СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

На пике событий, 7 октября

На пике событийСавик Шустер: "Нет конфликта - нет ток-шоу"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Программа на пике событий, специальный выпуск. Наш гость – Савик Шустер, он уже в студии. Савик, добрый день.

Савик ШУСТЕР, гость: Добрый день, Матвей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я начну с чего. Во-первых, результаты голосования, которые я вам сообщил, когда мы занимались новостью о вашей программе, что она может по такому-то каналу идти, по такому-то не идти. Поэтому мы дали возможность радиослушателям высказаться по-простому одному вопросу. Не нравится вам передача Шустера или нравится, а простая – вам нужна программа Шустера. Просто, она необходима? Да – шестьдесят девять целых, семьдесят восемь сотых, нет – тридцать целых, двадцать две сотых. Категорическое большинство высказалось, что программа нужна. Мотивировка – говорили разные мнения, он дает разным людям высказаться, это программа, которая дает высказаться. Было замечание, это традиционное для вашей программы, ходят люди первого эшелона, действительно там мы можем послушать первых лиц. Вторая история. Я напомню, что проблема вокруг программы Савика Шустера, это я напоминаю радиослушателям, она заключается в том, что опять возникли проблемы, на этот раз с Первым национальным каналом и появилась информация, что после предвыборной кампании программы на первом канале не будет. Что контракт будет пересмотрен. Наш корреспондент Марина Бердичевская задала вопрос - какова будет судьба этой программы гендиректору национального канала Зурабу Аласания, и вот что он ответил на ее вопрос.

Зураб АЛАСАНИЯ: «Півроку тому попереджав Шустера,  що ми змінимо формат, будемо конкурувати з таким же шоу, але змістовним, але в нас не вийшло, це дуже дорого. Ми таким чином отримувати гроші не хочемо. Цінностні речі нас не влаштовують і ми просто відмовляємся від співпраці. Часу було забагато для того щоб він подумав де він хоче бути, як він хоче бути і так далі. Я не заглядаю в його кухню, це його справи мене це не стосується. Моя справа – щоб цій канал був правильним. Доступ до ефіру тут матимуть всі. Переваг не може мати ніхто. Після виборів ми будемо переглядати цей контракт, а там побачимо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это сказал гендиректор национальной компании Украины Зураб Аласания. Ну, давайте теперь, Савик, начнем, начнем с этой скандальной истории. Просто расскажите, вы же знаете украинский язык и поняли, что сказал он.

Савик ШУСТЕР, гость: Естественно, я понимаю, что в студии происходит.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не, что сказал Аласания.

Савик ШУСТЕР, гость: Я прекрасно понял.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пожалуйста, расскажите, в чем тут дело, чтобы слушатели знали.

Савик ШУСТЕР, гость: Матвей, это такая, понимаете, я не хочу быть скучным, потому что все эти тонкости, детали, они даже неинтересны очень многим людям. Но вот если так пройтись по линейке событий, то во время майдана нас убрали на Интере, мы не выходили в эфир. Двадцатого февраля, если я не ошибаюсь мы вышли на Пятом канале. Потому что нам дали возможность выйти на Пятом канале. Больше чем два месяца мы не выходили. После этого сменилось руководство, даже не сменилось, просто пришла новая власть и подписали с нами контракт на Первом национальном канале. Потом этот контракт еще раз переподписали, уже с господином Аласанией, в общем у нас контракт до первого января. Вот и все. Контракт он такой. Господин Аласания очень своеобразный человек, который в общем то, как он работает менеджером, директором, он где-то заявил публично что у нас ежемесячный контракт. У нас контракт до первого января, и тут все, нет разговоров. Что он говорил, кому он говорил, это все не имеет никакого значения. Вот пришел он ко мне девятнадцатого сентября, я просто помню потому, что это пятница, я пятницы очень хорошо помню. Пришел ко мне в шесть часов вечера, увидел огромное количество народу, потому что наша аудитория уже приехала, сто человек, увидел, ой, сегодня пятница, я забыл, что ты работаешь. Ну, это как бы начальник Первого национального, который самый рейтинговый продукт на его канале, он просто забыл, что он есть. И он мне говорит, что вот у тебя четыре недели. Я говорю, я пока еще не раковый больной чтобы мне давать четыре недели. Дальше все происходило вот как мы в советские времена считали, узнал об увольнении из печати. А у нас еще хуже, я даже из печати не узнал. Позвонили некие люди с Первого национального, которые занимаются программной сеткой, позвонил, телеканал Эра, у которого лицензия с одиннадцати часов до часу ночи. И мы на этих волнах тоже вещаем после Первого национального. Ну это такая история, непросто понять зрителям, что есть Первый национальный канал, а внутри есть телеканал, Эра, который просто независимый от Национального. И канал «Двадцать четыре», которому тоже позвонили и сказали, что в понедельник программы не будет. Им позвонили, нам ни письма, ни звонка, ничего. И вчера вечером, когда я был у вас в эфире, я не знал. Мы будем в эфире Первого национального или не будем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, вы это сказали.

