам. Потому что, вдруг Украина появилась на горизонте, появились люди, которые интересуются искусством. В Берлин стали массово приезжать журналисты, художники из Украины. Вдруг появился интерес.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А как вы Ася, для себя рассматриваете именно такой подход? Такой выбор со стороны институции «Изоляция»? Почему им может быть интересна сцена украинская?

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Насколько я знаю, что эти работы в коллекции «Изоляции» достаточно давно, они появились там раньше, чем я появилась в «Изоляции». Поэтому это вопрос к Любови Михайловой, которая является коллекционером. Что касается интереса, я знаю, что огромное количество людей из Украины, едут в Берлин, поскольку это среда полная вдохновения. У меня есть очень много знакомых немцев, которые приезжают сюда, многие бывали в «Изоляции», когда та еще была в Донецке. Поскольку, это постиндустриальное пространство, для немецких художников, это представляет большой интерес. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: От «Изоляции», все безусловно ожидали, что первый проект представленный в Киеве, будет так или иначе посвящен Донбассу. Тем более «Изоляция», это институция, которая не только там находилась, она действительно очень серьезно изучала всю феноменологию культурную, социальную, в большом количестве свих проектов. Боле того, и в Киеве были реализованы такие проекты как «Живая библиотека Донбасса» и так далее. И вот, проект не конкретно Донецкий, а который поднимается на уровень взгляда сверху на ситуацию, не только культурную, а в общем то и историческую. Если мы говорим о «Ревизии», если мы говорим о пересмотре, тех или иных вещей то, что происходит сейчас в геополитике, в частности с аннексией Крыма, это точно такая же ревизия, которая производится неаккуратными, некомпетентными людьми. Интересен сам момент, такого филосовско-глобального подхода. Не боитесь ли вы, что «Изоляция», поднимаясь на такой уровень философского осмысления, людей разочарует?

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Вы очень правильно подметили, что «Изоляция», занималась Донбассом всегда. Поэтому начинать с проекта, который говорит о Донбассе, мы это делали и раньше. Во-вторых, сейчас очень много людей, схватили этот тренд донецкий, пытаются делать выставки, проекты. Делать что-то, что потеряется в моде на Донецк, тоже не представляет смысл. Кроме того, «Изоляция», сейчас делает проекты связанные с Донбассом, в частности это проект, который называется «Донбасс стадис», по созданию такого научного сообщества. Что касается разочарований, я не могу говорить от лица институции, мне кажется, что начинать свою деятельность, из ожидания кого-то разочаровать или нет, просто неправильно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очень приятно это слышать. Поскольку достаточно часто, на всем постсоветском пространстве, люди руководствуются подходом другим. Желанием ответить ожиданиям, желаниям ответить публике, желанием как-то мерить успешность того или иного проекта, количеством людей, которые его посетили. Согласитесь, с точки зрения современного искусства, количество единиц, посетивших проект, не является критерием того, насколько то или иное художественное событие, на самом деле значимо.

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Абсолютно.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А где, когда и до какого времени, единицы могут посетить этот проект?

Ася БАЗДЫРЕВА, главный редактор журнала IZIN: Проект открыт до 5 февраля, он открыт в четверг, пятницу, субботу. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В данном случае «Изоляция» верна своей стилистике, это работа с прмзонами, это какое-то осмысление и акультуревание, и собственно в этом смысле, «Изоляция», первая в Украине институция, хотя подобные подходы существуют и в Европе и в Азии. И часто бывают наиболее интересными. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо за разговор, Ася Баздырева, главный редактор журнала IZIN, Андрей Логинов, художник. Мы прервемся на короткую паузу, а потом продолжим с другой темой.
