СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

На пике событий, 19 декабря

На пике событийНачало работы Министерства информационной политики

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Поскольку вы расслабились, дорогие радиослушатели, слушая мои записные передачи, запивая их пражским пивом, я хочу, чтобы сегодня мы были в прямом эфире. Вам придется немного поломать голову, и дать несколько полезных советов. Сегодня будет одна тема. Она будет связана с министерством информационной политики. Некоторые фразы председателя министерства ввели нас в непонятку. Вот послушайте. Значит смотрите. С одной стороны, украинская власть, естественно в лице национальной комиссии по вопросам СМИ, заботится о том, чтобы естественно на украинских каналах не предоставлялись слова всяким террористам, господину Путину, в общем, короче говоря, мы в свое время получили предупреждение за то, что мы цитировали сепаратистов. Мы сделали выводы, не даем их голоса, цитируем в третьем лице. Этот сказал, что, тот что. Раз государство решило – значит так должно быть. Умудрилось Экспрессо ТВ получить предупреждение за трансляцию пресс-конференции Путина. И была бешеная история с телеканалом Интер, которая еще не закончилась, когда они транслировали новогодний огонек, где распевали товарищи, которым въезд в Украину запрещен. Более того, я вам читаю свежую новость. В раде завтра зарегистрируют проект о штрафах телеканалов за показ антиукраинской продукции. Это я вам цитирую полностью. Во вторник, 20 января, в Верховной Раде может быть зарегистрирован законопроект, который позволит, об этом РБК-Украина сообщил глава Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Юрий Артеменко, "Мы это предложили в четверг на нашем заседании, в пятницу более детально обговорили с народными депутатами Украины и буквально в пятницу к вечеру нам позвонили из секретариата комитета Верховной Рады по вопросам свободы слова и информационной политики и сказали, что во вторник депутаты хотят зарегистрировать этот законопроект", - заявил Артеменко. По его словам, сроки вступления этого закона в силу зависят от парламента. То есть, схема не меняется, то что говорит вот этот совет будет сопровождаться не только предупреждениями, но и штрафами. Это одна сторона, сторона ужесточения. Давайте мы это запомним. Теперь давайте про это забудем, и послушайте совершенно другое. Вы помните, как тяжело проходил процесс принятия. Вот Тимур Филоненко, стоит напротив меня и ест. Стоит за стеклом и ест. Не велик пан, убью. С твоим мороженым. Вы не представляете, никакой рабочей обстановки. Я серьезные вещи читаю, судьба мира решается. Можете его убрать? А такой культурный, английский знает. Вот это министерство информационной политики. Вы помните, что оно в принципе должно регулировать что можно и что нельзя, с точки зрения идеологии. С одной стороны, оно дублирует национальный совет. Государство через свои структуры регулирует что можно и что нельзя. Мы здесь законопослушные ребята, и выполняем, что говорит государство. Глава Юрий Стець дал интервью, ответив на вопрос, могут ли украинские СМИ транслировать пресс-конференции Путина и цитировать террористов. О заявлении Юрия Стеця – дальше на Радио Вести. 

Справка Радио Вести: Задачи, которые были, изначально не изменились. Прежде всего – создание стратегии информационной политики. Это те вещи, отсутствие которых привело к последствиям, которые мы сейчас имеем. Исходя из положения о министерстве, оно не является регуляторным. Это министерство политиков, головастиков и креативщиков. Людей, которые должны творить. Я считаю, что когда телеканалам выносились предупреждения за трансляцию Путина или боевиков, это было сделано неправильно, поскольку это информационный продукт. Моя идея не касается персон нон-грата, не показывать их в новостях – абсурд, потому что тогда мы не будем знать, почему человека сделали персоной нон-грата. Это не должно касаться новостного продукта. Если представить сюжет о суде над террористом, в котором не покажут выступление террориста – это цензура. Что первично, дух закона или буква? Мой ответ – буква. Возмущение телезрителей не может не касаться телеканала, но если телеканалу бьют стекла, государство должно его защитить. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Теперь смотрите дальше. Юрий Стець говорит, что можно. Граждане должны понять, чего этот сказал и тот. Согласно с мнением Виктории Сюмар, в интервью Радио Вести она заявила, что в новостях украинские журналисты должны подавать все точки зрения, в том числе и мнение президента страны-агрессора. 

