СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Единственный способ победить прошлое - слепить человекообразное настоящее"

"Вне контекста"Война с памятниками

Стенограмма эфира "Вне контекста" на Радио Вести

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Здравствуйте, поговорим сегодня о шумной новости, чуть ли не ежедневно появляющейся в новостных лентах. Точнее так, новость как всегда станет поводом для разговора.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Говорим о взаимоотношениях людей и памятников. У нас в стране происходит то, что уже назвали Ленинопадом, но это не первый случай в истории сложных отношений людей и монументов. Мы хотим вам сегодня вот какой вопрос задать. Нужно ли, по вашему мнению, ввести мораторий на установку памятников? Мне вот, например, очень не нравятся все те памятники, которые последние двадцать лет, в моем родном городе Киеве, разные мэры ставят. Я бы вот выступил с такой инициативой, чтобы лет на десять вообще ввести мораторий на установку памятников. Если вы считаете что такой мораторий нужно ввести, звоните нам по телефону ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если против - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два, а так же присылайте ваши смс, если они будут в тему, и не анонимными, мы будем их зачитывать в эфире. А пока послушайте первую подготовленную для вас историю. 

Справка Радио Вести: В тысяча девятьсот седьмом году выступая на заседании третьей думы, депутат Федор Родичев, осудил военно-полевые суды, а виселицы назвал «столыпинскими галстуками». Петр Столыпин вызвал Родичева на дуэль, которая, впрочем, не состоялась, а вот выражение «столыпинский галстук» осталось. В революционном семнадцатом, тот самый галстук накинули на шею памятника Столыпина, в Киеве, церемония была обставлена как суд. Обвинитель обвинял, адвокат защищал, а после был вынесен приговор - повесить. По иронии судьбы, в тот самый день по дороге в эмиграцию, в Киеве оказался бывший депутат третьей думы Федор Родичев, о чем он мог думать стоя среди многотысячной толпы, то ли мысленно просил прощения, то ли наоборот, получал окончательную сатисфакцию. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Да, Столыпину с Киевом и правда не везло, один раз застрелили, второй, повесили. Но, собственно, Столыпин не исключение, валили все памятники царского режима. Какое-то время, например, не знали что делать с памятником Александру Второму, вроде как отменил крепостное право, и вообще царь реформатор. Поэтому закрывали щитами, и так в Ростове на Дону, в деревянном саркофаге, простоял Александр Второй до тысча девятьсот двадцать четвертого года, а потом спохватились. Реформатор, не реформатор, царь он и есть царь, свалили. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати в Киеве тоже был Александру Второму памятник, и он, если я не ошибаюсь, до сих пор хранится во внутреннем дворе музея русского искусства. Мы студентами ходили на него смотреть. Вот такое отношение к памятникам мне кажется наиболее правильным, не нужно их уничтожать, разбивать, их можно просто демонтировать, и в другом месте выставить. Кстати вот, нашей теме сегодняшней, целый номер посвятил девяносто пятый квартал, мы хотим вас немножко познакомить с этой штукой. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну, вот знаете, если бы памятник Ленину, и прочих товарищей сносили двадцать три года назад, это, по крайней мере, было бы понятно. Новая независимая страна говорит «нет» тоталитарному прошлому, и собственно устремляется в светлое будущее, конечно при условии, знания куда идти, то есть направления пути. Вопрос мне кажется не в том, что тогда не разрушили, не сломали, и прочее. А в том что эти двадцать три года как раз были временем для того что бы определиться, понять кто мы и зачем. Двадцать три года время незначительное, например, чтобы построить материально благополучное государство, но достаточно, чтобы самоопределиться. И вот здесь, для меня лично главное, во всей этой истории, как могло получиться, что страна систему координат которой по сути определил поэт и художник Шевченко. Страна, которая воплощалась в слове Евгена Плужника, Василя Стуса, и Венграновского, оказалась сама по себе. А ее поэты, классические поэты, художники, мыслители, сами по себе. То есть Украина, явленная в звуке и смысле, оставалась невостребованной. Это знаете как с расстрелянным видродженням, у меня все время ощущение большой могильной плиты и сверху лежит пластиковый цветок. То есть получилось, что все эти двадцать три года Украина жила политикой, иллюзией всех и каждого подключенного процессом, идущим в стране, а на самом деле это была параллельная реальность, или шоу, подмена. Так что вопрос не в том, какие памятники еще не разрушили, а кого не окликнули. Кого не забыли, кого попросту предали, предали своих писателей, ученых, художников. Предали, поскольку забыли. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И вы знаете, эта история с памятниками, она вообще заставляет задуматься, о том чего стоит в Украине, например Президентский указ. В свое время указом первого Президента Украины Леонида Кравчука, все эти памятники Ленину, которые нынче разваливают, они должны были быть демонтированы. Был указ Президента Кравчука, Ющенко, было распоряжение Кабинета Министров Тимошенко, о том, что нужно эти монументы демонтировать, почему, никто этого не сделал, большой вопрос. Как вообще работают указы, и законы в нашей стране, можно все что угодно подписать поставить печать, и ничего. Ждать пока некие люди, там добровольно, на свой «холопський розум» эту проблему решат. Разрушение, уничтожение – это, безусловно, не решение проблемы, на мой взгляд. Потому что понимаете, если мы что-то разрушим, вычеркнем, не захотим о чем-то знать, это не значит, что мы осознаем свое прошлое. Все, что было в нашем прошлом имеет смысл осознавать. