СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Путин окончательно замкнулся на интересах властной элиты"

"Точка зрения"Калныш: "Власть в Украине потеряла сакральную роль"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шестнадцать часов три минуты в стране. Вкушая вкуснейшую, ванильно-великолепную, венскую булочку я встречаю в этой студии гостя из Вены. Из долгих странствий возвратясь Валерий Калныш сегодня будет высказывать свою "Точку зрения". Как настроение, коллега?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Добрый день. Настроение хорошее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не встречали ли вы Дмитрия Васильевича Фирташа, гуляя долгими вечерами улицами Вены.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Долгими вечерами я там не гулял, я там был буквально два дня. Что касается Дмитрия Васильевича Фирташа, то когда я туда ехал, в Вену, я читал там лекцию и накануне отъезда мне там рассказали одну особенность. Я не знаю насколько это правдивая информация, что Дмитрий Фирташ живет в одном из венских известных отелей, и он там снимает целый этаж. И вот волею судьбы, я просто потерялся буквально за сорок минут до лекции я понял что ситуация какая-то странная. И так получилось, что я оказался возле этой гостиницы. Посмотрел, хорошая гостиница. Лично не видел, врать не буду.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Навестить не осмелились?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Во-первых, у меня было сорок минут, во-вторых, я действительно надеялся, и проводил разговоры с людьми из его окружения по поводу возможно интервью, но как-то не срослось.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как думаете, какова судьба украинских олигархов? Хорошковский, Фирташ, не понятна судьба космополита Коломойского.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я думаю, сейчас все напрямую зависит от того, насколько они будут демонстрировать свою лояльность к действующей власти. Это будет залогом и их сохранения в Украине, и залогом того, что им удастся сохранить свой бизнес. Потому что, как мне кажется, в любом случае олигархи будут в этой стране. Та структура экономики, которая сложилась после распада Советского Союза, привела к тому, что бизнес активы сконцентрированы в руках конкретных людей. Государство даже если бы захотело, оно не может предоставить столько рабочих мест, сколько предоставляют олигархи. Если взять все и национализировать, то я очень сильно сомневаюсь, что уровень дохода тех людей, которые работают на предприятиях, собственниками которых являются олигархи, будут получать соразмерную зарплату. Поэтому с одной стороны мы должны сократить из присутствия в политике и влияние на принятие законов откровенно лоббистских. С другой стороны, мы должны исходить из того, что эти люди дают работу. И найти вот этот разумный баланс можно, конечно, третий вариант, устроить великую французскую революцию, все национализировать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но, у нас какая-то абсолютная персонификация олигархата, потому что олигархи, люди обеспечивающие рабочими местами есть во всем мире, но они у нас возведены если не в культ, то в статус каких-то национальных героев.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Или наоборот, неких исчадий.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Можно и так сказать. Что произойдет? Насколько готово сегодня государство выстраивать с ними особые отношения, или отказать им в каком-то особом статусе. Кстати, о Ринате Ахметове мы уже и не вспоминаем, а мы же понимаем, что часть его активов перешла его российским партнерам. Или не перешла?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я думаю, не перешла, во всяком случае, он еще, когда активно не развивались события на Донбассе, была информация о том, что российская власть предлагала выкупить у него бизнес, даже если не ошибаюсь, называлась сумма в семьсот миллионов долларов. Это с учетом каких-то задолженностей. За все семьсот миллионов долларов. Ахметов, насколько я помню, опровергал эту информацию. Но, если уж говорить о нем, то мне кажется, его влияние вообще минимизируется капитально. Последняя информация, о том, что Сергей Тарута, нынешний глава Донецкой ОГА, человек достаточно близкий к Ахметову, может потерять этот пост. И на его место придет Кихтенко, бывший командующий внутренними войсками, если я не ошибаюсь. Это сводится, конечно, к минимуму, его влияние и на ситуацию. Что касается выстраивания отношений, то нынешнее правительство, во всяком случае, сделало первый подход к снаряду, и были увеличены проценты отчислений из бизнесов, которыми владеют олигархи. Речь идет о добыче угля, транспортировке нефти. И это как бы задевает интересы бизнеса. Роль государства, сильного государства, ставящего во главу угла заботу у гражданах, а не об олигархах, показывает, что в принципе с олигархами надо разговаривать как минимум на равных. Даже не будет плохим явлением, если даже несколько заносчиво и высокомерно, потому что деньги они зарабатывают все-таки благодаря украинскому государству. Речь идет о средствах, которые собираются за счет налогов, и это конечно пагубная практика, но к сожалению украинский бизнес не является прозрачным, и живет не из того, что он заработал, а из того как эти средства в государстве перераспределяются между компаниями.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ваш венский вояж был связан с просветительской деятельностью. Насколько интересными европейскому слушателю оказались ваши лекции? 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Лекция была одна. Она касалась нынешней ситуации в Украине. Дело в том, что, к большому сожалению, я не владею немецким языком. У меня был переводчик и уже потом, когда встреча закончилась, в числе тех, кто слушал, оказалось два парня из Украины. Один из Харькова, другой из Киева. И они говорят, знаешь, когда начинал говорить, то, мы на подобных встречах были, аудитория была настроена очень скептически, пророссийский. Говорят, вроде тебе как бы так удалось это мнение переломить. Там были представители Министерства иностранных дел Германии, Австрии, Министерства экономики.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О чем спрашивали?


