СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Плачков: "Советую установить зонный счетчик, который считает электроэнергию по разной цене в зависимости от времени"

"Тема Калныша"Плачков: "Нам сейчас нужен вице-премьер по ТЭК, чтобы занимался только этим"

Стенограмма эфира "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! Сегодня в вечерней студии я представляю сразу двух людей – это будет энергетический батл. Итак, Иван Васильев Плачков, дважды министр топлива и энергетики, глава наблюдательного совета Киевэнерго. Добрый вечер. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Добрый вечер. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А также Алексея Васильевича Гараня, профессор, политолог Могилянки. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Добрый вечер. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Алексей Васильевич, вы смотрели пресс-конференцию президента? Что он имел в виду, когда сказал, что надеется, что в России отношение к Украине изменится?

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Якщо ми говоримо про виступ президента, то я б почав з того, що окреслена стратегія реформ, і нам треба зараз чекати, він назвав 8 пріоритетних напрямків…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так стратегія реформ була окреслена ще підчас його президентської кампанії. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Зараз йдеться про інше, про конкретні наробки. Поставлена дуже амбітна задача, щоб в 2020 році дати заявку на вступ до ЄС. Далі починається розгляд, це ще може тривати і тривати. Далі ми маємо очікувати, що по кожному з цих пріоритетних напрямків, де є і енергетична реформа, були представлені конкретні пропозиції, що, коли і як буде робитися. Питання врегулювання кризи на Донбасі і позиція Росії неодноразово обговорювались. Тут Порошенко звучав як президент дипломат. Ні в кого з нас немає ілюзій, бо з Путіним дуже важко вести переговори, в будь-який момент можна чекати відходу від попередніх позицій, цинічного, лицемірного. Президент також говорив, що ми маємо готуватися переозброювати українську армію, готувати її до викликів. Він також вживав обережних слів, коли говорив про перспективи стосунків з Росією саме в контексті урегулювання кризи, про продовження контактів, що протягом 3 тижнів має відбутися зустріч з Путіним в багатосторонньому форматі, який поки що невідомий. Для найкращий – женевський. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Я бы сейчас пытался прокомментировать это с точки зрения энергетики. Я никогда себе не представлял, как может работать газотранспортная система России и Украины, поставки газа в Европу без украинских газовых хранилищ, надежной работы украинской газотранспортной системы. В преддверии отопительного сезона, когда и у нас ситуация достаточно сложная, тревожная даже, по всей видимости имеется в виду налаживание какого-то диалога, чтобы обеспечить и параллельную работу наших энергосистем с точки зрения электроэнергии обеспечить необходимо сальдо перетоки как в одну сторону, так и в другую. Наверное. Начать разговор о газе, цене, поставках, покрытии того дефицита газа. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Ми ведемо тристоронній діалог за участі ЄС це дуже важливо, але поки що результатів немає. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Чия провина в тому?

Алексей ГАРАНЬ, политолог: А хто нас шантажує газом?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Газ – это самое эффективное оружие, оно используется, и было запрограммировано в советское время, когда решением политбюро были реализованы три газовых экспансии – нефтяная, газовая в Европу, и не до конца реализована электрическая, когда планировали огромное количество электроэнергии поставлять в европейские страны. Сегодня газовый вопрос – это очень эффективный метод шантажа и давления на европейские страны и Украину…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы же понимаем, что эта война – не за Донбасс, не за интересы ЛНР, ДНР, а за энергоресурсы. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Ні, чому? Це війна між ким і ким? Росія хоче контролю над Україною в цілому, і в даному випадку йдеться про геополітичні, цивілізаційні речі. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это в морально-этической плоскости. Это просто бизнес, ничего личного. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: В цій боротьбі газ – це зброя РФ, а мета – контроль над Україною не як територією, а має довести, що Україна не може мати європейської перспективи, бути складовою частиною ЄС, українці не можуть бути вільними, що наша демократія не буде ефективна. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Я согласен. Давайте спрогнозируем, какие процессы пойдут в России после полной интеграции Украины в ЕС. Неблагоприятные для российского руководства. С Оранжевой революции делалось все, чтобы не допустить европейской интеграции Украины. В 2005-2006гг. было принято политическое решение еврокомиссии об интеграции украинской энергосистемы в европейскую. Мы должны были распараллелиться с Россией. После отставки правительства Еханурова, первым приказом, когда новый министр Бойко и премьером стал Янукович, была отмена всех комиссий по интеграции. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Це питання не економіки. Все, що робить Росія, з економічної точки зору є абсурдним. Головна мета – не дати Україні зробити європейський вибір, бо тоді росіяни побачать, що братня православна країна… 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ця модель передбачає прогрес. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Так, і ми вже показали, якими ми є. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Были уже предвестники использования энергетического оружия против нас. Почему Украина не сделала никаких выводов?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: За годы независимости в Украине было несколько правительств, мы не могли делать стратегические вещи, потому что концепция развития энергетики до 2030г. была принята правительством в 2005-6гг., там четко было определено, что Украина должна была делать, чтобы уйти от этой зависимости. Энергозависимость, которая сегодня составляет 70%, по программе предусматривалось снизить ее до 25-30% путем экономии энергоресурсов. Мы сегодня на единицу ВВП потребляем в три раза больше энергоресурсов, чем в среднем по Европе. Следующий момент, развитие атомной энергетики, тепловой на базе угля, собственной добычи с 20 до 28 млрд. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но 30 шахт затоплено у нас. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Это сейчас. Сегодня ситуация критическая. Даже тот уголь, который добыт, его нельзя транспортировать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Факт затопления этих шахт – политика? 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Я думаю, що так. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Это техногенная…