Виктория СЮМАР: Мы должны понимать, с кем мы имеем дело. Все зависит от качества журналистики. Демонстрация людям, что информация значит. Поэтому ограничивать президента другого государства, мы должны понимать, что происходит в его голове. Поэтому в этом определении я согласна с господином Стецом. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы сейчас делаем паузу, я продолжу рассказывать информационную часть. А потом мне нужен ваш совет, что мы можем показывать, и что нежелательно. Я хотел бы, чтобы вы бы это объявили. Вы должны высказать свое мнение. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Идем дальше. Смотрите. Я вам рассказываю, какие синхроны записали наши по этому поводу журналисты, нас удивила разноголосица. Мы исполнители, мы радио, которое должно руководствоваться законом. А здесь два противоречивых закона. Читаю дальше. В любой цивилизованной стране вопрос что ставить в эфир или нет решают менеджеры СМИ, заявил глава общественной организации Интерньюз- Украина Константин Квурт. 

Константин КВУРТ: Що мало би статися в нормальній країні. В нормальній країні не мало би бути таких телевізійних менеджерів, які не враховують ситуацію в країні, і не хочуть виконувати свою соціальну функцію. Визнання державою України, право на існування, без цього не можна обіймати взагалі ніяких посад. Саморегуляцію вони займатися не в стані, хоча це було би ідеальним вирішенням ситуації. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Идем дальше. При подаче новостей в нынешней ситуации редакции украинских СМИ должны давать точку зрения террористов, однако не предоставлять им прямой эфир, считает шеф-редактор 5 канала Владимир Вжельский. То есть сказать: Моторола сказал. Их голоса давать, или просто сказать. А если в записи? Понимаете, тут такая непонятка. 

Владимир ВЖЕЛЬСКИЙ: Перебуваючи в формальному форматі війни, не варто давати прямі ефіри того ж самого президента, або депутатів думи. Якщо ми говоримо про формат подачі, це ми підійдемо до того, як ставяться до своєї роботи люди, що називаються журналістами. Якщо ми будемо адекватно, робити правильні меседжі, тоді ми будем адекватно розповідати що відбувається в країні агресорі, або розповідати про те, чим займаються терористи. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В национальном совете считают, что редакции всех СМИ должны руководствоваться какую информацию давать. Об этом в интервью радио Вести сообщил глава нац. совета Юрий Артеменко. 

Юрий АРТЕМЕНКО: Якщо це йде пряма мова людини, і вона не вступає в супереч нашому законодавству, не може розтлумачуватись цінностей ворожих, це одна справа, але якщо людину закликають до насилля, або брешуть, то це відразу треба буде вимкнено. Я не читав заяви міністра, і не знаю, що він мав на увазі, подзвоніть йому. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все, я вам все прочитал. Теперь давайте поговорим. 0443901046. Я хочу сказать, что я с огромным уважением отношусь и к господину Артеменко, и к главе министерства господину Стецю. Но, я стою как будто среди поля, потому что я ничего не понимаю. Они говорят: он говорит, если он просто говорит – тогда это нормально. Если он говорит, призывает, то нужно это немедленно выключить или прокомментировать. А еще вы помните слова, что бы его слова не были трактованы как призывы. Вы знаете, господин Захарченко. Так если господина Захарченко что не дай: мы хотим жить в мире и дружбе. Любой человек напишет, что Захарченко имел ввиду захват территорий Украины для Киева. Это не может быть для нас руководящим. Я вам напомню скандал в России, с фильмом Левиафан, который избран на Оскар, а параллельно уже в суды идут люди, что Звягинцев, или актеры, что они обидели Россию или православную веру. У меня к вам вопросы, до конца часа поговорим. Я в своем эфире, вам что-то приятно, что-то неприятно. Что вы допускаете в моем эфире, что бы было, из этих голосов, мнений, и что вам неприятно. Забудем про закон, закон напишут. Меня интересует субъективное мнение ваше. Давайте начнем. 0443901046. Слушаем вас. 