Валерий КАЛНЫШ, журналист: Их интересовала люстрация, коррупция, выборы, ну и война, конечно. Их интересовал вопрос, а куда стоит вкладывать деньги? И вообще, стоит ли вкладывать деньги в украинскую экономику? Их опасения понятны. Можно сейчас вложить какие-то инвестиции в восток Украины. Нестабильность, и это признают у нас, что нестабильность очень отпугивает западных инвесторов. Они с опаской на это дело смотрят. Я не получал мандата от украинского правительства на агитацию, поэтому просто рассказывал как оно есть. Я сомневаюсь, что...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А если бы вы получили этот мандат, вы бы утаили что-то, зная вашу журналистскую натуру, Калныш?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, я бы не утаил. Они очень сильно оказались под влиянием российских медиа. Это правда. Украинские медиа в Австрии не представлены, но зато российская история, не надо забывать, что Австрия - это то государство, где десять стояли советские войска, там располагалась западная группа войск. И вот этот флер, в том числе ФСБшный, потому что там располагалась штаб-квартира разведки советской, которая курировала всю западную Европу. Это у них осталось, поэтому влияние на западное общественное мнение Россия выигрывает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слава о канале Ukraine Today...

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Не дошла еще, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По возвращению события, которые вас в наибольшей степени удивили, что это было? Не могу не спросить про скандал в военной верхушке.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я следил за событиями, которые у нас происходили, меня несколько подкосила история с подачей иска Министром обороны Гелетеем против Юлии Тимошенко. Причем не сам иск, а то, что Юлия Владимировна, я так понимаю, Министр будет доказывать в суде, что он не поставлял и не занимался оружия продажей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, он будет доказывать, что Юлия Владимировна не права.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я вот сомневаюсь, что тут интересный процесс будет, потому что с одной стороны лидер политической партии, которая баллотируется, наверняка должен обладать массивом информации, чтобы делать подобное заявление. С другой стороны, если Гелетей собирается доказывать свою правоту в суде, значит, он настолько уверен в том, что этого не было, что готов публичному процессу. Поэтому выяснение отношений по такой вот щепетильной теме накануне выборов, это конечно, разборки в благородном семействе. Это надо отдать отчет себе. А с другой стороны, ну избирательная кампания, как-то она так шатко, спокойно идет себе, без эксцессов. Я повторюсь, и на западе эта тема люстрации очень всех интересует, потому что с одной стороны, когда ты им говоришь, что это очищение власти, они признают это и как за необходимость, но второй аспект, который сразу проявляется в разговоре, не станет ли это очередной охотой за ведьмами, выяснение отношений. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, в Европе ведь неоднозначное отношение к подобного рода законам. Потому что мы уже в этой студии говорили со многими нашими коллегами о том, что многие европейские оппозиционеры были категорически против всей этой истории с люстрацией. В Чехии даже церковь выступала на стороне тех, кого пытались люстрировать.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вот, посмотрим, как оно будет идти у нас. Насколько я слышал, люстрация затронет порядка миллиона человек и надо быть власти готовой к тому, что появится масса исков о защите чести и достоинства, и не только по этому поводу, но и вот эти материальные компенсации, к которым надо быть готовыми. Я вспоминаю две тысячи пятый год, когда Партия Регионов очень активно рассказывала о том, что Ющенко сократил восемнадцать тысяч чиновников, сейчас мы говорим о миллионе человек, которые будут проходить проверку. Готов ли госбюджет выдержать, есть ли деньги, насколько безупречно выписана юридическая сторона этого дела - это конечно большой вопрос. Но, то, что необходимо очищение, что точка входа должна появиться для того, чтобы заменить власть, это необходимо конечно. С другой стороны, я размышлял немножко по этому поводу, несомненный плюс закона о люстрации состоит в том, что власть в Украине потеряла свою сакральную роль. Теперь это удел практически любого человека, кто захочет оказаться во власти. Вот этого трепета перед должностью, такого благоговения перед каким-то начальственным креслом уже нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, но, а как с настроением в обществе? Уважение к человеку госслужащему, вот это, как с этим быть?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это будет уважение формироваться. Давайте я начну с меркантильных вопросов, оно будет формироваться к самому статусу госчиновника, когда сами чиновники поймут, что перед ними закрыт путь для злоупотребления на своем посту, когда планомерно будет развиваться борьба с коррупцией, когда люди...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То уважение вернется само собой.