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вообще нужно понимать, мне кажется, что памятник вообще невозможно победить, только сломать можно. Но это едва ли победа, над кем, и над чем? Над камнем разве что. Вот смотрите, на дворе две тысячи четырнадцатый год, мальчишки, которые валят Лениных, смутно понимают вообще кто этот дядя. Что до людей старшего поколения то они за двадцать три года благополучно подзабыли, вот сейчас как раз и вспомнили. Последние полгода Ленин не сходит с центральных полос газет, в новостях, Ленин в блогах в одноклассниках, на Фейсбуке, такой популярности у вождя мирового пролетариата не было очень давно. Так что это очень сомнительная победа, на мой скромный взгляд, а главное, бороться можно с идеей, идеологией. А с какой идеей мы сейчас боремся, с революции в отдельно взятой стране, что ли? Ну это же абсурд, верно? 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Так вот дело в том, что мы не боремся как раз с Ленинской идеей, к сожалению. Потому что как раз сокрушение памятников, разрушение памятников истории архитектуры, это как раз Ленинская была позиция. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Да, это большевизм. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это есть большевизм на самом деле. Когда взрывали соборы, сбрасывали колокола, уничтожали памятники. Это как раз большевистская позиция. И в данном случае, во всех этих прецедентах обрушений памятников Ленина, торжество Ленинского дела происходит. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Безусловно, и тут еще одна штука есть, понимаете, Ленин понятное дело, мягко говоря, не святой. Но когда борются с Лениным, или думают что борются с Лениным, борются скидывая памятники, на самом деле все эти эмоции апеллируют, как правило, все-таки к Сталину. Так получилось, что Сталина нет, слава Богу, очень хорошо, что нет его памятников, монументов его памяти к счастью нет. Во всяком случае, в Украине, тем не менее, это апеллирование скажем к Сталину, как ни странно через скидывание Ленина. Это мне кажется, тоже окликаете еще одну темную силу. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Что собственно мешает нам, посмотреть на собственную историю спокойно? Вот один из важных вопросов. Ведь, если мы что-нибудь разрушим, вычеркнем, не значит, что оно исчезнет, это какой-то достаточно инфантильный детский подход. Относиться к своей истории, стоит без эмоций, стоит действительно ее изучать. В этой истории хотим мы или нет, да, определенную роль в истории Украины серьезную роль сыграл Ленин, и то, что с ним связано, то, что называется Советским Союзом. Просто это просто зажмурившись, представив, что этого нет, мы не решим вопрос. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Безусловно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И, на мой взгляд, безусловно, те вещи, те памятники, которые действительно можно назвать памятниками, потому что не секрет, что в СССР огромное количество разных истуканов создавалось фабричным способом и очень много изваяний вождей. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Сколько людей обогатились, это же целый конвейер производства всяких монументов. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очень много, из этих монументов действительно типовых, не имеют никакой художественной ценности, но если мы вспомним Ленина харьковского, то он действительно был памятником местного значения. Он официально был признан таким. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну и киевский Ленин тоже был сделан не кем-нибудь, а Меркуровым. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Более того выставлялся на международных выставках, и безусловно место таким монументам, на мой взгляд, конечно же в музее, а не иначе. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Безусловно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте прервемся, а потом продолжим этот разговор о взаимоотношении людей и монументов. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Сегодня мы предлагаем вам ответить нам вот на какой вопрос. Нужно ли ввести мораторий на установку памятников? Честно вам скажу, это именно мною сформулирована проблема, потому что построили за последние годы, за годы независимости в Украине. То как переделали Майдан Независимости, то безобразие, которое называется памятниками Пилипу Орлику, например, если вы пойдете на улицу, названную его именем увидите непонятную кучу которая почему-то называется памятником Пилипу Орлику. И много прочей самодеятельности, всякий мэр. Кроме того другие деятели почему-то хотят осчастливить города Киев и другие, некими монументами, может быть нам действительно стоит остановиться. Потому что за двадцать три года, мы еще не слишком осознали, кто действительно наши герои. А с другой стороны в двадцать первом веке стоит задуматься, нужны ли герои? Может быть, как-то стоит по-другому на эти вещи смотреть. Давайте послушаем следующую историю и вместе подумаем на эту тему. 