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Це нація інфраструктури Донбасу, спроба створення для України величезних проблем. В цьому особливий цинізм Путіна. Кажуть, «сепаратисти». Де ви бачили сепаратистів, які руйнують на своїй же території заводи, шахти і перетворюють її на вижене поле? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему ни одно из правительств… И президентами мы можем похвастаться. А в России – ну, Ельцин…

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Ви даремно іронізуєте. Демократія завжди показувала, що в кінцевому підсумку вона дає перевагу. Авторитарний режим припиняє розвиток. В Росії навіть немає авторитарної модернізації. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас смена правительств и президентов – помогла в реформировании?

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Я не розумію, що ви хочете зараз довести? Сказати, що це погано, що у нас демократично обираються президенти?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Только глупые люди учатся на своих ошибках, умные учатся на чужих. Я хочу, чтобы мы сделали выводы, чтобы мы понимали, что это оружие, что оно будет использоваться против нас. Почему ничего не сделали? И что мы могли бы сделать теперь?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Я не политолог, но как энергетик скажу, очень было плохо в нашей стране, когда энергетика рассматривалась через призму политической составляющей, это была самая заполитизированная отрасль. Это привело к тому, что мы потеряли колоссальный энергетический комплекс, который приобрели. У нас меняется правительство, и кто бы ни работал в Нафтогазе Украины, это сразу уголовные дела, преследования, обвинения. Мы пришли к выводу, что не обеспечили отрасли стабильность и развитие. Сегодня наложилась война, и мы входим в осенне-зимний максимум с проблемой по целостности энергосистемы. Луганская станция работает на (неразборчиво) присоединенной нагрузке! Такого никогда за историю энергетики не было, чтобы обеспечить шахты. И когда она отключилась, шахтеры по 10-15 часов сидели в шахте, не знали, когда будет подана электроэнергия, потом ее подали, но на следующий день они опять пошли, потому что дефицит угля. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Не можна сказати, що нічого не робилося. Були спроби диверсифікації атомної енергетики, щоб були не тільки російські, а й американські поставки. Далі перспективні розробки сланцевого газу. Сонячна енергія. Все робилося, але кралося, особливо за Януковича. Згадаємо міністра енергетики Бойко, його вишки, а на сонячній енергетиці накрався Клюєв, Андрій. А по-друге, якби Росія не зробила те, що вона зробила, у нас був би видобуток газу на шельфі Чорного моря навколо Криму. Ми втратили можливість розпочинати процес видобутку сланцевого газу на Донеччині. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Газові угоди Юлії Тимошенко чого ви не згадуєте?

Алексей ГАРАНЬ, политолог: А що ви хочете?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Чи вони надали шкоди Україні чи це було спасіння?

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Це окрема тема. Вони були неоднозначні. Виключили з них Росукренерго Фірташа, що було добре, а інший контракт був… Але треба згадати, в яких умовах це було підписано. Був тиск з боку Росії, Європа тоді нічого не розуміла, думали, що конфлікт між президентом і прем’єром. Зараз нас це уводить в інший бік. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Демократия – да, но когда результатом становится то, что вы сейчас сказали, это может быть не та демократия. 

