СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Когда советская власть боролась с религией, она заменила религию на идеологию"

"Точка зрения"Торба: "Киев должен ощущать себя столицей, а не Бессарабским рынком"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Точное киевское время шестнадцать часов, и три минуты. Это Вести – радио новостей и мнений. В студии Олег Билецкий и Юлия Литвиненко. Сегодня свою точку зрения на происходящее представит журналист газеты «День», Валентин Торба, он уже в нашей студии. Валентин, здравствуйте.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Добрый день. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Прежде всего, очень много новостей хотелось обсудить, которые касаются прямо или посредственно Востока страны, потому что вы родом из Луганска. Только что Александр Сотников сообщил о том, что в Луганске начнется учебный год с первого октября. Как Вы относитесь к этой инициативе, потому что рядом мы называли Стаханов, другие города, там все совсем иначе, там в школах намерены украинскую символику изымать боевики, и прочее, прочее? Все это вместе взятое.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я очень отношусь к этому скептически, я имею в виду к учебному году на оккупированной территории. Потому что слабо себе можно представить обучение в городе, где не осталось не кому учить, некого учить. Там больше наука другого порядка сейчас изучается. Именно, как пользоваться автоматом, как выжить при отсутствии воды, газа и электричество. Наука такая выживания, наука обычная, которая доступная всем остальным гражданам Украины, там, как раз недоступна. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы помните Луганск другим?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О чем Вы собираетесь рассказать в цикле своих документальных фильмах, расскажите нам про эту свою затею?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Да. Затею с документальными фильмами вышла по наитию, они все снимались до известных событий военных на Луганщине.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Исключительно из-за любви к городу?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я очень люблю снимать, как и писать. Камера, это продолжение моих глаз и рук. Для меня это очень важно, я по наитию, абсолютно по наитию снял политическую короткометражку про Сватово – это город на Луганщине, который в последнее время стал достаточно знаменитый тем, что приютил беженцев из Луганска. Кроме этого, я снял цикл пяти серийный документальных фильмов про Луганск девяностых годов, это воспоминания, впечатления, анализ, намеки. Причем, этот цикл я закончил, как я и сказал, что буквально до этих всех событий. Так получилось, что они эти фильмы, как бы, наталкивают на определенное размышление. Какое-то существовало предчувствие какой-то беды. Меня даже просили, что почему грустный такой про «Луганск девяностый» получился фильмы. Надо как-то веселее, как-то, чтобы он был смотрибельный что ли. Я пытался делать какие-то положительные нотки, туда вмонтировать, но все равно, общий знаменатель фильмов был такой, предчувствие какой-то беды. Первая серия, которую я буду показывать в доме кино седьмого октября в восемнадцать тридцать, она называется руина. Оно так и получилось, что интересно сейчас просматривать то, что я наснимал, уже с позиции этих всех событий.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Того, что произошло?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда Вы говорите предчувствие беды, сейчас, когда Вы в Киеве, что журналистское Ваше чутье говорит? Потому что здесь в Киеве тоже настроение весьма и весьма не однозначно?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Как раз, этот цикл фильмов будет называться «Украинская Луганщина, уроки для Киева». В чем должны состоять эти уроки, знаете, очень можно рассуждать можно, теоретить. Но сейчас я наблюдаю, у меня не такое было состояние депрессии в Луганске, как здесь, например, почему, грубо говорю депрессия, состояние предчувствия очень плохого. В Луганске, мне казалось, что за границами этой всей беды, есть надежда. Когда сюда приезжаю и смотрю, что у нас по Киеву ходят те же самые лица, которые ходили по Луганску, я имею в виду власть «Регионалов», они сейчас в полном составе практически, здесь на Подолье находятся. Это все одиозные фамилии, которые называли украинцев нацистами. Они сейчас ходят по Подолу. Я понимаю, что ничего не изменилось, что-то должно произойти еще. Я не знаю, что готова ли к каким-то поступкам общество, но единственное на что можно надеяться на какие-то изменения, это изменение в самом обществе. Люди должны к чему-то прийти.