Программа «Циники» на Радио Вести – радио новостей и мнений, Константин Дорошенко, Дмитрий Терешков и Андрей Пивень, брэнд-менеджер компании Karma Digital. Здравствуйте.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Добрый вечер.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А теперь, объясню, кто вы и зачем. Дело в том, что мы продолжаем следить за дорогостоящими увлечениями, в этот раз пришла очередь исключительной, самой лучшей техники, для воспроизведения музыки. Эту технику сводят в один класс, ее называют Hi-End. Я уверен, что многим слушателям, эта тема будет интересна. Принимайте участие в разговоре, звоните по номеру 390-104-6, пишите на короткий номер 2435, высказывайте свои имения, задавайте вопросы эксперту.

Контекст: Hi-End – это высший и самый престижный уровень музыкальной техники, ориентированный на аудиофилов, которые могут себе позволить платить гораздо больше, чтобы достичь чистоты и бескомпромиссного воспроизведения. Hi-End – как класс музыки, выделился в 1950 году. Когда обычным потребителям, были доступны компоненты и технологии, которые были созданы для профессиональных студий. Прежде всего, речь шла об усилителях и акустических системах, позже к ним добавились и другие компоненты. Рынок техники Hi-End, расширился с запуском компакт дисков, теоретически способных достичь очень высокой достоверности записи музыки. А также последующих высококлассных форматов. Тем не менее, ее доля остается маргинальной, по оценке, менее 0,1% от проданных экземпляров. Этот класс техники, отличается высокими ценами, разница с предыдущим классом HI-FI, может достигать двух порядков. А некоторые компоненты способны стоить сотни тысяч долларов. Современная домашняя аудиотехника, развивается в сторону полностью цифровых форматов, подключению к интернету, магазинам цифровой музыке, как основного источника записи. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, что такое HI-END, понятно. Теперь, вопрос к вам Андрей, где граница HI-END, некоторые компоненты, по цене не превышающую обычную технику высокого уровня. С какого уровня, можно себя чувствовать, бескомпромиссным аудиофилом?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: В данном случае границ сегодня нет. Потому что, стоимость техники сегодня, превышает не то, чтобы сотни тысяч долларов. Есть акустические системы, которые будут стоить более миллиона долларов. Это с того уровня, когда у вас дола появляется хорошая, акустическая стереосистема, в составе двуполостной аудиосистемы, усилителя, сидипроигрывателя хорошего качества. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Где это хорошее качество начинается? И какая цена, хорошего качества, с чего она стартует?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Хорошее качество, это когда вы можете потратить на стереосистему, начина от 5000 долларов. Это самый простой, самый низ, откуда можно начать. Варианты могут быть разные. Я на своем веку, видел системы, которые превышали стоимость 300 тысяч и 400 тысяч долларов. Поэтому тут нет какой-то границы. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Тем не менее, люди исходя из своих финансовых возможностей, с чего-то начинают, и впервые заводят себе эту технику. Они конечно отличаются, от потребителей, которые нацелены на технику среднего класса. Наверняка, за HI-END не ходят в магазины и не стоят в очередях?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Абсолютно так. Тут еще срабатывает принцип сарафанного радио. Услышал у друга, услышал в салоне, впечатлился, наметил для себя цель, мечту, к которой ты хочешь придти. Конечно, это все начинается с какого-то минимума. Например, приобретением хорошей системы по цене 500 долларов. Это такой средний класс, с которого можно понять, что такое хороший звук. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, потом человек образовывается, становится более грамотным.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Со временем да, он понимает, где у него есть какие проблемы в системе, и он начинает делать абгрэйд системы.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Каким образом? Чисто технически, механически, это заказы на сайтах, доставка?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Да, тут еще очень большую роль играют разные форумы, на которых люди узнают очень много полезной информации. Там конечно не вся полезная информация, в основном все азы, все первые шаги, которые делают, асе узнают в просторах интернета. Сейчас это проще сделать, сейчас это проще сделать. Раньше для этого, были специализированные журналы, которых сейчас уже нет. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: В справке, которую мы прослушали, шла речь о том, что современная музыкальная техника, движется в строну цифровой музыку. В то время как HI-END консервативен. Можно ли, например с ай-пода, имея дорогую HI-END акустику, слушать музыку и наслаждаться ею?