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Демократія нормальна як система, і навіть такий розподіл, але очевидно, що треба вчитися шукати компроміси і в цій моделі, дуалістичній, коли є президент і прем’єр, і обидва мають повноваження. І в Польщі таке саме було – президент і прем’єр не могли поділити літаки, і у Франції, коли на цих посадах представники різних політичних сил. Демократія може не давати миттєвих результатів, але досвід 20 сторіччя показав, що демократичні країни виграли, а тоталітарні програли. І навіть Китай, кажуть, о, які там реформи, але це не той комунізм, про який писав Маркс, він, мабуть, там уже перевертається на тому світі, коли міліонерів приймають до китайської компартії. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: А в Китае – демократия? Мы можем брать с них пример?

Алексей ГАРАНЬ, политолог: Думаю, що ні. Це ринковий соціалізм, де зберігається однопартійна система, але вони роблять певну конкуренцію в межах однієї партії, хоча невідомо, чим все далі закінчиться, тому що є тиск з боку того середнього класу, який народжується. Інша річ, що китайцям вдається тримати цю монополію комуністичну і за рахунок китайського націоналізму. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть у нас мнения слушателей. Но самое сложное еще впереди – зима, которую нужно пережить. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Эта зима будет определяющей, если сможем пройти этот осенне-зимний максимум без каких-то особых потрясений, надо в оставшееся время принять четкие меры. Как это делалось в Украине в конце 90-тых годов. Энергетический комплекс разделим на несколько секторов: атомная энергетика, не вижу причин для волнений по этому сектору, гидроэнергетика, к сожалению, у нас воды меньше не 30%, чем среднегодовой уровень, и мы меньше вырабатываем электроэнергии, нефтегазовый комплекс – дефицит до 10млрд. кубов газа, у правительства 5млдр. Газа, я думаю, что правительство надеется на теплую зиму, я исхожу из неблагоприятного варианта, и тепловая энергетика – самая большая проблема там, это ТЭС, поставки угля, дефицит мощности 1,5-3 000 мегаватт, на востоке станции работают на минимальной нагрузке, 2 станции остановлено, они работают в режиме острова, запасы угля составляют порядка 1,8млн тонн, при том, что нам необходимо для комфортности 3,5млн. уголь есть, мы не можем его привезти, шахты затоплены, повреждено огромное количество линий электропередач, они повреждаются целенаправленно. В преддверии отопительного сезона у нас опять включилась политическая составляющая, 25 выборы, 11 из 18 министров – на выборы. На мой взгляд нужно немедленно назначить министра энергетики назначить на должность вице-премьера по ТЭКу, который будет заниматься только этим, как это было в 90-тые годы. Ему подчинялись первые замы глав администраций, все руководители комитетов, предприятий. Был разработан баланс энергоресурсов всех вплоть до 1 тонны мазута, угля и 1 000 кубов газа в разрезе каждого населенного пункта. Мы должны в ручном управлении сегодня балансировать и обеспечивать в режиме каждой минуты, секунды, часа поступление топлива на электростанции и решения вопроса по мазутам. Сегодня вице-премьер Гройсман занимается всем, и вопросами децентрализации власти, и катастрофой боинга и так далее, и он физически не сможет эту ситуацию урегулировать. Второе, мобилизовать страну на экономию энергоресурсов до уровня каждого села, дома. Нужно сократить потребление газа, максимум в сельской местности, перейти на дрова, уголь, другое топливо, чтобы освободить этот газ на мегаполисы, где централизованное теплоснабжение, и альтернативы газу. На сегодня альтернативой газу является только мазут. Для того, чтобы на зиму перейти с газа на мазут, надо 600 000 тонн мазута, это нереально. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Грузинские реформаторы это называли культурой высокого самоограничения. Нашим людям будет тяжело понять, что это нужно делать?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Все понимают. Я приехал с юга Одесской области, люди все понимают. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сланцевый газ – это все миф?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Я к сланцевому газу всегда относился очень скептически, потому что во Франции категорически запрещена его разработка, нужны очень большие территории, очень высокие технологии, и еще идут дискуссии о вреде разработок сланцевого газа в густонаселенных территориях. Это очень дорого и сложно с технологической точки зрения. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А для США это дорого? Это как космодром «Байконур»?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Что-то в этом роде. И в Польше идут дискуссии, мы в Европе не видим такой бурной добычи сланцевого газа. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Угроза – экологическая?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: По всей видимости. Сегодня мы можем разрабатывать потенциал, который на поверхности. Что бы Украина делала сегодня без атомной энергетики, которая производит 60% электроэнергии, которую мы потребляем?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Андрей: Во Франции действует введенный в 2012г. 5-летний запрет на использование технологий гидроразрыва для обработки запасов сланцевого газа. Слушатель: Какая атомная энергетика? У кого вы будете сырье покупать?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: По запасам урана Украина входит в 5 стран мира, объем добычи урана обеспечивает полностью потребности Украины. Мы не говорим про топливо, оно изготавливается в России, есть альтернативы, когда для реакторов Украины изготавливается (неразборчиво). 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушатель: Весь уголь мы потеряли. Что будем делать теперь?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Уголь есть, очень много его на складах непосредственно на шахтах. Надо его привезти. Работает сотни шахт. Надо обеспечить транспортировку. Этим сейчас и занимается правительство. Есть возможность купить уголь и в Южной Африке, заключены контракты с российскими угольщиками, нужны деньги и срочные решения. Например, в 1999г. выборы Кучмы второй раз в президенты, когда зарплаты не было, задолженности по атомщикам – не платили пенсии, тарифы были приняты выше, чем для промышленности, была выплачена з/п, прекратились отключения, и не смотря на это, Кучма был избран президентом второй раз, потому что другого нет: или мы дойдем до энергетического коллапса, или будем принимать четкие экономические меры, а не популистские в угоды выборам. Выберут парламент, но новый парламент разгонят, если случится коллапс. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На связи есть слушатель. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Юрий, Харьков. Газ и энергетика с точки зрения России – это оружие, это средство, а цель – держать Украину за пазухой. Спасибо. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо. Здравствуйте!