Справка Радио Вести: Пережив землетрясение, и нашествие Чингисхана, Бамианские статуи Будды благополучно дожили до двадцать первого века, пока не попались на глаза лидеру талибов Мухаммеду Омару. «Серьезный человек сказал, Бог един, а эти статуи поставлены для поклонения, что ошибочно, они должны быть разрушены, что бы не быть объектом культа ни сейчас, ни в будущем». Работа закипела, сперва по статуям ударили из артиллерии, но статуи держались, тогда были задействованы противотанковые мины, и взрывчатка. Вскоре в Национальном музее Кабула, талибы организовали день открытых дверей. Все сорок статуй буддийского периода были уничтожены. «Были еще птички» срывающимся голосом спросил журналист. «Почему были, есть птички», отвечал талиб. И вправду все фигурки птиц были на месте, вот только без головы. Когда в музейную комнату зашла журналистская группа над единственной уцелевшей птичкой, колдовал человек с ножовкой. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вот дело не в религиозном фанатизме мне кажется. Муфтий Египта призывал талибов отменить свое решение, заявив, что присутствие статуй не запрещено Исламом. Но здесь другая варварская логика, людей не жалеют, чего камни жалеть. А вот позиция ЮНЕСКО мне лично не совсем понятна. Четырнадцатого марта две тысячи одиннадцатого года, стало известно, что ЮНЕСКО не будет восстанавливать статуи Будды. Сославшись на то, что финансирование достаточно серьезное, уйдет от восьми до двенадцати миллионов долларов. Но даже не это главное, аргументация такая, больше на половину Будда будет состоять из нового камня. Нам следует подумать о публике, вот слово публика в данном контексте не совсем уместно, которой не нужна подделка, ей нужен подлинник, а подлинные статуи разрушены. Заявил тогда помощник, генерального директора ЮНЕСКО по вопросам культуры. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С ЮНЕСКО была интересная история, связанная с Киевом, в начале девяностых годов, когда у нас была волна возрождения духовности. Об этом модно тогда было говорить. Верующие одного из многочисленных православных патриархатов захватили колокольню Софии Киевской, начали требовать, чтобы Софию вернули церкви, начали звонить в колокола, и это спровоцировало достаточно жесткую реакцию ученых украинских. Они в том числе, поскольку София охраняется ЮНЕСКО, она является одним из памятников мирового значения вовсе не только украинского, и вовсе не только церковного. Ученые тогда сказали что использование храма Софии Киевской как храма, оно может просто привести к уничтожению фресок и мозаик, которые там находятся. Да и хуже того, это все просто может обрушиться тем же верующим. Вот иногда нужно задумываться, как поступили, допустим, в Турции, когда Софию в Константинополе сделали музеем. Нужно понимать, знаете вот, про талибов мы говорим, да Ислам, Иудаизм классический, кстати, они не приветствуют изображение людей, и создание каких бы то ни было памятников, но может быть в двадцать первом веке нужно руководствоваться все-таки осознанием произведений истории и культуры, как памятников принадлежащих не только какому-то народу. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Безусловно, не принадлежит ни человеку и вообще по большому счету ни отдельно взятому народу, и даже не отдельно взятому времени. В том смысле, что все это принадлежит всем временам, всем народам. Мы сегодня фактически говорим о том, как победить прошлое, да, если мы толкуем о борьбе с памятниками. С точки зрения эволюции победа над прошлым это перерастание, собственно эволюция это когда одно дополняет другое, а вот революция одно отменяет другое. И рассуждать что правильно, не правильно наивно хотя бы, потому что все в этом мире происходит без спроса. Если мы говорим о революции, то она должна что-то отменить, но что-то взамен предложить. И тут происходит разделение, одни жалеют прошлое, то есть то, что отменяют. Другие с нетерпением ждут того что должно прийти на смену. Если применимо к памятникам это выглядит вполне наглядно, вместо памятника Столыпину, как было в Киеве, поставили бюст Маркса гипсовый, и так далее. Это применимо к реальности все сложнее, революция несет в себе вопрос. А что