СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Оказавшись перед Господом, скажу одно: старался"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымРадиоверсия спектакля Театра на Таганке "Добрый человек из Сезуана"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: "Добрый человек из Сезуана" – вот, прослушали мы весь радио-спектакль Юрия Любимова, который был записан в 1966 году Театром на Таганке. Оставшееся время до 22:00 я хочу провести уже с вами, беседуя и обсуждая этот спектакль. Если вам это интересно, можете писать: 2435 – номер для смс-сообщений, подписывайте их, пожалуйста; и телефоны прямого эфира: 044- 390-104-6. Пожалуйста, 044-390-104-6. Вы выдержали 3 часа 22 минуты, те, кто выдержали это. И, конечно же, сотрудники нашей редакции, которые готовили этот радио-спектакль на самых разных уровнях: от главного редактора, который вел переговоры со мной вместе с гостелерадиофондом о том, чтобы вы могли послушать это, до ребят, которые помогали резать, вырезать, - это наши родильные слова, - делать звук более чистым. И все-таки запись старая: 50 лет ей, почти больше, да, больше, почти 50 – вернее, да. И поэтому спасибо всем, кто помогал и, пожалуйста, вот звоните: 044-390-104-6 – послушаем ваши звонки и ваше мнение вообще, дожили, дотерпели. Алло, слушаю вас, как вас зовут и говорите.

Слушатель: "Добрый вечер. Олег, Киев".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый.

Слушатель: "Я к сожалению или к счастью подключился к вашему эфиру только полчаса назад, и первая, я вам рассказываю, экспресс-реакцию свою, а потом еще, может быть, переосмыслю это и перезвоню. То есть первая моя реакция была, что это бред: мне это показалось – такой спич интеллектуально важный. И вот за эти полчаса я полностью как бы отошел от своих первоначальных мыслей, и меня концовка "порвала" полностью. Я сейчас вот готов засвидетельствовать, что столкнулся с чем-то очень таким высоким".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам большое. Спасибо за время, за то, что нашли это время в воскресный вечер и послушали. Действительно, я очень рад, что это получилось, и спасибо вам, что вы были, - это чувствовалось. Я отсюда никуда не уходил, ну несколько раз всего вышел, а так, конечно. Ну давайте, может быть, какие-то у вас есть впечатления, мысли. У нас несколько минут в этой части и после новостей – 30 минут мы продолжим беседовать. Да, слушаю.

Слушатель: "Добрый вечер".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер, здравствуйте.

Слушатель: "Спасибо вам огромное за такой замечательный спектакль, который мы по радио сейчас прослушали. Меня зовут Сергей Бердичевский, я из Киева".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Сергей.

Слушатель: "Это дань песне, свободе, которой наступили на горло, но она прорвалась сквозь вот это всё. Позвольте такими метафорами и эпитетами назвать, выразить моё ощущение после того, когда я прослушал".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Сергей. Удачи вам, спокойной ночи.

Слушатель: "Спасибо вам, спокойной ночи".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: До свидания. Да, да, да, смотрите: у нас будет еще после эфира несколько кусочков из интервью Юрия Любимова. Вот сейчас будет небольшой отрывок: он рассказывает об этом спектакле в своем интервью.

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Ближе мне и Брехт. Его аттестуют так везде, во всем мире: создатель политического театра, - хотя у него хорошие пьесы. Предположим, хорошие пьесы "Добрый человек…", который оставил, "Галилей" – прекрасно, и зонги – прекрасно. Кстати, мне за зонги сразу закрыли "Доброго человека":
Шагают бараны в ряд И бьют барабаны... А кожу для них дают Сами бараны!
Вот это сразу сказали изъять категорически; но я не изъял. Захаров тоже нехорошо сказал, грубо, когда он мне приказал дерево делать нормальным в "Добром человеке": оно там схематическое было, - и я не удержался и проявил злость к учителю и сказал: "А муравьев прикажете запустить?"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Видите, тяжелая была судьба у этого спектакля. Даже тогда, когда мы его слушали после новостей, - я дам вам послушать еще рассказ Юрия Петровича о том, как пытались запретить этот спектакль, как он добивался его восстановление на сцене. Итак, после рекламы и новостей закончим обсуждение спектакля; 044-390-104-6. Пожалуйста, пишите, и обязательно послушаю ваши звонки, ваши впечатления.



Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 21:33, вы слушаете радиостанцию Вести, Сакен Аймурзаев у микрофона. Мы с вами проделали большой путь по Сычуаню, по Сезуану. Вместе с "Добрым человеком из Сезуана", Шен Те, мы прослушали с вами спектакль Театра на Таганке. Теперь пробуем обсуждать его: 2435 – телефон для ваших смс-к, подписывайте, пожалуйста, свои сообщения, - их уже много. И спасибо вам, что слушаете и благодарите. Вот Ира пишет из Киева: "Слишком большое послевкусие – обсуждать сразу после 3 часов спектакля сразу сложно. Продолжайте радио-спектакли". Это вот вопрос к будущему. Во-первых, это не так просто сделать: добиться прав и дать вам возможность слушать. Ну можно самим делать, конечно, но это несколько другое. "Мораль такова: нельзя впадать в крайности", - Данил, Киев. Да, действительно, действительно, этот спектакль в том числе и про крайности, но и еще про что-то. Давайте ваше мнение: 044-390-104-6, - пожалуйста, звоните, 044-390-104-6. Ну, пока набираете, многие видели в этом спектакле, конечно, политику. Конечно, видели и политику, и социальные какие-то идеи. Ну и сама пьеса Бертольда Брехта пропитана этим всем. И, в принципе, с этого спектакля Любимова, прямо с первого его спектакля, стали обвинять в том, что он делает политический театр: что он о политике, а не только о человеке, добром человеке, а о политике. И сам Юрий Любимов не очень это любил, не очень нравилось ему, когда так говорили про Таганку. И вот отрывок из одного интервью Любимова, где он прямо вот открыто говорит о добром человеке о Сезуане и о своем театре, как ни о совсем политической истории, а скорее о выражении художника. Послушаем.

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Я не согласен, что Таганка – политический театр, нет. И Брехт потряс совсем не политикой. Когда Брехта впервые увидел "Берлинер ансамбль", то всю ночь ругался между собой. Большинство было за меня, - вдова Елена Вайгель была против меня, ну как всякая вдова. Ей казалось, она канонизирует покойного, хотя он сам против этого, как и Станиславский против канонизации системы. А меня очень поддерживала труппа, что вот вам, поставлен Брехт совсем в другой манере, совсем в другой эстетике, и он живой; а у нас Брехт мертвый в "Берлинер ансамбль". Мне кажется все-таки, почему мне закрыли спектакль не власти, а в школе, то есть в институте театральном: закрыла мне спектакль кафедра за формализм, что я обижаю народ, что спектакль эстетский, формалистический, и он народу нашему не нужен. Формулировки те же вот у моих коллег, это факт: закрыли коллеги сперва. А наоборот, почему-то какая-то часть, - они пригласили ученых и рабочих, а понравилось это и ученым, и рабочим, чтобы их руками закрыть, как всегда делают. И ученым, и рабочим понравилось это, и они ректору трясли руки и благодарили; а я стоял в сторонке. Ну да, это было закрыто, у меня документы есть со смешными подробностями, что там это не реалистическое искусство. Понимаете, это ведь, это почему я так заостряю, - это очень удобный способ дискредитировать театр с художественной точки зрения. И ведь недаром в статьях всё время сейчас появляется такая подлость некоторая. Вроде всё благородно: а что здесь на Таганке делать – Таганка умерла. Это же политический театр; а сейчас всё можно. Во-первых, не делайте иллюзий: далеко не всё можно вам. Это только начало, очень длительное, тяжелое, и всё зависит вот от всех, сидящих здесь; и как сейчас сидят повсюду и ломают голову, что делать дальше".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Такая вот философская речь Юрия Любимова, который пытался объяснить, что не только политикой Бертольд Брехт удивил, в общем, тех, кто читал его пьесу и смотрел ее, но в том числе и Театр на Таганке не только был политический. 044-390-104-6, давайте делиться впечатлениями, что понравилось вам, что не понравилось, не запутались ли вы в китайских именах. Хотя голоса, конечно, очень знакомые, молодые, не всегда можно – там прислушаться надо, чтобы узнать, совсем молодые. И было это 50 лет назад; конечно, это вместе с жизнью Любимова, которому почти под 100 лет было, это создает впечатление такого во времени протяженного искусства. Алло, вы в эфире, как вас зовут?

