СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Власти профукали момент, и люди пошли решать сами"

"Точка зрения"Хисамов: "Признак государства – монополия на насилие, его нельзя делегировать никому"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день, шестнадцать часов две минуты в украинской столице, вы слушаете Радио Вести, В проекте точка зрения сегодня Искандер Хисамов, здравствуйте

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Здравствуйте

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну и задавать вопросы вам будем мы, Юлия Литвиненко, ну и сегодня Олег Билецкий вместе со мной

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Добрый вечер

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: никак мы не можем разлучиться, хотя тут затеяли мы такой проект и собираемся вот сделать эту программу в соавторстве Билецкий Литвиненко, но как-то всё-таки надеюсь судьба нас разлучит. Рано или поздно

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Я думаю на следующей неделе наверняка

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но пока вот мы сообразим на троих

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: мне надо было тоже с товарищем прийти

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: это ваше упущение, я считаю

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: я не знал

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну из новостей, которые мы сегодня будем обсуждать – что вас удивило больше всего? Какая-то такая насыщенная жизнь, отставка министра здравоохранения, вот опять-таки говорят о чёрном пиаре, который опять-таки против него… суетна жизнь политическая

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Ну это как обычно

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А результативна ли?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Что-то может быть будет иметь результат, с каким только знаком – мне не понятно. Те сообщения, которые вы сейчас назвали – я не считаю их такими очень важными, нормальные рутинные события, и слава богу, что наши программы начинаются вот с таких событий, а не с каких-нибудь ужасов там войны или измен каких-то – хотя и это присутствует

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну – ужасы войны, мне доводилось вот вчера буквально разговаривать с нашими российскими коллегами, так те уверены, что третьей мировой нам не миновать – эдак через год-два

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Ну я надеюсь что этого не произойдёт. Правда ещё про третью мировую войну говорят уже не первый год. Зависит от оценок. Можно вот то, что сейчас происходит, представлять как третью мировую войну. Особенную, гибридную, какую-то…

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Информационную, да?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Информационную, всяческую войну. В принципе в этом смысле всегда война. Третья мировая, если говорит как продолжение там второй мировой – ну с этими ужасами, с миллионами там жертв, десятками миллионов, то её пока нет, и надеюсь, что её и не произойдёт, пока для этого оснований мне кажется нет.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: ну по-разному это всё конечно можно называть, да, но есть последние факты, вот например из Донецка – мы видели видео и сообщения о том, что снаряд попал в маршрутку и в остановку – это конечно ужасающее видео. И также снарядпопал в школу, пятьдесят седьмая школа в Донецке, есть раненые, были ли в момент удара в здании дети, уточняется. Но на данный момент это Донецк. И тут же информация по Луганску. Значит представители так называемой ЛНР объявили о начале учебного года – там, в Луганске. Непонятно, по каким программам, понятное дело санкций каких-то со стороны министерства образования украинского или украинской власти нет вообще, но возникает вопрос – вот если д6ети пошли в школу в Луганске, где всё очень нестабильно, а в Донецке в школу попадает снаряд. Вот как с этим быть?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Ну как-то с детьми надо разбираться, если они хотят быть всерьез и надолго, то конечно они должны заниматься детьми и в этом я никакого греха не вижу, это не есть чудовищное преступление. Если мы вспомним период раздрая на территории нашей страны в частности, когда действовал Антон Семенович Макаренко, например и прочие, это и гражданская, и сразу после гражданской войны, после революции – детьми надо заниматься. Чем позже этим начинать заниматься, тем будет хуже. В этом я не вижу беды большой. Другое дело что конечно жалко этих детишек – как они будут учиться, это не будет нормальное обучение, это не будет нормальная жизнь – жалко их.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Ну уйма вопросов возникает исходя из этого, что непонятно даже, кто будет преподавать, что будут преподавать, по каким программам?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Наверное у них есть учителя какие-то, я повторяю, в этом я греха не вижу, хоть убей. А что же, нам лучше было бы признавать, что они даже не пытаются в школах наладить какое-то обучение? Вот пусть будут оно не налажено. Ну пытаются, и дай бог, чтобы детишкам этим было лучше, а все остальные проблем взрослых пускай взрослые и решают. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте нашествие мусорных баков с вами обсудим, коллеги.