Савик ШУСТЕР, гость: Но мы точно знали, что мы будем на «Двадцать четвертом» канале. Давление на него оказывается со всех сторон, как он сказал, огромное, он не может выдержать. Притом мне он сказал, что ему программа очень нравится, это он мне сказал. Но когда он встречался с нашим генеральным продюсером Павлом Елизаровым, в прошлую субботу он уже сказал, что ему не нравится программа. Понимаете, тут вопрос не нравится – нравится, а…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А давайте мы сделаем, я вас прерву, Савик Шустер у нас в гостях, давайте мы разберем то, что он сказал. У меня есть возможность включать и останавливать. Там некоторые вещи меня заинтересовали, они просто требуют вашего ответа, потому что в немного хаотичном ответе господина Аласания, тем не менее, прослеживаются реперные точки.

Зураб АЛАСАНИЯ: «Півроку тому попереджав Шустера що ми змінемо формат…»

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Как прокомментируете это – пол года назад он вас предупреждал, что будет сменен формат.

Савик ШУСТЕР, гость: Меня он не предупреждал, он это сказал в каком-то интервью, что он готовит какой-то формат свой. У него же мечта быть ведущим. Я понимаю, что человек мечтает, это же не значит, что если ты хочешь быть ведущим значит нужно снимать другого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно, то есть стало типа известно, что будет некая.

Савик ШУСТЕР, гость: Я говорил, пожалуйста, любые форматы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, идем дальше.

Зураб АЛАСАНИЯ: «…будемо конкурувати з таким ж шоу але змістовним, але в нас не вийшло, це дуже дорого».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть не получилось у него.

Савик ШУСТЕР, гость: Да, не получилось у него.

Зураб АЛАСАНИЯ: «Ми такім чином отримувати гроші не хочемо. Цінностні речі нас не влаштовують і ми просто відмовляємося від співпраці».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот смотрите, вот это важно то, что он говорит. Он говорит – ценностные вещи нас тоже не устраивают, ну я тут вставлю фразу поэтому, по всей видимости, господин Аласания это имел в виду, мы отказываемся от сотрудничества. Что имеется в виду под ценностными вещами, какие ценности, которые вы утверждаете в своей программе противоречат Первому национальному каналу Украины.

Савик ШУСТЕР, гость: Матвей, я понимаю столько же, сколько понимаете вы. Слово ценности вообще очень странно звучит в устах господина Аласания. Я думаю, ему надо было бы это слово позабыть. Нас, кого он имеет ввиду, нас, он имеет ввиду меня. Почему он тогда в открытую не говорит: меня не устраивает.  Ну, в принципе он государственный служащий.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит может он имеет ввиду украинское государство?

Савик ШУСТЕР, гость: Может.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Поскольку это государственный канал это не устраивает украинское государство.

Савик ШУСТЕР, гость: Ну, вот тогда я понимаю, тогда если он говорит, как государственный служащий: нас не устраивает,  значит, он говорит, как государственный служащий.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Делаем паузу, у нас просто части по одиннадцать минут, Савик, и я тоже, когда был у вас, мучился во время рекламы, поэтому помучайтесь тут несколько минут и заодно послушаем свежие новости. Радио Вести – радио новостей и мнений. Оставайтесь с нами.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Еще раз здравствуйте, это программа «На пике событий». Специальный выпуск. Наш гость – Савик Шустер. Я напоминаю, что вы можете задавать вопросы Савику Шустеру, он ответит на них в последней четверти нашего разговора. Там у нас будет где-то восемь-десять минут на то, чтобы ответить. Присылайте ваши вопросы на смс-службу двадцать четыре тридцать пять и на сайт radio.vesti.ua. Вернемся к нашему разговору. Савик, как вам кажется. Вот это вот извлечение вашей передачи из сетки первого канала. Вот такое вот срочное, оно связано с чем? С тем, что вы всех приглашаете, или что вы не тех приглашаете, как бы вы сами это объяснили. Понятно, что передача чем-то не устраивает на главном национальном канале. Если бы она всех устраивала, то ее не убирали. Что вы скажете?