Слушатель: "Людмила. Здравствуйте. Я большое спасибо хочу сказать. Мне очень приятно, что я спектакль слушаю, моему сыну 48 лет. Сейчас, когда Юрий Петрович сказал, что театр держит один человек, это режиссер, если только он его сделал. Значит, тогда, когда это много лет назад к нам в Киев приезжал Театр Таганка, я спектакля не могла видеть, но я знала, что мы называли театр режиссерским именно театр любимовский. И только сейчас я для себя сделала вывод, чем это можно было объяснить. Во-первых, театр, который читает Брехта, а потом в характерах это иногда проявляется. Это очень интересно, и я обратила внимание на то, что только сейчас я смогла бы защитить то свое представление о том, что это режиссерский театр".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо, интересный рассказ. Спасибо вам большое.

Слушатель: "Спасибо большое, да".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Видите, как вот через время можно – да? – какие-то вещи уяснить. Я слушал этот спектакль несколько раз до того, как вместе с вами сейчас это сделать, и всякий раз что-то другое, что-то новое. Там, конечно, есть совершенно замечательные фразы и сцены, и афоризмы, и сюжеты очень, конечно, интересные. Если смотрели фильм "Догвиль" Ларса Фон Триера, там есть что-то похожее на этого "доброго человека", - история вот тяжелой судьбы. 044-390-104-6. Пришло замечательное сообщение по Интернету: по Интернету написал слушатель, - я сейчас найду, - Юлия, Киев, написала, что слушала мой эфир, в котором Юрий Любимов рассказывал о Сталине и Михалкове, и просит мама нашей Юлии, которая не видит и которая только слушает радио, послушать эту историю. Я для вас специально могу ее повторить. И после короткого перерыва вернемся и – ваши звонки.

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: " Мао Цзэдун, Сталин и Михалков. Прием огромный в Метрополе, который сейчас восстанавливают финны. Мы даже разучились сами восстановить здание – финнам поручаем, если хорошо надо сделать. Ну вы проезжаете, видите, это финны делают. Мы не в состоянии прилично сделать: мы разучились работать. И значит, Сталин, проходя мимо Михалкова, значит, говорит: "Товарищ Мао Цзэдун, а вот это сатирик-писатель. Вообще интересно, а что он думает с сатирической точки зрения о нас с вами?" Михалков, конечно, побледнел и думает: "Ну всё", - может, он как раз тот гимн и придумал в этот момент. Ну и значит, Сталин любил же такие выкрутасы делать. Потом прошло какое-то время, все успокоились, тосты – ну конечно, как положено всё: крики ура, ликования – группа ликования кричит. Все сделано хорошо, только совершенно в тишине неожиданно, потому что постучал хозяин, все бросили жрать и, значит, насторожились. И он опять: "А интересно, о чём думает сатирик Михалков? – и, значит, все замерли. – Вы не стесняйтесь, скажите, произнесите: поднимите тост, произнесите слова". И тишина… И он бледный, дрожащий встает, пауза, потом он говорит: "Я пью за то, чтобы китайские дети были столь же счастливые, как и советские дети!" И Сталин говорит: "Посмотрите, молодец, как ловко выворачивается". Вот от всего этого я начал делать другой театр, не такой, как у них".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это Юрий Любимов объясняет, почему такой другой театр у него вышел. И в том числе "Добрый человек из Сезуана" – первый спектакль этого театра. Мы после короткого перерыва вернемся.



Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Продолжаем эфир, 21:45. У нас еще 15 минут с вами есть примерно, ну чуть меньше. Набирайте номер 044-390-104-6, если слушали, если есть что сказать, поделиться какими-то вашими впечатлениями. Пожалуйста, звоните: 044-390-104-6. Вот вы впервые дозвонились, алло.

Слушатель: "Добрый день".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте.

Слушатель: "А я правильно позвонил по поводу – пьеса была?"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пьеса была, да, "Добрый человек из Сезуана".

Слушатель: "Так вы пишите?"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так вы в эфире: вас сейчас слушают все, кто слушали Брехта и Любимова. Говорите.

Слушатель: "Да, хорошо".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, пожалуйста.

Слушатель: "Ну в общем, я хотел бы сказать, это Юрий из Днепропетровска".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Юрий.