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Да, давайте.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Траш бакет челлендж

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это конечно было бы смешно, если бы не было бы так грустно, потому что с одной стороны ну хоть какие-то сдержки у власть имущих не должным образом себя ведущих должны быть, но тем не менее – должны ли себя защищать от таких нападений?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Конечно, они должны. Люди, каждый сам, мужчины и женщины – все должны, не то что должны, это природа. Когда суют человека в мусорный бак, он должен барахтаться. Но не в этом дело. Проблема самая главная в том, что – я бы не побоялся может таких слов – это страшная угроза для государства. Потому что это подрывает базовый принцип государства – право на насилие, монополию государства на насилие, на творение суда. Под каким бы угодно предлогом – Ленина ли свергают, или там бьют какого-то ужасного человека - плохой, очень плохой человек, но линч, вот это всё говорит о том, что люди перехватывают инициативу у государства. И здесь в этом смысле мне особенно – не то что непонятна, понятна конечно, но печальна реакция государства. Она у них какая-то двойственная. Я разговаривал с государственными людьми, вот председатель МВД, вчера в частности с ним разговаривал, говорит: «Ну как гражданин я понимаю этих ребят, которые возмущены коррупцией, которым шестнадцатое января покоя не даёт» – ну там эти попытки законы дискриминационные принять – «и вот мы их понимаем. Но конечно это не очень хорошо». Вот с таким вот раздвоением сознания жить нельзя, и государство долго так не проживёт. Если это власть, Президент, которого выбрало большинство населения, если органы власти, которые сформированы при его участии – они легальны, то никто их легитимности не отвергает. Если они вот так к этому относятся, не дают этому должной политической оценки, то беда этому государству. Это мрачный сигнал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот понимаете, это государство служит плохую службу и для этих жертв, оказавшихся, для этих людей