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Даже если оно вернется через страх, я допускаю такую возможность, что сначала люди, которые окажутся в креслах будут бояться, а потом это постепенно переформатируется в невозможность просто явления как такового. Мы знаем, идет, по-моему, двенадцать человек журналистов по партийным спискам. Я знаю большую часть из них. Так вот, один из главных доводов как они сейчас заявляют, независимости от партийной принадлежности, "Мы дорожим своим именем". Когда формируется вот это отношение, что ты оказываешься во власти, и ты боишься за свою репутацию, и ты не будешь совершать какие-то преступные деяния - это первый шаг.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я готова, чтоб к походу во власти были готовы другие общественные лидеры. Не кажется ли вам, что наши коллеги просто обнажают информационный фронт? Потому что, кто будет информировать мировую общественность? Вы же сами сказали, что в Европе не очень хорошо понимают, что происходит в Украине, хотя прекрасно знают каждый шаг российских властей.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Давайте изначально, во-первых, уход двенадцати человек в политику - это не большая потеря для журналистики. Потому что, журналистов у нас много, это хорошая площадка и возможность для тех людей, которые находились в тени или только учились, сейчас раскрыться во всей своей красе. Ведь на этих двенадцати людях свет клином не сошелся, и плоха была бы та профессия, которая держалась бы только на вот этих апостолах - двенадцать человек, которые пошли в политику. Ок, некоторые из них перестали быть журналистами задолго до появления в партийных списках. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, да, во всяком случае, это честно, если уже ты стал общественным лидером, конечно да.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это некая эволюция, пусть она будет. Но, то, что в стране есть журналисты, и они появятся и это станет толчком для роста нового поколения журналистов - это, несомненно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что будет происходить, все-таки русскоязычных медиа в Украине достаточно, вопреки тому, что говорят люди из Кремля. Как вы думаете, насколько будут популярны русскоязычные медиа в Украине?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Они будут. Когда я был главным редактором "Коммерсанта", вот это была большая проблема. Поймите, качество журналистики не формулируется и не объясняется языком. Хорошую журналистику можно делать на русском языке, на татарском языке, на украинском языке. Качество журналистов не объясняется тем языком, на котором они говорят, это объясняется качеством их материалов. Есть газета Kyiv Post, которая выходит на английском языке, материалы которой цитируются в украинской прессе в переводе. Если тебя читают, уважают и твоя информация подтверждается, Бог с ним, пишите на китайском языке, и вы найдете свою аудиторию. Те, кто пытается делить СМИ по принципу языка, изначально не понимают, и не признают, что правду можно говорить на всех языках. И отношение к этому наболевшему языковому вопросу - это просто искусственная история, поэтому пусть пишут на каком хотят. Если они будут писать на русском, значит, будут пользоваться популярностью. Это выбор каждой редакции и каждого журналиста. В сегмент русскоязычной прессы реклама идет охотнее, это факт, даже не смотря на патриотизм. Возможно, это объясняется большим количеством русскоязычной прессы. Это большая проблема, и ее надо решать не за счет просто рядового читателя, слушателя, зрителя, а за счет государства. Если государство заточено на то, чтобы поднять статус украинского языка - вкладывайте деньги в украиноязычные СМИ. И тогда уже те, кто пишет на русском языке, будут задумываться, может и правда стоит перейти на украинский язык. Россия финансово помогает СМИ российским, которые выходят на русском языке в странах вне России. Украина помогает финансово тем СМИ, которые выходят на украинском языке, скажем, в Болгарии? Сомневаюсь. У меня, во всяком случае, такой информации нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот смотрите, что происходит еще, МИД Российской Федерации взял под свое крыло газету "Вести". Слышали об этом?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, слышал. Ну, это решение МИДа России.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: МИД России заявляет, что в Украине ущемляют газету "Вести". Об этом заявил на брифинге представитель Министерства иностранных дел РФ Александр Лукашевич. Как известно в адрес представителей, ну, тут упоминается еще и некоторые политические силы, но это темы другая. Он заявил, что в Украине преследуются украинские СМИ, в частности, газета "Вести". Видите, как Россия защищает украинские СМИ. Это так звучит. Что это?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Начнем с того, что я не думаю, что это положительно скажется на газете "Вести".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А положительно ли это скажется на украинских властях? Кто дал повод России говорить о том, что якобы украинская газета ущемляется? Такие проблемы были у газеты "Вести".