Слушатель: Добрый вечер. Австрийская фирма, которая прогнозируется для производства стрижней, уже об этом говорили, что они по симметрии просто не подходят для тех самых реакторов, только поэтому мы вынуждены вернуться к российским производителям. 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Я не соглашусь, сборки Вестенгауза прошли опробование и работали на южноукраинской электростанции и сборки изготавливались по Харьковскому соглашению как компенсацию Украине за то, что не была поставлена турбина на иранскую АЭС. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте. 

Слушатель: Добрый день. После того, как в Алчевске было ч/п относительно отопления, Тимошенко говорила, что нужно развивать отопление электроэнергией. Я после этого установил у себя электрический котел, но сейчас очень невыгодные тарифы. Почему так?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Тарифная политика – ее нужно упорядочить, это задача НКР. Я вам советую установить зонный счетчик, который считает электроэнергию по разной цене в зависимости от времени потребления, и в ночные часы цена на электроэнергию будет ниже. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушатель: Немалая часть офисов коммерческих организаций сейчас находится в цехах бывших производственных предприятий. Эти помещения со стенами из гипсокартона и обогревом от дешевых электрообогревателей, сейчас работают как энергетическая бомба. Будет ли законодательная инициатива об аудите и какая-либо программа по кредитованию бизнеса, переоборудованию помещений и модернизации помещений и теплосетей? Что делается для стимуляции энергосбережения в Украине?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: По поводу законодательной инициативы – нужно выбрать депутатов, которые будут работать над законами нужными. Чудес не бывает. Стимулированием к энергосбережению является только одна вещь – экономически обоснованные тарифы. Когда энергоресурс стоит столько, сколько он стоит, тогда люди начинают задумываться и заниматься энергосбережением. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какой же тариф?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Это простая цена: есть стоимость газа, мазута и угля. Себестоимость электроэнергии – это составляющая топлива где-то 60%, добавьте з/п тех людей, которые работают на ЭС, плюс ремонт, модернизация и сохранение этого оборудования в рабочем состоянии – вот и тарифы. Тарифы для энергетических компаний устанавливает национальная комиссия по регулированию. Государство! Сегодня Киев должен Киевэнерго 630 000 000! 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Судьба Алчевска ждет в этом году Киев?

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Я бы не говорил так. Я вам сказал, что нужно сделать, чтобы судьба Алчевска не произошла не в одном населенном пункте Украины. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Надеюсь, имеющий уши да услышит. Спасибо вам! 

Иван ПЛАЧКОВ, чиновник: Спасибо.

Читать все
Читать все