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: И для себя самого

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: А вот если допустим эти люди, которых народ норовит упрятать в мусорные баки, а если они начнут отстреливаться, защищаться?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Я ещё раз говорю – это тоже будет плохо. Но понимаете, люди, народ – это как всё-таки дети. Если один раз им попустить, они и второй раз – им понравилось уже, это стильно становится, «трэдж бакед челлендж» - так громко назвали своё свинство, и пойдёт мода, и окажется, что это не то что безопасно, а что это в мейнстриме, и в общем-то хорошо, им аплодирует публика и так далее. Вот так государство и разрушается. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Но тут вопрос нерешённых проблем, потому что если вспомнить события прошлой недели например в Харькове – начали валить Ленина, и тут же губернатор подписывает постановление о его сносе. Вот в тот момент, когда уже начали сносить. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Это знаете что напоминает? Это «Маленький принц». Вот помните – король на Одинокой планете. Принц говорит: «А я улечу». Король говорит: «Повелеваю тебе, оставайся». Принц: «А я всё равно улечу». – «Повелеваю тебе, улетай». То есть это такая беспомощная позиция властей, которые, во-первых, не могут занять позицию, а во-вторых не понимают того, что им вверено государство. Не часть народа – они не должны заискивать перед какими-то группами граждан. Неприятен Ленин, неприятен Шуфрич, неприятен ещё кто-то – это не их дело. Это решать должно государство и суд. И государство должно всеми силами делать так, чтобы именно это восстанавливать. Я например допускаю, что государство – конечно же, оно должно со своим обществом работать, как с движением. Могли бы они принять какие-то постановление что этих ленинов всех снести, специальное строймонтажное управление создать, дать технику какую-нибудь – и вот пошли бы. Кстати, это был бы пиаровский ход, но нормальный. Они профукали этот момент, люди пошли решать сами, и теперь государственные наши деятели в очень-очень нехорошей позиции. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Не кажется ли вам, что это такой принцип? По разному можно это называть – кто-то говорит, что этим прикрываются, кто-то скажет, что это аргумент определённый, но все наверняка сойдутся в точке зрения такой, что государство не решает этих проблем прежде. Вот почему прежде не подняли вопрос харьковского Ленина?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос нужно задавать гораздо глубже – имеет ли право государство называться государством, если оно не выполняет функций?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Повторяю – первый половой (извиняюсь) признак государства, это монополия на насилие. Если эта монополия делегируется хоть кому-то, хоть самым святым Данко с горящими сердцами и печенью, это уже признак разрушения государства. Я в дискуссии с одним из деятелей государства говорил - ну такая точка зрения. Он говорил: «А вот Берлинскую стену снесли люди – и как вы это оцениваете, отрицательно или положительно?». Я говорю: « С точки зрения истории положительно, а сточки зрения ГДР отрицательно». Вот после этого ГДР тут же и накрылось. Когда начали сносить эти памятники в прошлом году, накрылся режим Януковича. То есть какие-то такие связи существуют. И сейчас правительство, власть – и это наверное аргумент в сторону их более мягких оценок – всё-таки они ещё только начинают. Им трудно сейчас. Они понимают эти угрозы, тем не менее стихийность правосудия, стихийность силы потихонечку пытаются в русло ввести. Как-то Майдан одолели – ну как таковой, в смысле как посёлок этот на Крещатике. Что-то такое делают, но не всё получается. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Шестнадцать часов шестнадцать минут точное время в Киеве, «Точка Зрения» с Искандером Хисамовым, именно он представляет своё видение происходящего – продолжается. Искандер, вот о чем хотелось бы ещё поговорить. Значит ежедневно проходят суды над бывшими сотрудниками Беркута, и всё это происходит с такими, не очень хорошими явлениями – я имею в виду столкновения в зале суда и так далее. Сегодня у нас в эфире свою точку зрения приводил и адвокат, представитель одного из беркутовцев, и также те, кто защищает права «Небесной сотни», различных людей пострадавших и семей погибших. Тут вот возникает двойственный вопрос, почему судят тех, кто исполнял эти приказы, но мы не видим пока судебного процесса какого-то явного над заказчиками. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Заказчики очевидно далеко, не заказчики, а командующие, они не заказывали. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, кто отдавал команды – для начала. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Да, прямо отдавали всяческие приказы. Они очевидно уже далеко и недоступны, и очевидно хорошо защищены, а бьют по рядовым людям. Которые – ну если перечислять основные категории жертв Майдана, это конечно Беркут в первую очередь. Они попали тогда между молотом и наковальней, они выполняли свои приказы и проявляли жертвенность некоторую – в них кидали горючими вещами и всё остальное. Я убираю все политические оценки. Я представляю себя на месте этого человека, который на морозе стоит со своим щитом против толпы, и после этого его ещё во враги, в преступники, во всякое такое. Это никуда не годится – опять-таки, с точки зрения выживания государства в дальнейшем. Нельзя так с ними поступать. Это цепные псы государства. Вот тогда было государство плохое, они выполняли плохие команды. Но эти псы должны быть. Они должны выполнять приказы не размышляя. Ленин – не Ленин, кого там сносят, кого бьют, депутата или дипломата – должен закон, приказ выполнять.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Кстати, понятно – кто стоял со щитом. А кто стрелял? Кто реально стрелял и убивал?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Я насчёт того, кто стрелял-убивал не знаю, не в курсе. Есть только догадки, то есть такие, которые подбрасываются разными сторонами идеологического процесса. Кто стрелял – это дело мутное. Если будет доказано что кто-то вот конкретно стрелял, и это было незаконно, то есть не в обороне или ещё как-то, то пускай отвечают по закону.