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, я наслышан. Кто дал повод не знаю, потому что, возможно украинское медиа-сообщество, включая власть, по-своему трактовало какие-то заметки, которые выходили.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но любая война с любым медиа - это всегда проигрыш. Объявлять войну медиа - это значит подписать просто смертный приговор себе.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Конечно, причесывание под одну гребенку - это не справедливо, неправильно и не выгодно вообще никому. С другой стороны, если у государства есть обоснованные претензии, то они должны быть сформулированы в какие-то конкретные дела. Если этих дел нет, значит, нет и прецедента, нет и повода, за что ущемлять. Если играть по-честному - тогда да. Но, возвращаясь к этому заявлению, ведь мы прекрасно понимаем, как начнут трактовать в Украине вот это заявление. Что тем самым МИД подтвердил пророссийскость

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, я думаю, на самом деле... Есть хорошее латинское выражение: умному достаточно. Вот я думаю, что как раз никакой большой реакции не будет, просто для всех, и для украинских медиа, и для украинских властей есть возможность сесть и обсудить. Потому что все это часть государственной политики.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, бороться с журналистами - это в любом случае не правильно и это не честно как минимум, потому что у государства есть карательные органы, которым журналисты не могут противопоставить практически ничего кроме своего слова.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть мнение одного из наших слушателей: "Поднимите тему валютных кредитов. Триста суицидов среди представителей благополучного среднего класса. Помогите людям, борющимся за крыши над головой". За эти полгода отсутствия реформ и решений - это на поверхности, кажется, они достаточно популярны и быстро бы заполучили доверие украинские власти, пойди они вот таким путем. Ипотечные кредиты, все эти риски, связанные с курсом гривны. Почему не делает украинская власть, что она выжидает?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Давайте начнем с того, что высокий курс выгоден тем, кто экспортирует товары, олигархам, про которых мы говорили в самом начале программы. С другой стороны, государственная политика не предусматривает интересы конкретных людей. Если у какого-то условного Петрова валютный кредит и государство играет на повышении курса, и тем самым больше зарабатывает гривен, и больше выбрасывает гривен на внутренний рынок, то интерес отдельного индивидуума не играет никакой роли. Это государственная политика, здесь другого не будет. Я как-то общался с одним представителем Нацбанка, и вот он сказал, что "поначалу, когда курс перешел десять гривен, я абсолютно искренне верил в необходимость такого шага, но когда он перевалил за тринадцать, я понял, что это просчеты руководства Нацбанка, конкретно главы Нацбанка Валерии Гонтаревой, которая, по мнению моего собеседника, оказалась недостаточно волевым и жестким человеком, который мог бы удержать курс доллара. Это не Алан Гринспен, глава Федеральной резервной системы США, которому удалось погасить взрыв от мыльного пузыря доткомовского, так называемого. Но, есть вариант, опять же этот вариант всегда реализуется в нестабильных экономиках, когда люди начинают массово отказываться платить по кредитам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, в Британии же была большая проблема, когда все заемщики вышли на улицы с транспарантами "Не могу платить, и не буду".