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Конечно, технически такая возможность есть, сейчас все возможно. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я имею ввиду не конкретно возможность. В принципе, каким образом вмещается консервативный, аналоговый аспект HI-END и цифровые технологии?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Тут наверное по-другому нужно сделать. Услышу ли я качество, которое я бы хотел получить изначально, покупая дорогую аудиосистему, подключив к ней айфон, и включив музыку? Есть такая незыблемая истина у нас в профессии, система звучит так, как звучит ее самый дешевый компонент. Соответственно, если это система высокого класса, то там все должно быть под стать. Соответственно, если вы включаете в такую систему айфон или айпод, то понятно, что вы от нее качества не получите максимального. С другой стороны, цифровая музыка сейчас идет полным ходом, это касается музыки в высоком разрешении, которая начала полным ходом развиваться. Для того, чтобы воспроизвести музыку в высоком разрешении, нужно иметь соответствующую аппаратуру. Естественно, производители под это подстроились, и начали выпускать аппаратуру класса HI-END. А вот аудиофилы, которые считают HI-END консервативным, и так мыслят, понятно, что виниловый проигрыватель, ламповый усилитель, прямой тракт, это незыблемая основа качества звучания. Ну опять же, технологи очень сильно стрельнули вперед. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Опять же о ценах. Есть производители, которые предлагают дорогостоящую, хорошую технику, но при этом не претендуют на HI-END. Где граница между престижем и качеством?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Очень хороший вопрос, кстати. Есть такие производители, но они производят технику, которая не предназначена для воспроизведения обычных, двухканальных стереозаписей. Это техника предназначена для домашних кинотеатров. Да, она даже иногда стоит дороже чем стереосистемы HI-END класса, но тем не мене, они в домашнем кино просто творят чудеса. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть, иногда не нужно циклиться на HI-END.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Есть такой принцип, если вы хотите построить высококачественную стереосистему, то она должна проигрывать, только двухканальную стереозапись и ничего более. Если вы хотите сделать в одной системе и кино и музыку, обычно из этого, ничего хорошего не получается. Все должно быть отдельно, кинотеатр отдельно, стереосистема отдельно. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Все говорят о бескомпромиссном уровне звук. Насколько он действительно близок к бескомпромиссному? Человек, ведь желает в какой-то момент, улучшать, улучшать, улучшать, но где эта точка, где нужно остановится?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Начнем с того, что оперный певец не может оценить звучание системы, потому что, он находится с другой стороны этого всего. Он исполняет произведение, он его не слушает. Начет бескомпромиссного уровня, я считаю так, что система должна воспроизвести музыку так, как года ты закрываешь глаза, ты должен почувствовать то помещение, в котором это записывалось. Услышать и почувствовать музыкантов, где они , на каком расстоянии они от тебя стоят. Услышать вокал исполнительницы в живую. Когда из твоих ощущений, вылазет полностью комната и техника, ты когда ты слышишь, реально качественной звук, который воспроизводится живым и осязаемым.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Реально ли в это целятся люди, у которых есть деньги? 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Друзья, нам нужно уйти на паузу, во-вторых, как бы не была прекрасна техника, я предпочту слушать оперного певца в опере. Давайте еще об этом не забудем, а вернемся к этому после паузы. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это Радио Вести – радио новостей и мнений. В студии Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков. Наш гость Андрей Пивень, брэнд-менеджер компании Karma Digital. Мы остановились на стандартах, вы описании что-то среднее, эффект присутствия.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Я описал, к чему должны стремиться.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А все ли стремятся? Как вы сказали, техника стартует от 5000 долларов, а есть и 200 и 300 тысяч долларов. Скажем, если все эти эффекты, дает техника за 5000 долларов. Вот чем руководствуются люди, у которых есть такие деньги? Им достаточно такой техники?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Я вам скажу, что такого не бывает.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Все ориентируются, на те эффекты, которые вы описали?