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько времени-то прошло с момента чёрных исторических дат – а вот удалось ли милиции как институту государственному вернуть хоть мало-мальское доверие к себе? Полгода назад мы говорили о том, что у украинской милиции дефицит доверия граждан. Это значит, что украинская милиция не доверяет сама себе – они ж тоже граждане. Их больше чем один процент, значит они сами не доверяют себе. А что изменилось? Вот я тут давеча стала жертвой ограбления, в центре города, ограбили мой автомобиль, забрав документы, лежащие там, ну понятно что винить некого, только себя, но это заставило меня понимать что моя частная собственность – автомобиль – вообще не имеет никакого статуса неприкосновенности, туда ожжет вторгнуться кто угодно, и главное что милиция никак меня от этого не защитит. Потому что мне стали давать советы что в моих же интересах вообще не ждать какого-то криминального расследования и всё такое прочее. И что же случилось, задаю я себе вопрос, что произошло за последние полгода?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Пока ничего не произошло. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А произойдёт ли когда-нибудь?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Не знаю. Нужна реформа всех правоохранительных органов, перезагрузка всего государства. Вот сейчас милиция анонсировала реформы МВД. При этом прихватили ещё полномочия разных других ведомств – погранслужбы и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы поняли суть? В чём? 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Там и понимать нечего. Сейчас пока всё дело в заборе функционала. Сейчас Аваков крепкий, сейчас он рядом, а другие немножко послабее, вот он сейчас метит территорию своего ведомства. Это нек потому что он плохой или хороший, это инстинкт любого чиновника – расширить сферы своего влияния. Это инстинкт каждого человека. Я здесь не осуждаю. Но не может быть реформы МВД в отрыве, вне контекста всех остальных реформ, прокуратуры, судов и так далее. Когда кто-то забегает вперёд, я вижу там только бюрократические позывы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отлично. А давайте поговорим вот о чем – дело-то серьёзное, и мы говорим о возможности сохранения государства, а не просто институты государства как таковые. Вот речь Президента, и очень интересная заметка есть в Вогз Юкрэйн, это интересная организация, такое объединение, куда входят очень известные экономисты, профессора по части экономики, кстати сюда входит и профессор экономики Калифорнийского университета, в общем много достойных людей. И эти ребята проанализировали президентскую речь по части упоминаний реформ. Вот какое интересное наблюдение. Итак, мовою оригіналу процитую: «Необхідно проводити реформи» – сорок вісім разів сказав Президент. «В країні, яка називається Україна» - тридцять п'ять разів сказав Президент, «щоб бути ближче до Європи» тридцять один раз сказав Президент, «проте зараз війна» - двадцять дев'ять разів умомянув. Але, що цікаво, узагальнюючи, можна сказати, що пріоритети Порошенка збігаються з інтересами громадськості, це безперечно чудовий знак, однак пан Президент не навів жодних подробиць про те, що і як він збирається реформувати. Він навіть не намітив бодай загальних принципів, на які спиратимуться реформи. Відсутні будь-які дати і строки, крім дві тисячі двадцятого року, коли все буде добре». Но будем ли мы?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: В защиту Президента скажу, что он такую задачу перед собой не ставил. Он объявил только основные направления, проекты, а расшифровка пойдёт дальше.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, а зачем тогда две тысячи двадцатый год? У нас нет понимания того, как этот год закончится, следующий, к чему эти долгосрочные прожекты?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Я думаю, что есть причины. Одна – это бюрократическая. У него есть специальные службы, администрация, всякие центры аналитические, и вот они всё время анализируют и думают – что бы это такое сделать. И видят например – это я так, немножко в шутку – смотрите, а вот там были такие классные проекты, они лежат, вот Мак-Кензи писал, Всемирный банк, это всё Янукович посливал, а идеи-то неплохие, и как раз они вот в таком вот временном отрезке последующих выборов и чуть-чуть подальше. Давайте красивенько сейчас сделаем. Да, работать не надо, все идеи уже есть, все пьесы уже написаны, и сочинять ничего не надо. Вытащи – покажи, вот это вот мы будем делать. Только нужно проявить политическую веру, фигли, продукт уже есть, и можно его во всех подробностях представить. Я сам знаю, что во всех этих проектах существуют очень подробно по всем реформам, по всем этим вещам. Ну во-вторых конечно красивенько эту идею какую-то, что людям мы должны дать смотреть на реальность. Вот мы говорим – двацать-двадцать – значит доживём. Ну по крайней мере Президент уверен что мы доживём, и более того, и уже к этому времени будет по уровню приближаться к беднейшим странам Европы. У нас какие-то цели, какие-то задачи, ничего плохого я в этом не вижу. Конечно, можно было бы поменьше об этом говорить, а побольше о конкретике дела. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но понимаешь, в ситуации, когда Украина попала в положение по сути войны, будем так говорить, можно ли говорить о каких-то ближнесрочных планах и проектах? Вот конкретно – какие мы можем подводить итоги, через полгода, через год, вспомним президента Обаму, который пообещал вывести американские войска из Ирака. Конкретная цель, конкретные сроки. Чёткая дата – две тысячи четырнадцатый год. Значит он выполняет свое обещание. Значит что дальше – Президент Америки обещает закрыть Гуантанамо, но обещание не выполняет – всё, подвергается жесточайшей критике. У нас две тысячи двадцатый год, как будто у нас в Багдаде все спокойно – спи спокойно, дорогой товарищ, что называется. Мы не можем себе строить такие долгосрочные планы.