Валерий КАЛНЫШ, журналист: И тогда государство окажется перед необходимостью либо возвращать и рассчитывать кредитные проценты по той ставке, которая была на момент заключение кредита, или же наполнять ликвидностью банки, или же прощать эти кредиты и объявлять местные дефолты. Это все будет зависеть от того, насколько много у нас людей осталось с валютными кредитами, во-вторых, когда дойдет вот эта точка кипения. Потому что я ожидал гораздо большей общественной активности, когда курс полез вверх, но я так понимаю, что в виду того, что последние несколько лет государство абсолютно честно и справедливо с точки зрения государства выводило доллар из игры на украинском рынке, переводя все операции в гривну. То количество вот этих людей существенно сократилось, и как я понимаю, этих людей не достаточно для того, чтобы либо обвалить банковскую систему, либо даже громко заявить о своих проблемах для того, чтобы они были решены.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть вот такой вопрос - "Хотелось бы услышать ваше мнение по поводу отмены запрета на поставку иранской и канадской нефти, а также закона Ротенберга, по которому обычные россияне должны платить за арестованное имущество российских олигархов за рубежом".

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Про канадскую и иранскую нефть я ничего такого серьезного не скажу, потому что я не совсем в теме. Когда сегодня утром я прочитал, что цена нефти снизилась до восьмидесяти восьми долларов тридцать центов за баррель, я понял, что вот это как раз тот звонок громкий для России, поскольку в госбюджете РФ предельная цена при которой можно зарабатывать на поставках и добыче нефти - девяносто долларов за баррель. То есть теперь они начинают работать себе в убыток. Это что значит? Это значит, что будут меньше поступления в госбюджет России, начнутся перебои с выплатой соц. пособий, зарплат, пенсий, и, если уж совсем так экстраполировать эту ситуацию, Россия будет вынуждена отвлекаться на свои проблемы, и все вот эти игры в поддержку сепаратистов и боевиков, Крым, отойдут на второй план и, в конце концов, я думаю, они откажутся от вот этих имперских игр. С другой стороны, вот тот закон, по которому арестованное имущество будут компенсировать за счет денег налогоплательщиков российских - это конечно колоссальных плевок в душу простого российского человека, поскольку с какого такого перепуга житель Костромы должен покрывать за счет своих налогов какую-то виллу в Ницце какого-то российского олигарха. И это еще один толчок для нестабильности социальной в самой России, которая может привести к тем же самым последствиям. У меня такое ощущение, что Путин окончательно замкнулся на интересах властной элиты и не думает о простых гражданах и живет в каком-то таком своем мирке, где есть его приближенные, есть большие финансы и капиталы, а российский человек используется только как средство для добычи этих капиталов. Это крайняя степень незаботы о своих людях, поэтому... Если откровенно, нам это на руку, потому что это отвлекает внимание от Украины, ослабляет Путина в его планах относительно нас, и, в конце концов, денег может просто не хватить на все эти военные операции, поскольку они потребуются для решения внутренних вопросов самой России.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас есть минутка, мы успеем еще один телефонный звонок принять. Алло, здравствуйте. 