Слушатель: "В общем-то я с удовольствием прослушал эту пьесу и в общем-то понял что? Что самое интересно в этой пьесе было, что женщине очень сложно выжить было в такой ситуации. Это такая же ситуация, то, что было при совке. И ей нужно было выжить просто на просто, и поэтому она придумала такую историю".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Юрий. Спасибо, что поделились своими впечатлениями. Это не всегда просто, да? Да, вот про совок, кстати, вот эта песня – вот слышали мы, да? Высоцкий: "Мой дом притих, погружен во мрак…" Нет, это не та песня, нас перепутали, это не та песня. Значит, это " Шагают бараны в ряд и бьют барабаны, а кожу для них дают сами бараны" – вот мы слышали – да? – эту песню. Ее в самом спектакле Юрий Петрович тоже эту песню комментировал: говорил, что именно из-за нее могли снять его спектакль. Поэтому вот там прямые аналогии были с тем, как тяжело жить и как вообще непросто, особенно на то время. Мне кажется, в Росси тоже бы интересно он звучал. Алло… Там в начале пьесы, помните, были слова на немецком: можно играть всюду, где человек эксплуатирует человека. Ну это если вытащить…

Слушатель: "Алло".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, здравствуйте, здравствуйте.

Слушатель: "Алло, добрый вечер".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут?

Слушатель: "Это Елена из Харькова".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Елена, слушаю вас.

Слушатель: "Я хочу вас поблагодарить за то, что вы дали возможность прикоснуться к этому чуду и перечувствовать всё заново, потому что в своей юности я видела этот спектакль, и вот уже много-много десятилетий прошло, и вдруг это все по-новому зазвучало. И как-то совершенно стало понятно много другое, чем тогда, которое было в юности понятно: что в общем любовь – это, это главное, что помогает женщине выжить и сделать нормальную теплую жизнь другим людям, которые вокруг, несмотря ни на что. И это настолько сейчас актуально, настолько сейчас это всё важно прозвучало именно вот сегодняшним вечером, - за это я вам очень-очень благодарна. Спасибо вам".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам, до свидания. 044-390-104-6; звоните, рассказывайте свои впечатления. В принципе, записи, конечно, имеются, - вот вы спрашиваете, есть ли записи. Записи есть, они в Интернете есть и можно их слушать и дома самостоятельно. Ну вот так в эфире, в радио-эфире, когда и в машинах, и в такси, и на кухне; мои друзья собрались в ресторане и слушали; родители сидели дома – слушали, - ну люди, которых я знаю, которые дороги мне, слушали кто где. Ну и не скажу, что это часто можно делать. Наверное, часто все-таки трудно делать такие мероприятия, проводить, но иногда, конечно, мне кажется, можно. Ну иногда, когда есть вот такой повод, как уход художника, большого художника, - не мешает его вспомнить, и вообще и произведения хорошие. Мы скоро будем с вами заканчивать. Ну набирайте еще: 044-390-104-6. Благодарите – спасибо, но хочется и какое-то, может быть, ваше мнение, какое-то ваше впечатление. Здравствуйте, выключите звук и представьтесь и говорите. А вот бросили, бросили, бросили трубку. 044-390-104-6 набирайте и давайте обсудим, давайте обсудим. Алло.

Слушатель: "Добрий вечор".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер.

Слушатель: "Це Ганна з Києва".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Выключите звук, пожалуйста, звук приемника своего. Ой, ой, ой, не можем, не можем, выключите звук. Выключили?

Слушатель: "Алло".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот пожалуйста, говорите.

Слушатель: "Я хотіла звернути на таку сторону, на такий ефект цього спектаклю. В цілому багато людей, наскільки я знаю, ставляться якось з резервом до ствердження церкви до того, що добро завжди перемагає, що добро завжди буде зверху. Але в той же час прості люди, може не дуже релігійні, може не дуже віруючі, говорять про те, що… адже той, хто робить зло, їм набагато краще…"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и что? И вот эта пьеса, этот спектакль – он про это по-вашему? То есть там тоже получилось, что плохим людям хорошо, а хорошим людям ужасно?

Слушатель: "Я думаю, що і про це цей спектакль, тому що нам якось треба, щоб і церква може переглянула свої канони…"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, спасибо вам за идею, благодарю вас за звонок. Ну это все-таки слишком большой вывод, наверное. Мы ни к каким церквям не обращаемся, когда слушаем радио-спектакль. Да, вы в эфире. Да, как вас зовут, говорите.

Слушатель: "Галина".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Галина, слушаю.

Слушатель: "Вы знаете, я хотела бы сказать, что это лучший эфир Радио Вести за всё время, которое я вас слушаю".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну Галина, это вы так говорите. 

Слушатель: "Спасибо".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это же не мы сделали, это Юрий Петрович Любимов. А сейчас все обидятся, кто на Радио Вести работает.

Слушатель: "Нет, не хотим никого обидеть. Я тоже в свое время бывала на Таганке".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ах, вот как.