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Конечно. Например есть меломаны, которые слушают определенный стиль музыки, или какую-то одну группу, или одного исполнителя. Им все равно, где это слушать, с чего это слушать, они просто могут, включить с телефона музыку и наслаждаться во всей красе. Есть аудиофилы, которые ищут тот самый качественный звук, но они, в тоже время, забывают о самой музыке. То, для чего всю эту аппаратуру делали. Вот есть, что-то среднее, между меломаном и аудиофилом, когда человек хочет услышать любую музыку, в максимальном качестве. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Смотрите, давайте с другой стороны зайдем к этому вопросу. То, что вы рассказываете, это некое теоретизирование. У меня вопрос, с точки зрения собственного потребления, подобного продукта. Понятно, что если человек ездит на Ягуаре, то предполагается, что он не просто купил его и на нем ездит. Толи происходит с подобной техникой, о которой говорите вы?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Технику, когда покупают, чтобы соответствовать своему классу, это совсем не относится к тому, о чем мы сегодня говорим. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Почему? Вы предполагаете, я знаю истории. Когда секретарь большой фирмы, откладывает деньги целый год, чтобы купить туфельки, которые ей в общем-то некуда одеть. Вы предполагаете, что существуют такие люди, некие меломаны абстрактные, которые будут откладывать деньги, чтобы за 100 тысяч долларов, купить седее такую систему, только потому, что они меломаны? Я в это никогда не поверю.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Тут же дело, не в конкретной цифре, в 100 тысяч долларов. Были такие люди, у меня даже есть знакомые, которые 10 лет собирали конкретные компоненты системы, они ее покупают на всю жизнь. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но в бизнесе, невозможно делать ставку на таких людей, это скорее исключение. На самом деле, мозг человека устроен та, что он на самом деле, восполняет все недостатки звучания. Наш слух, на самом деле, адаптивен, так что, качество системы, принципиального значения не имеет. Это момент, скорее всего престижа, опять же момент обладания, о котором мы говорили. Потому что, существует момент потребления, и существует момент обладания. Человек, который находится на более высоком уровне, с точки зрения финансовых возможностей, желая доставить себе, то или иное удовольствие, может обладать тем, что называется HI-END. Но для меломана, поверьте мне, нет такого принципиального значения. И меломан, если у него есть слух, будет слушать Марию Каллус, а не знаю кого, кто в HI-END подкручен всякими возможными эффектами.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Там наоборот, нет никаких эффектов, чтобы можно было изменить голос. Вот как раз, как я и говорил, меломану, все равно не чем слушать музыку. Он будет слушать свою любимую исполнительницу или группу, он даже может слушать с телефона. А что касается качества, если взять последний альбом Daft Punk, это произведение искусства, это шедевр, современной звукорежиссуры. Но, для того чтобы это услышать, всю прелесть, весь шедевр, которую заложили ребята, которые записывали это альбом. Нужно иметь, достаточно хорошего класса комплект, чтобы действительно насладиться звуком. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы в пример привели хороший альбом, хорошее группы, вы можете вспомнить, есть ли на вашей памяти, самая лучшая акустическая система? То, с чем вы соприкасались?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: На самом деле, самая лучшая акустическая система, которую я слышал, она была не сама дорогая, которую я слышал. Я абсолютно с этим согласен, что если самая дорогая, то не значит, что самая лучшая. Это была не просто акустическая система, это была полная система, шотландской компании Linn. Они являются поставщиками королевского двора Британии. Королева Елизавета, на виниловом проигрывателе Linn, слушает свои любимые записи. Я когда ее услышал, я очень впечатлился, и с тех пор, я лично для себя, ничего лучше не слышал. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В данном случае, вы используете подходы, вспоминая про Королеву Елизавету, это момент некоего престижа, это момент некоего снобизма. На мой взгляд, Елизавета Вторая, в этом мире никак себя не проявила как меломан, никак знаток музыкального искусства, ни как музыкальный критик, никак арт-критик, она не является показателем вкуса. Она его нигде публично не проявила.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Вы меня спросили, какую систему я слышал лучшую, для себя, я вам сказал. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Меня бы больше убедило, что для вас это лучшая система, а не для Елизаветы Второй.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Производители, это рассказывали как факт, для них это большая честь.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, но тут же важно понимать, что и помещение, в котором находится эта система, требуется какое-то специальное? Его нужно как-то готовить, покупая дорогую систему.