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Конечно нет. Мы сейчас физически их не можем прогнозировать. Бюджет пятнадцатого года вообще никакой. То есть его нет. Это вот на следующий год – непонятно, какие будет доходы, какие будут расходы, сколько населения будет в Украине, о ком заботиться. Но – я повторяю, можно помечтать, я ничего плохого не вижу в этом. Кто-то, какая-то часть населения призадумается, ага – вот там реформы, и будет считать что Президент об этом думает, о долгосрочных вещах. Знаете, какие планы решения срочных вопросов, если он думает о долгосрочных? С точки зрения политических коммуникаций, пиара, это тоже неплохо. Словом, осуждать бы я это не стал, хотя конечно все ваши сомнения я тоже разделяю. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, ну вот долгосрочные перспективы, реформы, двадцать-двадцать, или пакет «до двадцатого года» - это всё конечно красиво и понятно, всё было представлено, а сейчас очень многие социологи приводят данные, что население недовольно тем что сейчас администрация президента и сам президент многих вещей не объясняет по текущим моментам. Как вы считаете, это преднамеренно всё делается или это просто банальная недоработка? И что касается АТО, и что касается реформ и прочего. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Ну он что-то пытается объяснить, и на той пресс-конференции тоже что-то говорил, да, но коммуникаций не хватает катастрофически, я с этим согласен. Президент должен транслировать сигналы в СМИ, транслировать в массы очень умело работать этим инструментарием – это раз. А во-вторых нужно знать объяснение. То есть не всё он конечно понимает. Третье – он не всё может сейчас сказать. Потому что там на тот же мирный план по Донбассу он столько имеет проблем – он дырявый, да, и объяснять, кто и почему нанёс эту пробоину в план, а кто эту, компромиссы, с кем пришлось принимать какое решение и другое, очень трудно – коридор возможностей Президента сейчас очень узкий, поэтому и говорить ему наверное советники советуют поменьше. Потому что много чего объяснить невозможно. Позицию с Евросоюзом трудно же объяснить, да. Вот подписали соглашение, отложили экономическую часть, а из элиты говорят – с первого дня, с первого ноября будем действовать, а что имелось в виду? Поэтому Евросоюз и принимает такие решения, потому что они же тоже в таких ножницах. Они же видят судьбу Азарова, или даже Януковича. Что вот если ты покажешь какой-то даже минимальную нелояльность вот этой идее, или сомнение какое-то – и на тебе «траш бакет челлендж». С другой стороны понимаешь, что экономические интересы здесь задеваются, трудно это всё, понимаете, с обществом этим работать, общество на грани нервного срыва, всё бурлит, и я не позавидую Президенту. Поэтому ему нужно очень тщательно фильтровать, извиняюсь, слова, и высказываться максимально аккуратно. То же самое касается проблемы газа – с одной стороны Украина боится, жители боятся на своей шкуре, холодно будет, садики замерзнут – я тоже опасаюсь этого. В то же время уважаю стремление Премьер-министра настоять, держаться до последнего и так далее. Словом, и с политикой и с выборами нужно как-то разбираться. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На Радио Вести в программе «Точка зрения» сегодня Искандер Хисамов, и вопросы задаём ему мы, Олег Билецкий и Юлия Литвиненко, и вот мы в предыдущей части вспомнили о падении Берлинской стены, а вот о проекте «Стена» здесь в Украине давайте мы поговорим, тем более что проект «Стена» выполняется, о чем заявляет госпогранслужба. Это общенациональный проект, который имеет такое название, такой статус, «выполняется на определённых планом участках государственной границы в пределах Черниговской, Сумской, Харьковской, областей», сообщают в отделе по вопросам взаимодействия со СМИ администрации Государственной Пограничной Службы Украины. Стало быть, «Стене» быть?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Может быть и быть – но не в виде наверное Китайской стены. Сплошная стена из кирпича по всей границе – сколько там, две тысячи километров, или сколько? Дело на самом деле это печальное, бесполезное, при современных средствах ведения войны это готовится не то что к прошлой, а к поза-позапрошлой войне, ставить укрепления, линию Маннергейма, или ещё что-нибудь такое. В случае серьёзной войны это все не сработает. Психологическое и экономическое значение – негативное для экономики, для Украины, большое, не знаю – может военным что-то там виднее, мне не видны смыслы. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Ну вот – стены не будет, точнее простите – стена будет, но не будет построенного за украинские деньги вот этого Керченского моста соединения