дальше? А как дальше? И мы опять приходим к началу разговора, можно много чего отменить и сломать, и много чего разрушить, главное кого мы вспомним, кого окликнем. Окликнем мы поэтов и художников, мыслителей и ученых, будет одна реальность. Окликнем политических деятелей всех мастей - совсем другая. И вопрос даже не в противопоставлении и даже не в сравнении первых и вторых, я не знаю, что тут сравнивать. Украина до своей независимости в общем-то держалась на пустяке, на честном слове в буквальном значении, на слове своих поэтов и своих философов. А вот что с этим честным словом сделали политики за эти двадцать три года плюс минус, я думаю понятно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, я соглашусь с Вами, безусловно, об этом много кто писал, от Платона до Ницше. Что народ, государство, нация, они запоминаются именно деятелями культуры, никем другим. Но то как, к сожалению, у нас сейчас умеют увековечить этих деятелей культуры, то лучше, наверное, вовсе никаких памятников не устанавливать. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А я даже не о памятниках, я сейчас о памяти, это немножко разные вещи. Памятник зачастую это декларативные истории, это на самом деле напоминалка такая. Не все обязательно напоминать, и не обо всем нужно напоминать. Это вот как баннер, который развивался над Киевом, Володимир Сосюра, Любіть Україну. Ну, в общем, хорошо что эта цитата звучала, она как бы очевидна наверное, хорошо что таким образом окликался Сосюра, и так далее. Но если говорить о памятниках тем или иным деятелям, не знаю, я говорю о памяти, говорю о том, что бы знали, помнили, и собственно говоря, этой памятью дорожили. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот к этому, кстати, подходу, о том, что памятники обязательно работают с памятью если возвращаться, так мы придем к тому что на самом деле это все тот же большевизм. Это все та же Ленинская идея о необходимости монументальной пропаганды. Сегодня само слово пропаганда уже во многом дискредитирована, а продолжают пользоваться все теми же лекалами. У Камеди Клаба есть продолжение размышления на нашу же тему. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Репин кстати в Киеве еще стоит, никто не додумался убрать и переосмыслить. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хочу напомнить вам уважаемые слушатели, мы сегодня предлагаем вам высказаться вот на какую тему. Как по-вашему, нужен ли мораторий на установку новых памятников? Вот Вы постоянно Алексей говорите что Украина за двадцать три года не создала какого-то, грубо говоря, реестра тех людей которые говорили бы нам, о том что такое украинская культура. Если это не сделано, то, как понять, кому вообще эти памятники устанавливать и собственно вообще кому это нужно? 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Это и есть система координат. Это ощущение страны, своего пространства и времени, есть на что опереться. Ведь иначе если не сформулирован, некий круг, да, ста поэтов классических Украины, и ста богословов и так далее. Мы находимся в пустоте в безвоздушном пространстве, можно сколько угодно декларировать любовь к украинской культуре, и вообще к Украине. Но это в общем-то абстракции если действительно, вот этот момент называния не произошел. К сожалению, за двадцать три года называния украинского мира не случилось, это правда. Это нужно признать, к сожалению, то есть отдельные усилия, отдельных замечательных людей издателей и так далее, но это не стало неким государственным делом. Да? Когда существует единая и создается единая система координат, и нужно понимать, что собственно вообще любая независимость, любое становление, любого государства, и Украина не исключение, знаете, начинается с некоей инвентаризации, что есть в наличии. А если мы говорим о культуре, мы говорим о том, что называется наследием, вот это и есть точка отсчета, если этой точкой отсчета не воспользовались, то от чего тогда отталкиваться. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне вестей радио новостей и мнений мы с вами продолжаем говорить о войне с памятниками. И предлагаем вам ответить на вопрос. Нужен ли, по вашему, мораторий на установку новых памятников? 