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но с той только разницей, что если эти лица ходили по Луганску, чувствуя сто, а то и двести процентную поддержку, то в Киев здесь, как раз гражданское общество столицы, будем так говорить, что не выражало никогда особого паритета, и восторга этими людьми. Как так случилось, что имея абсолютный карт-бланш на востоке страны, эти политики растеряли все, что могли?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я вам скажу, что тут нужно очень уточнить эту деталь. Это миф о том, что сто и двести процентов поддержки. Очень многих регионалов, в самом Луганске ненавидели, даже тех, кто состоял в «Партии Регионов», как не странно. Сами участники, члены «Партии Регионов», откровенно порой говорили про то, что они ненавидят некоторых представителей. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да. Но результаты выборов говорят немного о другом. Почему тогда так?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Выборы, вы прекрасно понимаете, как у нас создавались, делались, рисовались выборы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему же? Люди Донецка, Луганска неоднократно выходили на антимайдан.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я был свидетелем майдана и антимайдана. В Луганске, я это подчеркиваю, что всегда было достаточно апатичное в политическом смысле общество. Никому это не было интересно. Туда выходили за пятьдесят гривен, могли выйти, флагом помахать. Причем, как тех, так и других политических сил, как про пророссийских, так и проукраинских. Абсолютно апатичное общество в этом плане. Поэтому его фактически раскачали, причем раскачали искусственно, создавая мир о бандеровцах и так далее. Потом, просто вовремя раздали автоматы – это самое страшное, что произошло. Раздача автоматов по паспортам, а то и без них. Когда оружие попало в руки сброда, поэтому не о каких политических моментах нельзя говорить, о том, что кто-то кого-то поддерживает. Голосовали вечно, то за двуязычие, как обычно теги бросались в общество, на которое они клевали. Искусственно создавались мифы, о которых я сказал, о бандеровцах. Вот, они как-то велись.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте еще про два мифы. С бандеровцами более-менее, что тут обсуждать. Есть миф о том, что Донбасс кормит всю страну, мы полгода видим, что так.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Загибаемся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Миф второй, что большая часть жителей донецкой, луганской области, вообще никогда границы своих поселков, городов не покидали?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Есть и такая проблема. Это действительно так, очень многие жители, особенно глубинки, они привязаны к своим городам, и просто материальных нет возможностей. Вообще, это такой мирок, забитый достаточно. Ничего не поделаешь, это такая ситуация, это очень влияет и на мировоззрение. По поводу того, что мы их кормим, Донбасс кормит Украину. Действительно такой миф был, и он вмонтирован был. Регион, который на сорок процентов себя обеспечивал, очень зачастую во многом был дотационным. Естественно совок, будем называть это так, это вообще принцип совка, он считает, что он пуп земли, и вокруг него все вертится. Маємо те, що маємо. Действительно, что есть таке середовище. Нельзя забывать об очень большом количестве умных, интересных людей, которые покинули этот город. Причем начали покидать очень активно в этом году. Я вообще не представляю, что теперь там может остаться, это очень большая трагедия для этой земли.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте мы поговорим о том, что есть ли вообще будущее у Луганска, что будет с этими людьми. Я так понимаю, что на тех кадрах документального цикла, который вы снимали, что есть картинки обычной мирной жизни, и той части Луганска, которая теперь носит особый статус, – об этом куда более и подробно в следующие пятнадцать минут.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Сразу после рекламы. Валентин, если брать во внимание всю эту модель, о которой говорили, это и представители прошлой власти, и тот необходимый для аккумуляции момент, который они использовали, не представители власти, а теперь уже террористы, с раздачей оружия и все прочее. Это все уже произошло так или иначе, там сейчас нужны иные методы для того, чтобы ситуацию урегулировать, но вместе с тем, что мы сейчас в преддверии выборов видим город Харьков, город Днепропетровск, город Запорожье. Все целообвешанные бигбордами в основном синего цвета, и где-то это прослеживалось. Насколько велики риски, что сейчас, возможно, ситуация пойдет по подобному сценарию там, в тех городах, где пока спокойно? Тут, конечно, сомнение, потому что мы знаем, что вчера Харьков и памятник Ленину?