Слушатель: Алло. Добрый вечер. тема очень, какая то странная. Мне уже 73 года, я помню году, когда многие темы запрещались, преследовались, и мне сейчас страшно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Во-первых, цензура. Еще раз повторяю, это цензура. Но эта цензура военного времени. Вот заметьте, я в своем эфире никогда не давал голос Путина, в голосах он идет, я его вообще не даю, потому что нет для меня этого политика, он недостоин. Я для него недостоин вообще, но как-то перебьется. То есть, я не даю этих Моторолл, Захарченко, и так далее, потому что я их считаю террористами. А может Захарченко что-то важное сказал, может Моторолла стрелами злобных фашистов укров вдруг произнес что-то важное. Вот вам нужно это или нет. Что вы хотите слышать. Давайте без демагогии. Всем страшно. Когда русские пойдут на Мариуполь – мне будет страшно. Если они сделают выход к Крыму – тогда война в Украине не закончится никогда. Слушаю вас, добрый день. 

Слушатель: Добрый вечер. Алексей, Киев. Я считаю, что неправильно запрещать цитаты Путина или Захарченко. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Цитаты или голоса?

Слушатель: Голоса. Я, например, слушал пресс-конференцию Путина, мы должны знать, о чем говорит враг, его настрой, как он будет действовать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, а если Захарченко говорит: вот украинские бандиты, и это будет по радио, что с этим сделать?

Слушатель: Ничего страшного. Много чего зависит от ведущего. Как это преподносится. Если тот же Захарченко говорит о благих намерениях, и тут же цитируется что там то были удары Града, то человеку становится все понятно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте другую ситуацию. Мы включаем, идет пресс-конференция Захарченко. Он говорит: мы вообще такие мирные люди, посмотрите, а эти проклятые укры бомбят, хотят нас уничтожить. 

Слушатель: Я не вижу ничего страшного. Любой здравомыслящий человек, будет понимать, что идет ложь. А прятать это – давать повод людям против Украины, что Украина цензурит, и не дает правдивой информации. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Я вас понял. Мы сейчас делаем паузу, и после этого до конца часа ваше мнение. Я вам честно говорю, я поставлен в какую-то тяжелую ситуацию. Конечно, мы сейчас пытались дозвониться, завтра я попрошу прокомментировать Игоря Гужву. Кстати, уважаемые коллеги, если можно, позовите пожалуйста, ладно, бог с ним, с радиослушателями поговорим, раз у нас такая история. Пауза, и после этого ваши звонки. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжаем, тему вы знаете. Поэтому сразу телефонные звонки. Слушаем Вас, добрый вечер.

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Матвей Юрьевич. Алексей из Киева. Начну с комплимента вашей радиостанции. Пример привожу самоцензуры. Где-то неделю назад, у вас в новостях было такое словосочетание «Янукович и его соратники». Меня это сильно возмутило, я думаю, ну, сейчас я вам позвоню. Что Вы думаете, уже в следующем выпуске было: «Янукович и его приближенные». Согласитесь, разница все-таки есть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы знаете, честно Вам скажу, вот меня слово «соратники». Если Вы помните фильм «Семнадцать мгновений весны», то там Вы понимаете, что создатели фильма были явно не на стороне нацистов. Но там ведь вот всякие, правда, не Мюллеры, а вот Шеленберги и прочие там вот эти товарищи, они говорили «соратники». Да, ну вот не знаю, «соратники».

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Ну, это же они себя так называли, правильно?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: А тут мы называем этих Пшонок и Захарченко.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А они, мой дорогой. Они соратники по своему делу, по своему отношению к Украине.

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, не нравится все.

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Соратники - это имеется в виду воины.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А-а-а, соратники.

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, они соратники в борьбе с Украиной. Я Вас понял.

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Воин, который рискует своей жизнью.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы правы, вон у нас братская могила, там похоронены те журналисты, которые неправильно сказали слова. Хорошо, по сути, что Вы считаете?

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: По делу, я Вам хочу сказать такую вещь. Давайте не придумывать велосипед, во всем мире спецслужбы государств стараются не давать трибуну террористам. Я думаю, спецназу в Америке было не проблемой скрутить веревкой Усаму бен Ладена и привезти на Манхеттен, и там бы он сидел в клетке. Но я думаю, что в интересах общества и государства, в данном случае американского, было просто-напросто его убить. Тоже самое все страны делают, и я Вам хочу сказать, я думаю, что мы ко всем этим ребятам: Моторола, Захарченко, должны относиться, как вот мы должны представить, что они уже на скамье подсудимых.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Красиво все красиво, а теперь что делать мне, если вдруг господин Захарченко и господин Моторолла или Нокиа или там, не знаю, Айфон, произносит какую-то важную политическую речь?