Слушатель: Добрий день. Це Олексій, Дніпропетровськ. Я хочу вас привітати з тим, що МЗС Росії Путіна взяли вас під своє крило, що вони про вас турбуються. Це класичний випадок, скажи мені хто твій друг, і я скажу хто ти. Я вас просто вітаю. І така сама ситуація із радіостанцією.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Зачем вы тратите время на нашу радиостанцию? Мне всегда интересно. Украина конечно удивительная страна.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Есть люди, которым очень нравится просто пнуть. Ну, спасибо большое за пожелания.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Выключите нас, не теряйте на нас времени вообще, не звоните нам, пожалуйста, никогда. Я все-таки надеюсь, что здравый разум восторжествует. Я вот когда сказала, что умному достаточно, вот после прочтения этой новости, я очень надеюсь, что каждый там увидит свое, и мы действительно поймем, кто есть кто.
Вот философский вопрос - "Выиграем ли мы войну, если будем радоваться, что у соседа хата горить і палає?", "Не обращайте внимания" - поддерживают нас слушатели из Киева. "Странно, такой человек может к вам дозвониться, а я не могу". Ну, всяко бывает. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Здесь же нет премодерации звонков. Да, Юлия?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кстати, одна из немногих радиостанций, у которых нет.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вот я скажу, пока Юлия читает сообщения, под левой рукой у нее есть такой монитор, шесть каналов и она на любую кнопку клацает, и человек сразу оказывается в эфире. Ну, да, вот люди звонят...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: "Как вы думаете, санкции против России", - такой вопрос есть у нас, - "которые бумерангом бьют по Украине, рынок которой завязан на российском рынке, не приведут ли к тому, что Украина раньше России получит дефолт экономики?"

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, это уже просто там слова, точка зрения в данном случае, моя. Речь идет вот о чем, за время войны мы потеряли порядка тридцати-сорока процентов российского рынка, но в ответ для нас открылся рынок европейский. Вот сегодня была новость о том, что Украина будет экспортировать кондитерские изделия и мясопродукты в страны ЕС. Вот этот торговый баланс, когда какой-то одни рынок проседает, а другой рынок наполняется продуктами, он соблюдается. При этом европейский рынок богаче и приносит средств гораздо больше чем российский. Не надо забывать, что потеряв российский рынок, мы не потеряли рынок Белоруссии и Казахстана, куда наша продукция по-прежнему поставляется, за нее по-прежнему платят деньги. Поэтому санкции, я не согласен с формулировкой, что они бьют бумерангом, потому что пока эти санкции, прежде всего, бьют по России, а не по нам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, мы вспоминали бизнес-форум, который прошел в России и вы слушали здесь в одной из наших программ выступление Германа Грефа, который сорвал аплодисменты, когда сказал "Я даже готов отказаться от того, что я не буду употреблять в пищу" и так долго подбирал, от чего же он готов отказаться, но так и не смог.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Кстати, тем временем, что называется рояль в кустах, я вот новость открыл от Интерфакса, еще до того, как мы начали вести дискуссию. Итак, читаю - "Россельхознадзор разрешил поставки мяса крокодила с Филиппин". Это будет замороженное мясо крокодила. Так что сала меньше стало, зато станет больше крокодила.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, с филиппинцами дружить россияне тоже будут точно так же как и с китайцами, потому что россияне в список друзей зачислили китайцев, а отношения с украинцами и немцами у них испортились. Об этом свидетельствуют результаты опроса проведенного всероссийским центром изучения общественного мнения. Согласно результатам, соответственно возросла доля тех, кто отмечает крайне напряженные отношения России с Украиной.
Согласно результатам, рейтинг врагов с беспрецедентно высоким результатом возглавляет..." Кто?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ну, понятно, это мы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не, ну поскромнее надо быть. Америка.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ну, США, конечно. Дело в том, что здесь Россия скорее набивается в друзья к Китаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О, как рискует Россия.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Понятно, я не буду вдаваться в подробности всех этих территориальных вопросов по дальнему востоку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Знаешь, есть хорошая у Вячеслава Бутусова "если ты пьешь с ворами, опасайся за свой кошелек".