Савик ШУСТЕР, гость: Ну я думаю, что микс. Я думаю, что одну из сторон не устраивает, кого сказать вам точно не могу, потому что сам не знаю. Но это могут быть только люди, которые влияют на Первый национальный непосредственно. Здесь есть и ревность, и месть чья-то за что-то. Это смесь.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, вы прямо как в вакууме, не знаете, за что ухватиться. Вы долго здесь, у вас было много перипетий.

Савик ШУСТЕР, гость: Смотрите. Понятно, что во время майдана с точки зрения власти такая программа выходить не может. Это очевидно и ясно. Если такая программа бы выходила во время майдана, и люди с майдана бы приезжали в студию и разговаривали бы, скажем так, Захарченко, к примеру, если бы он нашел в себе храбрость.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду, когда был Янукович.

Савик ШУСТЕР, гость: Да, не может такая программа выходить. Я это понимаю, с точки зрения власти. Поэтому она закрывается, вот так вот бесцеремонно. Сейчас ситуация совсем другая.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас на носу парламентские выборы.

Савик ШУСТЕР, гость: Да, но это же демократический процесс. Мы же идем к тому государству, которое своим устройством, бытом, желает показать такой пример России и Крыму, и Донбассу что здесь будет жить хорошо свободно, можно будет дышать зарабатывать и т. д. По этому пути идет Украина.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, я вам отвечу с намеком. Для того чтобы демократические изменения в стране совершились к власти должны прийти правильные люди которые обеспечат эту демократию, и программа Шустера не должна мешать что бы они пришли.

Савик ШУСТЕР, гость: Я могу полагать, что может быть и так. Совсем не намек. Но если я, глядя вам в глаза говорю, что я реально не знаю. Для меня это, не знаю, гром с ясного неба. Потому что реально это началось в четверг вечером. Вчера в программной сетке Первого национального стоял документальный фильм «Египет». А вышли в эфир мы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С колес.

Савик ШУСТЕР, гость: С колес, да. Мы просто в этом не участвовали, мы идем на Двадцать четвертый – мы идем на Двадцать четвертый. Мы это анонсировали, все это знали, кто смотрит программу и даже не думали о Первом национальном. Мы выходили в двадцать один сорок, до чемпионата мира по футболу. Потом в будни из-за чемпионата мира мы все же убрали, осталась только пятница, мы работали все лето. И потом приехал господин Аласания и сказал: извините, можете ли вы, это было где-то начало сентября, можете ли вы перейти в слот девятнадцать-сорок потому что мне очень нужен слот двадцать один-сорок. Я согласился, это же наш партнер. Да мне неудобно работать в девятнадцать-сорок . Там все новости, Плюсы, Интер, там все. Там конкурировать очень сложно. Очень сложный слот на телевидении. Но, тем не менее, я согласился. Плюс, имея в виду, что рейтинг национального канала в то время – ноль целых две десятых. Представляете, что такое ноль целых две десятых? Начинать с ноль целых две десятых и доходить до полтора – это значит в семь раз увеличить аудиторию в течение одного часа. Это очень трудно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А вы так увеличиваете аудиторию?

Савик ШУСТЕР, гость: Да. И что, он тогда не знал, что у него будут выборы? Он тогда не знал, что у него будут все эти предвыборные агитационные ролики? Конечно знал. Единственное, мы сказали окей, девятнадцать сорок у тебя агитация и пропаганда – верни нас на двадцать один сорок. Нет, поставил документальный фильм «Египет». По каким-то причинам мы вчера вышли в эфир. Сегодня я думаю, мы выйдем в эфир, но сказать на сто процентов не могу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не можете?