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Вы не должны давать его синхрон, то есть Вы можете, даже обязаны, наверное, проинформировать, да, человек что-то там грозится.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду, что я просто должен пересказать, что он сказал?

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Да, я Вам хочу сказать, подсудимому в суде дается в свободной форме высказаться. Это когда последнее слово, это только после того, как ему объявлено обвинение и ему задан вопрос: «Подсудимый, Вам ясно, в чем Вы обвиняетесь?» Потому что я Вам скажу откровенно, я думаю, что эти ребята, они не ведают, что творят. Понимаете, и относится к ним как к адекватным людям.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это уже другая тема. Значит, Ваша позиция - синхронов не давать? Я имею в виду, в моем эфире, потому что в новостях - там другая история. Это меня не касается. Это парафия службы новостей. У нас каждый занимается своим. Значить, пересказывать, что сказал человек. Если я считаю, что это важно.

Алексей СЛУШАТЕЛЬ: Да, и нельзя относиться как к равноправной стороне. Понимаете?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понимаю, это Вы важную фразу сказали. К ним нельзя относиться, как к равноправной стороне и как к нормальному источнику новостей. Очень интересно. Ну да, Владимир Владимирович же вообще наш с вами добрый друг. Он же вообще не употребляет фамилию «Навальный». Вы знаете, да? Он просто считает. Да. О санкциях говорят в Польше. Хорошо, тогда давайте мы можем выводить? Арсений Яценюк говорит о санкциях в Польше. Подождите, ну естественно, у меня. Я включил, вот у меня рычажок. Значит, давайте, я пока принимаю звонки. Выясняется, что Яценюк. Пошло. Давайте послушаем.

Арсений ЯЦЕНЮК, Премьер-министр Украины: «Польська підтримка це наша двостороння економічна співпраця. І ми вітаємо те, що сьогодні польський уряд оголосив про програму кредитування для української економіки, на цифру до сто мільйонів євро, на термін більше десяти років».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пока идет перевод, значит, Яценюк в Польше.

Арсений ЯЦЕНЮК, Премьер-министр Украины: «Підтримка для малого та середнього бізнесу - це конкретна підтримка для українських підприємців і для української економіки».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Там польская. Послушай, Ира, сама скажи, что это такое. Это Ира Синченко, наш шеф-редактор, которая мне сказала, про это, чему мы свидетели?

Ирина СИНЧЕНКО, шеф-редактор Радио Вести: Мы свидетели того, что Польша обещает нам выделить деньги в поддержку. И сейчас Арсений Петрович Яценюк, говорит о том, что санкции против России не будут ослаблены, что поддержка Польши важна для Украины, и, собственно говоря, другие заявления сейчас послушаем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А что это за встреча?

Ирина СИНЧЕНКО, шеф-редактор Радио Вести: Это встреча официальных делегаций.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте послушаем.

Арсений ЯЦЕНЮК, Премьер-министр Украины: «Окремо я хотів би зупинитись на питаннях енергетики. Між українською компанією «Нафтогаз» і польською компанією «GazSystem» підписана угода. Мова йде про будівництво інтерконектора між Польщею і Україною. Інтерконектор – це просто, щоб пояснювати, це газової труби між Польщею і Україною».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я думаю, что если бы Олега Билецкого пригласили, он бы лучше и быстрее переводил.

Арсений ЯЦЕНЮК, Премьер-министр Украины: «З Європейського Союзу».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, давайте, я буду следить, пусть голос его тихонько идет, если он будет говорить (Арсений Петрович, что-то про санкции), я выведу. А пока, давайте приму следующий телефонный звонок. Слушаем Вас. Добрый вечер.

Александр СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Александр, у Вас хорошее соседство в эфире с Арсением Яценюком.

Александр СЛУШАТЕЛЬ: Я это понял.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что скажете, что говорить, что не говорить?