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Вы знаете, Путин не успокоится – это особая психология ФСБшника, его задача завербовать. Будем говорить, что образно слово, термин употреблять, завербовать. Пока он не увидит, что Украина трудится в конвульсиях, он не успокоится. Какой-то кайф даже испытывая, наверное. Придумывая новые формулы провокаций. Если в Луганске прошло такое, в Харькове такое не прошло, значит, нужно для Харькова использовать какую-то другую формулу. Спецслужбы России в этом поднаторели очень хорошо. То же самое касается, что мы говорили за Киев, то же самое касается Киева. Здесь, может быть, дестабилизирована ситуация любыми способами, используя необязательно пророссийские силы, может быть, даже проукраинские. Потому что этот спрут, эта зараза, эта бацилла, она проникает в тело достаточно глубоко. Не будет забывать, что это страна, которая намеривались подчинить мир через коминтерн. Страна, которая имела своих шпионов везде, в том числе в Соединенных Штатах Америки. Здесь очень сложно нас слышать.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Давайте мы со стратегической задачей Российской Федерации. Казалось бы, в принципе, если хотелось завоевать мир, то можно было действовать, учитывая современные технологии и научно-технические достижения, наверное, как-то хитрее, что называется. Мне кажется, что не достижение и не завоевание мира сейчас цель. Цель удержаться у власти, какой ценой? Самый большой риск для Владимира Владимировича, это ожидание этого майдана, который может снести, и его в том числе, там, где сейчас оказался беглый Янукович. Стало быть, страх, слаб человек, испугался. Теперь, что нужно? Дестабилизировать ситуацию до такого уровня, чтобы неповадно было. Хотите знать, что с вами будет, посмотрите на картинку из Украины. Люди, которые остались в Луганске, у них есть это понимание, что сейчас каким образом, может этот регион воспрять духом?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: То, что уже люди начинают выходить на митинги протеста, как-то обнадеживает это, что какие-то изменения у людей происходят, потому что Путин приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Такая надежда есть, что люди через призму желудка, голода, холода. Тем более, что зима грядет, начнут до чего-то докапываться, и понимать, и как-то шевелится. Их ничего не стоит сейчас продолжать держать в страхе. Например, как случай, что в Антраците фактически дали понять вооруженные люди, что не стоит собираться. В Ровеньках люди вышли, повозмущались, но там не такие сильные позиции у сепаратистов. Слово такое сепаратист, бандитов. Они сами между собой грызутся бандиты, поэтому у них позиции такие достаточно зыбкие.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы, как человек, который знает ситуацию изнутри, настроение внутри, какой должна быть политика украинской власти по отношению к этому региону? Особый статус, этого достаточно?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Это беда. Особый статус, который хоть президент Порошенко говорит, что никакого особого статуса не существует. Он на пресс-конференции говорил, что существует другая формулировка этого всего, это беда. Сам факт, что Кучма был на переговорах в Минске, уже говорит о реинкарнации страшных очень явлений. Никакого особого статуса, он и так был особый статус у Донбасса. Всегда на протяжении двадцати трех лет. Всегда там особый был статус. Он достаточно отдельный регион, жил своей жизнью. Я не говорю о том, что там власть была удельных князей, которые просто покупали себе должности в Киеве, и спокойно себе правили. Поэтому, против кого вообще восстал Донбасс, это большая загадка. Против своих же князей, которые их же спровоцировали на это, то есть, бред. Людям просто не доходит, поэтому они под манипуляцию очень здорово попали. Самое главное, что дело даже не сколько в манипуляции со знанием, сколько повторюсь, что с раздачей оружия сброду, что уже сделало эту ситуацию не управляемой. Чем это дальше закончится, к чему это приведет, если после девяностых годов, сколько оружия до сих пор на руках оставалось. Можете себе представить, когда АК сотые на руках у просто людей, которые вчера бегали с финками, с пистолетиками, а сейчас они имеют возможность из гранатомёта стрелять.