Савик ШУСТЕР, гость: Не могу, потому что там все меняется.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну уточним, на Двадцать четвертом вы будете так или иначе. Разговор идет о первом национальном.

Савик ШУСТЕР, гость: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здесь приходят вопросы, которые не в конце нужно прочитать, а сейчас. Олег Федорович, я, правда,  не могу подтвердить, что он написал, Олег Федорович, ребят пишите откуда, пишет: «Президент Порошенко обещал Савику Шустеру о том, что его передача будет существовать. Порошенко в курсе сегодняшней ситуации с Шустером? Он вам обещал, было что-то сказано, вы в курсе?»

Савик ШУСТЕР, гость: Нет, он же даже сказал, вот когда у нас была программа во время выборов президентских, и мы были с ним в формате один на один, как мы с вами сейчас.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы с вами один на один, чуть-чуть тут есть народ.

Савик ШУСТЕР, гость: Он сказал, что, он, перефразировал Вальтера, он сказал, что мне не нравится многое в вашей передаче, но я готов умереть чтобы она была. Правда, он же не сказал, на каком канале. Но вот это сказал Президент Украины сегодняшний.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Собираетесь ли вы, в случае если вас все-таки уберут с Первого канала, написать ему письмо или обратиться как-то к нему.

Савик ШУСТЕР, гость: Я не думаю, он в курсе всего, тем более Президент прекрасно понимает все медиа вопросы, он знает. Единственное, что я сделаю – подам в суд на Первый национальный. Потому что если есть контракт до первого января, если у нас есть контракт с рекламодателями и спонсорами, то это нанесен реальный ущерб. С нами подписывали как с производством. Но они наносят нам ущерб. Не много мы у государства просить будем пять гривен, вполне достаточно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Важен принцип здесь, да?

Савик ШУСТЕР, гость: Конечно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Теперь объясните одну вещь. Почему вы считаете необходимым и важным, чтобы программа выходила на Первом канале.

Савик ШУСТЕР, гость: Совсем так не считаю. Я совсем так не считаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Там что, охват больше?

Савик ШУСТЕР, гость: В этом смысле да, потому что у нас очень плохо измеряются эти цифры телесмотрения, не очень измеряются села, маленькие города. Особенно сейчас все это затруднено. Первый национальный – это легенда, или правда, я думаю, что правда, доходит до сел. Там реально большое количество людей, которые не попадают вот в эти вот измерения, они все-таки программу смотрят. Но я абсолютно не считаю руководство Первого национального, страна, государство, Премьер-Министр,  в конце концов, которому господин Аласания подчиняются, они имеют право не продлять с нами контракт, абсолютная правда. Просто они должны выполнить тот контракт, который они подписали. Вот и все. Никто не просит их с нами продлевать контракт после первого января. Вот я точно не прошу.            

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, у нас еще есть несколько минут до паузы. Объясни еще, пожалуйста, принципы, по которым вы формируете свою программу. Как там появляются те или иные политики, как там появляется та или иная тема.

Савик ШУСТЕР, гость: Ну давайте начнем с темы, потому что это первично. Зависит от того, начинаем мы в девятнадцать сорок или двадцать один сорок. Если начинаем в девятнадцать сорок, то у нас идет программа пять с половиной часов. Пять с половиной часов я смотрю очень много по возможности всяких европейских, американских ток-шоу, которые по длине в формате. Если формат длинный – люди пытаются, продюсеры и редакторы, пытаются менять жанры, чтобы в одной программе были три программы. Вот значит, три темы могут быть, или может быть одна тема. Это в зависимости от выхода в эфир. Если тема одна, то конечно пытаешься брать ту, которая самая важная, самая близкая для людей. И как только выбираешь эту тему, будь это коррупция, будь это люстрация, будь это цены, будь это инвестиции, уже тогда начинаешь подбирать гостей под это. Конечно, любое ток шоу, и это не секрет, любым людям, которые будут делать ток-шоу и будут режиссерами ведущими редакторами продюсерами ток шоу основано на конфликте. Нет конфликта – нет ток шоу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На конфликте, который в жизни или прямо в студии?