Александр СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я считаю против, чтобы предоставлять какое-то слово. Меня вот даже в последнее время как-то настораживает, мы как бы с одной стороны хорошо, мы сильное, демократическое общество. Но вот иногда молодежь высказывает, что мы будем выглядеть не демократично. Давайте дадим слово, да. «Нет преступникам!» как кто-то говорил. «Террористам во всем мире». Кто они такие? Какой-то Мотороллер, извините, еще кто-то, мы даже сегодня эфирное время, на какую шпану, мы тратим такое?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы это не на шпану, мы договариваемся, поскольку мы не понимаем, какой закон в действии, как это будет дальше. Мы разговариваем о том, как должна себя, на ваш взгляд, вести радиостанция. Это важно. Я не хотел бы, чтобы Вы, когда слушаете мой эфир, что бы Вы там морщились от того, что какой-то голос Вам не приятен. И какие-то террористы разговаривают или не разговаривают в эфире. Это важно.

Александр СЛУШАТЕЛЬ: Для них это много чести, я вот руководствуюсь тем, что я всегда сравниваю, возможно, что я старшего поколения. Опыт Великой Отечественной войны. В моем понимании, это все равно, что в тот период Сталина мы бы сказали, не демократично дать Гитлеру выступить на наших, как же.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я Вас понимаю, но в этом случае не надо и газом пользоваться, потому что он российский, он вражеский. Спасибо Вам большое, тут правы те, кто говорят, что это гибридная война. Значит, смотрите, у нас сейчас будет такая сокращенная реклама, будет ровно двадцать секунд, и мы вернемся в эфир. Оставайтесь с нами.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжаем, Арсений Яценюк в Польше.

Арсений ЯЦЕНЮК, Премьер-министр Украины: «…науки та гуманітарного, співробітництва і ті пропозиції, які були проголошені нашими польськими друзями, я сподіваюсь, що зараз будуть проголошені Прем’єр-міністром Польщі, щодо нашого двостороннього співробітництва і нових стипендій для українських студентів, є знаковими і важливими для нас».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Смотрите, пока господин Яценюк говорит, Ира Синченко принесла мне срочную бумагу. Польша выделит Украине сто миллионов евро, деньги собираются потратить. Черт, сто миллионов евро! Это очень круто! Деньги собираются потратить на реформы и восстановление Донбасса. Об этом сообщила польский Премьер-министр Ева Копач во время встречи с Петром Порошенко. Копач сообщила решение польского правительства, представить Украине кредитную помощь, в объеме сто миллионов евро, которые могут использоваться в Украине на проекты по восстановлению Донбасса и на мероприятия по поддержке реформ. «Мы со своей стороны просили бы госпожу Премьера», это Порошенко сказал, «По поводу очень тесной, плодотворной координации наших действий, мы бы просили единство ЕС и всего мира об очень эффективной солидарности с Украиной, которую ЕС демонстрировало до этого. И Польша всегда была адвокатом Украины», заявил Петр Порошенко. Давайте дальше ваши телефонные звонки. Это невероятно, вообще, как мы совмещаем эти две темы, но нам некуда деваться, потому что и Яценюка надо слушать и ваши телефонные звонки. Потому что я не могу просто взять и бросить эту тему.

Арсений ЯЦЕНЮК, Премьер-министр Украины: «…на наші електростанції. Українські теплоелектростанції побудовані таким чином, що ми можемо споживати тільки особливі типи вугілля».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, ну понятно, давайте телефонный звонок. Слушаем Вас, пожалуйста, говорите.

Артур СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Днепропетровск, Артур.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы у нас Артур Петрович Яценюк?

Артур СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Я Артур Аркадьевич.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте, я уже с ума сошел и от Яценюка, и от Вас, и от этой нацкомиссии, и от этого Министерства информационной политики. Я просто, Вы не представляете себе. То есть сто пятьдесят человек стоят вокруг, и каждый готов вынести предупреждение. Что Вы думаете?

Артур СЛУШАТЕЛЬ: Я готов сказать по поводу того, что Вы говорили, включать ли в эфире. Конечно, включать бы стоило, послушать. Но хотелось бы и комментарии потому, что многие люди понимали, что они конкретно имеют в виду. Потому что слушать мы врагов своих всегда должны. Но, а каждый уже в своей мере.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но не бывает без комментариев, у нас, что радио Путин что ли?