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Ну это вообще смешно сейчас вспоминать. Да конечно, ну - снявши голову, по волосам не плачут. Просто какой-то там пыльный договорчик валялся, из прошлых веков, а сейчас вдруг решили – да, мы не будем. Да ну это смешно. Конечно, как можно – Крыма нет, а мы будем сейчас с русскими строить этот переход. Это просто вот взболтали еще раз какое-то пространство.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Это просто официальная декларация теперь уже

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Ну вот они например могут там какой-нибудь санаторий вместе построить, а сейчас скажут «нет, отменяем». О чём речь, все забыли. Поэтому конечно Керченского перехода Украина-России не будет. Может он будет российский – не знаю. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Смотрите, тут вот с другой стороны есть иная плоскость. Я не о стене сейчас, а об отношениях украинско-российских. Такая, гуманитарная плоскость. Значит, в России за четыре миллиона долларов намерены снять фильм про аннексированный Крым. Ну так чтоб понимали – создатель этого фильма будет тот, кто создавал сериал «Бригада», помним все, да, называться это все будет «Море волнуется». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что, «Бригада» хороший сериал. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, в какой-то степени, для какой-то целевой аудитории. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Я сериалы вообще не смотрю, не знаю, кто его создал. Ну вольному воля – конечно, на темы Крыма популярно в России, тут вот это как раз какая некое исключение из всего, он почему-то в силу разных исторических, психологических, социальных причин Крым вот как-то и работает на сознание россиян. Естественно что политическая элита и культурная снимает свои пенки с этого отношения к Крыму – не всегда рационального, не всегда правильного.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы знаете, то ли в природе что-то, вот как объяснить все эти повороты истории, казалось бы – успешная, педантичная Германия, и вот что повергло весь мир во вторую мировую? С такой же немецкой педантичностью, стройными колоннами пленных - это жуть, а потом спустя десятилетия нация посыпает голову пеплом и до сих пор кается перед миром.

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: А это знаете что? Это как Лик Ван Ю, бывший Премьер-Министр Сингапура, вспоминает как он к японцам: «Я боюсь этой черты японцев доводить все до совершенства, до конца». У немцев тоже. Вот они решили, задачу поставили, вот у них там жизненное пространство, вот у них там раз - еврейский вопрос, два – цыгане, потом славяне, и дошли до абсурда в этой самой своей педантичности и пунктуальности. Другие менее организованные народы – им это не нравится, они не доводят до конца. А вот немцы и японцы доводят все до абсурда. Совершенство – это есть в чём-то абсурд. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А есть ли опасность, что и русские доведут?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Путин в этом смысле тоже опасный человек, потому что он перфекционист, и как он поставил себе задачу, так он и выполняет. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Хорошо знающий немецкий язык и Германию