Савик ШУСТЕР, гость: В студии. Обязательно должен быть конфликт. Поэтому самые рейтинговые, это я еще по НТВ в России помню, самые рейтинговые программы – это идеологические программы, особенно в России. Украина страна немножко другая. Она более бюргерская, более спокойная. Она не размахивает боеголовками в отличие от России. И тут люди иначе реагируют, но все равно необходимо чтобы обязательно был конфликт.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть присутствие разных сторон, которые непосредственно будут спорить там в эфире.

Савик ШУСТЕР, гость: Да, и это не может быть круглый стол. Это должен быть реально лобовой конфликт, скажем, если вы обсуждаете коррупцию, у вас должен быть человек, который может подозреваться в таком, я могу назвать таких, могу не назвать, достаточно посмотреть некоторые избирательные списки, и человек, который кристально чистый.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: По чьему убеждению?

Савик ШУСТЕР, гость: По его убеждению и общественному убеждению.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А есть такие люди?

Савик ШУСТЕР, гость: Егор Соболев, у него есть некая такая.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Есть такая харизма у человека, она позитивная. Или Оля Богомолец.

Савик ШУСТЕР, гость: Или Оля Богомолец.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте сделаем паузу, я напоминаю сейчас вы услышите новости, после чего Савик Шустер продолжит рассказ о том, как делается его программа, и еще ответит на некоторые вопросы. Я сейчас выберу вопросы, которые в тему, остальные спрошу после сорока пяти минут. Оставайтесь с нами, это радио вести – радио новостей и мнений.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы проведем голосование, потому что здесь Алеся из Киева пишет, что Савик, как мы люди… Сейчас продолжите рассказывать, как делаете программу. Просто я запущу голосование. Как мы люди можем вам помочь сохранить Вашу программу на «Первом», если рейтинг ни о чем не говорит руководству? Я надеюсь, что мы впоследствии пригласим господина Аласанию, он выскажет свою точку зрения послушав, надеюсь, программу с Савиком Шустером, которая сейчас идет в эфире. Мы сделаем простой эксперимент, у нас есть голосование. Вы доверяете Савику Шустеру, как журналисту, как ведущему? Прежде всего, как журналисту – человек, который определяет, какая будет программа, какие будут гости, есть ли у вас доверие к нему? Да или нет? Идет голосование. Савик Шустер, рассказывает, как он комплектует программу. Значит, мы договорились, что Вы рассказали о том, что должен быть открытый конфликт прямо в студии. Дальше.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Благодаря конфликту проявляется, легче зрителю понять истину – это не какой-то такой рассказ сложным языком, на какую-то сложную тему.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, они сами рассказывают все?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: В конфликте проявляется все гораздо более очевидно. В принципе, вы делаете то же, надо правильно смешать – это, как кухня, как готовишь блюда, там все ингредиенты должны быть. Должен быть рассудительный человек.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Среди гостей?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Среде гостей. И очень умный человек, не очень умный человек.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Должен быть?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Обязательно. Потому что человек, который говорит, пропуская не через мозг, интеллект, а прямо через желудок, через сердце, другой орган. Отчасти, я всегда думаю о каждой программе, ток-шоу, особенно пятница, естественно – это некий все-таки театральный, есть в этом элемент театральной постановки. Есть там, ты представляешь себе сценарий, ты представляешь себе сценарные повороты, и под каждый поворот тебе нужен в кавычках актер, тебе нужен тот человек, который повернет именно туда. Так оно формирует.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Поразительно – это я не знал, что даже так делается.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Как в театре, простак нужен.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это тонко. Театр – это прямой эфир, меньше зрителей, но прямой эфир по написанному сценарию, где каждый актер произносит те слова, которые драматург написал. Здесь ты не можешь прописать партитуры, ты не можешь прописать роль. Но ты можешь сделать так, что каждый свою роль исполняет, понимая, что ты хочешь получить в конце.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ведь, у Вас очень часто бывает, что есть такие яркие личности, яркие персоны, которые тянут одеяло на себя, один забивает другого, крик. Я присутствовал на Вашей программе, Вы бесконечно пытаетесь успокоить. Вы говорить Иван Иванович, условно Иван Иванович, что успокойтесь, сядьте уже, пятнадцатый раз Вы говорите одно и то же – это тоже предусмотрено сценарием. 