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Валентин, если попробовать спроектировать ситуацию в обратную сторону, Вы говорите, что сознание к людям приходят, и кушать хочется всегда. Они понимают, что Путин им ничего особо не дает, это понятно. Если говорить о ситуации в другую сторону, когда перед выборами, возможно, кому-то хочется кушать и раздают пакеты гречки, чего угодно. Опять-таки, уже в других регионах, о которых я говорил, например, мы Одессу помним, прошлый неделе. От этих регионов, например, в Верховную Раду пройдут представители, которые будут на законных абсолютно правах, завтра, послезавтра говорить о том, что Одессу не слышат, или Кировоград не слышат и так далее. Насколько это опасная модель, как от этого себя обезопасить?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Эта модель разыгрывается, так будут делать. Опасность существует по этому. Нам расслабляться ни в коем случае нельзя. Аура полушутливого тона такого. На пресс-конференции у Порошенко лично меня настораживает, потому что слишком расслабились. Как-то расслаблено чувствует себя Президент. Во всяком случае, вид у него такой.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Это Ваше внутреннее ощущение.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Да. Просто фраза, когда он сказал, что пик ситуации, пик беды уже прошел, я понимаю, что людей нужно держать в хорошем настроении, это очень важно, чтобы люди тоже в уныние не впадали, но эта фраза выдает толи непонимание, серьезности момента.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Может быть, речь идет о каких-то договоренностях, которые нам пока не совсем понятно?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: В том-то и дело, что я написал в статье, должна сегодня выйти, о том, что президент, действительно, считает, что так все хорошо, толи у него все хорошо. Может быть, еще какие-то договоренности есть, помимо минских. Не знаю. Я этой информацией не владею, но общество должно не расслабляться. Мы обязаны, даже обратите внимание, что сколько заминированный в Киеве, так называемых, в кавычках.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Угрозы эти.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Да. Люди стали к ним относится поверхностно, мало ли, что еще раз заминировали.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: По накатанной так.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Очень опасное состояние, когда люди бдительность свою теряют. Я хочу про эту часть населения, которую все-таки вы знаете, что была против украинской власти, которая есть же. До сих пор такие настроения. Наверное, есть еще те, которые считали, что так, и в Киеве такие есть. Думают, что русские придут, увидят сразу реформатора Германа Грефа. Они не понимают, что придут, как раз, головорезы?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И что дальше? Если говорить об этой шутливой, игривой форме, которую выбрал в качестве жанра такого, легко общения с прессой Президент, что это может означать? Грядущие парламентские выборы, мы понимаем, что риторика и тренды, политические должны быть другими, но будет ли эта компания иной, и результат будет?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я пока изменений системных не вижу. Наоборот я повторюсь, что вижу реинкарнацию старых демонов, которые оказывается, что никуда не исчезали, а только отходили на некоторое время. Теперь они имеют возможность воспрять. Оказывается, что они никуда не девались, никуда не исчезали. Соответственно мы, как были, находились в той беде после девяносто девятого года – это лично мое мнение о том, что наша беда тянется оттуда. Все ее ноги, роки с копытами, они именно с девяносто девятого года, когда Украина бесповоротно выбрала себе путь абсолютно тотального коррумпированного государства, в котором продается все, начиная от услуг медицинских, взяток, и заканчивая губернаторскими должностями – это все никуда не исчезло. Мне кажется, что должно что-то еще рвануть. Не дай Бог, конечно. На самом деле мне совершенно не хочется каких-то деструктивных процессов – это всегда боль, утрата. Лучше эволюционно. Но я не вижу источников живительных, которые могли влиять на эти эволюционные процессы, мы неизбежно сталкиваемся опять с революционными ситуациями.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На прошлой недели, по-моему, Президент представил стратегию «двадцать двадцать», а сегодня прошли общественные слушания по инициативе администрации Президента, в Киево-Могилянской академии, это было первое публичное слушание по этому вопросу, и не единственное, только первое. Опираясь на этот, тут разные абсолютно аспекты, кому-то они могут показаться очень размытыми, кому-то может, нет, это развитие, гордость, безопасность, ответственность – все так четко разбито по плану. Опираясь на это, я не знаю, видели Вы, нет, эту стратегию? 