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Он в этом смысле человек опасный, потому что он очень целеустремлённый, терпеливый, но в то же время у меня есть много данных о том, что не входит в задачи Путина аннексия Украины или порабощение украинского народа. В нынешних условиях это абсолютно никому не нужно, это отягощение для любого государства. А свои задачи, то есть недопущение Украины в семью европейских стран, недопущение вооруженных структур.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А посильна ли эта задача Путину? Потому что мы вот в этой студии говорили неоднократно, что вдруг конечная цель это создание на территории Украины такой картинки ужаса, чтоб неповадно было затеять майдан в России. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Это может быть один из многих мотивов, потому что конечно успешные демократические – или как угодно, бархатные или прочие движения оранжевые или зонтичные, это конечно с точки зрения руководителей таких стран как России или Китай в данном случае – эти примеры нужно отсекать. Во-первых, информационно показывать их незаконность, их чудовищность, моральном и прочем плане, и бесперспективность таких режимов для экономик стран. Это естественно, но ради этого кладут и миллиарды своих бойцов, и ради того чтобы преподать урок только? Нет, не только. Есть и другие мотивы, некоторые из них я назвал. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Вот видите, вместе с тем вы говорите что аннексия Украины в планы Путина не входит. И мы имеем часть аннексированной Россией территории Украины – я о Крыме всё-таки опять. Не совсем совпадает паззл. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Во-первых, Крым имеет стратегическое значение, не только моральное и психологическое для россиян, естественно для рейтингов власти – что очень важно. Это самое важное для современных правителей. Что бы ни говорили об авторитарном режиме, но если он не делает того, что ждут от него избиратели, то скоро этот режим кончится, и быстро. Это первое. Второе, и я здесь верю, что для Путина это база стратегическая во всех событиях, это флот, это ракеты и все остальное. Если бы американский солдат зашёл бы на эту территорию, то безопасность России бы резко упала. В то же время возможно защищать интересы России, что говорят лидеры – «защищать безопасность и интересы моей страны». Вот интересы – это очень широкое понятие. Безопасность – более или менее, а вот интересы уже по другому. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Обратите внимание, Украина, как только что стало известно, расторгла соглашение с Российской Федерацией о совместных действиях по обустройству транспортного перехода через Керченский Пролив. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Ну мы вот сейчас говорили как раз, и моя оценка заключается в том, что это естественно было – они просто зафиксировали это. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, я хотела сказать с точки зрения инициативы – нужно было это сейчас делать?

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Я насколько знаю, это старые какие-то договорённости, которые сейчас просто ликвидировали. А с точки зрения здравого смысла конечно невозможно украино-российское сотрудничество в деле этого строительства. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Триста девяносто-сто четыре-шесть – давайте мы попросим наших слушателей присоединиться к нашему разговору, справедливости ради, чтобы они тоже задавали свои вопросы, есть очень много комментариев, кстати тут есть такой вопрос к вам – нужно ли наказать тех, кто обидел Шуфрича? Вот так прозвучало.

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Конечно, всех надо наказать, кто руки распускает на улицах городов, кто нарушает законы, кто хулиганит – их надо наказывать. Я это сказал и говорю. Шуфрича ли, кого угодно – нельзя. Вот нельзя, даже если он подонок полный, хам и все остальное – бить его нельзя. Только государство может наказывать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть у нас вопрос слушателя, давайте мы попробуем в этом блоке выслушать. 

Галина (Харьков), слушатель: Скажите пожалуйста, вот почему вы о баках и битых физиономиях говорите, что это стихийный порыв народа? А не говорите, что это заказ, за деньги? Создаются препятствия Бойко, Шуфричу, кандидатам в депутаты, и легитимность парламентских выборов будет такая же сомнительная, как и легитимность выборов президента. 

Искандер ХИСАМОВ, гость студии: Я согласен, я просто не стал поднимать этот слой проблемы, но раз вопрос задан всё равно, то я с вами согласен, что во многом эта стихия направляется. Так же как впрочем и те действия по сносу памятника Ленина – это не просто так, именно этого числа именно эти люди собрались. Это все конечно управляется, все координируется, в той или иной степени различными политическими силами, например сейчас по моему представлению тем партиям которые идут с агрессивной или с воинственной риторикой – у них рейтинги сейчас падают, и теряет и радикальная партия, и все – все эти партии за последнее время теряют рейтинги, но им нужны действия, им нужно показать свою эффективность – я не могу связать эти события с мусорными ящиками. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говоря словами известной киногероини – «Это мелко, Хоботов». Хотелось бы, чтобы действия были несколько иного качества, иного толка. Точку зрения сегодня высказывает на Радио Вести Искандер Хисанов, журналист и политолог.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все