Справка Радио Вести: В 1810 в Париже при огромном стечении ликующего народа, была открыта Вандомская колонна, первоначально колонна называлась Аустерлицкой, и была выплавлена из тысячи двухсот захваченных орудий русской и австрийской армии. Спустя шестьдесят лет, деятели Парижской коммуны засомневались в исторической и культурной ценности памятника, комиссар по культуре, художник Гюстав Курбе прямо заявил: «Что Вандомская колонна производит впечатление кровавого ручья в мирном саду». В 1871 году при огромном стечении народа, и под аккомпанемент Марсельеза оркестра Национальной гвардии, колонну повалили. Пройдет всего четыре года, и по решению правительства третьей республики Вандомскую колонну вернут на место, во всей это истории пострадали двое, рабочий при демонтаже памятника, и Гюстав Курбе, которого приговорили к штрафу в триста тысяч франков. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вот история с участием Гюстава Курбе в демонтаже колонны, не столь однозначна, его фактически назначили виновным. А на самом деле он всего-то предлагал перенести памятник на эспланаду дома инвалидов. И установить на пустынном месте, посещаемом главным образом военными, где эта колонна, он писал «была бы окружена достаточным пространством что бы взор мог охватить ее разум, помещенная таким образом, она выполнила бы свою задачу, там по крайней мере инвалиды могли поразмыслить над тем, как они заработали свои деревянные ноги». 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Понимаете, вот мне сложно понять эту страсть, эту привязанность людей к памятникам, она до смешного доходит. Вот я в первый раз, например, побывал в городе Санкт-Петербург побывал в две тысячи девятом году. И был я там на научной конференции, там была очень насыщенная программа, потом меня повели, конечно же, смотреть на город. И что же вы думаете куда повели, меня тащили по улице, что бы показать некий памятник, какому-то Чижику-пыжику, нужно извернуться, под какой-то мост заглянуть, а там, какая-то вот птичка. Совершенно не понятная программа, безусловно, я никак не счел бы, что я пострадал, если бы я этого Чижика-пыжика не увидел, однако, просто интересно как люди фиксируются на каких-то таких вещах, как памятник чему-то. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну почему? С Чижиком, по-моему это веселая история, и я вот здесь наблюдаю жесткое Ваше отношение, уже не только к котам, заметьте. Но в данном случае уже появились и Чижики. Чем Вам Чижики то не нравятся, Чижик и Чижик. А во-вторых, ну хорошо. Памятники разные, я думаю, что Чижик не апеллирует к памяти, это такой себе художественное произведение, или скажем некая иллюзия, к стихотворению Жемчужникова. Или как наш Ежик, это такая себе веселая цитата из замечательного мультфильма Норштейна.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы какого ежика имеете в виду? Вот это идиотское изваяние из дерева, которое поставили в центре Киева? Для чего? Я не могу понять. Вот смотрите, вот подобного плана, так называемые памятники, и то что на Пейзажной Аллее понаставили, это просто засоряет городскую среду, никак не украшает. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну здесь есть игровой элемент, я с Вами не соглашусь, и более того ведь эти памятники не из бронзы, не на века. Это цитата веселая цитата, и собственно эта цитата заветривается, она зарастает подробностями, появляются какие-то свои мифы и легенды. Как скажем кот возле Золотых Ворот, возле известного ресторана Пантагрюэль. Кот, который в этом заведении когда-то сгорел, как гласит легенда. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну не легенда, это правда, ресторан сгорел, и кот в нем сгорел, однако все равно не понимаю этой сентиментальности, почему нужен памятник коту. Для чего это все? 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Опять мы вернулись, из передачи в передачу, вот жестко, идет разговор о котах, сейчас к этому разговору присоединился Чижик-пыжик. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте посмотрим, что нам пишут наши слушатели. Вот пишет Светлана из Киева «Память и осознание нации, складывается из самосознания каждого гражданина, а пропаганда только засоряет умы». Ну, я согласен с этим на самом деле, сама идея пропаганды ее необходимости, это довольно старорежимная идея. Прошло фактически сто лет с тех пор как люди поверили в необходимость пропаганды. Сейчас как-то иначе все работает, и, в общем, давайте не забывать что мы в двадцать первом веке живем. Человек имеет возможность выбирать, где черпать какую информацию, не обязательно ему истукана какого-то перед носом поставить, чтобы донести какую-то информацию. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Безусловно, это или если нужно все время напоминать, скажем, если мы говорим о каких-то новых памятниках, которые могут возникнуть в сознании тех или иных людей, да, и потребности их поставить. Так вот если нужно что-то напоминать, или как в свое время говорила Гиппиус «если нужно объяснять, то не нужно объяснять». Вот тоже самое можно переложить, применимо к памяти. Если нужно постоянно напоминать, это как-то нелепо, и главное бессмысленно, в конце концов, это ведь ни какая-нибудь кладбищенская история. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте послушаем размышления Камеди Клаба. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Репин не вмещается. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Знаете, вот очевидно, что говоря о памятниках Ленину, здесь попытка не столько избавиться от Советского прошлого, сколько попытка уйти от России, и когда валят Ленина, то фактически рубят канат. Одна проблема, мы остаемся на месте, мы никуда не плывем, мы не можем переехать поближе к Норвегии, или Швейцарии. Мы здесь мы дома, а значит вся эта рубка весь этот Ленинопад, напоминающий хорошо забытый языческий ритуал, кроме шума и пыли вызывает один единственный эффект, разговоры вокруг да около- это во-первых, а во-вторых, Вы знаете, меня не покидает чувство что я наблюдаю некий фокус. Никакой кролик не появится из цилиндра, если его там не было изначально. Вот тут мастерство фокусника, нужно отвлечь внимание. А сегодня, мне думается в Украине нужно как никогда иметь здравый смысл, и способность не только смотреть, но и видеть. Если сегодня в стране происходят кардинальные перемены, а они, безусловно, происходят, то нужно научиться их осознавать. Что бы быть полезными своему времени, и своей стране. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот кстати, в продолжение Вашей темы, Ольга из Харькова пишет: «Та страсть, с которой памятники низвергаются в наше время, говорит о роли символа в нашей жизни, своего рода социальная психотерапия». Но почему, я все равно не могу понять, почему в двадцать первом веке социальная терапия должна проводиться через акты грубого вандализма. Как будто последних тысячи лет в истории человечества просто не было. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну сморите, ведь вот какая штука, сегодня не зависимо да, от того есть громкоговоритель в руках человека, или нет, главный принцип сегодня не навреди. Неосторожное слово, действия, могут иметь несопоставимые с этими словами, и действиями последствия. Скажем так, если бы снесение памятника принесло, или могло принести мир в Украину, почему бы не присоединиться к этому веселому действу. Вот только я не уверен, что подобные действия, способствуют миру. Увы, не способствуют.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тут стоит вспомнить опыт культурных городов, мировых, таких как, например Венеция, в которых, например, запрещена, визуальная реклама. Вот в Венеции запрещены всякие бигборды, и коммерческая реклама. Там возможно рекламировать только культурные события. Может быть, в эту сторону стоит подумать. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Хороший ход. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Прервемся, и потом продолжим. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как известно из мировой истории Навуходоносор Вавилонский воздвиг себе истукан, а после впал в ничтожество. Мы вам предлагаем, сегодня размышляя о войне с памятниками, которая происходит сейчас в Украине, сейчас ответить на вопрос. Нужен ли, по-вашему, мораторий на установку новых памятников? 