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я читал. Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Опираясь на это, у Вас не создается впечатление, что возможно к чему-то ми придем к двадцатому году, и ответ. Опираясь на это, у Вас не создается впечатление, что возможно к чему-то ми придем к двадцатому году, и ответ на ваш вопрос появится, хотя бы тогда?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Уже была стратегия две тысячи десятого года, теперь появилась стратегия две тысячи двадцатого года. Это все отлично, это все должно быть. Декларации должны быть, заявления.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это должно быть именно таким долгосрочным планом? Мне кажется, странным, что зачем предлагать на шесть лет вперед, если мы не совсем понимаем к концу этого года. В каких пределах останемся вообще. О каком качестве жизни мы можем думать и планировать, если мы не понимаем, что какой наша жизнь вообще будет, и будет ли она в каких пределах?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Мы столкнулись с достаточно циничной ситуацией, когда у нас корабль горит, а мы транспаранты вывешиваем. У нас перед войной все в предвыборном таком состоянии, кто-то обещает, создаются новый законы, достраиваются старые законопроекты о реформировании МВД, о люстрации, это так красиво, это так люди хотят это слышать. Создаются новые проекты для того, чтобы люди. Почитайте список партий, которые идут участвовать в выборах – это вообще.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: С другой стороны, что все эти институции финансируются?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Естественно.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Давайте об этом чуть позже. У нас новости будут. Только что Александр Сотников нам сообщил, что на станции метро Демеевская задержали троих мужчин, которые перевозили гранаты и патроны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это просто сообщение о заминировании перешли к перевозке?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Это нужно изучать конкретную ситуацию, что с чем это связано, может быть, это пришли какие-то бандиты, сидели, это такое дело. Но то, что опасность существует, она есть. Бдительность просто нельзя терять. Самое страшное, это не только паника, это и апатия. Потому что паника следует за апатией, за апатичностью. Сначала раслабон такой, а потом внезапно что-то произойдет, что может сильно слишком деморализовать. Сейчас уникальный период, когда общество может аккумулировать себе силы и, как раз, изменяться – эти процессы будут так сразу не видны, но оно меняется. Психология их меняется, отношение к жизни. Мы должны становится Израилем, мы должны именно по этому пути идти. За нас это никто не сделает. Власть за нас этого не сделает. Нам в очередной раз будут предлагать очередные проекты, очередные названия. От этого у нас ничего не поменяется, мы должны менять, каждый человек.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Есть, наверняка, определенные издержки этих изменений, я говорю о городе Харькове и падение Ленина – это очередное падение. Мы знаем, что сейчас Геннадий Кернес собирается возобновить этот памятник, отстроить по новой его и так далее. Как к этим издержкам относится?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Пусть он тогда мавзолей поставит рядом, вместе с этим памятником. Я вам хочу сказать по поводу этих историй с Лениным, мы просто от Ленина должны избавиться лет двадцать назад. Мы все никак от них не избавимся, поэтому таким болезненным способом избавляемся от нашего исторического стыда и ужаса. То, что мы, конечно, в идеале власть сама должна. Тот же самый Кернес должен сказать, издать указ, что ребята, подъезжает автомобиль, это все цивилизовано снимается с постамента Ленин, и увозится в какой-нибудь музей тоталитарного искусства.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: По литовскому сценарию Вы говорите?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Да.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Если Кернес говорит, что он руки и ноги переломает? Ранее он так говорим.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я доскажу. Как раз, мы находимся в таком состоянии, когда власть продолжает нам навязывать какие-то моменты. Общество меняется, оно хочет изменений. Власть продолжает манипулировать. Причем даже все процессы, которые с руйнацией Ленина. Конечно, что они в том числе и провокационные, естественно. С одной стороны, что это нужно делать. Нужно избавляться от признаков тоталитарного прошлого, с одной стороны. С другой стороны, нельзя бдительность свою терять. Дается обществу новый маячок, на который обращаешь внимание, и который выгоден всем, причем, как коммунистам в том числе. Сейчас бы про них никто не слышал, а у них выборы идут, и уже не обращают внимания на то, что ужас в том, что они идут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сам факт.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Да. Они идут в Верховную Раду – это беда, а говорят про Ленина.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Елена из Броваров пишет нам, что признайтесь честно, что нужны ли Украине, ее будущем генофонду, весь этот личный состав банд, формирований и то поколение, которое это воспитывает под авторитетом автомата, и что с этим всем делать, на Ваш взгляд?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: В Украине бандиты не нужны, но своя земля, ей необходима. Так можно лишиться всего и не заметить. Лишится Украины очень легко. Потому что, как раз, беда в том, что такая же логика был на протяжении двадцати лет – пусть как-то там живут себе. Киев должен ощущать себя столицей – это как аппетит, либо ты хочешь кушать, либо не хочешь кушать. Если ты превращаешься в бессарабский рынок, а не в столицу, то этим все заканчивается, в этом вся беда. Мы должны менять эту психологию, философию.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Смотрите, по поводу Харькова есть такое мнение, кстати, из Харькова же.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Александр пишет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. В Харькове сто молодчиков снесли памятник. Бабушки и дедушки оказались с сердечными приступами, Вы считаете это нормально?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Сердечные приступы, я против этого. Памятник сносить надо. Нужно помощь оказывать вовремя бабушкам, дедушкам. Здесь другая плоскость вопроса.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В таком случае, может, стоило повременить? Я сейчас не ангажировано какую-то сторону, просто хочу понять эту плоскость – это действительно тот момент, который был необходим прямо сейчас, здесь и сейчас, или можно было дождаться нормализации ситуации мало-мальско хотя бы, и потом говорить о создании парка тоталитарного режима, возможно?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: У нас очень мало времени осталось. Нам нужно делать все намного быстрее, просто некому делать. Мы продолжаем находиться в состоянии лихорадки, и у нас это очень здорово используют для этих провокаций. Пар, как раз, тоталитарного режима должен – это как раз будет цивилизованный способ. Ребята, мы отказываем от этого.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: В Киеве нечто подобное было в одно время?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я не знаю, как и что в Киеве было или нет. Нельзя забывать, что после этих событий с Лениным в Киеве, там маховик слишком. Одни думали, что они, таким образом, скормят толпе Ленина, и она пар спустит, и все будет нормально в Киеве в декабре прошлого года, а на самом деле маховик дальше пошел. Нельзя недооценивать эти общественные процессы – это назревание конфликта в обществе. Я не спорю, что конечно, он несвоевременно. У нас все несвоевременно. У нас такие процессы, наше счастье жить такой судьбой.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Смотрите, тут очень интересная плоскость получается, значит, начали валить памятник Ленину. После чего глава харьковской облгосадминистрации Игорь Балута, подписал распоряжение о демонтаже монумента. После того, как начали валить. То есть, вопрос тогда возникает, почему не раньше.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть у нас несколько слушателей, которые хотят присоединиться к нам.