Артур СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я хочу сказать, что они нужны, их голоса, слышать, что они говорят. Но просто есть такие люди, они не все понимают, что они хотят сказать. И поэтому, эти разговоры использовать в свою сторону. Потому что надо еще разъяснять людям, чтобы они понимали, что это вражеский голос, а не голос справедливости, или чего-то такого.
Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, голос справедливости звучит Моторолла, голос справедливости.

Артур СЛУШАТЕЛЬ: Нет, Моторолла не глас справедливости, я хочу сказать, чтобы людям доносили.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы правы, просто я себе представил голос справедливости Моторолла. Спасибо Вам большое, мой дорогой, давайте послушаем Яценюка.

Арсений ЯЦЕНЮК, Премьер-министр Украины: «…І частково кредит, котрий пропонується нашими польськими партнерами, у розмірі до ста мільйонів євро, може бути відправлений на модернізацію українських теплових енергетичних станцій».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно, хорошо. Следующий телефонный звонок. Здравствуйте.

Олег СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Олег, Киев. По Вашей тематике. Соглашаюсь с предыдущим товарищем. Матвей, все-таки голос надо давать в эфир. Но так же, как Вы сейчас приглушаете Яценюка, Вы со своим профессионализмом в любой момент можете приглушить и прокомментировать на фоне этого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не могу, когда Владимир Владимирович говорит, у меня поджилки трясутся. Я его боюсь.

Олег СЛУШАТЕЛЬ: А, с другой стороны, все-таки ориентируясь на голоса зарубежные. Вы помните, в свое время они четко определяли конец цитаты, начало, прямой эфир, конец прямого эфира. То есть, по-моему, все в Ваших руках.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно, то есть Вас не будет шокировать, если Вы услышите голос нашего волшебного соловьино-трельного?

Олег СЛУШАТЕЛЬ: Наоборот, это может настраивать на борьбу, это раз, а по-другому - это немножечко будет украшать вашу программу. Хотя Вы и так являетесь достойным украшением.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, такая eлочная игрушка. Висю на eлке. Следующий звонок. Слушаем Вас, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Если речь идет о независимой журналистике, то конечно Вам нужно работать ну, примерно, как Искандер Хисамов, то есть незаангажировано, нейтрально. Тогда Вы попадете под удар наших ультранационалистов всяких там.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я не очень понимаю, о чем Вы говорите. Искандер Хисамов прекрасный журналист. У него своя передача, но это отношение ко мне имеет какое?

СЛУШАТЕЛЬ: К тому, что если Вы занимаете позицию нейтральную.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Причeм тут я? Мы же Вас спросили про другое. Вы вообще слышите, о чем передача?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я же о чем говорю, это зависит от Вашей стратегии.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, это зависит от украинского законодательства.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, тогда я Вас не понимаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы действительно меня не понимаете, потому что Вы такой патриот своеобразный, который считает, что нас тут гнобят. И что бедный Хисамов. Хисамов прекрасный журналист, он говорит то, что он хочет. Я тоже не лыком шит, тоже говорю, что хочу. И у нас никаких указаний нет. Вон я хотел позвать Сашу Иллерицкого главного редактора, а он спрятался, не хочет брать ответственность на себя. Да, у нас так, у нас каждый чего хочет, то и делает. Слушаем Вас, пожалуйста.

Сергей СЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Киев. Добрый день, я Вам не могу дать ответ конечный, что делать. Но могут попросить, учесть два обстоятельства. Основная цель террористов - это получить гласность. Это прямой выход. То есть им не надо это давать. Это понятно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот подождите. О! Пришел Иллерицкий. Сашенька, садись. Гласность в каком смысле?

Сергей СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот Моторолла взял там что-то подорвал, а потом хвастается в эфире.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, ну что мы радио ДНР что ли? Нет, мы имеем в виду, вот Захарченко пресловутый, например, он делает политическое заявление. Например там: «С завтрашнего дня мы объявляем перемирие». Вот это можно давать?

Сергей СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что можно давать вот ту тактику, которую Вы проповедуете, нужно давать именно так, не давать прямой голос, а давать то, что говорите Вы. То есть я считаю...