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Нет. Такие вещи вы не можете предусмотреть, как человек себя поведет в прямом эфире – это предвидеть мы не можем. Вы можете предвидеть… Есть еще один важный элемент нашей программы, я сейчас скажу. Вы можете предвидеть, что как я говорю, что какой-то сценарный поворот. Вы обсуждаете одну тему, вы вбрасываете какую-то цитату чью-то западной прессы, или какого-то российского политика, или украинского политика, или европейского политика, и эта фраза поворачивает, она дает немножко другой ракурс дискуссии. Как человек себя поведет, выдержит он этот напор своего оппонента, они же смотрят друг другу в глаза часто, а часто не смотрят. Что очень важно в нашей программе – это аудитория, это реально вся Украина – это сто человек, это самое сложное в нашей программе. Потому что работает большая группа социологов, в том числе, в Донбассе. Люди подбираются по четырем критериям, мы их привозим в Киев, мы их расселяем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, реально люди?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Очень реальные, настоящие люди.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А экономия? Взять посадить подставных?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Вы понимаете, что тем наша программа отличается от всех программ, которые есть в жанре ток-шоу. Абсолютно отличается. Потому что у нас реально вся Украина. Мы тратим на это очень большие деньги. Я сказал в пятницу, что нам это обходится пятнадцать тысяч долларов, каждую неделю. Потому что мы привозим людей – это поезда, это маршрутки. Раньше мы еще крымчан привозили, сейчас стало невозможным. Работают социологи, они отбирают людей – это все не бесплатно. Люди сюда приезжают, их надо расселить, их надо кормить. Им надо сделать экскурсию. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сколько они пребывают в Киеве? Находятся?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Люди приезжают в пятницу. И те, которые из Днепропетровска или из Донецка, из Донецкой области, то они ночуют, те которые не могут вернуться в тот же вечер. Киевская область возвращается в тот же вечер. Те, которые не могут, то они ночуют, а потом уезжают утром.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю. То есть, тоже траты, организация производства.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Огромная. У нас очень хорошие социологи, у нас большой социологический отдел.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, то, что они крутят ручки, что доверяй, не доверяй, то, по сути, крутит ручки вся Украина?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Вся Украина. Матвей, очень важно. Если перед темой, перед обсуждением темы, я задаю вопрос аудитории, они отвечают так, а потом я говорю, что мы переголосуем после дискуссии, то участники программы понимают, в чем они должны убеждать людей. Тогда есть некая канва, некое русло дискуссии. Тогда программа начинает приобретать реальный сценарий. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я напоминаю, что идет голосование у нас. 
- Я доверяю Савик Шустеру, как журналисту. 
- Нет, я ему не доверяю. 
Некоторые обвинения, которые звучат в Ваш адрес, я их переформатирую в вопросы. Звонит ли Вам как-то из власти, например, говорит, что Савик, ты понимаешь, что такая ситуация, не бери того, отрази то, такие вещи есть?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Конечно. Естественно, что есть диалог, некий диалог с властью, всегда есть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Они звонят, как Вы на это реагируете? Вы выполняете, безусловно, то, что они сказали или вы отлыниваете? 