Федор, слушатель: Я Федор. Я из Харькова. Правильно Олег Билецкий сказал, почему именно сейчас надо было?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понятно. Спасибо Федор. Вы с таким завидным постоянствам нам звоните, чтобы сказать только одно. Давайте мы дадим возможность всем остальным высказаться. Федор наш настолько постоянный, просто штатный слушатель.

Артем, слушатель: Артем. Харьков. Я приветствую, что в Харькове сломали, наконец, памятник. Наконец, сняли все это дело.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А дальше, что?

Артем, слушатель: Если у вас будет зуб болеть? Мы будем ждать, будем уговаривать себя, что давайте не пойдем к стоматологу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Смотрите, Ваши соотечественники, Ваши земляки пишут нам, что беда в том, что зря снесли, голосовать, все равно, будут за Кернеса?

Артем, слушатель: За Кернеса голосуют, потому что он, якобы, делает дороги иногда, на мой взгляд.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошее дело делает.

Артем, слушатель: Есть Москаленко такой район, где дороги не делает. Я за него голосовать не буду и не голосовал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Дело не в памятнике, дело в том, что дальше что?

Артем, слушатель: Дальше все нормально. Дальше не будет памятника, будет нормальная площадь чистая, будет все хорошо. Поставить памятник Шевченко, Хмельницкому, кому угодно – это площадь свободы у нас, а Ленин никак не свобода.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я вам скажу еще один такой момент. Вы никогда не принимали участие в сатанинских ритуалах?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как-то Бог миловал.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Неправда. Мы же все из советского прошлого, да?

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Местами.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Мы все написали октябренка звездочку, что такое эта звездочка, это и есть сатанинский. Открываем книжку и почитаем, для тех, кто интересуется символикой. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет. Нет ничего гуманнее свастики, поэтому давайте не будем. 

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Это такой образ, я достаточно прагматичный. Я, как картинку просто использую этот пример. Знаете, когда советская власть боролась с религией, она не просто боролась, она заменила религию на идеологию, на другие принципы, но делала все то же самое. Идолы, идолопоклонство проповедовала, собрания и так далее. Эти маячки – это как зеркальце у гипнотизёра для того, чтобы сфокусировать внимание. Нам пора эти зеркальца разбить. Потому что это напоминание, что это плохо, нужно отказываться. Мы должны хотя бы внешне снимать эту рубашечку. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Вопрос механизмов. Давайте об этом позже, будет это после новостей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть много вопросов, мы сейчас дадим возможность высказаться слушателям, я пока прочитаю то, что пришло к нам на сайт. Правильно стоял, снесли, свое отстоял уже. Хватит. Бабушек вылечим. Тут замечание коммунистам, что спасибо за гостя, холодный душ нужен немедленно, а то мы все чего-то ждем.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Тут интересное есть от Наты из Харькова. В свое время по приказу Ленина снесли памятники Екатерине. Мир – это весы. Пришло время Ленина. Вырыл яму другому – прыгая и сам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тут философствование 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да. Вопрос в другом. Кто будет следующим? Если кто-то сейчас носит памятник Ленина, так получается?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Не сотвори себе кумира, не надо это.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я против борьбы с памятниками, войны с памятниками. Есть гораздо более цивилизованные механизмы решения этой проблемы. Как мы не быть, это наша история, хотим мы этого или нет. Такая, какая есть. Что думают слушатели наши, давайте мы выслушаем. Тут о будущем не мешало бы..