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть излагать то, что он говорит?

Сергей СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, спасибо.

Сергей СЛУШАТЕЛЬ: Второй аспект.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На второй аспект, извините. Иллерицкий пришел, главный редактор, он меня может уволить. Добрый день. Значит, ты слышал, ты видишь, вот этот бардак, когда одно министерство говорит, про одно? Они собираются вносить второе, значит, чем я должен руководствоваться, ты как главный редактор должен мне сказать мои рамки.

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: На мой взгляд, все очень просто, исключить, разумеется, возможность пропаганды. Со стороны боевиков, прежде всего. Потому что здесь может речь идти о ценностях, которые проповедуют вот эти террористы. Что касается информации, да, она необходима.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, не понял, ты сейчас, как радиослушатели. Я могу давать фрагмент, только не Мотороллы, потому что он никто. Вот, например, Захарченко делает заявление какое-то, но не про смерть украинского народа, а там про миролюбие и так далее. Вот это можно давать в эфире? Или мы нарываемся?

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Мы действительно нарываемся, потому что проблема законодательства заключается в том, что действительно очень многие вещи не четко прописаны. Как следствие, мы получаем огромное количество возможностей для нацрады для других контролирующих органов, которые так или иначе за нами следят. Получить от них какое-то очередное предупреждение. Поэтому да, пока в нынешней ситуации, мы действуем так, как мы действуем сейчас.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тогда я не даю его голос, а просто излагаю, что он сказал.

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Да, пока мы не даем. Как только определятся рамки, когда они будут. Вот это собственно тот вопрос, который интересует в целом сообщество, что можно делать, а что нельзя делать. Да, действительно, страна существует в какой-то странной ситуации: то ли это война, то ли это АТО. Ну, давайте уже определимся, что делать можно, что нельзя.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но это не мы определимся.

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Не мы. Совершенно верно, вопрос закона. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Еще один вопрос к тебе. Один из первых радиослушателей, я не знаю, слышал ты или нет, он сказал, это чего происходит, это же совершеннейшая цензура. Ты как главный редактор считаешь это цензурой?

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Нет, не считаю я это цензурой. Закон есть закон, закон запрещает нам ругаться матом в эфире, и что дальше?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это цензура! Мне не дают свободы на этом радио.

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Да-да, и внутренне произнесено еще много слов. Я не считаю это цензурой. Это вполне естественная ситуация. В России тоже много чего нельзя говорить, что-то можно говорить во Франции, что-то нельзя говорить во Франции. То же самое касается других стран. Это нормальная абсолютно история. Нас же не смущает то, что, допустим там, в США нельзя взять за пятую точку какую-нибудь сотрудницу, нельзя по закону. А здесь как-то по-другому.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, а мы можем договориться? Я не буду давать Мотороллу, но за это я за пятую точку буду хватать сотрудниц редакции.

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Смотря кого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я могу потерпеть цензуру в эфире, но такую цензуру за пятую точку я не потерплю.

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Это понятно, разумеется, я тоже не потерплю такую цензуру, конечно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот смотрите друзья, нам надо заканчивать, Саш спасибо, что ты пришел. Я просто думаю, что мы уважаемые радиослушатели, мы работаем в реальных условиях. Пока заметьте, несмотря на то, что руководство холдинга купило лицензии, или купило сети из двадцати семи городов, нам разрешения вещать не дали. Это говорит о том, что наверное за нами внимательно наблюдают и ждут любой нашей ошибки.

Александр ИЛЛЕРИЦКИЙ, главный редактор Радио Вести: Вот скорее вот это проявление цензуры как раз. Потому что нам говорят, что нет ребята, мы не уверены, а вдруг вы скажете что-то не то. Контролируйте, ребят. Смотрите, у вас есть все инструменты для того, что бы как включить, так и выключить. Вот и все.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо Александр Иллерицкий, вы уважаемые радиослушатели, значит сейчас пауза. Продолжается выступление. Вот сейчас говорит Премьер-министр Польши, но это Вы уже услышите в «Больших новостях», которые будут. Я встречаюсь с вами и с Павлом Новиковым завтра в семь утра. Радио Вести, радио новостей и мнений. С нами ограничительно. Тут ничего не поделаешь.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все