Справка Радио Вести: Задолго до крещения Руси на берегу Днепра и Почайны Аскольд и Гир, срубили деревянную церковь. И нарекли ее в честь Ильи Пророка Ильинскою. Через сто лет князь Владимир повелел поставить вблизи теремного дворца на священном холме истукан Перуна Громовержца. Трудно в ту пору пришлось прихожанам Ильинской церкви, молились, чтобы уберег Господь души язычников от соблазна, и церквушку от поругания уберег. Князь Владимир вскоре крестился, а идолов велел изрубить. Перуна же вовсе было решено скинуть в Днепр, привязали громовержца к конским хвостам и, протащив через весь город, утопили в реке. По преданию, в девятьсот восемьдесят восьмом году, в реке Почайне, под колокольный звон той самой Ильинской церкви крестили Русь. Вот только с тех пор в народе стали Илью Пророка величать Ильей Громовником. Так и говорят, Илья грозы держит. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну, для меня это пусть и косвенные доказательства того что Киевскую Русь крестили в Ильинской церкви. Рассуждали видимо так Перун свергнут, тогда кто возьмет на себя заботы о дожде и громе. Вот пусть Илья Пророк возьмет, раз его поставили вместо Перуна. И в узкие двери тогда деревянной церкви, вошла вся языческая Русь, а вышла уже христианской, но не без памяти о прошлом. То есть произошло воссоединение прошлого и будущего, а значит, церковь не отменила, но объединила. Вот почему я не устаю повторять, что сердце Киева и окрестности это все-таки Подол, с Подола Киев не просто начинается, а подымается, растет вверх. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот вся эта история с памятниками она напоминает то, что человечество уже проходило, это если помните иконоборчество. Вообще тема иконоборчество и иконно почитание это ни больше, ни меньше, минимум сто лет в жизни человечества. Вселенские соборы собирались, судили, рядили, запрещали иконы, уничтожали, потом снова разрешали, сто лет наш мир этот вопрос каким-то образом дебатировал. В общем-то, окончательным оказалось решение иконы разрешившее, то есть собственно, последним решением Вселенских соборов было то, что иконы уничтожать не нужно, вреда они не несут. Я вот думаю, что памятники могут нести вред, только если они дрянные. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Не художественные. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, если они не художественные. Если они скверно выглядят, вот как Ваш «Ежик в тумане», из дерева вырезанный, в центре города почему-то установленный. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Оставьте в покое эту скульптуру. Стоит себе Ежик и стоит, Вы знаете, что бы я хотел сказать, применимо к памятникам давним, ведь разве не очевидно, что за двадцать три года у нас уже есть не только настоящее, но и прошлое. У нас есть история, давайте займемся ею, давайте анализировать, что правильно было сделано, что не правильно. Давайте исправлять ошибки недавнего прошлого, чтобы не тащить их в будущее. А главная ошибка, и об этом я все время говорю, отсутствие системы координат, сперва идея, дух, а потом все остальное. Сперва необходимо востребовать страну, то есть востребовать духовную энергию, явленную в формах словесности, живописи и так далее. А потом все остальное, а иначе, вот такой себе нелепо понятый Марксизм. Экономический базис, то есть брюхо, а потом как получится, а получается так как велит физиология, все заканчивается в отхожем месте, так что знаете, что нам Ленин. Ленины далеко, нам бы со своим временем разобраться, понять что главное, а что второстепенное. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот, кстати, Вы знаете, довольно интересно вот мы привыкли какие-то памятники воспринимать абсолютно однозначно, совершенно не представляем себе, что люди другой культуры в них могут видеть совершенно другие вещи. Вот принято в Киеве ругать памятник Родине Матери, принято, просто так принято. Несмотря на то, что это например, один из любимых моих моментов, который на сегодняшний день, олицетворяет что-то уникальное что в Киеве существует, это один из памятников, грубо говоря самых больших в мире просто по размерам. Вот была интересная история, когда в Киев приезжал с диджей сетом, на одну вечеринку к Кате Осадчей, Хесус Лус, это любовник Мадонны. Такой известный персонаж в светской жизни, и он когда в Киев приехал, его спросили, что бы вы хотели посмотреть? И он сказал, я хочу пойти к вашему огромному памятнику Богородицы. А потому что он когда летел на самолете, увидел этот монумент Родине Матери, и как латиноамериканец, у них же там Христос огромный, он себе и представил, что вот это наверное памятник Мадонне. Вот так можно воспринимать, на самом деле скажу Вам что очень много достаточно интересных и творческих иностранцев, с которыми мне приходилось сталкиваться, с огромным интересом, относятся к памятнику Родине Матери, и обязательно едут на него смотреть. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Памятник как минимум величественный, и связан с величественными событиями, понимаете, ведь это еще имеет значение. На что смысловое опирается памятник, это имеет значение. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Несомненно, ну и кроме прочего. Тех, кого это волнует, можно утешить, например тем, что наша Родина Мать, она мечом в сторону Москвы грозит. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну, кого может это утешить, пусть утешит. Праздничная история. А Вы знаете, я бы хотел какой. Вот Вы говорите, нужны памятники, не нужны, вот Вы настаиваете на их ненужности, не уверен. Вот я сейчас позволю озвучить свою давнюю фантазию, точнее это вот такая идея. Она родилась, мы когда-то с моим большим другом Евгением Коротковым рассуждали, и возникла идея, вот такая фантастическая идея, но идея парка поэтов. Вод представьте себе аллею, вдоль которой и Плужник, и Свидзинский, и так далее, а в конце аллеи во весь рост, памятник неизвестному поэту. Савойский с разметавшимся волосом, с какой-то наивной верой в глазах, в общем-то немножко карикатурно, и трогательно одновременно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Идея хорошая, только хорошо бы ее воплощать где-нибудь не в центре историческом города. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Парк поэтов, помните, он не предполагает размещаться где-то в центре на улице Крещатик. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, последние двадцать лет, говорит о том, что в центре можно разместить все что угодно. У нас почему-то в центре, столице нашей родины, Киева, все время что-то умудряются вставить. Одну церковь в двух шагах от другой. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А это бескорневая история, мне кажется, что к сожалению великому для очень многих людей Киев это территория которую нужно завоевывать, понимаете, это не территория для некоего осмысления. Это территория действительно завоевания, и неважно как эти завоевания происходят, но так или иначе Киев не воспринимается как некая такая духовная история, смысловая история. Объединяющая весь этот мир, очень важная история для всех и вся. И вот отсюда такое очень наивная попытка пометить территорию, именно так. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, похоже, так и происходит, вот возвращаясь к теме, о том что в городах, таких как Венеция, вовсе запрещена наружная реклама, я почему об этом настоятельно напоминаю, потому что поедите в город Запорожье, Харьков, там уникальная архитектура, очень интересная. Да Советских времен архитектура. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А разве конструктивизм не интересен. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Невероятно интересен, но вы не сможете рассмотреть ее ни в Харькове, ни в Запорожье, потому что вся она залеплена бессмысленной, безобразной, не интересной рекламой. Вот когда мы допустим, начинаем почему-то бороться с памятниками мы отвлекаемся от того что на наши мозги, психику давят и засоряют ее другие вещи, вот эти идиотские рекламные щиты, которые перебивают навязчиво нам абсолютно впечатления от любого города в нашей стране. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну смотрите, мы сейчас поднимаем очень много сейчас вопросов, мы говорим не столько о памятниках как таковых, и скульптурах как таковых, мы говорим об архитектуре. Говорим о понимании, или не понимании места, где размещаются, те или иные строения, которые называются зданиями и так далее. Это отдельный серьезный предметный разговор. Но вот применимо к памятникам, у меня такое чувство, что мы не с памятниками, а с памятью боремся. Зачем бороться с памятью, память это великий дар. А мы сегодня говорим скорее об избирательной памяти, как вот в фильме Джентльмены удачи, здесь помню, здесь не помню. Так не бывает, возражал один из персонажей, хотя так бывает, но всякая избирательность в истории сознательная погрешность, неточность, вот я за то что бы помнить и хорошее и плохое, самое главное отличать первое от второго. Да и еще, как бы очевидно это не звучало, прошлое в прошлом, будущее в будущем, а настоящее есть, и конечно прошлое тянет, настаивает на своем присутствии. Но, опять же, вопрос в том, что мы из прошлого окликаем, какие силы окликаем, а главное зачем? Очень плохо, страшно, что в свое время сталинизм не получил свой Нюрнбергский процесс, очень плохо. Но вот еще хуже, если мы свои все силы воплотим в борьбе с демонами прошлого. Это морок, в такой борьбе мы сами не заметим, как превратимся в таких же самых демонов. Единственный способ победить прошлое - слепить человекообразное настоящее, из которого даст Бог, получится человеческое будущее. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если достаточно цинично подойти к тому о чем Вы говорите, то мы придем к максиме, на которой строилась цивилизация Древнего Рима, Римской Империи. Люди, которые достаточно жестко себя вели друг с другом в том числе, у них было одно правило, прошлого изменить нельзя, нужно думать о том, что можно сделать сейчас в настоящем. Я предлагаю подвести итог в нашем голосовании, мы сегодня у наших слушателей попросили ответить на вопрос. Нужен ли мораторий на установку новых памятников? К своему удовольствию должен сказать, что шестьдесят девять процентов позвонивших эту идею поддерживает, и тридцать один, против. 

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Не знаю, нужны, не нужны памятники, все равно, что спросить, нужна, не нужна память. Другое дело, кого помнить, кого вспоминать? Память окликает не только такое понятие как благодарность, но и благородство, поскольку эти слова близкие по духу. Те кого мы окликаем из прошлого, в определенном смысле и сеть мы. Окликаем тех, благодаря кому этот мир не утратил человеческий облик, как сказал классик: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал, что в мой жестокий век, восславил я свободу, и милость к падшим призывал»

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну вот, до новых встреч.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: До встречи.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все