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Важно.

Алексей, слушатель: Алексей, Харьков. В общем, хорошо все повалили. Это символ тоталитарного режима, который весь бывший Союзный Союз откинул на сто лет назад. По поводу места, что поставить на место, пускай бы поставили на место памятник какому-нибудь будущему, светлому, как коммунизм нам предлагал куда-то. По поводу Харькова, по поводу Кернеса хотел Вам сказать. Я не знаю, кто будет голосовать за Кернеса, но призываю вас радио Вести, репортеров, сделать репортаж о Харькове. Харьков весь в ямах, грязный, разрушенный. То, что сделал Кернес, во-первых, было сделано в рамках «Евро две тысячи двенадцать» за счет предпринимателей. Сделали они это для себя, дорогу в аэропорт, на свои дачи и все. Вы отъедете от любой центральной улицы города Харькова, и вы увидите всю прелесть красоты.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Мне кажется, комплекс всех постсоветских больших городов, когда красивая центральная улица, любого города, в большинстве своем, что отъезжаем пару метров в бок и все.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Это и Луганская очень. Я делал ряд снимков, когда тот период был, потому что людям внушали, что придут бандеровцы, будут всех убивать, рушить, уничтожать. Я сделал снимки Луганска, и разметил в Интернете, говорю, что это бандеровцы разрушили Луганска. Там на самом деле есть места, где такое чувство, що німець пролетів. Проблема, действительно, такая существует. Я регулярно общаюсь с харьковчанами, очень регулярно. В принципе, там не все так однозначно, когда действительно правильно молодой человек сказал, что это за счет кого-то. В любом случае, видите, как используются все эти моменты. Кернес сразу оседлал конька с Лениным, сразу сделал заявление, все у него какой-то электорат бабушек появился. За Симоненко все забывать начали, а теперь ему повод выступить и сказать про то, что он свято верит в то, что восстановят этот памятник – это маячки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По телефону слушатель готов высказаться.

Анатолий, слушатель: Анатолий, Киев. У меня вопрос не по поводу памятника, если можно?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушал Вас?

Анатолий, слушатель: Насчет Порошенко. Я за него не голосовал. Я считаю, что это не тот человек, который способен провести радикальные реформы, изменить страну. Этот человек, как переходной президент?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ничто не вечно. Коней на переправе не меняют.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Настроение такое летает, кстати, что это власть транзитная. Но, как бы, там не было, нужно сейчас системно менять ситуацию, это необходимо. За нас ее никто не поменяет, поэтому давайте меняться каждый из нас.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все в наших силах, все в наших руках.

Марина, слушатель: Добрый день. Марина, Харьков. Он лично мне совершенно не мешал. Стоял себе и стоял. От того, что его снесли, то качество моей жизни совершенно не изменится. Поэтому я предлагаю всем спокойней относиться к этой ситуации. Вообще заняться другими вопросами: будущее Харькова, как мы будем жить, как мы будем развиваться, какие цели ставить перед собой, и как мы будем их достигать. Памятник – это прошлое. Спасибо был, хорошо, что нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, что пришли, жаль, что нужно уже уходить. Такое мнение. Спокойно нужно ко всем этому относиться. Мы наш новым мир построим, как бы, так не вышло. На руинах, вряд ли, что-то возможно. Больше бы о стратегии говорили, о будущем, потому что оглядываться можно до бесконечности, разрушать, убивать – это как пара возлюбленных жгут фотографии друг-друга.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Здесь совсем другая история. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какая другая?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Я вам объясню. Если мы такие мазохисты, то мы должны рядом с Лениным поставить Гитлера, а уже тема звучала по поводу того, чтобы ставить памятник Екатерины второй, которая, в принципе, украинцев сделала фактически рабами, крепостное право ввела. Если мы такие мазохисты, то давайте оставить прошлое, пусть останется в прошлом. Памятники пускай тоже останутся в прошлом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как будто, в это все наше горе. Знаете, что отличительная примета времени, если раньше хоть памятники устанавливали, библиотеки сельские, в том числе открывали, а сейчас кроме торгово-развлекательных центров вообще ничего. Вы вспомните за эти последние двадцать четыре года, открыли театры? Нет. Рестораны, торгово-развлекательные центры, и это все – это предел мечтаний. Когда я спросила, вопрос, о культурной политике, а дальше что? Один депутат столичного Киевсовета, мне сказал, что мы же в торгово-развлекательных центрах кинотеатры делаем. Видите, в чем и предел, и что мы требуем еще от этих людей?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Давайте я уточню этот момент, потому что он на самом деле очень важный, от него зависит будущее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько концертных залов открыли в Луганске за последние двадцать три года?