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, давайте вспомним, чем заканчивались голосования в Совбезе ООН, когда ставились резолюции по Украине. Китай воздерживался. Он с одной стороны не занимал проукраинскую позицию, но он и не занимал пророссийскую позицию. Он последовательно воздерживался в поддержке или не поддержке этой резолюции. Конечно, России надо заручиться дружбой с Китаем, но насколько сам Китай готов принять в объятия Россию и говорить с ними на равных. Это большой вопрос и я думаю, что ответ на него в пользу самой России.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть тут вопрос по поводу НАТО или телефонный звонок.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Можем успеть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день.

Слушатель: Добрий день, це знову я.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: О, здрасьте.

Слушатель: А чому ви кладете трубку? Ви запитуєте, чому я до вас дзвоню, а самі кладете трубку. Я вам зараз поясню.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Давайте.

Слушатель: Пояснюю, що я взагалі не розумію, на яких підставах радіостанцію "Вести" можна вважати українською. Дивимося, Сакен Мурзаев - громадянин Росії, «Эхо Москвы»; Матвій Ганапольский - громадянин Росії, Эхо Москвы; постійний експерт Євген Кісельов - громадянин Росії; постійний експерт Искандер Хісамов, який підтримує терористів, громадянин Росії.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Извините, вам шашечки, или вам ехать? Вам содержание или кто его произносит?

Слушатель: Ганапольський, тому що він росіянин, від дозволяє собі ображати українців за національною ознакою.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: А вы сейчас чем занимаетесь? Вы же сейчас как раз именно по национальности оскорбляете. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А як вас звати?

Слушатель: Мене звати Олексій Мазур.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: От послухайте, шановний Олексій Мазур, українська ця станція лише тому, що ви Олексій Мазур, громадянин України маєте право зателефонувати і сказати все, що болить вам на серці і на душі. Я дуже вдячна.

Слушатель: Ні, не маю, тому що ви відразу, як я начинаю критикувати, то Ганапольський і ви відразу перериваєте зв’язок. Я не маю право висловити своє видіння тим...

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Но, вы же здесь. Нет, это шизофрения.

Слушатель: Ви ображаєте українців, ви порівнюєте, як Ганапольський, їх з нацистами за те, що ми бойкотуємо і маркуємо триколором російську продукцію. Він каже що так тільки євреїв в гетто нацистських маркували зіркою Давида....

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пане Олексію, а чим ви займаєтеся?

Слушатель: Ганапольський - це ліберальний журналіст...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я мечтала психотерапевтом работать.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: У Матвея будет сейчас возможность...

Слушатель: А Искандер Хисамов виправдовує постійно терористів і захищає їх. Та ви проросійські, вам не може бути місця в українському ефірі, і гроші Курченко ви відпрацьовуєте. І ганьба Калнишу, що йому гроші не пахнуть. Ви згадуєте слова Бутусова, так у нього є ще такі слова - "Если ты выдернешь волосы, то ты их не вставишь назад". Оце про Калниша. Подивіться на його зачіску.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Давайте на личности перейдем, я даже объясню, почему такая прическа.

Слушатель: А вы, шановна Юлия...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, послушайте сюда, дорогой мой Алексей Мазур, это было бы действительно смешно, если бы не было так грустно. Для того, чтобы высказывать свое мнение, нужно научиться слушать других людей. Потому что плох тот солдат, который не мечтает быть генералом, но не умеет также командовать тот, кто, к сожалению, не умеет подчиняться. Знаете, без обид, спасибо что позвонили, и с таким завидным постоянством слушаете нас и цитируете нас. Наверное это и есть ваша профессия - слушать, но профессиональный слушатель -это тоже звучит гордо. Вот, что я вам скажу, слушайте нас и дальше, мне кажется это невероятно полезно для вас. Я безмерно благодарна Валерию Калнышу, за то, что вы нашли время пообщаться и выслушать наших слушателей. Звоните нам, мы будем рады всем. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Спасибо, я думаю, сейчас Ганапольського час, и вот сейчас у него будет возможность поговорить. Но, в любом случае, ну, да, я лыс.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пусть это будет вашим единственным недостатком. До скорой встречи.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Спасибо.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все