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Матвей, зависит от времен и ситуации. Сейчас во время войны, реально мы обязаны как-то сотрудничать с властью.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что они конкретно просят Вас или требуют?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Я дам пример. Вы на прошлой неделе, по-моему, в четверг, Вы вели программу из офиса радио Свобода в Москве, и Вы обсуждали темы потому, что заместитель председателя СНБО сказал, что надо с обществом обсудить, какие темы могут быть табу. Люди, которые Вам звонили, единственная реальная тема, которую не надо обсуждать – тема дислокации войск.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Было сказано.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Все остальное мне показалось так.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сами слушатели сказали, что все остальное нужно обсуждать.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Я считаю, что все, кроме дислокации войск, все, что является военной тайной, мы готовы не обсуждать вообще. Не провоцировать людей, чтобы они ее раскрывали. Все остальное подлежит обсуждению. Все, что общество должно знать, оно должно знать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы не ответили. Вам звонит власть, которая говорит, что не бери того или не обсуждай то, или наоборот, что Савик, обсуди то-то, нам интересно. Какого плана было?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Обсуди то-то бывает редко. Всегда более деликатный разговор, чем не обсуди. Говорит, что вы будете обсуждать? Это. Кто будет обсуждать это? Тот-то и тот-то. Может быть, не совсем правду говорит этот человек или не совсем осведомлен. Я тогда говорю, что пришлите человека вашего, который осведомлен.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Присылают?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Обычно, да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если у власти есть просьба, вернее требование изложенное в мягкой форме, то это касается персон, но не тем? Или темы тоже иногда, что это не обсуждай?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Нет. В основном персон, но это редко бывает. Вы меня спросили, я вам говорю, что да. Если я Вам сказал, что нет, то было неправда. Никогда такого не бывает, мы свободны во всех своих выборах тем, и так далее. В выборе тем. Бывают моменты, когда что-то нежелательно с точки зрения власти, я имею в виду не только нынешнюю, а при президенте Ющенко тоже были. Хотя президент Ющенко, с точки зрения, средств массовой информации был гораздо более похож на Бориса Николаевича Ельцина – ему было все равно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы сделаем паузу. Теперь с другой стороны. Важно услышать это из первых уст. Может ли какой-то политик позвонить Вам и сказать, что я хочу сегодня быть на этой программе, потому что считаю, что мое слово там? Савик, хочешь денег, я дам тебе денег, будешь богатым, пусти меня на программу?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Мне лично денег никогда никто не предлагал. Студии, наверное, да. Но мы не берем категорически. Не может быть такого. Политик может позвонить и сказать, что можно к вам прийти на программу, мне сегодня очень важно, для меня. Я выслушиваю аргумент, если это реально очень важно, и страна должна об этом знать, или мы должны об этом знать, и у меня есть такая возможность, то, конечно, я этого человека приглашу. Если какой-то каприз, то нет. Если нет возможности в студии, все, она укомплектована, но я чувствую, что это важно, то мы можем что-то поменять. Если мы чувствуем, что не слишком важно, что это может подождать, то мы ничего не меняем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Можно договориться с Вашей студией, не с Вами лично, о том, чтобы почаще бывать в Вашей программе с целью пиара, своего какого-то человека?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Нет. Нереально. Те люди, которые выступают у нас рекламодателями и спонсорами – это в основном бизнес, это предприниматели. Естественно, что кто-то из наших спонсоров и рекламодателей, которые работают в реальной сфере экономики, которые нас спонсируют, чтобы была такая площадка общественная, на них пошло какое-то неоправданное давление. Если кто-то из этих людей предпринимателей позвонит и скажет, что я могу прийти публично сказать, что налоговая, таможня или то, что времена не изменились – я, конечно, скажу да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здесь большая группа вопросов, связанная с вашей личной субъективностью, слушатели спрашивают, а Ваше личное пристрастие к такому-то политику, представляющего определенные политические течения, или к другому, например, который Вам неприятен, они сказывают на то, что этот чаще, а этот реже?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Лично я - нет. Возьмем пример свежий, актуальный - Олег Ляшко.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Не проблема, как я к нему отношусь. Отношусь я положительно, отрицательно. Мне всегда очень трудно, когда он в студии. Я это ему говорю очень открыто. Мне реально трудно, потому что он забивает всех, он становится ведущим, со ведущим, он задает вопрос, он на них отвечает.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Смешно.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Еще есть один элемент, что не все политики готовы с ним идти в студию, потому что не все политики хотят проиграть на его фоне. Их не слышно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Как Жириновский. Закрикивает. 