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: От этого вопроса зависит будущее. Кстати, памятники сюда входят – это очень важный момент. Давайте, чем мы отличаемся от России, там была всегда идея шовинистическая, империалистическая, какая угодна. Они стакан водки выпил, и рассуждают, как он будет бомбить Вашингтон, или мыть сапоги в индийском океане. Как бы, никакая это не была идея деструктивная, но она как-то объединяла, достаточно доминирует в российском обществе. У украинцев нет такого. Мы между прошлым и будущим. У нас нет единой национальной цели и идеи – это беда. То, что у нас стоят Ленины, например, это плевок, это такая реальность. Мы не можем взять отказаться от некоторых вещей, и действительно объединятся для чего-то одного. Нас будут продолжать разделять, продолжать провоцировать. Ленина не просто так снесут, его обязательно нужно побить, чтобы вокруг этого была шумиха, и так далее. Нас продолжают использовать именно в таком формате.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Вместе с тем, может, стоит оставить памятники в спокойствие, и вспомнить ситуацию, которая была, по-моему, на олимпийский играх, когда показатели спортсменов… Я могу сейчас ошибиться, но, по-моему, Китая – они были прежде всего. Там одна из таких идей – это идея здорового образа жизни, каких-то достижений. Я не думаю, что они обращают внимание на памятники, которые стоят на улицах при достижении этих идей.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Пока мы будем бессарабским рынком, то у нас не будет этой единой идеи, а по поводу спорта – это все прекрасно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пока мы будем базаром, я бы так сказала. Вы еще поищите столько порядка, как на бессарабском рынке. В очень многих городах и селах не сыщешь. 

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Да. Я так образно высказываюсь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А с базаром проблема. У нас базарный синдром. Давайте примем еще. Здравствуйте.

Виктор, слушатель: Добрый день, Юля. Виктор Александрович. Харьков беспокоит вас. Помните, что Головатый звонил Вам, он случайно не побил Вас после эфира?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Живы и здоровы, слава Богу.

Виктор, слушатель: По поводу памятника. Трагедия не в том, что его свалили, а трагедия в том, что делала это молодежь, как правило, неучи. И это даже не главное, а главное то, что если мы строим правовое государство, то так эти вещи делаться не должны. Появляется вечером какое-то постановление губернатора харьковской области, который не к этому памятнику, не к городу, никакого отношения не имеет. Сейчас исчезло из Интернета это обращение. Они вдохновленные этим валяют эти памятники. Сегодня мы можем видеть в Интернете картинку, как уже показывают февраль две тысячи пятнадцатого года, и стоит на этом месте памятник Степане Бандеру, написано, подписано. Все эти вещи может решать харьковская громада, то есть, харьковский городской совет, или референдум когда-то Кернес собирался делать. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Не сделал.

Виктор, слушатель: Отношение не блестящее, но все должно быть по уму.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По уму. Хорошо. Тут еще, какое сообщение есть, что у нас в Ирпене не одного детского сада не построили. Существующие сады переполнены в два раза. В жутком состоянии. Зато памятник Ленина перенесли на окраину. Было, чем заняться людям.

Валентин ТОРБА, журналист газеты «День»: Одно другому не мешает. Это тоже такой трюк психологический, что посмотрите, а зачем нам эти памятники Ленина валять, а у нас беда, есть другие вопросы. Конечно, есть другие вопросы, их тоже нужно решать. История с памятниками, от них просто… Повторяю, что есть вещи, от которых нужно отказываться, и объединятся вокруг общих каких-то идей, потому что у нас кровавый опыт есть. Нас используют очень здорово. Это происходит сейчас, и неизвестно, что когда это закончится. Мы должны, срочно объединится вокруг своих идей, а не навязанных извне, в том числе памятников Ленину. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Это была точка зрения журналиста газеты «День», Валентина Торба. Мы прощаемся с вами. Услышимся сегодня, завтра, как получится.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Будет возможность, приходите еще.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да. Пока.

Читать все
Читать все