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Для обычных систем, которые используются в квартирах, в домах, понятно, что никаких исправлений, под стереосистему не делает. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Они конечно подразумеваются?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Конечно да. Акустика в разных помещениях она разная.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А почему не делают, да не соглашусь я с вами. У меня есть друзья, которые строили свой дом, специально продумывали акустику. Потому что, этот человек перед вами был в эфире, это Саймон Джекмен, лн любит играть на музыкальных инструментах. Он очень серьезно продумывал отдельное помещение, в своем загородном доме, где все бы было решено, относительно звука и всего прочего.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: У него же там не стоит музыкальный центр?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я не разбираюсь в подобного плана технике, у него там много чего стоит, замечательного, прекрасного, и наверное дорогого. Мне кажется, если проще говорить, что HI-END это красиво, это некая эзотерика дизайна, технологий, красивого дизайна, престижа. Но в конечном итоге, чтобы ездить по городу, Феррари покупать необязательно.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Естественно. Эзотерика в HI-END и качественный звук, это немножко разные вещи. Есть такие бренды, которые стоят очень дорого, потому что, все знают, что они очень хорошо звучат, а не потому что у них очень хороший лак, какой-то 12-слойный, или у них супер дизайн, или они ростом в два с половиной метра, не из-за этого. Из-за того, что этот бренд, делает очень качественную акустику, в плане звука.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Т есть, действительно нужно разобраться. Существует ли настолько драматическая разница в звуке за 2000 долларов, и за 200тысяч долларов. Цен в 100 раз различается, это значит, что и качество в 100 раз различается?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Тут немного сложнее.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Например, если взять, люди покупают покрышки украшенные стразами на свое авто, в это разница?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Нет. Нет. Тут еще очень важный вопрос. Такая техника как HI-END, требует специализированных рук, для того, чтобы ее поставить, установить, настроить. Это очень трудоемкий процесс, который занимает очень много времени. И действительно, чтобы технику на много тысяч долларов, довести до того уровня, который вы из нее хотите выжать, то для этого нужно очень постараться. Если взять и поставить в одну комнату, акустику за 2000 и 200 тысяч долларов, то не факт, что разница будет большей, как разница в деньгах. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы уже сказали, что существует музыка с особым качеством. Это особые форматы, как я понимаю, эти треки и весят больше? Где вы ее берете?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Да, уже есть очень много магазинов, тот самый Linn Records, у них есть огромный выбор классических произведений, джазовых, классического рока, новых исполнителей. Они продают в формате 24 бита, 192 килогерца, то есть в высоком разрешении, Есть такой сайт AJtrack, на котором, невероятное количество этой музыки, которую можно купить. Она стоит так же, как например, раньше стоили диски. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: На последок спрошу. Вот например купил акустическую систему за 300 тысяч долларов, а через неделю, она мне разонравилась, что потом? Вторичный рынок существует?

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Существует, но по отношению к системе, за 300 тысяч долларов, это будет проблематично. В этом процессе, должен участвовать, тот инсталлятор, который вам ее продавал. Потому что, есть масса примеров, когда человек хочет сделать абгрэйд своей системы, то дилер забирает к себе, его старую акустическую систему, человек доплачивает, и берет себе новую, которую хотел. Вообще то, в принципе, это возможно. А технику недорогую, существует очень много форумов, где ее можно легко продать, купить, все что хочешь. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Недорогое, нас не интересует.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Это да. А дорогую технику, это только исключительно, через общение с теми людьми, у которых ты ее покупал.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Андрей Пивень, брэнд-менеджер компании Karma Digital, был у нас в гостях. Спасибо вам.

Андрей ПИВЕНЬ, брэнд-менеджер компании Karma Digital: Вам спасибо.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы порвемся на час и вернемся уже с другими темами.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все