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Поэтому я должен иметь это в виду. Поэтому я понимаю, что если есть политики, которые с Олегом Ляшко в студию не пойдут. Я понимаю это и Олега Ляшко на такую программу не приглашу. В этом контексте есть у меня какая-то это не симпатия, антипатия.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду, что выбор Ваш в данном случае, как любовь, или не любовь к присутствующему человеку, носит технологический характер, скажем так, то есть, его свойства натуры, идет он в эту программу, вяжется он или не вяжется, или он может разрушить всю программу, можно так сказать?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Можно так сказать, в общем. Но если мы говорим лично, то я понимаю, что у меня спрашивают мое личное отношение, то, конечно, есть политики, которые более, с которыми более интересно беседовать, чем с другими, мне лично. Конечно, к некоторым я отношусь, я состою в приятельских отношениях, сказать, что каким-то образом сказывается на частоте их приглашений, или моем отношении к ним во время эфира, нет, никоим образом, я так считаю.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У нас идет голосование. Не знаю, что знаете Вы или нет, но к Вашей программе, ее внимательно смотрят, и очень остро относятся. Такое неудачное выражение, но так скажу. На нее очень остро реагируют в Москве? Здесь такой странный дуализм, что в Москве считают, что Вы предатель российских национальных интересов, и давно предали России, в общем, варите здесь украинскую?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Это глупость. Я никогда не был гражданином. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы не поняли. Вы работали, когда-то на «НТВ», все помнят.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: И радио Свобода.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Короче говоря, что Вы антироссийский казачок, которого заслали, который не знает, кто заслал. В Украине все время звучат в Ваш адрес обвинения, что Вы российский, пророссийский. Савик, ты не украинец, уезжай вон отсюда, и так далее. Чтобы Вы сказали всем людям, которые продолжают повторять эту мантру?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: С кого начать?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сколько лет Ваша передача здесь?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Неплохо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С кого хотите. Чтобы Вы сказали России в первую очередь? Тем, кто считает, что кто пришел на передачу Савика Шустера, что тому в Россию уже не ногой?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Я считаю, что есть две России. Кремлевская Россия, Владимир Владимирович Путин и все люди, которые вокруг него – это люди, которые мне не то, что неприятны, они очень опасны. Они не только для меня, для всего человечества. Поэтому я к ним так отношусь, как к очень. Я думаю, что Барак Обама правильно сказал, что есть три стратегические проблемы: терроризм в Сирии и Ираке, есть Путин в Европе и Эбола в Африке.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Расставил по местам?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Да. Есть вирус и вирус.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Чтобы Вы сказали Вашим критикам в Украине?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Украина подписала ассоциацию с Европейским союзом. Больше семидесяти процентов хотят в Европу, жить, как в Европе. В Европе если у человека есть рейтинг и зритель, то он работает в любой стране, и даже в Америке. Канадские ведущие работают в Америке. Американские ведущие работают в Канаде. Французские работают в Кубэке. Кубэкуа работают в Париже – это проблема рейтинга и языка. Если у меня не будет рейтинга, или я почувствую. Я, как футболист, я лучше уйду на пять минут раньше, чем на пять минут позже.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Смотрите результаты голосования. Я задавал вопрос, что доверяете Савику Шустеру, как журналисту? Семьдесят семь точка девяносто семь сотых, что да, доверяют. Двадцать две целые, ноль четыре сотых, что не доверяют. Полторы тысячи проголосовало где-то. Тысяча триста семьдесят шесть человек. Доверие существует. Среди того, что писали. Есть сущностные вопросы, которые я скомплектовал и Вам задал. Есть вопросы очень эмоциональные. Мы готовы протестовать и бастовать за вашу программу, – пишет Юлия из Киева. Другие пишут, что куда выходить, адрес куда выходить, брать ли собой теплые вещи, и так далее, что бы Вы сказали людям по этому поводу, которые хотят защитить Вашу программу?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Сегодня закрыть эфир практически невозможно. Да, он может быть менее доступен. Радио Свобода в свое время была не очень доступна.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Если Вы уйдете с «Первого» канала.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Останусь на «Двадцать четвертом», будем в Интернете.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Деньги будут совсем другие на программу.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Совсем другие.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Люди из регионов не придут. Уже социологическая картина будет другая. Потому что Савик в эфире и два гостя – это нормально, можно в Интернете, кто говорит. В данном случае, что Ваша программа – это такая масштабная история. Надо куда-то выходить или подождем пока выходить?

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Давайте подождем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте подождем. Какая-то финальная фраза радиослушателям, Вашим почитателям? 

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Мы обсуждали сегодня телевизионный эфир, и мне было трудно, потому что мы живем в такие трудные времена. На Радио Вести идут раненные. Мы говорим об убитых каждый день, каждый день цифры, а мы говорим о каких-то чиновниках государственных, которые ведут себя абсолютно беспородно. Я господина Аласанию точно послал бы в окопы АТО, на два дня. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. На этом закончим. Савик Шустер был гостем программы «На пике событий». До встречи.

Савик ШУСТЕР, украинский журналист и телеведущий: Спасибо.

Читать все
Читать все