Слушатель: "И видела многих героев не этой пьесы, я видела другую, но я думаю, что вы очень многим подарили прекрасный вечер".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо вам большое, до свидания. Еще здесь есть интересная запись. Мы ее сейчас ближе, ближе к концу. А во сколько у нас заканчивается эфир? В 58. Мало времени остается, поэтому давайте еще несколько ваших звонков и послушаем тоже еще одну интересную запись Юрия Петровича. Алло, вы в эфире, как вас зовут?

Слушатель: "Добрый вечер".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер.

Слушатель: "Я Татьяна Михайловна".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Татьяна Михайловна, слушаю.

Слушатель: "Я хотела сказать вам большое спасибо. Когда-то… Знаете, советское власть не совсем хорошо, но у нее была одна хорошая вещь. Был "Театр у микрофона"…"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну причем здесь "советская власть"? Слушайте, в Англии до сих пор, во Франции есть "Театр у микрофона", в Германии есть "Театр у микрофона", - везде есть…

Слушатель: "Минуточку, одну минуточку. Я хочу вам сказать спасибо за сегодняшний вечер".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пожалуйста, вам спасибо большое.

Слушатель: "И хотела еще сказать относительно спектакля. Я думаю, что этот фильм – ну то есть спектакль, извините, это о том, как добром человека пользуются все, кому не лень".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, именно так. Спасибо вам за звонок. Благодарю вас. Еще один звонок. Алло.

Слушатель: "Добрый вечер, это Вести?"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вести, радио.

Слушатель: "Я хотела сказать по поводу спектакля…"

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, вот вы говорите в прямом эфире, как вас зовут?

Слушатель: "Наталья, Харьков".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Наталья.

Слушатель: "Очень благодарна за то, что вы нас отвлекли от экранов и подключили к молодой энергетике бешеной тех, кто сейчас сами стали бессмертными. И Брехт жив, спектакль жив, и живы мы, поскольку мы отвлекаемся на это. Продолжайте".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам огромное, спасибо большое. Я поставлю, значит, вот что. Это отрывок интервью Любимого у Познера. Он был в прошлом году, уже за год, получается, до смерти. И это уже одно из последних его интервью. И там в конце вот вопросы, когда Пруста вопрос задает Познер: не Познера, а Пруста Марселя. Вот и ответы Юрия Петровича послушаем.

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "Марсель Пруст задает вам несколько вопросов. Старайтесь отвечать коротко. Завершите для меня следующее предложение: Для меня быть русским – значит…"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "…выражать то, что я считаю важным, не кривя душой".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "О чем вы больше всего сожалеете?"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Что столько часов и дней ушло на ерунду: вот хождение по инстанциям, чего-то – бессмысленных разговоров, что вот это надо так, а не эдак".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "Что вы считаете своим главным достижением в жизни?"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Ну я думаю, что все-таки я сумел сохранить семью, дать хорошее образование сыну своему. Я очень ценю семейство свое и, конечно, я за него могу сражаться до смерти".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "Что такое для вас счастье, Юрий Петрович?"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Гармония какая-то внутри меня".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "А не счастье?"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Разрушение самого дорогого, что у меня есть за такую длинную жизнь".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "Ну вас сослали на необитаемый остров и сказали: можете взять 3 книги".

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Все-таки я возьму Евангелие. Даст Бог подумать, еще какую-то".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "Хорошо, есть ли хоть одна пьеса, которую вы мечтали поставить и не поставили".

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Я хочу "Кармен" – оперу. Меня это увлекает".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "То есть "Кармен", короче".

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Кармен". 

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "Кармен", хорошо. Какой грех вы прощаете легче всего?"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Вы знаете, я задумался".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "Ну хорошо, а какой грех вы не прощаете никогда и никому?"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Измену".

Владимир ПОЗНЕР, советский и российский тележурналист: "А оказавшись перед Господом, что вы ему скажете?"

Юрий ЛЮБИМОВ, советский и российский театральный режиссер: "Только одно: старался".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Юрий Петрович Любимов, - это отрывок из его интервью Владимиру Познеру. Ну что ж , мы заканчиваем. Мы заканчиваем: у нас совсем уже немного времени. Спасибо вам, что были эти 4 часа. Тот, кто додержался и до конца четвертого, - вообще герой. Спасибо, что звонили, спасибо, что писали, спасибо, что слушали, вспоминали с нами вместе Юрия Петровича Любимова. Сакен Аймурзаев, Радио Вести. До новых встреч. Завтра, наверное, я тоже вечером буду.

Читать все
Читать все